WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 |

«ОСНОВЫ АКТЕРСКОГО МАСТЕРСТВА (биография сценического образа, сценическое внимание) Методические рекомендации Рязань 2009 ББК 85.33я73 О75 Печатается по решению редакционно-издательского ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Рязанский государственный университет им. С.А. Есенина»

ОСНОВЫ АКТЕРСКОГО МАСТЕРСТВА

(биография сценического образа,

сценическое внимание)

Методические рекомендации

Рязань 2009

ББК 85.33я73

О75

Печатается по решению редакционно-издательского совета государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина» в соответствии с планом изданий на 2009 год.

Рецензент Н.Г. Меркулова, канд. культурол. наук (РГУ имени С.А. Есенина) Основы актерского мастерства (биография сценического образа, сценическое внимание) / сост. Г.Д. Кириллов ; Ряз. гос. ун-т им. С.А. ЕсеО нина. — Рязань, 2009. — 40 с.

Методические рекомендации составлены к курсу по выбору «Основы актерского мастерства» и посвящены двум темам: «Биография сценического образа» и «Сценическое внимание». Цель методических рекомендаций — обеспечение эффективной работы студентов во время аудиторных (лекционных и семинарских) занятий, а также в процессе самостоятельной работы.

Адресованы студентам всех специальностей.

актерское мастерство, биография сценического образа, внутренний монолог, событийный ряд, сценическое внимание, круги внимания, память физических действий (ПФД).

ББК 85.33я © Кириллов Г.Д., сост., © Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Рязанский государственный университет имени C.А. Есенина»,

ПРЕДИСЛОВИЕ

Искусство сцены родилось в глубокой древности. В разные времена оно было призвано то развлекать, то воспитывать, то проповедовать. С этими задачами театр справлялся, так как его возможности многообразны, а сила воздействия велика. Именно поэтому театральное искусство стремились поставить себе на службу короли и князья, императоры и министры, революционеры и консерваторы.

Н.В. Гоголь считал театр «кафедрой, с которой можно сказать много миру добра», а А.С. Пушкин писал, что «дух времени требует перемен на сцене драматической». Тезис «театр — университет» сохраняет значение по сей день.





Лучшие произведения в театре всегда оказывались чуткими к историческим переменам.

Театральному искусству не однажды предрекали гибель, но оно каждый раз выживало: выдержало конкуренцию и с кинематографом, и с телевидением, и с компьютером. Искусству театра, творящему на глазах у зрителя, суждена долгая жизнь.

Двадцатый век в театральном искусстве стал веком режиссуры, особенно в России. Имена К.С. Станиславского, В.И. Немировича-Данченко, Е. Вахтангова, А. Таирова и Вс. Мейерхольда вписаны золотыми буквами в историю мирового театра. Корни этих гениев прорастают из Московского Художественного академического театра, созданного К.С. Станиславским и В.И. Немировичем-Данченко.

«Система Станиславского» известна всему миру, а каждый следующий за великим реформатором режиссер обогатил и развил его открытие. Учение о сверхзадаче и сквозном действии определило смысл поисков действенной природы драматического произведения. Это основа. Это фундамент. Определить основу-фун-дамент — значит твердо стоять в направлении, заданном автором пьесы, и двигаться к верному результату. Сверхзадача – путеводная звезда сквозного действия. На этом пути К.С. Станиславский, В.И. Немирович-Данченко и их последователи открыли и завещали нам такие важнейшие пункты остановок, как «зерно спектакля и роли», «второй план», «внутренний монолог», «физическое самочувствие», «характерность», «атмосфера», «зоны молчания», «мизансцена», «исходное событие», «оценка факта», «перспектива роли», «предлагаемые обстоятельства», «событийный ряд», «течение дня», «этика», «темпоритм»… Режиссер, любящий свою профессию, останавливаясь в этих пунктах, проживая их, адаптируясь к ним, находит для своего режиссерского замысла благодатную почву для дальнейшего пути к сверхзадаче.

Курс «Основы актерского мастерства» является важнейшей составляющей в системе подготовки специалиста-педагога, так как его деятельность также является искусством, именуемым театром одного актера. Основа курса — «система Станиславского» — рассматривает саму природу творчества. В ней впервые решается вопрос, как сознательно овладеть подсознательно непроизвольным процессом творчества, как развить талант личности, ведь «система Станиславского» не только наука об актерском мастерстве, но и наука о том, как развивать и обогащать различные способности, повышать творческий потенциал, а это, безусловно, является важной и актуальной составляющей формирования личности современного педагога.

В данной работе внимание акцентируется на двух темах: «Биография сценического образа» и «Сценическое внимание».

БИОГРАФИЯ СЦЕНИЧЕСКОГО ОБРАЗА

Основополагающим понятием в актерско-режиссерском ремесле является биография сценического образа, дающая психологический зачин в анализе характеров героев драматического произведения. В качестве примера действенного анализа такого произведения рассмотрим пьесу М. Горького «Последние».

Исходное событие пьесы — выстрел в Ивана Коломийцева. От него, как от точки отсчета, начинает выстраиваться весь событийный ряд, приведший к трагическому финалу.





М. Горький, как и А.Н. Островский, придавал названию пьес большое смысловое значение. Вспомним, у А.Н. Островского: «Свои люди – сочтемся!», «Волки и овцы», «Бесприданница», «Без вины виноватые», «Светит да не греет», «Гроза»… У М. Горького: «Варвары», «Враги», «Фальшивая монета», «Дети солнца», «Чудаки»… Первоначальное название «Последних» — «Отец», которое Горький при доработке меняет на «Последние». Этим он определяет все, что его волновало в начале XX века как человека, отца и гражданина.

В течение прошлого века пьесу часто можно было видеть на сценах как столичных, так и провинциальных театров. На заданный студентам вопрос:

«Почему пьеса названа «Последние»?», многие просто затрудняются ответить, некоторые отвечают так, как было принято оценивать ее в советское время: «Эта пьеса о последних представителях царского самодержавия». Что ж, такое суждение было официальным в определении некоторых литературоведов и критиков.

Оставаясь первым пролетарским писателем, буревестником революции, Горький отнюдь не из-за амбиций пролетарского писателя меняет название в 1907 году. Обратимся к письмам Горького своей жене Екатерине Павловне Пешковой 1904—1907 гг.

Май 1905 г. Горький пишет: «Обрати внимание на положение детей – слишком много говорят при них о драках, жестокостях, полиции, обысках, убийствах – это едва ли может воспитать в них ту внутреннюю гармонию, тот гуманный объективизм, который делает человека человеком» 1.

Июнь 1905 г. «Знаешь – я очень люблю ребят, не подозревал, что у меня так много будет дум о них и боязни за них и за тебя» 2.

Февраль 1906 г. «… Я думаю, что в России жить с детьми нельзя, если не хочешь, чтобы они сошли с ума» 3.

Горький, М. Собр. соч. : в 30 т. М. : Гослитиздат, 1954 г. Т. 28. С. 369—370.

Август 1906 г. «Я прошу тебя – следи за сыном. Прошу не только как отец, но – как человек» 4.

Время написания произведения и настоящее время очень похожи. Прошло сто лет, а проблема вековой давности вновь ярко проявляется в сегодняшней жизни. Пьеса, как никогда раньше, приобрела актуальность. Сегодня время социальной беспощадности, которая больно отражается на судьбах подрастающего поколения. Наши дети, как и их сверстники сто лет назад, живут в эпоху кровавых преступлений отцов. Они растут в атмосфере полицейского разбоя и произвола. Делая социальный срез времени на примере семьи Коломийцевых, Горький, как видно из писем к жене, волнуется за детей, особенно последних, младших, Петра и Веру, за души которых еще можно побороться. Старших, Александра и Надежду, родители проглядели. К реализму, доведенному до символа, можно отнести прекрасный образ няньки Федосьи, в уста которой Горький вложил слова «последние мои». Это о Петре и Вере. Проделав действенный анализ пьесы, понимаешь, что продолжение рода Коломийцевых не предвидится. Александр спился, Надежда, изменяя мужу, вообще не хочет детей, Любовь — урод, Петя — слабый и больной, Вера после надругательства над ней решила никогда не иметь детей. Прерывается работа Федосьи в качестве няньки. Остается только бороться за души «последних». Эту попытку и принимает их мать Софья, виновная в «гибели» своих детей не меньше, чем отец.

В самом начале пьесы, как только появляются Петр и Вера, нянька Федосья ласково называет их «последнинькие». Этим простым обращением Горький начинает тему произведения и проводит ее до «падения» Веры в четвертом акте.

В «трагическом балагане», по определению самого Горького (из уст Петра), «гибнут» все категории: вера, надежда, любовь. У Софьи не хватает мудрости, и она сдается на волю обстоятельств.

На уроках мастерства актера студенты учатся последовательности анализа пьесы. Вначале определяется исходное событие, которое находится за рамками произведения. В данном случае – это выстрел в Ивана Коломийцева. Затем следуют определения событий или действенных фактов, то есть устанавливается событийный ряд пьесы. Не надо спешить на пути к сверхзадаче. Она должна вызреть в результате разбора. Далее определяются предлагаемые обстоятельства к каждому эпизоду, то есть трамплин, с которого актер ринется навстречу событию, столкнется с ним, оценит, озадачит себя и только после этого начнет действовать в определенной атмосфере и темпоритме, с определенным психофизическим самочувствием, используя внешнюю и внутреннюю характерности, учитывая внутренний монолог, второй план и пр.

На какое место в этом ряду необходимо поставить такой важный элемент работы актера над ролью, как биография образа? Сделать это надо после определения предлагаемых обстоятельств, когда будет ясна причинно-следственная связь, то есть фабула происходящего.

Предлагаемым обстоятельством для «последних» Петра и Веры становится следующее. Когда брат с сестрой возвращались с катка, к ним «пристали какие-то трое» и наговорили про их отца, что он «трус» и «взяточник». Вера не поверила, а Петр был потрясен. Услышать в 18 лет, когда весь мир подходит к сердцу юноши очень близко, что твой отец трус и подлец, может сломить на всю жизнь.

С подозрения и необходимости разобраться в сложном вопросе начинается трудный и мучительный поиск правды для Петра, который определяет для себя: «Мне нужно знать правду». В семье никто не может ответить на его вопросы, и начинаются поиски вне дома. Рухнет вера в отца, да и во все. Он мечется, но своего места так нигде и не находит.

В ходе занятий студенты создавали и предлагали вниманию аудитории свои образы героев пьесы М. Горького «Последние». Их биографии приведены ниже.

Мне восемнадцать лет. Отец мой Иван Коломийцев, мать Софья. Я четвертый ребенок в семье. Маме было 27 лет, когда она родила меня. Воспитывался я в основном няней Федосьей и мамой, потому что отец постоянно был на работе (он служил в полиции) и поздно приходил домой.

Из братьев и сестер мне ближе всего, пожалуй, Верка. Она хоть и глупая, но очень веселая и хорошая — с ней легко. А остальные...

Александр, например (он старше меня на 8 лет), постоянно задирается, корчит из себя взрослого и пытается меня «воспитывать», но мама ему этого не позволяет: она всегда защищает меня.

