WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 |

«ХРЕСТОМАТИЯ ПО ЭТНОЛОГИИ Учебное пособие для аудиторной и внеаудиторной работы студентов Электронное издание КРАСНОЯРСК 2013 ББК 81.2 Х 917 Составитель: Кандидат педагогических наук, доцент ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

«КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В.П. Астафьева»

ХРЕСТОМАТИЯ

ПО ЭТНОЛОГИИ

Учебное пособие для аудиторной и внеаудиторной работы студентов Электронное издание

КРАСНОЯРСК

2013 ББК 81.2 Х 917 Составитель:

Кандидат педагогических наук, доцент И.П. Селезнева Рецензенты:

Доктор филологических наук, профессор КГПУ им. В.П. Астафьева Н.А. Коваленко Кандидат культурологии, доцент КрасГАУ Л.Ю. Айснер Кандидат педагогических наук, доцент СибГТУ Н.А. Груба X 917 Хрестоматия по этнологии: учебное пособие для аудиторной и внеаудиторной работы студентов / сост. И.П. Селезнева; – Электрон. дан. / Краснояр. гос. пед. ун-т им. В.П. Астафьева. – Красноярск, 2013. – Систем. требования: РС не ниже класса Pentium I ADM, Intel от 600 MHz, 100 Мб HDD, 128 Мб RAM; Windows, Linux; Adobe Acrobat Reader. – Загл. с экрана.

ISBN 978-5-85981-559- Включает наряду с фрагментами научных трудов по этнографии, этнологии и межэтнической коммуникации такие разделы, как «Персоналии»;

«Словарь понятий и терминов теории этногенеза Л.Н. Гумилева»; библиографический список; список рекомендуемой литературы.

Предназначено для студентов начальных курсов языковых и неязыковых вузов, учащихся средних школ с расширенным преподаванием предметов гуманитарного цикла, а также широкого круга лиц, изучающих основы этнологии и культурологии самостоятельно.

Издается при финансовой поддержке Министерства образования и науки РФ в рамках проекта № 06/12 «Исследование проблем развития человека на базе Гуманитарной платформы “Инновационный человек”» Программы стратегического развития КГПУ им. В.П. Астафьева на 2012–2016 годы.

ББК 81. ISBN 978-5-85981-559-3 © Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева, © Селезнева И.П., составл.,

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие





Тема 1. Этнология как наука: методы этнологии........... Введение. Становление этнологии как науки (этнографическое описание – от Геродота до наших дней)

Геродот. Скифия и скифы

Н.Н. Миклухо-Маклай:

Папуасы Новой Гвинеи и Океании

М.Б. Бадмаева. Традиционная культура эвенков........ Тема 2. Основные этнологические школы

Введение. Интерпретация этнокультурных данных различными этнологическими школами и направлениями

Тайлор Э.Б. Первобытная культура

Леви-Брюль Л. Первобытное мышление

Тема 3. Происхождение этносов:

концепция этногенеза Л.Н. Гумилева

Л.Н. Гумилев. От Руси к России.

Очерки этнической истории

Словарь понятий и терминов теории этногенеза Л.Н. Гумилева

Тема 4. Традиционная культура и современность

Дж. Фрэзер. Золотая ветвь:

Специфика восприятия и мышления в традиционной (архаической) культуре

Тема 5. Межэтнические коммуникации

Бердяев Н.А. Судьба России.

Опыты по психологии войны и национальности

Гумилев Л.Н. Об освоении Сибири

Абдулаева М. Призрак хиджаба давно бродит по Европе

Персоналии

Морган Льюис Генри

Фробениус Лео

Малиновский Бронислав Каспер

Боас Франц

Леви-Строс Клод

Херсковиц Мелвилл Джин

Стюард Джулиан Хейнс

Словарь этнологических терминов

Библиографический список

Рекомендуемая литература

ПРЕДИСЛОВИЕ

Этнология в структуре ООП относится к гуманитарному циклу и входит в число дисциплин по выбору студента.

Содержание курса по этнологии объясняет причины многообразия культур народов мира и России, их самобытность и уникальность. Большое внимание уделяется этническим процессам в мире и межэтнической коммуникации, причинам этнических конфликтов и способам их разрешения.

В результате изучения этнологии формируется общекультурная компетенция – способность осмысливать основные закономерности историко-культурного развития человека и человечества, анализировать и обобщать этнографическую информацию.

Материалы, собранные в настоящем издании, дополняют учебник по этнологии и позволяют лучше понять процесс исторического развития этнологии в целом. С другой стороны, они предлагают помощь в проработке определенных вопросов и проблем на практических занятиях, включая написание докладов, рефератов и курсовых работ по лингвокультурологии.

Целевая группа: предназначено для студентов начальных курсов языковых и неязыковых вузов, учащихся средних школ с расширенным преподаванием предметов гуманитарного цикла, а также широкого круга лиц, изучающих основы этнологии и культурологии самостоятельно.

Цель пособия – сформировать у обучающихся соответствующее современному уровню мировой этнографической науки представление об этнической картине мира.

Материалы, собранные в настоящем издании, дополняют учебник по этнологии и позволяют лучше понять процесс исторического развития этнологии в целом. С другой стороны, они предлагают помощь в проработке определенных вопросов и проблем на практических занятиях, включая написание докладов, рефератов и курсовых работ по лингвокультурологии.





В соответствии с поставленной целью пособие призвано решить следующие задачи:

– закрепить усвоенные в ходе лекционного курса базовые знания об этническом многообразии современного мира, методических и методологических подходах в его изучении;

– научить анализировать современные представления об этносе, этническом самосознании и межэтнических процессах;

– показать методы анализа конкретного этнического эмпирического материала на базе теоретических концепций.

Структура пособия: пособие включает наряду с фрагментами научных трудов по этнографии, этнологии и межкультурной коммуникации такие разделы, как «Персоналии»; «Словарь понятий и терминов теории этногенеза Л. Н. Гумилева»; библиографический список: список рекомендуемой литературы.

Материал пособия сгруппирован по разделам в соответствии с проблемно-хронологическим принципом. В хрестоматию включены как оригинальные источники, так и адаптированные для студентов тексты.

Тексты в хрестоматии подбирались по следующим принципам: по степени важности для возникновения и развития этнологии как самостоятельной научной дисциплины;

научной и практической значимости с точки зрения усвоения и приобретения этнологических знаний студентами.

В пособие включены как оригинальные авторские тексты, так и интернет-ресурсы, в первую очередь сайта «Хронос – всемирная история в Интернете // http://www.hronos.

km.ru/»; сайта Учебно-методический проект «Хрестоматия по культурологии». URL: kulturoznanie.ru, а также материалы ряда печатных изданий.

При составлении учебного пособия автор руководствовался принципами новизны и информативности. При написании пособия использовались новейшие исследования, материалы и теоретические разработки ведущих отечественных и зарубежных ученых. Представлены современные подходы к анализу базовых понятий и концептов этнологии. Информационная (содержательная) часть пособия отвечает требованиям Государственного образовательного стандарта ВПО.

Учебное пособие дает возможность выбора методической схемы освоения материала. С этой целью к каждой теме и в целом ко всему материалу имеется развернутый справочный аппарат. Это позволяет получить представление обо всех материалах пособия и найти нужную информацию.

Введение. Становление этнологии как науки (этнографическое описание – Этнология как наука еще проходит этап своего становления: первые этнологические научные общества и музеи открылись в XIX веке: 1837 году в Санкт-Петербурге, 1848 году в Копенгагене, 1868 в Берлине. Первая диссертация по этнологии защищена в 1867 году, первый номер научного журнала «Zeitschrift fr Ethnologie» вышел в свет в 1869 году.

Методы, которые используются для проведения этнологического описания (исследования) заимствованы из смежных дисциплин: истории, лингвистики, психологии.

Комплекс методов этнологических исследований, согласно А.П. Садохину, включает в себя:

– изучение письменных источников;

– изучение устных преданий;

– использование археологических и антропологических материалов;

– сопоставление языков (сравнительное языкознание), – анализ статистических источников;

– полевые исследования [Садохин, 2000, c. 21].

Представленные ниже три варианта этнологического описания (античного историка и географа Геродота, известного русского путешественника Н.Н. Миклухо-Маклая и современного исследователя М.Б. Бадмаевой) иллюстрируют этапы развития этнологии и ее методов.

Попытки систематизировать сведения об «иных» народах и землях относятся к эпохе Античности: первые этнографические описания мы встречаем у Геродота. Источником сведений для Геродота служат рассказы и наблюдения его современников: мы не можем с достоверностью утверждать, что сам Геродот побывал на территории тех племен, быт, обычаи и культуру которых он описывает.

По мере развития этнографии и антропологии наибольшую ценность получают те этнографические описания, авторы которых сами длительное время находились на территории племени, этнографическое изучение которого они ставили своей целью. Блестящим примером такого описания могут служить дневники Н.Н. Миклухо-Маклая, прожившего несколько лет среди папуасов Новой Гвинеи и Океании и составившего характеристику их материальной и духовной культуры.

В наше время ученые-этнографы занимаются исследованием не только истории, быта, обычаев и традиций народа; их интересуют такие проблемы, как этническая идентичность, этнические контакты и конфликты. При составлении этнографического описания используются статистические данные, выдержки из документов и нормативных постановлений, регулирующие межэтнические отношения.

Примером такого описания служит статья М.Б. Бадмаевой «Традиционная культура эвенков» [Бадмаева, 2005].

Скифы. Рельеф чаши из кургана Куль-Оба (Эрмитаж) Историческая справка: Скифия Скифы сыграли чрезвычайно большую роль в исторических судьбах многих народов нашей страны и внесли огромный вклад в сокровищницу мировой культуры. Без знания истории скифов, их социально-экономического развития и культуры невозможно понять древнюю историю Евразийского региона.

Скифская история занимает видное место и в изучении общеисторического процесса в целом. Хронологически она охватывает время, когда на территории Северного Причерноморья развивались античные рабовладельческие города и государства. С VII–VI столетий до н.э. начались регулярные контакты греков с населением Припонтийского региона, что повысило интерес греческих купцов и колонистов к осваиваемому ими краю. Отсюда родилась литература, сохранившая для нас сведения о целом ряде народов, и о скифах в том числе.

Древние писатели оставили нам не очень много сведений о Скифии и скифах. Но в совокупности они дают богатый материал для изучения одного из древнейших народов, не имевшего своей письменности. Скифы получили весьма большую популярность в художественной литературе и в изобразительном искусстве, им посвящено много исследовательских работ. История скифов реконструируется не только по свидетельствам древних авторов. Наиболее ранние упоминания о народе «ашкуза», или «ишкуза», известны из клинописных текстов государств Передней Азии, и исследователи идентифицируют название «ишкуза» («ашкуза») со скифами. Подобное отождествление дает основание поместить скифов на арену борьбы между государствами Малой и Передней Азии уже в VII в. до н.э. Нам пока неизвестно, откуда и каким путем проникли скифские орды на территории государств Древнего Востока. Из «Истории»

Геродота следует, что в начале VI в. до н.э. скифы были разгромлены мидийским царем Киаксаром, после чего им пришлось уйти в районы Северного Причерноморья.

