WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«АКТУАЛЬНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ 1 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего ...»

-- [ Страница 1 ] --

Т.С. Еремеева,

Н.Ю. Щека

АКТУАЛЬНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ

1

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

АМУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Факультет социальных наук Кафедра медико-социальной работы Т.С. Еремеева, Н.Ю. Щека

АКТУАЛЬНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ

Учебное пособие Благовещенск- Печатается по решению ББК 60.5 редакционно-издательского совета Е 70 факультета социальных наук Амурского государственного университета Т.С. Еремеева, Н.Ю. Щека Актуальные социальные проблемы современности: учебное пособие для магистрантов, направление 040400.68 «Социальная работа». Благовещенск: Амурский гос. ун-т, 2014.

В пособии изложены теоретико-методологические основы изучения актуальных проблем современности: проанализированы подходы к выделению социальных и глобальных социальных проблем, деятельность международных общественных организаций по поиску путей их решения, приведены статистические и фактологические данные.

Пособие содержит методические рекомендации по организации практических занятий, самостоятельной работы студентов, характеристику используемых образовательных технологий, перечень рекомендуемой литературы и информационных источников, а также примеры тестовых заданий для промежуточного контроля.

Учебное пособие предназначено для студентов высших учебных заведений, обучающихся в магистратуре по направлению «Социальная работа», преподавателей вузов и аспирантов, слушателей курсов повышения квалификации, а также для практических работников органов социальной защиты населения.

Материалы печатаются в авторской редакции Рецензенты: М.К. Арчаков, канд. истор. наук, проф. кафедры философии, политологии и культурологии БГПУ;

А.В. Дюмин, канд. социолог. наук, доцент кафедры философии АмГУ.

©Амурский государственный университет, © Еремеева Т.С., Щека Н.Ю., авторы

ВВЕДЕНИЕ

Пособие предназначено для использования в учебном процессе по дисциплине «Актуальные социальные проблемы современности» - в рамках обучения магистров по направлению подготовки 040400.68 – Социальная работа, образовательная программа «История, методология и теория социальной работы».

Цель дисциплины - овладение знаниями о тенденциях мирового развития, глобальных проблемах человечества и предлагаемых путях их решения.

Задачи дисциплины:

- изучение основных проблем современного этапа цивилизационного развития, кардинально меняющего облик современного мира;

- выявление многоуровневости социальных проблем;

- овладение навыками квалифицированного представления базовых проблем современности в исследовательских и аналитических материалах;

- раскрытие профессионально-этической ответственности специалиста социальной службы в условиях актуализации глобальных проблем современности.

Дисциплина относится к вариативной части (дисциплина по выбору) общенаучного цикла М.1.

Шифр дисциплины по учебному плану – М1.В.ДВ.2.1.

Программа и тематический план курса ориентирует учащихся на всестороннее и системное изучение актуальных проблем современного общества. В рамках этого курса учащиеся получают возможность обогатить свои представления новыми научными данными, новыми подходами и достичь более глубокого понимания процессов, в которых им предстоит участвовать.

Преподавание дисциплины логически и содержательно связано с дисциплинами «Философско-аксеологическая методология социальной работы»

(М.1.В.ДВ.1.1), «Институциональные основы социальной работы»

(М.1.В.ДВ.1.2).

В результате изучения дисциплины студент должен:

знать: основные тенденции современного этапа мирового цивилизационного развития, глобальные проблемы современности в их системной взаимосвязи, основные причины возникающих глобальных проблем;

уметь: компетентно анализировать и адекватно оценивать явления общественной жизни страны и мира; квалифицированного освещать актуальные проблемы современности в средствах массовой информации с использованием всей системы средств и знаний;

владеть: навыками профессионального анализа событий и фактов мировой и российской общественной жизни; методами критической оценки неоднозначных тенденций и явлений; способах представления и аргументации различных позиций в материалах.

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ПРОГРАММНОГО МАТЕРИАЛА

Раздел 1. Сущность, основные аспекты и специфика современного этапа глобализации Лекция 1. Итоги развития земной цивилизации к третьему тысячелетию нашей эры Научно-технический прогресс как историческая необходимость и как источник опасностей для развития земной цивилизации. Нарастание кризисных явлений и процессов в существовании социума. Признаки общепланетарного кризиса, задевающего сами основы человеческого бытия. Проявления общепланетарного кризиса в сферах экологии, демографии, экономики, геополитики, культуры и нравственности как актуальные проблемы современности, требующие новых исследовательских подходов и управленческих решений. Концепция глобального мира как результат осознания передовыми мыслителями планеты необходимости объединения усилий для сохранения земной цивилизации. Дискуссии вокруг понятий «глобальный мир», «глобализация», «глобалистика». Научные центры, изучающие глобальные проблемы современности. Основные исследовательские проекты. Данные, полученные в ходе осуществления этих проектов. Первоочередные задачи, которые выдвигает время перед населением Земли Цель – обзор теоретико-методологических основ предмета.

Задачи: введение в предмет; анализ степени изученности тематики;

рассмотрение различных подходов; характеристика современной цивилизации.

Ключевые понятия/термины: цивилизация, НТП, кризис, глобалистика, пределы роста.

Каждая историческая эпоха, каждый этап развития человеческого общества имеют свою особенность, в то же время они неразрывно связаны как с прошлым, так и с будущим.

Формирование представлений о будущем находилось в тесной связи с эволюцией первобытной мифологии от примитивных мифов-сказок, фантастически истолковывавших наиболее простые явления природы, к мифам, объясняющим установление родовых нравов и обычаев, затем происхождение людей и мира в целом, а также судьбу умерших. На этой основе сформировались самые древние из существующих – религиозные концепции будущего.

Помимо сравнительно примитивных концепций такого плана, которые либо не дожили до наших дней, либо не имеют значительного распространения, выделяются две, связанные с существующими мировыми религиями:

а) сложившаяся в I тысячелетии до н.э. и более развитая индуистскобуддистско-джайнистская концепция, согласно которой история представляется в виде постоянной смены циклов регресса (охватывающих миллионы лет) – от «золотого века» к «концу света», затем «сотворения нового мира», вновь регресса и т.д. без конца. Счастливое будущее с таких позиций видится в том, чтобы «добродетельным поведением» избавиться от бесконечных «перевоплощений» души после смерти, от этого вечного «коловращения» мироздания и попасть в «нирвану» - качественно иное состояние, при котором отсутствуют и желания, и страдания. Такие взгляды характерны для современной религиозной идеологии в обширном регионе Юго-Восточной Азии, и с ними приходится сталкиваться на международных конференциях или в «литературе о будущем» стран указанного региона;

б) сложившаяся в I тысячелетии до н.э. – I тысячелетии н.э. и менее развитая иудаистско-христианско-исламская концепция, согласно которой «история будущего» представляется в виде прихода «спасителя-мессии», установления «царства Божия», наступления «конца света», «Страшного суда», наконец, опять-таки перехода в качественно новое состояние, «вечного блаженства» для праведников и «вечных мук» для грешников. С такими взглядами также приходится сталкиваться на конференциях и в литературе, причем, если это касается христианства, их пропаганда становится все активнее, поскольку частью верующих в очередной раз ожидается «конец света».

Со времен завершения своего формирования тысячу и более лет назад религиозная эсхатология (учение о «конце света») не дала ничего существенно нового. Однако было бы ошибкой на этом основании недооценивать значение религиозных концепций будущего. Религиозно-философская мысль древних выработала целый комплекс идей, доживших до наших дней: идеи «воздаяния» в загробном мире сообразно поведению человека при жизни, провиденциализма (божественного провидения, целенаправленно определяющего ход событий независимо от воли человека), мессианизма (упования на приход «спасителя-мессии», который радикально изменит к лучшему существующие порядки) и т.д. Религиозные концепции будущего сыграли важную роль в социальной борьбе минувших тысячелетий. Они оказали сильнейшее влияние на эволюцию утопизма и разнообразной философии истории. Без них трудно понять особенности некоторых течений современной футурологии.

В I тысячелетии до н.э. следом за религиозными концепциями будущего и в тесной связи с ними стали развиваться утопические концепции. Они отличались от религиозных тем, что «иное будущее» человечества определялось не сверхъестественными силами, а самими людьми, их разумом и действиями. В историко-социологическом смысле утопия определяется как произвольное представление о желаемом будущем человечества, уже не связанное непосредственно с провиденциализмом, но еще не основанное на научном понимании закономерностей развития природы и общества. Объективно утопические концепции являются чисто умозрительными благими пожеланиями, надуманными искусственными конструкциями, оказывающимися в непримиримом противоречии с действительностью (что обычно и вызывает неминуемый крах утопий при попытках их реализации).

Большая часть утопий посвящена проблемам будущего общества и относится к разряду социальных. Но некоторые из них затрагивают проблемы науки, техники, технических вопросов градостроительства, здравоохранения и т.д., лишь косвенно касаясь социальной стороны дела.

В зародышевой, примитивной форме такие «технические» утопии встречаются еще в древности, но становятся заметным явлением в средние века (например, утопия Р. Бэкона, XIII в.) и получают развитие в новое, а особенно в новейшее время. Чаще, впрочем, встречаются социальнотехнические утопии, в которых учитываются некоторые социальные аспекты технических нововведений (наиболее яркий пример – утопия Ф. Бэкона, XVII в.). Существуют также пацифистские утопии. Наконец, особый тип составляют антиутопии, рисующие произвольные картины нежелаемого будущего Земли и человечества.

