WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 |

«Таймагамбетов Ж.К., Сойкина Н.Ю., Рустем К.М. Музей палеолита Казахстана (учебное пособие) Алматы 2011 г. СОДЕРЖАНИЕ Введение..3 I. История открытия Музея палеолита Казахстана и его ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Республики Казахстан

Казахский Национальный Университет им. аль-Фараби

Таймагамбетов Ж.К., Сойкина Н.Ю., Рустем К.М.

Музей палеолита Казахстана

(учебное пособие)

Алматы 2011 г.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение …………………………………………………………………….3

I. История открытия Музея палеолита Казахстана и его задачи………..5 II. Краткая история исследования палеолита Казахстана ….…………….9 III. Некоторые вопросы методики анализа памятников аридной зоны….12 IV. Разделы Музея палеолита

1) эволюция человека 2) нижний (ранний) палеолит.

3) мустье.

4) верхний (поздний) палеолит.

5) мезолит, неолит, энеолит.

6) ученые внесшие вклад в изучение палеолита Казахстана.

а) список научных работ Х.А. Алпысбаева б) список научных работ А. Г. Медоева в) список монографий (коллективных работ), учебников, учебных пособий профессора Таймагамбетова Ж.К.

V. Периодизация, хронология и корреляция палеолитических индустрий Казахстана с индустриями сопредельных территорий………………………….. VI. Культурно-образовательная деятельность в музее…………………….. 1) хранение предметов из камня 2) хранение изделий из кости 3) культурно-образовательная деятельность в музее Заключение……………………………………………………………….. Отзывы……………………………………………………………………. Литература………………………………………………………………… Приложение Введение В КазНУ им.аль-Фараби находится одна из богатейших коллекции каменных орудий по палеолиту и неолиту на территории СНГ. В результате многолетних полевых исследований учеными-археологами на территории Казахстана зафиксированы и исследованы сотни и сотни палеолитических памятников различного рода человеческой деятельности – мастерские, стоянки, поселения каменного века. Артефакты многих памятников находятся в поверхностном залегании. Это обстоятельство связано с тем, что легкодоступный сырьевой материал создавал необходимую базу литоресурсов для каменной индустрии древнего человека. Среди каменных изделий обнаружены рубила, скребла, ножи, острия и другие орудия раннепалеолитического и позднего времени. Все находки, условно разделенные на три периода времени обитания человека в тех или иных местах, говорят о непрерывности развития культуры, начиная от раннего ашеля, мустье и завершая артефактами верхнепалеолитического времени, что свидетельствует о процессе заселения древним человеком территории Казахстана в эпоху плейстоцена. К сожалению, почти все памятники датируются относительным возврастом. Недавно обнаруженные и исследуемые до сих пор стратифицированные памятники в травертинах Кошкурган и Шоктас в Южном Казахстане вызывают немалый интерес у специалистов. В районе села Кошкурган на площади около сотни кв.км.




выявлено семь древних восходящих источников – грифонов, которые функционировали на протяжении всего плейстоцена.

Фонды Музея палеолита Казахстана ежегодно пополняются и комплектуются материалами Экспедиции по изучению памятников каменного века Казахстана в котором активное участие принимают не только аспиранты, магистранты и студенты кафедры археологии и этнологии исторического факультета КазНУ им.аль-Фараби, но и студенты из других вузов стран СНГ, в частности, России, Узбекистана, Кыргызстана и дальнего зарубежья. После научной обработки и публикации материалов, лучшие коллекции артефактов займут достойное место в разделах Музея палеолита.

Музей может предложить широкий спектр информационных, справочных и консультационных услуг. Среди них: доступ к музейному собранию, (более 500 тысяч артефактов), предоставление возможности самообразования, общения, творчества, развивающего досуга, помощь в образовательной и просветительной деятельности.

В Музее проводятся ежегодные выставки археологической экспедиции, встречи и экскурсии для школьников, студентов, делегации из стран ближнего и дальнего зарубежья, демонстрируются видеофильмы по палеоантропологии и археологии.

Студенты КазНУ им.аль-Фараби специализирующиеся на кафедре археологии, получили уникальную возможность знакомиться с первоисточниками ''седой старины'', смотреть видеофильмы и слайдовые материалы, самим выезжать в археологические экспедиции, слушать лекции, быть участником дискуссии маститых ученых академических учреждений и вузов различных стран в полевых условиях.

Весной этого года в Музее палеолита Казахстана КазНУ им.аль-Фараби побывала группа археологов из научных учреждений Японии, в частности, Национального исследовательского Института культурного наследия г. Нара, Японского центра Международного сотрудничества и сохранения культурных ценностей г. Токио с целью наладить контакты и подписания договора о научном сотрудничестве с археологами Казахского национального университета. Руководитель делегации глава региональной секции окружающей среды из Токио г-н Казуя Ямаучи, а также доктора наук, археологи Садакатцу Кунитаке, Сусуму Моримото, Канеда Акихиро слушали лекцию профессора Таймагамбетова Ж.К. об антропогенезе и палеолите Казахстана, с новейшими достижениями и результатами экспедиции по изучению памятников каменного века Казахстана КазНУ им.аль-Фараби и ознакомились с экспозицией Музея палеолита.

За прошедшие годы нами проведены совместные археологические экспедиции с коллегами из России, Бельгии, Франции, Японии, США и стран СНГ.





Следует отметить, что многочисленные коллекции каменных изделий хранящиеся в фондах Музея палеолита послужили основой для написания учебника для общеобразовательных школ, «Истории древнего Казахстана»

для 5-го класса (2000, 2005гг), многотомной истории Казахстана.

В дальнейшем планируется расширение Музея, создание Музея тюркской цивилизации, казахского прикладного искусства и т.д. Но это в будущем, а пока мы приглашаем всех желающих и интересующихся прошлым человечества посетить Музей палеолита Казахстана КазНУ им.альФараби, увидеть своими глазами ''творения'' прапредков, побывать в лаборатории каменного века, ознакомиться с новейшими археологическими раскопками и публикациями по каменному веку Казахстана, а если посчастливится и самим принять участие в экспедиции.

I. История открытия Музея палеолита Казахстана и его задачи.

В конце декабря 2000 года в Казахском Национальном Университете им.аль-Фараби состоялось открытие уникального и единственного на территории СНГ Музея палеолита Казахстана.

Поводом послужили передача из Национальной академии наук и сосредоточение в одном из учебных корпусов КазНУ огромной коллекции артефактов эпохи каменного века собранных на территории Казахстана в процессе археологических раскопок. Коллекции долгие годы хранились в подвалах Института археологии им.А.Х.Маргулана и Института геологических наук им.К.И.Сатпаева. Приватизация академических корпусов и зданий научно-исследовательских институтов коснулась и подвального помещения ИГН, где находилась большая часть уникальных каменных орудий первобытного человека. В кратчайшие сроки нужно было освободить помещение и вывезти коллекции артефактов. На нашу просьбу откликнулось руководство КазНУ им.аль-Фараби, предоставив подвальное помещение биологического факультета, площадью более 200 кв.м.. В экстренном порядке, в течение месяца в нем был произведен капитальный ремонт, сооружены металлические стеллажи и огромные коллекции артефактов благополучно перекочевали на «постоянное место жительства» в университет. На основе этих коллекций, в первую очередь была открыта лаборатория каменного века, где студенты исторического факультета и сейчас проходят практические занятия по археологии и знакомятся с первоисточниками – оригиналами древнейших орудий труда первобытного человека. Однако нам хотелось, чтобы с ними знакомились не только историки, студенческая молодежь и школьники, но и все, кто интересуется прошлым человечества. Ведь коллекции каменных орудий Казахстана, это достояние всего нашего народа, на основе чего мы можем говорить о древнейшей истории Казахстана, о его культуре, и информация, наглядный материал должен быть, доступен каждому, кто хочет соприкоснуться с прошлым.

Так родилась идея о создании Музея палеолита Казахстана. В очередной раз, руководство университета поддержало нас и предоставило помещение на 1 этаже, где располагаются исторический, филологический и факультет журналистики и через два месяца кропотливого труда, куда входил ремонт, дизайн, оформление и установление витрин, подбор фотоматериалов, экспонатов и их описание, произведенное АО «Заман Ту», под руководством Н.Алишариева, состоялось открытие Музея палеолита Казахстана.

На презентации присутствовали и выступали с речью представители Министерства культуры, информации и общественного согласия, видные ученые и профессора КазНУ, Национальной академии наук, Центрального Государственного музея и другие приглашенные гости. Вот некоторые фрагменты из выступлений гостей:

Алтаев Б. – зам. председателя Комитета культуры Министерства культуры, информации и общественного согласия «…Важно, что уникальный музей открывается в год поддержки культуры и то, что он создан именно в КазНУ, я рад, поскольку сам когда-то закончил исторический факультет этого вуза. Теперь студенты, не выезжая в археологическую экспедицию, могут работать с коллекциями артефактов в лаборатории каменного века, который также открыт Таймагамбетовым Ж.К., где сосредоточены более 500 тысяч каменных орудий. Это здорово. ….

Позвольте, от имени председателя Комитета культуры Касеинова Д.К.

вручить д.и.н., профессору Таймагамбетову Ж.К. Почетную грамоту Комитета культуры Министерства культуры, информации и общественного согласия за организацию и создание единственного на территории СНГ Музея палеолита Казахстана…».

Нарибаев К.Н. - ректор КазНУ им.аль-Фараби «…это не просто музей, каким его представляют многие, а в первую очередь это учебный центр.

Историю знать надо не только по книгам, а увидеть своими глазами. Ведь не секрет, что в истории много политики. Раньше многое приходилось согласовывать с центром, а теперь мы сами исследуем свою историю на основе археологических раскопок. Думаю, что музей палеолита будет не только учебным, выставочным, но и научным центром и, кроме того, служить примером для молодежи в бережном отношении к истории своего прошлого, содействовать в нравственном воспитании...»

Байпаков К.М. – директор Института археологии им.А.Х.Маргулана, чл.-корр. НАН РК «….Алматы был и остается культурным центром и свидетельством тому является этот музей – Музей палеолита Казахстана. Он специфический, посвящен только камню, создан на основе коллекции Ж.К.Таймагамбетовым и его предшественниками – Х.А.Алпысбаевым и А.Г.Медоевым. Музей поистине уникальный, подобного нет в СНГ и очень важно, что открыт он в КазНУ им.аль-Фараби. Ведь студенты теперь имеют возможность ''живьем'' увидеть орудия труда эпохи каменного века и подержать их в руках. Фонд очень богатый и его надо постоянно пополнять…. Музею желаю большого плаванья»

Нурпеисов К.Н.- зав. отделом Института истории и этнологии им.Ч.Ч.Валиханова, чл.-корр. НАН РК– «… Мы являемся свидетелями кропотливой работы Жакена Таймагамбетова, который совместно с археологами, геологами, зоологами не только Казахстана и России, но и зарубежных стран проводил долгие месяцы в археологической экспедиции. И сегодня, результаты этих работ представлены в музее каменного века. Здесь экспонаты - следы материальной культуры первобытного человека со всего региона Казахстана, которые свидетельствуют о многотысячелетней истории нашей страны… и это очень важно.... Надо только приветствовать открытие музея палеолита и пожелать автору дальнейших успехов».

