WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 || 3 |

«Кафедра философии, социологии и психологии МАГИСТЕРСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ на тему: Трансформация института туризма в России по направлению подготовки: Социология Магистерская ...»

-- [ Страница 2 ] --

способствовали: процесс десталинизации, охвативший СССР и страны народной демократии, декларированный ХХ съездом партии (1956 г.) принцип мирного сосуществования двух мировых систем и отказ от догмата неизбежности новой мировой войны. Хотя первые шаги в этом направление были сделаны еще в 1955 г. Новый Устав «Интуриста», утвержденный приказом Министерства внешней торговли СССР 8 августа 1955 г., в отличие от Устава 1929 г. открывал для туристского ведомства возможности «развития всех видов туризма, как в Советский Союз, так и из Советского Союза» [6, оп. 2, д. 237, л. 20]. Институциональная трансформация сферы международного и, прежде всего, выездного туризма стала отражением нового партийно-государственного курса на усиление роли данной отрасли хозяйства и специфического направления внешнеполитической деятельности государства.

Конечно, выездной туризм в СССР осуществлялся не только по линии «Интуриста». В эту работу были вовлечены Центральное туристскоэкскурсионное Управление ВЦСПС и с 1958 г. – Бюро международного молодежного туризма (БММТ) «Спутник» при Комитете молодежных организаций (КМО) СССР42. Еще в мае 1957 г. КМО СССР была сформирована Комиссия по организации международного молодежного обмена туристами, в состав которой вошли представители «Интуриста», ЦТЭУ профсоюзов и Комитета по физической культуре и спорту [11, с. 210].

В этом же году в Праге состоялась 1-я конференция Бюро путешествий социалистических стран, на котором присутствовали представители «Интуриста». Устав «Спутника» одной из основных задач Бюро считал «направление советской молодежи для путешествия за границу в целях расширения связей советской молодежи с молодежью зарубежных стран, всемерного содействия дальнейшему укреплению дружбы и сотрудничества советской молодежи с молодежью других стран» [12, оп. 1, д. 1, л. 40].

Помимо первого опыта туристского обмена советских профсоюзов с профсоюзами ПНР, ГДР, ВНР и ЧССР в 1958 г., к концу 1950-х гг. сложился обмен группами граждан пограничных районов СССР и жителей соседних соцстран. В частности, такой обмен распространился в приграничных областях Украины (Львовской, Волынской, Закарпатской и ИваноФранковской) и Белоруссии (Брестской, Витебской и Гродненской) и в ряде районов Молдавии. В это же время получили распространение такие массовые туристские формы, как однодневные взаимные визиты жителей советских и смежных зарубежных районов [7, с. 50-52,66; 8, с. 132-133,136История туристских контактов советских людей с иностранцами демонстрирует три «модели» взаимодействия:





• «почти заграница» - международные молодежные лагеря в СССР;

КМО СССР, созданный в 1956 г. на основе Антифашистского комитета советской молодежи, контролировал международные связи различных общественных, профессиональных, спортивных, студенческих, культурных и других организаций советской молодежи.

• «не совсем заграница» - поездки в социалистические страны («Курица не птица, Болгария – не заграница»);

• «настоящая заграница» - поездки в капиталистические страны и приравненную к ним Югославию («Руссо туристо – облико морале»).

В данной статье ограничимся деятельностью ВАО «Интурист», как основного канала выезда советских людей за границу. Если география молодежного выездного туризма не особо отличалась от общих страновых показателей, то объемы были на порядок меньше. Да и проблемы были социалистических стран в Варне и Софии в сентябре 1958 г. представители «Спутника» указали на неудовлетворительную транспортировку туристов по железным дорогам Болгарии, недостаточное питание во время пребывания в Софии и плохую организацию ночлега в Плевне. Во время пребывания советских туристов в Польше ряд переводчиков недобросовестно отнеслись к работе с советскими группами. Например, советским туристам приходилось с вещами идти с вокзала в гостиницу по нескольку километров. В адрес чехословацких коллег были высказаны претензии относительно нецелесообразности приема больших (по 100 чел.) групп советских туристов.

Смущало представителей советской стороны и слишком большое внимание со стороны чехословацкого туристического ведомства к показу церквей и соборов в ущерб посещению промышленных и сельскохозяйственных предприятий [12, оп. 1, д. 9, л. 6-7]. Учитывая, что в сферу деятельности «Интуриста» не входили международные молодежные лагеря, ограничимся двумя последними «моделями».

Согласно институциональному критерию, послевоенную историю «Интуриста» можно разбить на четыре периода:

сентябрь 1955 г. – август 1964 г. (от принятия нового Устава ВАО «Интурист», входившего в состав Министерства внешней торговли СССР, до образования Управления по иностранному туризму при Совмине СССР);

сентябрь 1964 г. - декабрь 1969 г. (до создания Главного управления по иностранному туризму при Совмине СССР);

декабрь 1969 г. - май 1983 г. (до образования Государственного комитета СССР по иностранному туризму);

июнь 1983 г. – 1991 г. (до создания на базе «Интуриста» двух организаций - Внешнеэкономического акционерного общества по туризму и инвестициям «Интурист» и Общества по иностранному туризму «Интурист – Холдинг Компания»).

Однако в данной статье ограничимся историей только первого (начального или организационного) период развития советского выездного туризма. При этом стоит учитывать, что в рассматриваемый период объектом советского туризма становятся и страны так называемого «третьего мира», специфика посещения которых во многом зависела от политической ориентации руководства той или иной страны.





Реконструкция истории первого «выездного» года представляет определенные трудности в силу отсутствия сколько-нибудь информативного комплекса документов. Тем не менее, уже в 1955 г., согласно ведомственным подсчетам, за границу было отправлено 2,5 тыс. советских туристов. На следующий год планировалось отправить в 12 стран народной демократии уже 16650 чел. Первое место в этом списке (по 3 тыс. чел.) разделили ГДР и Чехословакия, а на последней позиции (50 чел.) расположился Вьетнам.

Список европейских стран замыкала Албания (150 чел.). Среди капиталистических стран первенствовала Индия (800 чел.), а в конце списка с показателем в 50 туристов находились сразу несколько стран – Австралия, Бельгия, Бирма, Голландия, Дания и Египет [6, оп. 2, д. 228, л. 35].

Приказ по Правлению ВАО «Интурист» № 2сс от 10 января 1956 г. за подписью и.о. председателя правления Б. Харченко разъяснял основные положения постановления Секретариата ЦК КПСС от 3 января этого же года «Об организации поездок советских туристов за границу». Приказ устанавливал четкий порядок формирования туристических групп. В целом работа по организации выезда советских туристов за границу и оформление документов на получение путевок возлагались на республиканские и областные советы профсоюзов. Рассмотрение заявлений желающих поехать соответствии с количеством выделенных ВЦСПС на отраслевые советы путевок.43 При этом предлагалось удовлетворять заявления только тех лиц, которые «политически проверены и устойчивы в морально-бытовом отношении, передовых рабочих и служащих, инженеров и техников, предписывалось учитывать, что «советские туристы будут выезжать за границу не только для отдыха, но и для ознакомления с жизнью других народов и с достижениями зарубежной науки и техники». Особо тщательно предполагалось рассматривать заявления на поездки в капиталистические страны. ВЦСПС обязан был «осуществлять своевременный и планомерный подбор туристов» с таким расчетом, чтобы персональный состав туристов утверждался не позднее, чем за 1-1,5 месяца до выезда за границу, а документы на оформление паспортов и виз передавались в МИД не менее чем за 3 недели до отъезда. Внутри групп выделялись ответственные лица «из числа наиболее опытных и политически подготовленных туристов». И, туристов о поведении за границей и задачах туристских поездок. Кроме того, на «Интурист» возлагалась обязанность совместно с ВЦСПС составлять годовые планы направления советских туристов за границу и посылать в составе каждой группы своих ответственных представителей (в группах свыше 30-40 чел. – не менее двух работников «Интуриста»). В свою очередь, МИД СССР должен был оформлять по представлению ВЦСПС документы на выезд в 3-дневный срок. [6, оп. 2, д. 228, л. 32].

Всего в 1956 г. за границей побывали, по разным данным, от 20 до тыс. советских туристов, а принято в Союзе было 55 тыс. иностранцев [6, оп.

2, д. 237, л. 20,65]. То есть с самого начала закладывалась диспропорция Заявления колхозников рассматривались исполкомами районных советов депутатов трудящихся.

между въездными и выездными туристскими потоками. Их официальной статистики международного туризма в СССР за 1950-1985 гг. видно, что весь указанный период объемы въездного туризма постоянно превышали размеры выездного [3, с. 59]. Хотя, в ряде случаев, ситуация могла быть обратной.

Например, в справке, подготовленной руководством «Интуриста», отмечалось, что в 1962-1964 гг. ведомство направляло в Румынию и Болгарию «значительно большее количество», чем принимало из этих стран [6, оп. 4, д. 3, л. 99].

Дело выездного туризма с самого начала складывалось непросто. В частности, из секретного приказа № 10 по Правлению «Интуриста» от октября 1956 г. за подписью и.о. председателя правления Общества К.

Львова узнаем о «серьезных ошибках» в деле «организации выезда советских туристов за границу». К числу «серьезных недостатков» был отнесен, в первую очередь, «низкий организационный уровень обеспечения поездок» со стороны «Интуриста». В частности, Отдел советского туризма в ряде случаев профсоюзным советам – сроки поездок советских туристов за границу. В итоге работа по отбору кандидатов проводилась «в спешке и с большими ошибками». Отмечались случаи, когда персональный состав отдельных групп утверждался всего за день до отъезда. «Неоднократно имели место случаи», когда, вопреки принятому решению, группы туристов выезжали за границу без сопровождения представителей «Интуриста». Нередко эти представители «подбирались наспех» и не отвечали требованиям по деловым качествам и уровню политической подготовки [6, оп. 2, д. 228, л. 10].

реконструировать поведение советских туристов за границей. Так, в 1956 г.

бюро Молотовского обкома КПСС, рассматривая вопрос о недостатках в организации туристских поездок за границу, отмечало, что «отдельные туристы в зарубежных странах увлекаются посещением ресторанов, ведут разговоры и фотографируются со случайными людьми». Также ряд лиц «занимались в спекулятивных целях скупкой различных вещей», а некоторые туристы «допускали грубые выходки по отношению к местным работникам и обсуживающему персоналу, проявляли неуважение к национальным чувствам и обычаям населения». По мнению челнов бюро обкома, подобное поведение «дискредитирует советских туристов, порождает у зарубежных жителей превратное представление о советских людях, наносит ущерб престижу нашей страны». Партийные инстанции пытались контролировать даже рассказы о путешествиях. Уже упомянутое бюро Молотовского обкома КПСС рекомендовало горкомам и райкомам КПСС после возвращения туристов «оказывать им помощь в правильном освещении своих впечатлений при проведении бесед среди рабочих и служащих» [15].

Одним из источников реконструкции истории начального периода советского выездного туризма служат отчеты сопровождающих туристические группы сотрудников Отдела советского туризма «Интуриста».

В фонде ведомства эти отчеты начинаются с 1956 г., но за этот год их география ограничена всего тремя странами - Албанией, Великобританией и КНР. Мы узнаем, что первая группа советских туристов посетила Албанию в период с 28 августа по 17 сентября. В целом поездка прошла успешно, хотя не обошлось и без проблем. К примеру, сопровождавший группу инспектор Отдела советского туризма в своем отчете о поездке сетовал на оставлявшее «желать лучшего» состояние албанских дорог: на одном из участков маршрута туристам пришлось 12 часов трястись по бездорожью на грузовых машинах. Он же во избежание недоразумений в пути рекомендовал при переездах по железной дороге размещать всех советских туристов в одном вагоне [6, оп. 1, д. 372, л. 1-2,5]. В ходе турне в Албанию третьей группы в октябре 1956 г. возникла неприятная ситуация, когда туристка П., познакомившись в Саранде с молодым албанцем, подарила ему комсомольский значок и пригласила на танцы. Потом выяснилось, что он недавно вышел из тюрьмы, исключен из молодежной организации и «занимается бродяжничеством» [6, оп. 1, д. 372, л. 10]. В общем, туристка явно проявила «политическую близорукость».

