WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«Рекомендовано Советом по филологии Учебно-методического объединения по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

АДЫГЕЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЦЕНТР БИЛИНГВИЗМА АГУ

X. 3. БАГИРОКОВ

Рекомендовано Советом по филологии Учебно-методического объединения

по классическому университетскому образованию

в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 021700 - Филология, специализациям «Русский язык и литература» и «Языки и литературы народов России»

МАЙКОП 2004 Рецензенты: доктор филологических наук, профессор Адыгейского государственного университета 3. У. Блягоз, доктор филологических наук, профессор Ставропольского государственного университета Ю.Ю. Леденев, доктор филологических наук, профессор Адыгейского государственного университета Б.М. Берсиров Научный редактор: доктор филологических наук, профессор, академик РАЕН, заслуженный деятель науки России Г. П. Немец Б14 Багироков X. 3. Билингвизм: теоретические и прикладные аспекты (на материале адыгейского и русского языков): Монография. Майкоп: Изд-во АГУ, 2004.316 с.

Предлагаются лингвистическое, социолингвистическое и лингвокультурологическое параметрирование билингвизма постперестроечного периода в Республике Адыгея. Представлена поликоординатная характеристика билингвизма в единстве с концептами языковой ситуации и языковой личности. Дано определение данного явления в системе понятий современной лингвистики в корреляции с интерферентными явлениями уровней контактирующих языков.

Адресована филологам - студентам, аспирантам, преподавателям, всем, изучающим курс «Теория языка».

ISBN 5-85108-137- УДК 81. OO1.9I ББК 801.323.2 © Адыгейский государственный университет, © Багироков Х.З., Введение В настоящее время в мире насчитывается более десяти тысяч языков и диалектов, однако «около двух третей населения нашей планеты говорит на двадцати семи языках, поэтому профессиональное общение, регулируемое экономическими и политическими потребностями, опирается на ограниченное число языков» [См. Курьер Юнеско, август 1983]. В Республике Адыгея на современном этапе функционирует около 30 языков. По оценке лингвистов, социолингвистов и других специалистов, динамика развития двуязычия и многоязычия в мире и нашей стране будет сохранять устойчивую тенденцию к росту. В Европе эта тенденция усиливается бурными процессами создания единого геополитического и экономического союза, объединяющего большинство развитых европейских стран в конфедеративное государство.

Общемировая тенденция становления многоязычия в условиях России развивается в двух направлениях: внутреннем и внешнем. В первом случае речь идет о стремлении малочисленных народов изучить язык своей страны (русский), каковым является язык «титульной» нации, для того, чтобы иметь возможность в полной мере реализовать свои гражданские права в рамках своего государства. Во втором случае имеется в виду стремление образованной части россиян к интеграции в мировую систему информационных, социальных и иных взаимоотношений, приобщение к ценностям мирового культурного наследия посредством изучения иностранных языков (английского, французского, немецкого, испанского, итальянского и т.д.).

В регионах России развитие двуязычия имеет совершенно разное значение; в зависимости от множества факторов каждый регион отличается собственной спецификой, содержанием, уровнем развития, сложившейся практикой и культурой двуязычия, а также степенью межцивилизационного взаимодействия и языковых контактов. Исключительную важность и актуальность эта проблема имеет в условиях Республики Адыгея, где адыгейско-русские корреляции особо продуктивны для теоретизации билингвизма. Адыгейский язык разносторонне репрезентативен для адыгских (и для иберо-кавказских языков в целом). Этим парадоксально обусловлена и глубочайшая специфика его взаимодействия с русским языком в исследуемом континууме. Следует отметить, что в связи с миграционными процессами в постсоветском пространстве в Республике Адыгея осело и проживает около тридцати национальностей. Понятно, что в подобной ситуации языковые контакты не только неминуемы, но в практическом плане и просто необходимы.

Таким образом, в современной языковой жизни Республике Адыгея, всё более очевидным становится факт малоизученности билингвизма в связи с изменившимися общественными функциями национальных языков, особенно в процессах взаимодействия–интерференции и конвергенции языков, - выступающего источником двуязычия (а также многоязычия / мультилингвизм, полилингвизм), чем объясняется выбор темы исследования [160; С. 488].

Принимая во внимание современное состояние языковой и билингвальной ситуации в Республике Адыгея, а также теоретическую и практическую важность исследования проблемы адыгейско-русских языковых контактов постперестроечного периода, учитывая потребность адыгейского общества в повышении культуры русской речи и становлении двустороннего билингвизма, в данной работе адыгейско-русский билингвизм исследуется в лингвистическом, социологическом, социолингвистическом и лингвокультурологическом аспектах.

Представлена поликоординатная характеристика билингвизма в единстве с концептами языковой ситуации и языковой личности. Дано определение данного явления в системе понятий современной лингвистики в корреляции с интерферентными явлениями уровней контактирующих языков.

Таким образом, актуальность изучения комплекса проблем, связанных с формированием и функционированием двуязычия (билингвизма), значительно возросла в условиях новой волны всемирной интеграции и начала демократических преобразований на обширных территориях постсоветского пространства. Не меньшую роль в активизации языковых контактов сыграл и научно-технический прогресс, обусловивший формирование глобальной информационной сети Интернет. Актуальность подобного исследования определяется не только его особой значимостью в социальном и теоретическом аспекте для решения общелингвистических проблем, но и неизученностью в целом проблемы адыгейско-русских языковых контактов постперестроечного периода в плане выявления, с одной стороны, общих и частных закономерностей языковых контактов и, и с другой, определения уровня владения русским языком адыгейцами-билингвами, а также теоретического и практического осмысления лингвистических, экстралингвистических и лингвокультурологических факторов, влияющих на уровень развития билингвизма и на повышение общей культуры русской речи адыгейцев- билингвов.





Из социолингвистической проблематики языковых контактов в отечественном языкознании успешно разрабатывается проблема взаимодействия языков народов РФ.

Учёные-лингвисты уделяют наиболее пристальное внимание методическим, теоретическим и практическим вопросам языкового строительства, проблемам взаимообогащения языков народов РФ. Взаимовлияние языков и культур народов РФ – вот где сходятся пути лингвистов, социологов, социолингвистов, психолингвистов, лингвокультурологов, этнографов. Взаимодействие и динамика развития языков и культур Выявление общих закономерностей взаимодействия и взаомообогащения языков народов РФ должно основываться на исследовании конкретных языков. Это поможет лингвистики[76;С.342,34;С.52,242;С.416,199;С.36,147;С.50,112;С.162,160;С.73], но и выявить типологические особенности взаимодействия языков в различных социальных условиях.

В Республике Адыгея, многонациональной по составу населения, проблематика взаимодействия языков нашла отражение в ряде исследований. Однако эти исследования в подавляющем большинстве посвящены влиянию русского языка на внутриструктурное развитие адыгейского литературного языка. За исключением работы Блягоза З.У., посвященной проблеме адыго-русских языковых контактов [34; 52], учёные Республики Адыгея не посвятили проблеме адыгейско-русского двуязычия постперестроечного периода ни одной монографической работы. Отдельные небольшие по объёму статьи не раскрывают ни истоков, ни причин, ни существа функционирования адыгейско-русского двуязычия постперестроечного периода. Таким образом, насущной задачей адыгейского языкознания следует считать комплексное исследование адыгейскорусских языковых связей постперестроечного периода вообще и адыгейско-русского билингвизма, в частности, в аспекте становления и развития русско-адыгейского двуязычия. Социолингвистический анализ адыгейско-русского двуязычия постперестроечного периода, с одной стороны, поможет восполнить пробел в адыговедении, а с другой, - должен выполнять социальный заказ: исследовать русскую речь адыгейцев в целях определения оптимальных путей и методов преподавания контактирующих языков и русского языка как межнационального средства общения языков народов РФ для повышения культуры русской речи адыгейцев, так как потребности общества остро поставили вопрос о владении народами РФ литературной Целью работы является социолингвистическое исследование проблемы адыгейскорусского двуязычия как результата языковых контактов адыгейцев и русских, а также изучение реальной русской речи адыгейцев. Поскольку в рамках одного исследования нельзя изучить весь комплекс проблем адыгейско-русского билингвизма, постольку в данной работе мы ограничились лингвистическим, социологическим, социолингвистическим и лингвокультурологическим анализом адыгейско-русского двуязычия, уделив особое внимание развитию в различных сферах, а также Отдельные вопросы языкового строительства в Республике Адыгея и взаимодействие адыгейского и русского языков рассматривались учёными-лингвистами [33; С.28, 34; С.52, 14; С.182, 27; С.7-10, 180; С.638, 220; С. 50, 256;С.242]. На достаточно высоком уровне находятся контрастивно-сопоставительные исследования различных ярусов адыгейского и русского языков, а также теория и методика преподавания русского языка в адыгоязычной аудитории [247; С.40, 84; С. 18, 99; С.22, 169; С. 18, 236; С. 18 и др.].

Научная новизна данной работы определяется тем, что адыгейско-русское двуязычие постперестроечного периода ещё не было предметом специального исследования, хотя и затрагивались его отдельные небольшие вопросы при решении других проблем.

Проблема функционирования адыгейско-русского двуязычия постперестроечного периода ещё не подвергалась и комплекстному исследованию, в том числе и Под комплексным социолингвистическим исследованием двуязычия мы понимаем лингвистическое, социологическое, социолингвистическое и лингвокультурологическое исследование сущности, истории формирования, социально-экономических, этнических, демографических и других условий развития и современного функционирования конкретного типа билингвизма. В определённой степени такое комплексное исследование конкретных типов билингвизма мы находим в работах [8; С.168, 12;С. 212, 17; С.113, 80;

С.196, 83; С. 134, 135; С.225, 147; С. С.150, 237; С.187], в которых исследовано двуязычие со вторым русским языком в Литве, Дагестане, Казахстане, Таджикистане, Бурятии.

Основополагающим принципом данного исследования является теоретическое положение Ю. Д. Дешериева о двух типах социализированных отношений [76;С.305] в едином объекте - билингвизме, которое определяет два подхода социолингвистического исследования: социолингвистический и лингво-социологический. В чём различие этих На наш взгляд, при собственно социологическом исследовании двуязычия лингвистическую сущность билингвизма необходимо рассматривать, как неизменный элемент, исследуемый в различных и изменяющихся социальных условиях. При лингвосоциологическом исследовании постоянным фактором, на фоне которого изучается билингвизм, являются социальные условия, а лингвистическая природа двуязычия Так, изучая адыгейско-русское двуязычие и рассматривая это явление как неизменный лингвистический факт действительности, мы выделяем и четвёртый этап развития этого явления, кроме выделенных Блягозом З. У. трёх этапов развития билингвизма в РА, т.е.

постперестроечный период, характеризующийся изменившейся языковой ситуацией и ситуацией билингвизма в связи с принятием Закона «О языках народов Республики Таким образом, в данном случае признак владения двумя языками и использования их является величиной постоянной, то есть изучается влияние социальных изменений и условий жизни народа на распространение двуязычия. При социологическом исследовании основное внимание уделяется анализу социальных условий и причин Когда социальные условия функционирования билингвизма рассматриваются как постоянная величина, неизменный фактор, а разновидности двуязычия по степени знания и владения этим явлением как величины переменные, то мы имеем дело с лингво-социологическим исследованием, так как преимущественное внимание уделяется лингвистической сущности того иного вида двуязычия, его практического проявления в речи. Например, в речи сельских жителей адыгоязычных районов наблюдаются отклонения от норм русского литературного языка, в то время как речь городской интеллигенции более нормативна и построена по законам фонетики и грамматики Таким образом, единство социологического и лингво-социологического исследования обеспечивает комплексное, всестороннее изучение двуязычия как общественного явления.