Исмагулов О.И.- зав. отделом Института истории и этнологии им.Ч.Ч.Валиханова, чл-корр. HAH РК. «…За короткое время мы ознакомились с многотысячелетней историей Казахстана, на примере многочисленных экспонатов выставленных в музее. Музей уникальный. В свое время, мы мечтали, в том числе и Хасан Алпысбаев о создании подобного музея. И благодаря руководству университета, профессору Таймагамбетову эта мечта осуществилась. И для того, чтобы о нем узнали многие предлагаю провести Международную конференцию по палеолиту Казахстана, с привлечением ученых из Европы и Азии..».

Умбетов А. - к.ф.-м.н. «…Студенты теперь имеют возможность на наглядном материале знакомиться с древнейшей культурой Казахстана.

И очень отрадно, что такой редкостный музей открылся в КазНУ. Я учился в аспирантуре в г. Новосибирске, вместе с Таймагамбетовым Жакеном и хорошо знаю его организаторские способности. Еще тогда, после очередного его возвращения из археологической экспедиции, мы часто слушали увлекательные рассказы по археологии, древней истории не только Казахстана, но Центральной Азии. Хочется и надеюсь, что музей палеолита будет центром и генератором многих идей, в чем я и не сомневаюсь….»

Кожамкулова Б.С. – научный сотрудник ЦГМ, к.б.н. «..В университете, первый музей открыл основоположник палеозоологической школы Бажанов В. И очень приятно, что его примеру последовал Жакен Таймагамбетов, несмотря на трудное время. И то, что руководство университета поддержало его, невзирая на экономические трудности, за это им огромная благодарность. Музей уютный, обаятельный и все достопримечательности на ладони…»

Койгельдиев М.К. – декан исторического факультета КазНУ, д.и.н., профессор. «..Огромная благодарность ректору университета К.Н. Нарибаеву, за поддержку и выделение финансовых средств. Музей, в первую очередь, нужен студентам. Знакомясь с экспонатами из разных уголков нашей страны имеющих большую древность, молодежь проникается сознанием, что это их история, их корни, его земля, его культура и что она не принесена откуда-то со стороны, а зародилась именно на территории Казахстана и все это происходило на его Родине. Музей свидетельствует о нашей древней истории….»

Мнение других выступивших однозначно – Музей уникальный не только внешним оформлением, но и неповторимостью внутреннего содержания, где можно проследить эволюцию каменной индустрии Казахстана от раннего ашельского периода и до энеолита включительно, узнать о фауне того времени, искусстве неолитических племен на примере пещеры Караунгур, увидеть древние наскальные рисунки, ознакомиться с последними достижениями археологической экспедиции по изучению памятников каменного века и т.д. Подобного Музея, посвященного только камню, нет на территории СНГ. Он единственный.

Официальное открытие Музея палеолита было подтверждено приказом ректора КазНУ им.аль-Фараби К.Н.Нарибаева № 19 «Об открытии Музея»

от 30 января 2001 года на основании представления декана исторического факультета профессора М.К.Койгельдиева.

Основными задачами Музея палеолита являются:

- прием, введение, учет и сохранность музейных фондов (каменных изделий);

- сбор материалов по каменному веку Казахстана, классификация, типология их и введение артефактов в научный оборот;

- классификация и составление реестра многочисленных артефактов находящихся в музейном фонде (лаборатории каменного века);

- выставка новых материалов по результатам ежегодных исследований экспедиции по изучению памятников каменного века Казахстана;

- проведение экскурсий для студентов, школьников Казахстана, гостей университета из ближнего и дальнего зарубежья и всех кто интересуется древнейшей историей Казахстана.

Коллекционный научный фонд Музея палеолита КазНУ им.аль-Фараби насчитывает более 600 тысяч артефактов и является одним из крупнейших собраний каменных орудий эпохи палеолита и неолита в СНГ.

II. Краткая история исследования палеолита Казахстана История исследования палеолита Казахстана получила частичное отражение, в таких работах, как «Памятники нижнего палеолита Южного Казахстана» (Х.А. Алпысбаев, 1979), «Палеолитическая стоянка им. Ч.Ч.

Валиханова» (Ж.К. Таймагамбетов, 1990, 1993), а также в ряде публикаций исследователей каменного века Казахстана.

В истории исследования палеолита Казахстана можно выделить периода.

I-ый период называется периодом первоначального накопления фактов. Он начинается с началом XX века и длится до 50-х годов. Для первого периода характерно описание случайных находок каменного века, сделанных любителями археологии (А.П. Симонов, 1906, Д.С. Назаров, 1907;

Т.И. Пославский, 1907). Ими впервые был поставлен вопрос о наличии памятников каменного века на территории Казахстана. Развертывание широкого фронта геологических работ в советское время привело к открытию памятников каменного века (Р.В. Смирнова, 1945; Н.В. Седов, Г.А.

Ярмак, 1957; А.А. Рыжова, 1960). Своеобразным катализатором в изучении палеолита Средней Азии, в том числе и Казахстана, явилось сенсационное открытие мирового значения – обнаружение А.П. Окладниковым в 1938 г.

останков мустьерского человека в пещере Тешик-Таш (А.П. Окладников, 1940).

II-ой период начинается со второй половины 50-х годов и длится до начала 80-х годов прошлого века. Он характеризуется целенаправленными поисками и методичными исследованиями в области каменного века учеными-специалистами научно-исследовательских институтов академических учреждений. В основном исследованию были подвергнуты территории Южного и Центрального Казахстана. Начало второго этапа связано с работами Центрально-Казахстанской археологической экспедиции (А.Х. Маргулан, 1948), а в дальнейшем продолжены Восточно-Казахстанской экспедицией (С.С. Черников, 1951), Каратауским палеолитическим отрядом (Х.А. Алпысбаев, 1958), Северо-Балхашской экспедицией (А.Г. Медоев, 1960), а также исследованиями М.Н. Клапчука в Центральном Казахстане. В этот период Х.А. Алпысбаев на основе изучения уникальных комплексов Борыказган, Танирказган, стратифицированной стоянки им. Ч. Валиханова и ряда других выделяет культурно-хронологические этапы развития палеолита на территории Южного Казахстана и проводит совместно с геологом Н.Н.

Костенко корреляцию археологических материалов с геологическими отложениями (Н.Н.Костенко, Х.А.Алпысбаев, 1969;1974). Многолетние исследования А.Г. Медоева позволили не только открыть и изучить целый ряд палеолитических объектов - комплекс стоянок Семизбугу, Кудайколь, Шахбагата и др., но и выделить ареалы палеолитических культур на территории Казахстана и разработать цельную геохронологическую схему (А.Г.Медоев, 1970, 1972, 1982).

Основные памятники, открытые в Восточном Казахстане – Пещера, Ново-Никольское (С.С. Черников, 1956, 1959), Нарым, Свинчатка (А.А.

Крылова, 1959, 1961); в Южном Казахстане – Борыказган, Танирказган, Токалы, Акколь, стоянка им. Ч. Валиханова и многие др. (Х.А. Алпысбаев, 1960-1962, 1972). В палеолите района хребта Каратау Х.А. Алпысбаев выделил шельско-ашельский, ашело-мустьерский, мустьерский и позднепалеолитический культурно-хронологические этапы.

Широкую известность в литературе получило открытие М.Н.

Клапчуком в Центральном Казахстане палеолитических стоянок Музбель, Жаман-Айбат, Обалысай, Батпак и др. (М.Н. Клапчук, 1964, 1965, 1971).

III-ий период начинается с 80-х годов прошлого века и продолжается по настоящее время. Это период комплексного изучения палеолитических памятников Институтом археологии им. А.Х. Маргулана, КазНУ им.альФараби и некоторое время совместно с Институтом археологии и этнографии Сибирского Отделения РАН, Институтом геологических наук им. К.И.

Сатпаева и Институтом зоологии НАН РК. Он отличается глобальной постановкой проблем, широкомасштабным по территориальности и комплексным изучением памятников каменного века, специалистами разных направлений. Этот период знаменателен тем, что впервые на территории Казахстана с 1992 года работает совместная Казахстано-Российская комплексная археологическая экспедиция, возглавляемая академиком РАН Деревянко А.П., сооруководитель д.и.н., профессор Таймагамбетов Ж.К., в составе которой принимают участие ученые из Бельгии, Франции, Японии и США. В ходе многолетних работ открыты сотни памятников каменного века, в том числе, и стратифицированные относящиеся к различным этапам палеолита.

Ведущим направлением в изучении палеолита аридной зоны Казахстана является сопоставление выводов, полученных при изучении памятников с поверхностным залеганием археологического материала и стратифицированных объектов. Исследования проводятся с использованием новейших полевых и лабораторных методов. В эти годы на территории Южного Казахстана проводилось стационарное изучение комплексов в травертинах (Кошкурган 1, 2 и Шоктас 1-3) (Деревянко, Петрин, Николаев, Таймагамбетов, 1995; Деревянко, Петрин, Таймагамбетов и др., 1996, 1997, 1998; 1999, 2000;). Комплексные исследования Кошкурган 1 и Шоктас 1 дают исчерпывающую информацию о технико-типологических особенностях одной из основных линий развития индустрии на протяжении раннего палеолита не только Средней Азии, но и Евразийского континента в целом.

Кроме этого, проводятся широкомасштабные обследования крупных физикогеографических районов Южного Казахстана, памятников Северного Арала и Мангышлака в результате чего открыты и изучены десятки археологических объектов эпохи палеолита, включая такие уникальные комплексы как Кызылтау, Мугалжары, Новый Узень, Саяк и др. Основная часть палеолитических объектов является местонахождениями с поверхностным залеганием артефактов. (Деревянко, Таймагамбетов, Бексеитов и др., 1996, 1998, 2007; Деревянко, Петрин, Таймагамбетов и др., 1997, 2003).

Территория Семиречья вплоть до недавних пор представляла собой «белое пятно» в археологии палеолита Казахстана, что в первую очередь связано с палеогеографическими условиями, существовавшими на территории края. Из открытых местонахождений можно было выделить поверхностные находки местонахождений Актогай 1-4 в долине р. Чарын (Артюхова, 1998).

С 2004 года ведутся стационарные работы на стратифицированной стоянке Майбулак обнаруженной на территории Алматинской области, в км к западу от города Алматы и в 1,5-2 км к юго-западу от с. Фабричный (Каргалы). Впервые для палеолита Казахстана на основе взятых проб угля со стоянки была получена серия радиоуглеродных датировок *. Наиболее ранняя дата, полученная по углям III горизонта (5,8 м), равняется 34970+/-665 лет назад. Пробы, отобранные во II горизонте с глубин 4,8 м, 4,4 м и 3,8 м, имеют соответственно датировки 30062+/-415 л.н., 29116+/-329 л.н. и 27880+/-280 л.н. И для I горизонта получена датировка в 24330+/-190 л.н. В целом, полученные абсолютные даты подтверждают выводы о периодическом обитании здесь первобытных людей и развитии позднепалеолитической индустрии Майбулака. Радиоуглеродные датировки подтверждают технико-типологическую характеристику инвентаря стоянки и подкрепляют относительную датировку, полученную сравнительноисторическим методом при корреляции с материалами стоянок прилегающих территорий.