КНР первая группа советских туристов посетила в мае - июне года. В 18-дневный тур по Китаю отправились 35 работников (угольщики, учителя и пр.) с Южного Сахалина. Первая поездка была обставлена весьма торжественно: в Пекине советских туристов встречали 10 работников китайского «Интуриста» во главе с его управляющим. Советская сторона также старалась не ударить в грязь лицом. Назначенный Сахалинским обкомом партии старший группы не только вел «большую разъяснительную работу среди туристов», но и ежедневно назначал дежурных, отбирал сувениры для вручения, указывал представителю «Интуриста» «туристов для выступления с ответными словами на фабриках», участвовал вместе с сопровождающим в распределении мест в гостиницах и вагонах, а также в проведении собраний группы. Хотя ряд туристов (директор ресторана К., журналист Р., старший инженер И., заведующая делопроизводством управления пожарной охраны Управления МВД Ш.) «несдержанно переживали некоторые трудности, связанные с первой туристской поездкой»[6, оп. 1, д. 374, л. 1-2,4-5], руководство оценило этот тур как удачный.

Но далеко не все путешествия в Китай проходили столь организованно.

В частности, во время поездки ленинградской группы (врачи и научные работники) в июне 1956 г. в пекинской гостинице случился «неприятный случай»: из 4-х номеров у шести туристов пропало по нескольку купюр [6, оп. 1, д. 374, л. 8]. Конечно, украденная сумма была невелика (30 юаней), но неприятный осадок у путешественников, большинство из которых были людьми пожилого возраста, от происшествия остался. Пиком неорганизованности стала поездка в Китай 35 советских туристов в конце августа – сентябре 1956 г. Из отчета сопровождающего группу узнаем, что на пограничной станции группу не встретил представитель китайского «Интуриста», так как их якобы не известили о прибытии группы. В Пекине их также встречал только представитель советского «Интуриста».

Справедливости ради надо отметить, что «в целом обслуживание прошло на самом высоком уровне», и туристы остались «очень довольны». Зато не обошлось без эксцессов со стороны советских гостей. В частности, сопровождающий в отчете рекомендовал «лучше инструктировать туристов, ибо отдельные лица в страну едут с целью изучения цен на промтовары». С горечью он отмечал недостойное поведение во время экскурсий трех коммунистов. Так, врач Л. при посещении Летнего дворца вымыла ноги в священном пруду, что «отрицательно отразилось» на присутствующих при этом китайцах. Юрист Л. при посещении одного из храмов закурил, а старший бухгалтер С. «неправильно вела себя в магазине», перемеряв «до десятка кофточек» и не взяв ни одной [6, оп. 1, д. 374, л. 28-29]. Впрочем, подобные случаи не были единичными. К примеру, один из туристов при посещении пагоды нефритовых будд в Шанхае одел тапочки прямо на ботинки, а в ходе осмотра смеялся над пояснениями священнослужителя [6, оп. 1, д. 374, л. 46].

сопровождающих при поездках в капиталистические страны. Посмотрим, как проходил тур группы советских туристов на берега «туманного Альбиона» в сентябре 1956 г. Почти треть туристов владели английским языком, что само по себе, создавало некоторые проблемы. Так, туристка А. и турист К. еще по пути в Великобританию на теплоходе «Молотов» большую часть времени находились в обществе американца Мейерсона и его жены, которые возвращались из турпоездки по СССР через Лондон. Несмотря на рекомендации сопровождающего не обмениваться с американцами адресами, они это сделали, а потом заявили, что потеряли бумажки с адресами. В Лондоне, «не поставив в известность сопровождающего», они ходили с американской парой в театр. Поэтому по прилете домой руководитель группы была вынуждена обратить «особое внимание … на высокую моральную стойкость кандидатов» для поездки в капстраны [6, оп. 1, д. 373, л. 1,5,7]. По прибытии теплохода в Лондон, группу лично встречал советский консул Кудинов, проведший короткую беседу о бдительности. Показательно, когда турист О. получил от гида Хьюго записку, то сразу передал ее сопровождающей с заверениями, что «никаких связей заводить не собирается». Тем не менее, когда перед отъездом гид дарила всем сувениры (платки, щетки, губную помаду, пудреницы и журналы мод), никто от них не отказался. [6, оп. 1, д. 373, л. 1-3,5-6].

В августе 1956 г. Великобританию посетила группа работников московского радио и телевидения. С этой группой и, прежде всего, с теми, кто владел английским языком, возникло много проблем. К примеру, два инженера из закрытого НИИ министерства радиотехнической промышленности «проявили себя людьми политические незрелыми и не подготовленными к заграничным поездкам». Один из них - кандидат технических наук и руководитель политкружка А. «допустил иностранцами и вел беседы», не переставая «восхищаться всем английским».

Его коллега по институту Л. в Эдинбурге захотел встретиться с одним из радиолюбителей, но отказался делать это в присутствии старосты группы [6, оп. 1, д. 373, л. 12-13]. Во время поездки группы москвичей в Великобританию в июне 1956 г. турист П. «во время обеда или ужина таскал в карман со стола куски хлеба, вел себя в ресторане далеко нетактично». При встречах с иностранцами он «вел себя в некоторой степени развязно», а при отъезде из Лондона на аэродроме «выклянчил у гида на папиросы два шиллинга» [6, оп. 1, д. 373, л. 26,31].

Поразительно, что, несмотря на все усилия, по мере расширения туристских связей проблем только добавлялось. На заседании Правления «Интуриста» 21 февраля 1957 г. сложившуюся ситуацию весьма точно охарактеризовал К. Львов: «валюта дается советским туристам на сувениры, которые они должны дарить за рубежом, на личные цели (бритье, глаженье одежды и т.д.) и на чаевые, а не на приобретение вещей» [6, оп. 2, д. 237, л.

4,10]. Из стенограммы совещания руководящих работников «Интуриста» в апреле 1957 г. узнаем, что «самый тяжелый вопрос» сложился с отправкой советских туристов за границу. Например, заместитель министра внешней торговли И.Г. Большаков попытался разграничить функции ведомств. По его твердому убеждению, комплектованием групп должны заниматься профсоюзы, ведь «это работа политическая, так как комплектование групп за границу и включение в них лиц следует как поощрение работников …».

Тогда как «задача Интуриста – это хорошо организовать отправку групп, не допустить беспорядка с отправкой и при возвращении групп из-за границы»[6, оп. 2, д. 237, л. 53]. Как мы увидим дальше, проблема взаимодействия профсоюзов и интуристовских структур еще долго будет оставаться одной из самых обсуждаемых.

Рост объемов выездного туризма был связан не только с расширением его географии, но и с апробацией новых направлений и форм туристской деятельности. Так, в 1958 г. были организованы поездки советских туристов в Финляндию в автобусах и на собственных автомашинах [6, оп. 2, д. 247, л.

2]. В октябре 1959 г. были разработаны маршруты поездок советских туристов по Дунаю, прямыми железнодорожными вагонами в ФРГ, Францию и Италию, специальными поездами в ЧССР, Болгарию, Венгрию, ГДР и РНР, а также специальными самолетами и рейсовыми судами [6, оп. 2, д. 260, л.

38]. В 1960 г. важным направлением работы ведомства стали мероприятия по развитию туризма «со странами негритянской Африки». Соответствующий документ от 4 февраля 1960 г. предлагал направить 2 группы советских туристов в Гвинею и Гану [6, оп. 2, д. 268, л. 31], а из переписки руководства «Интуриста» узнаем о направлении в 1960-1961 гг. туристической группы в Либерию [6, оп. 2, д. 268, л. 176]. В конце июня 1960 г. начальник отдела стран Востока В.Г. Сизоненко был направлен на 30 дней в командировку в Гану, Гвинею, Того, Либерию, Камерун и Марокко для определения возможностей обмена туристами с этими странами [6, оп. 2, д. 268, л. 177В феврале 1960 г. перед «Интуристом» и ВЦСПС была поставлена задача направления в ГДР нескольких групп советских туристов в период работы весенней Лейпцигской ярмарки [6, оп. 2, д. 272, л. 53]. А постановлением от 12 апреля 1960 г. «О дополнительных мерах по культурным связям с Финляндией» «Интуристу» было поручено «обеспечить преимущественное предоставление путевок туристским группам, выезжающим из городов, поддерживающих дружеские связи с городами Финляндии» [6, оп. 2, д. 272, л. 61].

Постепенно, под влиянием изменения международной обстановки, менялись и политические акценты советского зарубежного туризма. Так, для группы советских туристов, направляемых в Китай в ноябре-декабре 1960 г., «помимо обычно проводимых бесед с группой туристов представителями совпрофа и Интуриста, с руководителем группы … была проведена специальная беседа руководства Правления» [6, оп. 2, д. 268, л. 193]. В свою очередь, события кубинской революции привели к тому, что на декабрь г. «Интурист» запланировал посещение на 6 дней «острова свободы» советскими туристами, направляемыми в Мексику. Следующую группу туристов на Кубу предполагалось отправить в начале 1961 г., также совместив с поездкой в Мексику до установления регулярного воздушного сообщения между Москвой и Гаваной [6, оп. 2, д. 268, л. 195].

Кроме того, 1960 год был отмечен активной работой по созданию специализированного научного туризма [6, оп. 2, д. 273, л. 160]. Так, в числе туристов по состоянию на конец октября 1960 г. в зарубежные страны было направлено свыше 6 тыс. научных сотрудников АН СССР и АН союзных специализированных групп с общими профессиональными интересами, а также на международные конгрессы, конференции и съезды выехало около 30% советских туристов, направляемых в капстраны, и только около 10% – в страны народной демократии. В этом период в деле комплектования специализированных групп отмечались «серьезные недостатки», самым существенным из которых было включение в такие группы лиц, не имеющих отношение к данной профессии. В 1960 г. советские туристы посетили около 50 стран, в том числе впервые побывали на Кубе, в Индонезии, Пакистане, Непале, Гвинее, Либерии, Того и Тунисе. Дальнейшее развитие получили круизные путешествия. В частности, не только увеличилось количество рейсов вокруг Европы, но и впервые был организован круиз вокруг Азии.

Новым видом туризма стали путешествия по Дунаю на советских теплоходах «Дунай» и «Амур», во время которых туристы побывали в шести придунайских странах. Увеличилось и количество советских автотуристов, побывавших в европейских странах народной демократии и в Финляндии [6, оп. 2, д. 286, л. 33].

Если в 1959 г. за границу выехало 29300 советских туристов, то за месяцев 1960 г. – 42746 или на 47% больше [6, оп. 2, д. 273, л. 61]. Как и в прошедшие годы, основная масса советских туристов побывала в странах соцлагеря. Но утвержденный на 1960 г. план выезда был выполнен всего на 94%. В этом оказались «повинны, кроме советов профсоюзов и ведомств, также отделы Правления и отделения, которые не уделяли должного внимания вопросам советского туризма». Выяснилось, что отделения и агентства не следили за ходом подбора туристов и комплектованием групп с учетом профессиональных интересов. Некоторые отделения не принимали участия в инструктаже руководителей групп и в беседах с туристами перед выездом за границу. Недостаточное участие принимали отделения и в рекламе поездок советских туристов за границу, не проявляя «инициативы в организации бесед и встреч с трудящимися туристов, посетивших те или иные страны» [6, оп. 2, д. 286, л. 34].

В отношениях со странами народной демократии на первом месте оставались валютные трения. К примеру, в декабре 1960 г. обострились отношения с туристским ведомством Польши. Начальник Отдела по туризму с Чехословакией и Польшей И. Степура сформулировал возникшие трудности предельно кратко: «Интурист» не может направлять советских туристов на тех же условиях, на которых принимает туристов от Общества советско-польской дружбы [6, оп. 2, д. 268, л. 205]. Эти и другие финансовые проблемы усугублялись в связи с введением с 1 января 1961 г. нового курса рубля.

