WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«Уголовно-правовая охрана лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения ...»

-- [ Страница 1 ] --

1

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

«Московский государственный юридический университет

имени О. Е. Кутафина (МГЮА)»

На правах рукописи

Симонов Аркадий Григорьевич

Уголовно-правовая охрана лесной и иной растительности

от уничтожения или повреждения

Специальность 12.00.08 – «уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право»

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: заслуженный юрист Российской Федерации, почетный работник Прокуратуры Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Жевлаков Э. Н.

Москва – Оглавление ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………

ГЛАВА 1. СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ОХРАНЫ

ЛЕСНОЙ И ИНОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ОТ УНИЧТОЖЕНИЯ ИЛИ

ПОВРЕЖДЕНИЯ…………………………

1.1. Социальная обусловленность уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения………………………………... 1.2. Международно-правовые, конституционные, эколого-правовые основы уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения…………………………………………………………………………... 1.3. Общественная опасность преступлений, состоящих в уничтожении или повреждении лесной и иной растительности…………………………………….....

ГЛАВА УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

2.

УНИЧТОЖЕНИЯ ИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЯ ЛЕСНЫХ И ИНЫХ

НАСАЖДЕНИЙ……………………………………

2.1. Уголовно-правовая характеристика объекта и предмета уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений……………………………………… 2.2. Уголовно-правовая характеристика признаков объективной стороны уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений……………………… Уголовно-правовая характеристика субъективных признаков 2.3.

уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений…………………......

ГЛАВА 3. ОТЛИЧИЕ УНИЧТОЖЕНИЯ ИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЯ ЛЕСНЫХ

И ИНЫХ НАСАЖДЕНИЙ ОТ СХОДНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ И ИНЫХ

ПРАВОНАРУШЕНИЙ……………………………………………………………… 3.1. Отграничение уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений от иных экологических преступлений……………………………..... 3.2. Отграничение уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений от сходных преступлений против собственности, общественной безопасности, общественной нравственности, мира и безопасности человечества………………………………………………………………………..... 3.3. Отграничение уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений от сходных административных правонарушений…………………... ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………….

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ





ИСТОЧНИКОВ, МАТЕРИАЛОВ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ И ЛИТЕРАТУРЫ.

ПРИЛОЖЕНИЕ………………………………………………………..……...

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность и степень разработанности темы исследования.

Актуальность темы обусловлена теоретической и практической значимостью разработки вопросов совершенствования уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения.

В нормах, устанавливающих основы конституционного строя Российской Федерации (далее – Россия или РФ), содержится положение о том, что земля и другие природные ресурсы используются и охраняются как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории1.

Обеспечение права граждан на благоприятную окружающую среду, гарантированного Конституцией РФ (ст. 42), невозможно без эффективной защиты лесов, произрастающих на территории страны и определяющих экологическое равновесие в природе.

Леса, удовлетворяя потребности общества в социально-экономической сфере, выполняют водоохранные, почвозащитные, оздоровительные функции, влияют на формирование климата и предотвращают загрязнение воздушного бассейна, служат основой жизни («домом») множества видов животных и растений, их сообществ. Современное состояние биосферы требует особой защиты для выживания человечества, поскольку антропогенное воздействие на природу может привести к необратимым катастрофическим последствиям. В этом плане трудно переоценить экологическую роль растительного мира, в том числе лесов, которые справедливо считаются «легкими» нашей планеты. Поскольку Россия входит в число крупнейших лесосырьевых стран мира, возрастает ее международная роль в рациональном использовании и сохранении лесной и иной растительности.

В то же время современное состояние лесопользования и охраны лесной и иной растительности в России характеризуется ухудшением криминогенной ситуации в этой сфере в целом и в отдельных лесных регионах страны в Статья 9 Конституции РФ.

частности. Возрастает общественная опасность преступного уничтожения и повреждения лесной и иной растительности. Ежегодно в России возникает до 30 000 лесных пожаров, из них – свыше 70 % – по вине людей. В огне гибнут тысячи гектаров леса, причиняется колоссальный экономический и экологический ущерб, зачастую горят деревни, поселки, военные и другие объекты, причиняется вред жизни и здоровью людей Динамика роста преступных посягательств на лесные и иные насаждения, говоря языком ст. 261 УК РФ1, свидетельствует о необходимости повышения эффективности охраны лесов. Это обусловливает потребность принятия конкретных решений со стороны органов законодательной, исполнительной и судебной власти, направленных на совершенствование уголовно-правовых норм, обеспечивающих охрану лесных и иных насаждений, повышение эффективности практики их применения и на предупреждение уничтожения или повреждения лесной и иной растительности, в том числе путем совершенствования деятельности правоохранительных, контролирующих органов и общественных объединений.





Актуальность настоящего исследования обусловливается и состоянием исследования вопросов уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности в науке уголовного права.

Проблемы совершенствования уголовно-правовой охраны лесов начали относительно активно освещаться в работах исследователей с 80-х гг. прошлого века. Существенный вклад в решение вопросов юридической ответственности за нарушение норм природоохранного законодательства внесли Д. В. Басаев, Е. В. Виноградова, С. Б. Гавриш, В. К. Глистин, П. С. Дагель, О. Л. Дубовик, Н. Л. Романова, Н. А. Селяков, А. Л. Сулейманов и др.

Далее мы будем употреблять также для обозначения предмета преступления понятия «леса», «лесная и иная растительность».

Проблемы уголовно-правовой охраны флоры при рассмотрении общих вопросов охраны окружающей среды стали предметом исследования таких авторов, как C. Л. Байдаков, В. Н. Баландюк, Д. В. Басаев, А. И. Бобылев, А. К. Голиченков, О. Л. Дубовик, H. A. Духно, Т. В. Злотникова, И. А. Игнатьева, Ю. С. Колбасов, И. О. Краснов, О. И. Крассов, H. A. Лопашенко, Ю. И. Ляпунов, B. Г. Столяров, И. Г. Травина, A. C. Шестерюк и др.

Однако указанные авторы решили далеко не все вопросы уголовноправовой охраны лесной и иной растительности вообще и ее защиты от уничтожения или повреждения, в частности. Например, нуждаются в дальнейших исследованиях вопросы объекта, предмета посягательства, предусмотренного ст.

261 УК РФ, проблемные вопросы уголовно-правовой квалификации уничтожения собственности, окружающей среды, общественной безопасности, общественной нравственности, мира и безопасности человечества, а также с административно наказуемыми проступками.

Кроме того, большинство из работ этих авторов посвящены общим вопросам юридической ответственности за посягательство на растительность (флору) и лесонарушения. Те же, где предметом исследования стала ст. 261 УК экологическом и ином законодательстве, принятых с момента вступления УК РФ в законную силу 1 января 1997 г., которые требуют осмысления.

совершенствованию уголовно-правовых норм об ответственности за уничтожение или повреждение лесной и иной растительности, адекватных современным представлениям об общественной опасности и распространенности этого деяния.

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности.

Предметом исследования являются нормы конституционного, уголовного, административного, экологического природоресурсного (земельного, лесного) и природоохранного отечественного законодательства; нормы международного права; уголовное, лесное, экологическое законодательство зарубежных стран (Великобритании, США, Франции, Германии, Голландии, Дании, Норвегии, Финляндии, Иордании, Ливана, Сирии, КНР, Индии, Японии, Румынии, Республики Молдовы, Литовской Республики), представленное в качестве источника в русском переводе; судебная практика; материалы конкретных уголовных дел, данные судебной статистики.

Целью диссертационной работы являются исследование уголовно-правовой охраны лесных и иных насаждений от преступных посягательств в виде уничтожения или повреждения в условиях современной России и разработка рекомендаций по совершенствованию уголовного законодательства об охране лесной и иной растительности.

В соответствии с поставленной целью диссертант попытался решить следующие научные задачи:

– исследовать социально-правовую обусловленность уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения, опровергнуть встречающиеся в литературе попытки обосновать достаточность для этого иных неуголовно-правовых мер;

– изучить соответствующие экологические нормы международного права, ряда отраслей российского законодательства, уголовное законодательство зарубежных стран, указанных выше;

– обобщить и проанализировать статистические данные, характеризующие количество преступлений, состоящих в незаконном уничтожении или повреждении лесов, включая незаконную рубку лесных и иных насаждений;

показать их латентность и место в структуре экологической преступности;

– осуществить комплексный (полный) уголовно-правовой анализ объективных и субъективных признаков состава преступного уничтожения или повреждения лесных насаждений (ст. 261 УК РФ);

– выявить проблемные вопросы уголовно-правовой квалификации уничтожения или повреждения лесной и иной растительности;

– в плане решения проблем уголовно-правовой квалификации деяний, предусмотренных ст. 261 УК РФ, провести отграничение состава уничтожения или повреждения лесной и иной растительности от составов экологических и иных сходных преступлений и выявить признаки такого разграничения;

– провести отграничение состава уничтожения или повреждения лесных или иных насаждений от составов сходных административно наказуемых правонарушений;

– на основе правового анализа конструкций составов преступлений, предусмотренных ст. 261 УК РФ, внести конкретные предложения по ее совершенствованию;

– изучить состояние проблемы уголовной ответственности юридических лиц за экологические преступления в науке уголовного права, внести предложение об установлении такой ответственности за уничтожение или повреждение лесной и иной растительности и разработать проект ст. 2611 УК РФ об уголовной ответственности юридических лиц за данное преступление;

– разработать проект постановления Пленума Верховного Суда РФ о внесении изменений в постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10. № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования», касающихся порядка определения размера причиненного преступлением вреда.