Основными направлениями, которые требуют дополнительного изучения на стоянке Майбулак, являются уточнение геоморфологии района стоянки, стратиграфии, палинологических данных. Однако ввиду недавних строительных работ большая часть стоянки оказалась уничтоженной и в ближайшее время будет застроена. Тем не менее, Майбулак уже вошел в историю палеолита Казахстана как один из наиболее интересных и перспективных памятников для раскрытия многих вопросов каменного века Центральной Азии.

В последние годы нами налажены научные контакты со специалистами ближнего и дальнего зарубежья, предпринимаются попытки совместного осмысления многочисленного материала по палеолиту Казахстана и введения их в научной оборот. Примером могут служить следующие вышедшие коллективные монографии и многочисленные научные статьи.* Радиоуглеродные датировки получены в университете Бэйлора, штат Техас, США * Биобиблиографический сборник работ Таймагамбетова Ж.К. в СМИ. Алматы 2007 г.

Некоторые вопросы методики анализа памятников аридной III.

Казахстан, как страна с ярко выраженной аридностью, имеет очень маломощные плейстоценовые рыхлые отложения. В силу этого обстоятельства большинство комплексов палеолитических индустрий находится на поверхности. Поэтому особенное значение приобретает методический аспект исследования памятников «открытого» типа и анализа каменного инвентаря.

Методике изучения памятников с разрушенным культурным слоем посвящена работа И.И. Коробкова (1971); отдельные методические разработки есть в работах Б.А. Литвинского, А.П. Окладникова, В.А. Ранова (1962), В.А. Ранова (1965), А.П. Деревянко, В.Т. Петрина (1987), Х.А.

Амирханова (1991) и др. Но в аридной зоне культурный слой как таковой на большинстве памятников не мог формироваться, поскольку одна и та же поверхность на протяжении тысяч, а иногда и сотен тысяч лет накапливала на себе следы трудовой деятельности человека. На большинстве памятников совмещены комплексы разного времени. Они занимают огромные площади.

Нам кажется, что для отражения подобной ситуации более приемлемым является понятие «поверхностный культурный горизонт», предложенный В.Т.

Петриным (1991), нежели «памятники с разрушенным культурным слоем».

Для памятников с поверхностным культурным горизонтом характерны следующие признаки:

1. Культурные остатки лежат на поверхности.

2. Разновременные культурные остатки часто смешаны.

3. Практически отсутствуют очаги и другие бытовые сооружения.

4. Основной категорией находок является каменный инвентарь.

Отсюда ясно-то особое значение, которое приобретает методика изучения каменного инвентаря.

Первостепенным является такой показатель, как степень сохранности поверхности, конечно, с учетом качества исходного сырья. Кварц и песчаники в одних и тех же условиях за один и тот же отрезок времени дадут различный тип сохранности поверхности.

На деструкцию поверхности, как это хорошо известно, влияет несколько факторов:

1) механическая эрозия, корразия, десквамация;

2) химическая эрозия, растворение, гидратация, гидроокисление;

3) биологическая эрозия, воздействие живых организмов, мхов, водорослей и т.д..

При анализе каменной индустрии крайне важно определение контекста памятников по роду человеческой деятельности. Для территории Казахстана наиболее характерными является памятники, которые можно называть мастерскими, сопряженными с поселениями и стоянками. Как правило, такие памятники находятся у сырьевых источников: коренных пород, деллювиальных обломков или аллювиальных галечниках. Все эти аспекты необходимо учитывать, особенно при составлении региональных схем периодизации (ср. схему расчленения палеолита хребта Каратау со схемой периодизации каменного века Сары-Арки) (Х.А. Алпысбаев, 1979; А.Г.

Медоев, 1982).

Фотоиллюстративные материалы музея палеолита демонстрируют геогеоморфологическую ситуацию расположения стоянок-мастерских и выходов сырьевого материала. Одним из ярких материалов представленных витрин являются коллекции каменного инвентаря «открытых» и стратифицированных стоянок, а также палеозоологические находки стоянок Шоктас и Коскорган, имеющие абсолютную датировку.

Кратко коснемся одной из методических проблем анализа мустьерских коллекций каменного инвентаря. Проведенные исследования показали полную пригодность терминов и понятий европейского и ближне-восточного палеолита для описания артефактов в Средней Азии. Применение методических разработок Ф. Борда к казахстанским мустьерским материалом, полученным со стоянок с поверхностным культурным горизонтом, позволило выделить 4 типа индустрий (линий или путей развития):леваллуамустье, мустье ашельской традиции, мустье типичное и мустье зубчатое.

Музей состоит из следующих разделов:

Здесь представлены основные этапы происхождения человека, включая новейшие достижения мировой антропологии, среди которых самый древнейший скелет австралопитека хорошей сохранности и получивший имя ''Люси''. Ее возраст около 3,5 млн. лет. Этот скелет был найден американскими антропологами в 1974 году в Эфиопии. В витрине представлен окружающий мир австралопитеков, орудия труда и палеоантропологические фотоматериалы из музея Германии.

Когда появился человек на территории Казахстана и каким же была палеографическая ситуация первобытного человека в эпоху плейстоцена?

На обширных пространствах пустынь, степей Евразии за последние лет обнаружены и изучены многочисленные стоянки каменного века в хронологическом интервале от верхнего плиоцена до голоцена. Характерная особенность палеолитических памятников аридной зоны – абсолютное преобладание стоянок открытого (наземного) типа. Многие из них являются комплексными и свидетельствуют об очень длительном пребывании древних гоминид на одних и тех же геоморфологических позициях (нередко в течение нескольких сотен тысяч лет).

Предпосылки появления древнейших гоминид на территории Казахстана заложены палеографическими условиями второй половины верхнего плиоцена. Наиболее ранние следы обитания, зафиксированные на огромной территории от африканского материка до территории Сибири, свидетельствуют о довольно обширном пространстве расселения первобытных гоминид. Сейчас ясно, что на рубеже 1,5-1 млн. лет назад в сходных экологических условиях на открытых пространствах Прикаспия, в Туранских пустынях, в Монголии, Северном Китае уже обитали гоминиды.

Палеографические условия плиоцена позволяют считать, что равнины Азии с относительно невысокими горами и благоприятным климатом могли способствовать быстрой их миграции далеко на север. Казахстан, Монголия, Северный Китай, видимо, были северными районами ойкумены.

Неотектонические движения на границе плиоцена и четвертичного периода повлияли на палеогеографическую ситуацию. Поднимающиеся Гиндукуш, Гималаи, Каракорум, Тянь-Шань и Алтай изменили привычные циклональные закономерности. Влияя на климат, они полностью преобразовали плиоценовые ландшафты, которые постепенно приобрели современный вид. Растущие горные хребты, покрытые ледниками, и все больше территории, вовлекаемые в поднятия, предопределили, по-видимому, мозаичность ареалов палеолита. Возросшая континентальность климата способствовала опустыниванию значительных территорий.

Благодаря положению, величине территории, разнообразию природноландшафтных зон, большому количеству типов рельефа, Казахстан может служить моделью изучения палеолита аридной зоны Евразии.

В Казахстане выделяются крупные геоморфологические провинции:

1. Туранские и Прикаспийские пустыни.

2. Сары-Арка и мелкосопочник Восточного Казахстана – вся территория на восток от Тургайского прогиба.

3. Горный регион (Северный Тянь-Шань и Алтай).

4. Низменные равнины Северного и Северо-Восточного Казахстана – Казахстанская часть Западно-Сибирской низменности.

В этих регионах история развития палеолита, количество стоянок и их концентрация не одинаковы, как не одинаковы геолого- геоморфологическая ситуация, определявшая географию памятников, условия среды обитания, стабильность или изменчивость палеогеографических условий и возможность передислокации (сезонные и др. миграции) при изменении климата и смена ландшафта.

Различные регионы Казахстана в четвертичном периоде по-разному реагировали на изменяющиеся условия.

Наиболее устойчивыми ландшафтами характеризуется регион Туранских и Прикаспийских пустынь. На побережье Каспийского моря и плато Устюрт сохранились многочисленные стоянки каменного века, свидетельствующие о непрерывной эволюции от ранних этапов палеолита до неолита. Палеолит Прикаспия и Устюрта базировался на каменном сырье.

Сары-Арка – древний пенеплен с характерным сочетанием мелкосопочника и равнин, с широкими плоскодонными долинами – был и остается в геоморфологическом отношении наиболее стабильной областью.

Своеобразие топографии стоянок каменного века указывает на возможное проникновение первобытных гоминид по главному водоразделу Сары-Арки и дальнейшее расселение их в Северном Прибалхашье.

Стабильность палеогеографических условий, установившиеся пути миграций животных (объекты охоты), многочисленные выходы хорошего сырья (кремнистые алевролиты) для изготовления орудий и постоянные источники воды обусловили возможность длительного обитания первобытных коллективов, носителей различных культур палеолита на одних и тех же территориях.

Эволюция палеолита в Сары-Арка начинается с достаточно поздних этапов ашеля и не прерывается до позднего палеолита (А.Г. Медов, 1982).

Только при экстремальных условиях конца верхнего плейстоцена, когда было очень холодно и сухо, окончательно деградировала гидросеть. На фоне развивающейся многолетней мерзлоты во многих районах Сары-Арки были нарушены и не восстановились связи между животными и гоминидами, покинувшими навсегда эти некогда традиционные места обитания. Этим объясняется хиатус между поздним палеолитом и неолитом. Только в переходных зонах, на периферии Сары-Арки, в Прииртышье, эволюция не прерывалась до неолита (А.Г. Медоев, 1982; Б.Ж. Аубекеров, 1991).

Переходные зоны всегда были объектом пристального внимания.

Очень интересным переходным участком является хребет Каратау (Присырдарьинский). Своеобразие его географического положения заключается в том, что он является, с одной стороны, оконечностью хребтов Северного Тянь-Шаня и имеет характерную для них высотную поясность, а в наиболее холодные эпохи, видимо, имел ледники. С другой стороны, он ограничивается и разделяет две крупные области – песчаные пустыни Средней Азии и глинистые пустыни Бетпакдалы. Климатические условия хребта Каратау исключительно благоприятные и сохраняются, начиная, по крайней мере, с верхнего плиоцена. В пользу этого свидетельствуют многочисленные реликтовые растения и животные, сохранившиеся с неогена.

С другой стороны, положение хребта Каратау в зоне пустынь обусловило и формирование мощных песчаных (по периферии) и лессовых (во впадинах) толщ. Палеографическая обстановка многих районов хребта Каратау также благоприятствовала постоянному обитанию многочисленных стад животных, остатки которых известны из многих местонахождений (Б.С.

Кожамкулова и др., 1984).

Не удивительно, что все это способствовало обитанию в Каратау древнейших гоминид, которые находили пищу, источники воды, а также хорошие места обитания на берегах рек и в лессовых районах.