В основу классификации социальных утопий целесообразно, на наш взгляд, положить не те или иные формы утопических произведений, как это нередко делается, а основной принцип: какой именно социальный строй фактически изображается в данной утопии? С этой точки зрения социальные утопии разделяются на общинные, рабовладельческие, феодальные, буржуазные и социалистические, идеализирующие соответствующий строй. Каждый тип подразделяется на подтипы: второго, третьего и так далее порядка.

Например, социалистические утопии распадаются на собственно социалистические (провозглашающие принцип «каждому по труду») и коммунистические («каждому по потребностям»). При этом, естественно, перечисленные типы утопий носят конкретно-исторический характер, т.е., как будет показано ниже, могут рассматриваться лишь в рамках определенной исторической эпохи.

Было бы неправильным относить к утопиям только так называемые государственные романы или социально-политические трактаты. Элементы того, что составляет суть утопии, встречаются в самых разнообразных произведениях. Это делает целесообразным применение понятия «утопизм» как утопического подхода к проблемам настоящего и будущего. В таком плане история утопической мысли предстает не просто как ряд произведений, а как процесс эволюции утопизма.

Первые представления о лучшем будущем не в «ином мире», а на Земле, первые утопии возникли во второй половине I тысячелетия до н.э. в Древней Греции и в Китае, где уровень философской мысли был относительно высок, а религия не подавляла ее так сильно, как в Египте, Персии, Индии.

Вопреки утверждениям ряда историков, буржуазных и тем более социалистических утопий тогда еще не появлялось. Утопии носили характер либо идеализации родового строя (Лао-цзы, Мо-цзы, Эвгемер, Ямбул), либо «рационализации» рабовладения (Конфуций, Платон), а позднее – феодализма (Шан Ян и др.).

Второй этап охватывает эпоху средневековья. Засилье религиозной идеологии в течение почти полутора тысячелетий сделало немыслимым появление значительных утопий. Некоторый подъем наблюдался в XI-XIII вв.

только на Ближнем и Среднем Востоке (аль-Фараби, Ибн-Баджа, ИбнТуфайль, Низами и др.). Однако последовавший затем упадок продолжался здесь до середины XIX – начала XX в. До той же поры почти не прогрессировал утопизм в Китае, Индии и других странах Азии.

Третий этап связан с эпохами Возрождения и Просвещения (XVI – первая треть XVIII в.: условно от «Утопии» Мора до «Завещания» Мелье и «Философских писем» Вольтера). В это время рабовладельческие утопии исчезают, а феодальные отходят на второй план, уступая место буржуазным и особенно социалистическим (Мор, Кампанелла и др.). Утопизм наряду с религиозными концепциями будущего становится идеологией буржуазных революций XVI-XVII вв. В нем впервые ставится проблема связи между социальным и научно-техническим прогрессом (Ф. Бэкон).

Четвертый этап охватывает остальные две трети XVIII в. (условно от Мелье до Бабёфа). Он отличается от предыдущего резким разрывом с религией и эсхатологией, использованием достижений западноевропейской философии нового времени (Ф. Бэкон, Гоббс, Декарт, Спиноза, Локк и др.), тесной связью с идеологией просветительства (Вольтер, Руссо, Монтескье, Гольбах, Гельвеции, Дидро, Лессинг, Гёте, Шиллер, Джефферсон, Франклин, Новиков, Радищев и др.), а также более четким характером конкретных программ политической борьбы. Последнее относится не только к утопиям Морелли и Мабли, но и в особенности к утопиям Великой французской революции (Бабёф и др.). Даже «общинная» по форме утопия Руссо объективно приобрела в этих условиях характер мелкобуржуазной эгалитаристской утопии. Вновь растет число феодальных утопий (Новалис, Щербатов), но сохраняется и усиливается преобладание буржуазных и особенно социалистических.

Пятый этап приходится в основном на первую половину XIX в. (от Сен-Симона, Фурье и Оуэна до Л. Блана и Кабе, Дезами и Вейтлинга, а в России – до Герцена и Чернышевского включительно). К его отличительным чертам относятся: попытки критического осмысления опыта Великой французской революции, в ходе которой несостоятельность утопизма проявилась особенно наглядно; стремление связать утопизм с пролетарским движением (отсюда – разнообразные типы «социализма», перечисленные К. Марксом и Ф. Энгельсом в «Манифесте Коммунистической партии»); попытки использовать не только идеологию просветительства, но и классическую философию (Кант, Фихте, Шеллинг, Гегель), а также классическую буржуазную политическую экономию (Смит, Рикардо, Сисмонди и др.) – попытки которые не увенчались и не могли увенчаться успехом.

Шестой этап охватывает вторую половину XIX – начало XX века и характеризуется в основном борьбой марксистской и анархистской утопии, причем первая выдавала себя за науку и резко противопоставляла себя иному-прочему «утопизму».

Седьмой этап (символически – с 1917 г. по сей день) можно считать современным. На этом этапе состоялась реализация и крах марксистсколенинской утопии казарменного социализма, жертвою которой оказалась целая треть человечества, начиная с СССР. Никуда не делись и прочие многообразные утопии. На этом этапе постепенно складывается понимание того, что социальный утопизм – это отнюдь не черно-белое кино с разделением всего и вся на утопическое и реалистическое, а те элементы сознания и нововведения, в том числе политики, которые исходят не из объективных закономерностей и не из промысла Божия, а из произвольных представлений о желаемом будущем (которые часто выдаются за научные или за некое откровение). Таким образом, черты утопизма можно найти в политике любого правительства любой страны мира и во взглядах любого политика, философа, ученого, писателя, вообще любого человека.

Среди социальных утопий второй половины XIX – первой половины XX в. наибольшее развитие получили марксизм и анархизм. Марксизм сделался к началу XX в. основой широкого революционного движения и в своей экстремичной форме (марксизм-ленинизм) привел к попытке реализации этой утопии («утопия социализма») сначала в масштабах России, а затем, уже во второй половине XX в., в масштабах целой трети человечества. Но в 90-х гг. XX в. эта утопия, как и всякая утопия, потерпела крах, и к XXI в. от нее остались лишь быстро деформирующиеся рудименты.

Анархизм, как общественно-политическое течение, сложился в 40-70-х годах XIX в., но его идейные истоки восходят к утопии Руссо и другим утопиям XVII-XVIII вв., которые идеализировали патриархальную общину.

Анархистская концепция будущего, изложенная в работах Годвина, Прудона Штирнера, Бакунина, Кропоткина, Реклю, Грава, Карелина, Фора и др., в самых общих чертах сводилась к формуле «свободной федерации» автономных ассоциаций производителей – мелких частных собственников с немедленным и полным упразднением государства, «справедливым обменом» продуктов труда отдельных работников.

Заметим, что для утопизма характерно стремление создать детальную картину будущего, втиснуть ее в рамки априорно заданной и «идеальной схемы», продиктовать своего рода «правила поведения» будущим поколениям. В противоположность этому течению общественной мысли на протяжении XIX века сложился позитивизм, для которого характерно агностическое отношение к предвидению, особенно социальному, требование ограничиться описанием и объяснением изучаемого объекта, попытки свести прогностическую функцию науки только к чисто эмпирическим выводам из анализа и диагноза.

Парадоксально, но, будучи по сути своей утопистами, анархисты в большинстве своем держались позитивизма и негативно относились к научному предвидению. Будущее виделось им не как объективно необходимая, неизбежная следующая ступень в истории человечества, а как результат чисто волевого акта героев-революционеров, способных увлечь за собой народные массы. Понятно, что при таких взглядах сам процесс перехода к будущему состоянию не имел существенного значения и ему не уделялось особого внимания. В итоге политическая программа анархистов страдала непоследовательностью, неопределенностью, непродуманностью. Ее несостоятельность в полной мере проявилась в мировом революционном движении второй половины XIX – первой половины XX в.

Еще одну группу социальных утопий представляют различные направления либерального реформизма, собственно буржуазные утопии, восходящие к «Океании» Гаррингтона (произведения Бентама, Г. Джорджа, Герцки и др.). Утопии такого рода появляются в значительном числе и до сих пор.

Особую группу социальных утопий составляют теории феодального социализма (Карлейль, Дизраэли, Рескин и др.), где будущее рисуется в виде возврата к идеализированному прошлому средневековья. Разновидностью таких теорий являлся поначалу христианский социализм (Ламенне и др.). Но на протяжении второй половины XIX в. это течение приобрело самостоятельный характер, постепенно превратившись в разновидность буржуазного утопизма. В XX в. на смену исчезнувшим рабовладельческим и феодальным утопиям приходят фашистские, которые справедливо расцениваются общественностью как антиутопии.

Сложнее обстоит дело с утопическим социализмом. Утопические идеи Сен-Симона, Фурье, Оуэна и других социалистов-утопистов первой половины XIX в. просуществовали в виде соответствующих школ социальной мысли еще несколько десятилетий после смерти их основателей, а в отдельных странах (особенно в царской России и в ряде стран Востока) эти идеи сохраняли известное влияние до первой половины XX в. включительно и даже позднее. Концепции будущего некоторых социалистов-утопистов (Бланки и др.) сложились хронологически почти одновременно с марксизмом и сохраняли значение во второй половине XIX в. и позднее. Рождались и новые социалистические утопии (Моррис, Беллами, Золя, Франс, Уэллс, Дж. Лондон, Циолковский и др.), конкретная оценка которых возможна только с учетом особенностей творчества того или иного утописта в конкретной исторической обстановке.