Поэтому на принципиально новой основе впервые в лингвистике проводится монографическое исследование актуальной, ещё не разработанной проблемы адыгейско-русского билингвизма постперестроечного периода, что является в языкознании Республики Адыгея одним из новых направлений научных разработок в Наш подход к исследованию отличается от ряда других работ [8; С.168, 12;С. 212, 17;

С.113, 80; С.196, 83; С. 134, 135; С.225, 147; С. С.150, 237; С.187], посвященных конкретным типам контактов русского и национальных языков. Во-первых, уделяется преимущественное внимание функционированию русского языка, развитию общественных функций в самой национальной среде, так как этапы, формы развития общественных функций адыгейского языка – второго компонента билингвизма – типологически подобны с аналогичным развитием других языков. Во-вторых, проведенные исследования на материале молдавского, литовского, казахского, дагестанского (лезгинского), бурятского языков акцентированы, с одной стороны, на взаимодействии общественных функций этих языков с русским, а, с другой стороны, осещают различные стороны конвергентных и дивергентных явлений как результат взаимодействия или контактов национального и русского языков на уровне речи и языка.

В нашем исследовании вскрывается социолингвистическая сущность процесса заимствования слов из русского языка или посредством русского языка и его рузультата – образования общего лексического фонда – как социолингвистического феномена: 1) базы на пути овладения русском языком, 2) реального фактора сближения языков и народов РФ. В-третьих, указанные авторы рассматривают билингвизм как функционирование национального и русского языков в той или иной макро- и микросоциальной среде. В нашем исследовании обращается внимание не только и не столько на отношения функциональной дополнительности [242; С.60], сколько анализируется сам процесс и факт использования русского языка в той или иной социально-профессиональной и демографической группе населения, то есть даётся классификация типов и форм двуязычия и исследуется реальная русская речь адыгейцев на различных уровнях речи.

Для обоснования функционирования различных типов и форм билингвизма, а также для выяснения причин интерференции с целью устранения отклонений и повышения общей культуры русской речи нерусских, необходимо проанализировать исторические предпосылки возникновения и социально-экономические, этнодемографические и др.

условия развития адыгейско-русского двуязычия, вскрыть объективные лингвистические и экстралингвистические закономерности порождения интерференции в русской речи адыгейцев с целью создания целостной теоретической базы для повышения культуры русской речи билингвов и определения оптимальных методов преподавания русского языка в национальной и не только национальной аудитории. Всё вышеизложенное послужило основанием для постановки следующих задач исследования:

1) вскрыть характер функционирования адыгейского и русского языков в республике;

2) проследить исторические предпосылки возникновения адыгейско-русского двуязычия;

3) определить социально-экономические, общественно-политические, демографические, этнические и др. условия функционирования и развития адыгейско-русского двуязычия;

4) установить условия функционального и внутриструктурного развития адыгейского литературного языка в наиболее значимых для развития адыгейско-русского двуязычия в жизни адыгского общества сферах (образование, наука, культура, средства массовой коммуникации);

5) уточнить роль, место и лингвистические параметры общего лексического фонда русского и адыгейского языков в качестве социально-лингвистической базы на начальном этапе овладения русским языком в качестве средства межнационального общения 6) определить функционирующие в республике типы и формы двуязычия;

7) исследовать сущность русской речи адыгейцев как особого речевого феномена на фонетическом, лексико-семантическом, грамматическом, синтаксическом и т.д. уровне.

При решении поставленных задач используется существующая социолингвистическая терминология. Поскольку в ходе исследования вскрывались новые аспекты в проблематике языковых контактов, постольку в работе вводятся новые термины или иное толкование существующих терминов [см. об этом в главах 2, 3, 4, 5, 6].

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется тем, что полученные результаты, обобщения и выводы способствуют более глубокому освещению проблемы билингвизма, функционирования русского языка в национальной среде, общего лексического фонда языков народов РФ, вопросов повышения культуры русской речи нерусских, которые можно учесть и при исследовании конкретного типа национально-русского двуязычия других регионов РФ, а также обоснованию методов исследования билингвизма, созданию теоретической базы для построения методики преподавания контактирующих языков в образовательных учреждениях РА.

Отдельные теоретические положения и материалы диссертации могут быть 1) при чтении лекций и проведении практических занятий по курсам «Введение в теорию языка», «Теория языка», «Контрастивно-типологическая характеристика родного и русского языков», «Теория и практика перевода» в национальных группах факультета 2) в спецкурсах, спецсеминарах, курсовых и дипломных работах студентов;

3) в лекционных курсах для учителей-словесников в АРИУУ (Адыгейский 4) при создании сопоставительной грамматики адыгейского и русского языков, учебников русского языка для адыгейской высшей и средней школы и русскоязычных 5) для совершенствования теории и методики преподавания русского языка как средства 6) для взаимосвязанного преподавания контактирующих языков в аспекте становления 7) при создании адыгейско-русских и русско-адыгейских словарей и разговорников и т.д.

Апробация работы. Данная диссертация выполнялась по планам важнейших исследований, координируемых Министерством образования и науки РФ и Министерством образования и науки РА. Тема диссертации связана с одним из основных направлений научных исследований, проводимых кафедрой общего языкознания и славяно-русской филологии КубГУ, которым руководит доктор филологических наук, Основные положения и выводы диссертации обсуждались на международной конференции в РГУ «Филология на рубеже веков» [2000], на кафедре русского языка и методики его преподавания в начальных классах АГУ [2003], издано учебнометодическое пособие «Основы культуры речи» [2001], обсуждались в Центре билингвизма АГУ [2003, 2004], на кафедре общего языкознания и славяно-русской филологии КубГУ [2002, 2003, 2004], на конференции в Краснодарском государственном университете искусств и культуры, опубликованы в журнале «Культурная жизнь Юга России» [2003], обсуждались на конференции «Региональное управление 21 веку» и опубликованы в журнале «Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион» [2004], в сборнике научных трудов «Билингвизм в теории и практике [2004].

Апробация диссертации проводилась также в форме докладов и сообщений:

1) на межвузовской конференции «Работа над односоставными предложениями в пропедевтическом курсе синтаксиса в 5 классе национальной школы» [Майкоп; 1999];

2) на международной конференции «Филология на рубеже веков»: «Определенно-личные предложения и их стилистические функции (сопоставительный аспект)» [Ростов-на-Дону;

2000];

3) на научной конференции в КубГУ «О некоторых экстралингвистических факторах становления и развития двустороннего билингвизма в Республике Адыгея» [Краснодар;

2002];

4) на научной конференции в АГУ «Сопоставительное описание односоставных обобщенно-личных предложений в русском и адыгейском языках» [Майкоп; 2003];

5) на региональной конференции в КГУКИ «Некоторые аспекты социологического анализа экстралингвистических факторов становления и развития двуязычия в РА … Современная культурология: предмет, методология и методика: Прил. к журналу 6) на региональной конференции КГУКИ «Статус адыгейского языка, национальная языковая политика и билингвизм …Современная культурология: предмет, методология и методика: Прил. к журналу «Культурная жизнь Юга России» [Краснодар, 2003];

7) на научной конференции КубГУ «Идентификация полисемантичных слов русского языка как прием активизации словарного запаса адыгейцев-билингвов …Современная лексикография и терминография: достижения, проблемы и перспективы [Краснодар;

2003];

8) Межъязыковая билингвальная паронимия как особый вид лексико-семантической интерференции в русской речи адыгейцев-билингвов …Современная лексикография и терминография: достижения, проблемы и перспективы [Краснодар; 2003];

9) на 2-й межвузовской докторантско-аспирантской конференции, Краснодар, 26 апреля 2003 г. В рамках реализации Федеральной целевой программы «Русский язык» на 2002гг. «Причины появления межъязыковой билингвальной паронимии в русской речи адыгейцев-билингвов» …Актуальные проблемы современного языкознания и 10) на семинаре «Национальная языковая политика и билингвизм …Взаимосвязанное обучение русскому и адыгейскому языкам в условиях сельской школы [Майкоп; 2004];

11) на семинаре «Социологическое исследование двустороннего билингвизма в РА» … Взаимосвязанное обучение русскому и адыгейскому языкам в условиях сельской школы 12) на семинаре «Материально-духовная культура биэтнического региона как основа структуры базового ассоциирования» …Взаимосвязанное обучение русскому и 13) на семинаре «Антропоцентрическая парадигма концепта «сердце» гу в лингвокультурном сознании адыгейца-билингва» …Взаимосвязанное обучение русскому 14) на совещании «Идентификация полисемантичных слов русского языка как прием активизации словарного запаса двуязычных адыгейцев» …Взаимосвязанное обучение русскому и адыгейскому языкам в условиях сельской школы [Майкоп; 2004];

15) на ежегодных традиционных научных конференциях профессорскопреподавательского состава Адыгейского государственного университета «Межъязыковая билингвальная паронимия как особый вид лексико-семантической интерференции в русской речи адыгейцев-билингвов» [Майкоп; 2004];

16) опубликованы в научном журнале «Вестник АГУ» «Лингвистическая типология 17) на региональной конференции «Региональное управление 21 веку»: «Управление процессом становления двустороннего билингвизма как объект психолингвистики»

18) опубликованы в сборнике научных трудов «Билингвизм в теории о практике»:

«Терминосистема контактирующих языков и эволюция билингвизма в РА» и «Лингвистическая сущность понятия «русский язык – средство межнационального Теоретические постулаты данной работы развиваются в диссертациях и научной работе Разработка социолингвистического аспекта формирования адыгейско-русского двуязычия предполагает исследование проблем, относящихся к сущности билингвизма (принципы и подходы), его основных типов, соотношения двуязычия и диглоссии, двуязычия и интерференции, трактовка языковой личности, методологии и методов исследования и т.д.

При изучении адыгейско-русского двуязычия использованы самые разнообразные методы: методика наблюдения и описания, приём анкетирования, интервью (опроса), методика идентификации и дифференциации, методика статистического анализа, методика сопоставления, инструментальная методика, методика устного речевого эксперимента, методика письменного речевого эксперимента [см. главу 1 параграф 3].

Это позволяет дать лингвистическую и социолингвистическую характеристику адыгейскорусского двуязычия, показать современное состояние и тенденции его развития в РА на основе проведения и анализа системы письменных заданий, установить интерферентные ошибки на всех уровнях русской речи адыгейцев-билингвов: фонетико-фонологическом, лексико-семантическом, морфологическом, синтаксическом, фразеологическом, стилистическом. Такой анализ и его результаты должны способствовать совершенствованию методики взаимосвязанного обучения государственным языкам республики.

Следует отметить, что история возникновения и развития, характер функционирования конкретного типа двуязычия вскрываются, при использовании синхронного и диахронного методов изучения. Использование данных методов в неразрывной связи с методом конкретно-социолингвистического исследования даёт возможность воссоздать и проанализировать истоки возникновения того и иного типа и вида билингвизма, формы его проявления и т. д.