Председатель Правления «Интуриста» В.М. Анкудинов в своем выступлении на Всесоюзном совещании работников ведомства в январе г. признал «серьезные недостатки в организации поездок советских туристов за границу» со стороны Правления: несвоевременную рассылку условий поездок за границу, недостаточность рекламных материалов и пр. В силу этого, утвержденный на 1961 г. план направления советских туристов предусматривал 50% увеличение их численности по сравнению с предыдущим годом. Значительно увеличивалось количество поездок в страны народной демократии с пребыванием 10-14 дней «для отдыха на различных горных и морских курортах». Планировался и рост количества круизных путешествий, в том числе в Западную Африку, Индию и в страны Тихоокеанского бассейна. С одной стороны, выполнение планов и графиков поездок рассматривалось «как один из основных показателей в работе отделения или агентства». Но, с другой стороны, перед отделами Правления, отделениями и агентствами ставилась задача наблюдения «за политическим эффектом поездок советских туристов» [6, оп. 2, д. 286, л. 35].

1961 год был объявлен руководством «Интуриста» годом «посещений стран Востока» [6, оп. 2, д. 273, л. 67]. Но при этом, 31 января 1961 г.

Совмином СССР было принято постановление, согласно которому скидка в размере 50% действующих авиатарифов предоставлялась только советским туристам, направляемым в капиталистические страны [6, оп. 2, д. 285, л. 23].

Одновременно, по инициативе МВТ СССР 26 августа 1961 г. было принято решение о сокращении плана направления советских туристов в зарубежные страны по линии «Интуриста» с 72 тыс. до 67,7 тыс. чел. [6, оп. 2, д. 285, л.

103.]. Так как сокращение во многом касалось поездок в капстраны, то введенные льготы не сильно отразились на доходах ведомства.

На Всесоюзном совещании работников «Интуриста» в январе 1961 г.

межведомственные противоречия проявились с новой силой. В частности, управляющий Армянским отделением «Интуриста» жаловался на отсутствие «должного контакта с совпрофами Армении», которые уделяли комплектованию групп, по его заключению, недостаточное внимание. В свою очередь, у «Интуриста», по мнению интуристовского чиновника, не было рычагов активного участия в этом процессе [6, оп. 2, д. 286, л. 69].

Заведующая агентством «Интуриста» в Ульяновске, обращаясь к присутствующему на совещании начальнику ЦТЭУ ВЦСПС Орфаницкому, также заявила, что в плохой работе отделений «львиная доля … принадлежит и работе совпрофов», поскольку вся организация и комплектация групп проводилась с их ведома. По ее мнению, неэффективность работы профсоюзов была заложена в самой практике формирования групп. Работа, как правило, ограничивалась составлением графика и размещением его по большим заводам и профсоюзным организациям. Агентство вообще не участвовало в подборе туристов и в выборе руководителя группы, так как это делалось на президиуме облсовпрофа [6, оп. 2, д. 286, л. 90-92].

Председатель Комитета Совмина СССР по культурным связям с зарубежными странами И.Г. Большаков согласился, что в «деле организации советского туризма имеется много серьезных недостатков»: плохо обстояло дело с подбором групп, в том числе, потому, что к советскому туризму часто подходят как к развлекательному мероприятию. А советские туристы, по его действительности». Большаков напомнил о решении советского правительства о специализированном характере советского туризма: «люди определенных профессий должны посылаться с определенными целями для установления культурных и научных контактов…». Несмотря на замечания в адрес ряда отделений и агентств «Интуриста», с большей критикой Большаков обрушился на профсоюзы, которые «плохо работали по комплектованию групп» и упустили анализ «политического эффекта туристских поездок за границу». В 1960 г., несмотря на все планы, за границу в составе специализированных групп выехало менее четверти туристов. При этом в специализированную группу зачастую включали двух домохозяек, двух врачей и двух композиторов, что наносило «ущерб нашей пропаганде».

Так было со свердловской группой металлургов, направленной в США, в которой оказалось только 3 человека, имеющих отношение к металлургии.

Впрочем, бывало и наоборот, когда приезжала группа, для которой предусматривалась обычная программа, а оказывалось, что она была составлена из специалистов одного профиля [6, оп. 2, д. 286, л. 146,153В свою очередь, Орфаницкий, признав наличие недостатков в организации туристской работы профсоюзов, высказал претензии в адрес «Интуриста» относительно смены сроков уже согласованных планов.

Критиковал он и непродуманную организационную перестройку «Интуриста» - создание 8 отделов без наличия координирующего органа [6, оп. 2, д. 286, л. 108-109]. Прозвучали претензии в адрес «Интуриста» и относительно качества руководителей групп. С одной стороны, оправдал себя подбор руководителей групп в страны народной демократии из партийных, советских и профсоюзных работников. Но, с другой стороны, при посылке группы в капиталистические страны, «Интурист» нередко брал «человека случайного, студента», который «больше выполняет организационно-хозяйственные функции». Поэтому начальник ЦТЭУ ставил вопрос о целесообразности при поездке в капстраны также назначать руководителей из числа местных работников, но «при этом Интурист должен посылать своих переводчиков с группами». «Интуристу» предлагалось подумать и о разработке специализированных маршрутов в те страны, где «у нас большой поток туристов». Орфаницкий также сообщал о «сигналах»

совпрофов, что представители агентства стоят «в стороне от советского туризма». Например, по Украинскому отделению возникла «путаница в оформлении»: организации «Интуриста» имелись в 11 городах, а оформляло туристов только Киевское отделение. Через Владивосток выезжали 2 тыс.

туристов, но представители «Интуриста» были только в Хабаровске и Находке, через которую вообще ехали единицы. Был случай, когда большая группа учителей 5 дней не могла найти в Находке представителя «Интуриста» [6, оп. 2, д. 286, л. 110-111].

Работник Иркутского совета профсоюзов Скубова также предъявила «Интуристу» претензии в неправильном оформлении проездных документов, особенно если это влекло за собой изменение стоимости поездки. Плохое взаимодействие ведомств на практике иногда вело даже к отмене поездок.

Так, в 1960 г. за несколько дней до отъезда «техническим причинам» был отменен поезд дружбы в Китай [6, оп. 2, д. 286, л. 173-175].

На совещании был поднят еще ряд наболевших вопросов: о желательности формирования групп «людьми однородных профессий» для обеспечения более действенного эффекта от поездок; использовании переводчиков для сопровождения советских туристов за границу;

действенности новой формы зарубежного туризма – поездок за границу на автобусах; адекватности названия «Интурист» в новых условиях и пр. [6, оп.

2, д. 286, л. 147,274] Если формирование «однородных групп» и автобусные туры в дальнейшем получили широкое развитие, то аргументом руководства ведомства против широкого использования переводчиков в зарубежных турах стала ссылка на то, что «не каждый переводчик может быть ответственным представителем Интуриста» [6, оп. 2, д. 286, л. 206]. Удалось отстоять и ставшее своеобразным брэндом привычное наименование туристского ведомства.

Отмечались на совещании и «случаи недостойного поведения советских людей за границей». Так, три туриста из Архангельска во время поездки по Болгарии «частенько выпивали». В Пловдиве они в нетрезвом виде взяли в ресторане с витрины торт и убежали, не заплатив. Турист из Ростова на-Дону во время поездки в Польшу продал часы. Туристка из Ленинграда, находясь в Венгрии, в одном из магазинов стала просить у незнакомых людей 10 форинтов, тем самым «вызвав недоумение и возмущение окружающих». При этом выступающие старались не касаться «позорных фактов, когда наши люди не возвращались из-за границы» [6, оп.

2, д. 286, л. 155]. Хотя иногда такие случаи широко освещались в советской прессе. В документах «Интуриста» также признавалось, что не удалось при руководители групп сами нарушают нормы поведения советских людей за границей» [6, оп. 2, д. 286, л. 156].

Если в 1956 г. за границу выехало 19293 советских туриста, то в 1961 г.

– уже 59645 чел. [6, оп. 2, д. 298, л. 2]. Но при этом так и не удалось добиться комплектации туристских групп полностью из работников однородных предприятий. В силу этого специальные программы для советских туристов за границей «не всегда исполнялись с должным эффектом». Впрочем, были и определенные достижения. Например, при сдаче советских пассажирских судов в аренду иностранным туристским фирмам они использовались под круизные путешествия советских туристов при перегоне из Черноморского бассейна в Балтийское море «из коммерческих соображений» - с целью загрузки судов [6, оп. 2, д. 298, л. 5]. Кроме того, в 1961 г. были сокращены затраты на советский зарубежный туризм. Впрочем, это сокращение объяснялось двумя причинами: уменьшением по решению МВТ СССР плана выезда советских туристов в соцстраны на 4,3 тыс. чел. и недовыполнением «Интуристом» плана выезда в целом [6, оп. 2, д. 289, л. 21].

В 1961 г. были сделаны новые шаги в деле повышения удельного веса и значения специализированного туризма, особенно в западные страны. Так, в конце мая – начале июне в Великобританию была направлена советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами (ССОД).44 За 12 дней 24 советских медика посетили не только медицинские центры и факультеты в Лондоне, Оксфорде, Кембридже, Эдинбурге и ССОД был создан в 1958 г. на базе Всесоюзного общества культурной связи с заграницей.

Бирмингеме, но также Парламент, Вестминстерское аббатство, Тауэр и Национальную галерею. Сопровождающая туристов от «Интуриста» в своем отчете указала, что «группа в целом была дисциплинированной, никаких серьезных проступков в поведении не было». Особо был отмечен староста группы («С большой эрудицией, тонким юмором. Умело ведет беседы иностранцами и заслуживает с их стороны симпатии»), рекомендованный И вот «для направления в качестве лектора по вопросам гематологии и о советском здравоохранении вообще, в составе делегаций и специализированных туристических групп – научным руководителем» [6, оп.

1, д. 478, л. 1,12].

Но это, скорее, пример грамотно организованной поездки. Чего не скажешь о поездке в Англию с 22 июля по 3 августа группы из Свердловска по специализированной программе инженеров-энергетиков. Начнем с того, что из 25 туристов, энергетиков оказалось всего 10. По понятным причинам, возникли проблемы с программой. Так, большинство группы не захотело ехать в Ньюпорт для осмотра очередной электростанции. Интересно, что в Ньюпорт туристы так и не поехали, правда, по вине принимающей фирмы, не зарезервировавшей места на поезд. А ехать в разных вагонах руководство группы категорически отказалось. Впрочем, этот день туристы потратили с пользой, осматривая достопримечательности Лондона и сверх программы посетив Парламент, Национальную галерею и Музей восковых фигур. Зато не самое лучшее впечатление оставило обилие чрезвычайно длительных автобусных переездов «с раннего утра до позднего вечера», Выяснилось также, что «нельзя планировать осмотр за одну ездку таких объектов как Хэмптон Корт, Итонский колледж и Виндзор сразу». Туристам удалось основательно осмотреть только первое, Виндзор – «бегом снаружи», а Итон – «на ходу из окон автобуса» [6, оп. 1, д. 478, л. 25-29]. Не обошлось и без казусных ситуаций. К примеру, хорошо владевшая языком туристка П. «в силу общительности своего характера с большой легкостью вступала в различные знакомства по ходу поездки», в результате чего несколько англичан пригласили ее в ресторан и покататься на автомобиле по вечернему городу. Встреча состоялась, но «в отеле, где жили советские туристы, причем сопровождающего» [6, оп. 1, д. 478, л. 24]. Как говорится, комментарии излишни.

1962 год – год Карибского кризиса – стал для советского выездного туризма временем испытаний. Согласно договору с Главным управлением гражданского воздушного флота при Совмине СССР от 21 июля 1962 г.

«Интуристу» было предоставлено монопольное право на продажу проездных документов всем советским гражданам, выезжающим за границу [10, с. 56Но ранее распоряжением МВТ СССР от 10 января 1962 г. «Интуристу»

предлагалось провести переговоры с туристическими организациями стран народной демократии о снижении числа туристов из этих стран и направляемых в эти страны на 1962 г. [6, оп. 2, д. 299, л. 1]. Приказ В.М.