Методологическую основу диссертационной работы составили взаимосвязанные принципы, приемы и способы познания социальных явлений в сфере охраны лесной и иной растительности. Базовым методом исследования послужил метод материалистической диалектики. Автором были использованы такие общенаучные методы познания, как анализ и синтез, индукция и дедукция, системный, догматический (формально-логический), сравнительно-правовой метод, метод теоретико-правового моделирования.

Репрезентативность эмпирического исследования, обоснованность и достоверность выводов обеспечивались также частнонаучными методами познания – системно-структурным, статистическим, изучения судебной практики.

Метод восхождения от абстрактного к конкретному, историко-правовой метод и метод экстраполяции позволили автору выявить тенденции развития отечественного уголовного законодательства и спрогнозировать его совершенствование, поэтому их применение способствовало обоснованию предлагаемых автором рекомендаций по реформированию ст. 261 УК РФ.

Теоретической основой диссертационного исследования стали труды отечественных и зарубежных ученых в области уголовного, административного, экологического, международного права.

Для более полного и глубокого освещения проблемы уголовно-правовой проанализированы труды фундаментального и специализированного характера Б. В. Здравомыслов, С. М. Кочои, О. И. Крассов, В. Н. Кудрявцев, В. Д. Курченко, М. Ю. Лебедев, В. А. Лопатин, Н. А. Лопашенко, Ю. И. Ляпунов, A. B. Мазуров, В. Д. Пакутин, Н. И. Пикуров, A. M. Плешаков, А. И. Рарог, И. А. Соболь, И. Г. Травина, H. A. Харитонов, Г. Ф. Хохряков, Д. В. Чураков, А. И. Чучаев, Д. А. Шестаков и др.

Нормативную базу исследования составили отечественное и указанное выше зарубежное законодательство, раскрывающие содержание уголовноправовой охраны лесной и иной растительности.

Эмпирическую базу исследования составили статистические данные Росстата, ГИАЦ МВД РФ и архивные материалы судов за 2005–2012 гг. в количестве 213 уголовных дел, постановления Пленума Верховного Суда РФ, обобщения судебной практики, проведенные судами ряда субъектов РФ (Республики Тыва, Краснодарского края, Приморского края, Амурской области, Архангельской области, Кемеровской области, Курганской области, аналитические записки, а также статистические данные, полученные другими исследователями.

Научная новизна работы заключается в том, что ее автором с учетом изменений в уголовном, экологическом, административном законодательстве, произошедших с 1997 г., предпринята одна из первых в науке уголовного права попыток комплексного изучения теоретических и практических проблем уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения. На основе анализа социальной обусловленности уголовноправового запрета уничтожения или повреждения лесной и иной растительности, обеспечивающих охрану лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения, положений норм действующего на момент подготовки диссертации уголовного, природоохранного, природоресурсного, административного обоснованные предложения по совершенствованию норм уголовного закона РФ растительности и повышению эффективности применения этих норм.

Изложенным диссертация отличается от работ, затрагивающих тему уголовно-правовой охраны лесных и иных насаждений, других исследователей.

Конкретизируется новизна в следующих положениях, выносимых на защиту:

законодательстве РФ запрета на преступное уничтожение или повреждение лесной и иной растительности соответствует научно обоснованным критериям распространенности, преобладанию социально положительных результатов криминализации над негативными последствиями этого процесса, соответствию уголовно-правового запрета основным положениям Конституции РФ, норм международного и экологического права.

2. Вывод о том, что бланкетные диспозиции норм ст. 261 УК РФ обусловливают необходимость обращения правоприменителей к многочисленным часто меняющимся правовым актам неуголовно-правового характера и знания их.

Вместе с тем отсутствие в законе необходимой конкретизации порядка определения размера и характера последствий преступления, а также внятного основного понятийного аппарата затрудняет процесс квалификации деяния и применение закона на практике. Автор попытался минимизировать эти погрешности закона предложениями по новой конструкции и редакции ст. 261 УК РФ.

Результаты уголовно-правовой характеристики уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений:

– уточнены родовой и непосредственный объекты посягательства. Родовой объект определяется автором как отношения по обеспечению общественной безопасности и здоровья населения, непосредственный – как отношения по охране, рациональному использованию и воспроизводству лесной и иной растительности;

– внесено предложение о выделении в составе преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ, помимо основного, также и дополнительного непосредственного объекта посягательства, каковым следует считать отношения, направленные на обеспечение охраны земель, водоемов, животного мира и атмосферного воздуха, т. е. тех компонентов окружающей среды, с которыми лесные и иные насаждения неразрывно связаны;

– сформулирован вывод о необходимости вычленения применительно к статьям гл. 26 УК РФ группового объекта преступления, дано его определение как отношений, складывающихся в сфере лесопользования и охраны лесной и иной растительности;

– предметом рассматриваемого преступления с позиции автора, а не так, как изложено в ст. 261 УК РФ, являются лесная и (или) иная растительность;

– внесены предложения по совершенствованию текста ст. 261 УК РФ с учетом исследования признаков объективной и субъективной сторон состава предусмотренного ею преступления. С учетом всех предлагаемых изменений вносится предложение о введении в УК РФ ст. 261 в новой редакции следующего содержания:

«Статья 261. Уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности 1. Уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности в результате неосторожного обращения с огнем или другими источниками повышенной опасности либо неосторожного загрязнения или иного негативного воздействия – наказывается… 2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, если они причинили крупный ущерб или были совершены в отношении лесов, выполняющих защитные функции, – наказываются… 3. Уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности в результате поджога, умышленного применения других источников повышенной опасности, загрязнения или иного негативного воздействия – наказывается… 4. Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, если они причинили крупный ущерб или были совершены в отношении лесов, выполняющих защитные функции, – наказываются… Примечание. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, если стоимость уничтоженной или поврежденной лесной и (или) иной растительности, исчисленная по утвержденным Правительством Российской Федерации таксам, составляет не менее пятидесяти тысяч рублей с учетом вреда, причиненного окружающей среде».

4. Предложения о дополнении постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования»

п. 24.1 следующего содержания: «ущерб от уничтожения или повреждения лесной и (или) иной растительности, предусмотренный ст. 261 УК РФ, рассчитывается по соответствующим таксам, утвержденным Правительством Российской Федерации, и должен быть не менее пятидесяти тысяч рублей, с учетом вреда, причиненного окружающей среде, то есть, с учетом стоимости выращивания новых лесных культур или молодняка естественного происхождения взамен погибших и работ по очистке территории, расходов на тушение пожара, затрат на восстановление численности погибших животных, особенностей уничтоженной или поврежденной лесной и (или) иной растительности (ценные породы деревьев и кустарников или не ценные эксплуатационные, защитные, особо защитные категории лесов), места ее произрастания (обычная территория, заповедник, иная особо охраняемая территория), и иного вреда причиненного окружающей среде».

5. Предложение о том, что таксы утвержденные Правительством Российской Федерации следует конкретизировать и не только указывать в них категорию лесов (эксплуатационные, защитные, особо защитные), но и учитывать экологическую ценность данной лесной и иной растительности; породы деревьев и иной растительности (ценные, неценные); нахождение их в Красной книге РФ или субъекта Федерации; значимость для конкретного места (эндемичность).

6. Предложение о снижении возраста, в котором может наступить уголовная ответственность за умышленные преступления, предусмотренные ст. 261 УК РФ, до 14 лет путем внесения следующего дополнения в ч. 2 ст. 20 «Возраст, с которого наступает уголовная ответственность» УК РФ:

четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за убийство (статья 105)… … …Умышленное уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности (статья 261) …».

7. Обоснованное предложение о введении уголовной ответственности юридических лиц за экологические преступления, в частности за преступное уничтожение или повреждение лесной и иной растительности, и о дополнении УК РФ ст. 2611 следующего содержания:

«Статья 2611. Уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности юридическими лицами в результате их хозяйственной или иной деятельности 1. Уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности юридическими лицами в результате неосторожного обращения с огнем или другими источниками повышенной опасности либо неосторожного загрязнения или иного негативного воздействия вследствие хозяйственной или иной деятельности – наказывается… 2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, если они причинили крупный ущерб или были совершены в отношении лесов, выполняющих защитные функции, – наказываются… 3. Уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности юридическими лицами в результате поджога, умышленного применения других источников повышенной опасности, загрязнения или иного негативного воздействия вследствие хозяйственной или иной деятельности – наказывается… 4. Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, если они причинили крупный ущерб или были совершены в отношении лесов, выполняющих защитные функции, – наказываются… Примечание. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, если стоимость уничтоженной или поврежденной лесной и (или) иной растительности, исчисленная по утвержденным Правительством Российской Федерации таксам, составляет не менее пятидесяти тысяч рублей с учетом вреда, причиненного окружающей среде».

Статья может быть введена в УК РФ только после решения вопроса об уголовной ответственности юридических лиц в комплексе и внесения соответствующих изменений в Общую и Особенную части УК РФ.

8. Результаты разграничения в процессе квалификации рассматриваемого преступления с рядом других сходных экологических преступлений (ст. 246–248, ч. 2 ст. 249, ст. 250, 251, 254, 259, 260), а также с некоторыми преступлениями против собственности (ст. 167, 168 УК РФ), общественной безопасности (ст. 205, 212 УК РФ), общественной нравственности (ст. 243 УК РФ), мира и безопасности человечества (ст. 358 УК РФ) по объекту, предмету, признакам объективной и субъективной стороны состава.