Глава1.Концептуальные основы изучения билингвизма на современном этапе языкознания Проблема двуязычия – одна из важных социолингвистических проблем современности.

Двуязычие – весьма распространенное явление, оно встречалось во все исторические времена у большинства народов мира. В наибольших масштабах билингвизм свойствен многонациональным государствам (РФ, США, Индия, Нигерия, Швейцария и др.).

Во всей обширной лингвистической литературе по языковым контактам до сих пор нет единого понимания термина «двуязычие» или «билингвизм». По мнению одних лингвистов [125;С.27-35,16;С.61], неправомерно ставить вопрос о разных аспектах исследования билингвизма, поскольку двуязычие – чисто психологическая проблема.

Другие полагают, что эту проблему надо считать собственно лингвистической [74;С.28Третьи исходят в определении двуязычия из общественной (социологической) функции языка [238;С.6,39;С.78-81] четвёртые предлагают лингвокультурологический аспект исследования контактирующих языков [55; С. 264-265, 140; С. 328].

В данной ситуации требует уточнения и само определение термина двуязычие в Рассматривая данную проблему Л. Блумфилд пишет, «иногда изучающий иностранный язык овладевает им настолько хорошо, что его нельзя отличить от говорящего на данном языке как на родном. Это наблюдается порой в зрелом возрасте, но чаще – при смене языка в детстве… В тех случаях, когда совершенное усвоение иностранного языка не сопровождается утратой родного языка, возникает билингвизм (двуязычие), заключающийся в одинаковом владении двумя языками» [30;С.516]. Казалось бы, какие могут возникнуть проблемы, кроме практической, обиходной необходимости овладения вторым языком для элементарного общения в данной языковой среде? Тем не менее, этот процесс становления билингвизма содержит в себе достаточно серьезные и практически не исследованные аспектные вопросы, связанные, прежде всего, с Следует отметить, что в науке существует множество определений двуязычия. Одни лингвисты называют его «практикой попеременного пользования двумя языками»

[49;С.3]; для других двуязычие – «владение двумя языками и регулярное переключение с одного на другой в зависимости от ситуации общения [181;С.3]. Другие рассматривают его «как в равной мере хорошее владение двумя языками» [80;С.76-79] или «хотя бы приблизительно одинаково свободное пользование различными языками в любой обстановке, в том числе и в семье» [2;С.276], обладание «способностью пользоваться двумя языками как родными» [24;С.56], «владение двумя языками в совершенстве»

[72;С.400] или как умение «творчески строить свою речь, принадлежащую вторичной языковой системе» [53;С.160]. Истинное двуязычие предполагает «равную или приближающуюся к равной степени владения и употребления, как в речи, так и в мыслительном процессе двух языков, регулярно взаимодействующих друг с другом в важнейших сферах общественной деятельности» [16;С.62]. М. Сигуан и У. Ф. Макки предлагают «называть двуязычным того человека, который кроме своего первого языка в сравниваемой степени компетентен в другом языке, способен со схожей эффективностью пользоваться в любых обстоятельствах тем или другим из них» [194;С.11].

Мы можем констатировать, что билингвизм может возникать только при контактировании языков, которому предшествуют социально-экономическое общение и длительное сосуществование двух народов, говорящих на разных языках. При этом следует отметить, что в начале 50 годов термин «смешение языков» был заменен термином «языковой контакт», впервые предложенный А. Мартине [137;С.36-48]. Термин закрепился в зарубежной лингвистической литературе с выходом работы У. Вайнрайха «Языковые контакты» [49;С.3]. Параллельно в советской литературе по билингвизму возникли термины «взаимовлияние языков» [252;С.40] и «взаимодействие языков» [70; С. 142].

Так, У. Вайнрайх отмечает, что «два или более языка рассматриваются как находящиеся в контакте, если они попеременно используются одними и теми же лицами» [274;Р.18-19].

А. Дибольд рассматривает языковой контакт в связи с учебной ситуацией (learning situation). Под учебной ситуацией он понимает такую социологическую ситуацию (sociological situation), когда индивид изучает элементы из языковой или культурной системы иной, нежели система родного языка. Таким образом, А. Дибольд называет языковым контактом саму учебную ситуацию: «Лингвисты рассматривают саму учебную ситуацию как языковой контакт, а сам учебный процесс как билингвизацию (bilingualisation)» [260;Р.98]. Для А. Дибольда языковой контакт (language contact) связан с так называемым культурным контактом (culture contact). Признавая их неразрывную связь, он все же передает последний на рассмотрение антропологам. Он указывает:

«Антропологи рассматривают учебную ситуацию как культурный контакт, а сам учебный процесс как аккультуризацию» [260;Р.98]. В отличие от Дибольда, проблему билингвизации и аккультурацию как единый учебный процесс рассматривают Е. М.

Верещагин и В. Г. Костомаров [53;С.22-23]. Понимание языкового контакта как языковой ситуации характерна и для Б. Гавранека. Термин «языковой контакт» он считает удобным, а, главное, достаточно «широким», при этом замечает, что «он, однако, ничего не объясняет в лингвистическом отношении, лишь обозначая языковые ситуации»

[64;С.32-38]. В. Ю. Розенцвейг [181;С.3] дает термину следующее толкование: «Под языковым контактом мы будем понимать речевое общение между двумя языковыми коллективами».

На наш взгляд, «ситуация билингвизма» более полно отражает условия возникновения, существования и развития двуязычия как языкового и речевого явления. Если языковая ситуация понимается как «совокупность языков, подъязыков и функциональных стилей, обслуживающих общение в административно–территориальном объединении, взаимодействие языков становится реальностью при непосредственных или опосредствованных языковых контактах. Активные процессы взаимовлияния языков наблюдаются при непосредственных языковых контактах, когда возникает ситуация билингвизма. Мы склонны разграничивать понятия «языковая ситуация» и «ситуация билингвизма» и рассматривать их взаимоотношения соответственно как родовые и видовые отношения» [161;С.79-80]. По терминологии Л. Б. Никольского, экзоглоссная сбалансированная и несбалансированная языковая ситуация определяет условия функционирования различных типов двуязычия вместе с их функциональными Непосредственные языковые контакты обусловливают интенсивные межъязыковые связи, что ведет к появлению разных типов двуязычия. Однако межъязыковые связи устанавливаются не между различными языковыми системами не сами по себе, а между носителями этих языков. Носители же контактирующих языков принадлежат разным социально–профессиональным группам, неоднородны в этническом и демографическом отношении. Демографический фактор необходимо учитывать в преподавании неродного Признание многоаспектности и взаимосвязанности различных сторон двуязычия приводит ученых к мысли, что «двуязычие как лингвистическое, социальное явление не поддается однозначному определению» [74;С.33]. Интерес к данной проблеме особенно возрос именно в последние годы: в структуре Российской Академии наук создаются новые сектора и институты социолингвистики, зарождаются и развиваются такие самостоятельные научные направления, как социолингвистика, психолингвистика, лингвокультурология, этнолингвистика, которые в совокупности представляют собой комплексный подход к изучению двуязычия. И, тем не менее, каждое из этих научных направлений имеет свой определенный объект исследования, свои задачи и цели. Этим, вероятно, объясняется неоднозначность подхода различных ученых и лингвистических Основной недостаток приведенных выше определений двуязычия заключается в том, что большинство авторов одним из непременных условий для билингва ставит одинаковое владение как родным, так и неродным языками не только в речи, но и в мыслительном процессе. Но, как утверждает А. Мартине, достижение одинокового совершенства в обоих языках – «несомненное исключение, так как эта задача требует по-видимому, от двуязычного такой целенаправленной деятельности, на которую мало кто способен»

[138;С.36]. По этой причине считать перечисленные определения исчерпывающими можно лишь с большой натяжкой. По мере накопления новых фактов изучения языковой деятельности, функционирования контактирующих языков эти определения были существенно уточнены и дополнены отечественными учеными, которые считают, что двуязычными могут быть не только отдельные личности, но и отдельные социальные группы, отличающиеся по возрастному, социальному, образовательному и т.д. цензу, т.к.

существенное значение имеют «общественные условия возникновения и существования Определение двуязычия как попеременного использования двух языков безнадежно устарело, так как, в частности, оно не отображает особенности билингвизма в многонациональной России. Широкое распространение получила точка зрения В. Н.

Ярцевой, согласно которой под двуязычием понимается «способность отдельного индивидуума, или народа в целом, или его части общаться (добиваться взаимопонимания) на двух языках [257;С.5]. А. Е. Супрун также понимает двуязычие как возможность владения носителем одного языка другим языком в различной мере, а следовательно, и возможность двуязычия разных ступеней. По его мнению, двуязычие начинается тогда, когда человек в состоянии высказать различные мысли (и понять некоторое сообщение) на двух языках [203;С.6]. Однако и эти определения не лишены недостатков: в них нет указания на генетическую родственность или неродственность языков. Правда, М. М. Михайлов, раскрывая сущность двуязычия, связывал его с генетически разными языками [150;С.234]. В таком случае, как справедливо указывают многие ученые, за бортом двуязычия остается владение хотя и родственными, но Ф.П. Филин предлагает различать двуязычие в узком и широком смысле этого слова.

Двуязычие в узком понимании «означает более или менее свободное владение двумя языками: родным и неродным; двуязычие в широком смысле этого слова – это относительное владение вторым языком, умение в том или ином объеме пользоваться ими в определенных сферах общения» [228;С.3-12]. Иными словами, двуязычие в его лингвистическом понимании требует свободного знания двух языков. Если же билингв владеет контактирующими языками не в одинаковой степени и дифференцированно пользуется ими в различных речевых ситуациях, то следует иметь в виду двуязычие в Несмотря на то, что лингвистическй аспект двуязычия позволяет не только устанавливать степень владения контактирующими языками, но и предсказывать возможные случаи интерференции, мы не может ограничиваться одним этим аспектом, потому что узкое понимание двуязычия вызывает скептическое отношение к нему даже в среде самих лингвистов [227;С.25]. По-видимому, такое положение вещей обусловлено тем, что носители такого типа двуязычия составляют всего 2-4% всех билингвов в недавнем Для нашего региона с его разнородным в этнокультурном, языковом и других отношениях составом населения важно не только развитие адыгейского языка, но и хорошее знание русского языка, ставшего для всех жителей республики языком межнационального общения. Универсальный язык общения просто необходим в условиях республики и вообще государства, что уже неоднократно доказывала мировая практика. Более того, в нынешних условиях развития общества русскому языку нет и не может быть разумной альтернативы. Иными словами, для адыгейцев «овладение русским языком стало социальной необходимостью» [34;С.52]. Об этом свидетельствуют и данные социологического исследования, проведенного нами и Центром билингвизма АГУ 2002гг.: 98% респондентов используют русский язык в качестве средства межнационального общения. Таким образом мы подтверждаем гипотезу А. И.

Холмогорова и З. У. Блягоза, Р. Р. Ханаху, что «социолингвистический аспект имеет определяющее значение, ибо этим видом двуязычия пользуется 90-95% билингвов» [См.

В отечественной лингвистике и социальной психологии основной упор делается на социальную природу двуязычия, рассматривая его как «продукт функционирования языка в определенных социальных условиях» [См. 238; С. 10; 36; С. 54-61, 235; С. 95-102 и др.].