Цит. по: Скифы: хрестоматия / сост., введ., коммент.

Т.М. Кузнецовой. М., 1992. С. 3–14.

Геродот (между 490 и 480 – ок. 425 до н. э.) Геродот (между 490 и 480 – ок. 425 до н.э.) – древнегреческий историк, прозванный «отцом истории». Автор сочинений, посвященных описанию греко-персидских войн с изложением истории государства Ахеменидов, Египта и др.; дал первое систематическое описание жизни и быта скифов.

Геродот – один из первых географов и ученыхпутешественников. На основании виденного и расспросных сведений дал первое общее описание известного тогда мира.

Для написания своей знаменитой «Истории», как предполагается, объехал почти все известные страны своего времени: Грецию, Южную Италию, Малую Азию, Египет, Вавилонию, Персию, посетил большинство островов Средиземного моря, побывал на Черном море, в Крыму (вплоть до Херсонеса) и в стране скифов. Автор сочинений, посвященных описанию греко-персидских войн с изложением истории государства Ахеменидов, Египта и др.; дал первое описание жизни и быта скифов.

Геродоту принадлежит первое дошедшее до нас описание Скифии и народов, населяющих ее, главным образом по расспросам сведущих лиц из числа греческих колонистов (нет доказательств, что Геродот побывал в крымских и приазовских городах). В своих описаниях Геродот пересказывает много мифов о происхождении скифского народа, в которых большая роль отводится Геркулесу.

Геродот. История. Книга четвертая.

5. По рассказам скифов, народ их – моложе всех. А произошел он таким образом. Первым жителем этой еще необитаемой тогда страны был человек по имени Таргитай. Родителями этого Таргитая, как говорят скифы, были Зевс и дочь реки Борисфена (я этому, конечно, не верю, несмотря на их утверждения). Такого рода был Таргитай, а у него было трое сыновей: Липоксаис, Арпоксаис и самый младший – Колаксаис. В их царствование на Скифскую землю с неба упали золотые предметы: плуг, ярмо, секира и чаша [6]. Первым увидел эти вещи старший брат. Едва он подошел, чтобы поднять их, как золото запылало. Тогда он отступил, и приблизился второй брат, и опять золото было объято пламенем. Так жар пылающего золота отогнал обоих братьев, но когда подошел третий, младший, брат, пламя погасло, и он отнес золото к себе в дом. Поэтому старшие братья согласились отдать царство младшему.

6. Так вот, от Липоксаиса, как говорят, произошло скифское племя, называемое авхатами, от среднего брата – племя катиаров и траспиев, а от младшего из братьев – царя – племя паралатов. Все племена вместе называются сколотами, т.е. царскими. Эллины же зовут их скифами.

7. Так рассказывают скифы о происхождении своего народа. Они думают, впрочем, что со времен первого царя Таргитая до вторжения в их землю Дария прошло как раз только 1000 лет [7]. Упомянутые священные золотые предметы скифские цари тщательно охраняли и с благоговением почитали их, принося ежегодно богатые жертвы. Если кто-нибудь на празднике заснет под открытым небом с этим священным золотом, то, по мнению скифов, не проживет и года. Поэтому скифы дают ему столько земли, сколько он может за день объехать на коне [8]. Так как земли у них было много, то Колаксаис разделил ее, по рассказам скифов, на три царства между своими тремя сыновьями. Самым большим он сделал то царство, где хранилось золото. В области, лежащей еще дальше к северу от земли скифов, как передают, нельзя ничего видеть и туда невозможно проникнуть из-за летающих перьев. И действительно, земля и воздух там полны перьев, а это-то и мешает зрению.

31. Об упомянутых перьях, которыми, по словам скифов, наполнен воздух и оттого, дескать, нельзя ни видеть вдаль, ни пройти, я держусь такого мнения. К северу от Скифской земли постоянные снегопады, летом, конечно, меньше, чем зимой. Таким образом, всякий, кто видел подобные хлопья снега, поймет меня; ведь снежные хлопья похожи на перья, и из-за столь суровой зимы северные области этой части света необитаемы. Итак, я полагаю, что скифы и их соседи, образно говоря, называют снежные хлопья перьями.

Комментарии [6]. Упомянутые Геродотом золотые предметы почитались скифами. Так, в кургане Гелермес найдена золотая секира, служившая, по-видимому, предметом культа.

7]. Тысячелетнее царство – восточное учение, распространенное также у римлян и этрусков.

[8]. Ср. рассказ «Сколько человеку земли нужно»

Л.Н. Толстого, сюжет которого навеян этой новеллой Геродота.

[9]. Вероятно, Геродот имеет в виду метель и вьюгу.

17. Ближе всего от торговой гавани борисфенитов [14] (а она лежит приблизительно в середине всей припонтийской земли скифов) обитают каллипиды – эллинские скифы; за ними идет другое племя под названием ализоны.

Они наряду с каллипидами ведут одинаковый образ жизни с остальными скифами, однако сеют и питаются хлебом, луком, чесноком, чечевицей и просом. Севернее ализонов живут скифы-земледельцы [15]. Они сеют зерно не для собственного пропитания, а на продажу. Наконец, еще выше их живут невры, а севернее невров, насколько я знаю, идет уже безлюдная пустыня. Это – племена по реке Гипанису к западу от Борисфена.

18. За Борисфеном же со стороны моря сначала простирается Гилея, а на север от нее живут скифы-земледельцы.

Их эллины, живущие на реке Гипанис, называют борисфенитами, а сами себя эти эллины зовут ольвиополитами.

Эти земледельцы-скифы занимают область на три дня пути к востоку до реки Пантикапа [16], а к северу – на одиннадцать дней плавания вверх по Борисфену. Выше их далеко тянется пустыня. За пустыней живут андрофаги – особое, но отнюдь не скифское племя. А к северу простирается настоящая пустыня, и никаких людей там, насколько мне известно, больше нет.

19. Восточнее этих скифов-земледельцев, на другой стороне реки Пантикапа, обитают скифы-кочевники; они вовсе ничего не сеют и не пашут. Во всей земле скифов, кроме Гилеи, не встретишь деревьев. Кочевники же эти занимают область к востоку на десять дней пути до реки Герра.

20. За рекой Герром идут так называемые царские владения. Живет там самое доблестное и наиболее многочисленное скифское племя. Эти скифы считают прочих скифов себе подвластными. Их область к югу простирается до Таврики, а на восток – до рва, выкопанного потомками слепых рабов, и до гавани у Меотийского озера по имени Кремны.

Другие же части их владений граничат даже с Танаисом [17].

Севернее этих царских скифов живут меланхлены – другое, не скифское племя. Севернее меланхленов, насколько мне известно, простирается болотистая и безлюдная страна.

Комментарии [14]. Город Ольвия. Геродот описывает торговый путь от устья совр. Днепра на север. Греки, по-видимому, поднимались вверх по Днепру до больших порогов ниже совр. Днепропетровска. Туда, вероятно, приходили купцы из Скандинавии для меновой торговли.

[15]. Скифы-земледельцы () названы так по созвучию их племенного названия (ВДИ, 1946, 2, стр. 42).

[16]. Геродот описывает область между совр. Южным Бугом и низовьями Днепра.

[17]. Главное скифское племя, по Геродоту, жило в области, ограниченной на западе совр. Днестром, на севере – р. Конской и Донцом, на востоке – Азовским морем. Южной границей Скифской области была горная цепь Тавр (Яйла).

В Неаполе у совр. Симферополя раскопаны остатки резиденции скифских царей и в так называемом Золотом Кургане (525 – 500 гг.) найдены богатые скифские погребения.

Золотая бляшка с изображением крылатой богини. IV в. до н.э.

Что же до скифских обычаев, то они таковы. Скифы почитают только следующих богов. Прежде всего – Гестию, затем Зевса и Гею (Гея у них считается супругой Зевса); после них – Аполлона и Афродиту Небесную, Геракла и Ареса. Этих богов признают все скифы, а так называемые царские скифы приносят жертвы еще и Посейдону. На скифском языке Гестия называется Табити, Зевс (и, по-моему, совершенно правильно) – Папей, Гея – Апи, Аполлон – Гойтосир, Афродита Небесная – Аргимпаса, Посейдон – Фагимасад. У скифов не в обычае воздвигать кумиры, алтари и храмы богам, кроме Ареса. Ему они строят такие сооружения.

60. Обряды жертвоприношений всем богам и на всех празднествах у них одинаковы и совершаются вот так: жертвенное животное ставят со связанными передними ногами. Приносящий жертву, стоя сзади, тянет за конец веревки и затем повергает жертву на землю. Во время падения животного жрец взывает к богу, которому приносит жертву. Затем он набрасывает петлю на шею животного и поворотом палки, всунутой в петлю, душит его. При этом огня не возжигают и не начинают посвящения или возлияния. После того как жертва задушена, обдирают шкуру и приступают к варке мяса.

61. Так как в Скифии чрезвычайно мало леса, то для варки мяса скифы придумали вот что. Ободрав шкуру жертвенного животного, они очищают кости от мяса и затем бросают в котлы местного изделия [47] (если они под рукой).

Котлы эти очень похожи на лесбосские сосуды для смешения вина, но только гораздо больше. Заложив мясо в котлы, поджигают кости жертв и на них производят варку. Если же у них нет такого котла, тогда все мясо кладут в желудки животных, подливают воды и снизу поджигают кости. Кости отлично горят, а в желудках свободно вмещается очищенное от костей мясо. Таким образом, бык сам себя варит, как и другие жертвенные животные. Когда мясо сварится, то приносящий жертву посвящает божеству часть мяса и внутренностей и бросает их перед собой на землю. В жертву приносят также и других домашних животных, в особенности же коней.

Комментарии [47] 490. Такие скифские котлы известны по археологическим находкам.

Цит. по: Геродот. История / пер. Г. Стратановский. М.:

Эксмо, 2008 г. 704 с.

папуасы Новой гвинеи и Океании Путешествия Н.Н. Миклухо-Маклая Николай Николаевич Миклухо-Маклай – русский путешественник и ученый. Родился в селе Рождественском Новгородской губернии в семье инженера. В 1863 году поступил в Петербургский университет. В 1864 году за участие в студенческих сходках был уволен из университета без права поступления в высшие учебные заведения России. Учился на философском факультете Гейдельбергского университета, затем на медицинском факультете Лейпцигского университета.