9. Результаты отграничения уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений от сходных административных правонарушений по признакам предмета, объективной и субъективной стороны составов преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ, и административно наказуемых проступков.

10. Предложение, вытекающее из сравнительного анализа ст. 261 и 250 УК РФ при их разграничении, об исключении из диспозиции ч. 1 ст. 250 УК РФ понятия «лесному или» и изложении ее в следующей редакции:

«1. Загрязнение, засорение, истощение поверхностных или подземных вод, источников питьевого водоснабжения либо иное изменение их природных свойств, если эти деяния повлекли причинение существенного вреда животному или растительному миру, рыбным запасам, сельскому хозяйству».

11. Предложения о повышении эффективности применения ст. 261 УК РФ мерами организационно-профилактического характера по: восстановлению численности работников лесных служб, непосредственно занимающихся охраной лесов; привлечению к этому процессу граждан путем денежного и иного стимулирования их активности в борьбе с лесонарушениями; налаживанию взаимодействия с различными общественными объединениями, занимающимися охраной окружающей среды, предусмотренного Федеральным законом от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», но отсутствующего реально сегодня; увеличению затрат на охрану окружающей среды, в том числе лесной и иной растительности, которые, как показывает автор, в РФ значительно меньше, чем в других странах; воссозданию подразделений экологической полиции в составе МВД РФ.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что положения и выводы, формулируемые и обосновываемые в его рамках, ликвидируют пробелы в теории уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности и окружающей среды в целом и могут способствовать дальнейшей теоретической разработке этих вопросов.

содержащиеся в ней, могут быть использованы:

– в правотворческом процессе при внесении изменений и дополнений в нормативно-правовые акты, устанавливающие ответственность за уничтожение или повреждение лесной и иной растительности;

– при проведении учебных занятий по уголовному праву и спецкурсам (спецсеминарам) по теме «Экологические преступления» в высших и средних учебных юридических заведениях и системе повышения квалификации кадров;

– при подготовке разъяснений Пленума Верховного Суда РФ;

– работниками правоохранительных и контролирующих органов в сфере охраны и использования окружающей среды, сотрудниками лесных охранных служб в их практической деятельности.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования докладывались и обсуждались на кафедре уголовного права Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА).

Автор участвовал в работе трех международных научно-практических конференций: XII Международной научно-практической конференции «Право как основа современного общества», проводившейся научным журналом «Вопросы гуманитарных наук» и научным издательством «Спутник +» (25 сентября 2013 г.), XXX Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции», проводившейся НП «СибАК» (23 октября 2013 г.), а также XI Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы науки», проводившейся научным журналом «Актуальные проблемы современной науки» и научным издательством «Спутник +» (25 октября 2013 г.).

Результаты исследования отражены в четырех научных публикациях в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией при Министерстве образования и науки Российской Федерации.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования.

Работа состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения, списка использованных нормативно-правовых источников, материалов судебной практики и литературы, а также приложения.

ГЛАВА 1. СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ

ОХРАНЫ ЛЕСНОЙ И ИНОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ

ОТ УНИЧТОЖЕНИЯ ИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЯ

1.1. Социальная обусловленность уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения Окружающая среда – это биологическая основа жизни и здоровья человека и всего живого на Земле. Лесные экосистемы являются главными компонентами окружающей среды и обеспечивают естественное регулирование большинства протекающих в экологической системе Земли процессов, что предопределяет необходимость максимального сохранения природных свойств лесов1. В РФ общая площадь земель лесного фонда и лесов, не входящих в лесной фонд, по состоянию на 1 января 2009 г. составляла 1 140,9 млн га2 (примерно 69 % территории страны), запасы древесины в лесах – 82 млрд куб. м, что составляет свыше четверти мировых запасов. Лесной сектор играет важную роль в экономике нашей страны и имеет существенное значение для социальноэкономического развития более чем 40 субъектов РФ, в которых продукция лесной промышленности составляет от 10 до 50 % общего объема промышленной продукции соответствующих регионов, а в целом по РФ этот показатель составляет около 4 %3. Поэтому организация рационального использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов – стратегически важная задача для России.

Лес является одним из главных регуляторов экологического равновесия на Земле, покрывая существенную часть суши. Только в Европе, по данным доклада «Состояние лесов Европы к 2011 г.», леса покрывают 1,02 млрд га, что составляет Концепция развития лесного хозяйства Российской Федерации на 2003–2010 гг., утвержденная Распоряжением Правительства РФ от 18.01.2003 № 69-р (ред. от 28.09.2007) // СЗ РФ. 2007. № 41. Ст. 4919.

Леса России: информационный бюллетень. М., 2009.

Концепция развития лесного хозяйства Российской Федерации на 2003–2010 гг. Ст. 4919.

25 % площади лесов планеты1. Как было отмечено в Итоговом заявлении ХII Всемирного лесного конгресса (Квебек, 2003 г.), всё человеческое сообщество находится в зависимости от леса и деревьев и поэтому несет ответственность за биоразнообразие, регуляцию климата, чистоту воздуха, сохранение почвенных и препаратами, заготовку древесных и недревесных продуктов леса, производство энергии, а также сохранение культурных ценностей2.

извлечением и потреблением природных ресурсов, в том числе лесных. Ввиду этого ежегодно площадь лесов резко сокращается. Леса вырубаются под сельскохозяйственные поля, пастбища, для получения топлива, строительных материалов, бумаги и т. д. Большое количество лесов уничтожается в результате постоянного антропогенного воздействия человека. К основным причинам исчезновения лесной и иной растительности следует отнести: расширение площадей сельскохозяйственных угодий, перевыпас, а также использование растений (деревьев) в промышленности в качестве топлива, промышленные выбросы, вызывающие общее угнетение роста и развития лесной и иной растительности3, лесные пожары4. Скрытыми причинами истребления лесной и иной дикорастущей растительности являются бедность, увеличение численности населения, торговля растительными продуктами, а также макроэкономическая политика5.

Следует отметить, что в нашей стране социальное движение в защиту природы, в отличие от стран Запада, начало разворачиваться с существенным Доклад подготовлен Европейской экономической комиссией ООН, Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН и Секретариатом Министерской конференции по защите лесов Европы. URL:

http://timber.unece.org/fileadmin/DAM/ publications/Summary_FE2011.pdf.

Устойчивое лесопользование. 2003. № 2. С. 43.

В составе промышленных выбросов наиболее ядовиты сернистый газ, оксиды азота, фтор и его соединения, этилен. Особенно чувствительны к ним хвойные деревья: сосна, ель, пихта, кедр, лиственница. Нередко возле больших городов они представляют собой редины с чахлыми деревьями и сухостоем.

Основной причиной 85 % случаев лесных пожаров оказывается экологически безграмотное поведение человека (незатушенный костер, недогоревшая спичка, стёкла битых бутылок, которые действуют как линзы, и т. д.). Пожар в результате ударившей в дерево молнии встречается лишь в 15 % случаев.

Сегодня под угрозой исчезновения с земного шара находится около 20–25 тыс. видов растений, частично внесенных в красные книги (МСОП и региональные). Их число с каждым годом увеличивается. См.:

Авраменко И. М. Международное экологическое право: учеб. пособие. Ростов н/Д, 2005. С. 39.

опозданием и на первых этапах развивалось достаточно медленно, вяло. До конца 1960-х гг. прошлого века мы были практически оторваны от общемировых тенденций в области защиты природы и отдельных ее компонентов, что было обусловлено замкнутостью государственной политики СССР, наличием так называемого железного занавеса. В частности, в то время как во многих зарубежных странах на этот период пришлись становление природоохранного законодательства, формирование взгляда на природу и ее богатства прежде всего как на неотъемлемую часть благоприятной среды обитания1, в отечественном праве, несмотря на принятие специального нормативно-правового акта – закона «Об охране природы в РСФСР» – и участие СССР в международных конвенциях, природа по-прежнему рассматривалась, как и в ХIХ столетии, в качестве «кладовой» богатств, а опасность экологических нарушений оценивалась с точки зрения экономических потерь от нерационального природопользования2.

Поэтому вплоть до принятия УК РФ 1996 г. экологические преступления рассматривались в большинстве своем как разновидность хозяйственных3, а многие составы по УК РСФСР 1961 г. были декриминализированы по сравнению с УК РСФСР 1926 г. Прежде всего это коснулось составов преступлений в сфере лесонарушений, предусмотренных ст. 85 УК РСФСР 1926 г.: в УК РСФСР 1961 г.

сохранилась уголовная ответственность за порубку леса, которая могла применяться только после принятия мер административного или общественного воздействия4. Показательно, что либерализация в тот период уголовного законодательства совпала с массовым ростом лесонарушений, которые стали расцениваться как гражданско-правовые деликты: в некоторых регионах дела о Так, в 1969 г. в США принимается Закон о национальной политике в области охраны окружающей среды, в 1970 г. – Закон о качестве окружающей среды, в 1969 г. во Франции – Декрет о создании межведомственной комиссии и в 1970 г. – Закон об учреждении Верховного комитета по защите среды, в 1967 г. в Японии – Закон по охране окружающей среды.

Природа, ее ресурсы в советском государстве составляют естественную основу развития народного хозяйства, служат источником непрерывного роста материальных и культурных ценностей, обеспечивают наилучшие условия труда и отдыха населения. Преамбула закона «Об охране природы в РСФСР» // ВВС РСФСР. 1960. № 40. Ст. 856.

Экологические преступления были включены и в другие разделы УК РСФСР 1961 г. К 1996 г. экологические преступления были помещены в раздел о преступлениях против собственности, против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения.