Основываясь на наблюдении А.Г. Медоева о связи «индустриальных стволов» и определенных горных пород (сырья), в палеолите хребта Каратау можно выделить по крайней мере две линии эволюции. Первая линия характерна для кустового района гор Малого Каратау. Базируется она почти исключительно на черных кремнях (основные стоянки – Кызылтау, Борыказган, Танирказган). Самые древние стоянки связаны с вершинами куст – останцов некогда обширной исходной поверхности пенеплена. Более поздние стоянки – ашельские, мустьерские и верхнепалеолитические (сборы Б.Ж. Аубекерова и О.А. Артюховой, 1986; Ж.К. Таймагамбетова, 1983, 1987) – располагаются у подножий куст и имеют большой хронологический разрыв с местонахождениями раннего палеолита Борыказган и Танирказган.

Индустрии другой линии эволюции развивались на кремнях светлосерого цвета, обладающих более хорошими физическими свойствами, позволяющих получать более качественные сколы-заготовки. Основной стоянкой этой линии является стоянки им. Ч. Валиханова (Х.А. Алпысбаев, 1979; Ж.К. Таймагамбетов, 1990). Существование этой уникальной стоянки связано с историей лессового плато, которые эродировалось реками.

Возможно, эволюция валихановского палеолита восходит к палеолитическим изделиям из конгломератов вблизи пос. Арыстанды, которые А.Г. Медоев назвал «культурой арыстанды».

Наименее изученными остаются пока горные области Казахстана.

Трудности поисков стоянок палеолита определяются здесь особенностями осадконакопления и скоростью преобразования рельефа.

Если мощность осадков в долинах Сары-Арки определяется суммарно за четвертичный период до 10-20 м (данные Н.Н. Костенко, Б.Ж. Аубекерова и др.), то в горах мощность четвертичных отложений составляет более м. С такой скоростью идет разрушение положительных форм рельефа.

Однако, первые находки ашельских (?) изделий в каньоне р. Чарын, известные местонахождения на Алтае, позволяют надеяться на перспективу в изучении палеолита горного региона Казахстана. Сейчас уже выявлены и исследуются стратифицированные стоянки Майбулак и Кастек в Алматинской области.

На низменных равнинах Северного и Северо-Восточного Казахстана мощность четвертичных отложений составляет от нескольких метров до 50м; источники сырья для изготовления каменных орудий почти отсутствуют. Самые древние из исследованных археологических памятников – мезолитические (В.Ф. Зайберт, 1992). Но это ни в коей мере не исключает возможность открытия в этой провинции погребенных палеолитических стоянок.

Наиболее древние местонахождения обнаружены Х.А. Алпысбаевым на северо-восточном склоне хребта Малый Каратау (Акколь, Борыказган, Танирказган, Кемер 1-3). Согласно предложенной исследователем техникотипологической и хронологической интерпретации археологические материалы данных комплексов составляют хронологическую группу, «датированную шелльско-ашельским периодом нижнего палеолита»

(Алпысбаев, 1979), а их геологический возраст принимается как соответствующий раннему плейстоцену. Отмечая общую для всех изделий архаичность и примитивность обработки, Х.А. Алпысбаев подразделяет их на семь морфологических групп: двусторонне обработанные рубящие орудия; орудия-диски; ручные рубила; унифасы; орудия из отщепов; отщепы;

нуклевидные куски и отходы производства. Многие исследователи не согласны с такой интерпретацией материалов и, рассматривая комплексы Борыказган и Танирказган как мастерские на выходах сырья, считают, что в коллекциях представлены различные варианты нуклеусов, галечные орудия, орудия на сколах, но полностью отсутствуют ручные рубила и двухсторонне обработанные орудия (Медоев, 1982; Абрамова, 1984; Вишняцкий, 1996).

Раздел о нижнем палеолите содержит сведения о самых ранних палеолитических памятниках на территории Казахстана – Кызылтау, Шакпак-ата, Семизбугу и т.д. Разнообразный и информативный материал древнекаменного века позволяет ставить вопрос о времени первоначального освоения территории Казахстана в пределах 1млн. лет тому назад. Кроме того показана методика исследования памятников с “поверхностным культурным горизонтом” и фиксация артефактов.

Иллюстративные материалы демонстрируют гео-геоморфологическую ситуацию расположения стоянок-мастерских и выходов сырьевого материала.

Одним из ярких экспозиционных материалов данной витрины являются коллекции каменного инвентаря стратифицированных стоянок Шоктас и Кошкурган исследуемых совместной Казахстано-Российской комплексной археологической экспедиции, а также палеозоологические находки, на основе чего и получена, впервые для палеолита Казахстана абсолютная датировка.

Поскольку отдельные регионы Казахстана не имеют полной хронологической колонки палеолитических памятников, мы даем описание опорных комплексов, которые определяют генерализованную линию развития каменной индустрии всей изучаемой территории.

Рассматривая древнепалеолитические памятники, нельзя обойти проблему доашельских памятников Казахстана. Имеются в виду комплексы, выделенные А.Г. Медоевым на Мангышлаке (протолеваллуа-ашель), и изделия из верхнеплиоценовых или нижнечетвертичных конгломератов хребта Каратау (культура арыстанды). Судя по предложенной ии датировке, эти комплексы должны относиться к олдувайскому времени.

Но, к сожалению, автором не была приведена развернутая система доказательств, поэтому существование этих «культур» является несколько проблематичным, а сама проблема нуждается в дальнейшем изучении.

Одним из благоприятных районов для расселения древнейшего человека на территории Казахстана был хребет Каратау. Многочисленные стоянки и местонахождения раннего палеолита были обнаружены на изолированных возвышенностях, невысоких грядах и уступах – местах, которые были богаты выходами кремнистых пород. Рассмотрим те из них, которые заслуживают наибольшего внимания при решении вопросов первоначального заселения территории Казахстана.

Кызылтау. В сентябре 1994г. совместной Казахстано-Российской комплексной археологической экспедицией были проведены поиски новых местонахождении палеолита на северо-восточном хребте Каратау, в Таласском районе Жамбылской области. На северо-западе города Каратау, на небольшой возвышенности собрана коллекция каменных изделий с сильно и среднедефлированной поверхностью из хорошего качества халцедона. Это первый памятник открытый в урочище Кызылтау. Впоследствии будут открыты еще десятки других местонахождений, и на ряде их проведены стационарные исследования.

Абсолютная отметка куэстообразных уступов в районе исследований составляют 520-530м. Высота наиболее крутого уступа 20-25м. Отдельные артефакты встречены на кровле куэстовых возвышенностей, там же отмечен и галечник, вероятно, дезинтегрированных конгломератов.

Материал, используемый для изготовления орудий неоднороден. Здесь и кремнистые, серые, темно-серые прослои хемогенного происхождения, кремни, цементирующие конгломераты, галечник кремнистых пород самих конгломератов и, наконец, светло-серые, белесые, зеленоватые, розовые, красно коричневые, однотонные и пятнистые халцедоны вторичные кремнистые стяжения, желваки, вторичные образования в глинистых и сапролитовых корах выветривания девонских алевролитов и сланцев.

. На огромных площадях, в несколько десятков квадратных километров сосредоточены орудия труда оставленные человеком в глубокой древности.

Получен большой объем новой информации. В связи с этим в палеолитоведении Казахстана наметилась стойкая тенденция к теоретическому осмыслению нового материала и выработке методических приемов, максимально раскрывающих суть изучаемых комплексов. Известно, что аридная зона занимает около трети земной поверхности, где сосредоточены сотни тысяч памятников каменного века. Исходя из этих обстоятельств, можно говорить о перспективности поиска стратифицированных памятников эпохи палеолита, особенно его ранних этапов.

Борыказган. Местонахождение находится в Таласском районе Жамбылской области, в 38 км к северо-востоку от г. Каратау. Коллекции насчитывает 442 артефактов, изготовленных из кремня черного цвета.

Желваки этой породы часто встречаются в конгломератах, приуроченных к древним долинам. Согласно Х.А. Алпысбаеву (1979), каменные изделия двустороннеобработанные грубые рубящие орудия (чоппинги) (42 экз.), орудия-диски (3), ручные рубила (2), переходные формы с обработкой трех краев, ориентированных вдоль длинной оси (2), унифасы (3), орудия из отщепов (23), отщепы (342), нуклевидные куски (8) и отходы производства (27 экз.).

Отметим, что «рубящие орудия», «диски», «ручные рубила» и др.

изделия в Борыказгане имеют неустойчивые, переходные формы; многие из них обладают чертами как нуклеусов, так и орудий. Нет четкого функционального и типологического различия между орудиями из галек и орудия из расколотых галек. Для Борыказгана обычны «чоппинги» с длинным выпуклым рабочим краем (поперечные); встречаются изделия с двумя смеженными лезвиями, обработанными противолежащей односторонней оббивкой.

Орудия из отщепов крупные, массивные, с бифасиальной или противолежащей вторичной обработкой. Среди них выделены: скребла транше, часто с обушком; ножи – остроконечники; поперечные скребла;

конвергентные скребла – скребки, изготовленные не ударной площадке.

В то же время отщепы Борыказгана довольно стандартны. Многие почти лишены желвачной корки. Они крупных размеров, удлиненных или же, напротив, укороченных пропорций.

На основе перечисленных фактов местонахождение Борыказган с учетом его геологического положения может быть отнесен к раннему этапу палеолита.

Танирказган. Местонахождение находится в 34 км к северо-востока от г. Каратау. Артефакты выявлены на плоской возвышенности, сложенной алевролитами, песчаниками и доломитами и залегают небольшими скоплениями на площади не более 1 кв. км. Разведочными шурфами вскрыты следующие отложения: 1) суглинок желтовато - серый – 0,20 м; 2) супесь серая – 0,20 – 0,35 м.; 3) галька, перемешанная со щебнем и песком – 0,35 – 0,70 м.; 4) коренные породы (песчаники и доломиты палеозоя) (Н.Н.

Костенко, 1971).

Каменные изделия обнаруженные на поверхности, в маломощном слое суглинка; единичные экземпляры выявлены в слое щебня и песка.

Существенных различий между ними не наблюдается. Сырьевым материалом послужил кремень черного и сероватого цвета. Многие артефакты патинизированы и лютрированы.

В коллекции каменных изделий имеются: двустороннеобработанные грубые рубящие орудия (чоппинги) (32 экз.), дисковидные формы (7), орудия типа ручных рубил (6), унифасы (3), изделия из отшепов (11), нуклеусы (26), отщепы без следов вторичной обработки (266).

«Чоппинги» Танирказган разнообразны: поперечные, удлиненные, сечки, дисковидные и др. Их объединяет наличие необработанной массивной пятки, противостоящей лезвию.

Дисковидные изделия с центростремительными крутыми и пологими сколами, с комбинацией подпараллельного и центростремительного скалывания является, на наш взгляд, нуклеусами радиального и полюсного скалывания: в то же время забитость на некоторых участках может указывать в качестве орудий.