В 1866 году переехал в Иену, где на медицинском факультете университета занимался изучением сравнительной анатомии животных. В качестве ассистента Э. Геккеля (лекции которого слушал в университете) в 1866–67 годах посетил Канарские острова и Марокко. В 1868 году МиклухоМаклай окончил Иенский университет. В 1869 году совершил путешествие на побережье Красного моря для исследования морской фауны. В том же году вернулся в Россию.

Первые научные исследования Миклухо-Маклая были посвящены сравнительной анатомии морских губок, мозга акул и другим вопросам зоологии. Во время своих путешествий Николай Николаевич проводил также ценные наблюдения в области географии. Уже в первый период своей работы в качестве естествоиспытателя он живо интересовался культурой и бытом населения тех стран, которые посещал.

В дальнейшем главное внимание Миклухо-Маклая уделил антропологическим и этнографическим исследованиям.

Он склонялся к тому взгляду, что расовые и культурные признаки народов формируются под влиянием природной и социальной среды. Чтобы обосновать эту теорию, МиклухоМаклай решил предпринять путешествие на острова Тихого океана с целью изучения «папуасской расы». При содействии Русского географического общества Миклухо-Маклай получил возможность в конце октября 1870 года выехать на Новую Гвинею на военном судне «Витязь». Сначала он побывал на северо-востоке берега Новой Гвинеи, который с тех пор называется Берегом Маклая. 15 месяцев Миклухо-Маклай прожил среди папуасов и своим дружелюбным и тактичным поведением завоевал их любовь и доверие.

В 1873 посетил Филиппины и Индонезию. В 1874 году побывал на юго-западном берегу Новой Гвинеи. В 1874– годах дважды путешествовал по полуострову Малакка, изучая племена семангов и сакаев. В 1876 году совершил путешествие в Западную Микронезию и Северную Меланезию. В 1876–77 годах снова провел на Берегу Маклая, оттуда хотел вернуться в Россию, но из-за тяжелой болезни вынужден был поселиться в Австралии (Сидней), где в период с 1878 по 1882 год провел большую часть времени. Он основал близ Сиднея первую в Австралии биологическую станцию. За этот период совершил поездку по островам Меланезии и посетил южный берег Новой Гвинеи. В 1881 году второй раз был на южном берегу Новой Гвинеи. В 1882 году Миклухо-Маклай выехал в Россию.

В Географическом обществе договорился об издании результатов своих путешествий, прочел ряд публичных докладов. Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии присудило ему золотую медаль. Посетив Берлин, Париж и Лондон, где знакомил научную общественность с результатами своих исследований, МиклухоМаклай вновь поехал в Австралию. По пути он в третий раз побывал на Берегу Маклая. Еще во второй свой приезд сюда он привез папуасам домашних животных, железные топоры и прочий инвентарь; в этот раз он на небольшом участке насадил различные культурные растения. В 1884–86 МиклухоМаклай провел в Сиднее. В 1886 году приехал в Россию.

В последние годы жизни готовил к опубликованию свои дневники и научные материалы, но смерть оборвала эту работу. Похоронен Николай Николаевич на Волковом кладбище в Петербурге.

Крупнейшей научной заслугой Миклухо-Маклая является то, что он решительно поставил вопрос о видовом единстве и родстве человеческих рас. Впервые дал подробное описание меланезийского антропологического типа и доказал его широкое распространение в Западной Океании и на островах Юго-Восточной Азии. Ученый опроверг распространенный в то время взгляд на папуасов как на представителей якобы особого вида, глубоко отличного от других человеческих рас и, в особенности, от европеоидной расы. В частности, он установил существование как долихоцефалии, так и брахицефалии среди меланезийцев, доказав, что в пределах одной расы могут быть групповые различия в головном указателе. Большое значение имеют установленные им факты, характеризующие распространение и вариации антропологических типов в Океании, Австралии, Индонезии (полуостров Малакка). Определив антропологический тип негритосов острова Лусон как один из вариантов меланезийского расового типа, Миклухо-Маклай впервые дал правильное решение проблемы возникновения карликовых форм, указал на связь этих форм со своеобразными условиями развития. Факты, собранные Николаем Николаевичем, и в настоящее время служат ценным источником при разрешении различных проблем антропологии.

Для этнографии большое значение представляют превосходные описания Миклухо-Маклая хозяйства, материальной культуры и быта папуасов и других народов Океании и Юго-Восточной Азии. Многие наблюдения МиклухоМаклая, отличающиеся большой точностью, до сих пор остаются почти единственными материалами по этнографии некоторых областей Океании.

Засвидетельствованный им факт земледелия у папуасов, никогда не знавших скотоводства, опроверг установившиеся в то время представления о том, что земледельческому хозяйству обязательно должно предшествовать скотоводческое. Описывая изобразительное искусство, начатки идеографического письма, обычаи коренных жителей Океании, их психологию и социальные отношения, Миклухо-Маклай показал, что эти народы, хотя в культурном отношении и отсталые в силу ряда исторических причин, по умственным и моральным качествам ни в чем не уступают европейцам.

Объективные наблюдения Миклухо-Маклая сочетались со страстным разоблачением грабежа и насилий, совершаемых колонизаторами над коренным населением. Жизнь и деятельность путешественника – яркий пример самоотверженного служения прогрессивной науке и неустанной борьбы за права угнетенных народов. Его вторичное пребывание на Берегу Маклая было вызвано не столько научными целями, сколько стремлением защитить папуасов от английских колонизаторов, а вторая поездка на южный берег Новой Гвинеи – стремлением не допустить расправы над местными жителями со стороны английской карательной экспедиции. Призывы Миклухо-Маклая к справедливости и гуманности по отношению к папуасам не могли, разумеется, повлиять на режим колониального бесправия. Обречена на неудачу была также его основанная на идеях утопического социализма попытка организовать русскую «свободную колонию» на побережье Новой Гвинеи.

Дневники путешествий Миклухо-Маклая увидели свет лишь после Великой Октябрьской социалистической революции. Первое издание вышло под редакцией Д.Н. Анучина в 1923 («Путешествия»).

Цит. по: Миклухо-Маклай Н.Н. Природа России. Рубрика «Русские географы-исследователи». URL: rospriroda.

ru/?p=71.

Николай Николаевич Миклухо-Маклай (5 [17] июля 1846 года, село Языково-Рождественское, Боровичский уезд, Новгородская губерния – 2 [14] апреля 1888 года, Санкт-Петербург) Николай Николаевич Миклухо-Маклай – русский этнограф, антрополог, биолог и путешественник, изучавший коренное население Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании (1870–1880-е годы), в том числе папуасов северо-восточного берега Новой Гвинеи, называемого Берегом Маклая.

Образование получил в Германии. Между 1864–1869, 1870–1882 и 1883–1886 годами жил за пределами России.

Автор около 160 научных трудов, в основном статей и заметок, при жизни публиковавшихся чаще всего на немецком и английском языках. Известен также как защитник коренных народов Юго-Восточной Азии и Океании, активно выступал против работорговли. Как учёный последовательно придерживался принципа единства человеческого рода; отвергал популярные в своё время теории, что чёрные расы, включая австралийских аборигенов и папуасов, представляют собой переходный биологический вид от обезьяны к человеку разумному. В то же время он рассматривал северо-восточное побережье Новой Гвинеи как «этнографический заповедник», на единоличное обладание которым претендовал. Это толкало его на путь политических авантюр, в частности к призывам к российской колонизации Берега Маклая с одновременным созданием Папуасского Союза – независимого государства, главой которого он стремился стать. После того как российское правительство отклонило этот проект, обратился с одновременным предложением установить протекторат к правительствам Великобритании и Германской империи (при этом в обращении к Бисмарку Миклухо-Маклай призывал Германию стать гарантом того, что Новая Гвинея не будет подвергаться колонизации). В итоге Берег Маклая был в 1884 году превращён в германскую колонию.

День рождения Миклухо-Маклая неофициально отмечается как профессиональный праздник этнографов.

Цит. по: Миклухо-Маклай, Николай Николаевич – Википедия.URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/МиклухоМаклай,_Николай_Николаевич.

Н.Н. Миклухо-Маклай. Путешествия.

20 сентября Я с таким нетерпением выскочил из шлюпки и направился по тропинке в лес, что даже не отдал никаких приказаний моим людям, которые занялись привязыванием шлюпки к ближайшим деревьям.

Пройдя шагов тридцать по тропинке, я заметил между деревьями несколько крыш, а далее тропинка привела меня к площадке, вокруг которой стояли хижины. Крыши их спускались почти что до самой земли.

Деревня имела очень опрятный и очень приветливый вид. Середина площадки была хорошо утоптана, а кругом росли пестролиственные кустарники и возвышались пальмы, дававшие тень и прохладу. Побелевшие от времени крыши из пальмовой листвы красиво выделялись на темнозеленом фоне окружающей зелени, а ярко-пунцовые цветы китайской розы и желто-зеленые и желто-красные листья кротонов4 и колеусов5 оживляли общую картину леса. Лес состоял из бананов, панданусов6, хлебных деревьев7, арековых8 и кокосовых пальм. Высокие деревья ограждали площадку от ветра. Хотя нигде не оказалось живой души, но повсюду видны были следы обитателей деревни, недавно покинувших ее; иногда на площадке вспыхивал тлеющий костер; здесь валялся недопитый кокосовый орех, там – брошенное второпях весло… Двери некоторых хижин были тщательно заложены корой и заколочены накрест пластинами расколотого бамбука; у двух хижин, однако, двери остались открытыми, – видно, хозяева очень торопились куда-то и не успели их запереть. Двери находятся на высоте двух футов; они кажутся скорее окнами, чем дверьми, и составляют единственное отверстие, через которое можно проникнуть в хижину.

Я подошел к одной из таких дверей и заглянул внутрь.

В хижине темно, – с трудом можно различить находящиеся там предметы: высокие нары из бамбука, на полу – несколько камней, служащих опорой сломанному глиняному горшку. Между камнями тлеет огонь; на стенах висят связки раковин и перьев, а под крышей, почерневшей от копоти, – человеческий череп.

Лучи заходящего солнца освещали теплым светом красивую листву пальм; в лесу раздавались незнакомые крики какихто птиц. Было так хорошо, мирно и вместе с тем чуждо и незнакомо, что казалось скорее сном, чем действительностью.

В то время как я подходил к другой хижине, послышался шорох. Обернувшись, я увидел в нескольких шагах человека, как будто выросшего из-под земли. Человек поглядел секунду в мою сторону и кинулся в кусты. Почти бегом пустился я за ним по тропинке, размахивая красной тряпкой, которая нашлась у меня в кармане. Оглянувшись и видя, что я один, без всякого оружия, и знаками прошу его подойти, он остановился.