Для утопии Беллами, например, характерны реформистские и технократические иллюзии, что сближает ее с буржуазными утопиями. На Западе, особенно в США, возникло множество клубов, члены которых пытались претворить эту утопию в жизнь. В еще большей степени эклектичность, заимствование идей из различных направлений утопизма – от феодального до анархистского – характерны для утопических романов Морриса, Золя, Франса, Лондона, Уэллса. Однако высокое художественное мастерство этих писателей делало их произведения незаурядными в утопической литературе, даже при известном налете эклектизма. Их всемирная известность увеличивала возможность пропаганды социалистических идей, пробуждала интерес к идеям социализма. Важно отметить, что эти писатели в большинстве случаев сознавали утопичность своих произведений, но использовали жанр утопии для пропаганды своих идей.

Особо следует сказать о Циолковском. Пропагандируя в брошюрах 20х годов ХХ в. технические идеи реконструкции земной поверхности и освоения космического пространства, он создал ряд ярких, впечатляющих социальных утопий (например, «Общественная организация человечества», 1928) с целью показать, какие блага способен принести человечеству научнотехнический прогресс. Утопические идеи основоположника современной космонавтики сыграли важную роль в становлении ранней футурологии (в широком смысле «литературы о будущем»), к которой мы обратимся позже.

В целом новая стадия эволюции утопизма существенно отличалась от предыдущей как уровнем утопической мысли, так и степенью ее влияния на прогресс общественной мысли. Утопические произведения стали значительно слабее и по идейному содержанию, и по воздействию на мировую общественную мысль. Именно их упадок во всех отношениях дает основание говорить о смене восходящей стадии развития утопизма нисходящей. Очевидна и причина упадка: неспособность утопии конкурировать с наукой.

Было бы упрощением, однако, сводить утопизм второй половины XIX и особенно XX в. только к утопическим романам и трактатам. Писания идеологов фашизма касались «реальной политики», но по существу это были самые настоящие социальные утопии – утопии спасения капитализма политическими средствами, а в ряде отношений даже путем возврата к феодальным и рабовладельческим порядкам. Эти утопии обернулись трагической реальностью для сотен миллионов людей, для всего человечества, ввергнутого во Вторую мировую войну. Об утопии казарменного социализма мы уже упоминали.

Сочинения Кейнса, его последователей – кейнсианцев и неокейнсианцев, других представителей современной экономической мысли формально не являются утопиями. Но фактически это самые настоящие социальные утопии. Бесчисленные разновидности азиатского, африканского, американского «социализма», которые множатся год от года, также являются утопиями, оказывающими немалое влияние на общественную жизнь трудящихся развивающихся стран. Марксизм, ленинизм, маоизм, чучхеизм – все это не что иное, как социальная утопия. Тем не менее, эта утопия на протяжении ряда десятилетий являлась вполне реальным кошмаром почти для миллиарда людей.

Проблема основательного исторического анализа эволюции современного утопизма во всех его разновидностях не по формальным признакам, а по существу остается одной из наиболее актуальных в истории мировой общественной мысли XX в.

Развитие религиозных и утопических представлений о будущем в древнем мире сопровождалось зарождением представления об истории как процессе, обладающем определенными закономерностями. К середине 1-го тысячелетия до н.э. эти представления приобрели характер философскоисторических концепций будущего. Постепенно сформировались три основных концепции, существующие до сих пор: регресс от «золотого века» в древности к гибели культуры, бесконечные циклы подъемов и падения культуры в круговороте одних и тех же стадий развития, прогресс от низшего к высшему.

Взгляд на исторические события как на этапы вечной эволюции мира, охватывающей прошлое, настоящее и будущее, обнаруживается и в древнеиндийской (школы Чарвака и особенно Санкхья), и в древнекитайской (Мэнцзы, Чжуан-цзы), и в древнегреческой философии (Гесиод, Платон, Аристотель). Философы пытались вскрыть закономерности исторических циклов, найти факторы, которые обусловливают их смену. Из концепции «золотого века» выросла теория «естественного состояния» (школы киников и стоиков). Софисты, азатем Демокрит и Эпикур противопоставили ей идею прогресса. И стоики, и эпикурейцы бились над проблемой детерминизма в историческом процессе, причем последние развивали теорию «общественного договора», что само по себе было покушением на господствовавшую тогда идею провиденциализма.

Теория циклов была настолько детально разработана в трудах Полибия (II в. до н.э.), что некоторые историки считают все аналогичные концепции вплоть до современных (Гумплович, Парето, Шпенглер, Сорокин, Тойнби) лишь развитием его взглядов. Преобладавшей долгое время концепции регресса от «золотого века» (Сенека, Цицерон, Вергилий, Тибулл, Овидий) была с новой силой противопоставлена идея прогресса (Лукреций). Это было выдающимся достижением античной мысли. Концепции регресса и циклов не случайно оставались долгое время господствующими: первая проистекала из наблюдений над мучительным процессом разложения родового строя и становления классового общества; вторая обусловливалась медленными темпами исторического развития. Нужен был высокий уровень философского мышления, чтобы за сложными перипетиями развития общества разглядеть линию прогресса.

Воинствующий клерикализм средневековья надолго подавил все теории исторического развития, кроме концепции регресса. Лишь к концу этого периода отмечается новый проблеск идеи прогресса (технического) у Р. Бэкона и новая, более глубокая разработка теории циклов у Ибн-Хальдуна, который пытался решить проблему исторического детерминизма, исследуя влияние на развитие общества географических и иных факторов.

В эпохи Возрождения и Просвещения вновь выдвинулись на первый план концепции циклов (Макиавелли, Вико) и прогресса. Вико вплотную приблизился к идее развития не по кругу, а по спирали. Что же касается прогресса, то одни философы пытались связать его с божественным провидением (Боден, Лейбниц, Лессинг), другие искали его корни в материальных факторах (Монтень, Ф. Бэкон, Декарт, Спиноза). Клерикалы (Боссюэ и др.) тщетно защищали позиции провиденциализма. Энциклопедисты, особенно Вольтер, наносили им удар за ударом. Именно с Вольтера начинается развитие философии истории в современном смысле. Тюрго, Кондорсе, Годвин объясняли прогресс уже не божественным предопределением, а совершенствованием разума и влиянием разного рода внешних факторов. Сторонники концепции прогресса все шире использовали теории «естественного состояния» и исторического детерминизма, поставив их на службу идеологии Великой французской революции.

Было бы ошибкой, конечно, изображать развитие философии истории во второй половине XVIII – первой половине XIX в. как сплошное торжество идеи прогресса над догмами провиденциализма. Процесс был сложнее. Поборникам прогресса приходилось сталкиваться с сопротивлением феодальной реакции (де Местр, Бональд). Главное же заключалось в том, что в идеалистическом мировоззрении ведущих философов преобладали религиозные идеи. Гердер сводил закономерности исторического развития к географическим факторам, допуская решающее влияние Бога на судьбы человечества. У Канта идеи прогресса переплетались с идеями телеологии (предопределенности сущего). Фихте пытался совместить прогресс с реакционными социально-политическими принципами. У Шеллинга тезис о человеке – творце истории соседствовал с тезисом об истории как «откровении абсолютного». Явственно проступала печать эсхатологии в философии истории Гегеля, который рассматривал историю как «высшее проявление мирового духа» и, признавая прогресс в прошлом, отказывался признавать его в настоящем и будущем.

Несмотря на эти противоречия, значение философии Канта и Фихте, Шеллинга и Гегеля в развитии представлений о будущем огромно. В известной мере они являлись также утопистами, но как философы истории они внесли наибольший вклад в развитие методологии анализа исторического прогресса как процесса закономерного и диалектического.

Столкновение марксизма с анархизмом и позитивизмом вызвало во второй половине XIX в. ряд побочных эффектов».

Один из них – бурное развитие течения общественной мысли (на сей раз всецело в жанре художественной литературы), известного под названием «научная фантастика». До середины XIX в. этот литературный жанр находился по существу в зародыше и играл в развитии концепций будущего относительно скромную роль. Зато во второй половине XIX в. произошел взлет:

стали появляться не просто романы-фантазии о будущем, полусказкиполуутопии, а научно-фантастические произведения (Ж. Верна, Фламмариона, Уэллса и др.). Их авторы выступали во всеоружии средств современной им науки, экстраполируя тенденции развития науки, техники, культуры (с помощью чисто художественных приемов) на сравнительно отдаленное будущее.

Это знаменовало важный сдвиг в развитии представлений о будущем, поскольку обеспечивало им массовую аудиторию и существенно расширяло диапазон взглядов на конкретные проблемы будущего. Такую роль научная фантастика сохранила и поныне (произведения Брэдбери, Кларка, Шекли, Саймака, Мерля, Абэ, Лема, И. Ефремова и др.). С одной стороны, ее технические приемы используются в методиках современного прогнозирования (например, при конструировании некоторых видов прогнозных сценариев). С другой стороны, она знакомит с проблематикой прогнозирования широкие круги читателей. Важно подчеркнуть, однако, что научная фантастика не сводится к проблемам будущего, а является органической частью художественной литературы со всеми ее особенностями.

Второй «побочный эффект» - появление нового жанра научной публицистики в виде «размышлений о будущем» ученых или писателей, хорошо знакомых с проблемами современной им науки, попыток заглянуть в будущее средствами уже не только искусства, но и науки. Некоторые из них были позитивистами, но не удержались от соблазна нарушить одну из заповедей позитивизма – оставаться в рамках логических выводов из проведенного анализа, поддающихся эмпирической проверке тут же наличными средствами.

Слишком велик был научный интерес к отдаленному будущему, суждения о котором заведомо выходили за рамки позитивистских догм того и даже более позднего времени.

Авторов «размышлений о будущем» интересовало большей частью не социальное будущее человечества вообще, а конкретные частные перспективы отдельных сторон научно-технического и лишь отчасти (в связи с ним) социального прогресса. Конкретное будущее энергетики и материальносырьевой базы производства, промышленности и градостроительства, сельского хозяйства, транспорта и связи, здравоохранения и народного образования, учреждений культуры и норм права, освоения Земли и космоса - вот что оказывалось в центре внимания.