На самом деле, социолингвистический аспект двуязычия вызван необходимстью выполнения общественных функций родным и изучаемым языками. Этот аспект определяет условия возникновения двуязычия, объем общественных функций и сфер применения каждого из контактирующих языков, а также требует установления границ максимального и минимального проявления интерференции. Приоритет лингвистического использования термина «интерференция» принадлежит ученым Пражского лингвистического кружка [165]. В 20-е годы он появляется также на страницах французских лингвистических работ, в частности, в книге А. Мейе «Историческая и общая лингвистика» [267; Р. 38]. Широкое признание термин «интерференция» получил лишь после выхода в свет монографии, как отмечалось выше, У. Вайнрайха «Языковые контакты» в 1953 году. Более подробно интерферентные явления адыгейско–русского В действительности же определений двуязычия может быть еще больше, так же как и его классификаций: все зависит от точки отсчета или аспекта исследования, выдвигаемого на передний план, конкретного содержания двуязычия, условий его функционирования, значения его для носителя двух языков. Двуязычие редко существует в чистом виде.

Любой язык сам по себе представляет собой синтез различных социолингвистических пластов, в нем иноязычные исторические заимствования уживаются рядом с общими для всех (по происхождению) неологизмами. Поэтому, говоря о двуязычии, необходимо иметь Важно отметить, что двуязычие редко выступает как некая данность или абстрактная возможность отдельного человека, групп людей или целого народа общаться на двух языках. Безусловно, оно предполагает стремление к достижению взаимопонимания на двух языках, причем степень взаимопонимания может быть различной. Однако это обстоятельство характеризует лишь одну из граней, хотя и существенных, двуязычия, которое представляет собой сложный историко-культурный феномен, обусловленный целым рядом как объективных, так и субъективных факторов и обстоятельств.

Поскольку язык является составной частью национальной культуры, реальное содержание двуязычия в первую очередь отражает лингвокультурные и психологические ценности и ориентиры его носителя, а затем оно само влияет на них. По нашему мнению, и исходя из современной ситуации двуязычия: «билигвизм – это результат межцивилизационного взаимодействия различных культур народов, одна из форм адаптации совершенно иной или родственной языковой культуры».

1.2.Аспекты билингвизма и современное состояние их исследования Следует выделить, каковы те объекты и явления реальной действительности, исследованием которых заняты социо- и психолингвисты? Анализ работ, относящихся к обеим дисциплинам, позволяет сделать вывод, что онтологическая картина у них идентична: обе дисциплины изучают процесс социального взаимодействия членов общества, опосредованный речевой коммуникацией.

Таким образом, мы можем отметить совпадение в объективной области сопоставляемых дисциплин. Психолингвист и социолингвист изучают взаимодействующие личности, общающиеся при помощи языка. Наблюдая процессы взаимодействия членов социума разных возрастов и языковых групп, они делаются выводы о закономерностях овладения неродным языком.

В этой связи нужно указать на то, что социолингвисты сверх того изучают процессы, взаимообусловливающие существование во времени общества и существование языка его членов. Но эти процессы суть идеальные предметы, которые формируются в результате исследования наблюдаемого взаимодействия членов социума, обслуживаемого речью. Социолингвистический аспект требует установления границ максимального и минимального проявления интерференции в разных социолингвистических моделях населения РА.

Таким образом, аспектные различия между социолингвистикой и психолингвистикой относится к предметной области.

Известно, что язык существует в тесной связи с человеком, с человеческим сознанием, с мышлением. А психология (псих) (о) – душа, логос – учение) занимается изучением психической деятельности человека. Психические процессы происходят только в зависимости от деятельности мозга, являясь особым свойством мозга. Мысль без мозга не может существовать. Мысль образуется на основе понятий, а любое понятие, как правило, выражается через посредство слов и словосочетаний, а суждение предложением. Речь как практическое овладение языком всегда есть и мышление на этом языке. Если человек мыслит, то он всегда пользуется каким–либо языком.

Мыслительный процесс, который происходит в сознании человека при усвоении языка, почти один и тот же для всех людей и в основном зависит от принадлежности индивидуума к той или иной языковой группе. Отсюда следует: психологические основы овладения неродным языком едины, одинаковы для всех языков и народов, ибо законы мышления одни и те же для всех людей независимо от того, на каком языке они говорят.

Известно, что отражение объективной действительности в речи происходит в такой последовательности: ощущение, восприятие, представление, понятие, суждение, умозаключение. Затем только осуществляется словесное выражение. Без этих выражений нет мысли. Поэтому язык способствует развитию мышления, мышление, в свою очередь, содействует развитию языка.

С психологической точки зрения в процессе овладения вторым языком должны различаться и учитываться следующие факторы: 1)лексико-грамматические и грамматические категории в первичном и вторичном языках, при этом следует помнить слова академика Л. В. Щербы: «…полное понимание наступает обыкновенно только тогда, когда учащиеся находят соответствующий эквивалент на родном языке» [253;С.28];

2)языковые категории, не свойственные родному языку, но существующие во втором языке; 3)лексико-грамматические и грамматические категории, присущие родному языку, но отсутствующие во вторичном языке и языковом сознании носителей последнего.

Двуязычие в социолингвистическом аспекте предполагает использование индивидом или коллективом людей двух языков в качестве средства общения людей для достижения взаимопонимания в двуязычной (многоязычной) среде, т.е. билингвы обладают умением и навыками использования обоих языков в основной функции языка – коммуникативной.

Для классификации билингвизма в социолингвистическом аспекте необходимо четко определить критерии, которые имели бы свой собственный социолингвистический статус.

К их числу мы относим следующие:

1)наличие двух и более наций, народностей и их представителей на данной территории или в данном коллективе;

2)наличие двух языков, служащих средством общения людей;

3)наличие различных демографических и социальных групп;

4)способ овладения вторым языком индивидом, коллективом, группой людей, народом;

5)направление действия контактирующих языков в той или иной двуязычной общности людей;

6) степень охвата носителей одного народа тем или иным типом двуязычия;

7) ареал распространения двуязычия;

8) степень активности проявления интерференции на различных уровнях языка в городе и сельской местности;

Что касается лингвокультурологического аспекта билингвизма, следует иметь в виду, что язык – это то, что лежит на поверхности бытия человека в культуре, поэтому, начиная с 19 века [См. Я. Гримм, Р. Раск, В. Гумбольдт, А. А. Потебня] и по сей день, проблема взаимосвязи, взаимодействия языка и культуры является одной из центральных в языкознании. Первые попытки решения этой проблемы усматриваются в трудах В.

Гумбольдта. Основные положения данной концепции можно свести к следующему:

1)материальная и духовная культура воплощаются в языке; 2)всякая культура национальна, ее национальный характер выражен в языке посредством особого видения мира; 3)языку присуща специфическая для каждого народа внутренняя форма (ВФ) ;

4)ВФ языка – это выражение «народного духа», его культуры; 5)язык есть опосредующее звено между человеком и окружающим миром [69;С.328]. Концепция В. Гумбольдта получила своеобразную интерпретацию в работе А.А. Потебни «Мысль и язык», в работах Ш. Балли «Французская стилистика», Ж. Вандриеса «Язык. Лингвистическое введение в историю», И. А. Бодуэна де Куртэне «Избранные труды», Р. О. Якобсона и других исследователей.

Мысль о том, что язык и действительность структурно сходны, высказывал еще Л.

Ельмслев [82;С.23-29 ], отмечавший, что структура языка может быть приравнена к структуре действительности или взята как более или менее деформированное ее отражение. Как именно связаны язык, действительность, культура?

Говоря о связи языка и культуры, Е. Т. Тарасов отмечает, что язык включен в культуру, так как «тело» знака (означающее) является культурным предметом, в форме которого опредмечена языковая и коммуникативная способность человека, значение знака - это также культурное образование, которое возникает только в человеческой деятельности.

Также и культура включена в язык, поскольку вся она смоделирована в тексте (фразеологизмы, пословицы, поговорки и т.д.) [206; С. 18-32].

Вместе с тем взаимодействие языка и культуры нужно исследовать крайне осторожно, помня, что это разные семиотические системы.

Нужно сказать, что, будучи семиотическими системами, они имеют много общего:

1)культура, равно как и язык, - это формы сознания, отражающие мировоззрение человека; 2)культура и язык существуют в диалоге между собой; 3) субъект культуры и языка - это всегда индивид или социум, личность или общество; 4)нормативность – общая для языка и культуры черта; 5)историзм – одно из сущностных свойств культуры и языка; 6)языку и культуре присуща антиномия «динамика – статика».

Как известно, язык и культура взаимосвязаны: 1)в коммуникативных процессах; 2)в онтогенезе (формирование языковых способностей человека); 3)в филогенезе (формирование родового, общественного человека).

Различаются эти две сущности по следующим параметрам: 1)в языке как феномене преобладает установка на массового адресата, в то время как в культуре ценится элитарность; 2)хотя культура - знаковая система (подобно языку), она неспособна самоорганизовываться; 3)как уже отмечалось, язык и культура – это разные семиотические системы.

Эти рассуждения позволяют сделать вывод, что культура не изоморфна (абсолютно соответствует), а гомоморфна языку (структурно подобна).

Таким образом, каждый язык имеет свой способ концептуализации окружающей действительности. Отсюда заключаем, что каждый язык имеет особую картину мира, и языковая личность обязана организовывать содержание высказывания в соответствии с этой картиной. И в этом проявляется специфически человеческое восприятие мира, зафиксированное в языке. Исходя из выше изложенного, мы предлагаем выделить лингвокультурологический аспект двуязычия.

Следует отметить, что во всех этих рассуждениях присутствует важнейший признак билингвизма как явления – языковой. С каких бы точек зрения не рассматривали ученые двуязычие, нельзя не учитывать того, что в основе его лежит языковой факт (лингвистический аспект), хотя и вызываемый экстралингвистическими факторами.

Под двуязычием в собственно лингвистическом аспекте мы понимаем, использование индивидом или коллективом людей двух языков в качестве средства общения, орудия выражения их мыслей и чувств, т. е. носители двуязычия обладают устойчивым умением и навыками использования обоих языков в коммуникативной, экспрессивной, конструктивной и аккумулятивной функциях. Собственно лингвистический подход позволяет установить степень владения билингва каждым языком. Данный аспект имеет дело, как правильно отмечают Ю. Д. Дешериев, И. Ф. Протченко, с анализом соотношения структур и структурных элементов двух языков, их взаимовлияния, взаимодействия и взаимопроникновения на разных уровнях языка (фонологическом, фонетическом, словообразовательном, морфологическом, синтаксическом, лексикосемантическом и стилистическом), ибо в языке все взаимосвязано [73;С.28].

Для данного аспекта весьма важным является исследование своеобразия проявления интерференции в процессах использования обоих языков. Лингвистическая сторона билингвизма сближается также с контрастивно-сопоставительным описанием языков и с теорией языковых контактов; где дается лингвистическое объяснение причин возникновения интерференции как на уровне речи, так и на уровне языка;

предсказываются возможные интерферентные явления. В связи с этим возникают важные вопросы: 1)воздействие родного языка на второй; 2) воздействие второго языка на родной; 3)разграничение интерференции на уровне языка и на уровне речи [73; С. 27Говоря о последнем, можно привести слова Ф. де Соссюра: «Исторический факт речи всегда предшествует языку». Далее он справедливо отмечает: «Без сомнения, оба эти предмета тесно между собой взаимодействуют и друг друга взаимно предполагают; язык необходим, чтобы речь была понятна и производила все свое действие: речь в свою очередь необходима для того, чтобы установился язык… Каким путем возможна была бы ассоциация понятия со словесным образом, если бы подобная ассоциация предварительно не имела места в акте речи? С другой стороны, последний лишь в результате бесчисленных опытов отлагается в нашем мозгу. Таким образом, устанавливается взаимозависимость между языком и речью: язык одновременно и орудие и продукт речи» [230;С.42].