Я медленно приблизился к дикарю и молча подал ему красную тряпку. Он принял тряпку с видимым удовольствием и повязал ею себе голову.

Папуас этот был среднего роста, темно-шоколадного цвета, с матово-черными, курчавыми, как у негра, короткими волосами, широким сплюснутым носом, глазами, выглядывавшими из-под нависших надбровных дуг, и с большим ртом, почти скрытым торчащими усами и бородой. Весь костюм его состоял из какой-то серой тряпки шириной около восьми сантиметров, повязанной сначала в виде пояса, спускавшейся далее между ног и прикрепленной сзади на талии, и двух, плотно обхватывающих руку над локтем, перевязей, вроде браслетов из плетеной сухой травы. За одну из этих перевязей, или браслетов, был заткнут зеленый лист бетеля9, за другую, на левой руке – нечто вроде ножа из гладко обточенного куска кости.

Дикарь был хорошо сложен, с достаточно развитой мускулатурой.

Выражение лица первого моего знакомца показалось мне довольно симпатичным. Я почему-то подумал, что он будет меня слушаться, взял его за руку и не без некоторого сопротивления привел его обратно в деревню.

Портреты папуасов, сделанные Н.Н. Миклухо-Маклаем 26 сентября Отправляясь на Новую Гвинею не с целью кратковременного путешествия, а с целью продолжительного, многолетнего житья, я уже давно решил, что мне следует быть независимым от европейской пищи. Я знал, что плантации папуасов не бедны, и свиньи у них тоже имеются; главным же образом охота могла всегда доставлять мне средства пропитания.

После многих месяцев жизни на судне, в море, где консервы успели сильно надоесть мне, я совершенно равнодушно отнесся к обеспечению себя провизией в последнем порту. Я взял кое-что, но так мало, что Павел Николаевич Назимов очень удивился и весьма любезно предложил уделить мне часть своей провизии, которую я принял с благодарностью: она пригодился мне в случае болезни. Он оставил мне также самую малую из шлюпок корвета, именно четверку, с которой в крайности может управиться и один человек.

Располагать шлюпкой для меня удобно в высшей степени, так как при ее помощи я могу ознакомиться с другими береговыми деревнями, а в том случае, если мне не удастся добиться доверия туземцев, шлюпка даст мне возможность переселиться в другую, более гостеприимную местность.

Часу в четвертом из-за мыса Обсервации вдруг показался парус, а затем большая пирога особенной постройки, с крытым помещением наверху, в котором сидели люди, и только один стоял на руле и управлял парусом. Подойдя ближе к моему мыску, рулевой, повернувшись в нашу сторону, начал что-то кричать и махать руками. Такой большой пироги я здесь по соседству еще не видал.

Пирога направилась в Горенду, но через пять минут показалась другая, еще больше первой: на ней стоял целый домик, или, вернее, большая клеть, в которой помещалось человек шесть или семь туземцев, защищенных крышей от жарких лучей солнца. На обеих пирогах по две мачты, из которых одна наклонена вперед, другая – назад.

Я догадался, что мои соседи захотят показать своим гостям такую невидаль, как белый человек, и поэтому приготовился к встрече. Действительно, через четверть часа с двух сторон, из деревень Горенду и Гумбу, появились туземцы. С гостями, прибывшими, как я узнал, с островка Били-Били, пришли и мои соседи, чтобы показать своим гостям разные диковинные вещи в хижине белого и объяснить их назначение.

Люди из Били-Били с большим удивлением и интересом рассматривали все: кастрюли и чайник в кухне, мое складное кресло на площадке, небольшой столик там же.

Мои башмаки и полосатые носки возбудили их восторг.

Они не переставали открывать рот, приговаривая протяжно «а-а-а…», «е-е-е…», чмокать губами, а в случаях сильного удивления вкладывать палец в рот. Гвозди им тоже понравились. Я роздал им, кроме гвоздей, бусы и красные тряпки, к великой досаде Ульсона, которому не нравилось, что я раздаю вещи даром и что гости пришли без подарков.

У людей из Били-Били часть волос была тщательно выкрашена красной охрой; лоб и нос были раскрашены той же краской, а у некоторых даже спины были размалеваны. У многих на шее висело ожерелье, которое спускалось на грудь и состояло из двух клыков папуасской свиньи, связанных таким образом, что, вися на груди, они представляли лежащую цифру «3» с равной верхней и нижней частью. Это украшение, называемое жителями Горенду «буль-ра», по-видимому, очень ценится ими. Я предлагал им взамен «буль-ра» нож, но они не согласились на такой обмен, хотя получить нож им, видно, очень хотелось.

Они были очень довольны моими подарками и ушли в отличном настроении духа.

Я, однако же, очень удивился, увидев их снова через полчаса; на этот раз они были нагружены кокосами и бананами; они успели сходить к своим пирогам и принести мне подарки. Церемония поднесения подарков имеет здесь свои правила: так, например, каждый приносит подарок отдельно от другого и сам передает его прямо в руки тому лицу, которому подарок предназначен. Так случилось и сегодня;

каждый передал свой подарок сперва мне, затем Ульсону – значительно меньше, а затем Бою – еще меньше.

Люди Били-Били долго оставались возле хижины и, уходя, когда стало темнеть, знаками указывая на меня и на мою шлюпку, а затем на свой островок, который виднелся вдали, объясняя жестами, что если я приеду к ним на остров, они не убьют и не съедят меня и что там много кокосов и бананов. Прощаясь, они пожимали мне руку выше локтя. Двое, которым я почему-то подарил безделушек побольше, чем другим, обнимали меня левой рукой и, прижимая одну сторону моей груди к своей, повторяли: «О, Маклай! О, Маклай!» Отойдя на несколько шагов, они снова остановились, полуобернулись, согнули руку в локте и, сжимая кулак, разгибали ее; это был их последний прощальный привет, после которого они быстро скрылись.

Цит. по: Н.Н. Миклухо-Маклай. Путешествия / cтатьи, редакция текста и примечания Лидии Чуковской. М.: Молодая гвардия, 1947.

Традиционная культура эвенков Эвенки (старое название «тунгусы») – один из древнейших народов Бурятии. По мнению ряда ученных, в низовьях реки Селенги они появились около 3–4 тысяч лет тому назад.

Будучи народностью сравнительно малочисленной, эвенки по размерам осваиваемой ими территории далеко превосходят все прочие коренные сибирские народы. И это вызывает естественное удивление. Кажется почти невероятным, как могли племена, стоявшие на таком уровне, покорять колоссальные пространства, преодолевать трудности многие годы, а подчас и многолетние перемещения. Но на самом деле, чем дальше в глубь истории, тем меньше значение имеет фактор расстояния. Везде куда бы ни приходил в таёжных скитаниях эвенк, он находил ягель для своих оленей, зверя для промысла, кору и жерди для чумов. Везде с равным успехом он мог удовлетворить свои элементарные потребности. И тем легче было ему пускаться в дальний путь, так как в ту пору никакой роли не играл фактор времени, приобретающий столь большое значение с развитием цивилизации. Годы, проведенные в одном месте, годы, прошедшие в походах по новым местам, – всё это ничего не изменяло в его привычном образе жизни.

Первое напоминание о забайкальском народе увань, занимающемся оленеводством и живущем в чумах, относится к VII в. до н.э. А современные тунгусы-оленеводы Приамурья до сих пор называют себя увань-хи. Однако, по сообщениям древних хроник, увань разводили также лошадей и «черных овец», занимались охотой, жили в войлочных юртах, перекочевки совершали на лошадях, запряженных в телеги. О существовании в прошлом у эвенков Забайкалья лошадей говорят многие тунгусские легенды и до сих пор сохраняющиеся некоторые этнографические элементы (седло с подпругой).

В XVII в. тунгусы (эвенки) Забайкалья и Прибайкалья занимали более обширную географическую территорию, чем теперь. Даже в XVIII и начале XIX вв. отдельные эвенкийские кочевья можно было встретить не только по всему побережью озера Байкал, но и в таежных массивах Хамар-Дабана, Тунки, Закамны, Баргузина, Баунта и Северобайкалья.

Родовой состав баргузинских эвенков в XVIII в. состоял из лимагиров, баликагиров, намясинцев (намегтиров), почегоров, киндыгиров, чильчагиров и някугиров, но в документах указываются в основном два рода: баликагир и лимагир.

С конца 1-й половины XIX в. наблюдалось общее сокращение численности эвенков, приписанных Баргузинской инородной управе, хотя их родовой состав по-прежнему оставался неизменным. Этот факт был вызван перекочевкой части оленеводов к своим баунтовским сородичам.

Тункинско-хамардабанские (армакикие) эвенки-кумкагиры занимали южный район кочевания тунгусов еще до прихода русских, но среди них наблюдалось сильное смешение с бурятами. После установления границы между Россией и Китаем они были переселены в долину реки Джида, где образовали Армакскую инородную управу. Занимались коневодством, пушным промыслом и несли пограничную службу.

Часть эвенков жила близ Кабанского острога, представляя собою 6 родов, некогда кочевавших в бассейне реки Селенги и враждовавших с баргузинскими сородичами. После междоусобной стычки на реке Итанце селенгинские эвенки попросили русских построить острог, который и был сооружен в 1666 г. (сторожевое зимовье) в устье реки Уды (будущий Верхнеудинск). Ассимилированные бурятами эвенки встречались и по Чикою.

Северобайкальские и баунтовские эвенки, приписанные в XVII в. к Верхнеудинскому острожку, составляли две родовые группы: киндыгиры и чильчагиры. По старинным преданиям, первыми пришли на Байкал с Амура киндыгиры, прослышав о землях, богатых зверем и рыбой, населенных племенами, носящими мягкую материю и имеющими красивых женщин. Миграция эвенков проходила несколькими волнами по разным маршрутам: вниз по Витиму до устья Муи и далее к верховьям Верхней Ангары, по которым они и достигли Байкала. Аборигены – майогиры – оказывали сильное сопротивление на всем пути следования пришельцев. Однако в конечном итоге киндыгиры заняли обширные территории на севере Забайкалья и представляли среди эвенков самый многочисленный род оленных тунгусов.

Чильчагиры кочевали в основном по баунтовской тайге и для удобства управления были разделены в XVIII в. на две большие группы: 1-й и 2-й административные роды. Подчиненное значение к ним получили вэкорои майогиры. Самыми молодыми этническими группами северных эвенков являются роды сологон, пайканчир, хамене, игодярил, нанагир, амункагир, далигир, когогир, самагир и др., всего численностью 20. Новые подразделения произошли от главных и основных старейших эвенкийских групп – киндыгиров и чальчигиров, а также более древних аборигенов здешних мест.