Анкудинова от 22 января 1962 г. содержал пункт о сокращении числа советских туристов, выезжающих в зарубежные страны в 1962 г., и отмене круизных поездок советских туристов вокруг Европы и по другим маршрутам, кроме круизов по Дунаю и Балтийскому морю [6, оп. 2, д. 299, л.

75]. Новые требования ЦК КПСС и Совмина СССР обязывали все ведомства:

повысить требовательность в деле подбора и комплектования туристских групп; улучшить инструктирование советских туристов перед их выездом за границу, «привлекая к этому делу опытных работников, знающих заграничные условия»; более эффективно использовать поездки в целях пропаганды достижений советского строя и изучения зарубежной науки и техники [6, оп. 2, д. 299, л. 76]. В итоге в 1962 г. за границу направлено всего 42,1 тыс. советских туристов вместо 98 тыс. по плану [6, оп. 2, д. 298, л. 2; д.

310, л. 23]. Сокращение объема зарубежного туризма более чем в 2 раза было одним из проявлений кризиса в международных отношениях СССР.

После разрешения Карибского кризиса 1963 год стал временем оживления международных туристских связей и расширения форм туристского обмена. Например, в июле 1963 г. по предложению ЦК ДОСААФ в Югославию на 15 дней была направлена спортивная делегация (25 чел.) и 50 автомотолюбителей «на положении туристов» для участия в международном автомобильном и мотоциклетном ралли [6, оп. 2, д. 311, л.

8]. В сентябре этого же года руководством «Интуриста» было принято решение о направлении в октябре на 15 дней в Рим 10 туристов из числа католических деятелей для присутствия на Ватиканском Соборе. Также в октябре на 7 дней для участия в торжествах по поводу 20-й годовщины создания Войска Польского в страну по просьбе Комитета ветеранов войн и Президиума ССОД поездом дружбы направлялись 100-150 ветеранов войны.

Правда, расходы оплачивались самими участниками этой поездки [6, оп. 2, д.

311, л. 41-42].

В следующем году совместными усилиями «Интуриста», ВЦСПС, ЦК ВЛКСМ и Президиума ССОД был организован обмен поездами дружбы «на взаимной туристической основе» между СССР, Польшей, Болгарией и Румынией [6, оп. 4, д. 4, л. 40-41]. В июне 1964 г. было разрешено направить на 20 дней в США и Канаду специализированную туристскую группу из числа деятелей культуры УССР в связи с открытием в Вашингтоне памятника Т.Г. Шевченко. Показательно, что для этой группы представлялись скидки, установленные постановлением для поездок специализированных туристических групп ССОД [6, оп. 4, д. 4, л. 56].

В 1964 г. «Интурист» подвергся организационной перестройке. В составе Всесоюзного акционерного общества теперь, в числе прочих подразделений, сформировались отделы: Англии и Америки, Центральной и Южной Европы, Скандинавских стран, стран Востока, туризма из стран народной демократии и туризма в страны народной демократии [6, оп. 1, д.

619, л. 66-68]. В этом же году на основании Постановления Совмина СССР № 695/288 от 22 августа (соответствующий приказ МВТ СССР № 284/149 от 29 августа 1964 г.) было создано Управление по иностранному туризму при Совмине СССР. В структуре Управления, кроме ВАО «Интурист», были сформированы отделы (информации, организационно-инструкторский, международных организаций и заграничных учреждений, рекламы и печати, капитального строительства, кадров, валютно-финансовый и Первый), бухгалтерия и управление делами [6, оп. 4, д. 4, л. 83].

Это открыло новый этап в развитии советского международного (в том числе, зарубежного) туризма. В частности, Управлению на 1964 г. был определен план в 63 тыс. советских туристов за границу (в том числе, 8 тыс. в капстраны), а на 1965 г. - 75 тыс. и 10 тыс. соответственно. С 1964 г. было решено «в отдельных случаях» использовать советские теплоходы для круизных путешествий советских туристов с заходом в порты капстран (вокруг Европы, в страны Азии, Африки и по р. Дунай до Вены) [6, оп. 4, д.

4, л. 143-144]. К середине десятилетия самолеты Аэрофлота курсировали между Москвой и 50 странами мира. Столица СССР была связана прямым беспересадочным железнодорожным сообщением с 23 странами [2, с. 7].

Однако, смена в октябре 1964 г. политического руководства страны заставляла руководство туристических ведомств задуматься о возможной смене внешнеполитических и идеологических ориентиров.

Детский туризм, то есть путешествия детей, в т.ч. школьников, в возрасте от 7 до 15 лет с различными целями, считается одним из самых массовых видов туризма. Правда в России в 1990-е годы система детскоюношеского туризма оказалась практически разрушенной: резко сократилось государственное финансирование детских путешествий, закрылись или перепрофилировались учреждения дополнительного образования, включая станции юных туристов и Центры детско-юношеского туризма. Кроме того, сильно подорожало туристское снаряжение, и практически прекратилось издание литературы по туризму и картографических материалов.

Только в последние годы стало очевидным экономическое, социальное, образовательное, оздоровительное и культурное значение детского туристического движения. Кроме того, детский туризм является одним из путей социализации личности и формирования ценностных ориентаций. Однако начавшийся в 2000-х годах процесс восстановления данной отрасли идет медленно и с большими трудностями, во многом повторяя опыт 1920х годов.

Формирование детского туризма советской эпохи происходило с опорой на досоветский опыт туристического движения, истоки которого относятся к концу XVIII в. Становление российского детского туризма тесно связано с формированием системы образования: с введением в программы образовательные прогулки на природу, а также посещение мануфактур и ремесленных мастерских. С 1860-х гг. началась организация дальних прогулок, в основе которых лежали сначала естественнонаучные экскурсии, а к концу века - путешествия для ознакомления с культурными и историческими достопримечательностями.

До революции произошло и организационное оформление школьного туризма. В 1896 г. в Москве была создана Центральная экскурсионная комиссия при Министерстве просвещения, имевшая филиал в Петербурге.

Определенную роль в развитии ученических экскурсий сыграло введение в 1902 г. специального льготного тарифа на проезд учащихся-экскурсантов.

Также в 1910 г. циркуляр Министерства просвещения отменил летние каникулярные работы, рекомендовав взамен образовательные прогулки и путешествия.

Разработкой познавательных маршрутов и устройством экскурсий для учащихся занимались возникший в 1890 г. в Одессе Крымский горный клуб, См.: Богданова С. Подарим детям каникулы // Туризм: практика, проблемы, перспективы. 2003. № 4. С. 44-45; Морозов М. Анализ рынка российского детского туризма // Туризм: практика, проблемы, перспективы. 2003. № 4. С. 38-40; Его же. В России у детского туризма социальный статус // Туризм: практика, проблемы, перспективы. 2004. № 1. С. 26-30; Сысоева О.Е.: Организация летнего отдыха детей. М.:

Владос, 1999. 176 с.

организованное в 1899 г. в Пятигорске Кавказское горное общество и созданное в Петербурге в 1900 г. Русское горное общество. На страницах издаваемого с 1899 г. Русским туринг-клубом журнала «Русский турист»

появилась рубрика «О школьных путешествиях и образовательных экскурсиях». Кроме того, теория и практика детского туризма освещались на страницах журналов «Экскурсионный вестник» и «Школьные экскурсии и школьный музей». В центре развития экскурсионного туризма в начале ХХ в.

оказалась школа: например, к моменту окончания гимназии все учащиеся должны были посетить три российских города - Киев, Санкт-Петербург и Москву. Лейтмотивом новых образовательных программ стал лозунг:

«Чтобы вырасти достойным гражданином, молодой человек должен увидеть свою великую Родину».

Кроме того, в начале ХХ в. в России (сначала под Петрбургом, а потом в Москве) появились первые оздоровительные детские лагеря. Развитию детского оздоровительного движения способствовали российские меценаты П. и С. Третьяковы, С. Морозов, А. Бахрушин, графиня С. Панина и другие.

Кроме того, средства на покупку земель под строительство оздоровительных лагерей для детей выделяла Московская городская дума.

После Октября 1917 года доступный и эффективный в агитационном плане экскурсионный метод вошел в практику учебных занятий школ. По распоряжению Наркомата просвещения РСФСР в 1918 г. в Москве было преобразованное в Детскую экскурсионно-туристскую станцию Народного образования. Первые организационно-методические рекомендации Наркомпроса по развитию детского туризма появились уже в 1919 г.: наряду с экскурсионными поездками, предусматривалась организация летних школьных лагерей на природе. В следующем году в школьные программы было включено краеведение, а 1929-1930 гг. в школьные краеведческие программы включили обязательное посещение фабрик, заводов и крупных строек. Летом 1920 г. было проведено одно из первых дальних школьных путешествий, организованное учителем А.А. Коленкиным из сельской школы Тамбовской губернии, которое продолжалось целое лето. Также в это время началась организация дальних экскурсий учащихся по древним русским городам, Волге и Северной Двине, на Дон, Урал, в Крым и на Кавказ.

В начале 1920-х гг. в Москве начал свою работу Институт методов внешкольной работы (ИМВР) Наркомпроса РСФСР, среди направлений деятельности которого особо выделялась разработка методики дальних экскурсий для старшеклассников, студентов и педагогов. Именно этой организацией был создан первый советский маршрут многодневного планового путешествия: Москва – Бахчисарай – Коккоз (Соколиное) – АйПетри – Кореиз – Ялта – Алушта – Севастополь – Москва, по которому за сезон 1923 г. прошло 1355 чел., в основном учителей и учащихся столицы. В 1924 г. было создано Бюро дальних экскурсий ИМВР, представлявшее собой самостоятельную хозяйственную единицу. коммунистических организаций (ДКО) на заседании 23 сентября 1931 г. было решено «в областях и национальных республиках … создать детские экскурсионно-туристские станции (ДЭТС), входящие систему бюро ДКО и ОНО». Работа станций включала в себя организационно-инструкторскую, методическую, экскурсионную, педагогическую и пропагандистскую деятельность.48 Ведь краеведческая работа в школах коммунистическими педагогами расценивалась как действенное средство связи обучения с жизнью.

Детский туризм в России: Очерки истории: 1918-1998 гг. / Автор-сост. Ю.С.

Константинов. М., 1998. С. 15.

Коленкин А.А. Дальние экскурсии. Опыт массовой работы Центрального музейно-экскурсионного института и Института методов внешкольной работы Наркомпроса. М., 1927. С. 32.

См. ресурс: http://www.childtur.ru/history/history.php Принятие в 1919 г. декретов о лечебных местностях стимулировало строительство курортов различных направлений, в т.ч. детских. А декреты «Об использовании Крыма для лечения трудящихся» (1920) об организации домов отдыха (1921) открыли эпоху активного строительства турбаз, санаториев, курортных баз и пионерских лагерей.49 В 1922 г. в Крыму основан первый крупный детский оздоровительный лагерь «Артек». Но большее развитие получил не оздоровительный, а самодеятельный туризм, особенно после принятия в 1927 г Постановления Наркомпроса «Об усилении экскурсионной работы среди детей и подростков». Началось ориентирования на местности и элементов топографии, организации походного быта и умения оказать доврачебную помощь. Впрочем, подобные походы проводились с 1922 г. и назывались «кочевки»: школьники собирались вечером у костра, чтобы послушать участников революции, гражданской войны и т.п.

В постановлении ЦК ВЛКСМ в 1931 г. указывалось, что «туризм, являясь средством коммунистического воспитания, должен войти во всю систему работы пионеротрядов как один из наиболее красочных приемов общественно-политической и культурно-массовой работы». Базой для развертывания экскурсионно-туристской работы среди детей признавался пионерский отряд и школа, а основной формой работы - местные экскурсии с включением туристских элементов и дальние экскурсии на новостройки, в национальные области и пролетарские центры. Коллегия Наркомпроса РСФСР в 1932 г. рассмотрела вопрос о состоянии экскурсионно-туристской работы с детьми и приняла постановление, в котором отмечалось, что экскурсионно-туристская работа среди детей является одним из наиболее актуальных и необходимых приемов в деле максимального повышения качества работы школы, общеобразовательной и политехнической подготовки детей. Каждой школе ставилась задача включить в учебный план См. ресурс: http://www.vvsu.ru/VTravel/HistoryTravel/page03.htm школы проведение местных экскурсий в порядке учебной работы школы. В постановлении ЦК ВКП(б) 1932 г. «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе» также говорилось о необходимости внедрения элементов краеведения в предметы школьной программы.