Для современного этапа развития билингвизма актуальным и значительным считается и педагогический аспект, тесно связанный как с психологическими, лингвокультурологическими, лингвистическими, так и социолингвистическими аспектами, хотя не все ученые его признают [6;С.50-63]. Сущность его состоит в разработке и разумном использовании наиболее рациональных методов и приемов обучения второму языку. Решению этой задачи способствует контрастивно-сопоставительный метод, позволяющий выявить сходства и различия в контактирующих языках. С помощью этого метода можно обнаружить явления: 1)сходные в этих языках; 2)совпадающие в плане содержания, но отличающиеся способом выражения; 3)присущие одному из языков, но не характерные для другого.

Идентичные понятия, которые в обоих языках выражаются однотипными лингвистическими средствами, должны стать надежной опорой для лингвиста, методиста и психолога в обучении второму языку, поскольку полное понимание изучаемого языка при соотнесенном типе двуязычия связано с нахождением эквивалента на родном языке и в языковом сознании. Лингвистические же понятия и явления, которые эквивалентны в языковом сознании носителей обоих языков, но с точки зрения лингвистической типологии не соотносимы по способу и средствам языкового выражения, относятся к явлениям и понятиям билингвистического анализа особого рода [134;С.44-53].

Академик Л. В. Щерба, внесший большой вклад в разработку многих проблем социальной лингвистики, различает два пути приобретения второго языка: 1)искусственный (второй язык усваивается самостоятельно по определенной программе или в учебном плане через посредство школы, учителя, учебника); 2)естественный (неродной язык усваивается в процессе непосредственного общения с иноязычной средой) [251; С. 28].

Такое разграничение вполне целесообразно в связи с обучением неродному языку, так как оно помогает выявить специфические черты организованного обучения, отличающееся от стихийного усвоения. Организованное (искусственное) двуязычие возникает чаще всего в условиях школьного обучения, когда учащиеся, владея родным языком и развитым в известной мере мышлением, усваивают неродной язык при отсутствии соответствующего языкового окружения [135; С. 21-26].

Исходя из вышеизложенного, следует выделить, на наш взгляд, такие аспекты билингвизма: 1) лингвистический (под двуязычием в собственно лингвистическом аспекте мы понимаем, использование индивидом или коллективом людей двух языков в качестве средства общения, орудия выражения их мыслей и чувств); 2) социолингвистический четко определяющий критерии, которые имели бы свой собственный социолингвистический статус (к их числу мы относим следующие: наличие двух и более наций, народностей и их представителей на данной территории; наличие двух языков, служащих средством общения людей; наличие различных демографических и социальных групп; способ овладения вторым языком индивидом, коллективом, группой людей, народом; направление действия контактирующих языков в той или иной двуязычной общности людей; степень охвата носителей одного народа тем или иным типом двуязычия; ареал распространения двуязычия; степень активности проявления двуязычия в городе и сельской местности); 3) психологический учитывающий: а)лексикограмматические и грамматические категории в первичном и вторичном языках;

б)языковые категории, не свойственные родному языку, но существующие во втором языке; в)лексико-грамматические и грамматические категории, присущие родному языку, но отсутствующие во вторичном языке и языковом сознании носителей последнего); 4) лингвокультурологический (каждый язык имеет свой способ концептуализации окружающей действительности, что, несомненно, надо учитывать: отсюда можно заключить, что каждый язык имеет особую языковую картину мира, и языковая личность обязана организовывать содержание высказывания в соответствии с этой картиной); 5) педагогический (без разработки лингвометодических основ усвоения второго языка, без изучения условий возникновения двуязычия, функционирования родного и второго языков, ментальности видения мира этносом, без знания психологии усвоения неродного второго языка невозможно разработать методику взаимосвязанного преподавания контактирующих языков, подобрать различные виды работ, способствующие становлению двустороннего билингвизма в регионе).

Выделенные аспекты не рассматривались по отношению к языковой ситуации и ситуации билингвизма в республике постперестроечного периода. Их изучение способствовало бы реальному становлению двустороннего билингвизма в регионе.

Мы остановимся на лингвистическом, социологическом, социолингвистическом и лингвокультурологическом аспектах становления и развития двустороннего билингвизма, так как в нашем исследовании рассматривать все проблемы не представляется возможным.

1.3.Методологические основы билингвизма и перспективы их совершенствования Несмотря на то, что за последние два-три десятилетия опубликованы ценные исследования по методам социолингвистики, область методических приемов относится к наиболее слабо разработанным участкам социолингвистики.

Труды, посвященные влиянию социальных факторов на функционирование и взаимовлияние языков, появились еще задолго до возникновения социолингвистики [См.

Булича И. В., Поливанова Е.Д., Селищева А.М., Щербы Л. В., Яковлева Н. Ф. и др.

авторов]. Эти и им подобные труды посвящены изучению уровней и уровневых единиц внутренней структуры языка. Они дополняют внутриструктурные исследования структуралистов, отвечая целям и задачам структурной лингвистики в определенном аспекте. Вместе с тем такие труды могут быть использованы и в социолингвистике, поскольку все отрасли языкознания взаимосвязаны. Поэтому мы относим их к «предсоциолингвистике».

Методы исследования процессов формирования, развития, сокращения, затухания общественных функций языков, их влияния на уровни языка и уровневые единицы внутренней структуры достаточно разработаны в целом ряде зарубежных и отечественных работ. Существующие разработки методических приемов социолингвистики относятся к уровням внутренней структуры языка. Здесь прежде всего следует отметить фундаментальный труд «Социолингвистика» [273] в двух томах.

В известной мере создателем теоретических основ разработки методов и зачинателем исследований в отечественной социолингвистике стал М. В. Панов. Но еще в 1968 году Л.

П. Крысиным был издан проспект труда «Русский язык по данным массового исследования», в котором представлен «опыт конкретного социолингвистического исследования» с применением статистических методов.

Кроме того, изданы коллективные труды [179; С. 367, 142; С. 130, 143; 313 и др.]. В создании этих и других трудов активное участие приняли социолингвисты, работающие в Институте языкознания РАН: А.Н. Баскаков, Л.П. Крысин, Э.Г. Туманян, В.Ю.

Михальченко, В.К. Журавлев, А.Д. Швейцер, М.И. Исаев, Т.Б. Крючков, К.В. Бахнян, С.И.

Трескова, Н.Г. Колесник, Г.А. Калимова, а также специалисты из других научных учреждений: Г. П. Немец, Л.Б. Никольский, М.А. Хабичев, З.У. Блягоз, А.Е. Михневич, Р. И.

Хашимов, Л. Грумадене, Н.А. Меркене, Л.Г. Кашкуревич, А.М. Дырул и др.

Постперестроечный период возродил вновь интерес к теоретическим и прикладным аспектам социолингвистики [77; С. 62-77, 148; С. 205-260, 219; С. 299-313, 112; 155-162 и др.], в том числе к такому вопросу, как определение предмета билингвизма и определение его методов и методологии.

Подавляющее большинство лингвистов сходится в том, что методы исследования билингвизма используются в пограничных дисциплинах. Дело в том, что пограничные дисциплины не строятся по какому–то единому принципу, а потому каждый раз приходится решать по–новому применительно к задачам исследования.

Если обратиться к работам, посвященным методам социолингвистических исследований, бросается в глаза тот факт, что в большинстве из них анализируются особенности использования различных процедур конкретных социологических исследований для сбора социолингвистического материала. Так, А.Д. Швейцер в книге «Современная социолингвистика» рассматривает следующие методы сбора социолингвистических данных: наблюдение, опрос информантов (интервьюирование, анкетирование) и эксперименты [242; С. 157-165].

Сравнивая социологические и социолингвистические методы исследования, отметим, что в социологии обычно различают три метода сбора первичной информации: наблюдение, изучение документов и опрос [255; С. 112]. Изучение документов играет в социолингвистике весьма существенную роль, как, впрочем, вообще во всей совокупности наук об обществе. Однако следует различать документы, используемые для получения социологической информации, которая затем может быть содержательно интерпретирована в социолингвистическом плане, и документы, из которых можно извлечь собственно социолингвистическую информацию. Особенно большую роль играют документы первого рода – материалы переписи населения, статистические сборники и т. п. При изучении билингвизма в каком-либо регионе целесообразно установить численность носителей одного и другого языков, проживающих в данном регионе (республике, районе и т. д.), количество школ, высших и средних учебных заведений с преподаванием на каждом из этих языков, число радио- и телепередач, периодических изданий, книг, выпускаемых ежегодно на одном и другом языке и т.д.

Кроме безличных (статистических и проч.) документов большой интерес может представить и изучение личных документов (анкет, библиотечных формуляров и др.). Все эти данные помогают сформулировать рабочую гипотезу и вести дальнейшие исследовательские процедуры.

Документы второго рода – это прежде всего персонифицированные тексты (персонифицированным текстом мы называем любой (не только связный) текст в письменной и устной (записанный на диктофон) форме, полученной в экспериментальных условиях, либо специально отобранный, социальные характеристики (естественно, не все, а релевантные для данного исследования авторы которого известны), которые подвергаются различным процедурам лингвистического анализа (под лингвистическим анализом текста мы подразумеваем анализ, близкий к дистриптивистскому, цель которого – построить перечень закономерностей на базе заданного материала, а не «поиски текстообразующих закономерностей, присущих всем текстам», характерные для области исследования, называемой «лингвистикой текста») [263; Р.179], играющим в социолингвистических исследованиях весьма существенную роль. “Хотя в пределах социолингвистики, - пишет в этой связи В. А. Звягинцев, языковые факты сталкиваются с социальными факторами, она остается лингвистикой, и предметом ее изучения, или основной “темой” остается язык. Язык – в его взаимовлияниях, взаимосвязях и взаимодействиях с социальным контекстом в самом широком толковании этого понятия. Поскольку же предметом изучения в социолингвистике является язык, она должна пользоваться всем широким ассортиментом методов, применяемых в лингвистических исследованиях» [86; С. 312].

Примером исследования, построенного преимущественно на анализе персонифицированных текстов, может служить работа «Русская разговорная речь»

[184;С.367], в котором в качестве таких текстов были использованы диктофонные записи разговорной речи. Широкое применение этот метод находит при изучении билингвизма.

Здесь имеет место как анализ диктофонных записей, с помощью которых можно изучать язык и речь билингвов на всех уровнях – от фонетического до стилистического, так и рассмотрение письменных материалов: сочинений учащихся, работ студентов, заявлений, объяснительных записок и т.п. [46; С. 27-53, 170; С. 260-281, 148; С. 205-260, 38; С. 67-71 и др.].

В социологии также существуют две точки зрения по вопросу о том, что такое эксперимент. Одни авторы считают его (наряду с опросом, наблюдением и изучением документов) методом конкретных социологических исследований [232; С. 466], другие [255; С.112] считают эксперимент наиболее серьезным способом проверки научной гипотезы. Первая точка зрения представляется недостаточно логичной: при проведении эксперимента для получения информации используются все те же наблюдение и опрос, а также изучение полученных в ходе эксперимента персонифицированных данных.