Переселение бурят в долину оказало положительное влияние на хозяйство и культуру эвенков. По имеющимся сведениям, эвенки по примеру бурят стали обращать большое внимание на развитие скотоводческого хозяйства и широко практиковать обмен и покупку скота. Охотничий промысел постепенно перестал играть основную роль в их занятиях.

Тесные экономические и культурные связи эвенков с бурятами существовали издавна. Эвенки и буряты нередко «гостевали» друг у друга. «Гостевание» выражалось в обмене предметами хозяйственного назначения, одеждой и оружием. О существовании близких контактов эвенков с бурятами было известно первым землепроходцам. Так, например, служивый человек Василий Васильев в отписке, датированный 1641 г., сообщал, что к западу от Байкала «тунгусы с брацкими людьми вместе пьют и едят заодно».

Большое влияние на хозяйство и культуру эвенков оказали также русские крестьяне, поселившиеся по соседству.

У них эвенки научились земледелию.

К началу XX в. пушной промысел перестал быть ведущей отраслью всего комплексного хозяйства эвенков, но его роль в их хозяйстве все же осталось значительной. Доход от пушного промысла по отношению к общему доходу от хозяйства у эвенков составлял 30 %, тогда как у бурят – всего 10 %. Доход от промысла на душу населения составлял, по официальным данным, у эвенков 4 р. 50 к., у бурят всего 58 к.

К этому периоду у кочевых эвенков повысилась товарность хозяйства. На рынки Баргузина, Суво, Бодона они привозили мясо, масло, арушень, шерсть, кожу, самодельные изделия: легкую кожаную обувь (кунгурские сапоги), шерстяные носки, меховые рукавицы, варежки и другое. Близость крестьянских селений, тесный контакт с русским и бурятским населением создавали более благоприятные условия эвенкам, проживающим в низовьях Баргузина, для сбыта своей продукции на рынке, обмена и покупки товаров. С присоединением Забайкалья к России представилась возможность близкого общения эвенков с трудовым русским народом. По примеру поселенцев они стали заниматься новым видом хозяйства – земледелием, что явилось стимулом для оседания семей эвенков – бывших кочевников. Продукция земледелия обогащала их рацион. Эвенки получили возможность обменивать пушнину на необходимые вещи, приобретать продукты, производимые крестьянами. Влияние русских сказалось в появлении новых орудий промысла: огнестрельного оружия, металлических ловушек (капканов, петель), обметов для ловли соболей, сетей и неводов. По примеру русских баргузинские эвенки строили свои дома (зимники) и хозяйственные постройки (сараи, амбары), широко пользовались земледельческими орудиями: плугами, боронами, серпами, косами, вилами. Использовали опыт русских при изготовлении саней и легких кошевок, телег и сбруи, заимствовали предметы домашнего обихода: столы, стулья, посуду.

Длительное общение эвенков с пришлыми русскими крестьянами переросло в дружбу. Ярким примером этого служат браки между ними, образование многих русскоэвенкийских семей. В начале XIX в. 93 человека из баргузинских эвенков были выделены в особый разряд «оседлых земледельцев». Такие семьи являлись как бы промежуточными звеньями для более активного взаимовлияния культур. В смешанных семьях весь бытовой и хозяйственный уклад обычно совмещал традиции обоих народов.

Русскими крестьянами, жившими по соседству с эвенками, в свою очередь, были заимствованы у последних орудия для охотничьего промысла (кулемы, самострелы), охотничья утварь (нарты, лыжи, роговые пороховницы, берестяные пистонницы), одежда и обувь, рукавицы и куртки, ноговицы (арамусы), кожаная легкая обувь, шерстяные носки и рукавицы и другие предметы хозяйственного и бытового назначения.

Эвенкийские стойбища во время перекочевок состояли из нескольких чумов, и обитатели их кочевали в большинстве случаев вместе. На стоянках (солонцах, рыболовных участках) взрослые мужчины совместно охотились и рыбачили, а добыча шла в «общий котел». Женщины вели хозяйство, растили детей, занимались шитьем одежды и обуви. Такая социальная организация, состоящая из кровных родственников, вполне соответствовала всей производственной деятельности эвенков. Группе мужчин, состоящей из 2–4 человек и более, было легче и производительнее вести промысел на мясного и пушного зверя, охватывая большую площадь угодий, а женщинам и подросткам – смотреть за оленями.

Вся материальная культура эвенков была приспособлена к кочевой жизни. Она была представлена исключительно из дерева, кожи, бересты, которые эвенки умели тщательно обрабатывать.

Эвенки-оленеводы для летнего стойбища выбирали место в сухом бору и обязательно у речки, где имелась общая ровная площадь, на которой могли поместиться все их олени. В отличие от других народов Севера и Дальнего Востока, они не заселялись по большим рекам, что еще раз говорит об их оленеводческо-промысловом хозяйстве.

После периода отела олени перекочевывали на горные маховые пастбища или в горы, где разбивали свои чумы в лесу, где деревья росли у истоков речушек. Чумы ставили рядом, а если собиралось несколько семей, то полукругом. Против входа в чум разводили костры для приготовления пищи. Оленям же устраивали теневые навесы из кожи.

Для этого выбирались невысокие лиственницы, ставили их по полукругу и соединяли их кронами. Размер теневого навеса зависел от размера стада.

Основным жилищем оленных эвенков был конический чум, других сооружений (землянок, срубных домиков, полуземлянок) у них не было. Все части чума имели свое название, например: сонна – дымовое отверстие, туру – основные жерди остова, чимка – средняя жердь, которая устанавливалась внутри чума и т.д.

Внутри чума находилось все необходимое. Около входа вдоль стены делали маленькие подставки для посуды – столики из дранья. Слева от двери к жерди привязывался мешок с инструментами для шкур, на полу – кожемялка, рядом – игольница. Люлька, когда ребенок спал, стояла на полу рядом с игольницей. На поперечной жерди над очагом вешали олдон – металлический крюк для котла или медного чайника, тут же подвешивали сушилку для мяса, рыбу, орех.

Против входа, за костром, было почетное место для гостей – малу. Рядом – место хозяина и самые необходимые вещи для охоты: патронтаж из нерпичьей кожи, сумочка, нож с ножнами на ремне, кисет. Справа и слева от малу лежали спальные мешки и оленьи шкуры – «постель».

Домашняя утварь была приспособлена к кочевому быту. Она отличалась прочностью, легкостью и малой габаритностью для удобства транспортировки, так как забайкальские эвенки не знали нарт и ездили только верхом. Следует заметить, что забайкальские олени отличались рослостью и были годны для верховой езды по сравнению с оленями Заполярья. Каждая семья имела минимум необходимой для постоянного пользования утвари. Кроме твердой утвари, в жилище находилась мягкая: коврики-кумаланы и «постель». Коврики-кумаланы обычно служили покрышками на вьюки, но ими пользовались в быту.

Походной постелью служила шкура оленя. Более зажиточные эвенки шили постель из медвежьей и заячьей шкур, похожую на современные спальные мешки. Для охотничьих припасов пользовались кожаной сумочкой – «натруской»

которая шилась из кожи с ног оленя и орнаментировалась.

Цит. по: Бадмаева М.Б. Традиционная культура эвенков // Коренные народы Бурятии в начале XXI века.

Улан-Удэ, 2005.

ЭТНОЛОгИчЕСкИЕ шкОЛы Введение. Интерпретация этнокультурных данных различными этнологическими школами и направлениями С середины XIX века начинают появляться научные школы, по-разному интерпретирующие полученные в результате этнографических описаний данные. Этот процесс продолжается и по сей день.

История развития культуры – этапы, источник «движущей силы», тенденции, перспективы стала предметом изучения таких направлений, как эволюционизм (Э. Тайлор, Л.Г. Морган), диффузионизм (Ф. Гребнер, теория «культурных кругов» Л. Фробениуса), поддерживаемых Венской школой этнологии (В. Шмидт).

Эволюционисты выделяли в качестве основного элемента культуры человека; диффузионисты – саму культуру.

Представители функционализма (Б.Малиновский) и социологической школы (Л. Леви-Брюль) полагали, что этнология должна изучать и описывать человеческое общество.

Представленные ниже фрагменты из научных трудов ведущих теоретиков школы эволюционизма (Э. Тайлор «Первобытное общество») и французской социологической школы (Л. Леви-Брюль «Первобытное мышление») наглядно демонстрируют различные подходы к интерпретации этнологических данных.

Э.Б. Тайлор. Первобытная культура ТАЙЛОР Эдуард Барнетт (1832–1917) «Первобытная культура» Э.Б. Тайлора Тайлор Эдуард Барнетт (в неточной старой русской транслитерации – Тэйлор) принадлежит к числу наиболее выдающихся этнографов и историков культуры XIX в. Особенно велик его вклад в тесно связанную с этнографией, а в прошлом нередко даже отождествлявшуюся с ней историю первобытного общества. Тайлор много сделал для понимания закономерностей развития первобытной культуры, методов ее изучения и воссоздания картины культурной, прежде всего религиозной, жизни первобытного человечества. Его исследования представляли тем больший интерес, что его деятельность развертывалась во времена формирования в этнографии ее первой – эволюционистской – научно-теоретической школы, и сам он был одним из основателей этой школы.

Вторая половина – XVIII и особенно первая половина XIX в. были временем утверждения в науках о природе идей эволюционизма в противоположность библейско-церковной догме о неизменяемости всего того, что возникло в результате божественного акта творения.

В 1871 г. опубликован основной труд Тайлора, прославивший его имя, – «Первобытная культура». «Первобытная культура» начинается с изложения того, как автор понимает предмет своего исследования. Культура здесь – это только духовная культура: знания, искусство, верования, правовые и нравственные нормы и т.п. И в более ранних, и в более поздних работах Тайлор трактовал культуру шире, включая в нее по меньшей мере также технику.

Далее следует предлагаемое Тайлором понимание эволюционизма в науке о культуре, его «кредо» эволюционизма: «История человечества есть часть или даже частичка истории природы», и человеческие «мысли, желания и действия сообразуются с законами столь же определенными, как и те, которые управляют движениями волн, сочетанием химических элементов и ростом растений и животных».

Подобно другим эволюционистам, Тайлор считал, что все явления культуры – материальные объекты, обычаи, верования и т.п. – составляют такие же виды, как виды растений или животных, и так же, как они, развиваются одни из других. Значит, историк культуры должен применять ту же методику, что и естествоиспытатель: систематизировать культурные явления по их видам, располагать эволюционными рядами – от более простых видов к более сложным и прослеживать их прогресс – процесс постепенного вытеснения менее совершенных видов более совершенными.