Сначала элементы этого нового жанра научной публицистики стали все чаще появляться в научных докладах и статьях, в утопиях и художественных произведениях, в очерках и т.п. Затем появились специальные произведения «о будущем»: «Год 2066» (1866) П. Гартинга, выступавшего под псевдонимом Диоскориды, «Через сто лет» (1892) Ш. Рише, «Отрывки из будущей истории» (1896) Г. Тарда, «Завтра» (1898) и «Города-сады будущего» (1902) Э.

Говарда, доклад о будущем химии М. Бертло, «Заветные мысли» (1904-1905) Д.И. Менделеева, «Этюды о природе человека» (1903) и «Этюды оптимизма»

(1907) И.И. Мечникова и др.

Наиболее значительной из такого рода работ явилась книга Г. Уэллса «Предвидения о воздействии прогресса механики и науки на человеческую жизнь и мысль» (1901). Фактический материал и оценки, содержащиеся в этой книге, разумеется, устарели. Но подход автора к проблемам будущего и уровень изложения почти не отличаются от аналогичных работ, вышедших на Западе не только в 20-30-x, но и в 50-х – начале 60-х годов XX в. Уэллс, как известно, находился в те годы и позднее под сильным влиянием идей марксизма. Но на его мировоззрение оказывали существенное влияние и другие направления утопизма. Поэтому его выводы социального характера следует отнести к Уэллсу – утопическому социалисту.

Более конкретные выводы научно-технического характера, принадлежащие Уэллсу-футурологу, если рассматривать их с высоты наших дней, также обнаруживают свою несостоятельность в некоторых отношениях. Но нельзя забывать об условиях, в которых появилась эта книга. Для своего времени она, конечно же, была выдающимся событием в развитии представлений о будущем.

Традиция «размышлений о будущем» была подхвачена в 20-х годах на Западе множеством ученых и писателей, особенно молодых. Продолжая линию уэллсовских «Предвидений», молодой английский биолог (будущий член Политбюро Компартии Великобритании и один из крупнейших биологов мира середины XX в.) Дж. Б.С. Голдейн, только что окончивший тогда университет, написал брошюру «Дедал, или Наука и будущее» (1916). Эта брошюра спустя десятилетие, когда разгорелась дискуссия о принципиальной возможности планирования развития экономики и культуры, явилась основой серии более чем из ста брошюр по самым различным перспективным проблемам науки, техники, экономики, культуры, политики, искусства. Серия выходила в 1925-1930 гг. на нескольких языках под общим названием «Сегодня и завтра». В ней приняли участие многие деятели науки и культуры Запада, в том числе ряд молодых исследователей – будущие ученые с мировыми именами Б. Рассел, Дж. Джине, Б. Лиддел-Гарт, Дж. Бернал, С. Радхакришнан и др. Серия вызвала дискуссию в мировой печати и значительно стимулировала интерес научной общественности к проблемам будущего.

Вместе с тем на Западе стали появляться и фундаментальные монографии о конкретных перспективах развития науки, техники, экономики и культуры. К числу наиболее значительных среди них можно отнести труды A.M.

Лоу «Будущее» (1925), «Наука смотрит вперед» (1943), Ф. Джиббса «Послезавтра» (1928), Эрла Биркенхеда «Мир в 2030 году» (1930) и др.

Разумеется, ранняя футурология Запада не исчерпывалась перечисленными работами. С «размышлениями о будущем» видные деятели науки и культуры выступали все чаще и чаще. В 20-х и в начале 30-х годов поток футурологических работ нарастал, выражаясь количественно в десятках книг, сотнях брошюр и статей, не считая бесчисленных фрагментов в работах, посвященных текущим проблемам. Значительное место в этой литературе продолжал занимать Уэллс («Война и будущее» (1917), «Труд, благосостояние и счастье человечества» (1932), «Судьба Гомо сапиенс» (1939), «Новый мировой порядок» (1940), «Разум у своего предела» (1945). Он во многом предвосхитил футурологические концепции второй половины XX в.

В начале 30-х годов экономический кризис и надвигавшаяся мировая война отодвинули на задний план проблемы отдаленного будущего и буквально за несколько лет, к середине 30-х годов, свели почти на нет стремительно возраставший до того поток футурологической литературы. На первый план постепенно выдвинулись работы о грядущей войне – труды военных теоретиков Дж. Дуэ, Д. Фуллера, Б. Лиддел-Гарта и др.

«Размышления о будущем» были характерны не только для западной общественной мысли 20-х годов. В Советском Союзе под прямым или косвенным влиянием прогнозных разработок, связанных с планом ГОЭЛРО, такого рода литература также стала стремительно развиваться, причем в ней ясно различимы зародыши современных идей поискового и нормативного прогнозирования.

Важнейшее по значению место в этой литературе, как это очевидно теперь, заняла упоминавшаяся уже серия брошюр Циолковского («Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1926) – исправленное и дополненное издание работ 1903 и 1911 гг., «Монизм вселенной» (1925), «Будущее Земли и человечества» (1928), «Цели звездоплавания» (1929), «Растение будущего и животное космоса» (1929) и др.). Эти работы выходили далеко за рамки научно-технических аспектов космонавтики и вносили значительный вклад в развитие представлений о будущем.

Большая группа работ была посвящена перспективным проблемам градостроительства (работы Л.М. Сабсовича «СССР через 15 лет» (1929), «Города будущего и организация Социалистического быта» (1929), «Социалистические города» (1930), а также Н. Мещерякова «О социалистических городах» (1931) и др.). Десятки брошюр и сотни статей касались перспектив развития энергетики, материально-сырьевой базы промышленности и сельского хозяйства, транспорта и связи, населения и культуры, других аспектов научно-технического и социального прогресса. Появилась и первая обобщающая советская работа по данной проблематике под редакцией А. Анекштейна и Э. Кольмана – «Жизнь и техника будущего» (1928).

В конце 1935 г. A.M. Горький выступил с предложением подготовить многотомное издание, посвященное итогам первых пятилеток. Один из томов должен был содержать развернутый прогноз развития страны на 20-30 лет вперед. В работе над томом принимали участие крупные деятели науки, литературы, искусства (А.Н. Бах, Л.М. Леонов, А.П. Довженко и др.). К сожалению, впоследствии научная и публицистическая работа в этом направлении на долгие годы почти совершенно заглохла. Она возобновилась лишь во второй половине 50-х годов.

Таким образом, в ХХ веке человеческая цивилизация вступает в качественно новое состояние, одним из важнейших показателей которого является возникновение глобальных проблем. Глобальные проблемы подвели человечество к границам его бытия и заставили оглянуться назад, на пройденный путь. Сегодня требуется дать оценку целям, которые ставило перед собой человечество, потребовалось внести необходимые коррективы в «траекторию»

своего развития. Глобальные проблемы поставили человечество перед необходимостью изменить себя. Сейчас необходимо выработать такую глобальную систему ценностных ориентаций, которая была бы принята всем населением планеты. В 1992 г. в Рио-де-Жанейро состоялась конференция на которой присутствовали главы правительств многих государств, которые приняли документы, где говорится, что ценности, которые предлагает Запад ведут человечество к гибели.

Одними из центральных понятий, изучаемых в рамках данного курса, являются следующие:

изменение – это понятие, означающее наиболее общую форму существования всех объектов и явлений, начиная от простого перемещения тел и кончая движением мысли;

социальное изменение – переход социальных систем, общностей, институтов из одного состояния в другое;

развитие – процесс длительных, накапливающихся, необратимых, поступательных изменений сложных системных объектов в достаточно большие интервалы времени; особый тип качественных изменений материальных и идеальных объектов:

социальное развитие – развитие социальных систем, общностей, институтов.

Выделяются различные типы механизмов осуществления социальных изменений и развития социальных объектов:

- эволюционный (медленные, постепенные) и революционный (стихийные, резкие);

- прогрессивный (усложнение структуры, увеличение количества элементов, усовершенствование объекта) и регрессивный (упрощение структуры, уменьшение количества элементов, упрощение и регрессия объекта);

- имитационный (по аналогии) и инновационный (с привнесением чего-либо нового) и др.

Абсолютизация того или иного типа изменений породила появление различных течений в философии и социологии:

- социальный эволюционизм;

- теории индустриального общества;

- концепции постиндустриального общества;

- концепции информационного общества:

- теории революционных преобразований;

- теории культурно-исторических типов и др.

(см. более подробно: Радугин А.А., Радугин К. А. Социология. - М. 1997.

- С. 53).

Проявление и развитие прогностических концепций и теорий обусловлено во многом историческим развитием общественного производства, особенно в период глобальной индустриализации.

Индустриализация – процесс переключения общества с преимущественно аграрной основы ведения хозяйства на тип экономики, в котором господствующие позиции приобретает промышленное производство.

Индустриальное общество - общество, в котором товары и услуги производятся главным образом на промышленных предприятиях, и где большинство населения вовлечено в обслуживание потребностей индустрии и непосредственно в процесс производства.

Характерными чертами индустриализации является развитие транспортных коммуникаций, возникновение развитой банковской системы и концентрация производства на заводах и фабриках.

Переход от аграрного общества к индустриальному произошел в ходе промышленной революции XVIII - XIX вв. В начале 1970-х гг. Д.Беллом была разработана концепция постиндустриального общества, согласно которой в процессе глобализации (т.е. нарастания взаимозависимости обществ во всемирном масштабе, создания «всемирной деревни») на основе современных индустриальных обществ возникают общества нового типа, для которых характерна всеобщая профессионализация (процесс предоставления специалистам определенного рода деятельности ряда профессиональных привилегий, дающих возможность реализации восходящей социальной мобильности, а значит, получения больших доходов и приобретения более высокого социального статуса), производство товаров уступает производству услуг.