Надька же постоянно учит Верку, как ей жить. Иногда думаешь: «Слава богу, я не девчонка». Учит, а сама замуж вышла за тюремного врача Леща, мерзкого и скользкого типа. Как говорит Верка, от него в доме все становится противно. Не понимаю, чего Надя в нем нашла.

К Любе меня тянет. Она, кажется, честнее себя ведет, чем Александр и Надежда, но бывает злая, быстро раздражается, с ней трудно. Это, наверное, из-за горба, который у нее с самого детства.

С отцом мне тяжело говорить. Если что-то не по нем, он сразу начинает кричать, раздражаться. Время от времени вспоминает о том, что он отец и начинает нас воспитывать. Я называю это трагический балаган.

Другое дело — мама. Ей я могу рассказать о себе все. Она выслушает, поймет, может что-нибудь посоветовать.

С самого детства у меня слабое сердце. Мне всегда запрещали много двигаться, ограничивали физические нагрузки. Помню, однажды мы играли с соседскими мальчишками в войнушку. Я много бегал и потерял сознание. Хорошо, что маму быстро позвали, и она привела меня в чувство. Верка тогда перепугалась страшно. Она подумала, что я умер, глупая.

Раньше мы жили в своем большом доме, а потом разорились и переехали жить к дяде Якову. Он очень хороший и добрый. Мы с Веркой любим сидеть у него в комнате и можем часами рассказывать о том, что случилось с нами за день. Он слушает и улыбается.

В связи с участившимися терактами мне купили пистолет, только я его с собой не ношу. Верка говорит, это потому, что я трус, а это не так. Просто не люблю оружие и вообще считаю, что убивать кого-то нельзя — это плохо. Со мной в гимназии учится Якорев. Вот он носит с собой наган и палит из него без разбору со страха, а потом рассказывает Верке, и она, глупая, восхищается. Наврет ей с три короба, а та верит.

Недавно мы с Веркой шли с катка, и за нами увязались какие-то три пьяных идиота. Верка крикнула им, что мы дети Коломийцева, а они вместо того, чтобы отстать от нас, начали смеяться и оскорблять папу. Верка уже хотела с ними драться коньками, но в это время молодой человек, который проходил мимо, заступился за нас, припугнув пьяниц пистолетом. Хулиганы испугались и убежали. Так мы познакомились с Кириллом Александровичем. Это высокий молодой человек, аккуратно причесанный, с маленькой острой бородкой, модно одетый. Верка в него сразу же влюбилась. Он оказался очень интересным человеком. Кирилл Александрович начал говорить с нами, и мы слушали с открытыми ртами, потому что его речь была проста и очень понятна. Он сказал нам, что все скоро изменится, и все люди будут счастливы, что нельзя убивать, но надо менять эту жизнь к лучшему. У них есть целое общество, где собираются и разговаривают о жизни и смерти, о будущем, о том, как все должно быть на самом деле и что надо сделать, чтоб так и было.

Наш новый знакомый приглашал нас с Веркой, но нам надо было идти домой. А я все равно взял адрес, чтобы сходить туда потом. Позже я стал часто бывать у Кирилла Александровича, но каждый раз чувствовал себя очень неуютно, потому что многое из того, что слышал, я не понимал, а самому сказать мне было нечего. Наверное, я больше туда не пойду.

Для студента, создавшего данную биографию образа, опыт такого сочинения первый, поэтому он подошел к задаче упрощенно, во многом пересказав то, что есть в авторском тексте. Биографию образа необходимо сочинять, как некий роман жизни. Именно сочинять, основываясь на конкретных предлагаемых обстоятельствах.

Главными исполнителями в сегодняшней интерпретации «Последних»

должны быть исполнители ролей Любови, Петра и Веры. Вопросы Петра: «Ты смерти боишься?» (няньке), «Что такое Бог, мама?», «В чем я виноват? И Вера?

Все мы?», «Честный ли человек мой отец?» — это бунт Петра. В герое сегодня важно сыграть историю прозревшего юноши. Вот этого пути к прозрению недостает в сочиненной биографии образа Петра.

Иван, отец семейства, появляется в конце первого акта, чтобы сформировать лагерь своей жены, Софьи. Писатель показывает, как у младших детей появляется недоверие к правде отца. Иван видит, что в его доме возникла оппозиция, которую необходимо подавить. В пьесе назревает нравственный конфликт.

Отец старается в зародыше задушить желание своих детей понять истинную сущность вещей, он оказывается настоящим полицейским, учуяв зерна крамолы в естественном их стремлении. Никогда не занимавшийся воспитанием, используя ситуацию отставки и «домашней отсидки», Иван решает восполнить этот пробел, пытаясь утвердить себя в роли отца, не замечая, что уродует и разбивает души своих детей.

Далее предлагается вариант биографии образа Ивана.

Родился я в семье помещика Данилы Николаевича Коломийцева и был на пять лет старше своего брата Якова. После рождения Якова остро почувствовал резкое охлаждение ко мне матери. Вся любовь и внимание достались именно ему. Обида на мать и брата сильно колола меня.

Занятия в театральной студии давали возможность проявить себя понастоящему. Я становился тем, кем хотел быть всегда, — непримиримым борцом за справедливость. Мое амплуа — роли главных героев. Играть другие, второстепенные, мне было крайне не интересно. Ведь спектакль всегда о герое (т.е. обо мне). Я считаю, что эти роли самые сложные и ответственные.

Мои отношения с женщинами в юности нельзя назвать безоблачными.

Я не страдал от недостатка внимания, но серьезные отношения заводить не спешил. Да, признаться, и подходящей кандидатуры для этого не видел. Получать от женщин то, что мне было нужно, часто мешали недостаток терпения и скудность средств, выделяемых на мое содержание.

Софья давно положила на меня глаз. Однако я не из тех, кто бегает за женщинами, лишь только они поманят пальцем. Ее расположение тешило мое самолюбие, но Софью нельзя было назвать выгодной партией. Все изменилось, когда Яков пришел в нашу студию. Его симпатия к Софье и ее потакания ухаживаниям Якова, как ни странно, вызвали во мне что-то вроде ревности. Я с азартом принялся ухаживать за Софьей то ли из желания досадить брату, то ли, в самом деле, заинтересовавшись этой особой. Добиться взаимности мне не составило особого труда, но меня интересовали вовсе не поцелуи при лунном свете. Пришлось прибегнуть к небольшому шантажу и потребовать, чтобы Софья доказала свои чувства. Не знаю, согласилась ли она добровольно или я оказал на нее слишком большое давление, но несомненно одно —я был ее первым мужчиной. Наши отношения после этого развивались не совсем так, как я этого хотел. Софья слишком рьяно принялась предъявлять права на меня. Я уже готовился сообщить ей о прекращении наших отношений, как вдруг она заявила, что беременна. Признаться, я был несколько шокирован этим известием. Жутко не хотелось скандала, это могло помешать моей карьере. Взвесив все за и против, я, как человек благородный, был вынужден сделать Софье предложение. Наши родители не противились этому браку. Через семь месяцев у нас родился сын Александр.

Отношения с братом окончательно испортились. Он, кажется, всерьез обиделся на меня. Впрочем, меня это не слишком волновало.

А вот отношения в семье сразу после свадьбы складывались на удивление хорошо. Софья оказалась вполне подстать мне. Я ее недооценивал. Мы довольно мило проводили время на балах и светских раутах.

После рождения Надежды Софья располнела, и меня потянуло на сторону. Брат стал чаще навещать нас, отношения с ним наладились. Когда родилась Люба, у меня сразу возникли сомнения: уж не отомстила ли мне Софья.

Я уезжал за границу, в Швейцарию, и не уверен в том, что Люба моя дочь.

Впрочем, я быстро поставил Софью на место.

Однажды, вернувшись из кабака, я решил раз и навсегда прояснить этот вопрос. Взяв Любу на руки, стал пристально ее рассматривать, вглядывался в лицо Любы, стараясь определить, похожа ли она на меня. Каждая черточка вызывала у меня сомнения. Я был немного выпивши, и это сказывалось. Вдруг Люба проснулась, посмотрела мне в глаза и резко заплакала. От неожиданности я жутко рассердился. Что, не узнаешь своего отца? Может ты не рада меня видеть? А может я и не твой отец? Чья ты дочь? Чья ты дочь? Я сильно завелся и, видимо, не совсем себя контролировал. У Любы была истерика, она стала вырываться из моих рук и упала на пол. Я пытался поймать ее, но не успел. На шум сбежались домашние, кажется, нянька что-то видела, эта старая дура могла напутать, могла даже подумать, что я специально уронил Любу, но ей никто не поверит. Это был несчастный случай! Несчастный случай!

После этого досадного происшествия отношения с женой окончательно испортились. Я стал пропадать неделями.

Финансовое положение за последние годы сильно ухудшилось. Я, кажется, несколько увлекся игрой в очко. Впереди ясно замаячила угроза банкротства.

Впервые я всерьез задумался о том, чтобы устроиться на службу. Возможность пойти служить в полицию поначалу казалась мне унизительной, но по мере того, как росли мои долги, я находил в ней все больше плюсов. В конце концов, это реальная возможность изменить мир к лучшему, бороться со злом. Таким образом, свой сорокалетний юбилей я встретил в чине полицмейстера. Служба в полиции открыла мне глаза на многое. Люди делятся на тех, кто управляет, и тех, кто позволяет собой управлять. Отношения на службе оказались предельно ясны:

вышестоящие чины отдают приказы, подчиненные их выполняют без лишних вопросов. Должность полицейского чиновника предоставляла мне широкие возможности. Поначалу я чувствовал себя крайне неловко, когда мне предлагали взятки, но вскоре осознал, что это лишь справедливая плата за мою работу. Отныне я мог осуществить свою давнюю мечту — лично вершить правосудие.

Через некоторое время, вернувшись за карточный стол, играл уже осмотрительнее. Семья окончательно отошла для меня на второй план. Постепенно я продвигался по службе и к сорока пяти годам дослужился до должности главного полицмейстера. Мои методы некоторые коллеги по службе называли излишне жестокими, однако никто из них не рискнул сказать мне это в глаза. Я признаю, что поступал иногда слишком резко, но это было только по вине задержанных. Они сами вынуждали меня применять силу.

Биография составлена кратко. Верно в ней следующее:

1) отношения с Софьей;

2) сомнения по отношению к Любе;

3) факт падения маленькой Любы из рук Ивана;

4) угроза банкротства;

5) сорокалетний юбилей.

Сочинение мало что дает действенному рождению образа на сцене. Уже в биографии необходимо было дать сущность этого человека, привести примеры, какой он наедине с самим собой, что в нем осталось от человека, осознание Иваном краха его отцовства и пр.

Действие пьесы ведет Софья. Иван осуществляет контрдействие. Основной конфликт — стремление Софьи помочь детям пробиться к правде. Задача Ивана — утвердить свою правду. Идет борьба за их души, за их сознание.

У М. Горького Софья — женщина, которая поняла: дети гибнут. В их спасении она находит смысл жизни. На короткое время героиня становится человеком с большой буквы. Она вспыхивает ярко, как лампочка, перед тем, как перегореть, подчинив себе даже Ивана.