Тайлор ввел в этнографию понятие «первобытный анимизм». Свою анимистическую теорию происхождения религии Тайлор проиллюстрировал впечатляющим сравнительным этнографическим и историческим материалом, призванным показать распространение анимизма на земном шаре и его эволюцию во времени. В наше время преобладает мнение, что первоначальным пластом религиозных верований скорее всего был тотемизм, в котором люди в единственно возможной для них тогда форме осознавали свою неразрывную, как бы родственную связь с непосредственным природным окружением.

Увидев свет первым изданием (в двух томах) в 1871 г., «Первобытная культура», в последующие годы была переведена на большинство европейских языков. Ее первое русское издание появилось уже в 1872 г., второе – в 1896–1897 гг.

В советское время, в 1939 г., появилось еще одно русское издание книги под редакцией, с предисловием и примечаниями В.К. Никольского.

Цит. по: Тайлор Эдуард Барнет. Первобытная культура: учебно-методический проект «Хрестоматия по культурологии». URL: kulturoznanie.ru Первобытная культура (1871) Культура, или цивилизация. – Закономерная связь между явлениями культуры. – Методы классификации и обсуждения свидетельств. – Связь последовательных стадий культуры благодаря устойчивости, изменению и переживанию. – Главнейшие предметы, рассматриваемые в этом сочинении.

Культура, или цивилизация, в широком этнографическом смысле слагается в своем целом из знания, верований, искусства, нравственности, законов, обычаев и некоторых других способностей и привычек, усвоенных человеком как членом общества. Явления культуры у различных человеческих обществ, поскольку могут быть исследованы лежащие в их основе общие начала, представляют предмет, удобный для изучения законов человеческой мысли и деятельности.

С одной стороны, однообразие, так широко проявляющееся в цивилизации, в значительной мере может быть приписано однообразному действию однообразных причин. С другой стороны, различные ступени культуры могут считаться стадиями постепенного развития, из которых каждая является продуктом прошлого и в свою очередь играет известную роль в формировании будущего. Исследованию этих двух великих начал в различных этнографических областях мы и посвящаем настоящее сочинение. Особое внимание уделено при этом сопоставлению цивилизации отсталых народов с цивилизацией передовых народов […].

Наши новейшие исследователи в отраслях науки, изучающих неорганическую природу, решительнее других признают, как в своих специальных областях, так и вне их, единство природы, незыблемость ее законов и определенную последовательность причин и следствий.

При изучении строения и жизни растений и животных или даже при исследовании низших функций человека эти руководящие идеи признаются почти в такой же степени. Однако когда дело доходит до высших процессов человеческого чувства, мысли и языка, знания и искусства, то преобладание получают совсем иные воззрения. Люди вообще еще слишком мало подготовлены к тому, чтобы считать изучение человеческой жизни отраслью естествознания и применять в широком смысле указание поэта «объяснять нравственные явления так же, как и явления природы». Многим развитым умам кажется слишком претенциозным и отталкивающим воззрение, что история человечества есть часть или даже частичка истории природы, что наши мысли, желания и действия сообразуются с законами столь же определенными, как и те, которые управляют движениями волн, сочетанием химических элементов и ростом растений и животных […].

При рассмотрении с более широкой точки зрения характер и нравы человечества обнаруживают однообразие и постоянство явлений, заставившие итальянцев сказать: «Весь мир есть одна страна». Как однообразие, так и постоянство можно проследить, без сомнения, с одной стороны, в общем сходстве природы человека, с другой стороны, в общем сходстве обстоятельств его жизни. Особенно удобно изучать их путем сравнения обществ, стоящих приблизительно на одинаковом уровне цивилизации. При таких сравнениях не следует придавать большого значения хронологической датировке или географическому положению. Обитатели озерных жилищ древней Швейцарии могут быть поставлены рядом со средневековыми ацтеками, а североамериканские оджибве – рядом с южноафриканскими зулусами […].

Для примера обратите внимание на режущие и колющие орудия в какой-либо из подобных коллекций. Они содержат в себе топоры, молоты, долота, ножи, пилы, скребки, шила, иглы, копья и наконечники стрел. Большая часть их принадлежит самым различным расам, а между тем представляет отличия лишь в некоторых деталях […].

То же мы видим и в занятиях дикарей: плотничьи изделия, рыболовные сети или удочки, охотничьи стрелы или копья, способы добывания огня, приготовления пищи на огне, ссучивания веревок и плетения корзин повторяются с удивительным однообразием в образцах всех коллекций, иллюстрирующих быт отсталых обществ от Камчатки до Огненной Земли и от Дагомеи до Гавайских островов […].

Нам приходится обойти здесь вопрос, который мог бы усложнить развитие нашей мысли, а именно вопрос о расах.

В рамках поставленной задачи нам представляется возможным и желательным устранить соображения о наследственных изменениях человеческих рас и считать человечество однородным по природе, хотя и находящимся на различных ступенях цивилизации […].

Первым шагом при изучении цивилизации должно быть расчленение ее на составные части и классифицирование этих последних. Так, рассматривая оружие, мы можем различать копья, палицы, пращи, луки и стрелы и т.д. Между ткацкими изделиями мы найдем плетенья, вязанья и различные способы пряденья и тканья нитей. Мифы могут быть разделены на мифы солнечного восхода и заката, затмений, землетрясений, на местные мифы, объясняющие названия местностей какой-нибудь фантастической сказкой, на эпонимические мифы, объясняющие название племени как имя какогото воображаемого предка, положившего начало роду или племени. Между обрядами и церемониями мы встречаем такие обычаи, как принесение различного рода жертв теням умерших и другим духовным существам, обращение к востоку во время молитвы, очищение от обрядовых или нравственных нарушений посредством воды или огня. Мы привели здесь примеры, взятые из сотен подобных им […].

На обязанности этнографа лежит классифицирование этих частностей с целью их географического и исторического распределения и указания существующих между ними отношений. Характер такого рода работы вполне выяснится, если мы сравним эти явления культуры с видами растений и животных, изучаемых натуралистами. Для этнографа лук и стрела составляют вид, так же как и обычай сплющивания детских черепов или обычай счета десятками. Географическое распределение и переход этих явлений из одного района в другой должны быть изучаемы, подобно тому, как натуралист изучает географическое размещение ботанических и зоологических видов […].

Между свидетельствами, помогающими нам проследить действительный ход цивилизации, существует обширный класс фактов, для обозначения которых я почел удобным ввести термин «пережиток». Это те обряды, обычаи, воззрения и пр., которые, будучи в силу привычки перенесены из одной стадии культуры, которой они были свойственны, в другую, более позднюю, остаются живым свидетельством или памятником прошлого… Исследование пережитков имеет немаловажное практическое значение, так как большая часть того, что мы называем суевериями, относится именно к пережиткам и, таким образом, является открытой для нападения своего смертного врага – рационального объяснения […].

Чтобы содействовать выполнению великой задачи, которую ставит себе рациональная этнография, – исследованию причин, породивших явления культуры, и законов, которым эти явления подчинены, нужно прежде всего выработать, по возможности систематически, схему развития культуры в различных направлениях. Следующая глава «Развитие культуры» содержит попытку представить очерк теоретического хода цивилизации в человечестве, как оно является сообразно фактам.

Сравнивая различные стадии цивилизации у исторически известных обществ, сопоставляя их с археологическим материалом, заключающимся в остатках культуры доисторических племен, мы получаем возможность судить до некоторой степени о древнейшем общем состоянии человека, которое, с нашей точки зрения, должно считаться первобытным, какое бы еще более древнее состояние ему ни предшествовало.

Пережитки, рассеянные по всему пути развивающейся цивилизации, как дорожные знаки, исполненные значения для того, кто умеет понимать их смысл, и теперь еще сохраняются в нашей среде, служа памятниками первобытности, памятниками варварской мысли и жизни. Исследование их неизменно подтверждает, что европеец может найти среди гренландцев и маори многие черты для воссоздания картины жизни своих собственных первобытных предков.

Изучение мифологии по большей части предпринято со специальной точки зрения, на основании доказательств, собранных с целью проследить отношения между мифами диких племен и их аналогами у более культурных народов.

Цит. по: Тайлор Эдуард Барнет. Первобытная культура: учебно-методический проект «Хрестоматия по культурологии». URL: kulturoznanie.ru Л. Леви-Брюль. Первобытное мышление Леви-Брюль Люсьен – французский социолог, антрополог, автор таких книг, как «Мораль и наука о нравах» (1903), «Ментальные функции в неразвитых обществах» (1910), «Сверхъестественное в первобытном мышлении» (1931), «Первобытное мышление» и др. В них он делает акцент на эмоциональном элементе «примитивного» менталитета.

«Первобытное мышление» является выражением, которым очень часто пользуются с некоторого времени. Быть может, небесполезно будет напомнить здесь в нескольких словах, что я разумею под «первобытным мышлением»[…].

Выражение «первобытное» является чисто условным термином, который не должен быть понимаем в буквальном смысле. Первобытными мы называем такие народности, как австралийцы, фиджийцы, туземцы Андаманских островов и т.д. Когда белые вошли в соприкосновение с этими народностями, те не знали еще металлов, и их цивилизация напоминала общественный строй каменного века. Отсюда и взялось название первобытных народов, которое им было дано.

Эта «первобытность», однако, весьма относительна. О первобытном человеке в строгом смысле слова мы ровно ничего не знаем. Поэтому следует иметь в виду, что мы продолжаем пользоваться словом «первобытный» потому, что оно уже вошло в употребление, что оно удобно и что его трудно заменить […].

Как бы там ни было, уместно будет предостеречь читателей против недоразумений, которые часто возникают, несмотря на мои разъяснения. Выражение «пралогическое»

переводят термином «алогическое» как бы для того, чтобы показать, что первобытное мышление является нелогическим, т.е. неспособно осознавать, судить и рассуждать подобно тому, как это делаем мы. Очень легко доказать обратное. Первобытные люди весьма часто дают доказательства своей поразительной ловкости и искусности в организации своих охотничьих и рыболовных предприятий, они очень часто обнаруживают дар изобретательности и поразительного мастерства в своих произведениях искусства, они говорят на языках, подчас очень сложных, имеющих порой столь же тонкий синтаксис, как и наши собственные языки, а в миссионерских школах индейские дети учатся так же хорошо и так же быстро, как и дети белых. Кто может закрывать глаза на столь очевидные факты? […].

Однако другие факты, не менее поразительные, показывают, что в огромном количестве случаев первобытное мышление отличается от нашего. Оно совершенно иначе ориентировано. Там, где мы ищем вторичные причины, устойчивые предшествующие моменты (антецеденты), первобытное мышление обращает внимание исключительно на мистические причины, действие которых оно чувствует повсюду. Оно без всяких затруднений допускает, что одно и то же существо может в одно и то же время пребывать в двух или нескольких местах. Оно обнаруживает полное безразличие к противоречиям, которых не терпит наш разум. Вот почему позволительно называть это мышление, при сравнении с нашим, пралогическим […].