В 1932 г. ДЭТС ОНО сливается с Центральным Бюро краеведения, а при ОПТЭ создается детский сектор,50 через сеть пионерских отрядов вовлекающий школьников в активную туристскую работу как «юных друзей туризма». Детскому туризму важное место отводилось и в решениях Всесоюзного съезда ОПТЭ (1932 г.), оценивавшего его как действенную форму «коммунистического воспитания подрастающего поколения» и одну «из наиболее массовых и доступных форм организации досуга детей». Летом 1932 г. группа врачей и научных сотрудников Института курортологии провела работы по определению физических нагрузок в детском туризме.52 Также были организованы курсы для подготовки руководителей детского туризма. Всесоюзный конкурс на местную массовую туристско-экскурсионную работу, объявленный Центральным советом ОПТЭ с 15 декабря 1932 г. по 15 апреля 1933 г., наряду с другими видами массовой работы включал детские туристские вылазки и экскурсии.53 Таким образом, до середины 1930-х гг. в развитии детского туризма в СССР преобладали образовательные и воспитательные цели, в силу чего приоритетными экскурсионные поездки.

Однако решение о нецелесообразности дальнейшего развития туризма в рамках самодеятельных обществ способствовало жесткой регламентации детского туристического движения. К середине 1938 г. все местные детские станции краеведения были ликвидированы, а в 1939 г. самодеятельные Детские туристско-экскурсионные секции были образованы при ОПТ еще в г. (см. ГА РФ. Ф. 9520. Оп. 1. Д. 1. Л. 31).

Дворниченко В.В. Указ. соч. С. 30; Долженко Г.П. Указ. соч. С. 93-94; Усыкин Г.С. Указ. соч. С. 117-118.

Долженко Г.П. Указ. соч. С. 86-87; Усыкин Г.С. Указ. соч. С. 119.

походы были признаны видом туризма. В это время туризм продолжал рассматриваться как один из видов учебно-воспитательной работы, но все большее развитие получали «элементы физической закалки», военноспортивные игры и патриотическое воспитание. На 1941 г. было намечено проведение Всероссийской туристской экспедиции пионеров и школьников (а это около 2 млн. чел.) по изучению своего края, но этому помешала война.

2.3. Подготовка гидов-переводчиков в СССР С момента зарождения международного туризма гиды-переводчики, даже без учета страновой специфики, всегда были и остаются кадровым иностранных гостей. Это относится и к туристским ведомствам Советского Союза, представлявшего собой, по определению П. Кенеза, специфическую форму «пропагандистского государства». Показательно, что в пик массовых репрессий 1937 г. в недрах «Интуриста» высказывались опасения, что наименование «гидами» работников, призванных вести непосредственную работу с интуристами, умаляет в глазах последних значение этой категории работников55. В общем, перефразируя поэта, можно сказать, что гид в Советской России был больше, нежели просто гид. Он был «бойцом идеологического фронта». Поэтому система подготовки гидов-переводчиков в СССР имела не только институциональное и профессиональное, но и идеологическое измерение.

Институциональные основания До Второй мировой войны подготовка советских гидов осуществлялась силами двух ведомств – Общества пролетарского туризма и экскурсий Опубликовано: Орлов И. «Бойцы идеологического фронта»: подготовка гидов-переводчиков в СССР // Время, вперед! Культурная политика в СССР / Под ред. И.В. Глущенко, В.А. Куренного. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2013. С. 81-94.

Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. Р-9612. Учреждения по руководству иностранным туризмом в СССР. (Объединенный фонд). 1929-1991 гг. Оп. 2. Д. 41. Л. 65.

(ОПТЭ) и «Интуриста». Если § 2 Устава «Интуриста» 1929 г. предоставлял ему право «подготовлять необходимый персонал для обслуживания интуристов», то новый Устав 1933 г. уже обязывал Общество готовить собственные кадры «в вузах, техникумах и фабзавучах» и предусматривал организацию соответствующих учебных заведений и курсов56. Однако на практике в основу кадровой политики была положена курсовая система, в которую были вовлечены, помимо самих туристских ведомств, партийные и культурных связей с заграницей (ВОКС).

Правда, первые планы создания курсов остались на бумаге: не получилось набрать слушателей в 1928-1929 учебном году, не состоялись специальные курсы в Москве и Ленинграде в конце 1929 г., не удалось воплотить в жизнь идею подготовки гидов-лекторов для обслуживания специализированных групп интуристов57.

По причине скудости числа гидов переводчиков (70 человек на весь Советский Союз к 1930 г.),58 в этом году в Москве, Ленинграде и Тифлисе были организованы специальные коммунистические и комсомольские курсы подготовки гидов. В следующем году «Интурист» открыл уже собственные трехгодичные курсы гидов в Москве и Ленинграде с обучением не только языкам, но и основам политэкономии и экономической географии.

Одновременно, в 1930-1936 гг., совместными усилиями ЦК ВЛКСМ и ВЦСПС функционировали курсы ОПТЭ.

Ведомственные документы позволяют увидеть, что в начале 1930-х гг.

большая часть гидов-переводчиков знали только французский и немецкий языки, в то время как не менее 90% туристов говорили на английском. Кроме того, многие гиды обнаруживали элементарное незнание географии и истории родной страны. И это на фоне расширения с 1930 г. перечня функций гидов в связи с обслуживанием членов научных конгрессов и Там же. Оп. 1. Д. 2. Л. 2; Д. 5. Л. 2об.; Д. 15. Л. 3.

Там же. Оп. 2. Д. 1. Л. 31-30,19-18,10-3.

Там же. Оп. 1. Д. 5. Л. 9,11.

«Интуриста» были созданы экскурсионно-переводческие отделения в лингвистики в Ленинграде60, а в 1934-1938 гг. в Ленинграде подготовкой гидов занимался Институт иностранного туризма61.

В этот период были заложены основы высшего туристского образования. В частности, в МИНЯ были разработаны программы и учебные планы по ряду специальных предметов, а также служебная инструкция с текстами презентации тех или иных объектов показа62. В свою очередь, обучение в Институте иностранного туризма предусматривало лекции, работу в кабинетах, музеях и на спецсеминарах, а также обязательную производственную практику63.

Но опыт ведомственной высшей школы оказался невостребованным до создания в 1989 г. Сочинского государственного университета туризма и курортного дела. Партийное руководство ведомством на практике сводилось к директивам о повышении уровня подготовки кадров. Тогда как нужды многоуровневой системы подготовки специалистов.

образовательную стратегию «Интуриста» (в 1958 г. к нему прибавились Бюро международного молодежного туризма «Спутник» и Отдел по управления (ЦТЭУ) ВЦСПС) восстановлением и развитием системы курсов разного уровня.

Там же. Оп. 2. Д. 1. Л. 6-7.

ГА РФ. Ф. Р-9612. Оп. 1. Д. 12. Л. 31-31об; Российский государственный архив экономики (РГАЭ). Ф. 413.

Министерство внешней торговли СССР. Оп. 13. Д. 277. Л. 15.

После закрытия вуза решением Политбюро ЦК ВКП (б), студенты были переданы 1-му Ленинградскому институту иностранных языков.

ГА РФ. Ф. Р-9612. Оп. 1. Д. 12. Л. 31об; Оп. 2. Д. 8. Л. 58.

Там же. Оп. 1. Д. 29. Л. 1-3; Д. 46. Л. 1.

«Локомотивом» в системе подготовки гидов-переводчиков во второй половине ХХ ст. оставался «Интурист», в структуре которого еще в 1957 г.

были созданы трехмесячные Постоянно действующие курсы по подготовке и повышению квалификации работников ведомства (в том числе, гидовпереводчиков). Если в 1959 г. подготовка более 400 гидов велась всего в трех городах (Москве, Ленинграде и Киеве), в 1960 г. свыше 900 слушателей готовили в 14 городах страны, то в 1970 г. курсовую подготовку 1600 гидов проходили уже в 30 городах64.

Кроме того, «Интурист», находившийся в ведомственном подчинении Министерства внешней торговли СССР, был включен в систему подготовки кадров министерства. Однако Постоянно действующие курсы по изучению иностранных языков при МВТ в конце 1950-х – начале 1960-х гг. неохотно выполняли заявки «Интуриста». Наконец, в 1963 г., после долгих согласований, при Правлении «Интуриста» было создано Отделение инокурсов МВТ для изучения переводчиками вторых и третьих иностранных языков. Программы предусматривали обучение в течение 3-5 лет, что было сопоставимо с получением второго высшего образования65.

В 1964 г., когда число иностранных туристов, посетивших СССР, превысило отметку в 1 млн. чел., «Интурист» был выведен из системы МВТ СССР и стал составной частью созданного Управления по иностранному туризму при Совмине СССР66. В системе Управления в 1966 г. появились Высшие курсы, на которые была возложена задача переподготовки гидовпереводчиков, а с 1974 г. – и подготовки новых кадров.67 В этом же, 1966 г., Там же. Оп. 1. Д. 456. Л. 12,35,93-94; Оп. 3. Д. 552. Л. 1-2.

Там же. Оп. 2. Д. 315. Л. 17-19.

В 1969 г. Управление было преобразовано в Главное Управление при Совмине СССР, в структуру которого ВАО «Интурист» вошел на правах коммерческого управления. В 1983 г. Главное управление было реорганизовано в Государственный комитет СССР по иностранному туризму, в свою очередь упраздненный в 1989 г. при очередной реорганизации правительства. Образованный в 1991 г. Совет по иностранному туризму при Кабинете Министров СССР не успел приступить к своим обязанностям из-за событий августа 1991 г.

На базе курсов в 1975 г. был создан Институт повышения квалификации руководящих работников и специалистов Главинтуриста, в 1990 г. преобразованный в Высшую школу туризма и гостиничного сервиса Госкоминтуриста СССР.

Главинтурист открыл собственные Курсы иностранных языков, которые в 1980 г. функционировали в 25 городах страны68.

В связи с тем, что «Интурист» не был включен в категорию учреждений, в которые выпускники распределялись согласно разнарядкам Госплана СССР (например, в министерства обороны и иностранных дел, и КГБ СССР), в туристское ведомство нередко шли люди, либо уклонившиеся от распределения в другие организации, либо не подходящие для работы в них. Основным источником пополнения кадров переводчиков оставались 1-й Московский государственный институт иностранных языков, Московский областной педагогический институт им. Крупской и другие вузы столицы. В силу того, что политическая подготовка выпускников (не говоря уже о постоянную или временную работу только после прохождения ими Система подготовки кадров «Интуриста» окончательно сложилась к концу 1960-х гг. И уже в 1970 г. Главинтуристом был поднят вопрос о необходимости отраслевого Института туризма69. Спустя четыре года Совет по туризму при Главинтуристе принял решение об образовании в 1980 г.

Института международного туризма для подготовки и переподготовки «кадров высшей квалификации для туристской индустрии страны». Помимо этого предполагалось открыть в языковых вузах Москвы и Ленинграда две новые специальности: «Организация и экономика иностранного туризма» и «Информационно-пропагандистская работа с иностранными туристами»70.

Но все эти предложения остались благими пожеланиями.

Что касается профсоюзного туризма, то после реорганизации в 1969 г.

ЦТЭУ, в составе Центрального совета по туризму,71 наряду с отделами Дворниченко В.В. Развитие туризма в СССР (1917-1983 гг.): Учебное пособие. М.: Высшая школа профсоюзного движения ВЦСПС имени Н.М. Шверника, 1985. С. 65.

ГА РФ. Ф. Р-9612. Оп. 3. Д. 552. Л. 24.

Там же. Д. 837. Л. 9-10.

С мая 1969 г. — Центрального совета по туризму и экскурсиям ВЦСПС.