Современные тенденции развития общественных структур и отношений свидетельствуют о нарастании глобальных угроз и проблем. Речь идет о т.н. «глобальных проблемах современности» (ГПС) - главных, ключевых проблемах, от решения которых зависит само существование, сохранение и развитие человеческой цивилизации. Центральной ГПС является гармонизация отношений природы и общества.

Для того, чтобы ответить на вопрос о возможности и способах решения ГПС, в 1950-х гг. стали создаваться инициативные группы исследователей, временные творческие коллективы и целые научно-исследовательские институты. Еще в 1968 г. в Риме была создана международная некоммерческая организация «Римский клуб», которая объединила бизнесменов, политиков, журналистов, преподавателей и ученых из нескольких десятков стран мира.

Во главе создания «Римского клуба» стоял итальянский экономист, бизнесмен и общественный деятель А. Печчеи (1908 - 1984 гг.) работа этой организации состояла в создании временных рабочих групп, представляющих результаты своих изысканий в виде «докладов Римскому клубу». Доклады посвящаются интеграционным тенденциям внутри мирового сообщества, изменениям ценностных ориентации жителей планеты, вопросам построения целостной прогрессивной цивилизации, в основу которой заложен принцип всеобщей солидарности и гармоничного взаимодействия с природой.

К числу других организаций, которые разрабатывают масштабные технологии социального научного предвидения последствий глобальных социальных процессов и изменений, относятся:

- Всемирная федерация исследователей будущего;

- Международный институт жизни;

- Международный центр «Человечество в XXI веке» и др.

В настоящее время в мире созданы мощные международные организации, осуществляющие прогнозирование в различных областях жизни общества, в т.ч. в экономике, здравоохранении, социальной сфере. Широко известны Международная ассоциация «Футурибль», Комитет исследования будущего и др.

Хронологическую последовательность формирования представлений человека о предвидении и появление первых собственно научных попыток предсказания будущего можно представить следующим образом:

1) архаический период, доисторическая эпоха развития человечества, первые попытки предсказания будущего - результата охоты, природных явлений и т.п. с использованием магических предсказаний, ритуалов; планированиена1-2 дня вперед;

2) античность (Вавилон, Др. Рим, Др. Греция, Др. Китай и др.) появление псевдонаучного предвидения (мифы о Золотом веке человечества, предсказания Оракула, гадание по звездам, монетам, т.п.), тактическое и стратегическое планирование социального развития (развития греческих городов- государств, военные кампании, путешествия):

3) средние века и эпоха Просвещения – религиозные концепции будущего (христианство, ислам, буддизм и др.), развитие алхимии, появление первых утопии – работ, замысел (идею, цель) которых не возможно реализовать, осуществить известными способами и средствами («Утопия» Т.Мора – 1516г., «Город Солнца» Т. Кампанеллы – примерно 1540 г.); научные и около научные трактаты находятся в ведении Церкви, долгосрочное планирование реализуется в застройке городов, развитии ремесел, планировании военных действий, политической борьбе и т.п.;

4) новое время и современность – появление собственно научных трудов по предвидению будущего, теоретическое обоснование прогнозных исследований, богатая практика прогнозирования и моделирования в различных сферах жизни: результат – следующие концепции:

а) теории социального футуризма (Э. Тоффлер, Ф. Фукуяма, С.Хантингтон) - описание глобального образа будущего и футурошока шока от будущего»;

б) концепции экологического пессимизма (У. Уиндус, Г. Форест) предсказание и обоснование экологических кризисов и катастрофы и вывод о необходимости контроля за численностью населения планеты с целью уменьшения антропологической нагрузки на Землю;

в) концепции постиндустриального общества (Д. Белл, У. Ростоу,Г.Спенсер) – переход общества на новую ступень развития;

г) теории информационного общества (М. Кастельс, А. Турен, М.

Понятовский, Ю. Хабермас, СВ. Паринов) – информация как основной продукт производства и предмет взаимоотношений различных субъектов, информационное общество – как подуровень постиндустриального общества или качественно новый уровень развития;

д) теория конвергенции (О. Конт, Д. Лессинг, Г. Айзенк) – переход от множества государств, обществ к единому миру с общей социальной организацией, формирование «мирового правительства»;

е) социологические теории модернизации (У. Ростоу, О. Конт) сравнение развитых и слаборазвитых стран мира с целью выявления существующих между ними различий и преодоления отсталости последних;

ж) теория прогресса (Кант, Г. Спенсер, П. Сорокин) и критики теории социального прогресса (Э. Дюркгейм, Г. Сен-Симон, Т. Теннис) – с одной стороны, дается определение и критерии прогрессивного и регрессивного развития общества, а с другой – обострение ГПС свидетельствует о проблемах, имеющихся на пути к прогрессу;

з) теории циклического развития культуры (Теннис, Пригожий, Кондратьев и др.) – теория культурно-исторических типов, волн и больших циклов развития социальных изменений и процессов;

и) разработка узкоспециализированных и междисциплинарных исследований будущего в рамках различных наук (истории, социологии, психологии, экономики, математики, философии и др. – уточнение терминологического аппарата и разработка инструментария.

В отечественном научном предвидении наиболее известны такие имена, как Э.А. Араб-Оглы. И.В. Бестужев-Лада, A.M. Гендин, В.В.Косолапов и другие – они занимались поисками более точной интерпретации разных форм предвидения, его соотношением с прогнозированием и планированием.

Российская история научного прогнозирования открывается в 1920-х гг. XX в работами В.А. Базарова-Руднева, которому как сотруднику Госплана СССР было поручено разработать прогноз ожидаемого состояния страны к исходу первой пятилетки, т.е. к 1932 г. Уже тогда Базаров подошел к идее, позже ставшей известной как «принцип К. Поппера», о «саморегулирующихся» и «самопарализующихся» прогнозах. В формулировке Базарова это звучало как принципиальная невозможность предсказания управляемых явлений. Взамен он предложил анализ и оптимизацию трендов условно продолженных в будущее наблюдаемых тенденций, закономерности развития которых в прошлом и настоящем достаточно хорошо известны. Цель прогностических исследований – не предугадывание будущего, а выявление назревающих проблем и возможных путей их оптимального решения. Работы Базарова оставались неизвестными мировой и даже советской научной общественности вплоть до 1980-х гг., тем более, что автор вскоре был репрессирован и его научное наследие оказалось забыто.

Циолковский К.Э. также занимался разработкой прогностических теорий. В частности, он дал научный прогноз развития космонавтики и практически сделал первый шаг к освоению космоса.

Вернадский В.И. сформулировал принцип единства экосферы и ноосферы, т.е. целостности природно-социальных систем, что, по существу, создало методологическую основу системно-глобального прогнозирования.

Пригожин И. (эмигрировал из России с родителями, будущий нобелевский лауреат) – создал теорию динамических систем, которая выступает методологической базой социальных прогнозов в переходные периоды, т.е. в нестабильных системах. Вклад Пригожина в развитие отечественного прогнозирования тем более значим, что в 1992 г. в Санкт-Петербурге при его участии был создан Центр социально-экономических исследований; с момента открытия и до настоящего времени Илья Пригожин является руководителем этого Центра.

А задолго до того, в 1920-е гг. в СССР вышло более десятка «книг о будущем» и ряд интересных статей. Наиболее значительная книга - «Жизнь и техника будущего», под ред. А. Апекштейна и Э. Кольмана, вышедшая в 1928 г. в Москве.

Сталинские репрессии 1930-х гг. превратили российскую «раннюю футурологию» в пустыню, истребив почти всё написанное советскими учеными. К началу 1950-х гг. в России осталось лишь трое оставшихся в живых ученых, сопричастных «ранней футурологии» 1920-х гг.: Э. Кольман, Б. Кузнецов, С. Струмилин.

Во время хрущевских реформ ситуация изменилась несущественно.

Появились энтузиасты, которые «пробивали» идею создания Научного совета по «марксистско-ленинскому прогнозированию» - совершенно утопической затеи, закончившейся партийными выговорами. Новоявленное «прогнозирование» встречалось в штыки не только догматиками, и если бы не принципиальная позиция директора Института конкретных социальных исследований A.M. Румянцева, социолога В.Ж. Келле, то никакого социального прогнозирования в те годы появиться бы не могло.

В 1960-е гг. при РАН возникла исследовательская секция социального прогнозирования (1967 г.), первый и единственный сектор социального прогнозирования (начало 1969 г.). Они сразу же сделались базой постоянно действующего семинара по социальному прогнозированию, который стал собираться каждый месяц, а число участников превысило сто человек. Подготовленные в те годы труды по социальному прогнозированию продолжали выходить в 1970-е гг., когда уже всё опять было разрушено:

- «Окно в будущее: современные проблемы социального прогнозирования», И. Бестужев-Л ада, 1970 г.;

- «Предвидение и цель в развитии общества: философскосоциологические аспекты социального прогнозирования», А. Гендин, 1970 г.;

- «Методологические проблемы социального прогнозирования», под ред. A. Казакова, 1975 г.;

- «Вопросы прогнозирования общественных явлений», ред. B. Куценко, 1978 г.;

- «Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности», под ред. В. Ядова, 1979 г.;

- «Стратегия правотворчества и социальное прогнозирование», О. Гаврилов, 1993 г.

Почти все материалы такого характера можно найти в статьях, опубликованных в 1974-1994 гг. в журнале «Социологические исследования».