Орудия из отщепов, как и в Борыказгане, немногочисленны и оформлены в традициях галечной и бифасной техники. Прежде всего это относится к режуще-рубящим орудиям типа транше - ашеро. Присутствуют орудия на пластинчатых сколах с корочным обушком (скребла-ножи, ножиостроконечники, клювовидные орудия).

Сколы – заготовки – грубые, неустойчивых форм; у значительной их части оси удара не совпадают с осями отщепов. Это говорит об архаичности и невыработанности приемов раскалывания валунного сырья в Танирказгане.

обнаруживают большое сходство с памятниками Монголии и Китая (Нарийнгол 17, Сихоуду, Юаньмоу).

Акколь. Местонахождение обнаружено в 170 км к северо-западу от Жамбыла, в 13 км к западу от озера Акколь. Каменные изделия собраны на плоской поверхности кустовой возвышенности, на площади около 200 кв.м.

Изделия преимущественно архаичных форм, большинство их сохранило желвачную корку и имеет сильно дефлированную поверхность. Здесь собраны: двустороннеобработанные рубящие орудия (чоппинги) (18 экз.), ручные рубила (2), унифасы (5), орудия из отщепов (5), отщепы без следов обработки (86).

Среди чоппингов преобладают поперечные формы с извилистозубчатым лезвием с выступами, образованными неравномерной обивкой края.

Одна из ручных рубил имеет удлиненно-овальную форму. Унифасы представляют собой чопперы.

Орудия из отщепов по типологии и способам оформления не отличаются от галечных орудий. Среди них можно указать: скребла-транше с обушком, скребло-сечка и т.д.

Отщепы Акколя довольно стандартны. Они крупные удлиненноовальной или подчетерехугольной формы, часто с корочным обушком.

Некоторые ударные площадки подправлены. В то же время ударные площадки часто скошены по отношению к оси отщепа; на брюшке нередки следы чрезмерно сильных ударов и раскалывания на каменной наковальне.

Все это говорит в пользу раннего возраста местонахождения Акколь.

Шахбагата (протолеваллуа-ашель). Стоянка обнаружена А.Г.

Медоевым и находится на территории, подчиненной Форт-Шевченковской городской администрации Мангистауской области. Коллекции культуры протолеваллуа-ашель получены из русла лога с колодцем Шахбагата и с фрагментами четвертой надпойменной террасы долины Шахбагатасай.

Единичные образцы извлечены из под рыхлого чехла, прикрывающего абразионную морскую террасу.

Основным сырьевым материалом для изготовления орудий служили пласты и линзы халцедона, которые в избытке обнажаются в бортах долин и уступах морских террас.

Состав индустрии культуры протолеваллуа-ашель (по А.Г. Медоеву):

нуклеусы протолеваллуазского типа; крупные и массивные сколы леваллуа (в основном отщепы прямоугольной формы); различные бифасы из краевых отщепов, обработанные сколами по краями; кливеры, изготовленные бидорзальной техникой; колуны из отщепов; сколы техники комбева (бивентральные), представляющие собой готовые, практически без вторичной обработки колуны и т.д. В коллекции особняком выглядят два артефакта, изготовленные из морских галек – чоппер и чоппинг. Изделия имеют «разительное сходство с орудиями олдувайской культуры» (А.Г.

Медоев, 1982). Возможно, здесь смешаны образцы «олдувайской культуры»

и древнего ашеля.

Шахбагата (леваллуа-ашель I). Культура хронологически соответствует среднему ашелю. Образцы этой культуры залегают на древних береговых валах, морской абразионной террасы, частично на плато и др.

Главное отличие от предыдущей культуры в резкой смене исходной формы сырья (кремнистые конкреции вместо пластов и линз), в уменьшении (в среднем вдвое) заготовок и орудий. Исчезают бифасы древнейших типов, появляются классические формы, например, копьевидный и лиманд.

Сравнительно мало колунов и кливеров, хотя техника бивентрального скола сохраняется.

Семизбугу 2 (сильнодефлированная серия). Памятник расположен в км на восток от пос. Саяк Карагандинской области. Площадь сбора артефактов 2500х300 м. Сырьем служили выходы коренных пород – кремнистых алевролитов девона черного цвета. На памятнике Семизбугу сохранились артефактов разных периодов, для которых характерна различная степень воздействия дефляционного процесса: сильнодефлированные, среднедефлированные, слабодефлированные.

Раннепалеолитическая сильнодефилированная серия представлена продуктами первичного раскалывания (18 преформ, 5 нуклеусов леваллуазских типов, 6 клектонских отщепов, 13 обушковых сколов, различные сколы с нуклеусов – всего 96 экз.) и 220 орудиями.

Среди орудий преобладают зубчатые (21 экз.), выемчатые (33), зубчато-выемчатые (102). Группа скребел немногочисленна и представлена следующими типами: одинарные продольные (11), двойные продольные (4), одинарные поперечные (10), угловатые (4). Единичные орудия других типов:

отщепы леваллуа с ретушью (9), ножи (7), пластины и отщепы разных форм с ретушью (19).

Для вторичного оформления изделий применялась дорсальная, перемежающаяся, чередующаяся, вентральная ретушь, выемчатый скол, фрагментация. Ретушь в большинстве случаев очень грубая, неупорядоченная, разнофасеточная, разноглубокая.

Прежде, чем подвести итоги описания раннепалеолитических памятников, отметим, что по предложенной В.А. Рановым схеме, все эти комплексы относится к первому типу источников. Для них характерна значительная коллекция артефактов с достаточно ясным техникоморфологическим обликом, но практически отсутствуют стратиграфические данные, что, конечно, сужает интерпретационные возможности по сравнению с памятниками, которые подходят под понятие «геоархеофакт».

Отсутствие стратиграфии прежде всего создает проблему для определения хронологии. Что же касается периодизации, которая полностью базируется на анализе технико-типологических археологических признаков, то это вполне решаемая задача.

На территории Казахстана выделяется три региона скопления раннепалеолитических комплексов – Центральный Казахстан (Сары-Арка) (А.Г. Медоев, 1982; В.С.Волошин, 1987), Южный Казахстан (хребет Каратау) (Х.А. Алпысбаев, 1979), Западный Казахстан (Мангышлак) (А.Г. Медоев, 1982).

Для каждой из этих территорий существует собственная периодизация, и если комплексы Мангышлака (Шахбагата) и Сары-Арка (Семизбугу), по мнению А.Г. Медоева, относится к единой леваллуазской линии развития и находят себе аналогии в культурах раннего палеолита Европы и Азии, то комплексы Каратау (Акколь, Борыказган, Танирказган и др.) демонстрируют так называемый «галечный путь развития» азиатского облика. Существует концепция, усматривающая в материалах Центрального Казахстана смешение этих двух линий (В.С. Волошин, 1992).

Несмотря на противоречивость предложенных интерпретационных схем, в них имеются и общие положения. Это прежде всего признание того, что ритм, определяющий развитие культур Казахстана, совпадает с общемировым. Второе – признание глубакой древности комплексов Шахбагата, Борыказган, Танирказган, Акколь, Семизбугу и др. И третье – констатация наличия двух индустриальных стволов: галечного и леваллуазского.

В материалах палеолитических комплексов на территории Южного Казахстана также фиксируются два основных этапа развития раннепалеолитических индустрий. Современное состояние изученности палеолита на данной территории позволяет предположить, что древнейшими являются комплексы с поверхностным залеганием артефактов на северовосточном склоне хр. Малый Каратау (Кызылтау, Борыказган, Танирказган и др.). По всей вероятности, часть сильнодефлированных изделий (особенно артефакты с крайней степенью дефляции) данных местонахождений относится к галечной линии развития и, не смотря на значительно более крупные размеры, сопоставима по основным технико-типологическим показателям с каратауской галечной культурной, как в технике первичного расщепления, так и в орудийном наборе. Дальнейший этап связан с ранним проявлением леваллуазских приемов обработки камня и их последующим развитием. При этом доминирующую роль начинают играть преднамеренно подготовленные площадочные нуклеусы, ориентированные на получение стандартизированных заготовок для производства орудий, как правило, отщепов крупных и средних размеров. Допустимо предположить, что галечная линия развития в этом регионе не получила дальнейшего развития, а была замещена (вытеснена?) ашельской индустрией. Данное заключение базируется на том основании, что формирование и развитие среднепалеолитических комплексов Кызылтау происходило на местной основе, но на качественно более высоком технологическом уровне за счет широкого применения леваллуазских приемов, при этом заметного влияния галечной традиции не отмечается. Характерными элементами данной индустрии являются отсутствие бифасиально обработанных орудий и сохранение традиции использования отщепов в качестве основ орудийных форм.

Если обратиться к материалам кошкургано-шоктасского микроиндустриального комплекса, то здесь, несмотря на все своеобразие данной каменной индустрии, четко прослеживается сочетание двух культурных традиций: галечной и ашельской. Это фиксируется как в системе первичного расщепления, где ведущими типами нуклеусов являются леваллуазские, но роль галечных форм весьма существенна, так и в орудийном наборе. Кошкургано-шоктасская микроиндустриальная культура развивалась на протяжении значительного хронологического отрезка (500тыс. лет назад.) и послужила основой для формирования среднепалеолитического комплекса. Сложным остается вопрос о возникновении данной культуры: или она была привнесена на данную территорию уже сформировавшейся, или развивалась на местной галечной традиции за счет наложения позднеашельских индустриальных элементов. В пользу последнего свидетельствует тот факт, что территория Южного Казахстана была заселена носителями галечной культуры. Но в любом случае материалы кошкурган-шоктасского микроиндустриального комплекса указывают на то, что около 500 тыс. л.н. на данной территории распространяется ашельская индустрия.

Чередование периодов обводнения и аридизации в эпоху плейстоцена характерно и для Южного Казахстана. Большая часть данной территории в равнинных и предгорных районах характеризуется ярко выраженным аридным климатом. Палеогеографические исследования региона, включая палинологические данные, свидетельствуют, что на протяжении четвертичного периода происходило усиление аридизации. Но этот процесс носил не линейный, а циклический характер, что было обусловлено как тектонической активностью, так и глобальными колебаниями палеоклимата.

В настоящее время на территории Южного Казахстана известно несколько десятков комплексов, относящихся к домустьерскому периоду.

Подавляющее большинство материалов представляют собой выборочные сборы на памятниках с поверхностным залеганием артефактов, что вызвало ряд дискуссий при культурно-хронологической интерпретации данных объектов.

Комплексные исследования на северо-восточном склоне хр. Малый Каратау совместной Российско-Казахстанской экспедицией 1994-1998 гг.

позволили установить, что данная территория представляет собой единый геоархеологический район (Кызылтау), где на площади в десятки квадратных километров сконцентрированы миллионы каменных артефактов (Деревянко, Таймагамбетов, Бексеитов и др., 1996, 1998; Деревянко, Петрин, Таймагамбетов и др., 1997; Деревянко, Петрин, Таймагамбетов, Николаев и др., 2002) Все комплексы Кызылтау, включая Акколь, Борыказган, Танирказган, Кемер 1-3, приурочены к одной сырьевой базе, связанной с выходами кремнистых пород, и находятся в одних природно-климатических условиях. Наибольшая концентрация археологического материала приурочена к озерам, такырам и пониженным участкам рельфа.