Представляем подробную биографию, роман жизни Софьи Коломийцевой.

Родилась я в достаточно обеспеченной семье. Жили мы вшестером:

мама, папа, брат Павлик, сестра Аня, я и няня. Я была младшим ребенком в семье, Павлик старше меня на четыре года, а Аня на два. Наш папа состоял на государственной службе и имел очень высокий чин, поэтому его почти никогда не было дома. Мама проводила с нами также мало времени, хотя постоянно и была дома. У нее болела голова от нашего шума-гама, и поднималось давление.

Поэтому все воспоминания детства связаны по большей части с няней, милой нянюшкой Федосиенькой (так называла я ее, когда была маленькой).

У меня было очень много ярких, красивых игрушек; папа покупал нам, детям, все, что хотелось.

С няней мы играли в разные интересные игры. Самая любимая из них — прятки. Помню, как однажды няня водила, а я пряталась. Я нашла одно очень интересное и укромное место, футляр из-под папиного баяна. Закрывшись в нем, я точно знала, что няня не догадается, где я, очень долго ждала, когда же меня наконец найдут, и сама не поняла, как заснула. Разбудили меня ужасные папины крики. Было очень боязно вылезать из укрытия.

Но все обрадовались, что я нашлась и, по-моему, мне за это ничего не было, я сейчас уже и не помню точно. Правда, мама очень сильно перенервничала, до вечера не вставала с постели и не выходила к нам.

Вспоминая сейчас свое детство, я могу сказать, что была избалованным, капризным ребенком. Мама и папа никогда нас не ругали, и мне, в отличие от брата, ни разу даже не досталось ремнем от папы; хотя и особенной ласки от родителей мы не получали.

Мама умерла рано, ей было всего сорок, а мне тогда шестнадцать лет.

Как самого младшего ребенка, меня не посвящали в подробности. Я только знаю, что это все из-за той болезни. Папа очень тяжело переживал мамину смерть. Сначала он держался, во всяком случае, на наших глазах не срывался, но затем все чаще и чаще стал приходить домой пьяным.

Вскоре Пашка поступил на службу и уехал в другой город, а Аня вышла замуж за Николая, вместе с которым училась. Я осталась жить с няней и папой.

В то время при нашей гимназии существовала драматическая студия.

Мне нравилось в ней заниматься. Там я и познакомилась с Иваном. Он был самым красивым, умным, сильным и нравился большей части девчонок. Это был первый мужчина в моей жизни, который задел меня и заставил впервые чтото почувствовать. Я всячески пыталась обращать на себя внимание, но ничего поначалу не получалось. Ни капельки не унывая, твердо решила завоевать сердце этого человека. Такой уж у меня характер: что недоступно, то очень сильно влечет.

Помню, в студии репетировали спектакль В. Шекспира «Ромео и Джульетта». Иван играл роль Ромео. Он вообще всегда играл роли главных героев благодаря своей внешности: высокому росту, звучному голосу, красивым глазам. Но Джульеттой была, к сожалению, не я и вообще не была занята в данной постановке, но с удивительной настойчивостью приходила на все репетиции, выучив весь текст Джульетты. И вскоре случай представился. Ольга, та, что должна была играть Джульетту, заболела и не пришла на репетицию и, чтобы время даром не терять, я предложила: «А можно я попробую?».

Ваня, как сейчас помню, посмотрел на меня и сказал: «Навряд ли что-либо у тебя получится. Ну, попробуй». И я сделала все для того, чтобы получилось и все вышло так, как я и задумала (у меня очень часто, почти всегда, все получается, если очень захочу).

С тех пор отношения с Иваном стали налаживаться. Он провожал меня до дома, если репетиции затягивались допоздна. Еще через некоторое время Ваня начал приходить ко мне в гости пообщаться. Очень часто с ним был и его младший брат Яков, который тоже занимался с нами в студии. Это был тактичный, начитанный, интересный человек. Надо признаться, уже с самого начала знакомства с Яковом я чувствовала, что его отношение ко мне не просто дружеское. Он дарил мне различные подарки, делал сюрпризы. Но меня тянуло именно к Ване, хотя он и не удосуживался удивлять меня знаками внимания.

Влюбленность в Ивана, как мне казалось, росла с каждым днем. К тому же еще сыграло огромную роль то, что Иван вел очень активную жизнь, нежели его брат. Он еще в гимназии начал посещать разные вечера, представления. Можно сказать, вел светскую жизнь. А мне это было безумно интересно.

Еще в детстве я представляла себя в окружении галантных мужчин, красивых женщин и роскоши, хотела носить шикарные платья, ездить в театры, танцевать на приемах, нравиться мужчинам. Яков не мог мне этого дать. И не потому, что у него не было денег, братья были одинаково обеспечены. Просто, узнавая Якова поближе, я все больше убеждалась, что он какой-то домашний. А это было не по мне.

Совсем скоро я поняла, что и физическое влечение к Ивану я больше не смогу преодолевать. Тогда я сама сделала первый решительный шаг на пути к моей цели. И совсем не жалею, что близость наступила так быстро. В восемнадцать лет я стала супругой Ивана Коломийцева.

Семейная жизнь с Иваном складывалась удачно. Но удачно — не значит, что все хорошо. Про идиллию не могло идти и речи. Нет, мы с ним не ругались и не устраивали друг другу семейных сцен, мы просто вместе жили под одной крышей. Такое ощущение, что это кто-то свыше решил давным-давно за нас.

Моя семейная жизнь была такой, как я хотела, чего и добивалась. Почти каждый вечер мы с мужем ездили на званые вечера, в театры, а по пятницам принимали гостей у себя в доме, давали домашние представления. Ваня никогда не отказывал мне в новых нарядах. Ни на один прием я не выходила в том платье, которое уже надевала. Очень много Ваниных денег тратилось на украшения. Они были моим самым главным капризом. Муж не мог позволить, чтобы я, супруга дворянина, человека, который был вхож в высшие круги общества, представала перед всеми людьми, с которыми он общался, не в лучшем виде. Я была его украшением, игрушкой, которую он наряжал и всем показывал. Жаль, что все это я понимаю только сейчас. А тогда я думала, что это проявление его чувств ко мне. Глупо...

Моя скорая беременность дала основание мне на время поверить, что отношения с мужем станут более теплыми, что мы с Ваней хоть чуть-чуть сблизимся друг с другом благодаря нашей заботе о будущем ребенке.

В девятнадцать лет я родила Александра. Муж был безумно рад, но, как выяснилось, не тому, что у нас родился малыш, а тому, что это был именно мальчик. Ваня так и сказал однажды: «Мне все время хотелось иметь сначала мальчика, а потом уже и девочку, и кого угодно».

Наш Сашенька был очень спокойный, крепкий, не причиняющий особенных хлопот, ребенок, и няня отлично справлялась со своей работой. Да, я совсем забыла сказать, что ее мы взяли жить к себе в дом для воспитания наших детей.

Даже по ночам мы никогда не слышали плача ребенка, никогда из-за этого не просыпались, я не помогала няне в уходе за сыном, никогда, никогда, никогда...

Я очень любила играть с Сашенькой, он был таким забавным тогда, интересным, маленьким. В общем, я как бы со стороны наблюдала, как мой мальчик подрастал.

Жизнь текла своим чередом. Очень скоро я снова пришла в форму после родов и продолжала развлекаться, ездить с Ваней по гостям, званым ужинам.

Дома вновь устраивали представления. Постановки очень нравились няне, да и Сашуля смотрел с интересом.

Но такая жизнь продолжалась недолго. Тяжелая болезнь Ивана в корне изменила нашу с ним жизнь и отношения; где и при каких обстоятельствах муж успел заразиться венерическим заболеванием, я точно не знала, а на мои расспросы он отвечал уклончиво. Тогда мы вынуждены были на время прекратить наши выезды и встречи, и Ваня серьезно занялся своим здоровьем.

Он очень тяжело переживал то, что нужно было прекратить все развлечения, а дома нечем было заняться, его даже к ребенку старались не подпускать (хотя доктор сказал, что это по воздуху не передается). Да и я расстилаться перед ним не собиралась, понимая, что причиной заболевания была другая женщина. Ваня долго лечился, истратив огромные суммы денег, и месяцев через пять-шесть, по словам доктора, должен был выздороветь.

Но муж не привык так долго сидеть дома, ему было ужасно скучно. Все чаще к нам стали приходить друзья Вани, чтобы навестить его, но их поддержка выливалась в карточную игру, которая стала любимым занятием, помогающим Ване отвлечься от болезни. Они подолгу сидели в кабинете мужа и играли. Очень часто эти друзья оставались у нас, и игра продолжалась ночью. Ничего особенного в этом я не видела; главное, что Иван был дома и не заставлял меня думать о том, где он и с кем. Ведь мысли, что у него может быть другая женщина, меня не покидали. Нет, это была не ревность, это было что-то среднее между чувством собственности и боязнью, что жизнь может круто перемениться. Только сейчас я понимаю:

именно тогда наша жизнь и начала рушиться. А тогда я об этом и не думала.

Муж закончил курс лечения и окончательно выздоровел.

Вскоре я узнала, что снова беременна и поверила в то, что Ваня меня любит. Муж был чуток, ласков, отзывчив и терпим ко мне и моим капризам, откликался на все просьбы и желания. Беременность протекала болезненно, каждый день можно было ожидать не самого лучшего ее завершения. Много денег уходило на поддержание моего здоровья. Может, конечно, Иван и был искренен тогда, но сейчас мне все больше кажется, что он просто чувствовал свою вину передо мной. Этот этап жизни был не самым легким для меня, но и не самым тяжелым, как выяснилось позже.

Очень недолго продолжалась более или менее светлая полоса в моей жизни. Ваня начал ходить на деловые встречи и приемы без меня, ужинать к нашим знакомым ездил один. Нет, я не горела желанием непременно быть там с ним, но мне хотелось, хоть какого-то внимания. Эти вечера и выезды, по Ваниным словам, были неотложными, и не ездить туда он не мог. Я очень редко виделась с мужем, но зато больше времени проводила с ребенком. Сын был интересным, забавным и помогал мне отвлекаться от плохих мыслей.

Как раз в то время к нам в гости стал приходить Яков, он вернулся из-за границы, куда уехал прямо перед нашей с Ваней свадьбой. Яков часто приносил Сашуле разные игрушки, много рассказывал о других странах, городах. Это было безумно интересно. Время в общении с Яковом пролетало очень быстро.

В свою очередь, я доверяла ему маленькие секреты, делилась своими мыслями, переживаниями, и всегда у него для меня находились слова поддержки и утешения. Тогда я поняла, что обрела настоящего друга, только обидно, что это был не Иван.

В 22 года у меня родилась дочь Надежда, названная в честь моей мамы.

Девочка была полной противоположностью нашему первенцу. Видимо, из-за тяжелого протекания беременности Надя была очень нервным, неспокойным ребенком. Уж и намучилась с ней няня! Слава богу, что Саша к тому времени подрос, ему через два месяца должно было исполниться три года.