В 1967-1991 гг. в СССР появилось свыше 500 монографий и несколько тысяч статей, в которых детально описывалось, как прогнозировать, но не содержалось никаких конкретных прогнозов. В секретных документах для служебного пользования лишь более или менее грубая подделка прогнозирования, где нормативный подход полностью тонул в догмах «научного коммунизма». Работы по глобалистике (кон. 1970-х - нач. 1980-х гг.) целиком сводились к «критике буржуазной футурологии». Работ в русле альтернативистики не было и нет.

К середине 80-х гг. ХХ в. созрела идея создания секретной Комиссии социального прогнозирования при Политбюро ЦК КПСС с целью прогнозного обоснования и оптимизации политики партии. Одновременно предполагалось создание аналогичных комиссий на республиканском, областном, районных уровнях, соответствующих отделов в министерствах, кафедр в вузах, лабораторий на крупных предприятиях и т.д. Но эта идея «выдохлась» в бесконечных согласованиях между помощниками членов Политбюро – кто должен быть членом и особенно председателем проектируемой комиссии.

Эта утопия потерпела крушение. Первый этап завершился еще в 1961гг., после того, как «пражская весна» (1968 г.) сильно напугала правящие круги и гонение на «либералов» перешло в погром едва ли не всего советского обществоведения. Всякое прогнозирование, и, прежде всего социальное, было подсечено под корень. Второй этап начался с 1972 г., когда была создана госслужба «Комплексная программа научно-технического прогресса». В нее оказались вовлеченными сотни НИИ, «координируемые» специальным научным советом в Составе более 50 комиссий, с опорой на особый академический институт – Институт народнохозяйственного прогнозирования с несколькими сотнями штатов сотрудников.

Разрабатывались не прогнозы, не программы, не планы, а сводки аналитических записок с перечнями назревавших проблем, с требованиями денег, штатных единиц и пр. Работа велась на двадцатилетнюю перспективу.

Предполагалось, что она должна ложиться в основу каждой следующей пятилетки. Однако «госплановцы», работавшие по принципу «планирования от достигнутого», производили свою собственную гору засекреченных докладов. На протяжении почти 20 лет четырежды (в 1972-1974, 1976-1979, 1981гг.) повторялась эта игра в «прогнозное научное планирование» с упреждением на 10-15 лет, пока, наконец, в 1990 г. не обнаружилось, что никакого «социалистического планирования» в природе не было - был политический блеф, манипулирование дутыми цифрами, далекими от реальной действительности. В 1991 г. все это исчезло как бы само собой.

В общем итоге социальное прогнозирование на протяжении своего развития в последней трети XX века в значительной мере прояснило контуры первой трети XXI века, а в некоторых важных отношениях (демография, экология, градостроительство и др.) - даже всего грядущего столетия не в виде попыток предугадывания событий будущего, а в виде выявления назревающих проблем и возможных путей их решения.

Т.о., развивалась теория и практика прогнозирования в нашей стране и за рубежом.

В связи с этим можно рассмотреть существование следующих отраслей знания, использующих возможности социального предвидения:

прогностика – система научных взглядов о теории и практике прогнозирования; наука о законах и способах разработки прогнозов (возникновение - сер. 1960-е гг., задачи: изучение особенностей прогноза как особого научного исследования; определение принципов оптимального подбора методов прогнозирования; изучение способов разработки и определение критериев оценки достоверности прогнозов; выявление роли моделирования в системе прогностических исследований; выработка системы принципов прогнозирования: анализ нравственно-этических аспектов прогнозирования и др.);

футурология – совокупность представлений о будущем человечества;

область научных и ненаучных знаний, охватывающая перспективы социальных процессов; иногда – синоним прогнозирования и прогностики (термин предложен немецким социологом О. Флехтеймом в 1943 г., а в 1960-е годы его применяли для определения «истории будущего», «науки о будущем», но в конце 1960-х годов этот термин был заменен на исследование будущего.; в сравнении с прогностикой, футурология изучает более глобальные системы, объекты, вопросы – цивилизационное развитие, мир, государства, нации, - а прогностика – более конкретные объекты – развитие занятости населения в Амурской области и т.п.);

глобалистика – сфера научных знаний, изучающая наиболее общие закономерности развития человечества и модели управляемого, научно и духовно организованного мира (основной вопрос глобалистики – направленность процесса глобализации в единстве и взаимодействии трех основных глобальных сфер человеческой деятельности – экологической, социальной и экономической – в реальных условиях Земли и ее конечными физическими размерами и ограничениями в наступившую эпоху антропогенно перегруженной Земли);

альтернативистика – система научных взглядов об отличных от традиционных решениях глобальных проблем современности, об альтернативных путях развития человеческой цивилизации (это направление научных изысканий возникло из альтернативных движений, возникших в 1970-х гг. в Западной Европе, прежде всего во Франции и Германии, и широко распространившихся за последние десятилетия на многие страны мира, включая США, Канаду, Японию, Австралию и другие страны; появление и распространение альтернативных движений связано с обострением глобальных и региональных проблем и неспособностью их успешного разрешения традиционными силами и средствами; по своему составу альтернативное движение отличается чрезвычайной широтой и неоднородностью, хотя преобладающее место в них занимают молодежь и средние слои; наиболее сильные и организованные альтернативные движения – экологические, антивоенные, пацифистские, в защиту гражданских прав, за сохранение и повышение качества жизни и т.п.; все альтернативные движения объединяет неудовлетворенность их представителей теми или иными сторонами жизни, критический подход к существующему социально-политическому положению).

В России предпосылками возникновения и развития прогностических исследований стали наши «перестройки» и реформы, а именно:

революция и последующая гражданская война (1917-1924 гг.) НЭП (вторая половина 1920-х гг.):

коллективизация (1930-е гг.);

«оттепель» (вторая половина 1960-х - 1970-е гг.);

реформы Косыгина (начало 1980-х гг.);

«перестройка» Горбачева (середина 1980-х гг.):

рыночные преобразования (1990-е гг.) и т.п.

Современные тенденции развития общественных структур и отношений свидетельствуют о нарастании глобальных угроз и проблем. Речь идет о т.н. «глобальных проблемах современности» (ГПС) – главных, ключевых проблемах, от решения которых зависит само существование, сохранение и развитие человеческой цивилизации. Центральной ГПС является гармонизация отношений природы и общества.

Глобальные проблемы взаимодействия общества и природы можно свести к следующим группам:

а) предотвращение катастрофического загрязнения окружающей среды;

б) обеспечение человечества необходимыми природными ресурсами (сырьем, энергией, продовольствием);

в) освоение мирового океана и космического пространства.

Возможны и другие классификации ГПС.

Для того, чтобы ответить на вопрос о возможности и способах решения ГПС, в 1950-х гг. стали создаваться инициативные группы исследователей, временные творческие коллективы и целые научно-исследовательские институты («Римский клуб и др.).

Футурология – совокупность представлений о будущем человечества;

область научных и ненаучных знаний, охватывающая перспективы социальных процессов: иногда - синоним прогнозирования и прогностики.

Термин был предложен немецким социологом О. Флехтеймом в г., а В 1960-е годы его применяли для определения «истории будущего», «науки о будущем», но в конце 1960-х годов этот термин был заменен на исследование будущего.

В сравнении с прогностикой, футурология изучает более глобальные системы, объекты, вопросы – цивилизационное развитие, мир, государства, нации, а прогностика – более конкретные объекты (например: развитие занятости населения в Амурской области и т.п.).

Контрольные вопросы 1. Охарактеризуйте основные этапы формирования представлений о будущем.

2. Определите место понятия «социальное развитие» в представлениях о будущем.

3. Выделите и охарактеризуйте основные причины появления научного представления о будущем.

4. Перечислите основные современные тенденции представлений о будущем.

5.Каковы специфические предпосылки появления прогностики как науки.

6.Соотнесите понятия: «прогностика», «глобалистика», «футурология».

7.Футурология и глобалистика в контексте прогностики.

8. Выявите специфику отечественной научной школы футурологии.

Ссылки на литературу:

1. Белоусов, А. И. Курс эколого-экономического анализа: Рекомендовано Учебно-методическим объединением в качестве учебного пособия для http://www.biblioclub.ru/book/59583/ 2. Попова, О. В. Политический анализ и прогнозирование. Учебник :

Допущено УМО по классическому университетскому образованию РФ в качестве учебника для студентов высших учебных заведений. - М.: Аспект Пресс, 2011. - 464 с. http://www.biblioclub.ru/book/104404/ Дополнительная 2. Губин, Валерий Дмитриевич. Философия [Текст] : учеб. / В. Д. Губин. - М. : Проспект: Велби, 2007. - 332 с. - Именной указ.: с. 329.

3. Глобализация [Текст] : учеб. / под общ. ред. В. А. Михайлова, В. С.

Буянова. - М. : Изд-во Рос. акад. гос. службы, 2008. - 544 с.

4. Инглхарт, Рональд. Модернизация, культурные изменения и демократия [Текст] : последовательность человеческого развития / Р. Инглхарт, К.

Вельцель ; пер. с англ. М. Коробочкин. - М. : Новое изд-во, 2011. - 464 с.

6. Павленок, П.Д. Методология и теория социальной работы [Текст] :

учеб. пособие : рек. УМО / П.Д. Павленок. - М. : ИНФРА-М, 2009. - 267 с.

7. Современная энциклопедия социальной работы [Текст]: энциклопедия / ред. В. И. Жуков. - 2-е изд., доп. и перераб. - М. : Изд-во РГСУ, 2008. с.