Эксперимент как в социологии, так и в социолингвистике, можно определить следующим образом: исследование, в процессе которого создаются или изыскиваются условия, необходимые и достаточные для проявления и измерения связей явлений, интересующих экспериментатора в связи с целенаправленной проверкой уже сформулированной научной гипотезы.

Применяемые в социолингвистических исследованиях эксперименты – это, как правило, контролируемые натурные эксперименты, которые «представляют попытку получить относительно чистый эффект воздействия экспериментальной переменной» [255;С.112].

В таких экспериментах нужно тщательно выравнивать все прочие условия, которые могут исказить влияние экспериментального фактора. В социологических так же, как в социолингвистических исследованиях, устранение неконтролируемых факторов обычно связано с серьезными трудностями, прежде всего из-за их большого количества респондентов. Следует отметить, что основоположник логики экспериментального анализа Дж. Милль вообще отрицал возможность научного экспериментирования в социальной сфере из-за трудностей выравнивания многочисленных переменных [152;

С.799]. Следствием этих трудностей является тот факт, что в социологии социальные эксперименты применяются главным образом при изучении малых групп. Аналогичным образом обстоит дело и с экспериментами в социолингвистических исследованиях.

Кроме того, нельзя упускать из виду то обстоятельство, что каждый информант, кроме социальных, обладает еще и индивидуальными психологическими особенностями, которые нельзя уравнять для проведения эксперимента, что может отразиться на результатах исследования. Анализ социолингвистических экспериментов показывает, что чаще всего они проводятся на школьниках, студентах, учащихся средних специальных учебных заведений и т. п. Обусловлено это чисто техническими причинами – сравнительной легкостью их проведения. При этом вне поля зрения остаются другие возрастные и социальные группы, что затрудняет проверку каких-либо общих гипотез.

Умелое сочетание экспериментальных исследований с другими статистически более репрезентативными способами сбора информации бывает продуктивным.

Следует отметить, что все методы исследования, используемые как в социологии, так и в социолингвистике [266; Р.267, 142; С.130, 143; С. 313, 232; С. 468 и др.], находят свое применение прежде всего при анализе таких явлений, как социальная дифференциация языка, билингвизм, ситуативно обусловленное языковое поведение и т. п. Не подлежит сомнению, что установление корреляций между разного рода социальными явлениями и фактами языка или изучение такой особой языковой ситуации, как билингвизм, весьма важны для социолингвистических исследований. Именно под таким углом зрения рассматриваются проблемы в работе Ю. Д. Дешериева «Социальная лингвистика»:

«Социолингвистика имеет дело с явлениями двойственной природы – собственно социальной и лингвистической. По сути дела лингвистическое – тоже социальное, но с учетом специфики языка, с конкретизацией объекта исследования. Социальное – это обобщенное выражение совокупности социальных факторов нелингвистической природы, т.е. нелингвистического социального, с которым взаимодействует собственно лингвистическая и социолингвистическая сторона социолингвистического явления. Имея каждое особую структуру и выполняя специфические функции, они взаимовлияют друг на друга. Таким образом, социолингвистическая единица – это двухмерная единица особого типа. Именно с единицами такого типа имеет дело социолингвистический анализ»

[76;С.304-305]. Останавливаясь на собственно лингвистических методах исследования, Ю.Д. Дешериев указывает: «Важнейший собственно социолингвистический метод – это метод анализа несоциализованных и социализованных отношений. При этом выделяются и противопоставляются две основные единицы социолингвистического анализа – социолема и асоциолема при использовании методических приемов внутриструктурного анализа – на лексико-семантическом, морфологическом, синтаксическом, стилистическом уровнях. Принципиальные различия между социологическим анализом, с одной стороны, и внутриструктурным анализом, с другой, заключается в том, что, вопервых, социолингвистический анализ исходит из противопоставления несоциализованных и социализованных отношений; между тем внутриструктурный анализ основан на противопоставлении структурных элементов и различных структурных отношений между этими элементами… Во-вторых, при социолингвистическом анализе выделяется более широкий круг несоциализованных и социализованных отношений, чем при внутриструктурном уровневом анализе» [76;С. 305].

Характерной чертой современной социолингвистики является соединение языкознания и социологии на основе единого понимания объекта и целей исследования, единого понятийного аппарата и общей совокупности исследовательских процедур [242; С. 156].

«Социолингвистический аспект исследования билингвизма – отмечает В.Ю. Михальченко, - предполагает исследование зависимости от социальных и этнических детерминантов, поэтому цель социолингвистического исследования – установить интенсивность и экстенсивность национально–русского двуязычия и их социальную обусловленность»

[146;С.224].

Известно, что в языкознании существуют теории главным образом двух типов: 1)общие теории, касающиеся прошлого, настоящего и будущего языка в целом, его уровней;

2)частные теории, характеризующие процессы, происходящие в области уровней и уровневых единиц структуры языка.

Как показывает конкретная исследовательская практика, большое значение имеет разработка теоретической концепции и методов ее реализации в целях удовлетворения потребностей общества в данной языковой ситуации.

К общим теориям, объясняющим природу языка, процессы возникновения, развития функционирования языков, аспектов их исследования, относятся следующие:

1)теоретические концепции, рассматривающие язык как исторически формировавшееся, изменяющееся и развивающееся социальное явление; 2)теоретические концепции сравнительно–исторического языкознания; 3)теоретические концепции типологического исследования языков; 4)теоретические концепции, исследующие язык как систему, обладающую внутренней структурой, составными частями и элементами которой являются уровни и уровневые единицы; 5)теоретические концепции, освещающие вопросы взаимовлияния и взаимодействия языков; 6)теоретические концепции, касающиеся взаимоотношения языка и мышления (сюда может быть отнесена и психолингвистическая концепция); 7)теоретические концепции, характеризующие взаимоотношение развития языка и общества; 8)теоретические концепции прикладной лингвистики. Выдвигаемая нами концепция относится к общетеоретическим концепциям взаимоотношения развития языка и общества, языка и мышления, языка и культуры.

К теоретическим концепциям частного характера, касающимся в основном уровней языка и уровневых единиц, могут быть отнесены концепции, объясняющие природу и функционирование отдельных уровней и уровневых единиц языковой структуры:

1)теоретические концепции фонетико–фонологической системы и фонемы;

2)лексико–семантические концепции словарного состава языка и лексических единиц;

3)теоретические концепции синтаксической системы и синтаксических единиц;

4)теоретические концепции морфологической системы (подсистемы) языка и морфологических единиц;

5)теоретические концепции стилистической дифференциации языка и стилистических единиц.

Все теоретические концепции более частного характера, касающиеся отдельных уровней и уровневых единиц, относятся к структурной лингвистике, которой занимались и [См.Журавлева,1961;Мартынова,1974;Мажюлиса,1981 и др.], а также представители структурной лингвистики [См. Засорина,1974;Автономова, 1977;Ревзин,1977 и др.].

Лингвистическая теория может служить теоретической основой для разработки методов лингвистических исследований. С другой стороны, методы лингвистических исследований могут способствовать успешной разработке разных теоретических лингвистических концепций. Эта взаимосвязь между лингвистическими теориями и методами лингвистических исследований подчеркнута в книге Ю. Д. Апресян «Идеи и методы структурной лингвистики» [10;С.156]. Изложенным не исчерпываются связи и взаимоотношения между общими, частными лингвистическими теориями и методами лингвистических исследований. Эти связи и взаимоотношения могут проявляться непосредственно и через посредство других социальных явлений (например, в языковой политике, могущей обусловливать сознательное воздействие общества на функционирование и развитие языка).

Таким образом, при освещении теоретических проблем социолингвистики, классификации типов двуязычия мы принимаем во внимание положения, изложенные в фундаментальных трудах по социальной лингвистике, по теории языковых контактов российских и зарубежных учёных-социолингвистов, а также контрастивно-типологические исследования адыгейского и русского языков, работы по истории, этнографии, культурологии, лингвокультурологии, психолингвистике, статистические материалы (см.

библиографию в конце диссертации).

Научная достоверность, значимость и успех комплексного исследования конкретного типа адыгейско-русского, как и других типов билингвизма, зависит как от общих методологических позиций исследования, так и от выбранного научноисследовательского метода, который определяется целями и задачами исследования.

Проведенный анализ лингвистической литературы убеждает нас в том, что изучение двуязычия может осуществляться разными методами.

Понятие «метод социолингвистических исследований» в языкознании трактуется поразному [См. Милль Дж.,1914; Апресян,1965; Labov W,1966; Крысин,1968; Ядов,1972;

Андреева,1974; Harweg R.,1974; Баскаков,1976; Звягинцев,1976; Швейцер, 1976;

Методы…,1995; Дешериев,1977; D. Hymes,1977; Вайнрайх,1979; Михальченко, 1984, 1995; Ammon U., Dittmar N., Mattheier K. J.,1987 и др.]. Разграничение в социолингвистике терминов “научно-исследовательский метод” и “научноисследовательский приём” имеет не только сугубо терминологическое значение. При помощи выбранного метода мы можем достигнуть решения какой-либо проблемы в целом, а инструментом решения проблемы является система научно-исследовательских приёмов, поэтому в социолингвистическом исследовании анкетирование и опрос мы склонны относить к научно-исследовательскому приёму, а не методу исследования, так как необходимо согласиться с тем, что метод – это «определенный подход к изучаемому явлению, определённый комплекс положений, научных и чисто технических приёмов, применение которых даёт возможность изучить данное явление. Поэтому метод всегда является системой» [См.142;С.130,143;С.313 и др.], а «приём всегда предполагает определенное действие, оперирование с языковым материалом» [142; С. 258, 143; С.

313].

Среди многочисленных приемов исследования такого сложного явления, каким является билингвизм, необходимо выделить метод конкретно-социологического исследования двуязычия, который мы определяем как систему научно-исследовательских приёмов, используемых для изучения картины сосуществования, функционирования двух языков в какой-либо этнической, территориальной или социальной общности людей. Этот метод составляет следующая система основных научно-исследовательских приёмов и методик изучения: методика наблюдения и описания, приём анкетирования, интервью (опроса), методика идентификации и дифференциации, методика статистического анализа, методика сопоставления, инструментальная методика, методика устного речевого эксперимента, методика письменного речевого эксперимента и др.

Наиболее распространенным приёмом исследования двуязычия в социолингвистическом аспекте является методика анкетирования. При помощи этой методики исследователь получает в своё распоряжение конкретные факты использования родного и второго языков индивидом или определенным социумом. Естественно, анкета отражает лишь точку зрения самого респондента, что ведет в определенной мере к субъективизму. В этом заключается недостаток данной методики. Однако составление анкеты с перекрестными, дополняющими или внешне неконтролирующими вопросами помогает избежать этого недостатка. Исследователь не имеет возможности подвергнуть анкетированию все население республики, и в этом нет необходимости, так как «опыт конкретных социологических обследований показывает, что количество опрашиваемых не главное. Решающим является правильная организация методики выборки» [214;С. 182].