Иван говорил, что его мечта — сначала мальчик, а потом девочка — сбылась. Но вот мои мечты по поводу налаживания отношений в семье, наверное, никогда не осуществятся. Муж потерял интерес ко мне окончательно.

Я уже его не привлекала ни как человек, ни как женщина; он говорил, что я сильно пополнела, и это мне не к лицу, что я потеряла ту изюминку, которая была во мне раньше. Слышать это было нестерпимо больно. Все чаще у нас случались ссоры, а этого раньше не было. Ваня никак не хотел понимать, что нам в жизни приходится чем-то жертвовать, и я пожертвовала своей привлекательностью ради него же. Муж очень изменился в худшую сторону. Я это видела, понимала и не спала по ночам, размышляя. Иван тоже не спал, но не потому, что думал, как исправить сложившуюся ситуацию, просто он опять возобновил традицию карточных игр в нашем доме.

Только теперь это была игра на очень большие деньги. Об этом я узнала, когда проходила мимо кабинета и услышала, какие суммы ставились на кон.

Нет, я никогда не контролировала денежные средства, но сейчас муж просто проматывал последнее состояние и не хотел этого понимать. Карточные игры сопровождались алкоголем. Ваня никогда так не напивался раньше, а теперь и в этом он себе не отказывал.

Резкая смена отношений с мужем закончилась для меня депрессией. Я никого не хотела видеть, даже дети меня нисколько не радовали, все время думала и никак не могла решить, какова главная причина перемен в нашей жизни. Единственное, что было очевидно, я совсем не нужна мужу. Если раньше каждый его благородный по отношению ко мне поступок, ласковое слово в мой адрес заставляли думать, что все наладится, что я мужу небезразлична, то теперь иллюзии по поводу семейного счастья исчезли. Тот жизненный этап был этапом внутренних противоречий, желанием хоть капельку разобраться в себе и своих чувствах, осмыслить прошлое и подумать о будущем...

...Вот уже и Наденьке исполнился годик, Саша стал совсем большой, ему было четыре года.

Может быть, я так и продолжала бы жить, смирившись со сложившейся ситуацией и закрывая на происходящее глаза, если бы не один случай. Вани тогда не было дома, няня ушла на прогулку с детьми, а я маялась в одиночестве и решила спуститься в кабинет мужа, чтобы пересмотреть фотографии. Сразу бросилось в глаза, что нашей фотографии с Ваней, всегда стоявшей на столе, не было, и я решила ее найти и отнести к себе в спальню. Покопавшись в ящиках стола, я увидела дневник мужа. Сначала не возникло и мысли его читать, но затем я поняла, что это именно то, что мне нужно.

И не ошиблась, потому что в нем было объяснение всего происходящего. Только здесь муж полностью раскрывал все свои чувства и мысли. Я взяла дневник с собой, положила в ящиках все на место, чтоб Ваня не сразу заметил пропажу, заперлась у себя в комнате и жадно принялась читать, открывая все новые подробности жизни Ивана, о которых он мне не говорил. А вот и страничка с названием «Софья». Даже сейчас, закрыв глаза, я воспроизведу все в памяти с абсолютной точностью. Он писал так: «... Да, в этой девушке есть чтото волнующее, привлекательное; она красива, в меру глупа и ни черта не понимает в мужчинах. Ей никогда не понять то, что никого и ничего в жизни я не полюблю, кроме себя. Но она может быть верной женой и матерью моим детям...».

Меня душила обида. Чтение дневника мешалось с собственными мыслями и воспоминаниями. Да, вскоре после свадьбы я уже чувствовала, что нет не то что любви, нет даже теплых человеческих отношений между нами. Но я, по крайней мере, надеялась, мечтала о лучшем. А он...

Далее я узнала еще более интересные вещи: «... к тому же Яков просит уступить Соню ему, дать шанс завоевать ее сердце. Мой брат не дурак, он умеет видеть человека, понять, каков он. А это значит, что Соню ему я не отдам, я на ней женюсь...».

Яков меня любил, тогдашнее ощущение не просто дружеских чувств его ко мне меня не обмануло; мысли мешались в голове, слезы катились по щекам против моей воли.

Я спустилась вниз, в буфет, налила вина, выпила и даже не почувствовала горечь напитка, потому что самое горькое на свете — это правда, которую узнаешь слишком поздно.

Вернувшись к себе в комнату, я вспомнила, с какой главной целью брала этот несчастный дневник, стала быстро листать его, просмотрев последние страницы. Было видно, что Ваня все реже делал записи, они были непоследовательными, непонятными. Но вот еще кое-что: «... Натали опять назначает мне встречу. Не пойду... это она заразила меня... Очень хорошо, что моя жена глупая и кроме нескольких попыток узнать про то, где, как?, она больше не допекала меня... Встречусь с Еленой, она красивая, обворожительная... Соня мне не интересна...».

Я была близка к полуобморочному состоянию, снова спустилась в буфет, допила бутылку вина, с непривычки очень быстро и сильно опьянев, кое-как добралась до спальни, заперлась и долго рыдала. Заснула, не помню как, а проснулась оттого, что няня постучала ко мне и сообщила, что пришел в гости Яков. Я не вышла, сказав, что плохо себя чувствую. А на самом деле мне было стыдно смотреть ему в глаза, ведь я знала, что этот человек любил меня, а, может, любит до сих пор, но скрывает свои чувства, чтобы не разрушать семью. Я была наедине со своими мыслями. Почему он тогда не был понастойчивее? Почему я была так сильно увлечена Иваном? Почему я ничего не предпринимаю сейчас, когда мой муж встречается с другими женщинами, играет в карты, пьет? Почему? Почему? Почему?

Именно тогда пришло решение измениться, очень сильно измениться назло мужу. Это была месть такой, как я ее понимала. Только жаль, что ее объектом послужил ни в чем не повинный человек — Яков. В тот день я твердо решила начать игру в любовь с ним и доказать мужу, что еще могу что-то. В следующие приходы Якова в гости я надевала красивые платья и украшения, старалась выглядеть лучше, чем обычно, заводила разговоры на тему любви.

Иван не замечал, как я переменилась, ему было все равно. А вот Яков заметил. Мне хотелось ему все рассказать: и про дневник, и про то, что я там прочитала, и про то, что просто решила отомстить Ивану. Но духу не хватило сделать это до конца. Я лишь сказала, что прочитала в дневнике про него, про его чувства ко мне и про их отношения с Иваном тогда. Не знаю, зачем, но дальше я начала лицемерить, говоря, что Яков мне тоже не безразличен и, если бы он был тогда понастойчивее, то...

Однажды, когда мужа не было, я впервые изменила ему. Это случилось в нашем доме с его родным братом. Может быть, причиной моей решительности стало то, что я была изрядно пьяна, а может то, что Иван накануне пришел домой не только пьяный, со всеми своими друзьями-картежниками, но и привел женщин, не стесняясь ни меня, ни няню, ни детей.

В течение следующего полугода я вела двойную игру. Продолжала жить с мужем, закрывая глаза на то, что происходило в доме, ведь я все равно ничего не могла изменить, в то же время встречалась с Яковом. Не всегда у нас дома, чаще я ездила к нему. Первоначальной целью моих отношений с Яковом должны были быть отношения напоказ, но муж о них не знал, а чтолибо менять было поздно.

Самое ужасное, что тогда я совершенно не обращала внимания на детей.

Воспитанием Саши и Нади вовсе не занималась, почти не видела и упускала их, еще этого не понимая.

Следующая беременность привела меня в замешательство. Я точно не могла, да и сейчас не могу определить, чей же все-таки это ребенок. Ведь я тогда жила с двумя мужчинами. Яков уверен, что дочка его. Мужу я, конечно же, ничего никогда не говорила, и у него не могло быть никаких сомнений.

А вот у меня они есть и сейчас.

На время беременности я немного остепенилась, стала реже выпивать, чтобы не повредить ребенку.

В 25 лет у меня родилась девочка. Имя ей дал Яков, он попросил, чтоб его ребенка звали Любовью, во имя нашей с ним любви. Не выполнить эту просьбу я не могла, хотя не любила его.

Дочка была очень красивой и походила на меня в детстве. В сравнении с Надей она росла спокойным и некапризным ребенком.

Для того, чтобы продолжить свою биографию, мне нужно сейчас рассказать об одном вечере. Вспоминать это больно, но... То, что случилось тогда, я никогда не прощу ни мужу, ни себе.

В тот день все собрались у нас в доме отпраздновать рождение нашего третьего ребенка. Там были друзья Ивана, Яков, няня, я и дети.

Вечером Ваня пошел проводить гостей, няня укладывала детей спать, а я была в спальне. Дождавшись, когда муж уйдет, Яков зашел ко мне пожелать спокойной ночи.

Я уже давно думала и именно сегодня набралась смелости сказать Якову о том, что нам не стоит больше встречаться, что я зашла слишком далеко.

Именно тогда я хотела раскрыть ему свой секрет о том, что мои с ним отношения — месть мужу, которая не удалась.

Но смелости не хватило сделать все, что задумала, до конца. Я лишь попросила Якова о прекращении наших отношений. Он ничего не стал мне возражать, впрочем, как всегда, а просто поцеловал меня и сказал, что я и его дочь Люба будем всегда с ним, в его сердце, что он любил меня всегда и будет любить, а в трудную минуту с радостью окажет нам любую помощь. После этих слов он развернулся к выходу. Тот ужас, который охватил меня тогда, передать сейчас невозможно. В дверях спальни стоял Ваня. Он все слышал и понял. Месть удалась, но не я отомстила ему, а он. И не только мне, но, в первую очередь, моей девочке.

Яков хотел остаться тогда со мной, выяснить и решить все до конца, но я не позволила ему этого сделать, а, может быть, все было бы иначе. Но...

он ушел и никогда больше с того раза не появился в этом доме.

В Ваниных глазах я увидела страшное бешенство. Он был пьян и с яростью быстрым шагом вышел из спальни. Я уже приготовилась к тому, что всю ночь буду выслушивать упреки и оскорбления, что он напьется и устроит мне такое, чего я себе и не представляла. Но я не могла и предположить, что это пьяное животное направилось прямиком в детскую. Узнала об этом, когда на весь дом раздался пронзительный детский крик. Не сразу я тогда сообразила, что делать, куда бежать, а когда оказалась в комнате детей, увидела ужасную картину: Люба лежала на полу, рядом стоял Иван. Я принялась поднимать мою девочку, тут же вбежала няня. Иван, быстро сообразив, что делать, чтобы оправдать себя, начал оскорблять меня и обвинять в том, что я напилась и нечего было прикасаться к ребенку. Да, он беспощадно поступил тогда со мной. Я не знаю, специально ли он это сделал или случайно, но вернуть назад ничего нельзя.

Что было дальше тем вечером, я не помню, потому что выпила столько вина и пролила столько слез, сколько не делала этого за всю мою жизнь.

Слезы эти стоили того, ведь теперь моя девочка, доченька осталась инвалидом на всю жизнь. Очень сильно поврежденный позвоночник сделал Любу горбатой.

Жизнь покатилась по наклонной вниз. С тех пор наш дом был отравлен изменами, скандалами, алкоголем, азартными играми и моими слезами.