Ранее по ст. 85 УК РСФСР 1926 г. была предусмотрена ответственность за самовольную рубку сухих деревьев;

похищение из леса деревьев – как срубленных, так и буреломных, валежника; самовольное сенокошение;

повреждение молодняка; расчистка и запашка лесной площади и др.

них составляли до 25 % всех гражданских дел1. В итоге уже в 1962 г. рамки ст. 169 «Незаконная порубка леса» УК РСФСР были дважды расширены2. К концу 1980-х гг. стало очевидно, что УК РСФСР 1961 г. не отвечает потребностям общества в сфере охраны окружающей среды в целом и лесопользования и способствовало и отсутствие должной нормативной базы, регламентирующей порядок природопользования.

экономической, социальной, экологической) потребовали коренных изменений в отечественном природоохранном и уголовном законодательстве. В 1991 г.

вступил в силу Закон РСФСР «Об охране окружающей природной среды», а в период 1995–1997 гг. были приняты федеральные законы об экологической экспертизе, о животном мире, об охране атмосферного воздуха, о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и другие нормативно-правовые акты, посредством которых был создан самостоятельный сегмент российской правовой системы – экологическое законодательство. В нём, в отличие от предыдущего законодательства, упор делался на необходимость обеспечения экологической безопасности, охраны окружающей среды как биологической основы существования человека, были предусмотрены различные механизмы охраны природы (экологический, экономический, юридический), которые нашли воплощение в дальнейшем практически во всех отраслях права.

В частности, УК РФ 1996 г. отразил совершенно иной подход, отвечающий новейшим мировым тенденциям законодательства в сфере охраны окружающей среды: в нём была выделена отдельная гл. 26 УК РФ «Экологические преступления» (ст. 246–262), где сгруппировано 17 составов преступных посягательств на окружающую среду и ее компоненты. При этом, в отличие от УК РСФСР 1961 г., только три из них устанавливают ответственность за Косарев А. Ответственность лесонарушителей // Сов. юстиция. 1960. № 5. С. 45.

Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1962. № 29. Ст. 449; № 49. Ст. 1821. См. об этом подробнее:

Жевлаков Э. Н. Экологические преступления: понятие, виды, квалификация. М., 1995. С. 14–15.

преступные нарушения правил природопользования, остальные направлены на обеспечение охраны окружающей среды и экологической безопасности (в июне 2013 г. гл. 26 УК РФ пополнилась ст. 258.1, нормы которой можно отнести к числу как природоохранных, так и устанавливающих ответственность за преступные нарушения правил природопользования).

Деяния, предусматривающие уголовную ответственность за уничтожение сгруппированы в двух статьях нового УК РФ: ст. 260 «Незаконная порубка деревьев и кустарников» и 261 «Уничтожение или повреждения лесов». За истекший период в указанные статьи многократно вносились изменения и дополнения1. Также уголовная ответственность за причинение вреда лесной и иной растительности присутствует в ч. 2 ст. 249 и ст. 256, 259 УК РФ.

направленного на защиту окружающей среды в целом и лесной растительности в законодательство испытывает неизбежное в условиях глобальной интеграции правопорядков отдельных иностранных государств.

Следует отметить и несовершенство отечественной нормативной базы, регулирующей лесоохрану, лесоустройство и отпуск леса, что дает возможность правонарушителям уходить от ответственности за организацию незаконной деятельности по заготовке леса, в том числе и после предварительного его поджога.

Правовым условием роста преступлений, предусмотренных ст. 260 УК РФ, является сложность прохождения материалов по незаконным рубкам в следственных органах из-за трудности закрепления доказательственной базы и, как следствие, безнаказанность преступников. «Нуждается в существенном Федеральный закон от 08.12.2003 № 162-ФЗ // СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4848; Федеральный закон от 04.12. № 201-ФЗ // СЗ РФ. 2006. № 50. Ст. 5279; Федеральный закон от 06.05.2010 № 81-ФЗ// СЗ РФ. 2010. № 19. Ст. 2289;

Федеральный закон от 29.12.2010 № 442-ФЗ // СЗ РФ. 2011. № 1. Ст. 54; Федеральный закон от 07.12.2011 № 420ФЗ // СЗ РФ. 2011. № 50. Ст. 7362.

улучшении качество следствия по делам о незаконной порубке деревьев и кустарников»1, – считает А. Л. Сулейманов.

Исследователи также отмечают среди условий преступности данного вида неурегулированность многих вопросов: к примеру, режим лесов в черте города, отсутствие методик расчета причинения вреда здоровью человека2. Заметим, что нет таких методик и по исчислению вреда, нанесенного животному миру.

Проведение реформ в лесном секторе экономики без научно обоснованной национальной стратегии привело к неэффективному использованию лесов. По мнению авторитетных ученых-лесоводов, в России «до сих пор отсутствует внятная для всех государственная лесная политика, в том числе и для занятых в лесном деле хозяйствующих субъектов, что привело к катастрофическому обвалу производства всех без исключения лесных отраслей и, как следствие, к бедственному положению занятого в них трудоспособного населения»3.

Многие эксперты справедливо подвергли критике выбранный находящейся у власти политической элитой курс, абсолютно игнорирующий научные подходы, направленные на отстаивание стратегических общенациональных интересов в законодательства не спрогнозировали его влияние на криминальную ситуацию в лесных отношениях. Частая смена политики в сфере лесопользования опасна для А. Л. Сулейманова, который отмечает, что «со времени распада СССР чуть ли не ежегодно происходит реорганизация системы органов управления в сфере взаимодействия общества и природы и, к сожалению, не в направлении ее Сулейманов А. Л. Уголовно-правовые проблемы незаконной порубки деревьев и кустарников // Уголовное право.

2003. № 1. С. 58.

Виноградов В. П. Современные проблемы надзора органов природоохранной окружающей природной среды // Актуальные проблемы экологического, земельного права и законодательства: экологическое право и законодательство на рубеже XXI века: материалы V Всерос. науч.-практ. конф. М., 1999. С. 46.

Обливин А. Н., Моисеев Н. А. Научные основы национальной лесной политики России // Использование и охрана природных ресурсов России. 2003. № 6. С. 70.

Шутов И. В. Проигранная война? // Лесное хозяйство. 2006. № 4. С. 8–10; Писаренко А. И., Страхов В. В. Какое лесное законодательство нужно России // Лесное хозяйство. 2006. № 3. С. 6–9; Моисеев Н. А. Кризис управления:

причины и средства его преодоления // Лесное хозяйство. 2006. № 3. С. 2–5.

несостоятельность в обеспечении реализации экологического законодательства.

Ситуация осложняется распадом прежней системы государственного контроля, ограничить либо вообще ликвидировать прокурорский надзор в сфере экологии» 1.

К сожалению, сказанное более 10 лет назад актуально и сегодня.

Безусловно, главная роль в охране лесной и иной растительности отводится специальному, лесному законодательству, которое состоит из Лесного кодекса РФ (ЛК РФ) 2006 г.2, а также других федеральных законов и принимаемых в соответствии с ними законов субъектов РФ. Также лесные отношения регулируются указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ, актами исполнительной власти субъектов РФ и муниципальными правовыми актами органов местного самоуправления3.

Мы согласны с утверждением, что уголовное право играет здесь лишь посягательство на окружающую среду в доктрине рассматривают в большей степени как крайнюю меру, как инструмент сдерживания, устрашения (общей превенции), поскольку уголовное право не может быть использовано напрямую для предотвращения экологического ущерба или устранения его последствий4.

Можно сказать и более прямо. Установление за какое-либо общественно опасное деяние уголовной ответственности, признание его преступлением есть не что иное, как подтверждение государством того факта, что оно не может справиться с образовательными, воспитательными, экономическими, административными – и вынуждено применять уголовную репрессию.

Однако сложившаяся система государственного управления лесами, основанная на Лесном кодексе РФ 2006 г., в сезон лесных пожаров 2010–2013 гг.

показала, что она не способна эффективно противостоять лесным пожарам при Сулейманов А. Л. Указ. соч. С. 93.

Лесной кодекс Российской Федерации от 04.12.2006 № 200-ФЗ // СЗ РФ. 2006. № 50. Ст. 5278.

Статья 2 Лесного кодекса РФ.

Meyerholt U. Umweltrecht. Oldenburg, BIS-Verlag der Carl von Ossietzky Universitat Oldenburg, 2010. S. 135–136.

Цит. по: Попов И. В. Преступления против природной среды: проблемы теории и практики. М., 2012. С. 86–87.

высоком уровне пожарной опасности. Более того, практика применения Лесного кодекса РФ 2006 г. продемонстрировала его низкую эффективность не только в части борьбы с пожарами, но также в целом в качестве основы развития лесного хозяйства страны в отношении сохранения, воспроизводства лесных ресурсов, средообразующей и природоохранной роли, а также реализации социальных функций лесов1.

В целях совершенствования правового регулирования и незамедлительного законодательные акты (в частности, в ст. 261 УК РФ) были внесены существенные коррективы путем принятия Федерального закона от 29.12. № 442-ФЗ2, большая часть которого посвящена усилению мер пожарной безопасности в лесах, предупреждению лесных пожаров и их тушению. Тем не менее неудовлетворительное положение в сфере регулирования лесного сектора во многом сохранилось вплоть до настоящего времени. При отсутствии должного значительному росту преступлений в сфере лесопользования, в том числе пожаров и других видов причинения вреда лесной и иной растительности, попадающих в сферу регулирования ст. 261 УК РФ.