Сильнодефлированные комплексы имеют более архаичные виды и относятся, по всей вероятности, к домустьерской эпохе. В системе первичного расщепления преобладают крупные ортогональные, радиальные и одноплощадочные монофронтальные нуклеусы, ориентированные на получение массивных сколов крупных и средних размеров.

Характеризуя индустрию сильнодефлированных комплексов Кызылтау, следует отметить ее архаичную в основе технику расщепления каменного сырья, ориентированную на получение отщепов в качестве исходных заготовок, а также производство орудий из расщепленных желваков (галек?).

В тоже время прослеживаются технические приемы, которые могут рассматриваться как раннее проявление леваллуазских традиций. Особого внимания заслуживает присутствие артефактов с настолько сильной дефляцией поверхности, что они с трудом поддаются диагностированию.

В значительной мере иная индустрия представлена материалами единственных стратифицированных раннепалеолитических памятников Южного Казахстана – микроиндустриальных комплексов Кошкурган и Шоктас, расположенных на юге-западном склоне хребта Картау. В качестве исходного сырья использовались небольшие гальки разнообразных пород (кварцит, крупнозернистый и тонкозернистый песчаник, эффузивы, песчанник). Ведущими типами нуклеусов являются леваллуазские и одноплощадочные монофронтальные ядрища, а также ортогональные, микронуклеусы из галек, чоппинговидные.

На основании технико-типологического анализа каменного материала Кошкургана 1 и Шоктас 1 выделяется кошкургано-шоктасский микроиндустриальный комплекс раннего палеолита, датируемый в хронологическом диапазоне 500-300 тыс. л.н., что подтверждается серией дат, полученных методом ЭПР-датирования.

Кошкурганский раннеплейстоценовый фаунистический комплекс Исследования кошкурганской фауны были начаты более 50 лет назад.

С 1950-х г. отдельные фрагменты зубов и кости посткраниального скелета из Кошкургана стали поступать в отдел палеобиологии Института зоологии АН КазССР от местных жителей. В 1953-1954 гг. А.Г. Черняховский (1962) и В.Н.

Разумова обнаружили фрагменты костей, которые Е.И. Беляева (ПИН АН СССР) смогла определить только до семейств Bovidae, Rhinocerotidae, Camelidae и рода Equus. Ранее в районе В.В. Галицким (геолог ИГН АН КазССР) были найдены кости, принадлежавшие, согласно определению Е.И.

Беляевой, носорогу, быку и жирафу. Последний вид, по-видимому, был определен ошибочно, т.к. кости гигантского верблюда внешне напоминают кости жирафа. Изучение тогда еще небольшой коллекции позволило В.С.

Бажанову и Н.Н. Костенко (1959) выделить кошкурганский раннеплейстоценовый териокомплекс.

В 1963 г. вышла в свет статья Г.Д. Хисаровой «Ископаемые кости млекопитающих из кошкурганского грифона (Южный Казахстан)», в которой был опубликован материал из местонахождения Кошкурган, собранный ею, а также геологами Южно-Казахстанского Геологического Управления Н.Н.

Костенко и А.К. Бойко. Статья содержала краткие морфологические описания зубов и костных остатков лошади Мерка, гигантского верблюда и бизона. На основании известной схемы стратиграфии антропогена хр.

Каратау (Бойко, 1960) Г.Д. Хисарова выделила профиль захоронения отложений района Кошкурган.

В силу разных причин изучение местонахождения было продолжено лишь в 1986 г. Летом этого года с целью дополнительного изучения кошкурганской фауны, обоснования валидности одноименной свиты, а также в связи с задачами крупномасштабного геологического картирования на объект была послана экспедиция Института зоологии АН КазССР под руководством В.Г. Коченова. Выяснением геологической позиции костеносных слоев занимался Б.Ж. Аубекеров (ИГН АН КазССР), а сбором артефактов О.А. Артюхова (ИГН АН КазССР).

В 1987 г. сотрудниками лаборатории палеобиологии и историкокраеведческого музея г. Чимкента были собраны остатки уже известных животных, а также новых представителей для этого захоронения: слона, близкого к слону Вюста, сибирского эласмотерия, волка, архара и др.

Первоначальные сведения о присутствии гигантского двугорбого верблюда в рассматриваемой фауне были связаны преимущественно с фрагментами находками клыков и костей конечностей (Хисарова, 1963). Б.С.

Кожамкуловой и В.Г. Коченовым (1988) впервые для территории СССР были описаны зубы верхней и нижней челюстей (клыки, клыкообразные премоляры, последние нижние молочные, верхние предкоренные и коренные зубы) гигантского верблюда.

Костный материал, собранный в ходе экспедиций 1986 и 1987 гг., позволил не только подтвердить достоверность сделанных ранее определений таксонов в кошкурганской фауне, но и существенно пополнить имеющийся список, который увеличился почти в три раза. Впервые были определены остатки зубов, принадлежащие представителями семейства Слепушонки и Песчанки (определение выполнено Л.А. Тютьковой), хотя изза фрагментарности материала выяснить видовую принадлежность животных не удалось.

…Молочные зубы слона из Кошкургана нами отнесены к представителю рода Archidiskodan. Для нижнеплейстоценовых отложений Казахстана характерны остатки слона Вюста (Жилкибаева, 1975).

Мосбахская лошадь была очень крупной – рост в холке достигал 160см. Резцовая часть нижней челюсти узкая, что считается архаичным признаком. На зубах кошкурганской лошади, по сравнению с зубами Е.

mosbachensis из Европы, сильнее выражены кабаллоидные эволюционные признаки.

В Казахстане остатки раннеплейстоценового осла были выявлены впервые в Кошкургане (Хисарова, 1963), а затем в Новоилийске (Кожамкулова, 1974) и близ пос. Николаевка, Илийского р-на АлмаАтинской обл.

Двурогий носорог Мерка был крупным животным высотой 1,5 м и длиной около 3,5 м. К.К. Флеров (1953) придал этому животному черты современного белого носорога, но при этом подчеркнул его главную анатомическую особенность: треугольную верхнюю губу, с помощью которой носорог доставал высокую растительность. Его зубы сходны с зубами этрусского носорога, но значительно крупнее. Из-за малочисленного материала и Кошкургана В.С. Бажанов и Н.Н. Костенко (1962) первоначально приняли его за этрусского носорога. Носорог Мерка из указанного местонахождения характеризуется очень крупными размерами коренных зубов. Передняя часть коронок, как на верхних, так и на нижних зубах () же, чем задняя (у шерстистого носорога, наоборот), эмаль фарфоровидная, а у шерстистого носорога – шероховатая или морщинистая (Алексеева, 1977).

Гигантский верблюд – специализированный вид, описанный О.

Шлоссером для Северо-Восточного Китая, на территории Казахстана существовал не только в позднем плиоцене, но и течение всего раннего плейстоцена. Он характеризовался крупными массивными костями конечностей. Общие размеры его были значительно крупнее, чем у современного двугорбого верблюда. Я.И. Хавесон (1954) считает, что у самцов представителей рода Paracamelus почти всегда, а у самок часто имеются клыкообразные премоляры. Верхние и нижние коренные зубы гипсодонтные.

Гигантский верблюд получает расцвет одновременно с сибирским (казахстанским) эласмотерием.

Бизон Шетензака – характерный элемент кошкурганского териокомплекса. Высота в холке этого крупного животного достигала 160см. Роговые стержни умеренной длины, короткие и массивные.

Расстояние между концами роговых стержней 75-98 м. Передние и задние стенки верхних коренных зубов слабо выпуклые. Задненаружный вертикальный гребень последнего верхнего коренного зуба хорошо выражен, отогнут назад, зуб удлиненный (его длина значительно превышает ширину).

По мнению К.К. Флерова (1979), азиатские представители этого вида составляли обособленную географическую расу, поскольку они были более крупными формами и отличались от европейских большей величиной и массивностью черепа и роговых стержней.

В витринах располагаются материалы палеолитических стоянок Хантау, Огиз-тау, Семизбугу. Особое место отводится коллекциям стратифицированной стоянки им.Ч.Валиханова. Памятник содержит культурных слоев залегающих в горизонтальной плоскости. Большая часть слоев относится к завершающему этапу мустьерского времени. Среди артефактов нуклеусы, разнообразные скребки на отщепах и пластинах из халцедона светлых оттенков. Иллюстрированные материалы свидетельствуют о методике раскопок и взятия различных проб почвы на анализы. Многослойная палеолитическая стоянка является уникальным памятником мустьерского времени на территории Казахстана. Материалы дают основу для понимания эволюции палеолитических культур и реконструкции хозяйственной системы древнего человека.

Среди многочисленных коллекций каменного инвентаря, находящихся в руках исследователей, большая часть относится к мустьерскому времени.

Пласт мустьерских памятников был достаточно и всесторонне изучен О.А.

Артюховой в ее диссертационном исследовании (О.А. Артюхова, 1992).

Принимая предложенную схему в целом, мы считаем, что наравне с такими памятниками как Катогай, Бурма, Хантау, эталонными памятниками также являются стоянка им. Ч. Валиханова (2-6 культурные слои), Кошкурган, Шахбагата (леваллуа-ашель II), стоянки Огиз-Тау из Сары-Арки.

стоянка им. Ч. Валиханова. Находится в 22 км на северо-восток от с.

Алгабас Алгабасского района Южно-Казахстанской области. Исследуется с 1958 г. по настоящее время (Х.А. Алпысбаев, 1959-62 гг., Ж.К.

Таймагамбетов, 1983, 1989-92 гг.).

верхнепалеолитический), залегающих in situ. Слои располагаются в горизонтальных плоскостях на разных уровнях от современной дневной поверхности и разделяются стерильными прослойками разной мощности.

В районе расположения стоянки выделены четыре надпойменные террасы р. Арыстанды (В.А. Вислогузова, 1961). Первая терраса 9высота ее от уреза воды 1,5-1,8 м) сложена галечниками в основании и суглинками сверху; вторая (2-2,5 м) – гравийно-галечными отложениями с редкой примесью валунов; третья (9-12 м) – суглинками; четвертая (20 м) – суглинками, переслаивающимся с галечником.

Однако, эти представления о геологическом и геоморфологическом строении района палеолитической стоянки в настоящее время пересматриваются. Три раскопа, заложенные ниже старого раскопа Х.А.

Алпысбаева, а также выше по течению, показали, что в строении разреза участвуют три пачки:

- верхняя – до глубины 3 м – имеет двучленное строение и по своему генезису относится к склоновым, делювиальным накоплениями. Верхняя половина делювиа – рыхлая, макропористая, с многочисленными следами от корней растений и кротовинами. Нижняя половина имеет меньше следов от корней растений, она боле плотная;

- средняя пачка – это хорошо диагностируемые лессово-почвенные слои, отражающие этап эолового (преимущественно) и почвенного осадконакопления. Эта часть разреза накапливалась в стабильных, достаточно засушливых (аридных) условиях. Нижняя часть разреза на глубине 5-10 м относится в раскопе 3 к склоновым делювиальным накоплениям и хорошо подчеркивает палеорельф того времени. На этом участке выше по течению р. Арыстанды, вероятно, существовал мыс, на склонах которого в сторону долину происходило накопление делювия;

- нижняя (третья) пачка относится к аллювия Праарыстанды. В сложении этой пачки участвуют слои разнозернистого гравийного песка с прослоями галечника. Отложения в общем напоминают современный аллювий р. Арыстанды.