Представления, называемые коллективными, если их определять только в общих чертах, не углубляя вопроса об их сущности, могут распознаваться по следующим признакам, присущим всем членам данной социальной группы:

они передаются в ней из поколения в поколение; они навязываются в ней отдельным личностям, пробуждая в них сообразно обстоятельствам, чувства уважения, страха, поклонения и т.д. в отношениях своих объектов. Они не зависят в своем бытии от отдельной личности, их невозможно осмыслить и понять путем рассмотрения индивида как такового[…].

То, что я пытаюсь сделать, это предварительное исследование самых общих законов, которым подчинены коллективные представления в малокультурных обществах, особенно в самых низших из тех, которые нам известны. Я попытаюсь построить если не тип, то, по крайней мере, сводку свойств, общих группе близких между собой типов, и определить таким образом, существенные черты мышления, свойственного низшим обществам. Для того чтобы лучше выявить эти черты, я буду сравнивать это мышление с нашим, т.е. с мышлением обществ, вышедших из средиземноморской цивилизации, в которой развивались рационалистическая философия и положительная наука. Существенные различия между этими двумя типами резче всего бросаются в глаза, поэтому мы меньше рискуем упустить их.

Для того чтобы обозначить одним словом это общее свойство коллективных представлений, которые занимают столь значительное место в психической деятельности низших обществ, я позволю себе сказать, что эта психическая деятельность является мистической.

Другими словами, реальность, среди которой живут и действуют первобытные люди, сама является мистической.

Ни одно существо, ни один предмет, ни одно явление природы не являются в коллективных представлениях первобытных людей тем, чем они кажутся нам. Почти все то, что мы в них видим, ускользает от их внимания или безразлично для них. Зато, однако, они в них видят многое, о чем мы и не догадываемся. Например, для «первобытного» человека, который принадлежит к тотемическому обществу, всякое животное, всякое растение, всякий объект, хотя бы такой, как звезды, солнце и луна, наделен определенным влиянием на членов своего тотема, класса или подкласса, определенными обязательствами в отношении их, определенными мистическими отношениями с другими тотемами и т.д.

Так, у гуичолов «птицы, полет которых могуч, например, сокол и орел, видят и слышат все: они обладают мистическими силами, присущими перьям их крыльев и хвоста… эти перья, надетые шаманом, делают его способным видеть и слышать все то, что происходит на земле и под землей, лечить больных, преображать покойников, низводить солнце с небес и т. д.» […].

Первобытные люди смотрят теми же глазами, что и мы, но воспринимают они не тем же сознанием, что и мы.

Общеизвестен факт, что первобытные люди и даже члены уже достаточно развившихся обществ, сохранившие более или менее первобытный образ мышления, считают пластические изображения существ, писанные красками, гравированные или изваянные, столь же реальными, как и изображаемые существа. «У китайцев, – пишет де-Гроот, – ассоциирование изображений с существами превращается в настоящее отождествление. Нарисованное или скульптурное изображение, более или менее похожее на свой оригинал, является аlter еgо (вторым «я») живой реальности, обиталищем души оригинала, больше того, это – сама реальность».

В Северной Америке мандалы верили, что портреты заимствовали у своих оригиналов часть их жизненного начала. «Я знаю, – говорил один из мандалов, – что этот человек уложил в свою книгу много наших бизонов, я знаю это, ибо я был при том, когда он это делал, с тех пор у нас нет больше бизонов для питания».

Первобытные люди рассматривают свои имена как нечто конкретное, реальное и часто священное. Вот несколько свидетельств из большого количества имеющихся в нашем распоряжении. «Индеец рассматривает свое имя не как простой ярлык, но как отдельную часть своей личности, как нечто вроде своих глаз или зубов. Он верит, что от злонамеренного употребления его именем он так же верно будет страдать, как и от раны, нанесенной какой-нибудь части его тела. Это верование встречается у разных племен от Атлантического до Тихого океана». На побережье Западной Африки «существуют верования в реальную и физическую связь между человеком и его именем: можно ранить человека, пользуясь его именем… Настоящее имя царя является тайным…» […].

Первобытный человек не меньше, чем о своем имени или изображении, беспокоится о своей тени. Если бы он потерял свою тень, то он счел бы себя безвозвратно потерянным. Всякое посягательство на его тень означает посягательство на него самого. Фольклор всех стран дает множество фактов подобного рода. У туземцев Фиджи считается смертельной обидой наступить на чью-нибудь тень. В Западной Африке «убийства» иногда совершаются путем вонзания ножа или гвоздя в тень человека: преступник такого рода, пойманный с поличным, немедленно подвергается казни […].

Я сказал бы, что в коллективных представлениях первобытного мышления предметы, существа, явления могут быть непостижимым для нас образом, одновременно и самими собой, и чем-то иным. Не менее непостижимым образом они излучают и воспринимают силы, способности, качества, мистические действия, которые ощущаются вне их, не переставая пребывать в них […].

Другими словами, для первобытного мышления противоположность между единицей и множеством, между тождественным и другим и т.д. не диктует обязательного отрицания одного из указанных терминов при утверждении противоположного, и наоборот. Эта противоположность имеет для первобытного сознания лишь второстепенный интерес.

Часто она скрадывается перед мистической общностью бытия тех существ, которые нельзя отождествлять, не впадая в нелепость.

Так, например, «трумаи (племя Северной Бразилии) говорят, что они – водяные животные. Бороро (соседнее племя) хвастают, что они – красные арара (попугаи)». Это вовсе не значит, что только после смерти они превращаются в арара или что арара являются превращенными в бороро и поэтому достойны соответствующего обращения. Нет, дело обстоит совершенно иначе.

«Бороро, – говорит фон-ден-Штейнен, который никак не хотел поверить этой нелепице, но который должен был уступить перед их настойчивыми утверждениями, – бороро совершенно спокойно говорят, что они уже сейчас являются настоящими арара, как если бы гусеница заявила, что она бабочка». Фон-ден-Штейнен считает непостижимым, как они могут считать себя одновременно человеческими существами и птицами с красным оперением. Однако для мышления, подчиненного «закону партиципации», в этом нет никакой трудности. Все общества и союзы тотемического характера обладают коллективными представлениями подобного рода, предполагающими подобное тождество между членами тотемической группы и их тотемом […].

Цит. по: Л. Леви-Брюль. Первобытное мышление:

учебно-методический проект «Хрестоматия по культурологии». URL: kulturoznanie.ru

ПРОИСхОЖДЕНИЕ ЭТНОСОВ:

кОНцЕПцИя ЭТНОгЕНЕзА гумилёв Лев Николаевич (1912–1992) Царское Село – 15 июня 1992, Санкт-Петербург) Лев Николаевич Гумилёв (1 (14) октября 1912, Царское Село – 15 июня 1992, Санкт-Петербург) – советский и российский историк-этнолог, востоковед, доктор исторических и географических наук (вторая докторская степень не утверждена ВАК), переводчик с персидского языка.

Основоположник пассионарной теории этногенеза.

Родился в Царском селе 1 октября 1912 года. Сын поэтов Николая Гумилёва и Анны Ахматовой. В детстве воспитывался у бабушки в имении Слепнёво Бежецкого уезда Тверской губернии.

С 1917 до 1929 года жил в Бежецке. Учился в школе № 1 г. Бежецка с 1926 года по 1929 год. С 1930 года в Ленинграде. В 1930–1934 годах работал в экспедициях в Саянах, на Памире и в Крыму. С 1934 года начал учиться на историческом факультете Ленинградского университета.

В 1935 году был исключён из университета и арестован, но через некоторое время освобождён. В 1937 году был восстановлен в ЛГУ.

В марте 1938 года был снова арестован, будучи студентом ЛГУ, и осуждён на пять лет. Он проходил по одному делу с двумя другими студентами ЛГУ – Николаем Ереховичем и Теодором Шумовским. Срок отбывал в Норильлаге. 21 сентября 1939 года Гумилёв попадает в 4-е лаготделение Норильлага. За весь срок заключения он успел поработать землекопом, горняком меднорудной шахты, книгохранителем библиотеки на руднике 3/6, техником, геологом (в геотехнической, а затем в геофизической группе горного управления), а к концу срока стал даже лаборантомхимиком. По отбытии срока был оставлен работать в Норильске без права выезда, просился на фронт.

Осенью 1944 года добровольно вступил в Красную армию (призван 13.10.1944 Туруханским РВК Красноярского края), воевал орудийным номером зенитной батареи в 1386-м зенитно-артиллерийском полку 31-й зенитноартиллерийской дивизии РВГК на 1-м Белорусском фронте, участвовал в Восточно-Померанской и Висло-Одерской наступательных операциях, в штурме Берлина.

Из-за неблагожелательного отношения начальства, несмотря на боевые эпизоды, дававшие основания к награждению, был награждён только медалями «За победу над Германией» и «За взятие Берлина». Из воспоминаний Льва Гумилёва:

«К сожалению, я попал не в самую лучшую из батарей. Командир этой батареи старший лейтенант Фильштейн невзлюбил меня и поэтому лишал всех наград и поощрений. И даже когда под городом Тойпицем я поднял батарею по тревоге, чтобы отразить немецкую контратаку, был сделан вид, что я тут ни при чём и контратаки никакой не было, и за это я не получил ни малейшей награды».

25 сентября 1945 года был демобилизован, восстановлен в ЛГУ, который окончил в начале 1946 года и поступил в аспирантуру Ленинградского отделения Института востоковедения АН СССР, откуда после постановления ЦК ВКП (б) «О журналах “Звезда” и “Ленинград”» от 14.08.1946, содержавшего критику Анны Ахматовой, был исключён с формулировкой «в связи с несоответствием филологической подготовки избранной специальности».

28 декабря 1948 года защитил в ЛГУ диссертацию на степень кандидата исторических наук по теме «Подробная политическая история первого тюркского каганата», принят научным сотрудником в Музей этнографии народов СССР.

7 ноября 1949 года был вновь арестован, осуждён Особым совещанием на 10 лет, которые отбывал сначала в лагере особого назначения в Шерубай-Нура около Караганды, затем в лагере у Междуреченска в Кемеровской области, в Саянах. В июне 1953 года вместе с другими заключёнными Камышлага был переброшен в Омск на строительство нефтекомбината. 11 мая 1956 года реабилитирован по причине отсутствия состава преступления. Покинул Омск мая 1956 года.