Это подтверждается и официальными документами. Так, по данным Государственного доклада «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2010 г.», основной причиной возникновения пожаров в Краткий анализ состояния государственного управления лесным хозяйством и предложения о первоочередных мерах, направленных на совершенствование лесного и смежного законодательства. Предложения подготовлены Е. А. Шварцем, Е. Г. Куликовой, Н. М. Шматковым (Всемирный фонд дикой природы в РФ), А. Ю. Ярошенко (Гринпис РФ) для внеплановых парламентских слушаний о развитии системы правового обеспечения охраны лесов от пожаров // Устойчивое лесопользование. 2010. № 3. С. 3–4.

СЗ РФ. 2011. № 1. Ст. 54.

Как отмечается Г. Н. Шаровой и Т. В. Раскиной, по большей части причина сложившейся негативной ситуации кроется в отсутствии единой системы предупреждения, выявления, ликвидации пожаров. Слаженно действовавшая на протяжении десятилетий лесная охрана была ликвидирована, а достойной замены не было произведено.

Штатная численность лесных инспекторов была сведена к минимуму. Подробнее см.: Шарова Г. Н., Раскина Т. В.

Обеспечение законности в сфере пожарной безопасности лесов // Законность. 2011. № 8.

2010 г.1, равно как и пожаров, предшествовавших 2010 г., является неосторожное обращение граждан с огнем в лесу. По вине населения и от неконтролируемых сельскохозяйственных палов произошло более 70 % всех возгораний. В итоге огнем в 2010 г. было уничтожено 93 083,7 тыс. куб. м леса на корню, погиб молодняк на площади 126,6 тыс. га. Расходы на тушение лесных пожаров составили 2 291 615,7 тыс. руб. При таких обстоятельствах чрезвычайно важно, чтобы нормы уголовного права, предусматривающие ответственность за уничтожение и повреждение лесов и иной растительности, отвечали требованиям текущего социального запроса, а значит, были в достаточной степени разработаны и ясно сформулированы. Только в этом случае будут созданы надлежащие правовые предпосылки для того, чтобы исключить всякую возможность необоснованного освобождения от уголовного преследования лиц, виновных в причинении вреда лесу в результате загрязнения, пожаров, поджогов, применения иных источников повышенной пожарной опасности, а равно загрязнения и другого негативного воздействия.

Периодически возникает вопрос о необходимости введения ответственности юридических лиц в целом за экологические преступления в частности и в отношении лесонарушений в том числе. Например, председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин предложил ввести уголовную ответственность для юридических лиц, в интересах которых совершаются преступления.

Предложенные санкции для фирм-преступников разнообразны: от гигантского штрафа до ликвидации и запрета компаниям-рецидивистам участвовать в любых серьезных сделках. Специальный законопроект с такими поправками к Пожарами 2010 г. в разной степени пройдены насаждения в 69 субъектах всех федеральных округов. Из субъектов, лесистость которых превышает 40 %, больше всего пострадали леса Рязанской, Нижегородской, Свердловской, Магаданской, Владимирской областей, Республики Марий Эл и Чукотского автономного округа. Из малолесных регионов наибольший ущерб лесам нанесен в Липецкой, Воронежской, Тамбовской, Саратовской, Оренбургской, Самарской и Волгоградской областях, республиках Мордовии и Калмыкии, Чувашской Республике.

В наименьшей степени пострадали леса Северо-Кавказского округа // Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2010 г.» подготовлен Министерством природных ресурсов и экологии РФ. С. 120. URL: http://www.mnr.gov.ru/regulatory/detail.php?ID=128153 (по состоянию на 24.09.2012).

Там же.

Уголовному кодексу РФ направлен в администрацию Президента РФ1. Оценку этих предложений и заключение по ним мы дадим ниже.

посягательств, нужно отметить также степень повышения организованности и профессионализации правонарушителей. Современная криминогенная ситуация в лесонарушителей в устойчивые организованные преступные группы, зачастую «крышуемые» представителями местной власти, а их преступная деятельность становится своеобразным масштабным бизнесом. Представляется, что может быть эффективной только борьба с деятельностью таких группировок уголовноправовыми средствами. Между тем в противовес позициям о необходимости усиления уголовно-правовой охраны природы определенный круг специалистов задается вопросом, существует ли вообще необходимость в уголовно-правовых средствах регулирования в экологической сфере или же задачи охраны природы можно и нужно решать иными способами, в частности гражданско-правовыми и др.2 Подобные позиции, на наш взгляд, несостоятельны, что мы и пытаемся обосновать в рамках главы 1 диссертации, оперируя данными экологического, экономического, исторического, криминологического и правового характера.

На сегодняшний день защита лесной и иной растительности не может осуществляться только мерами экономического, административно-правового, гражданско-правового, организационно-хозяйственного, пропагандистского, образовательного и иного неуголовно-правового характера. Уголовное право было и остается мощным средством ее охраны. Однако эффективность защиты лесной и иной растительности от уничтожения и повреждения уголовноправовыми средствами нуждается в повышении, в том числе путем дополнительного правового обеспечения. Конкретные предложения на этот счет будут сформулированы ниже.

Бастрыкин А. Удар в юрлицо. URL: http://www.rg.ru/2011/03/23/poziciya.htm (дата обращения: 22.05.2013).

Векленко В. В., Попов И. В. Место уголовной ответственности в системе юридической ответственности, возлагаемой за экологические правонарушения // Российский следователь. 2007. № 24.

1.2. Международно-правовые, конституционные, эколого-правовые основы уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности предусматривающий меры по охране правовыми, в том числе уголовноправовыми, средствами лесной и иной растительности. Основные предпосылки в отношении построения системы мер по правовой охране лесов заложены в Конституции РФ. Согласно ст. 7 основного закона Россия – это социальное обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, где охраняется здоровье людей. Вне экологически благоприятной среды невозможны сохранение здоровья человека, его развитие и в целом достойное существование в условиях окружающего мира.

Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в РФ как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (ч. 1 ст. 9 Конституции РФ). В указанной норме зафиксировано право граждан на доступ к природным ресурсам, при условии что они имеют личный (не связанный с предпринимательской деятельностью) характер потребностей1.

Это могут быть личные потребности как экологического, преимущественно рекреационного, характера (реализуемые без извлечения природных ресурсов из окружающей среды), так и экономического характера (с извлечением или иной эксплуатацией природных ресурсов). Так, доступ к природным ресурсам может быть осуществлен путем пребывания граждан в лесах. Право на пребывание в лесах как форму реализации экологических прав, предоставленных гражданам Конституцией РФ, закреплено в ст. 11 Лесного кодекса РФ, согласно которой гражданам предоставляется право на свободное и бесплатное пребывание в лесах, Васильева М. И. Право граждан на доступ к природным ресурсам (проблемы реализации) // Журнал российского права. 2012. № 8. С. 40–49.

сбор для собственных нужд дикорастущих плодов, ягод, орехов, грибов, других пригодных для употребления в пищу лесных ресурсов (пищевых лесных ресурсов), а также недревесных лесных ресурсов. Тем самым обеспечивается удовлетворение экологических, эстетических, оздоровительных, пищевых и иных потребностей граждан, а также реализуется право на свободу передвижения1.

В статье 42 Конституции РФ установлено, что каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и экологическим правонарушением. При этом ст. 58 Конституции РФ на каждого возложена обязанность сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам.

Вопросы владения, пользования и распоряжения природными ресурсами, природопользования, охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, особо охраняемых природных территорий отнесены ст. 72 (п. «в», «д» ч. 1) Конституции РФ к вопросам совместного ведения РФ и субъектов РФ.

Поэтому, принимая во внимание федеративное устройство (ст. 5 Конституции РФ) РФ, на ее субъекты возложена вытекающая из ст. 9, 72 и 76 Конституции РФ обязанность обеспечить охрану земли и других природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.

Определенными правами в сфере управления муниципальной собственностью и охраны общественного порядка, решения вопросов местного значения наделены органы местного самоуправления (ст. 130, 132 Конституции РФ).

Таким образом, на уровне Конституции РФ не только провозглашены права граждан России в сфере природопользования, но и установлены их обязанности по сохранению окружающей среды. Обеспечение сохранности природы в целом и леса в частности как одного из важнейших компонентов экосистемы возложено также на соответствующие органы РФ, ее субъектов и органы местного Васильева М. И. Пребывание граждан в лесах (свобода и ограничения) // Экологическое право. 2012. № 1. С. 20– 25.

самоуправления. За невыполнение этих обязанностей установлены различные виды ответственности, в том числе и уголовная.

Проблема защиты лесной и иной растительности стоит не только перед Россией. Она является одной из глобальных, затрагивающих всё мировое сообщество. Охрана лесной флоры на уровне международных правовых норм приобрела приоритетное значение. Реализуя полномочия по обеспечению охраны соглашений, международных организаций, а также двусторонних договоров и соглашений со странами СНГ, ближнего и дальнего зарубежья1. Документы, подписываемые в рамках этого взаимодействия, являются значимым элементом применительно к сфере регулирования охраны, воспроизводства и использования лесов, поскольку определенная часть лесов произрастает на территориях разных стран и для их развития и сохранения требуются скоординированные действия двух государств и более.

С учетом темы исследования отметим, что Россия является участником Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС) (Вашингтон, 3 марта 1973 г.)2, Конвенции о биоразнообразии (Рио-де-Жанейро, 5 июня 1992 г.)3, Декларации по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 14 июня 1992 г.), Конвенции по борьбе с опустыниванием (Париж, 11 июня 1994 г.)4, Рамочной конвенции ООН об изменении климата (Рио-де-Жанейро, 12 июля 1995 г.)5, Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия6, Резолюции, принятой на См., например: Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2010 году». С. 568.