8. Универсальный эволюционизм и глобальные проблемы / Под редакцией: Мамчур Е. А. Казютинский В. В. - М.: ИФ РАН, 2007. - 253 с.

http://www.biblioclub.ru/book/44938/ 9. Холостова, Е.И. Глоссарий социальной работы [Текст] / Е. И. Холостова. - 3-е изд. - М.: Дашков и К, 2008. - 218 с.

Перечень журналов дисциплины:

1 Общественные науки и современность.

2. Современные гуманитарные исследования.

3. Социально-гуманитарные знания.

Раздел 2. Глобальные проблемы человечества, их проявление в России и предлагаемые пути решения Лекция 2. Глобальные проблемы планеты и внутренние проблемы России Влияние дезинтегративных процессов в российском обществе на рассмотрение глобальных проблем современности (ГПС). Трактовка глобализации как «ловушки», «заговора», посредством которого развитые страны хотят в собственных интересах навязать остальному миру свои ценности, свой образ жизни. Тенденции изоляционизма идеологий и культур как препятствие к объединению усилий народов планеты для сохранения земной цивилизации и тормоз в поисках выхода из проблемных ситуаций внутренней жизни России. Стремление к продуктивному диалогу своей страны с окружающим миром во имя согласованных действий – проявление истинного патриотизма. Формирование гражданского общества, рыночной экономики, новой системы ценностей как процесс преодоления противоречий, проявляющихся через спад в развитии производительных сил страны и падение уровня жизни населения, через социальное расслоение и обострение этнических конфликтов, через рост преступности и снижение уровня нравственности общества. Российские исследовательские центры: мониторинг развития событий и рекомендации по оптимизации положения в стране Цель – анализ научных основ глобальных проблем современности.

Задачи: рассмотрение типология, классификации социальных организаций и объединений; анализ Место и роль общественных организаций в системе социальных организаций, их места и роли; изучение нормативных основ и организационных основ деятельности общественных организаций и общественного движения.

Ключевые понятия/термины: глобальные проблемы современности, биосфера, ноосфера, глобальные проблемы, глобальный прогноз, глобалистика, футурология, изоляционизм идеологий и культур, исследовательские центры.

Люди планеты Земля все больше осознают себя как единую общность, каждый член которой связан с другими тысячами нитей. В разделе «Общество» мы обсудили, какую роль общество играет для человека, и пришли к выводу, что человек – это существо общественное. Лишь в обществе, в общении между людьми происходит формирование таких человеческих качеств, как речь, способность мыслить, стремиться к выполнению своей жизненной цели. Каждый родившийся ребенок становится человеком только в обществе.

В философском плане природа, прежде всего, соотносится с обществом, т.к. она является естественным условием существования людей. Общество же предстает как обособившаяся часть природы, являющаяся условием и продуктом человеческой деятельности. Роль природы в жизни общества всегда была значительной, т.к. она выступала в качестве естественной основы его существования и развития. Человек природен в силу биологической основы своего существования, в то же время он надприроден, т.к. вырабатывает сложные формы социальной жизни. Между человеком и природой происходит своеобразный «обмен веществ», который является необходимым условием существования человека и общества, поэтому природные факторы в развитии общества необходимо принимать во внимание. Природа всегда была объектом внимания философов и предметом философского осмысления.

Природа – совокупность естественных условий существования человека и общества.

Формы отношения человека к природе были разнообразны. В античной философии космос понимался как неразделенность природы и человека, а сама философия была космоцентричной. Средневековая христианская философия понимала природу как последнее звено лестницы, ведущей от Бога к человеку и от человека к природе. Человек, развивая свои духовные силы, должен стремиться к возвышению над природой. В Новое время природа впервые предстала в качестве объекта научного анализа. Природа стала приниматься как объект приложения практических усилий человека на основе законов, которые открывают естественные науки.

В 1868 г. французский ученый Реклю ввел понятие «биосфера» для обозначения живой оболочки Земли, слоя животных и растений. В ХХ в., когда деятельность человека приобретает небывалый ранее размах, была создана концепция «ноосферы», сферы разума, преобразующей планету. Русский ученый В.И. Вернадский и французский философ Шарден пришли к выводу о том, что взаимодействие человека и природы достигло нового качественного уровня.

В современную эпоху взаимодействие общества и природы приобретает принципиально новый характер. Природа все больше включается в деятельность человека и в то же время требует защиты от некомпетентностного вмешательства в ее процессы.

Главная цель концепции ноосферы – определение научных и нравственных принципов достижения гармонических отношений между природой и обществом.

Для начала разберемся с основной терминологией:

«Глобальный»:

1) охватывающий весь земной шар, всемирный;

2) всесторонний, полный, всеобщий.

«Современность» – действительность современной эпохи, то, что происходит, существует сейчас.

«Проблема» – сложный вопрос, задача, требующая разрешения, исследования.

«Глобалистика» – научное направление, изучающее глобальные проблемы.

«Ноосфера» – сфера взаимодействия природы и общества, в пределах которой разум становится главным определяющим фактором развития.

В современной науке нет устойчивого перечня и единой классификации рассматриваемых глобальных проблем.

Глобальные проблемы современности (от лат. globus - шар) – главные, ключевые проблемы, отрешения которых зависит само существование, сохранение и развитие цивилизации.

Глобальные проблемы современности — это совокупность социоприродных проблем, от решения которых зависит социальный прогресс человечества и сохранение цивилизации. Эти проблемы характеризуются динамизмом, возникают как объективный фактор развития общества и для своего решения требуют объединённых усилий всего человечества. Глобальные проблемы взаимосвязаны, охватывают все стороны жизни людей и касаются всех стран мира Отличительная черта современной цивилизации – нарастание глобальных угроз и проблем. Речь идет об угрозе термоядерной войны, росте вооружений, неразумной трате природных ресурсов, болезнях, голоде, нищете и т.п. Немаловажное значение в концепции глобальных проблем придают вопросу об их объективной «иерархии», т.е. о приоритетности одних из них по отношению к другим и их соподчиненности. Иерархия глобальных проблем не сводится к их формальной научной классификации, она диктует определенную последовательность как в их теоретическом анализе, так и в практическом решении.

Критериями выделения глобальных проблем является следующее:

повсеместное их распространение затрагивает человечество в целом;

неразрешение данных проблем может привести к гибели все человечество;

разрешить их возможно только совместными усилиями человечества, т.е. они не могут быть полностью разрешены в рамках отдельного государства или региона.

Данные проблемы, которые существовали прежде как локальные и региональные, приобрели в современную эпоху планетарный характер. Таким образом, время возникновения глобальных проблем совпадает с достижением индустриальной цивилизацией апогея в своем развитии. Это произошло, примерно, в середине XX в.

Вместе с тем существует разница между проблемами действительно глобальными и всеобщими. Нерешение глобальных проблем ведет человечество к неминуемой гибели, а всеобщие проблемы - это те, которые носят повсеместный характер и могут перерасти в глобальные. К числу всеобщих можно отнести проблемы здравоохранения, образования, социальной защиты и т.д. Например, больше всего в мире умирает сегодня людей не от рук террористов и не от СПИДа и наркомании, а от сердечно-сосудистых заболеваний.

Обобщив известное о глобальных проблемах современности, их можно свести к трем основным:

возможность уничтожения человечества в мировой термоядерной войне;

возможность всемирной экологической катастрофы;

духовно-нравственный кризис человечества.

Интересно то, что при решении третьей проблемы первые две решаемы почти автоматически. Ведь духовно и нравственно развитый человек никогда не примет насилия ни по отношению к другому человеку, ни по отношению к природе. Даже просто культурный чёловек не оскорбляет окружающих и никогда не выбросит мусор на тротуар. С мелочей, с неправильного индивидуального поведения человека вырастают и глобальные проблемы. Лучше сказать, что глобальные проблемы коренятся в сознании человека, и пока он его не преобразует, они не исчезнут и во внешнем мире. Решить третью глобальную проблему, которая по сути является первой, наиболее трудно. Это невозможно сделать механическим путем, как можно было бы поступить с двумя первыми. Ее решение связано с воспитанием и формированием духовно-нравственной личности.

Глобальные проблемы имеют, с одной стороны, естественноприродный характер, с другой, — социальный. В этой связи их можно рассматривать как влияние или итог человеческой деятельности, оказавший отрицательное влияние на природу. Второй вариант возникновения глобальных проблем — кризис в отношениях между людьми, который затрагивает весь комплекс взаимоотношений между членами мирового сообщества.

Глобальные проблемы объединяются в группы по наиболее характерным признакам. Классификация позволяет установить степень их актуальности, последовательность теоретического анализа, методику и последовательность решения.

Наибольшее распространение получил метод классификации, в основе которого стоит задача определения остроты проблемы и последовательность ее решения. В связи с этим подходом можно выделить три глобальные проблемы:

между государствами и регионами планеты (недопущение конфликтов, установление экономического порядка);

экологические (защита окружающей среды, охрана и распределение топливных сырьевых ресурсов, освоение, космоса и Мирового океана;

между обществом и человеком (демография, здравоохранение, образование и др.).

Рис. 1. Схема "Классификация глобальных проблем".

Осознание глобальных проблем, неотложности пересмотра многих привычных стереотипов пришло к нам поздно, гораздо позже опубликования на Западе первых глобальных моделей, призывов остановить рост экономики. Между тем все глобальные проблемы теснейшим образом связаны между собой.

Глобальные проблемы современности порождены в конечном счете именно всепроникающей неравномерностью развития мировой цивилизации, когда техническое могущество человечества неизмеримо превзошло достигнутый им уровень общественной организации, политическое мышление явно отстало от политической действительности, а побудительные мотивы деятельности преобладающей массы людей и их нравственные ценности весьма далеки от социального, экологического и демографического императивов эпохи.