С детьми также не все в порядке. Любу всегда мучали боли в позвоночнике. Надя сильно и часто болела; в четыре годика она заразилась корью, болезнь дала осложнение на сердце; но после длительного лечения ребенок выздоровел, а последствия остались. Александр и подавно не радовал меня, он все больше тянулся к отцу, и уже тогда было понятно, что это папенькин сыночек.

Да, Надя тоже становилась ближе к отцу и брату, а Любу они не принимали, дразня ее и обижая. Иван не жалел денег на детей, балуя их и покупая Саше и Наде разные игрушки и безделушки. А вот Любе не доставалось всех этих развлечений. Она вообще была всегда замкнутым ребенком, в детстве больше любила рисовать, рассматривать интересные картинки, а когда научилась читать, полюбила это занятие.

Ваня тем временем продолжал успешно растрачивать с огромной скоростью наследство.

О Якове я ничего конкретного не знала, только слышала от мужа, когда он разговаривал со своими дружками, что его брат опять уехал за границу.

Я с Иваном почти не общалась, по крайней мере, избегала этого. Но вот спать с мужем мне приходилось, ведь он мужчина. И когда мне было 26 лет, я оказалась опять в положении. Беременность была слишком неспокойной, случались частые скандалы с мужем, он осыпал меня упреками, постоянно напоминая о случае с Яковом. Я тоже потеряла терпение, сильно нервничала, не спала ночами. Поэтому родился очень больной мальчик. Петя, так назвала я нашего малыша, рос с врожденной эпилепсией. Болезнь лишь прогрессировала со временем. Сынишку я очень сильно любила, да и сейчас люблю и жалею, впрочем, как и Любу, потому что эти дети больны и не виновны в этом.

Когда Пете исполнился год, я забеременела последним ребенком. Им оказалась девочка, Вера. Она была здоровенькой, маленькой, забавной, очень улыбчивой. Мои последние дети, Петя и Вера, самые ласковые, отзывчивые, хотя и росли без материнского тепла и заботы. Именно так и было. Ваня тем временем дотрачивал деньги, которых уже почти не было.

Не могу сейчас не вспомнить еще один случай. Мне было 35 лет тогда, Саше — 16, Наде — 13, Любе уже 10 лет, а Пете и Вере 8 и 6 лет. Однажды я пошла прогуляться и, по воле судьбы, встретила брата мужа. Он как раз приехал в город, но снова должен был уезжать. Яков тогда сказал, что не может забыть меня и Любу, что все это время скучал и, если я захочу, он никуда не уедет и заберет меня и моих детей к себе жить. Тогда я отказалась от его предложения, но уверена, что это было искренно, а не просто чувство обязанности Якова передо мной. Таких моментов в моей жизни было слишком мало. Яков заметил, что я выгляжу очень замученной, интересовался нашими с мужем отношениями, но я ничего не рассказала ему.

Побоялась. Мне нечего было терять в прошлой жизни, но привычка пересилила желание перемен. Возможно, будь я тогда решительнее, все могло бы измениться, но...

Иван окончательно промотал все состояние и вынужден был пойти служить в полицию. Муж очень быстро продвигался по служебной лестнице, зарабатывал деньги, но не прекращал играть и кутить, так что этих средств не хватало, и пришлось заложить наш дом за долги. Мы переехали к Якову, который в то время окончательно остался жить здесь; он прогорел, вложив большую сумму денег в какой-то металл. Брат мужа любезно согласился оказать нашей семье помощь. Очень жаль, что этот сильный, доброжелательный и хороший человек страдает болезнью сердца, которая дала осложнение на ноги. Он оказывал и оказывает нам огромную помощь; дает деньги, чтобы мы ни в чем не нуждались.

Все эти неудачи и беды заставили меня впервые в жизни серьезно задуматься. Что было у меня хорошего, светлого в жизни? Что я смогла дать своим детям? Что мне надо делать сейчас, и возможно ли вообще что-либо сделать?...

Биография Софьи Коломийцевой очень основательная, подробная. Отталкиваясь от предлагаемых обстоятельств пьесы, студентка сочинила роман жизни героини, в котором взаимоотношения Софьи с мужем и его братом стали ее судьбой. Как сказано выше, эта женщина нашла смысл жизни — борьбу за своих детей, своих «последних». Скрупулезно выстроена в сочинении биография Софьи с детства до сегодняшнего дня, читается с интересом, так как факты биографии, как в хорошем рассказе, зримые, ощутимые: отец Софьи, одаривание им девочек игрушками, влияние няни, игры, случай с баяном, уход из жизни матери, переживание отца, драматическая студия, знакомство с Иваном, история с пьесой «Ромео и Джульетта», знакомство с Яковом, замужество в лет, рождение детей, болезнь Ивана, друзья Ивана, начало разрушения семьи, обнаружение дневника мужа, его дневниковые откровения, пристрастие Софьи к вину, измены Ивана, близость с Яковом, рождение Любы, увечье Любы, рождение Пети и Веры.

Такая подробная биография, роман жизни Софьи, крепкая основа для действенного анализа. Она, как кладовая для извлечения фактов, деталей, необходимых подробностей и мелочей жизни героини, нужна для роли.

М. Горький создал яркий, своеобразный образ Любови в пьесе «Последние». Роли Любы и Петра поручаются лучшим молодым артистам трупп театров. Физическая ущербность героини, полученная из-за Ивана Коломийцева, придает образу целенаправленность действий. Актрисе, назначенной на роль Любы, есть что играть. В ее характере прослеживаются активность действия, жесткая жизненная позиция, острый ум, злая ирония и, конечно, желание человеческого внимания, тепла и торжества справедливости. Люба ищет свое место в жизни. Как хочется ей прислониться к плечу честного, умного человека с правдивой и серьезной душой. Им в доме является Яков. Но и у него девушка не находит поддержки.

Ниже предлагается скупая, но яркая биография Любови.

ЛЮБОВЬ

Мое самое яркое впечатление детства: просыпаюсь среди ночи оттого, что приснилась огромная черная змея, подползающая прямо ко мне по постели.

Я сжалась от страха, потому что, как это часто случается во сне, не могла кричать, позвать на помощь. Проснувшись, увидела, что в комнате никого нет, и я заплакала. Из гостиной доносились голоса, смех, пение, но мое отчаянье только нарастало, ведь меня никто не слышал. Помню, я рыдала, пока не заснула от бессилия. На следующий день родители уехали куда-то, а меня, охрипшую, все поила горячим молоком нянька, которая решила, что я простыла. Я никому ничего не сказала. Надо признаться, я вообще очень редко говорю о своих переживаниях, привыкла бороться с ними самостоятельно. Может быть, потому, что мне всегда не хватало внимания. Я не видела заинтересованности в своей жизни со стороны окружающих меня людей. Мои же попытки пойти к ним навстречу всегда заканчивались неудачами. Я не научилась общаться, хотя по природе нуждаюсь в контакте с людьми. В детстве было трудно со сверстниками вследствие моей физической неполноценности. Дети очень подвижны, а я двигалась неуклюже, к тому же активность приводила к болям в спине. Бывало, что из-за них не спала ночами, но никогда не жаловалась. И чем взрослее я становилась, тем четче осознавала свое уродство, снисходительное отношение к себе. Все меньше мне хотелось общаться с людьми.

Я была обижена на судьбу, на всех, потому что не понимала, в чем провинилась перед этим миром, за что мне послано испытание быть калекой. Сильнее и болезненнее становилось чувство одиночества. Некоторое облегчение приносили книги. Я много читала, иногда целыми днями не выходя из комнаты, часто уединялась с книгой в каком-нибудь укромном уголке парка или сада. Но не потому, что любила природу, а, скорее, наоборот, хотелось быть подальше от людей, так как на фоне гармонии и органичности окружающего мира мои страдания только обострялись.

С детства во мне прочно «сидит» желание самоутверждаться. Училась я всегда усерднее своих братьев и сестер, которые не отличались любознательностью. Жаль, что наше обучение оказалось не полным. Когда еще папа успешно служил, и не было проблем с деньгами, для нас нанимали гувернеров.

Но как только возникли финансовые затруднения, братьев отправили в гимназию, как и предполагалось, а на девчонок средств не нашлось.

Наши драки с Сашей зачастую были обусловлены моим упрямством, нежеланием уступать, сдаться. Он был гораздо сильнее, и мне здорово попадало. Пришлось выработать иной метод борьбы — острословие. Я могла довести его до бешенства — это означало победу. А вот с Надеждой у меня не выходило даже этого. Временами я ее ненавидела за то, что родители, особенно папа, ее больше любят, за безупречную внешность, за высокомерие и самовлюбленность. Сестра настолько была ко мне равнодушна, что не обращала внимания на мои уколы. Даже если мы иногда играли вместе, она использовала нас с Верой в качестве контрастного фона, чтобы выгоднее преподнести себя.

С младшей сестрой было не интересно. Они с Петей очень подвижные и озорные, их все любили. Во мне часто просыпалась ревность, но злиться на них я не могла, потому что они были смешные и наивные.

Родителей мы видели редко, они занимались какими-то своими делами — устраивали приемы, посещали салоны. Мы никогда практически не ели за одним столом: мама просыпалась в обед, когда мы уже были накормлены и завтраком, и обедом, а на ужин приходили, как правило, гости, поэтому нас туда не допускали.

Мама воспринималась мною как красивая женщина. Но чужая. Мне не хватало ее участия, заботы. С другой стороны, я не чувствовала себя отверженной. Это-то и позволяло мне совершать различные истерические выпады с целью заполучить мамино внимание. Но она всегда была какой-то безразличной, мягкой, пассивной. Однако я замечала ее особое отношение ко мне.

Если с другими она бывала и более резкой, и более мягкой, то со мной всегда нерешительной.

Был еще один человек, который странно ко мне относился — дядя Яков.

Всегда приветлив, доброжелателен, даже трогателен. Но и он будто бежал от меня.

Когда мы переехали к дяде Якову, я обратила внимание на странные отношения его с мамой. Меня начали мучить всевозможные догадки. Он и ко мне изменился: стал смелее, искал общения. Безусловно, на него повлияла болезнь, но все-таки было еще что-то.

Самый далекий человек для меня — отец. За всю жизнь я не услышала от него ни одного душевного, доброго слова, старалась не попадаться ему на глаза, так он был груб и холоден.

Правда, в последнее время, когда начали происходить все эти ужасы, во мне многое изменилось: я перестала бояться отца, по-иному взглянула на жизнь нашей семьи и поняла, что я такая же эгоистка, как и все остальные. Мы все любим только себя, а вокруг все рушится! Мне стало пронзительно жалко маму, дядю Якова, Веру, Петю, няню...

Они считают меня злой, но ведь злость моя оттого, что они не хотят видеть, слышать, действовать, бороться!

Я не знаю, как мне жить, не верю в счастливое будущее. Во мне много нерастраченного тепла, но никто не захочет его для себя открыть. А детей у меня не будет. Да и зачем дарить жизнь новому человеку, если все так безысходно? Устала. Хочу жить по-другому, больше терпеть не могу.