Подписана СССР 29.03.1974 // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXXII. М., 1978. С. 549–562.

Федеральный закон от 17.02.1995 № 16-ФЗ «О ратификации Конвенции о биологическом разнообразии» // СЗ РФ.

1995. № 8. Ст. 601.

Постановление Правительства РФ от 27.05.2003 № 303 // СЗ РФ. 2003. № 22. Ст. 2167.

Федеральный закон от 04.11.1994 № 34-ФЗ «О ратификации рамочной Конвенции ООН об изменении климата»

// СЗ РФ. 1994. № 28. Ст. 2927.

Действующее международное право: сборник. Т. 3. С. 203.

конгрессе в Гамбурге Международной ассоциацией уголовного права (АГОР) в 1979 г. Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС), внесла значительный вклад также и в сотрудничество государств по защите растительного мира. Конвенция носит комплексный характер и регулирует различные аспекты охраны биологических объектов, в том числе и растений. Статьей 8 конвенции закреплены меры ответственности в виде наказания за торговлю или владение растительными объектами, а также вытекающие из этого последствия – конфискация или возвращение таких образцов экспортирующему государству2.

Составлены списки исчезающих видов растений по степени их уязвимости (приложения 1–3), определен порядок международного оборота видов.

На Конференции ООН по окружающей среде и развитию, прошедшей в Рио-де-Жанейро 3–14 июня 1992 г., был принят комплекс важных документов, непосредственно касающихся охраны флоры, в частности Конвенция о биологическом разнообразии3. Было согласовано, что стороны конвенции должны принимать меры к сохранению экосистем и естественных местообитаний, популяций видов в естественной среде обитания, совершенствовать национальное сохранение и восстановление видов, находящихся под угрозой исчезновения, путем разработки планов и стратегий управления), а также обеспечить устойчивое использование компонентов биологического разнообразия и справедливое распределение выгод, связанных с использованием генетических ресурсов и обменом соответствующими технологиями. Хотя в целом данная конвенция не осуществляет прямого правового регулирования, она может иметь значение как базовый международный правовой акт.

Действующее международное право: сборник. Т. 3. С. 203.

Кузнецов А. П., Короткова А. П. Международно-правовые основы охраны флоры // Международное публичное и частное право. 2006. № 6 // СПС «Консультант Плюс» (24.10.2012).

Действующее международное право: сборник. Т. 3. С. 402.

Тогда же в Рио-де-Жанейро была подписана Декларация по окружающей среде и развитию1, в которой было уделено особое внимание развитию института международной ответственности за то, чтобы деятельность в пределах национальной юрисдикции или контроля не наносила ущерба окружающей среде других государств или районов, находящихся за пределами национальной юрисдикции. При этом «право на развитие должно быть реализовано, чтобы обеспечить справедливое удовлетворение потребностей нынешнего и будущих поколений в областях развития окружающей среды».

Также справедливо указано на то, что «следует избегать односторонних направленные на решение трансграничных или глобальных экологических проблем, должны, насколько это возможно, основываться на международном оперативным и более решительным образом сотрудничать в целях дальнейшей разработки международного права, касающегося ответственности и компенсации за негативные последствия экологического ущерба, причиненного деятельностью, которая ведется под их юрисдикцией».

14 июня 1992 г. на этой же конференции ООН в Рио-де-Жанейро был рассмотрен специальный документ – «Лесные принципы», не имеющий обязательной силы, где было зафиксировано, что леса имеют исключительно большое значение для экологического развития и поддержания всех форм жизни.

Международному сообществу и отдельным его членам рекомендовано было принять надлежащие меры к защите лесов от вредного воздействия загрязнения, включая загрязнение с воздуха, от пожаров, насекомых, вредителей и заболеваний. Было указано на необходимость контроля за загрязнителями, особенно находящимися в воздухе, в том числе вызывающими кислотные осаждения, которые отрицательно сказываются на состоянии лесных экосистем на местном, национальном, региональном и глобальном уровнях.

Действующее международное право: сборник. Т. 3. С. 402.

Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия определила критерии и порядок включения природных и культурных объектов в списки всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО, а также установила ограничения на осуществляемую на них хозяйственную деятельность.

Принципиально, что одним из критериев, достаточных для включения объекта в этот список, является наличие единственного места обитания (произрастания) редкого или находящегося под угрозой исчезновения вида.

Большое значение в деле охраны растений играет Конвенция ООН по борьбе с опустыниванием (КБО)2, вступившая в силу в 1996 г. Ее положения процессам опустынивания посредством разработки локальных программ и международного сотрудничества, что способствует сохранению флоры в засушливых регионах Земли.

Особого внимания в отношении развития уголовно-правовой охраны флоры заслуживает резолюция, принятая на конгрессе в Гамбурге Международной ассоциацией уголовного права (АГОР) в 1979 г.3 В документе указывается на необходимость улучшения уголовно-правовой охраны фауны и флоры.

Следует также отметить ряд документов, принятых на международном и региональном уровне, к которым наша страна не присоединилась, но которые тем не менее оказали существенное влияние на реформирование отечественного законодательства в сфере охраны лесов и иной растительности.

В частности, заслуживает внимания Конвенция об охране дикой фауны и флоры и природных мест обитания (Берн, 19 сентября 1979 г.)4. В ней дикая флора и фауна объявлены природным наследием непреходящей эстетической, научной, культурной, рекреационной и экономической ценности, которое Вступила в силу 17.12.1975. СССР ратифицировал конвенцию (Указ Президиума ВС СССР от 09.03.1988 № 8595XI), ратификационная грамота сдана на хранение генеральному директору ЮНЕСКО 12.10.1988. Конвенция вступила в силу для СССР 12.01.1989.

The United Nations Convention to Combat Desertification in Those Countries Experiencing Serious Drought and/or Desertification, Particularly in Africa, UNCCD.

Дубовик О. Л., Кремер Л., Люббе-Вольф Г. Экологическое право: учебник / Отв. ред. О. Л. Дубовик. М.: Эксмо, 2005. С. 142.

Там же. С. 144.

необходимо сохранить и передать будущим поколениям. Стороны, подписавшие конвенцию, приняли обязательство при осуществлении мер по борьбе с загрязнением окружающей среды учитывать интересы сохранения дикой флоры, а административные меры к обеспечению охраны видов дикой флоры. Хотя Россия не является стороной этой конвенции, она входит в качестве участника в некоторые соглашения, заключаемые в ее рамках, а также участвует в качестве наблюдателя в проводимых мероприятиях и де-факто принимает значительное число мер к сохранению редких и находящихся под угрозой исчезновения видов и мест их обитания, предусмотренных этими соглашениями.

Существенную роль в формировании уголовно-правовой ответственности в области охраны окружающей среды в целом и флоры в частности сыграла законодательства, подписанная в Страсбурге 4 ноября 1998 г. (по состоянию на 30 декабря 2003 г.). Несмотря на то, что конвенция вслед за ранее упомянутой окружающей среды должно в основном осуществляться иными мерами, в документе было отмечено, что уголовное право играет важную роль в защите окружающей среды. Конвенцией государствам-участникам было рекомендовано расширить круг уголовно наказуемых деяний, защищать больший круг объектов конструкцию составов поставления в опасность и обоснованно сочетать ее с уголовную ответственность юридических лиц за совершение экологических преступлений, связанных с предпринимательской, производственной и иной деятельностью1.

Также в контексте рассматриваемого вопроса, несомненно, представляет интерес Европейская конвенция о защите окружающей среды средствами Дубовик О. Л., Кремер Л., Люббе-Вольф Г. Указ. соч. С. 110.

уголовного закона от 1982 г.; в раздел «Средства, которые следует реализовать на национальном уровне» (ст. 2–11) включено определение умышленных и неумышленных преступлений. Нормы конвенции указывают на необходимость применения более строгих санкций в отношении субъектов экологических правонарушений, в связи с чем предлагается, помимо прочего, предусматривать в национальном законодательстве уголовную ответственность корпораций1.

Кроме того, существует ряд документов, носящих чисто рекомендательный характер, которые активно используются в качестве базы для развития законодательства на национальном и региональном уровнях. К ним, в первую очередь, относится Панъевропейская стратегия сохранения биологического и ландшафтного разнообразия, принятая на Европейском совещании министров охраны окружающей среды Европы (София, октябрь 1995 г.). Целью стратегии разнообразия в Европе, в том числе путем сохранения местообитаний редких и находящихся под угрозой исчезновения видов как в естественных, так и в антропогенных ландшафтах.

Важным этапом в развитии межгосударственных отношений на уровне СНГ было заключение Конвенции о приграничном сотрудничестве государств – участников Содружества Независимых Государств (Бишкек, 10 октября 2008 г.)2, в соответствии с которой стороны обязались проводить совместные мероприятия по мониторингу в области охраны окружающей среды, включая трансграничные реки, и рациональному использованию природных ресурсов, обеспечению санитарно-эпидемиологического, экологического, ветеринарно-санитарного благополучия населения, по охране территорий от заноса заразных болезней Конвенция о защите окружающей среды посредством уголовного законодательства (Страсбург, 4 ноября 1998 г.) также предусматривает корпоративную ответственность: «каждая из сторон принимает соответствующие необходимые меры по созданию условий для применения уголовных или административных санкций или мер воздействия к юридическим лицам, от имени которых преступление было совершено их органами, или членами, или иным представителем. Ответственность корпораций не исключает уголовного преследования физического лица» // Дубовик О. Л., Кремер Л., Люббе-Вольф Г. Указ. соч. С. 110.