иностранного туризма республиканских советов ВЦСПС, были образованы Бюро путешествий и экскурсий для иностранных туристов. Руководящие готовились в Высшей школе профсоюзного движения им. Н.М. Шверника (Ленинград), Высшей профсоюзной школе культуры им. Н.К. Крупской (Москва) и на созданных в 1969 г. в подмосковной Сходне Центральных туристских курсах (позднее — Институт повышения квалификации работников туристско-экскурсионных организаций).

«Спутник» строил свою систему подготовки гидов-переводчиков с учетом опыта «Интуриста». Так, в 1960 г. на Московской базе «Спутника»

были организованы учеба и стажировки переводчиков. Здесь же начали проводиться инструктивные семинары с гидами по 16-ти часовой программе.

С 1974 г. Бюро международного молодежного туризма организовало десятидневные семинары в Высшей комсомольской школе, а также в зональных и республиканских комсомольских школах. Самодостаточность курсовой системы определялась тем, что основную массу гидовпереводчиков, привлекаемых ведомством для обслуживания иностранцев (в преподаватели и студенты старших курсов педагогических и языковых вузов и школьные учителя языкового профиля. Помощь в деле подготовки гидов Главинтуриста. В 1974 г. руководство «Спутника» и ЦК ВЛКСМ вышли с предложениями в Министерство высшего образования СССР включить вопросы методики экскурсионной и информационно-пропагандистской работы в учебные планы студентов 4-х и 5-х курсов филологических и языковых факультетов72. Но эти предложения в то время не нашли поддержки сверху.

Отсутствие специализированных высших учебных заведений в сфере иностранного туризма делало систему подготовки кадров нестабильной в ГА РФ. Ф. Р-9612. Оп. 3. Д. 837. Л. 62-63.

силу зависимости от внешних условий – сложностей межведомственного согласования кадровой политики, давления партийных постановлений и аппаратных решений.

Идеологический формат Как уже отмечалось, специфика подготовки кадров иностранного туризма и, прежде всего, гидов-переводчиков определялась, тем, что каждый Иностранный туризм расценивался руководством страны как один из участков политической работы, где требовалось умение дать отпор носителям капиталистической идеологии. По определению руководителя ВОКСа А.Я. Аросева, гиды-переводчики играли «роль заградительных отрядов, которые идут впереди колонны»73. Отсюда пристальное внимание к идеологической составляющей подготовки гидов. К примеру, в 1932 г.

специальная комиссия Наркомата просвещения и Правления «Интуриста» по проверке ЭПО МИНЯ отметила, что программы по пятилетнему плану, меньшевистского оппортунизма и буржуазного формализма». Комиссия политических дисциплин на иностранных языках, так как это вело к «искажению марксистско-ленинских установок» и исключало партийный контроль преподавания «со стороны идеологической выдержанности»74. В этом же году Президиум ЦКК ВКП(б) и Коллегия Наркомата Рабочекрестьянской инспекции СССР в совместном постановлении «О работе недостаточную работу по подготовке гидов, потребовали «обеспечить Цит. по: Куликова Г.Б. Под контролем государства: пребывание в СССР иностранных писателей в 1920х годах // Отечественная история. 2003. № 4. С. 57.

ГА РФ. Ф. Р-9612. Оп. 2. Д. 8. Л. 85-87.

правильное, идеологически-выдержанное объяснение объектов показа»75. В общем, партийность, политическая благонадежность и идеологическая правоверность были поставлены над общекультурным и профессиональным уровнем переводчиков.

Во второй половине ХХ столетия, в условиях «холодной войны», ситуация с идеологической подготовкой гидов мало изменилась. В частности, принятое в декабре 1961 г. совместное постановление ВЦСПС, ЦК ВЛКСМ, «Интуриста» и Союза советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами (ССОД) нацеливало туристические ведомства на усиление пропагандистской составляющей иностранного туризма. В 1962 г. при горкомах партии были созданы специальные методические советы из представителей горисполкома, горкомов партии и комсомола, профсоюзной организации, экскурсионного бюро, «Интуриста», музеев и других организаций для контроля работы гидов76.

Программа «повышения политической и деловой квалификации основного состава гидов-переводчиков» на 1960 учебный год отразила очевидный перекос в распределении учебного материала: на политическую подготовку отводилось 206 часов, а на подготовку по специальности – только 156 часов. В программу переподготовки был включен ряд лекций о национально-освободительном движении, а также об экономическом и политическом положении в Индии, Ираке, Афганистане, странах Латинской Америки и некоторых других государствах «третьего мира». Также блок политической подготовки был расширен за счет тем по марксистсколенинской философии, политической экономии и истории КПСС. Кроме того, программа включала тематический блок «Отдельные вопросы политической подготовки», особенности пропаганды с иностранными туристами и разбор наиболее типичных вопросов, задаваемых иностранцами переводчикам. Отдельно в этом блоке, наряду с актуальной информацией Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17. ЦК РКП(б) – ЦК ВКП(б). Оп. 120. Д. 82. Л. 161-162.

ГА РФ. Ф. Р-9612. Оп. 1. Д. 517. Л. 57.

посольств и торгпредств об экономическом и политическом положении ряда стран, рассматривались внешнеторговые и экономические связи СССР с зарубежными государствами. В свою очередь, подготовка по специальности, помимо изучения объектов показа на иностранных языках и языковой подготовки, включала расширенный блок по вопросам обслуживания иностранных туристов77.

переводчика В.М. Бережкова, призвана была обеспечить, чтобы «интуристы государство, которое им старались продемонстрировать»78.

Постоянные колебания идеологической линии (от сталинизма к профессиональной подготовке.

Профессиональный профиль Ведомственные документы «Интуриста» и «Спутника» позволяют реконструировать иерархию требований к профессионализму гидов. В частности, Правление БММТ «Спутник» ранжировало требования к квалификации гида-переводчика таким образом, что первую позицию способности и только третью — знание языка.

В свою очередь, анализ ведомственных инструкций «Интуриста»

выстраивает следующую специфическую иерархию умений и навыков гидапереводчика:

во-первых, преданность «нашему делу» и политическая грамотность;

Там же. Д. 456. Л. 104-111.

Бережков В. Рядом со Сталиным. М.: Вагриус, 1998. С. 194.

во-вторых, знание иностранных языков и общая культурность;

в-третьих, повышенные требования к моральному облику работника.

Однако, помимо традиционных для советской кадровой политики профессиональную специфику. Прежде всего, ведомственные документы обращали внимание на необходимость хорошей страноведческой подготовки и владения сравнительным методом изложения информации, умение «не по обывательски объяснить иностранцам те или иные явления и моменты нашей жизни» и «расположить туристов … к себе, как представителю Советской страны», находчивость и способность «подавить свое внутреннее плохое настроение»79.

Обнаруженный в Российском государственном архиве социальнополитической истории Проект профиля подготовки экскурсоводовпереводчиков (1932 г.) демонстрирует широкий спектр вопросов, предназначенных для изучения гидами, включая основные вопросы международной и внутренней политики СССР, характера мирового кризиса капитализма и его последствий, а также «необходимости революционного выхода из него». Программа обучения предусматривала специфический набор знаний и навыков: не только широкий политический кругозор и знакомство с промышленной и сельскохозяйственной статистикой за послереволюционный период, но и обширный круг исторических знаний (истории революционного движения и классовой борьбы, партии и международной и внутренней контрреволюцией и внутрипартийной борьбы).

Круг навыков и умений также формировался за счет знания уровня развития экономической географии СССР, вопросов текущей политики и ряда специальных вопросов (например, музееведения и театроведения). Также в перечень профессиональной подготовки входило изучение истории развития ГА РФ. Ф. Р-9612. Оп. 2. Д. 1. Л. 4. Оп. 3. Д. 339. Л. 66,69,71.

туризма в капиталистических странах и СССР, а также современного состояния туристического рынка. Будущий гид-переводчик должен был иметь представление о ценах и условиях обслуживания туристов за границей и в СССР, методах составления конъюнктурных обзоров туристического рынка, разработки маршрутов и калькуляции их цен, тарифных вопросах, билетном и багажном деле. Предполагалось изучение особенностей работы экскурсоводческих баз и объектов показа, знакомство с вопросами аквизиции заграничных отделений, составлением годовых и квартальных планов «Интуриста», с рекламным и паспортно-визовым делом, вопросами транспортного обеспечения и рекламации, транзитными и валютными операциями. И, наконец, гид должен был в совершенстве знать один из иностранных языков и уметь объясняться и читать еще, как минимум, на одном языке80. Комментарии к столь обширному перечню знаний и умений, как говорится, излишни… Программа Экскурсионно-методического отдела, составленная для курсов Правления «Интуриста» на 1960 учебный год (по профилю подготовки гидов-переводчиков) отводила на политическую подготовку, в отличие от вышеуказанной программы повышения квалификации, всего часов против 328 часов, предназначенных на подготовку по специальности.

Последняя предусматривала, прежде всего, обучение самостоятельному ведению экскурсий на иностранном языке. Также в профессиональную подготовку входили лекции о генеральном плане реконструкции Москвы, жилищном строительстве в городе, архитектуре, положении церкви в СССР и т.п. На отработку иностранной терминологии по темам экскурсий организационные вопросы по обслуживанию иностранных туристов, включая нормы поведения переводчиков при работе с туристами, правила этикета в театре и пр. Там же. Оп. 2. Д. 8. Л. 81-82.

Там же. Оп. 1. Д. 456. Л. 96-103.

Судя по справкам Курсов иностранных языков Главного управления по иностранному туризму при Совмине СССР за 1975-1976 гг., основной упор делался на обучение иностранным языкам работников предприятий и прием экзаменов на процентную надбавку. Тогда как ускоренное обучение гидов второму языку и технике последовательного перевода были организованы в значительно меньших масштабах.

Система профессиональной учебы гидов-переводчиков «Спутника» в 1970-е гг. также включала два вида подготовки: общеполитическую и коммунистическом строительстве в СССР, мировом коммунистическом, рабочем и национально-освободительном движении на современном этапе и борьбе против буржуазной идеологии. Составной частью общеполитической международном молодежном и студенческом движении. Профессиональная подготовка также предусматривала широкий набор теоретических тем:

«Международный туризм и международные туристские связи Советского интернационального воспитания молодежи и средство для пропаганды советской действительности», «Основные правила, нормы поведения и содержание работы гидов-переводчиков с иностранными туристами» и т.п. В свою очередь, практические занятия включали такие разделы как «Методика проведения экскурсий по городу» и «Изучение экскурсионного материала (Москва, Ленинград, Киев)»82.

Одной из основных проблем кадровой политики «Интуриста» на всем протяжении его деятельности оставался недостаток переводчиков с редкими языками (в частности, итальянским, японским, венгерским, финским, португальским, датским, шведским и норвежским), так как языковые вузы готовили их в недостаточном количестве. Получение молодых специалистов по заявкам как МВТ (до 1964 г. «Интурист» не имел права самостоятельного РГАСПИ. Ф. 5М. Бюро международного молодежного туризма «Спутник». Оп. 1. Д. 579. Л. 14-20.

Министерством высшего и среднего образования СССР в нужном количестве переводчиков для временной работы в туристский сезон готовился на дневных и вечерних курсах в столице и на местах, но здесь качество обучения оставляло желать лучшего. Весьма высок был и процент слушателей, отчисленных за неуспеваемость.

Можно сделать вывод, что в советской индустрии туризма сложился специфический тип работника, который при наличии довольно широких общих знаний83 не обладал развитым комплексом специальных трудовых навыков и профессиональных умений, необходимых для обслуживания накопившиеся в архивах ведомств многочисленные претензии к гидампереводчикам, со стороны, как иностранцев, так и проверяющих органов.

Известно, что слово «табу» имеет довольно широкий спектр значений — от «отмеченного» до «неприкосновенного» и от «нечистого» до «священного». В более широком смысле табу считается любой запрет, нарушение которого рассматривается как угроза основам общественного устройства. Ефим Эткинд, рассматривая систему запретов в советском обществе, выделил в отдельную группу табу на отклонения от социальной нормы [Эткинд 1981: 3–20]. К числу последних вполне можно отнести запреты, определяющие нормы поведения советского человека за границей.