Начинается роман жизни со сна, в котором Любови приснилась черная змея. Этот факт — яркий, образный толчок к созданию роли. Жизнь преподнесла юной Любе не менее страшный удар, чем угроза змеи. С раннего детства она стала уродом по милости то ли отца, то ли дяди (?). Раннее взросление, раннее одиночество, раннее обращение в самое себя. Физическая неполноценность постоянно корректировала поведение юной Любы. Обида на судьбу навсегда поселилась в ее сознании. В данной биографии подчеркивается стремление Любови к самоутверждению с раннего детства. Мать для девушки — чужой человек. Дядя Яков, с которым она могла бы чувствовать себя уверенно, «будто бежал от Любы». Самым далеким человеком для нее был отец.

Данная биография — хороший старт к действенному анализу со следующей оценкой — в Любови «... много нерастраченного тепла».

Сочинению биографий таких персонажей, как Иван Коломийцев, Софья, Петр и Любовь во многом способствует автор, так как им, как основным действующим лицам драмы, он уделяет много внимания, дает больше характеристик, ремарок, оценок другими персонажами. Их ролевой материал значительно объемнее, чем у персонажей второго и третьего плана. Тем и интереснее сочинение биографий исполнителям небольших ролей. Великий К.С. Станиславский просил участников народной сцены обязательно делать это. Из истории театра мы помним рассказы Евгения Вахтангова и Михаила Чехова о том, как они сочиняли биографии мужиков в пьесе «Царь Федор Иоаннович». Насочиняли так изобретательно и взяли на себя столько внимания, что получили «взбучку» от самого Москвина, играющего царя Федора, ущемленного изобретательностью молодых Вахтангова и Чехова.

Роль Надежды относится к роли второго плана. Талант А.М. Горького позволил ему на небольшом материале создать яркий, запоминающийся образ красавицы Надежды, сторонницы отца, противницы «последних».

Предлагаемая биография дается с позиции сегодняшнего дня. Характер получился понятный, объемный, заметный.

НАДЕЖДА

Мне 23 года. Мать родила меня, когда ей было 22. У меня есть старший брат Саша (26 лет), а также младшие сестры, Люба (20 лет) и Вера (16 лет), младший брат Петя (18 лет).

В детстве я часто болела. Лет в семь мне очень понравился соседский мальчик, с которым мы вместе играли. Все было хорошо, пока я в очередной раз не заболела гриппом. Выздоровев через полторы недели, вышла во двор и увидела того мальчика с другой девочкой. Я расплакалась: он успел меня забыть. И тогда я дала себе клятву, что никогда больше не буду болеть и стану самой красивой. Это было детское, наивное и глупое обещание, но оно сильно застряло в моей памяти, и с тех пор я старалась, как только могла, не заболеть. То ли оттого, что я стала очень тепло одеваться даже в легкий мороз и принимать всевозможные гадкие федосьины снадобья, то ли потому, что безумно не хотела болеть, но со здоровьем проблем больше не было.

Я росла и становилась все красивее — «исполняла» свое обещание. С самого раннего детства чувствовалось, что папа любит меня больше, чем мама. От него и начала получать первые комплименты и стала замечать, что симпатичных девочек даже учителя любят больше. Постепенно понимала, что красотой можно не просто любоваться и гордиться, — ею можно пользоваться, что я и делала. У отца ко мне очень трепетное отношение (до сих пор на меня не нарадуется, подарки делает), ведь хочется видеть свою прелестную дочурку не горько плачущей, а весело смеющейся, и что только для этого не сделаешь. Когда в гимназии за мной стали ухаживать мальчики, он меня очень ревновал, все говорил: «Вот выскочишь замуж, забудешь своего папку!». А я отвечала: «Ну что ты! Ты у меня самый лучший, как же я тебя забуду!».

Когда мне было 13, папа пошел служить в полицию. Он приводил домой женщин, но я никому не говорила — не хотела вмешиваться не в свои дела.

Мама все равно знала об этом, и, бывало, устраивала скандалы папе. Позже он даже начал приходить ко мне после ссор с мамой или неприятностей на работе, жаловаться на жизнь, а я его жалела (у нас были очень доверительные отношения).

Часто, когда мы с ним разговаривали, он учил меня: «Смотри, Надина, не позволяй себе сильно влюбляться: либо ты управляешь мужчиной, либо мужчина тобой, третьего не дано». И так настойчиво он это говорил, а я часто в этом убеждалась на примерах моих подруг, что хорошо усвоила урок, который пригодился мне позже, при встрече с моим будущим мужем.

Три года назад мы поженились с Павлом Дмитриевичем Лещом. Честно скажу, он мне не очень приятен, поначалу приходилось подавлять в себе чувство отвращения, но сейчас я привыкла к нему, и иногда он кажется даже симпатичным. У Леща неплохие связи, он старается угодить мне, а это немаловажно. Правда, приходится быть осторожной — муж ревнив. И, надо признать, не без основания. Лещ-то и не мужчина почти, а мне хочется мужчину.

Кто меня за это осудит? Я нормальная, здоровая женщина. К тому же наличие влиятельных любовников дает в руки много козырей. Муж очень зависим от моей ласки и лести, вообще, все мои знакомые мужчины, включая папу, любят, когда им льстят.

Главное в моем браке — чувство защищенности. Я знаю, что с Павлом Дмитриевичем никогда не буду голодать, так как профессия врача всегда востребована.

Больше всего меня пугает нищета. Один папин знакомый полностью разорился. Он приходил к нам до этого в гости, играл в карты. Потом пропал на несколько месяцев. А однажды вечером я подслушала их разговор в прихожей. Приятель отца пришел голодный, больной, в рваной грязной одежде, просил денег взаймы. Отец ему отказал и грубо выставил из дома. Этот неприятный случай вспомнился, когда однажды на улице ко мне пристала полоумная старуха и начала рассказывать про свою нищенскую жизнь. Я невольно прислушивалась, оказалось, что она из обедневшего дворянского рода, после смерти мужа осталась совершенно одна, без средств к существованию. Слушая ее и вспоминая папиного приятеля, я вдруг ясно осознала, что мне просто жизненно необходимо чувствовать себя материально обеспеченной. Ведь деньги — это уверенность, защищенность и власть, а власть может дать человеку все.

Поэтому главным в жизни я считаю умение устраиваться. Пришлось учиться этому самой, так как в нашем доме такому не обучали.

Недавно мы всей семьей переехали к дяде Якову. Деньги под залог дома дает мой муж. И когда у нас на руках будет закладная, мы станем его владельцами. Наконец-то можно будет отдохнуть от этих постоянных семейных скандалов.

Никому в доме, кроме мужа, я не доверяю. Маме до меня дела нет и не было никогда. Любови тем более нельзя доверять. Верка больно глупа и своенравна. Петя вообще в философию ударился, увлекся опасными идеями.

Сашка слишком много пьет, с ним дела не сделаешь. Дядя Яков для меня чужой человек. Да и мужу доверяюсь не до конца. Вот и получается, что одна я, совсем одна. Ни друзей у меня нет, ни подруг. Я — сильная, смогу и так. Но одной тяжело.

В данной работе ощущается оригинальность трактовки биографии. В ней читается судьба Надежды Коломийцевой—Лещ. Приведены хорошие примеры из биографии: «измена» малышке в раннем детстве и «анализ» этой измены маленькой Надей, оценка героиней понятия красоты, особые отношения с отцом, резко отличающиеся от отношений Ивана с другими детьми, недвусмысленный вывод о необходимости для Надежды мужчины, о нищете, о деньгах. И неординарный вывод в конце биографии — «Одна!».

Роль госпожи Соколовой написана М. Горьким как бы для другой пьесы и отличается схематичностью, декларативностью. Она скорее символична, нежели психологична.

Ниже приводим сочинение очень интересного, подробного, глубоко психологического образа данного персонажа, образа драматического, прочитав который, захочется создать на сцене в отведенных ей Горьким двух эпизодах полнокровный женский характер с большой буквы.

СОКОЛОВА

Меня зовут Соколова Валентина Сергеевна. Я родилась в январе 1863 года в мещанской семье, дочь мелкого разорившегося лавочника, торговца скобяным товаром Сергея Ивановича Прохорова и Марьи Власовны Пеговой, сироты, воспитанницы дальних родственников отца, имевших дворянское происхождение и собственное имение. Отец был мягким, слабохарактерным человеком, лишенным деловой сметливости, и не умел вести дела. Мать помогала ему изо всех сил, долгое время испытывая чувство благодарности за то, что он увез ее от попечителей, которым она была вместо бесплатной служанки, но торговля не ладилась, а обманывать никто из родителей не умел и не хотел, поэтому мы скоро разорились.

В течение двух лет мы скитались, постоянно меняя квартиры на все более дешевые и бедные. Отец долго не мог устроиться на работу, начал пить, отношения между родителями портились. Учиться я не имела никакой возможности, но пробовала подрабатывать шитьем и ручной вышивкой, помогая матери, которая изнуряла себя тяжким трудом, стиркой и поденщиной, но денег у нас не прибавлялось, а отец пил все сильнее.

Я рано узнала, что значит нищета. Более всего мать боялась за мое будущее и, как объясняла, не могла допустить, чтобы я с ранних лет привыкала к «уличной» жизни. Будучи дворянкой, она имела начатки образования и пыталась учить меня. Но времени на это оставалось мало, так как мы полностью были заняты поиском средств к существованию.

В 1875 году пьяного отца задавила на улице карета. Он умер дома, последние деньги ушли на его похороны. Тогда было решено уехать к какому-то двоюродному дяде в Тулу, от которого мать недавно начала получать письма после долгого молчания.

Дядя работал на оружейном заводе, куда сумел устроить и мать. Жизнь наша понемногу наладилась, свободное время я посвящала учебе.

В 20 лет познакомилась с Соколовым Дмитрием Евгеньевичем на одном из собраний у дяди. В его доме часто собиралась молодежь, которая всегда что-то бурно обсуждала, а мы с матерью старались не вмешиваться. Соколов был высоким бледным юношей очень нездорового вида, но он притягивал к себе какой-то внутренней силой, уверенностью. Отношения наши развивались медленно, да я и не думала, что мы когда-нибудь будем вместе.

Чем лучше я узнавала Дмитрия, тем все более противоречивые чувства охватывали меня. Он страдал сильным расстройством нервов, болезнью наследственной и неизлечимой, грозившей при определенных жизненных обстоятельствах полным умопомешательством. Этой участи не избежал его отец, скончавшийся очень рано, совершенно не осознавая себя. Однако данный факт не отталкивал, а, наоборот, привлекал тем мужеством, с которым Соколов преодолевал себя каждую минуту и обуздывал болезнь. Именно от него я училась спокойствию и выдержке, что более всего восхищало меня в нем.

Мы поженились в августе 1887 года. Тогда я уже три года как работала вместе с дядей, здоровье матери сильно ухудшилось от тяжелого труда, и нам постоянно требовались лекарства, но приобретать все необходимое было трудно. И с Дмитрием мы соединились не по увлечению, а по обстоятельствам, которые оказались сильнее нас. Да, я бесконечно любила его, но не страстью, а глубоким уважением. Муж стал помогать моей матери, но и это не спасло. Она умерла от осложненной двусторонней пневмонии зимой 1889 года.