Конвенцию подписали Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Российская Федерация и Республика Таджикистан. Конвенция вступила в силу для Беларуси (22.06.2009), Казахстана (19.03.2010), России (22.06.2009) и Таджикистана (22.06.2009). Указанный документ является одним из основных нормативных правовых актов, формирующих правовое поле приграничного сотрудничества в СНГ.

животных, а также разрабатывать совместные программы по защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

Кроме того, стороны договорились о создании условий для интеграции систем трансграничные последствия.

Как видим, конвенция создала необходимые общие предпосылки для сотрудничества стран-участниц в различных сферах, в том числе в вопросах окружающей среды, включая защиту лесов1. В рамках указанной конвенции на уровне отдельных стран – участниц СНГ, а также администраций их приграничным вопросам, в том числе и по вопросам охраны лесов при пожарах, загрязнениях, определения охранных зон, налаживания систем информирования и мониторинга2.

Список источников международного права в области охраны флоры этим не исчерпывается, поскольку ее нельзя рассматривать в отрыве от других компонентов природы: атмосферы, климата, земли, животных, воды и т. д.

Следовательно, и источники международного права по характеру и значению могут быть весьма разнообразными и наряду с охраной других компонентов природы регулировать отношения по охране растительного мира (флоры)3.

специалистами, утверждающими, что по вопросам охраны флоры отсутствуют Протокольное решение Экономического совета СНГ «О ходе реализации Конвенции о приграничном сотрудничестве государств – участников Содружества Независимых Государств». Принято в г. Санкт-Петербурге 18.11.2010 // Документ опубликован не был. СПС «Консультант Плюс» (24.09.2012).

Конвенция о приграничном сотрудничестве государств – участников СНГ. Утверждена Экономическим советом СНГ 18.11.2011. Санкт-Петербург // Документ опубликован не был. СПС «Консультант Плюс» (24.09.2012).

Кузнецов А. П., Короткова А. П. Указ. соч.

отражали бы серьезность проблемы и устанавливали на современном уровне меры (в том числе и уголовные), гарантирующие заботливое отношение к флоре.

В настоящее время в международном праве различные природоохранные соглашения появляются преимущественно в ответ на отдельную обострившуюся несогласованности, наложения и дублирования положений этих документов, характеризуется излишней декларативностью. В нормах международного права, что естественно, практически отсутствуют санкции. В них лишь провозглашается необходимость наказуемости преступного деяния или в самой общей форме указывается на характер либо тяжесть наказаний. Традиционно формулирование санкций, как и признаков экологических правонарушений, делегируется законодателю каждого государства с учетом национальной специфики и самобытных исторических и правовых традиций1.

Поэтому, несмотря на обилие и значимость международно-правовых норм в решении задачи охраны лесной и иной растительности, очевидно, что основная нагрузка по решению поставленных задач ложится на плечи национального законодателя. Именно во внутригосударственных нормах могут быть наиболее применительно к имеющимся в соответствующем государстве предпосылкам.

При обращении к нормам национального законодательства, регулирующего вопросы уголовной ответственности за причинение вреда лесной и иной растительности путем поджогов и загрязнения, а равно иным общеопасным способом, необходимо вспомнить о затронутом выше вопросе бланкетности ст. 261 УК РФ, которая вынуждает при толковании норм уголовного права, касающихся вопросов лесопользования и лесоохраны, пользоваться экологоправовым законодательством. В этой связи приходится обращаться ко всему затрагивающих вопросы лесопользования и лесоохраны.

Кузнецов А. П., Короткова А. П. Указ. соч.

Центральное место в системе указанных норм отведено Лесному кодексу РФ. Кроме того, важную роль в эколого-правовом регулировании играют такие правовые акты, как Федеральный закон от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»1, Земельный кодекс РФ2, Водный кодекс РФ3, Федеральный закон от 21.12.1994 № 69-ФЗ «О пожарной безопасности»4, Федеральный закон «О радиационной безопасности населения» от 09.01.1996 № 3-ФЗ, Федеральный закон от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»5, и такие подзаконные акты, как постановления Правительства РФ от 30.06.2007 № 417 «Об утверждении правил пожарной безопасности в лесах»6, от 29.06.2007 № 414 «Об утверждении правил санитарной безопасности в лесах»7, от 17.05.2011 № 376 «О чрезвычайных ситуациях в лесах, возникших вследствие лесных пожаров» (вместе с Правилами введения чрезвычайных ситуаций в лесах, государственной власти, органов местного самоуправления в условиях таких чрезвычайных ситуаций)8, от 16.04.2011 № 281 «О мерах противопожарного обустройства лесов»9, от 18.05.2011 № 378 «Об утверждении Правил разработки сводного плана тушения лесных пожаров на территории субъекта Российской Федерации»10 с последующими изменениями и др.

Давая общую оценку действующему лесному законодательству, нужно отметить следующие проблемы. Прежде всего это отсутствие закрепления на уровне закона или хотя бы подзаконного акта ключевых для целей регулирования инфраструктура», «работы по охране лесов от лесных пожаров» и др. Хотя в Лесном кодексе РФ понятию «лес» посвящена отдельная статья (ст. 5), СЗ РФ. 2002. № 2. Ст. 133.

СЗ РФ. 2001. № 44. Ст. 4147.

СЗ РФ. 2006. № 23. Ст. 2381.

СЗ РФ. 1994. № 35. Ст. 3649.

СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 1650.

СЗ РФ. 2007. № 28. Ст. 3432.

СЗ РФ. 2007. № 28. Ст. 3431.

СЗ РФ. 2011. № 21. Ст. 2971.

СЗ РФ. 2011. № 17. Ст. 2414.

СЗ РФ. 2011. № 21. Ст. 2973.

фактически в ней лишь зафиксировано, что использование, охрана, защита, воспроизводство лесов осуществляются исходя из понятия о лесе как об экологической системе или о природном ресурсе. Ниже нами будет подробно рассмотрена проблема толкования указных терминов. Здесь же ограничимся приведением справедливого высказывания Н. И. Хлуденева о том, что отсутствие, например, законодательно определенного понятия «лесные отношения» на практике не позволяет отграничить нормы лесного законодательства от норм других отраслей российского законодательства, приводит к конкуренции норм, определяющих компетенцию органов государственной власти в области охраны и использования лесов, и тем самым снижает эффективность государственного регулирования лесных отношений1. К этому следует добавить применительно к теме исследования, что отсутствие внятного единообразного понятийного аппарата существенно затрудняет толкование и, соответственно, единообразное применение на практике норм об ответственности за экологические преступления, в том числе ст. 260 и 261 УК РФ, в частности относительно понятий «лесные насаждения», «иные насаждения» и др., о чём ниже будет сказано более подробно.

существующая двухуровневая система лесного законодательства, обусловленная отнесением указанных вопросов к совместной компетенции РФ и ее субъектов, в результате чего в систему лесного законодательства включены как документы, принятые на федеральном уровне (Лесной кодекс РФ, иные федеральные законы, акты Правительства РФ и федеральных министерств и ведомств), так и акты субъектов РФ. При этом законодательство субъекта РФ чаще всего является несистематизированным и противоречивым2, что опять же сказывается на практике применения ст. 260 и 261 УК РФ в силу бланкетности диспозиций их норм.

Долинина Ю. Л. Правовое регулирование использования и охраны лесов // Журнал российского права. 2012. № 2.

Комментарий к Лесному кодексу Российской Федерации / Под ред. А. А. Яблуганова // СПС «Гарант». 2010.

С. 38; Козырин А. Н. Лесное законодательство и иные нормативные правовые акты, регулирующие лесные отношения в Российской Федерации: научно-практический комментарий к статье 2 Лесного кодекса РФ // Публично-правовые исследования (электронный журнал). 2011. № 3–4. С. 25–45.

Говоря о системе национального лесного законодательства, хотелось бы также вспомнить программные документы, которыми определяются на будущее основные векторы развития правового регулирования. До недавнего времени таким документом являлась Концепция развития лесного хозяйства Российской Федерации на 2003–2010 гг., утвержденная Распоряжением Правительства РФ от 18.01.2003 № 69-р (ред. от 28.09.2007)1. Именно в рамках реализации этого документа был подготовлен Лесной кодекс РФ 2006 г. Указанным документом практически не затрагивался вопрос правового регулирования защиты лесов от загрязнения, однако было регламентировано, что одним из важных направлений политики должна стать охрана лесов от пожаров. Предполагалось, что важнейшими направлениями в области защиты лесов должны стать повышение распространения вредных организмов, в том числе путем формирования лесных насаждений, устойчивых к воздействию негативных факторов, и соблюдение требований правил санитарной безопасности в лесах. Тем не менее события последних лет, особенно 2010 г., наглядно показали всю несостоятельность принятых в рамках указанной концепции мер и ошибочность мероприятий в области реформирования лесного законодательства, осуществленного в рамках принятия Лесного кодекса РФ 2006 г. В настоящее время отсутствует единая концепция развития лесного долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г., утвержденная Распоряжением Правительства РФ от 17.11. № 1662-р3, в которой предусмотрен раздел о лесах, фактически нацелена на решение вопросов об экономическом использовании лесов с целью укрепления СЗ РФ. 2003. № 4. Ст. 364.