Специалисты выстраивают глобальные проблемы в следующем порядке:

сохранение мира и обеспечение необратимости процессов ограничения вооружений и разоружение;

охрана окружающей среды;

демографическая проблема человечества;

проблемы обеспечения сырьем и энергией;

использование ресурсов Мирового Океана;

освоение космического пространства;

устранение голода и болезней;

преодоление отсталости.

В более полном варианте список ГПС можно представить следующим образом (рисунок):

нерешённость проблемы отмены старения у людей и слабая информированность общественности о пренебрежимом старении;

проблема «Север-Юг» — разрыв в развитии между богатыми и бедными странами, нищета, голод и неграмотность;

предотвращение термоядерной войны и обеспечение мира для всех народов, недопущение мировым сообществом несанкционированного распространения ядерных технологий, радиоактивного загрязнения окружающей среды;

катастрофическое загрязнение окружающей среды;

снижение биоразнообразия;

обеспечение человечества ресурсами, исчерпание нефти, природного газа, угля, пресной воды, древесины, цветных металлов;

глобальное потепление;

озоновые дыры;

проблема сердечно-сосудистых, онкологических заболеваний и СПИДа;

демографическое развитие (демографический взрыв в развивающихся странах и демографический кризис в развитых), возможный голод;

терроризм;

астероидная опасность;

недооценка глобальных угроз существованию человечества, таких как развитие недружественного искусственного интеллекта и Глобальных катастроф.

Рисунок – «Глобальные проблемы современности»

Глобальные проблемы являются следствием противостояния природы и человеческой культуры, а также несоответствия или несовместимости разнонаправленных тенденций в ходе развития самой человеческой культуры.

Естественная природа существует по принципу отрицательной обратной связи, в то время как человеческая культура — по принципу положительной обратной связи.

Самые серьезные опасности для человечества не сопоставимы с катастрофическими демографическими, экологическими и иными последствиями мировой войны, которая в потенции угрожает самому существованию цивилизации и жизни на нашей планете. А.Эйнштейн, великий ученый, сказал по этому поводу: «Человек сначала должен обеспечить собственное выживание;

только потом он может задать себе вопрос, какой вид существования он предпочитает».

Поэтому безъядерный, ненасильственный мир - не только высшая социальная ценность, но и необходимое предварительное условие для решения всех остальных глобальных проблем. Конечно, ситуация в мире в 1990-е годы изменилась, и в обществе растет понимание того, что в настоящее время мировые державы вряд ли прибегнут к помощи оружия, тем более ядерного, для решения тех или иных вопросов.

Вопросы обороны и «холодной войны», ужасов атомной войны уже меньше волнуют мир, на смену им пришла озабоченность разрушением среды обитания, другими формами кризиса цивилизации.

Центральной проблемой является гармонизация отношений общества и природы, поэтому экологическая безопасность рассматривается как одна из приоритетных задач.

Глобальная проблема кроется и в «завоевательском» отношении к природе. Отходы промышленного производства и применение химии в сельском хозяйстве чрезвычайно загрязнили окружающую среду. За последние 30- лет исчезли многие виды растений и животных, кислотные дожди уничтожили до половины лесов в ряде стран Западной Европы и Северной Америки. В России также наблюдаются все эти явления.

Весьма пессимистичны прогнозы ученых относительно возможности необратимых изменений в климате Земли в результате деятельности человека. Защита водных бассейнов и мирового океана является общепланетарной задачей.

Угроза кризиса цивилизации, вызванная глобальными проблемами - не только в системе международных отношений во всех ее параметрах, но и в региональных военных конфликтах, в хронической обездоленности двух третей человечества. Глобальная угроза – в воспроизводстве самого человека.

Как урбанизация, технизация и другие аспекты современной цивилизации отразятся на самом человеке, его биологии и генетике, психофизиологических качествах - это вопросы фундаментальной важности, приобретшие глобальный характер.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 


Похожие работы:

«Негосударственное образовательное учреждение Московская международная высшая школа бизнеса МИРБИС (Институт) Документация по обеспечению качества Р – MT Редакционно-издательская деятельность Eпроцесс) Методические указания по формированию структуры и СМК Р – MT МУ MO/M1 - 4M - 11 оформлению научных работ при подготовке к изданию УТВЕРЖДЕНО УТВЕРЖДАЮ на заседании Первый проректор, Учебно-методического совета представитель руководства 18.11.OM11., протокол № P по качеству Е.В. Бешкинская __ OM...»

«М. И. Лебедев САМОЛЕТОВОЖДЕНИЕ Учебное пособие для летчиков и штурманов гражданской, военно- транспортной и стратегической авиации Часть I Ставрополь 1 2003г 2 Содержание. Раздел 1 Основы авиационной картографии. Глава 1. Основные географические понятия 8 §1 Формы и размеры Земли. 8 §2. Основные географические точки, линии и круги на земном шаре. §3. Географические координаты §4. Длина дуги меридиана, экватора и параллели §5. Направления на земной поверхности §6. Ортодромия и локсодромия §7....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина ПОДГОТОВКА, ОФОРМЛЕНИЕ И ЗАЩИТА КУРСОВЫХ И ВЫПУСКНЫХ КВАЛИФИКАЦИОННЫХ РАБОТ НА ЕСТЕСТВЕННО-ГЕОГРАФИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ РГУ ИМЕНИ С.А. ЕСЕНИНА Методические рекомендации Рязань 2011 ББК 26.8я73 П44 Печатается по решению редакционно-издательского совета Федерального государственного...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ, МОЛОДЕЖИ И СПОРТА УКРАИНЫ ХАРЬКОВСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ ПРАКТИЧЕСКОЙ И САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ ПО ДИСЦИПЛИНАМ ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК НАУЧНОГО И ДЕЛОВОГО ОБЩЕНИЯ ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК ДЛЯ ВЕДЕНИЯ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК (АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК), ДЕЛОВОЙ ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК (АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК) (для студентов образовательно-квалификационного уровня магистр) Харьков – ХНАГХ – Методические...»

«Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО Сыктывкарский государственный университет Е.А. Бадокина Финансовый менеджмент Учебное пособие Сыктывкар 2009 УДК 336.005(075) ББК 65.261 Б 15 Печатается по постановлению редакционно-издательского совета Сыктывкарского университета Рецензенты: кафедра бухгалтерского учета и аудита Сыктывкарского филиала Российского университета потребительской кооперации; М.В. Романовский, д-р экон. наук, проф., заведующий кафедрой финансов СПбУЭиФ Бадокина Е.А....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Дальневосточный федеральный университет Инженерная школа В.П. Лушпей ПЛАНИРОВАНИЕ ОТКРЫТЫХ ГОРНЫХ РАБОТ (ПРАКТИКУМ) Методические указания для студентов, обучающихся по направлению 130400 Горное дело по специализации 130403.65 Открытые горные работы очной и заочной форм обучения Учебное электронное издание Владивосток Издательский дом Дальневосточного федерального университета 2013 УДК 622.271.32 ББК 33 Л82 Автор: Лушпей Валерий Петрович,...»

«Методические рекомендации по формированию показателей мониторинга деятельности сети диссертационных советов Введение Для мониторинга деятельности сети диссертационных советов организации предоставляют информацию по двум формам: Сведения об организации (Приложение А); Анкета члена диссертационного совета (Приложение Б). Показатели форм мониторинга сопровождаются детализацией в виде таблиц (Таблица 1-орг, Таблица 2-орг, Таблица 3-орг, Таблица 4-орг, Таблица 2-дс, Таблица 3-дс, Таблица 4-дс,...»

«МЧС РОССИИ УРАЛЬСКИЙ РЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПО ДЕЛАМ ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ, ЧРЕЗВЫЧАЙНЫМ СИТУАЦИЯМ И Л И К В ИДА ЦИ И ИОС Л ЕДСТ В И Й Начальникам главных управлений СТИХИЙНЫХ БЕДСТВИЙ МЧС России по субъектам Российской (Уральский региональный центр МЧС России) Федерации Уральского региона ул. ШеПпкмама. 84, г. Екатеринбург. 620014 По расчету рассылки Телефон: (343) 229-12-60 Факс: (343) 203-51-73 /&.08.2013 ^ ^ - 3 - 1- № О разработке плана В соответствии с указанием Департамента гражданской защиты...»

«Инородные тела ЛОР органов Составители: В.Ф.Воронкин, Ф.В.Семенов Краснодар, 1997 В методических рекомендациях рассмотрены основные клинические симптомы, методы диагностики, лечения и профилактики инородных тел, встречающихся в практике врача-оториноларинголога. Ни одна анатомическая область человеческого организма не является столь уязвимой в плане попадания инородных тел как ЛОР органы. Иногда пребывание инородных тел в просвете полости носа или наружного слухового прохода протекает почти...»

«Министерство образования Российской Федерации Санкт-Петербургский государственный университет низкотемпературных и пищевых технологий Кафедра автоматики и автоматизации производственных процессов АВТОМАТИЗАЦИЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ И ПРОИЗВОДСТВ Методические указания и варианты заданий контрольных работ и курсового проекта для студентов специальности 210200 факультета заочного обучения и экстерната Санкт-Петербург 2003 УДК 621 Стегаличев Ю.Г., Замарашкина В.Н. Автоматизация технологиче-ских...»

«Периферийные устройства вычислительной техники Методические указания и контрольные задания для студентов-заочников 2013 Введение Предлагаемые программой разделы учебной дисциплины позволят студентам изучить: организацию системы ввода – вывода информации, классификацию периферийных устройств; аппаратную и программную поддержку работы периферийных устройств: контроллеры, адаптеры, мосты, прямой доступ к памяти, приостановки, прерывания, драйверы; современные и перспективные интерфейсы и шины...»














 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.