Таким образом, разрезы раскопов следует интерпретировать иначе, чем это представлялось ранее. Понятиям об аллювиальном генезисе отложений, вмещающих культурные слои стоянки, противоречит также неодинаковое строение второй террасы. Так, на правом берегу она (или уровни, соответствующие второй террасы) сложены лессами; по левобережью – в разрезах террасы наблюдается нормальный песчано-гравийный и галечниковый аллювий.

Последовательность геологических событий по вновь полученным данным можно предполагать следующим образом.

Крупная депрессия тектонического происхождения, расположенная между горами Большого и Малого Каратау, залегает гипсометрически много ниже средней высоты положительных форм гор Каратау и служит естественной ловушкой (ветровая тень) для пыли, выносимой как с юга – со стороны Восточных Кызылкумов, так и с севера – песчаных массивов Моинкум. Даже в настоящее время пыльные бури, проносясь над хребтами гор Каратау, оставляет в зоне затишья большую часть своих осадков, которые перекрывают днища депрессий и склоны прилегающих гор. Река Арыстанды пересекает эту депрессию в меридиональном направлении с севера на юг, проложив свое русло в периферийной зоне лессового плато и коренного склона, меловыми и палеогеновыми породами.

Именно сочетание в разрезе правобережья р. Арыстанды аллювиальных, делювиальных, лессовых пачек позволяет нам считать, что р.

Арыстанды действовала периодически и временами почти полностью исчезала во время аридных этапов, когда долина заполнялась делювиальными и эоловыми (лессовыми) отложениями. Этот район находится в пустынной зоне, но его положение, как «метеорная» впадина, и относительная приподнятость над присырдарьинскими и предчуйскими песчаными пустынями определяли несколько отличающиеся микроклиматических условия, в которых существовали полупустыни на открытых пространствах и участки с тугаями и небольшими лесами на склонах гор Каратау, о чем свидетельствуют данные Л.Н. Чупиной (1963).

Формирование эоловых отложений и почв средней пачки совпадает с глубокой аридной фазой конца среднего и начало верхнего плейстоцена.

Саму стоянку следует считать на аллювиальной, а лессовой.

Стратификация толщи на основе педогенных признаков (данные М.И.

Дергачевой) подтвердила в целом предложенное стратиграфическое описание разреза, однако позволила уточнить ее расчленение и выделить в верхней части разреза толщу современной почвы (до глубины 1,5-2,0), лессовую толщу (до 3,8 м), формировавшуюся в более аридных условиях, чем предыдущая (с глубины 3,9 до 6 м и ниже).

1 культурный слой вскрыт на площади 1200 м2 и зафиксирован на глубине 2,30 м от нулевой линии. Мощность культурного слоя колеблется от 8 до 12см. Среди 537 каменных изделий выделено 34 нукледа, 456 отщепов, 13 пластин и 34 орудия труда. Последние представлены рубящими орудиями – 2, скреблами – 4, скребками – 20, резцами – 2, зубчато-выемчатыми и орудиями – 1, пластинами со следами утилизации – 2 и отщепами со следами использования в работе – 3. Индустрия указанного слоя относится к начальной стадии верхнего палеолита.

2 культурный слой вскрыт на площади 406 м2 и залегает на глубине от 4,10 до 4,35 мм. Мощность слоя от 20 см местами до 25 см. В слое выявлены остатки двух кострищ, охры, очажных пятен, обломков костей животных. Общее число каменного инвентаря состоит из 1233 предметов, среди которых: 51 нуклеус и нуклевидных обломков, отщепов – 1114, пластин – 1, орудий труда – 67. Из числа орудий выделено: рубящих орудий – 6, скребел – 3, скребков – 31, остроконечников – 7, резцов – 6, выемчатых орудий – 1, отбойников – 3, рубил – 1 и пластины со следами использования в работе – 9. Позднемустьерский возраст рассмотренных орудий не вызывает особых сомнений, который определяется как назначением, так и формой, и характером представленных орудий.

3 культурный слой вскрыт на площади 240 м2 и залегает на глубине 4,90 м от современной поверхности третьей надпойменной террасы р.

Арыстанды. Мощность слоя от 15, местами до 20 см. Здесь обнаружены хорошо сохранившиеся кострища, многочисленные очажные пятна и обломки костей животных. Каменный инвентарь насчитывает всего предмета. Из числа выделено: нуклеусов – 28, отщепов – 330, пластин – 5, сланцев (палеозойских) – 5 и орудий труда – 75. Среди последних? Рубящих орудий – 10, скребле – 6, скребков – 39, остроконечников – 2, резцов – 7, отбойников – 1, пластин со следами утилизации – 2, отщепов со следами использования – 7 и галечных изделий – 1. Орудия, выявленные в третьем культурном слое, типичные для позднего мустье.

4 культурный слой вскрыт на площади в 140 м2 и залегает на глубине от 5,25 м до 5,55 м. Мощность культурного слоя местами доходит до 30 см.

Здесь также выявлены каменные изделия, кострища, очажные пятна и остатки охры. Отличительной чертой является наличие обломков костей крупный животных. Среди 946 предметов выделено: нуклеусов – 37, отщепов -817, пластин – 12, желваков – 4, сланцевых изделий – 2 и орудий труда – 74.

К последним отнесено: рубящих – 13, скребел – 8, скребков – 10, остроконечников – 7, резцов – 3, зубчато-выемочных – 1, отбойников – 4, пластин со следами использования в работе -1 и отщепов со следами утилизации – 27. Инвентарь данного слоя также датируется позднемустьерским временем.

5 культурный слой вскрыт на площади 198 м2 и залегает на глубине 5,50 м от нулевой линии. Мощность его 10 см, местами до 30 см. Культурные остатки представлены обломками костей животных, каменными изделиями, угольками и частицами красной охры. Коллекция каменных изделий насчитывает 2605 предметов. Следует отметить, что для индустрии характерна техника скола грубых отщепов с дисковидных нуклеусов. Из числа каменных изделий выделено: нуклеусов – 11, отщепов – 2572, желваков – 3 и орудий труда – 19. К последним отнесены: 2 рубящих орудия, 5 скребел, 2 скребка, 9 отщепов со следами утилизации и 1 отбойник. Как видно, орудийный набор не так уж богат по сравнению с индустрией вышележащих культурных слоев. На основе типологического анализа, данных геологии, каменный инвентарь слоя датируется позднемустьерским временем.

6 культурный слой выявлен в 1993 году на глубине 7, 20 м.

Коллекции каменных изделий представляют невыразительные отходы производства. Вероятно, что основные находки покоятся в другом месте, а мы затронули переферийную часть.

Фауна и флора стоянки. Не останавливаясь на классификации каменной индустрии, подробно описанной Х.А. Алпысбаевым (1979) и автором (1990), скажем о фаунистических материалах стоянки.

Основная часть остеологического материала состоит (за исключением нескольких отдельных фрагментов) из мелких обломков костей животный, чаще всего трубчатых. В слоях обнаружены челюсти лошади, бизона, рог сайги и благородного оленя. Наличие костных остатков лошади и сайги свидетельствует о степном характере ландшафта. В пользу этого говорят и данные спорово-пыльцевого анализа, взятые из разреза палеолитической стоянки им. Ч. Валиханова. Состав спорово-пыльцевого анализа говорит и о сухом климате, что и способствовало накоплению лессовидных суглинков на стоянке.

Местонахождение Кошкурган обнаружено Б.Ж. Аубекеровым и О.А.

Артюховой в 1986 г. при изучении стратотипа кошкурганского нижнеплейстоценового фаунистического комплекса (Б.Ж. Аубекеров, О.А.

Артюхова, 1988).

Материалом для выявления фаунистического комплекса служили кости, выносимые на поверхность мощным водным источником, который находился на юго-восточной окраине поселка Кошкурган, в 18 км к северовостоку от г. Туркестан (Южно-Казахстанская область), на окраине средневекового городища. В геоморфологическом отношении Кошкурганское местонахождение (по данным А.В. Вислогузовой, В.

Выломова, Б.Ж. Аубекерова, Б.И. Пинхасова и др.) располагается в днище крупного понижения, открытого на юг. Его склоны имеют ступенчатое строение с вложенными комплексом террас, самые древние из которых находятся значительно выше, чем верхнеплейстоценовая геоморфологическая поверхность, на которой располагается местонахождение.

Разведочный шурф размерами 2х2, м был заложен в центральной части пересохшего источнике.

Среди фаунистического материала преобладают зубы, крупные трубчатые кости, обломки челюстей, которые, по определению В.С.Бажанова, Т.Х. Хисаровой, Б.С. Кожамкуловой и др. принадлежат следующим млекопитающим: CANIS LUPUS, ARCHIDISKODON CF. WUSTI, EQUUS CABALLUS

CF. MOS-BACHENSIS REICH., EQUUS HYDRUNTINUS REC., DICERORHINUS

KIRCHENBERCENSIS JAEG, ELASMOTHERIUM SIBIRICUM FISCH., PARAGAMELUS

GIGAS SCHLOSS., CERVUS P., BISON SCHOETENSACKI BOJ., GA**SLLA SP, OVIS CP.

AMMON, STRUTHIO SP.

Вместе с костями залегают каменные артефакты. Их концентрация громадна: более 1 тыс. изделий на 1 кубометр отложений линзы. В 1986 г.

получено 2219 изделий, среди них 67 нуклеусов, 432 определимых орудия и пр. Артефакты не имеют следов окатанности, но подвергались сильному химическому выветриванию, по-разному воздействовавшему на разные породы. В результаты этого изделия, например, кварцевого песчаника выглядят древнее, чем орудия из кремня. Но техника и типология не дают оснований для их хронологического расчленения.

Необычно для палеолита Казахстана разнообразие используемого сырья для изготовления каменных орудий: 39,3% всех артефактов изготовлено из плохо окатанных обломков и галек белого кварца; 2,3% - из обломков светлого желтовато-серого песчаника; 27,5% - из галек кремнистых пород хорошего качества разнообразной окраски: яшмы, халцедона, кремнистого алевролита и др.; 5,1 % - из галек эффузивных мелкокристаллических пород; 3,8% - из выщелоченного до глинистого состояния кремнистого аргиллита. Сырье для изготовления орудий, видимо, добывалось на месте – из аллювия.

Типология орудий также необычайно разнообразна: здесь выявлено типов орудий из списка Ф. Борда для изделий древнего палеолита. Индексы:

мустьерской группы орудий =53,8, позднепалеолитической = 2,6, IAt =1,0, зубчатых орудий =6,5, ILtyp =12,5 – позволяют уверенно определять индустрию как мустье типичное, развитое и датировать ее не древнее первой половины, а скорее всего – серединой верхнего плейстоцена.