В данной диссертации предлагается использовать сплошное, частичное и выборочное анкетирование учащихся школ различных районов и городов, школ республики с адыгоязычным, смешанным и русскоязычным населением. При этом результаты анкетирования необходимо подкреплять другими методиками как лингвистического, так и статистического характера. Об обстановке проведения анкетирования и опроса достаточно много написано в научной литературе: чем свободнее будет чувствовать себя респондент, тем достовернее будут научные результаты. Вместе с тем считаем необходимым сделать некоторые пояснения к методике проведения анкетирования и опроса.

Чтобы установить достоверные корреляционные отношения, взаимосвязь социальных, демографических и др. явлений и языковых фактов, репрезентативность анкетирования и опроса определялась методом квот: удельный вес отдельных социальных, демографических групп опрашиваемых соответствует удельному весу аналогичных групп населения по официальной статистике. По данным переписи на 12 января 1989 года мужское население составляло 198,3 тысяч, а женское 234,3 тысяч человек, а по данным переписи 2002 года население в РА составляет 447000 человек, из них городское – 240, тысяч, а в сельской местности проживает 206,6 тысяч человек. В соответствии с этим мы выбрали 500 респондентов из числа жителей республики:

1) 240,4 тысячи проживает в городе и поселках городского типа;

2) 206,6 тысяч человек проживает в сельской местности;

3) 208,2 тысячи составляют мужчины;

4) 238,2 составляют женщины;

5) возрастной состав постоянного населения республики на 2002г.: 6-9 лет – 26309 ч., 10лет – 38315 ч., 16-19 лет – 23556 ч., 20-24 лет – 26127 ч., 25-29 лет – 33171 ч., 30- лет – 32453 ч., 35-39 лет – 30040 ч., 40-44 лет – 19862 ч., 45-49 лет – 25802 ч., 50-54 лет – 31840 ч., 55-59 лет – 24449 ч., 60-69 лет – 41139 ч. и т. д.

6) уровень образования занятого постоянного населения республики на 1000 человек работающих: высшее – 126; незаконченное высшее - 11; среднее специальное - 254;

среднее общее – 357; неполное среднее – 166; начальное – 75; не имеют начального образования – 11.

С целью сохранения соотношения опрашиваемых с данными официальной статистики в сельской местности сплошному анкетированию и опросу подвергнуты трудовые коллективы и учащиеся Красногвардейского (школа №3 аула Адамий, гимназия №1 село Красногвардейское), Теучежского (школа №4 аула Габукай, школа №1 аула Панежукай) и Тахтамукайского (школа №1 аула Тахтамукай, школа №5 поселка Яблоновского, школа №2 поселка Энем, филиал МГТУ в поселке Яблоновском) районов, г. Майкопа (школа № станицы Ханской, Адыгейская республиканская гимназия №1) и г. Адыгейска (школа №3), Кошехабльского района, проживающие в различных этнических условиях.

С целью соотношения числа опрашиваемых с данными официальной статистики сплошному анкетированию подвергнуты по 250 взрослых и учащихся сельской местности и городов РА. При обследовании данных школ единицей обследования были билингвы с адыгейско-русским языком. Частичному анкетированию и опросу были подвергнуты учащиеся одиннадцати школ и трудовых коллективов, а выборочному анкетированию учащиеся 3 школ и работники трудовых коллективов.

Репрезентативность выборки, полученная методом квот, позволяет проецировать результаты анализа проведенного исследования на всю социальную и демографическую группу населения республики.

Некоторые положения и выводы о функционировании разных типов двуязычия можно предвидеть априори: широкое и активное функционирование адыгейско–русского двуязычия в городе (обусловлено национальным составом трудовых и учебных коллективов и др.), узкая сфера применения адыгейско-русского двуязычия в сельской местности (обусловлено однородным национальным составом населения адыгоязычных районов), более широкое распространение русско-адыгейского двуязычия в сельской местности адыгоязычных районов. Поэтому можно заранее предсказать, что в интернациональных коллективах будет отмечено максимальное развитие общественных функций и практическое использование адыгейского языка. Однако для получения достоверных и точных выводов необходимо вскрыть причины, влияющие на минимальный уровень функционирования двуязычия. С другой стороны, необходимо выяснить социолингвистические условия не столько «пассивного» употребления адыгейского и русского языков, сколько практическое его использование в том или ином районе, городе, сельской местности. Опять же априори можно установить, что структурные различия родного и русского языков порождают интерференцию в русской речи адыгейцев. Но одинаково ли проявляется она в различных условиях? Очевидно, нет.

Тогда необходимо выяснить взаимосвязь социальных, демографических и этнических условий, обусловливающих порождение правильной речи на втором языке.

В этом плане приобретает исключительное значение не только подбор респондентов для опроса и анкетирования, но и характер сбора лингвистического материала. Сбор подобного материала среди лиц с высшим образованием или высоким образовательным и культурным уровнем, проживающих в городах, работающих в двуязычных коллективах обусловит наличие более высокой степени владения русским языком, чем среди лиц с начальным или средним образованием, проживающих в однородной адыгоязычной среде. Поэтому лингвистический материал нами собирался среди студентов первого и выпускного курсов факультета национальной культуры и филологии АГУ, среди учащихся младшей, средней и старшей возрастных групп городских и сельских школ, среди сельской и городской интеллигенции. В зависимости от характера социума предлагались заранее подготовленные тесты, проводились сочинения, изложения на заданную или свободную тему.

В лингвистической части анкеты подобраны специальные задания-вопросы (перевести на русский язык, перевести на адыгейский язык, составить из данных слов предложение и др.), направленные на выявление уровня владения русским и адыгейским языками. При проведении опроса вопросы задавались устно с целью выявления типов интерференции, синонимичных эквивалентов отдельных терминов родного и русского языков. Однако основной упор делался на сбор такого лингвистического материала, который содержался при свободном выражении своих мыслей и чувств на русском и адыгейском языке, когда респондент занят выражением именно своих мыслей на том или ином языке, а не тем, правильно ли он говорит, тот ли ответ подготовил на вопрос анкеты или текста.. К таким материалам мы относим объяснительные и докладные записки, заявления, написанные в различные организации по различным поводам, выступления на собраниях, заседаниях, по телевидению и радио, реплики из бесед в деловой и непринужденной обстановке и т.д.

При этом использовалась как методика фиксирования устной речи от руки, так и диктофонная запись. Мы выделяем организованные способы порождения речи (на уроках и занятиях в различных типах учебных заведений) и спонтанные способы порождения речи (выступления, реплики и т.д.). В первом случае респондент отвечает по заданной теме, выступает с докладом и т.п., а во втором – свободен в выборе темы и формы порождения речи. Подобная методика сбора материала позволяет избежать психологический барьер информантам, которые не ведают в подобных случаях о том, что ведется наблюдение за речью и проверяется степень владения языками, так как «наибольшую ценность представляют записи, сделанные без ведома информанта» [242;

С. 160].

Становление и развитие, характер функционирования конкретного типа двуязычия вскрываются, естественно, при использовании также синхронного и диахронного методов изучения. Использование данных методов в неразрывной связи с методом конкретносоциолингвистического исследования дает возможность воссоздать и проанализировать истоки возникновения того или иного типа двуязычия, формы его проявления и т.п.

Выводы Важно отметить, что двуязычие редко выступает как некая данность или абстрактная возможность отдельного человека, групп людей или целого народа общаться на двух языках. Безусловно, оно предполагает стремление к достижению взаимопонимания на двух языках, причем степень взаимопонимания может быть различной. Однако это обстоятельство характеризует лишь одну из граней, хотя и существенных, двуязычия, которое представляет собой сложный историко-культурный феномен, обусловленный целым рядом как объективных, так и субъективных факторов и обстоятельств.

Поскольку язык является составной частью национальной культуры, реальное содержание двуязычия в первую очередь отражает лингвокультурные и психологические ценности и ориентиры его носителя, а затем оно само влияет на них. По нашему мнению, и исходя из современной ситуации двуязычия: «билигвиз – это результат межцивилизационного взаимодействия различных культур народов, одна из форм адаптации совершенно иной или родственной языковой культуры».

Исходя из вышеизложенного, следует выделить, на наш взгляд, такие аспекты билингвизма: 1) лингвистический (под двуязычием в собственно лингвистическом аспекте мы понимаем, использование индивидом или коллективом людей двух языков в качестве средства общения, орудия выражения их мыслей и чувств); 2) социолингвистический четко определяющий критерии, которые имели бы свой собственный социолингвистический статус (к их числу мы относим следующие: наличие двух и более наций, народностей и их представителей на данной территории; наличие двух языков, служащих средством общения людей; наличие различных демографических и социальных групп; способ овладения вторым языком индивидом, коллективом, группой людей, народом; направление действия контактирующих языков в той или иной двуязычной общности людей; степень охвата носителей одного народа тем или иным типом двуязычия; ареал распространения двуязычия; степень активности проявления двуязычия в городе и сельской местности); 3) психологический учитывающий: а)лексикограмматические и грамматические категории в первичном и вторичном языках;

б)языковые категории, не свойственные родному языку, но существующие во втором языке; в)лексико-грамматические и грамматические категории, присущие родному языку, но отсутствующие во вторичном языке и языковом сознании носителей последнего); 4) лингвокультурологический (каждый язык имеет свой способ концептуализации окружающей действительности, что, несомненно, надо учитывать: отсюда можно заключить, что каждый язык имеет особую языковую картину мира, и языковая личность обязана организовывать содержание высказывания в соответствии с этой картиной); 5) педагогический (без разработки лингвометодических основ усвоения второго языка, без изучения условий возникновения двуязычия, функционирования родного и второго языков, ментальности видения мира этносом, без знания психологии усвоения неродного второго языка невозможно разработать методику взаимосвязанного преподавания контактирующих языков, подобрать различные виды работ, способствующие становлению двустороннего билингвизма в регионе).

Выделенные аспекты не рассматривались по отношению к языковой ситуации и ситуации билингвизма в республике постперестроечного периода. Их изучение способствовало бы реальному становлению двустороннего билингвизма в регионе.

Мы остановимся на лингвистическом, социологическом, социолингвистическом и лингвокультурологическом аспектах становления и развития двустороннего билингвизма, так как в нашем исследовании рассматривать все проблемы не представляется возможным.

Понятие «метод социолингвистических исследований» в языкознании трактуется поразному. Разграничение в социолингвистике терминов “научно-исследовательский метод” и “научно-исследовательский приём” имеет не только сугубо терминологическое значение. При помощи выбранного метода мы можем достигнуть решения какой-либо проблемы в целом, а инструментом решения проблемы является система научноисследовательских приёмов, поэтому в социолингвистическом исследовании анкетирование и опрос мы склонны относить к научно-исследовательскому приёму, а не методу исследования, так как необходимо согласиться с тем, что метод – это «определенный подход к изучаемому явлению, определённый комплекс положений, научных и чисто технических приёмов, применение которых даёт возможность изучить данное явление. Поэтому метод всегда является системой», а «приём всегда предполагает определенное действие, оперирование с языковым материалом».



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 
Похожие работы:

«Министерство здравоохранения Российской Федерации Тихоокеанский государственный медицинский университет В.А. Дубинкин А.А. Тушков Факторы агрессии и медицина катастроф Монография Владивосток Издательский дом Дальневосточного федерального университета 2013 1 УДК 327:614.8 ББК 66.4(0):68.69 Д79 Рецензенты: Куксов Г.М., начальник медико-санитарной части УФСБ России по Приморскому краю, полковник, кандидат медицинских наук; Партин А.П., главный врач Центра медицины катастроф Приморского края;...»