Табуирование поведения касалось любой поездки за пределы СССР (делегации, научные и производственные командировки, в том числе, долгосрочные, воинская служба в составе контингента советских войск за Об этом свидетельствуют отложившееся в архивах большое число благожелательных отзывов иностранных туристов о работе гидов-переводчиков.

границей и пр.). Но своей логической завершенности система регламентов и запретов получила именно с обретением этими поездками массового характера («туристическая революция» второй половины 1950-х гг.).

Применительно к советскому выездному туризму реконструировать систему запретов позволяют как партийно–государственные постановления и ведомственные инструкции, так и отложившиеся в архивах отчеты старших туристических групп и сопровождающих «Интуриста». Руководители групп обязаны были писать отчеты, которые поступали в областной совет профсоюзов. Отчеты имели типовую структуру, один из пунктов которой (дисциплина туристов) помогает понять, что считалось отклонением от нормального поведения [Шевырин 2009а]. В более свободной форме писались отчеты сопровождающих «Интуриста», но и в них обязательно освещалось поведение туристов во время заграничной поездки.

Начало советскому выездному туризму было положено в 1955 г.

внесением соответствующих изменений в Устав «Интуриста».84 С 1958 г. в эту работу было вовлечено Бюро международного молодежного туризма «Спутник» при Комитете молодежных организаций СССР. Возможность побывать за «железным занавесом» подвергала советского человека, по мнению руководства страны, различным «буржуазным искушениям». В г. за границу было отправлено 2,5 тыс. советских туристов, а на 1956 г. было запланировано направить за рубеж более 16 тыс. чел. Поэтому уже в январе 1956 г. свет увидело постановление об организации поездок советских туристов за границу. Согласно этому документу, рассмотрение заявлений потенциальных туристов возлагалось на профкомы предприятий и учреждений, которым предписывалось удовлетворять заявления только тех Первый заграничный круиз для ударников труда на теплоходе «Абхазия» был организован Обществом пролетарского туризма и экскурсий в 1930 г. После этого четверть века зарубежного туризма в СССР не было. «Интурист» обслуживал только иностранных туристов, включая транзитных пассажиров и паломников. До 1955 г.

советский человек попадал за границу в составе официальных делегаций или в статусе командировочного.

граждан, которые политически проверены и устойчивы в морально–бытовом отношении [ГА РФ. Ф. Р–9612. Оп. 2. Д. 228. Л. 31].

В 1960 г. «Спутником» была подготовлена «Инструкция руководителю группы советских молодых туристов, выезжающих за границу», согласно которой на руководителя группы возлагалось поддержание во время поездки порядка и дисциплины и предотвращение попыток нарушения норм поведения, а также контроль за тем, чтобы на задаваемые вопросы молодые туристы давали правильные ответы о жизни в Советском Союзе [РГАСПИ.

Ф. 5М. Оп. 1. Д. 52. Л. 28].

В наиболее структурированном виде система регламентаций и запретов для сферы выездного туризма сложилась к концу 1970–х гг. и отражала процесс очередного «похолодания» в международных отношениях. Выписка из протокола Секретариата ЦК КПСС Ст–167/3с от 17 июля 1979 г. содержит сведения об утверждении двух партийных циркуляров: «Основных правил поведения советских граждан, выезжающих в социалистические страны» и «Основных правил поведения советских граждан, выезжающих в капиталистические страны». В обоих документах сформулирован общий перечень требований, которыми должны руководствоваться советские туристы за границей [Лубянка — Старая площадь 2005]. Прежде всего, речь шла о строгом соблюдении принципов «Морального кодекса строителя коммунизма» и необходимости высоко нести честь и достоинство гражданина СССР. Регламентация касалась даже внешнего вида с упором на опрятность и аккуратность. Хотя иногда она доходила до смешного. Так, при инструктаже в Ленинградском отделении «Интуриста» туристов, отплывающих на теплоходе в Великобританию, выяснилось, что в областном совете профсоюзов им запретили брать с собой лакированную обувь и чулки со швом, как признаки дурного тона [ГА РФ Ф. Р–9612. Оп. 1. Д. 373. Л. 1].

Категорические запрещалось продавать или обменивать вывезенные за Здесь и далее цитируются пункты данных постановлений.

границу и приобретенные там личные вещи», при возвращении «брать посылки и письма от иностранных граждан для лиц, проживающих в СССР.

Что касается правил поведения в капстранах, здесь больший акцент делался на необходимости постоянно помнить о стремлении западных спецслужб скомпрометировать советского человека и склонить к измене Родине. Тут же формулировался набор человеческих слабостей, которые могут использовать разведорганы капиталистических стран: склонность к спиртным напиткам, к легким связям с женщинами, азартным играм, приобретению различных вещей и неумение жить по средствам, а также беспечность, болтливость, небрежность и халатность в хранении служебных и личных документов. Правила предписывали сочетание политической бдительности с разумной общительностью. Но при этом запрещалось давать «случайным знакомым» свой адрес или номер телефона.

Категорически запрещалось посещать ночные клубы, кинотеатры, в которых демонстрируются антисоветские или порнографические фильмы, и другие места сомнительных увеселений и районы, где проживают эмигранты или другие категории населения, враждебно настроенные по отношению к СССР. К числу строгих запретов также относилось злоупотребление спиртными напитками и обмен без разрешения советских денег на иностранную валюту.

Табу были положены в основание системы «фильтров», призванных отсеять кандидатов на заграничный вояж, чья готовность неукоснительно блюсти честь и достоинство советского человека вызвала малейшие сомнения. Первым уровнем «фильтрации» выступала низовая профорганизация (местком), принимавшая заявление от претендента и дававшая характеристику–рекомендацию. Эта характеристика рассматривалась районным или городским комитетом КПСС и утверждалась специальной Комиссией по выезду за границу при обкоме партии, в состав которой входил и начальник областного управления КГБ [Шевырин 2009б].

Что касается молодежных групп, то их состав утверждался бюро обкомов, крайкомов комсомола и ЦК ЛКСМ союзных республик, а для выезжающих в капстраны — на уровне ЦК ВЛКСМ [РГАСПИ. Ф. 5М. Оп. 1. Д. 52. Л. 20].

Кроме проверок разного уровня, с будущими туристами проводились беседы в областном совете профсоюзов и в отделении «Интуриста» с подробным разъяснением политических целей поездки, правил поведения за границей и т.п. Отчасти была табуирована и сама система инструктажа, если речь шла о «доверительных» беседах в местном управлении КГБ. Кандидат на поездку в капстрану или Югославию не только заполнял специальную анкету с указанием всех родственников (в том числе, умерших), но и давал подписку о неразглашении содержания конфиденциального инструктажа. По прибытии группы туристов в капстрану их после размещения в гостинице приглашали в посольство или консульство, где с ними проводилась обязательная беседа о бдительности [ГА РФ. Ф. Р–9612. Оп. 1. Д. 373. Л. 1].

А в ходе самой поездки соблюдение запретов и правил поведения контролировалось руководителями групп, сопровождающими «Интуриста» и «товарищами в штатском». В частности, сопровождающие должны были все время поездки проводить работу с туристами, чтобы они поняли фактическую действительность за границей, и чтобы им не вскружил голову шик [ГА РФ. Ф. Р–9612. Оп. 2. Д. 237. Л. 56].

Понятно, что столь громоздкая система запретов и контроля за их соблюдением периодически (особенно в первые годы) давала сбои. Из решения Секретариата МГК КПСС от 9 мая 1962 г. «О серьезных недостатках в организации заграничного туризма и упорядочении туристских связей с зарубежными странами» узнаем, что в ряде парторганизаций без должной ответственности относились к отбору лиц для поездок за границу и не беседовали с выезжающими. Характеристики на лиц, выезжающих за границу, нередко состояли из общих стандартных фраз и не давали полного и правдивого представления о деловых и политических качествах, а также моральном облике рекомендуемых. Как следствие, слабо подготовленные и морально неустойчивые» граждане были не способны правильно оценивать буржуазную действительность» и «высоко держать достоинство гражданина СССР [ГА РФ. Ф. Р–9612. Оп. 2. Д. 299. Л. 56.]. Например, турист П. во время посещения Англии в июне 1956 г. таскал в карман со стола куски хлеба, а при отъезде из Лондона на аэродроме выклянчил у гида на папиросы два шиллинга [ГА РФ. Ф. Р–9612. Оп. 1. Д. 373. Л. 31]. В подобных случаях дело не ограничивалось воспитательной беседой при возвращении на Родину. В отчеты руководителей групп вписывалась настоятельная рекомендация не отправлять больше нарушителя за пределы страны.

Ниже подробнее рассмотрим, как обстояло на практике дело с основным набором табу для советского выездного туризма.

Одним из наиболее распространенных отклонений от заданных правил было злоупотребление спиртными напитками и связанное с этим хулиганство. Отчеты руководителей туристических групп пестрят сообщениями об излишнем увлечении туристов горячительными напитками:

А. и П. после обеда в гостиницу явились пьяные, в невменяемом состоянии и т.п. [Шевырин 2009а]. На Всесоюзном совещании работников «Интуриста» в январе 1961 г. один из выступающих поведал, что три частенько выпивавших туриста из Архангельска в Пловдиве (Болгария) в нетрезвом виде взяли в ресторане с витрины торт и убежали, не заплатив [ГА РФ. Ф. Р–9612. Оп. 2.

Д. 286. Л. 155].

В информационном письме «Интуриста» от 12 мая 1970 г.

«Относительно организации советского туризма в Болгарию» сообщалось, что злоупотребление спиртными напитками на болгарских курортах нередко заканчивалось несчастными случаями, драками и порчей имущества в гостиницах и ресторанах [Попов 2011: 307–308]. Кроме того, захмелевший турист мог «наболтать лишнего» о скрываемых сторонах повседневной жизни в СССР.

Еще одним распространенным нарушением табу было стремление к шопингу. В отчетах сопровождающих группы часто звучали обвинения в адрес той или иной туристки, которая чрезмерно была увлечена … покупками и делала это с особой страстью [ГА РФ. Ф. Р–9612. Оп. 1. Д. 373. Л. 5.].

Сопровождающий группу туристов в Китай в октябре 1956 г. сетовал, что отдельные лица в страну едут с целью изучения цен на промтовары [ГА РФ.

Ф. Р–9612. Оп. 1. Д. 374. Л. 29]. Во многих отчетах руководители групп констатировали, что часть туристов проявляет нездоровую нервозность во время посещения торговых точек, стремится заменить участие в экскурсиях походами по магазинам [Попов 2008б: 76].

Денег, которые меняли нашим туристам, хватало только на мелкие сувениры — шариковые ручки, пластиковые пакеты и т.п. Руководство туристического ведомства полагало, что предоставление излишней валюты туристам мешает проведению запланированных мероприятий [ГА РФ. Ф.

Р–9612. Оп. 2. Д. 237. Л. 9,10].

Однако многие хотели приобрести что–нибудь более существенное — одежду, обувь и т.п. В Югославии, например, покупали запрещенный мохер.

Для его провоза женщины брали с собой спицы, чтобы за время путешествия вязать шали и накидки. Дома вязка распускалась, а нитки распрямлялись с помощью пара. Запрет на провоз более одной пары джинсов обходили, одевая на себя по несколько пар [Шевырин 2009а]. Стремление приобрести дефицитные в СССР вещи вело, с одной стороны, к «режиму жесткой экономии», а с другой, подталкивало к приобретению валюты путем продажи захваченных из дома продуктов (особенно, водки и черной икры) и вещей (фотоаппаратов, транзисторных приемников, электробритв, наручных часов и пр.). Так как каждый факт продажи ценных вещей фиксировался руководителем группы, то некоторые туристы подстраховывались заявлениями о пропаже дорогого фотоаппарата или транзисторного приемника [Шевырин 2009а].