Шахбагата (леваллуа-ашель 2). Артефакты залегают на тех же геоморфологических позициях, что и индустрия культуры леваллуа-ашель 1.

Для леваллуа-ашель 2 устойчивыми формами являются сильно уплощенные наконечники копий двусторонней обработки и ножи с искусственным обушком. Леваллуа-ашель 2 плавно переходит в позднепалеолитическую фазу (Шахбагата 1).

Онежек 5. Стоянка обнаружена на правом берегу небольшого оврага, имеюего уклон к заливу Сарыташ. Рядом находится небольшая кольцевая выкладка из камней вытянутой формы, размером 10-11 м по оси север-юг.



Pages:   || 2 | 3 |
 
Похожие работы:

«Федеральное агентство по образованию АМУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГОУВПО АмГУ УТВЕРЖДАЮ Зав.кафедрой ВИ и МО Н.А. Журавель _2008 г. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПО ДИСЦИПЛИНЕ для специальностей 080107, 080115, 032401 экономического факультета Составители: Бунин В.И., доцент, к.и.н., Буянов Е.В., профессор, д.и.н., Капранова Е.А., доцент, к.и.н., Харитонов М.Я., доцент, к.и.н. Благовещенск 2008 г. Печатается по решению редакционно-издательского совета факультета...»

«Сводный график выполнения методического сопровождения специальности 100100 Социально-культурный сервис (бакалавриат), 1 курс Индекс Дисциплина Информационно-электронные ресурсы Литература Гуманитарный, социальный и экономический цикл Б1.Б Базовая часть Б1.Б.1 История ЭБС http://biblioclub.ru История России. XX век : 1894-1939 [Текст]/К. М. Александров [ и др.] ; отв. ред. А. Б. Зубов.-М.:Астрель : www.alleng.ru АСТ,2009.-1023 с.:ил..-Библиогр. в конце ст.14 3экз....»

«В.И.ОВЧАРЕНКО КЛАССИЧЕСКИЙ И СОВРЕМЕННЫЙ ПСИХОАНАЛИЗ Программы курсов и спецкурсов (Электронная версия) А АНТОЛОГИЯ МИРОВОГО ПСИХОАНАЛИЗА УДК 159.9 ББК 88.8 О 35 Овчаренко Виктор Иванович О 35 Классический и современный психоанализ. Программы курсов и спецкурсов. М.: Академический проект, 2000. – 622 с. (Электронная версия с изменениями и дополнениями – 550 с.) ISBN 5-8291-0033-9 Первая в России представительная публикация программ различных учебных курсов и спецкурсов по классическому и...»

«Методические рекомендации к программе учебного курса ИстоВведение рия отечественного и зарубежного киноискусства (ГОС-2002). — Екатеринбург: РГППУ, 2007. — 58 с. Место и роль дисциплины в системе образования В процессе профессиональной подготовки звукорежиссера, продюсера Методические рекомендации подготовлены на основе рабочей прокино и телевидения особая роль отводится такой дисциплине как История граммы дисциплины в соответствии с Государственным образовательным отечественного и зарубежного...»

«Методология и история психологии. 2009. Том 4. Выпуск 4 156 СПИСОК НАУЧНЫХ ТРУДОВ ТИХОМИРОВА ОЛЕГА КОНСТАНТИНОВИЧА* I. Книги и другие отдельные издания на русском языке 1. Тихомиров O.K. Роль речи в регуляции движений у детей дошкольного возраста: автореф. дис.. канд. пед. наук (по психологии). М.: Изд-во Московского ун-та, 1959. 15 с. 2. Тихомиров O.K. Структура мыслительной деятельности человека (опыт теоретического и экспериментального исследования): автореф. дис.. д-ра пед. наук (по...»

«для учителя истории 5 класс А.Ю. Несмелов М.Л. Несмелова История Древнего мира В трех частях Часть 2 Москва ВЛАДОС ПРЕСС 2005 УДК 373.5.016:94 ББК 74.266.3 Н55 Научный руководитель кандидат педагогических наук М.В. Короткова Несмелов А.Ю. Н55 Конспекты уроков для учителя истории. 5 класс. История Древнего мира. В 3 ч. : ч.2 / А.Ю. Несмелов, М.Л. Несмелова. — М. : Изд во ВЛА ДОС ПРЕСС, 2005. — 312 c. : ил. — (Конспекты уроков). ISBN 5 305 00094 7. ISBN 5 305 00096 3 (Ч. 2). Агентство CIP РГБ....»

«Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского Зональная научная библиотека им. В. А. Артисевич Отраслевой учебный отдел общественных и педагогических наук ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ СЕМЬИ ВИРТУАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА САРАТОВ 2014 Психология семейных отношений Психология семейных отношений : учебное пособие для студентов / А. Д. Кошелева [и др.] ; под ред. О. А. Шаграева. – Москва : Академия, 2008. – 368 с. В учебном пособии раскрывается специфика влияния членов семьи на детское развитие,...»

«МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ДЛЯ СТУДЕНТОВ 1. Предметно-практическое взаимодействие 2 семестр Занятие 1 Социальная работа как общественное явление. Раскрыть содержание вопросов 1. Каковы причины и источники становления социальной работы как отрасли знания? Научный этап развития социальной работы. 2. Цель и задачи социальной работы на современном этапе. Социальная работа как социокультурный феномен. Лабораторная работа. Эссе на тему Что же такое социальная работа Литература Основная Павленок, Петр...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тульский государственный университет Кафедра Дизайн УТВЕРЖДАЮ Декан гуманитарного факультета И.А. Батанина МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ К ПРАКТИЧЕСКИМ ЗАНЯТИЯМ по дисциплине ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ОФОРМЛЕНИЕ В ШКОЛЕ Направление подготовки: 050600) Художественное образование Специальность: 050602) Изобразительное искусство Форма обучения: очная Тула 2007 г. Методические указания составила...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВПО КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ФИЛОЛОГИИ И ИСКУССТВ КАФЕДРА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И МЕТОДИКИ ПРЕПОДАВАНИЯ Русская литература в восприятии казанской интеллигенции XIX – начала XX в. УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ХРЕСТОМАТИЯ КАЗАНЬ 2013 Печатается по рекомендации Института филологии и искусств Казанского (Приволжского) федерального университета ББК 84(2Рос=Рус)я7 УДК 821.161.1(03) Русская литература в восприятии казанской...»

«Н.Г. ПЕТРОВА МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ПО ИСТОРИИ СРЕДНИХ ВЕКОВ Методическое пособие предназначено в основном для студентов педагогических институтов и начинающих преподавателей истории, хотя, возможно, и опытные учителя найдут для себя что-то интересное из предложенных нами разработок. И все же основная цель пособия – помочь учителям, впервые приступающим к работе с курсом истории средних веков, рассчитанном на 29 часов, и использующим новые учебные пособия, рассчитанные на концентрическую систему...»

«Федеральное агентство по образованию АМУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГОУВПО АмГУ УТВЕРЖДАЮ Зав. кафедрой Дизайн Е.Б. Коробий _2007г. ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСКУССТВА ИНТЕРЬЕРА УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПО ДИСЦИПЛИНЕ для специальности 070603 – Искусство интерьера Составитель: Коробий Е.Б. Благовещенск 2007 г. Печатается по решению редакционно-издательского совета факультета прикладных искусств Амурского государственного университета Е.Б. Коробий Учебно-методический комплекс по...»

«Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Институт истории Кафедра истории древнего мира и средних веков ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА Учебно-методическое пособие Казань 2011 ББК УДК Печатается по решению Редакционно-издательского совета ФГАОУ ВПО Казанский (Приволжский) федеральный университет методической комиссии Института истории Протокол № 6 от 8 декабря 2011 г. заседания кафедры истории...»

«Adobe InDesign CS6/CS5 Методическое пособие ! Для работы с данным пособием рекомендуется использовать программы Adobe Acrobat Reader версии 7 и выше или Foxit Reader. Вы можете вносить комментарии средствами Acrobat Reader: Document Comments (Документ Комментировать), затем их можно сохранять вместе с документом, печатать, экспортировать Обратная связь: Павлов Юрий Евгеньевич Email: yuri-pavl@gmail.com Facebook: http://facebook.com/yuri.pavl http://yuri-pavl.com Последнее изменение: 16 сентября...»

«ВВЕДЕНИЕ Курс Этнология стран Северо-Восточной Азии читается для студентов второго курса регионоведов-востоковедов. Цель его расширить знания студентов по избранной ими специальности, значительно пополнить список литературы по странам Северо-Восточной Азии. Народы Северо-Восточной Азии рассматриваются в контексте истории всего Азиатско-Тихоокеанского региона и более широко в контексте мировой истории. Большое внимание уделяется теоретическим и методологическим аспектам этнологии. Это...»

«Психологическая антропология : история, современное состояние, перспективы: Учеб. пособие для вузов, 2003, Светлана Владимировна Лурье, 5829103559, 9785829103552, Акад. Проект, 2003 Опубликовано: 1st June 2013 Психологическая антропология : история, современное состояние, перспективы: Учеб. пособие для вузов СКАЧАТЬ http://bit.ly/1cgLxsK Kratki slovar kognitivnykh terminov, Elena Samolovna Kubriakova, 1996, Foreign Language Study, 245 страниц.. The Journal of Psychological Anthropology,...»

«ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ГЕОГРАФИЯ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ ПРОГРАММА КУРСА ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ГЕОГРАФИЯ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ 1. Пояснительная записка В результате изучения дисциплины Экономическая и социальная география Тюменской области студенты должны знать: особенности административно-территориального устройства Тюменской области, демографические, социальные, экономические и экологические аспекты развития области; а также иметь представление об административнотерриториальном делении всех...»

«КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Кафедра уголовного права ПРОГРАММА КУРСА УГОЛОВНОЕ ПРАВО РОССИИ для магистров юридического факультета Казань 2009 Печатается по решению учебно-методической комиссии юридического факультета Казанского государственного университета от 10 марта 2009г. протокол №2 Программу подготовили: профессор Сундуров Ф.Р., профессор Сидоров Б.В., профессор Талан М.В. Пособие предназначено для магистров юридического факультета. Включает в себя...»

«В.И. ГАРАДЖА РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ Учебное пособие для студентов высших учебных заведений и преподавателей средней школы. 2-е издание, дополненное АСПЕКТ ПРЕСС ББК 86.3 Г 20 Данное издание представляет собой авторскую работу, вошедшую в число победителей в открытом конкурсе, который проводится Государственным комитетом РФ по высшему образованию и Международным фондом “Культурная инициатива”. Гараджа В.И. Г 20 Религиоведение: Учеб. пособие для студентов высш. учеб. заведений и преп. ср. школы. — 2-е...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Н.И. ПИРОГОВА (ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России) Кафедра пропедевтики внутренних болезней и лучевой диагностики лечебного факультета СХЕМА ИСТОРИИ БОЛЕЗНИ Методические указания для студентов II—VI курсов медицинских институтов Под редакцией профессора А.В. Струтынского Москва 2013 г. Схема истории болезни. Методические указания для студентов медицинских...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.