Год спустя я родила сына, Алексея, прекрасно понимая всю опасность появления у нас с Дмитрием детей. Муж постоянно предупреждал об этом:

болезнь наследственная и, естественно, передастся по мужской линии.

Но я была готова к этому и без материнства не видела для себя будущего.

Вся моя жизнь освещалась только образом матери, ее стойкостью и самоотдачей и, потеряв ее, я поняла, что мое предназначение — стать такой же, как она.

В течение первых 15 лет жизни сына Алексея состояние мужа периодически ухудшалось, у него постоянно случались срывы, нервные припадки, причиной которых зачастую являлись неприятности на работе и преследования полиции. Дмитрий был тесно связан с тайными обществами рабочих и посвящал подрастающего сына в свою деятельность. Вскоре Алексей, несмотря на молодость, стал незаменимым членом организации, в которой состоял мой муж. Дмитрий делал это намеренно, предчувствуя свой конец в каждом новом припадке. Таким образом он готовил себе преемника. Конечно, я была против, потому что больше всего боялась за сына, но понимала, что задача матери — вырастить своих детей честными, поэтому не мешала происходящему.

Муж скончался в 1906 году после сильнейшего припадка. Началась горячка, и он умер совершенно так же, как и его отец, не приходя в сознание.

Алексей стал работать больше, но не оставлял деятельности в тайном обществе до того злополучного момента, пока однажды вечером не был взят жандармами при разгроме очередной уличной демонстрации. К несчастью, именно в этот день кто-то из террористов стрелял в Коломийцева Ивана, и моего сына несправедливо обвинили в покушении на убийство.

Подобную биографию можно смело брать как фундамент для построения сценического образа госпожи Соколовой.

Любой актерский и тем более режиссерский курс интересен тем, насколько разные личности здесь собрались. Выполнение заданий педагога, его качество и содержание отличает индивидуальные особенности того или иного студента как в практической работе (упражнение, этюд, отрывок), так и в теоретической (например, реферат по личности какого-нибудь актера, режиссера или, как в данном случае, сочинение биографии образа).

Творческий подход прослеживается в сочинении биографии Якорева, роли третьего плана в пьесе, но имеющей важное социальное значение.

ЯКОРЕВ

Я, Якорев Аркадий Юрьевич, родился в 1885 году. Отца не помню, он скончался от удара, когда мне было четыре года. Служил судебным следователем, быстро продвигался по службе, получая весьма приличное жалование, но при этом вел жизнь весьма беспорядочную, тратил деньги без счета и не вылезал из долгов. Поэтому после его смерти я и мать остались ни с чем.

Детство мое прошло на окраине города, где мы жили в маленьком домишке на грошовую пенсию за отца. Матушка была женщиной весьма утонченной, из хорошей семьи (ее отец был уездным предводителем местного дворянства).

Жизнь в нищете угнетала ее. В любой ситуации, даже покупая продукты на рынке, она пыталась показать свое превосходство над окружающими людьми. За это соседи дали ей прозвище «Графиня», произносимое с уничижительным оттенком. Я тоже не любил мать, так как она круглосуточно пыталась привить мне хорошие манеры с помощью долгих и нудных уроков, дабы, по ее выражению, воспитать во мне истинного русского дворянина. Результатом такого домашнего образования явилось лишь то, что я теперь довольно неплохо говорю по-французски. Кроме того, она воспитала во мне стремление подняться наверх, к власти, почету и достатку. Я чувствую, что вполне заслуживаю этого.

Несмотря на нашу бедность, мать наскребла денег на мое обучение в гимназии. Я переехал жить в гимназический пансион. Взаимоотношения между детьми были здесь предельно просты: ученики второго класса били учеников первого класса и командовали ими, то же происходило и с учениками третьего и второго классов. Я легко вошел в систему, охотно выполняя распоряжения старших и с удовольствием командуя младшими. Иногда думаю, что мог бы стать неплохим военным.

Учение мне не давалось. Я был и остаюсь человеком практического склада ума, мне было трудно запоминать и пересказывать различные абстрактные рассуждения и формулы, которые нигде в жизни не могли пригодиться. Поэтому большая часть скудных сбережений моей матери уходила на подарки учителям и директору, за счет чего я продержался в гимназии почти до 17 лет.

В 1902 году, перед приездом инспекции из столицы, меня все-таки исключили. Я отнесся к этому весьма равнодушно, но для матери это стало страшным ударом. Тотчас же она, забыв свою гордость, бросилась хлопотать по различным учреждениям в надежде хоть куда-нибудь меня пристроить.

Наконец, господин полицмейстер Коломийцев, бывший приятель моего отца, дал мне место околоточного надзирателя.

Служба мне нравится. В моем ведении находятся три улочки, населенные преимущественно мещанами и мелкими служащими. В таком захолустье я, как представитель власти, царь и бог. Когда прохожу по улице, встречающиеся люди торопливо снимают шапки и низко кланяются мне. В разговоре каждый из них норовит назвать меня «ваше благородие», хотя я не чиновник. Под моим руководством пятеро городовых, здоровенные и тупые деревенские мужики. Каждый из них мне в отцы годится, но при этом меня уважают и безмерно боятся. Это тешит мое самолюбие.

Я получаю всего 35 рублей в месяц. Конечно, трудно хорошо жить на эти деньги, поэтому приходится экономить и добывать где-то дополнительные средства. Например, я совершенно бесплатно стригусь и бреюсь у парикмахера с моего околотка и у него же беру одеколон и бриллиантин для волос. Кому он может на меня пожаловаться? К нам в участок? Ему же будет хуже. Сапожник Мамедов, не имеющий паспорта, мещанка Зорина, занимающаяся проституцией без желтого билета, скупщик краденого Котов и многие другие ежемесячно платят мне. В целом набегает весьма приличная сумма. Я не вижу в своих действиях ничего зазорного: так принято и так зарабатывают на жизнь все мои сослуживцы.

В часы досуга мы с товарищами собираемся вместе, играем в карты или сидим в трактире. Иногда я хожу в синематограф, но только с барышнями; фильмы сами по себе меня мало интересуют. Читаю в основном газеты, выписываю «Ведомости» и журнал «Нива». По своим политическим убеждениям я более всего симпатизирую Союзу русского народа, черносотенцам, но наш участковый пристав считается либералом и октябристом, поэтому я стараюсь на службе о политике не говорить.

Во время событий 1905 года я участвовал в подавлении восстания в нашем городе. При разгоне демонстрации первым открыл огонь на поражение по толпе бунтовщиков. При этом застрелил одного человека и ранил троих.

Один из раненых оказался чуть ли не главой восстания, за что я получил личную благодарность господина полицмейстера.

После скандала с покушением на Коломийцева и его последующей отставкой я решил поближе познакомиться с этим человеком. При этом исходил из следующих соображений. Коломийцев — это фигура, и фигура значительная, с большими связями. Раньше к нему было и не подступиться, но сейчас наши положения в обществе почти уравнялись. Но не думаю, чтобы эта отставка затянулась надолго. А когда он вновь окажется у власти, почему бы ему не вспомнить о тех, кто был рядом в тяжелые минуты? К тому же, он хорошо знал моего отца. Может же Коломийцев сделать меня хотя бы помощником участкового пристава? И, в конце концов, приходя к нему, я ничего не теряю, а приобрести могу очень многое. Поэтому я стал бывать у бывшего полицмейстера и узнал его семью.

Мы познакомились с увлекательным рассказом о человеке с отрицательными человеческими качествами. Интересно следить, как постепенно и в силу каких причин формировался характер Якорева. Заслуживает внимания язык сочинения образа. Это язык Якорева. Студент заимствует его у М. Горького и правильно делает. Все молодые люди пишут от лица образа, но в данном случае стилистика составляет 90 % авторской. Заслугой этого сочинения является и то, что в биографии Якорева прослеживается перспектива роли околоточного.

И последний пример. Когда на курсе зачитывалась биография няньки Федосьи, все буквально внимали рассказу и тут же одобрительно приняли сочинение. Язык простой русской женщины, которым была написана биография, покорил нас. Студенткой явно была заявлена речевая характерность будущей роли, разрушать которую и корректировать не имело никакого смысла. Такая заявка на определение внутренней, внешней или речевой характерности — большой шаг в создании верного образа персонажа. У девушки это получилось отлично.

ФЕДОСЬЯ

Уж про свое детство я и не упомню теперь. Много нас у матушки с батюшкой было, почитай человек семь али восемь. И хотя я-то и не старшей была, а все равно и восьми лет от роду не было, как работать пошла на хозяйский двор. Повезло мне тогда, у крестной моей (она кухаркой в доме была) ребятенок был маленький, она-то все в кухне, вот меня и взяла в помощницы, где чего подать, поднести. Ну, а в основном с ребенком ейным нянчиться. Ой, и хорошо было. Утром с ним гулять ходила, покормлю, спать уложу, тогда и крестной помогу, а потом снова гулять. А тут и у хозяев ребенок народился, стали было няньку искать, а я на виду, да все с дитем, ну, меня и взяли. Стала я в хозяйском доме жить, а вечерами в деревню бегала с подружками гулять.

Дети у хозяйки нарождались чуть не каждый год. А я и радуюсь, место теплое, сытное, да и с ребятишками хорошо. Добрые росли, ласковые, ко мне-то как к матери — с любовью. Младшенький, Сашенька уж больно любил сказки.

Бывало, и спать не ложится, пока не послушает. Потом-то вырос, хозяйство заместо отца принял. Больно, говорят, строг был, теперь-то уж в земле лежит. Царство ему небесное. Все бы хорошо, да с хозяйкой я своей не в ладу жила. Сначало-то ничего, а как стала я с ребятами-то гулять да замуж сбираться, тут-то наша дружба и врозь. Ходил все за мной парень Ванечка. Он и к отцу свататься ездил. Уж и отец позволил, и я вся готова, а хозяйка ни в какую. Не пущу, говорит, тебя да и все. В детской запирать стала. Походил мой Ванечка на двор-то к нам с месяцок, да и перестал. На другой женился. Уж я плакала и сбегала, а все одно. Потом успокоилась, да только хозяйкуто не простила. Теперь уж понимаю, боялась она, что детей ее разлюблю, коль свои появятся. Ладно, думаю, что бог-то не делает, все к лучшему, кто знает, как бы жизнь-то сложилась. Только гулять перестала, в доме сидела. А деток хозяйских еще пуще полюбила, своих-то нет. Да только выросли они.