Одной из наиболее часто встречающихся в отчетах характеристик было обвинение в «легкомысленном поведении» и, особенно, во вступлении (или даже в попытках) в интимную связь с иностранцами. Руководитель одной из групп в Болгарии в своем отчете летом 1968 г. писал, что молодые болгары на собственных автомобилях забирали женщин из гостиниц, возвращая их в 4–5 утра [Попов 2011: 307]. Во время пребывания группы советских туристов в Объединенной Арабской Республике туристка Т. неоднократно встречалась с местным арабом и, несмотря на запрещение, дважды посещала в вечернее время его квартиру. В ходе поездки в Чехословакию в феврале 1977 г. одна из туристок была охарактеризована старшим группы, как человек легкого поведения, искавшая интимной связи с чехами. Дабы пресечь эти попытки, женщину закрывали в номере на замок и выставляли часовых [Попов 2008б: 77].

Преподаватель английского языка П. при посещении Англии в июле 1961 г. в силу общительности своего характера с большой легкостью вступала в различные знакомства по ходу поездки, в результате чего несколько англичан пригласили ее в ресторан и покататься на автомобиле по вечернему городу. Встреча состоялась, но, по настоянию руководителя группы, в отеле, где жили советские туристы и в присутствии трех советских людей, включая сопровождающего [ГА РФ. Ф. Р–9612. Оп. 1. Д.

478. Л. 24].

Почти в каждом отчете о пребывании туристов за границей присутствовала фраза, что в свободное время туристы ходили большими группами, а одиночных уходов не наблюдалось [Шевырин 2009а]. Подобные передвижения одним маршрутом, где каждый следил за своими товарищами, должны были гарантировать туристов от несанкционированных контактов с иностранцами и попыток остаться за границей. Отставание от группы на несколько сотен метров становилось предметом разбирательства, а исчезновение туриста из поля зрения своих спутников рассматривалось как чрезвычайное происшествие [Попов 2008а: 52]. Например, контакты советских туристов в ГДР в ноябре 1957 г. с сомнительными лицами — иноподданными стали причиной появления специального ведомственного циркуляра [ГА РФ. Ф. Р–9612. Оп. 2. Д. 238. Л. 20].

Сопровождающий от «Интуриста» группу ленинградской интеллигенции по Великобритании в сентябре 1956 г. в своем отчете отметил, что двое владевших английским языком туристов еще на теплоходе завели знакомство с американской парой. В Лондоне они ходили с американцами в театр, не поставив в известность сопровождающего [ГА РФ Ф. Р–9612. Оп. 1. Д. 373.

Л. 5].

Случайные знакомства были чреваты нарушением «идеологической чистоты». Во время поездки советских туристов в Албанию в октябре 1956 г.

туристка П., познакомившись в Саранде с молодым албанцем, подарила ему комсомольский значок и пригласила на танцы. Потом выяснилось, что он недавно вышел из тюрьмы, исключен из молодежной организации и занимается бродяжничеством [ГА РФ. Ф. Р–9612. Оп. 1. Д. 372. Л. 10].



Pages:     | 1 || 3 |
Похожие работы:

«Владимирский институт повышения квалификации работников образования Лаборатория Русская школа как система воспитания и образования С.А. Блинова Программа Семья в системе духовно-нравственного воспитания образовательного учреждения Владимир-2008 1 Автор: Блинова С.А. – старший научный сотрудник лаборатории Русская школа как система воспитания и образования Владимирского института повышения квалификации работников образования Рецензент и консультант: Ионова Т.А. – кандидат философских наук,...»

«Программа симпозиума Философия и современное международное право PhilosInLaw2013 (синхронный перевод будет осуществляться в ауд. 24, 108) 13 мая (Философский факультет СПбГУ, Менделеевская линия, д. 5) 10.00 – Регистрация участников (холл у ауд. 24) 10.30 Пленарное заседание I. Модератор: Лисанюк Елена Николаевна, ауд. 24 Приветствие декана Философского факультета СПБГУ Дудника Сергея Ивановича. 10.30 – Приветствие со-организаторов симпозиума: 11.00 Евгений Викторович Булыгин (Буэнос-Айрес,...»

«СОСТАВИТЕЛЬ: А.П. Мельников, доцент кафедры политологии юридического факультета Белорусского государственного университета, кандидат философских наук, доцент. РЕЦЕНЗЕНТЫ: Кафедра философии и политологии Частного учреждения образования БИП - Институт правоведения; В.В. Позняков - профессор кафедры молодежной политики Государственного учреждения образования Республиканский институт высшей школы, доктор философских наук, профессор. РЕКОМЕНДОВАНА К УТВЕРЖДЕНИЮ В КАЧЕСТВЕ ТИПОВОЙ: Кафедрой...»

«Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики Факультет философии Программа дисциплины Социология для направления по направлению подготовки 030100.62 Философия Уровень подготовки: Бакалавр Автор программы: кандидат социологических наук, преподаватель кафедры общей социологии Попов Д.С., dpopov@hse.ru Рекомендована секцией УМС Социология...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учебно-методическое объединение по гуманитарному образованию УТВЕРЖДАЮ Первы^аместитель М щ и ^ р а образования Республики Беларусь j/fS^ А.И.Жук 20//г. 335' Регистр}!^ионный № ТД- /тип. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ГЛОБАЛИСТИКИ Типовая программа для высших учебных заведений по специальности 1 - 23 01 06 Политология (по направлениям) СОГЛАСОВАНО СОГЛАСОВАНО Директор государственного Начальник Управления высшего и научного учреждения Институт...»

«Федосова Э.П. доктор искусствоведения, Российская академия музыки им. Гнесиных, г. Москва, Российская Федерация Научная работа профессора Ю. А. Фортунатова Для того, чтобы ответить на вопрос о научной работе профессора Ю.А. Фортунатова, необходимо совершить краткий экскурс в область определения науки. Итак, что же такое наука? Вопрос – далеко не праздный, коль скоро речь идет не о работе ученого – в академическом смысле этого слова, – а о работе композитора и музыковеда, широко известного в...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию РФ Владивостокский государственный университет экономики и сервиса В.И. ШУЛЬГА УГОЛОВНОЕ ПРАВО Учебная программа курса по специальности 351200 Налоги и налогообложение Владивосток Издательство ВГУЭС 2009 1 ББК 67.99 Учебная программа по дисциплине Уголовное право составлена в соответствии с требованиями ГОС ВПО РФ. Предназначена студентам специальности 351200 Налоги и налогообложение. Составитель: В.И....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ 2-я всероссийская научная конференция АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ СОРАЗМЕРНОСТЬ 12-13 марта 2010 года (пятница-суббота) Конференция проводится в формате одной секции. Рассматривается проблема антропологической соразмерности с античности до наших дней. Имеется в виду соразмерность ипостасей Человека (телесной,...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА Учебный центр послевузовского и дополнительного профессионального образования специалистов АСПИРАНТУРА ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ЭКЗАМЕНА В АСПИРАНТУРУ ПО ФИЛОСОФИИ СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 05.25.03 БИБЛИОТЕКОВЕДЕНИЕ, БИБЛИОГРАФОВЕДЕНИЕ И КНИГОВЕДЕНИЕ Москва 2011 Автор заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор философских наук, профессор Делокаров К.Х., Под общей редакцией доктора философских наук,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования СИБИРСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Утверждаю Ректор СФУ _ Е.А Ваганов _ 2012 г. Основная профессиональная образовательная программа послевузовского профессионального образования (аспирантура) по специальности 09.00.01 – Онтология и теория познания Присуждаемая ученая степень - кандидат философских наук Красноярск 2012 1. Общие положения...»

«Крупногабаритные тюковые пресс-подборщики RU KRONE – успех на протяжении более 100 лет Уже более 100 лет имя KRONE является критерием Компетентность качества среди производителей сельскохозяйственной техники. Начав с кузнечного цеха, фирма KRONE сумела Новаторство стать одним из ведущих производителей кормоуборочной техники. Готовность к внедрению новшеств, близость к Близость к клиенту клиентам и компетентность являются главными составляющими успеха предприятия на протяжении многих лет....»

«Министерство образования и науки РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЛОСОФСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Утверждаю: Г.В.Майер 201 г. Номер внутривузовской регистрации Основная образовательная программа послевузовского профессионального образования (аспирантура) Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания Квалификация (степень) выпускника Кандидат наук Нормативный...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования МАЙКОПСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Н'ЖЬъ.и Л п. '' / УТВЕРЖДАЮ: ^чнои раооте ЭД. Овсянникова. 20_г / ПРОГРАММА КАНДИДАТСКОГО ЭКЗАМЕНА основной образовательной программы послевузовского профессионального образования подготовки аспиранта (ООП ППО) по специальности 13.00.02 ТЕОРИЯ И МЕТОДИКА ОБУЧЕНИЯ И ВОСПИТАНИЯ (ПО...»

«ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ЭКЗАМЕНА В АСПИРАНТУРУ ИЭООП СО РАН (СОВМЕСТО С НГУ) ПО СПЕЦИАЬНОСТИ 22.00.04 СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА, СОЦИАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ И ПРОЦЕССЫ ЧАСТЬ 1 СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ. ИСТОРИЯ СОЦИОЛОГИИ И СОВРЕМЕННАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ТЕОРИЯ Основные понятия Социология как наука: предмет, метод, объект. Функции социологии. Социология и другие науки. Категориальный аппарат социологии. Понятия общества, группы, личности. Социальные институты, социальные организации. Социальная структура, социальный...»

«УТВЕРЖДЕНО ФФиСН, профессор факультета А. В.РУБАНОВ (подпись) (И.О.Фамилия) 2013 (дата утверждения) Регистрационный № УД-/р. ФИЛОСОФИЯ ЦИВИЛИЗАЦИЙ (II часть курса Социальная философия) Учебная программа для специальности: 1-21 02 01 философия Факультет философии и социальных наук Кафедра философии и методологии науки Курс: Семестр: Лекции: 16 часов КСР: 4 часа Зачет: 6 семестр Самостоятельная работа: 139 часов Всего аудиторных часов по дисциплине: Всего часов по дисциплине: 159 Форма получения...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УТВЕРЖДАЮ Декан факультета Перерабатывающих технологий доц.,_ Решетняк А.И. 2010 г РАБОЧАЯ ПРОГРАММА дисциплины _Эстетика_ для специальности 110305.65 Технология производства и переработки сельскохозяйственной продукции Ведущая кафедра: кафедра философии Вид учебной работы Дневная форма обучения Всего...»

«Рекомендации по подготовке врачей-онкологов, специализирующихся в области лекарственного лечения злокачественных новообразований Подготовлено группой экспертов ESMO-ASCO по разработке единого плана обучения врачей-онкологов Август 2004 Адреса для корреспонденции: Heine Hansen University Hospital of Copenhagen The Finsen Centre, 5072 Blegdamsvej 9 2100 Copenhagen Denmark 1 марта 2005 года От лица European Society for Medical Oncology (ESMO – Европейское Общество Медицинской Онкологии) и American...»

«Основная образовательная программа по направлению подготовки 050400.68 Психолого-педагогическое образование магистерская программа: Психология образования Философия образования и науки Цель дисциплины: развитие у магистрантов теоретических основ и способности ориентироваться в проблемном научном поле и философских основах сферы образования как основы педагогической, научно-исследовательской и научно-методической деятельности. Требования к уровню освоения содержания курса: В результате освоения...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УЛЬЯНОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ Инженерно-технологический факультет КАФЕДРА Социально-экономические дисциплины Декан факультета Утверждаю Зам.директора по учебной работе _ Н.Н.Левина _ Т.А.Мащенко 28 сентября 2009 г. 28 сентября 2009 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА По дисциплине Философия Для всех специальностей Составитель: Мащенко Т.А., к.и.н., доцент Программа обсуждена и одобрена на заседании кафедры Протокол № 1 от 23.09....»

«РАЗРАБОТАНА УТВЕРЖДЕНА Ученым советом факультета кафедрой политологии социальных коммуникаций 13.02.14, протокол № 7 13.03.14, протокол № 8 ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ для поступающих на обучение по программам подготовки научнопедагогических кадров в аспирантуре в 2014 году Направление подготовки 41.06.01 – Политические науки и регионоведение Профиль подготовки 23.00.03 – Политическая культура и идеологии Астрахань – 2014 г. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Программа вступительного экзамена в...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.