«УА0600900 А. А. Ключников, Э. М. Ю. М. Шигера, В. Ю. Шигера РАДИОАКТИВНЫЕ ОТХОДЫ АЭС И МЕТОДЫ ОБРАЩЕНИЯ С НИМИ Чернобыль 2005 А. А. Ключников, Э. М. Пазухин, Ю. М. Шигера, В. Ю. Шигера РАДИОАКТИВНЫЕ ОТХОДЫ АЭС И МЕТОДЫ ОБРАЩЕНИЯ С НИМИ Монография Под редакцией Ю. М. Шигеры Чернобыль ИПБ АЭС НАН Украины 2005 УДК 621.039.7 ББК31.4 Р15 Радиоактивные отходы АЭС и методы обращения с ними / Ключников А.А., Пазухин Э. М., Шигера Ю. М., Шигера В. Ю. - К.: Институт проблем безопасности АЭС НАН Украины,...»

«Е.А. Урецкий Ресурсосберегающие технологии в водном хозяйстве промышленных предприятий 1 г. Брест ББК 38.761.2 В 62 УДК.628.3(075.5). Р е ц е н з е н т ы:. Директор ЦИИКИВР д.т.н. М.Ю. Калинин., Директор РУП Брестский центр научно-технической информации и инноваций Государственного комитета по науке и технологиям РБ Мартынюк В.Н Под редакцией Зам. директора по научной работе Полесского аграрно-экологического института НАН Беларуси д.г.н. Волчека А.А Ресурсосберегающие технологии в водном...»

«Министерство образования науки Российской Федерации Российский университет дружбы народов А. В. ГАГАРИН ПРИРОДООРИЕНТИРОВАННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УЧАЩИХСЯ КАК ВЕДУЩЕЕ УСЛОВИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ Монография Издание второе, доработанное и дополненное Москва Издательство Российского университета дружбы народов 2005 Утверждено ББК 74.58 РИС Ученого совета Г 12 Российского университета дружбы народов Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 05-06-06214а) Н а у ч н ы е р е...»

«Федеральное агентство по образованию Сибирский федеральный университет Институт естественных и гуманитарных наук Печатные работы профессора, доктора биологических наук Смирнова Марка Николаевича Аннотированный список Составитель и научный редактор канд. биол. наук, доцент А.Н. Зырянов Красноярск СФУ 2007 3 УДК 012:639.11:574 (1-925.11/16) От научного редактора ББК 28.0 П 31 Предлагаемый читателям аннотированный список печатных работ профессора, доктора биологических наук М.Н. Смирнова включает...»

«Российская академия естественных наук Ноосферная общественная академия наук Европейская академия естественных наук Петровская академия наук и искусств Академия гуманитарных наук _ Северо-Западный институт управления Российской академии народного хозяйства и государственного управления при Президенте РФ _ Смольный институт Российской академии образования В.И.Вернадский и ноосферная парадигма развития общества, науки, культуры, образования и экономики в XXI веке Под научной редакцией: Субетто...»

«Олег Кузнецов Дорога на Гюлистан.: ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УХАБАМ ИСТОРИИ Рецензия на книгу О. Р. Айрапетова, М. А. Волхонского, В. М. Муханова Дорога на Гюлистан. (Из истории российской политики на Кавказе во второй половине XVIII — первой четверти XIX в.) Москва — 2014 УДК 94(4) ББК 63.3(2)613 К 89 К 89 Кузнецов О. Ю. Дорога на Гюлистан.: путешествие по ухабам истории (рецензия на книгу О. Р. Айрапетова, М. А. Волхонского, В. М. Муханова Дорога на Гюлистан. (Из истории российской политики на Кавказе...»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ И.И.Веленто ПРОБЛЕМЫ МАКРОПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Монография Гродно 2003 УДК 347.2/.3 ББК 67.623 В27 Рецензенты: канд. юрид. наук, доц. В.Н. Годунов; д-р юрид. наук, проф. М.Г. Пронина. Научный консультант д-р юрид. наук, проф. А.А.Головко. Рекомендовано Советом гуманитарного факультета ГрГУ им....»

«Особо охраняемые природные территории УДК 634.23:581.16(470) ОСОБО ОХРАНЯЕМЫЕ РАСТЕНИЯ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ КАК РЕЗЕРВАТНЫЙ РЕСУРС ХОЗЯЙСТВЕННО-ЦЕННЫХ ВИДОВ © 2013 С.В. Саксонов, С.А. Сенатор Институт экологии Волжского бассейна РАН, Тольятти Поступила в редакцию 17.05.2013 Проведен анализ группы раритетных видов Самарской области по хозяйственно-ценным группам. Ключевые слова: редкие растения, Самарская область, флористические ресурсы Ботаническое ресурсоведение – важное на- важная группа...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Л. З. Сова АФРИКАНИСТИКА И ЭВОЛЮЦИОННАЯ ЛИНГВИСТИКА САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2008 Л. З. Сова. 1994 г. L. Z. Sova AFRICANISTICS AND EVOLUTIONAL LINGUISTICS ST.-PETERSBURG 2008 УДК ББК Л. З. Сова. Африканистика и эволюционная лингвистика // Отв. редактор В. А. Лившиц. СПб.: Издательство Политехнического университета, 2008. 397 с. ISBN В книге собраны опубликованные в разные годы статьи автора по африканскому языкознанию, которые являются...»

«Институт биологии моря ДВО РАН В.В. Исаева, Ю.А. Каретин, А.В. Чернышев, Д.Ю. Шкуратов ФРАКТАЛЫ И ХАОС В БИОЛОГИЧЕСКОМ МОРФОГЕНЕЗЕ Владивосток 2004 2 ББК Монография состоит из двух частей, первая представляет собой адаптированное для биологов и иллюстрированное изложение основных идей нелинейной науки (нередко называемой синергетикой), включающее фрактальную геометрию, теории детерминированного (динамического) хаоса, бифуркаций и катастроф, а также теорию самоорганизации. Во второй части эти...»

«Камчатский государственный технический университет Профессорский клуб ЮНЕСКО (г. Владивосток) Е.К. Борисов, С.Г. Алимов, А.Г. Усов Л.Г. Лысак, Т.В. Крылова, Е.А. Степанова ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ДИНАМИКА СООРУЖЕНИЙ. МОНИТОРИНГ ТРАНСПОРТНОЙ ВИБРАЦИИ Петропавловск-Камчатский 2007 УДК 624.131.551.4+699.841:519.246 ББК 38.58+38.112 Б82 Рецензенты: И.Б. Друзь, доктор технических наук, профессор Н.В. Земляная, доктор технических наук, профессор В.В. Юдин, доктор физико-математических наук, профессор,...»

«Семченко В.В. Ерениев С.И. Степанов С.С. Дыгай А.М. Ощепков В.Г. Лебедев И.Н. РЕГЕНЕРАТИВНАЯ БИОЛОГИЯ И МЕДИЦИНА Генные технологии и клонирование 1 Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации Омский государственный аграрный университет Институт ветеринарной медицины и биотехнологий Всероссийский научно-исследовательский институт бруцеллеза и туберкулеза животных Россельхозакадемии Российский национальный...»

«ТЕПЛОГЕНЕРИРУЮЩИЕ УСТАНОВКИ СИСТЕМ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ В.М. ФОКИН ТЕПЛОГЕНЕРИРУЮЩИЕ УСТАНОВКИ СИСТЕМ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2006 Т Т В Н В.М. ФОКИН ТЕПЛОГЕНЕРИРУЮЩИЕ УСТАНОВКИ СИСТЕМ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 УДК 621. ББК 31. Ф Рецензент Заслуженный деятель науки РФ, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой Теплоэнергетика Астраханского государственного технического университета, А.К. Ильин Фокин В.М. Ф75 Теплогенерирующие...»

«О. Ю. Климов ПЕРГАМСКОЕ ЦАРСТВО Проблемы политической истории и государственного устройства Факультет филологии и искусств Санкт-Петербургского государственного университета Нестор-История Санкт-Петербург 2010 ББК 63.3(0)32 К49 О тветственны й редактор: зав. кафедрой истории Древней Греции и Рима СПбГУ, д-р истор. наук проф. Э. Д. Фролов Рецензенты: д-р истор. наук проф. кафедры истории Древней Греции и Рима Саратовского гос. ун-та В. И. Кащеев, ст. преп. кафедры истории Древней Греции и Рима...»

«МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ ПОСЛЕДИПЛОМНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В. В. Афанасьев, И. Ю. Лукьянова Особенности применения цитофлавина в современной клинической практике Санкт-Петербург 2010 Содержание ББК *** УДК *** Список сокращений.......................................... 4 Афанасьев В. В., Лукьянова И. Ю. Особенности применения ци тофлавина в современной клинической практике. — СПб., 2010. — 80 с. Введение.................................»

«В.Н. Ш кунов Где волны Инзы плещут. Очерки истории Инзенского района Ульяновской области Ульяновск, 2012 УДК 908 (470) ББК 63.3 (2Рос=Ульян.) Ш 67 Рецензенты: доктор исторических наук, профессор И.А. Чуканов (Ульяновск) доктор исторических наук, профессор А.И. Репинецкий (Самара) Шкунов, В.Н. Ш 67 Где волны Инзы плещут.: Очерки истории Инзенского района Ульяновской области: моногр. / В.Н. Шкунов. - ОАО Первая Образцовая типография, филиал УЛЬЯНОВСКИЙ ДОМ ПЕЧАТИ, 2012. с. ISBN 978-5-98585-07-03...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СОЮЗ ОПТОВЫХ ПРОДОВОЛЬСВТЕННЫХ РЫНКОВ РОССИИ Методические рекомендации по организации взаимодействия участников рынка сельскохозяйственной продукции с субъектами розничной и оптовой торговли Москва – 2009 УДК 631.115.8; 631.155.2:658.7; 339.166.82. Рецензенты: заместитель директора ВНИИЭСХ, д.э.н., профессор, член-корр РАСХН А.И. Алтухов зав. кафедрой товароведения и товарной экспертизы РЭА им. Г.В. Плеханова,...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ Институт истории В. И. Кривуть Молодежная политика польских властей на территории Западной Беларуси (1926 – 1939 гг.) Минск Беларуская наука 2009 УДК 94(476 – 15) 1926/1939 ББК 66.3 (4 Беи) 61 К 82 Научный редактор: доктор исторических наук, профессор А. А. Коваленя Рецензенты: доктор исторических наук, профессор В. В. Тугай, кандидат исторических наук, доцент В. В. Данилович, кандидат исторических наук А. В. Литвинский Монография подготовлена в рамках...»

«Исаев М.А. Основы конституционного права Дании / М. А. Исаев ; МГИМО(У) МИД России. – М. : Муравей, 2002. – 337 с. – ISBN 5-89737-143-1. ББК 67.400 (4Дан) И 85 Научный редактор доцент А. Н. ЧЕКАНСКИЙ ИсаевМ. А. И 85 Основы конституционного права Дании. — М.: Муравей, 2002. —844с. Данная монография посвящена анализу конституционно-правовых реалий Дании, составляющих основу ее государственного строя. В научный оборот вводится много новых данных, освещены крупные изменения, происшедшие в датском...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.