Старшенькая меня к себе в дом забрала: прежняя нянька померла, а трое деток осталися. Не долго я у них жила, лет, может, восемь. Было мне в ту пору 35, а хозяину 40, вот он и повадился захаживать, вроде «детей проведать», со мной о них поговорить. А сам то за коленки хватает, то, как переодеваюсь, подглядывает. Я уж не стала хозяйке говорить. А только уйти попросилась, мол, дети выросли. Хозяйка к своей двоюродной сестре меня отправила, та вот-вот родить должна была. Переехала я к ним в город. Дома все каменные, темные. Больно я по деревне-то тужила, по лесу, по полям. Ну уж, что делать, на то, знать, воля божья. Родила хозяйка девочку, хорошенькую, с первой минуты я ее приняла. Ближе, чем родная, сделалась. Потом братик ее, да другие детки. Веселые, смешные. И заметить-то не успела, как старшенькая замуж вышла, а меня, старуху, к себе взяла. Говорит, привыкла. Да и за детьми смотреть надо. Сонюшка моя уж больно веселая была, все в игры играла да в театры. И муж ее тоже ничего. Вместе они представления давали да сами по гостям ездили. Наряжались, бывало, долго (Сонюшка-то всегда наряжаться любила), а потом уедут и нету их, и нету, бывало, уж сама спать лягу, а их все нету. Зато не ругались, в мире жили. Все мои детки в дружбе жили: и Андрюша к нам приходил, и Сашенька. Они с Сонюшкой да с мужем ее спектакли ставили. Бывало, всех соседей пригласят. Ох, уж и хорошо было.

Надя только болела иногда, то корь, то простуда. Отец ее уж больно любил, все подарки дарил, видно, жалко было. Потом Люба родилась. Хорошая была девочка.



Pages:   || 2 |
 
Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РФ ДЕПАРТАМЕНТ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ НАСЕЛЕНИЮ Г. ИРКУТСКА ИРКУТСКИЙ ГОРОДСКОЙ РЕВМАТОЛОГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР Т.И. Злобина ОСОБЕННОСТИ ВЕДЕНИЯ БЕРЕМЕННЫХ С СИСТЕМНОЙ КРАСНОЙ ВОЛЧАНКОЙ Методические рекомендации для врачей. Под редакцией А.Н. Калягина. г. Иркутск 2008 г. 1 УДК 616.12-008.46-002.77:502:613.1 ББК 57.3 З Автор: Злобина Тамара Исаевна – главный ревматолог Департамента здравоохранения и социальной помощи населению Комитета по...»

«сРЕДНЕЕ ПРОФЕссИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ П.А. ЕгОРОВ, В.Н. РуДНЕВ ОсНОВы этИкИ И эстЕтИкИ Рекомендовано ФГУ Федеральный институт развития образования в качестве учебного пособия для использования в учебном процессе образовательных учреждений, реализующих программы среднего профессионального образования УДК 17(075.32) ББК 87.7я723 Е30 Рецензенты: Б.М. Балоян, директор ГОУ СПО МО Колледж „Угреша“ (г. Дзержинский), д-р техн. наук, проф., В.В. Васильев, преподаватель социально-экономических дисциплин...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирский федеральный университет Гелецкий В.М. ТЕОРИЯ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И СПОРТА Учебное пособие Красноярск 2008 Автор-составитель: Гелецкий В.М., к.п.н., профессор кафедры теоретических основ физической культуры ФФКиС СФУ. Теория физической культуры и спорта. Учебное пособие /Сиб. федер. ун-т; [Сост. В.М. Гелецкий]. Красноярск: ИПК СФУ, 2008. 342 с. Учебное...»

«Муниципальное учреждение культуры Централизованная библиотечная система г.Архангельска Центральная городская библиотека им. М.В. Ломоносова Список новых книг, поступивших в библиотеки ЦБС. III кв. 2011 г. Архангельск 2011 1 СОДЕРЖАНИЕ Естественные науки 3 Техника. Технические науки 3 Здравоохранение. Медицинские науки 4 Общественные науки 4 История. Исторические науки 5 Экономика. Экономические науки 7 Право. Юридические науки Физическая культура и спорт Языкознание Фольклор. Фольклористика...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Восточно-Сибирский государственный технологический университет Кафедра Технология молочных продуктов. Товароведение и экспертиза товаров ТОВАРОВЕДЕНИЕ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО СЫРЬЯ И ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ Методические указания к выполнению лабораторных работ для студентов очного обучения специальности 100103 Социально-культурный сервис и туризм специализации Ресторанный сервис Составители: канд.техн.наук Бадлуева А.В. канд.техн.наук Убеева С.Г. Подписано в печать...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ КАФЕДРА ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРОЙ Т.В. ВЛАСОВА М.Д. СУЩИНСКАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ЭКСПЕРТИЗА Учебное пособие 2 ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ ББК В Власова Т.В., Сущинская М.Д. Социальная экспертиза: Учебное пособие.– СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2009.– 152...»

«Филиал Российского государственного университета физической культуры, спорта и туризма в г. Иркутске КАФЕДРА ТЕОРИИ И МЕТОДИКИ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И СПОРТА Автор-составитель: профессор кафедры Воробьева Е.В. Методические указания для студентов 4 курса заочной формы обучения по дисциплине Теория физической культуры и спорта по специальности 032101.65 Физическая культура и спорт УТВЕРЖДЕНО на заседании кафедры ТиМФКиС протокол № от Зав. кафедрой М.В. Иванова Иркутск, 2009г. Пояснительная записка...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВПО УрФУ имени первого Президента России Б.Н.Ельцина Е.А.Зиновьева Основывекторнойграфики.ПакетCorelDraw Учебное электронное текстовое издание Подготовлено кафедрой Культурология и дизайн Научный редактор: доц., канд. техн. наук А.В. Кибардин Методические указания к лабораторным работам по курсу Компьютерные технологии для студентов дневной формы обучения специальности 070601 Дизайн. Содержат описание векторной модели хранения...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛЕСОТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра экономической теории Л.Л. БОРОВСКИХ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ по экономическому обоснованию дипломной работы на тему Разработка тура для студентов специальности 100103 Социально-культурный сервис и туризм, направления 100100 Туризм Екатеринбург 2008 Печатается по рекомендации методической комиссии Гуманитарного факультета, протокол № 1 от 08.09.2007 г. Рецензент доцент канд. экон. наук М.В. Ежова...»

«А. В. Бабкин Специальные виды туризма учебное пособие А. В. Бабкин Предлагаемое учебное пособие является циклом лекций по дисциплинам Международный туризм и Специальные виды туристской деятельности, служит теоретической основой для изучения специальных видов туризма, таких, как религиозный, лечебно-оздоровительный, экологический, горнолыжный, событийный, экстремальный, круизный туризм. В учебном пособии подробно рассмотрены различные подходы к классификации туристской деятельности,...»

«Управление культуры и архивного дела ТОГБУК Тамбовская областная детская библиотека В. И. Вернадский: предвидевший будущее (К 150-летию со дня рождения) Методико-библиографические материалы Тамбов 2013 Печатается по решению редакционно-издательского совета Тамбовской областной детской библиотеки Автор-составитель Косова Тамара Анатольевна заведующий отделом краеведения Редактор Гребенникова Елена Васильевна заместитель директора по библиотечной работе Тамбовской областной детской библиотеки...»

«2 СОДЕРЖАНИЕ 1. Рабочая программа дисциплины 4 - 12 2. Краткое изложение лекционного материала 13 - 65 3. Методические указания к семинарским занятиям 66 – 75 4. Методические указания по самостоятельной работе 76 5. Контроль знаний 77 – 82 6. Интерактивные технологии и инновационные методы, используемые в образовательном процессе 83. 3 ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Программа дисциплины Проблемы теории государства и права разработана на основании ВПО по направлению 030500.62 - юриспруденция и Рабочего...»

«Алексей Сергеевич Кусков Гостиничное дело: учебное пособие Кусков А. С. Гостиничное дело Учебное пособие Предисловие Одной из важнейших отраслей туристской индустрии является гостиничное хозяйство. Гостиничная индустрия специа лизируется на предоставлении одной из важнейших (наряду с перевозками) туристских услуг – услуги размещения. В ряде случаев в гостиничное дело включается и предоставление услуг питания. Тем самым современные гостиничные услуги предстают в форме комплексног о пакета...»

«Министерство аграрной политики Украины Государственный комитет рыбного хозяйства Украины КЕРЧЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МОРСКОЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА В РЫБОВОДСТВЕ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ по выполнению практических заданий и планы практических занятий для студентов направления подготовки бакалавров 6.090201 Водные биоресурсы и аквакультура Керчь, 2010 2 Автор: Яркина Н.Н., к.э.н., доцент кафедры экономики предприятия КГМТУ Рецензент: Демчук О.В., к.э.н., доцент, зав....»

«И.П. Куценко, И.П. Сокур ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДИКА ЗАНЯТИЙ НАСТОЛЬНЫМ ТЕННИСОМ Омск • 2012 Министерство образования и науки РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия (СибАДИ) И.П. Куценко, И.П. Сокур ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДИКА ЗАНЯТИЙ НАСТОЛЬНЫМ ТЕННИСОМ Учебно-методическое пособие для специалистов физической культуры и студентов Омск СибАДИ 2012 УДК 796.34 ББК 75 К 9 Рецензенты:...»

«Механизация ветеринарно-санитарных работ на животноводческих фермах: машины и оборудование : учебно-методическое пособие : [для вузов по специальностям 110401 Зоотехния, 111201 Ветеринария], 2010, 36 страниц, 586341331X, 9785863413310, МГАВМИБ, 2010. Пособие предназначено для лабораторно-практических занятий студентов очного, заочного и вечернего отделений факультетов ветеринарной медицины, зоотехнологий и агробизнеса Опубликовано: 8th March Механизация ветеринарно-санитарных работ на...»

«2011 год Для заметок 2 Для заметок РАБОЧАЯ ТЕТРАДЬ РЕЖИССЕРА Составитель Алексей Штаер Азово - 2011 3 Рабочая тетрадь режиссера: сборник сценариев Азово, 2011. - 144 стр. Сборник сценариев рассказывает как правильно написать сценарий, предлагает конкретные и детально проработанные сценарии, которые помогут как профессионалам, так и начинающим организаторам. Издание сборника осуществлено BiZ-Образовательно-информационным центром при финансовой поддержке Федерального министерства внутренних дел...»

«Министерство сельского хозяйства РФ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Мичуринский государственный аграрный университет КАФЕДРА РАСТЕНИЕВОДСТВА УТВЕРЖДЕНО протокол № 3 методической комиссии Плодоовощного института от 19 ноября 2007г. МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ по проведению учебной практики по дисциплине РАСТЕНИЕВОДСТВО для студентов 2 курса Плодоовощного института им. И.В.Мичурина, обучающихся по специальности 110202 – Плодоовощеводство и...»

«МИНИСТЕРСТВО СПОРТА, ТУРИЗМА И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма (ГЦОЛИФК) Иркутский филиал ФГБОУ ВПО РГУФКСМиТ КАФЕДРА ТЕОРИИ И МЕТОДИКИ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И СПОРТА Автор-составитель: профессор кафедры Воробьева Е.В. Методические указания для выполнения практических и лабораторных работ по...»

«Филиал Российского Государственного университета физической культуры, спорта и туризма в г. Иркутске Кафедра Спортивных игр МАСЮКОВ А. Э. Методические указания для самостоятельной работы по дисциплине СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ КАРАТЭ для студентов 2 курса профессиональной переподготовки Специальность 032101.65 - Физическая культура и спорт по специализации: Теория и методика избранного вида спорта Утверждено: Протокол заседания кафедры № 2 от 26 октября 20101 Зав. кафедрой _ Орлова С. В. Иркутск, 2011 г....»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.