C 1956 года работал библиотекарем в Эрмитаже. В году защитил докторскую диссертацию по истории («Древние тюрки VI–VIII вв.»), а в 1974 году – докторскую диссертацию по географии («Этногенез и биосфера Земли»). мая 1976 года ему было отказано в присуждении второй степени доктора географических наук.

15 мая 1990 года на заседании Секции синергетики географических систем РГО, посвящённом 25-летию пассионарной теории этногенеза, Л.Г. Колотило выступил с предложением о выдвижении Л.Н. Гумилёва в действительные члены АН СССР, минуя избрание членом-корреспондентом АН СССР. В этот же день данное предложение огласили участники круглого стола на Ленинградском телевидении в программе «Зеркало», где участвовали Л.Н. Гумилёв, А.М. Панченко, К.П. Иванов и Л.Г. Колотило. В конечном итоге академиком АН СССР Л.Н. Гумилёв избран не был.

В 1991 году избран академиком Российской академии естественных наук (РАЕН). До выхода на пенсию в 1986 году работал в Научно-исследовательском институте географии при Ленинградском государственном университете.

Умер 15 июня 1992 года в Санкт-Петербурге.



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«А. Л. АРЕФЬЕВ, зам. директора Центра социологических исследований Минобрнауки России ИЗУЧЕНИЕ КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА В ШКОЛАХ РОССИИ Изучение китайского языка в России имеет более чем 300-летнию историю. Первый указ о необходимости учить китайский поддаными Российской империи (наряду с другими восточными языками) был издан Петром I в 1700 году. Это указ отвечал политическим и торговым интересам России в Китае. Наиболее активно китайский язык стал изучаться (в основном в среде русского дворянства) в...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ КАФЕДРА ТЕОРИИ ЯЗЫКА И ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЯ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ПО ДИСЦИПЛИНЕ ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ Специальность 022900 (Перевод и переводоведение) ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ Рекомендовано научно-методическим советом университета Методические указания по...»

«Министерство образования и науки Украины Севастопольский национальный технический университет ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ КОНСТРУКЦИИ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА Методические указания к практическим занятиям по дисциплине Английский язык для студентов I –II курсов экономических специальностей дневной формы обучения Севастополь 2009 Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) УДК 629.123 + 656.61. ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ КОНСТРУКЦИИ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА. Методические указания к...»

«Гладкова Е.Л. Персидский язык для экономистов-международников: учеб. пособие для старших курсов и магистратуры / Е.Л. Гладкова ; МГИМО(У) МИД России, каф. индоиран. и афр. яз. – М.: МГИМО-Университет, 2008. – 299 с. – ISBN 978-5-9228МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ (УНИВЕРСИТЕТ) МИД РОССИИ Кафедра индоиранских и африканских языков Е.Л. Гладкова ПЕРСИДСКИЙ ЯЗЫК ДЛЯ ЭКОНОМИСТОВМЕЖДУНАРОДНИКОВ Учебное пособие для старших курсов и магистратуры Москва 2008 Научный...»

«МАРИНЕ АРОШИДЗЕ, ДАЛИ ДОБОРДЖГИНИДЗЕ ВОСПРИЯТИЕ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ТЕКСТА УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ (для говорящих на грузинском языке) КНИГА I Батуми 2013 Арошидзе Марине Вадимовна Доборджгинидзе Дали Амирановна Восприятие и интерпретация текста: Учебное пособие (для говорящих на грузинском языке). – Книга первая. Издание первое. Батуми. 2013 – 234 стр.. Учебное пособие адресовано студентам гуманитарных специальностей и предназначено для всех, кто желает изучить русский язык и имеет элементарную...»

«Н.Ф. Богаченко, Р.Т. Файзуллин АВТОМАТЫ, ГРАММАТИКИ, АЛГОРИТМЫ Омск 2006 УДК 519.713:519.766:510.5 Б 733 Богаченко Н.Ф., Файзуллин Р.Т. Автоматы, грамматики, алгоритмы: Учебное пособие. Омск: Издательство Наследие. Диалог-Сибирь, 2006. ??? с.: ил. В пособии представлен обзор современных направлений развития теории автоматов, даны элементы теории формальных языков и грамматик, теории алгоритмов, теории сложности. Теоретический материал сопровождается примерами решения типовых задач с подробными...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Иркутский государственный медицинский университет Министерства здравоохранения Российской Федерации В. М. Мирович, Е. Г. Горячкина, Г. М. Федосеева, Г. И. Бочарова ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОДЛИННОСТИ ЦЕЛЬНОГО ЛЕКАРСТВЕННОГО РАСТИТЕЛЬНОГО СЫРЬЯ Учебное пособие Иркутск ИГМУ 2013 УДК 615.322:581.4 (075.8) ББК 52.821 я73 М 15 Рекомендовано факультетским методическим советом ГБОУ ВПО ИГМУ Минздрава России в качестве...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ М.В. Бочарова, Т.М. Чирко КАК ПИСАТЬ КУРСОВУЮ РАБОТУ РЕФЕРАТИВНОГО ТИПА Учебно-методическое пособие для вузов Воронеж 2010 Утверждено Научно-методическим советом факультета Романогерманской филологии 30 сентября 2010 г., протокол № 7. Рецензент: Ломова Т.М., к.ф.н., доцент Учебное пособие подготовлено на кафедре английской филологии факультета Романо-германской филологии...»

«3 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРА3ОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРА3ОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРА3ОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ И.Г. ПОТЕХИНА ИСТОРИЯ ЛИТЕРАТУРЫ СТРАН И3УЧАЕМОГО ЯЗЫКА УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ И3ДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ ББК 84(0) П Потехина И.Г. История литературы стран изучаемого языка: Учебное пособие.– СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2009.– 112 с....»

«3 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕCСИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ ИНСТИТУТ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ ПРОГРАММА И МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ К СДАЧЕ КАНДИДАТСКОГО ЭКЗАМЕНА ПО ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ (для аспирантов и соискателей) ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ Рекомендовано к изданию...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Южно-Уральский государственный университет Кафедра Общая лингвистика Ш.я7 Л84 А.В. Луканин АВТОМАТИЧЕСКАЯ ОБРАБОТКА ЕСТЕСТВЕННОГО ЯЗЫКА Учебное пособие Челябинск Издательский центр ЮУрГУ 2011 ББК Ш.я7 Л84 Одобрено учебно-методической комиссией факультета лингвистики Рецензенты: П.И. Браславский, Б.Г. Фаткулин Луканин, А.В. Л84 Автоматическая обработка естественного языка: учебное пособие / А.В. Луканин. — Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ ИНСТИТУТ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ПО ПОДГОТОВКЕ К СДАЧЕ КАНДИДАТСКОГО ЭКЗАМЕНА ПО НЕМЕЦКОМУ ЯЗЫКУ (для аспирантов и соискателей) ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ Рекомендовано научно-методическим советом...»

«Коммуникативная компетенция: принципы, методы, приеК63 мы формирования: сб. науч. ст. / Белорус.гос.ун-т; в авт. ред. – Мн., 2007. – Вып. 8. – 62 с. И. В. Таяновская СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРАКТИЧЕСКИХ УМЕНИЙ УЧАЩИХСЯ ПРИ РАБОТЕ НАД СТИЛИСТИЧЕСКИМ МАТЕРИАЛОМ В 11 КЛАССЕ Вопросам изучения функциональной стилистики в школе, в особенности начиная с 80-х гг. прошедшего века – времени появления в программе по русскому языку специальных стилистических тем, посвящалась обширная и содержательная...»

«Министерство образования и науки РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Новосибирский национальный исследовательский государственный университет (Новосибирский государственный университет, НГУ) Гуманитарный факультет кафедра общего и русского языкознания СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК ЛЕКСИКОЛОГИЯ Учебно-методический комплекс (специальность 032700.62 – филология) Новосибирск 2011 Документ подготовлен в рамках реализации Программы...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тамбовский государственный технический университет Л.В. АРХИПОВА, Л.А. ШАХОВА САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ Допущено Учебно-методическим объединением по направлениям педагогического образования в качестве учебного пособия по направлению 050100 Педагогическое образование Тамбов Издательство ФГБОУ ВПО ТГТУ 2013 1 УДК 808.2(07) ББК...»

«ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ На кандидатском экзамене аспирант (соискатель) должен продемонстрировать умение пользоваться иностранным языком как средством профессионального общения в научной сфере. Аспирант (соискатель) должен владеть орфографической, орфоэпической, лексической и грамматической нормами изучаемого языка и правильно использовать их во всех видах речевой коммуникации, в научной сфере в форме устного и письменного общения. СОДЕРЖАНИЕ ЯЗЫКОВОГО МАТЕРИАЛА Сдающие кандидатский...»

«Санкт-Петербургский Государственный Институт Точной Механики и Оптики (Технический Университет) Факультет Информационных Технологий и Программирования Кафедра Компьютерных технологий М. А. Коротков Е. О. Степанов Основы формальных логических языков Санкт-Петербург 2003 УДК 510.62, 510.63, 510.65, 510.675, 510.676. Коротков М. А., Степанов Е. О. Основы формальных логических языков. СПб: СПб ГИТМО (ТУ), 2003. 84с. Данное учебное пособие посвящено основам формальных логических языков. В нем дается...»

«Список новых поступлений ИНИ-ФБ ДВГУ Владивосток. 690000 ул. Алеутская, 65 б Россия (05.04.-09.04.2010) Автор Заглавие Место хранения Предмет Класс экземпляра English in Communication [учебное пособие] [под ред. Т. Абонемент учебной Учебная 420(075.8) М. Власовой, Е. П. Куркович]. литературы Everyday English учебное пособие для гуманитарных Абонемент учебной Учебная 420(075.8) вузов, школ и гимназий с углубленным изучением литературы английского языка Т. Ю. Дроздова, А. И. Берестова, М. А....»

«Лебединский С. И., Гербик Л. Ф. МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА КАК ИНОСТРАННОГО Учебное пособие Рецензенты: кафедра белорусского и русского языков Белорусского государственного экономического университета; зав. кафедрой белорусского и русского языков БГЭУ, доцент Федотова И. Э.; канд. педагогических наук, доцент, доцент кафедры теории и методики преподавания русского языка как иностранного факультета международных отношений БГУ Шибко Н. Л. Лебединский С.И., Гербик Л. Ф. Л33 Методика...»

«Министерство образования и науки, молодежи и спорта Украины Севастопольский национальный технический университет Гуманитарный факультет КРАТКИЙ ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ СТУДЕНТА – ФИЛОЛОГА Методические указания для самостоятельной работы по дисциплине Основы теории языковой коммуникации для студентов 2 курса направления 6.020303 Филология специальности 7.02030304 Перевод дневной формы обучения Севастополь Print to PDF without this message by purchasing novaPDF (http://www.novapdf.com/) УДК...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.