Еще на стадии разработки и принятия проекта Лесного кодекса РФ 2006 г. высказывались серьезные опасения, что предлагаемые новеллы серьезно ослабят сложившуюся на тот момент систему защиты и охраны лесов. См. об этом: Быстров Г. Е. Противоречия Лесного кодекса РФ и новая концепция правового регулирования лесных отношений // Экологическое право. 2007. № 5; Васильева М. И. Правовое регулирование лесных отношений в новом Лесном кодексе РФ // Журнал российского права. 2007. № 1; Кузьминов И. Результаты государственных инициатив по реформированию российского лесного законодательства в 2006–2009 гг. // Лесная политика для современной России. 2010. № 3. С. 28–33.

СЗ РФ. 2008. № 47. Ст. 5489.

позиций России на мировом рынке продукции лесопромышленного комплекса на основе углубления переработки леса и устойчивого воспроизводства лесного богатства страны. В качестве дополнительного примера решения проблем, возникающих в области лесопользования и лесоохраны, можно привести федеральную целевую программу «Пожарная безопасность в Российской Федерации» на период до 2017 г., утвержденную Распоряжением Правительства РФ от 14.08.2012 № 1464-р1.

Таким образом, в настоящее время нет программного документа, отвечающего за развитие отечественного законодательства, в том числе и уголовного, в сфере охраны лесной и иной дикорастущей растительности. В этой связи в целях повышения уровня защиты и охраны лесов и иной дикорастущей растительности специалисты продолжают говорить о необходимости принятия закона об охране растительного мира2, в котором были бы предусмотрены более строгие меры ответственности за лесонарушения. Другие связывают надежды с разработкой так называемой конституции лесного сектора – национальной лесной политики. Предполагается, что она составит основу устойчивого ведения лесного хозяйства нашей страны, успешного комплексного развития лесного сектора в целом и повышения уровня охраны лесов.

В настоящее время Россельхозом при активном участии Всемирного фонда дикой природы (WWF) разрабатывается проект национальной (государственной) лесной политики России. Текст документа представлен на официальном сайте фонда по состоянию на 23 марта 2012 г.3 Хотя с данным документом многие специалисты связывают новый этап в развитии лесного законодательства, диссертанту представляется, что эти надежды не оправдаются, если итоговый представленным проектом, в том числе и в отношении усиления охраны лесов.

Это обусловлено тем, что, исходя из представленного текста лесной СЗ РФ. 2012. № 34. Ст. 4766.

Дубовик О. Л. Экологическое право: реальность и попытки ревизионизма. Актуальные проблемы экологического права / Отв. ред. М. М. Бринчук, О. Л. Дубовик. М., 2010. С. 26.

URL: http://www.wwf.ru/data/news/9806/nlp-23_03_2012_variant_na_19_00_pdf (по состоянию на 24.09.2012).

политики, можно констатировать: системные ошибки, допущенные при принятии Лесного кодекса РФ 2006 г., ею не устранены. В документе отсутствует необходимая конкретика, могущая разрешить насущные правовые проблемы: нет определений леса, лесных отношений, не решена проблема приоритета градостроительного законодательства и Градостроительного кодекса РФ1, в частности, перед лесным, водным и даже земельным законодательством. А между тем это одна из проблем, без решения которых ситуация с Химкинским лесом может повториться в отношении любого лесного участка, находящегося в границах поселений.

Следует отметить также: норм, направленных на охрану лесной и иной растительности, в целом столь много, что, образно говоря, «за их частоколом не видно леса», т. е. существа проблем, которые следует решить законодательным путем.

международного и межгосударственного сотрудничества в области защиты и деятельность, действующее уголовное законодательство России нуждается в дальнейшем реформировании и с этих позиций.

Кроме того, необходимо понимать, что проблемы в области защиты и охраны леса связаны не только с несовершенством законодательства.

разрешительной к заявительной системе получения в аренду лесных участков, в итоге привела к тому, что лес оказался вверен лицам, жестоко его разграбляющим.

В частности, рубка лесных насаждений арендатором лесного участка является незаконной в тех случаях, когда у такого лица отсутствуют документы для рубки лесных насаждений на арендованном участке (например, проект освоения лесов, получивший положительное заключение государственной или муниципальной экспертизы) либо были вырублены деревья, рубка которых не СЗ РФ. 2005. № 1 (ч. 1). Ст. 16.

предполагалась проектом освоения лесов или была произведена с нарушением сроков, однако наличие документа об аренде во многих случаях на практике признается охранной грамотой лесонарушителя.

Уничтожению лесов способствует реализация некоторых норм лесного законодательства, которые вообще отменяют разрешительную процедуру и закрепляют исключительно договорные методы при отпуске лесных ресурсов, что, по оценкам экспертов, является «неоднозначной мерой: в отказе от разрешительных документов (лесорубочного билета, ордера, лесного билета) предпринимательской деятельности, так и стратегию на ослабление контроля за лесопользованием»1.

Подобные нововведения приводят к проблемам при отслеживании фактического количества заготовленной древесины и к сложностям при доказывании фактов незаконных рубок.

Из всего вышеизложенного следует, что уголовно-правовая охрана лесных и возрастающей степенью общественной опасности лесонарушений. Предложения об отмене охраны лесной и иной растительности уголовно-правовыми средствами уничтожения или повреждения в частности должны быть отвергнуты. Несмотря на определенное стремление законодателя к совершенствованию положений ст. 261 УК РФ, она нуждается в дальнейшей модернизации. Кроме того, остается значительная часть вопросов, требующих дальнейшего научного исследования.

Васильева М. И. Правовое регулирование лесных отношений в новом Лесном кодексе РФ. С. 80.

1.3. Общественная опасность преступлений, состоящих в уничтожении Как было сказано в § 1.1 работы, экологическая обстановка в мире постоянно ухудшается, что является следствием масштабного воздействия как техногенного, так и антропогенного характера на окружающую среду. Однако ряд стран успешно справляются с экологическим кризисом. Россия же, по мнению многих специалистов, относится к странам, имеющим наиболее неблагоприятную экологическую среду.

Лес как экосистема и природный ресурс, как указывалось, имеет особое значение, поскольку защищенность населения РФ от вредного воздействия во многом зависит от состояния лесных насаждений, произрастающих на ее территории и обеспечивающих поддержание экологического равновесия и разнообразия. Загрязнения от транспорта, промышленности, сельского хозяйства и других видов хозяйственной и научной деятельности человека представляют огромную опасность.

В то же время, о чём также упоминалось, наблюдаются рост преступности и О. В. Шарипова, «в последние годы всё чаще регистрируются факты незаконных посягательств на лесные ресурсы страны. В результате незаконных порубок уничтожаются миллионы гектаров лесных массивов. В России ежегодный ущерб, нанесенный лесными пожарами и незаконными рубками, составляет около социальную опасность посягательств на лесные богатства страны, отражены в размере причиненного ущерба, данные о котором приводились в § 1.1.

Богатства природы, ее способность поддерживать развитие общества и возможность самовосстановления не безграничны. Человечество столкнулось с противоречиями между растущими потребностями мирового сообщества и Шарипова О. В. Уголовная ответственность за незаконную порубку деревьев и кустарников, уничтожение или повреждение лесов (по материалам Дальневосточного региона): автореф. дис.... канд. юрид. наук. Омск, 2006.

С. 12.

невозможностью биосферы их обеспечить. Возросшая мощь экономики стала разрушительной силой как для нее, так и для человека. Возникла реальная угроза жизненно важным интересам будущих поколений. Следовательно, нормы гл. «Экологические преступления» УК РФ направлены в первую очередь на охрану биологической основы существования человека и всего живого на земле.

Иначе говоря, сущность рассматриваемых преступлений заключается в том, что они, посягая на экологический правопорядок, экологическую безопасность, рациональное использование компонентов окружающей среды, тем самым причиняют вред человеку, ухудшая природные основы его жизнедеятельности, конституционное право каждого человека «на благоприятную окружающую среду» (ст. 42 Конституции РФ).

Специфическим признаком данных деяний является их «экологичность», что позволяет, во-первых, выделить нормы о них в самостоятельную главу УК РФ, а во-вторых, отграничить эти преступления от смежных посягательств.

человечество и катастрофическим для всего живого последствиям несравнимы ни с какими другими проблемами.

Безопасность рассматривается в качестве неотъемлемого свойства любой системы, которое отражается в таких системных признаках, как целостность, относительная самостоятельность и устойчивость. Безопасность достигается проведением единой государственной политики в области ее обеспечения;

системой мер экономического, политического, экологического, организационного и иного характера, адекватных угрозам жизненно важным интересам личности, общества и государства; разработкой необходимых правовых норм; определением основных направлений деятельности органов всех ветвей государственной власти;

реорганизацией либо созданием их новых организационных структур;

формированием механизмов контроля и надзора за их деятельностью.

В рамках исследования угрозами экологической безопасности при совершении преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ, можно назвать деяния, которые оказывают вредное воздействие на окружающую среду (в частности, на лесные и иные насаждения) и могут привести к последствиям в виде повреждения или уничтожения лесных и иных насаждений, имеющих, как указывалось, не только огромное экономическое, но и экологическое значение.

жизнедеятельность человека, тесно связаны с экологическими правами. Прежде всего речь идет о праве на жизнь и охрану здоровья. Центральное место в системе экологических прав занимает конституционное право на благоприятную окружающую среду, закрепляющее основы жизнедеятельности человека. Данное нормальному развитию человека, общества, нации, государства. В современной России это самое масштабно нарушаемое право. Так, в 2012 г. в РФ зарегистрировано 27,58 тыс. экологических преступлений1 (что на 5,4 % меньше, чем в 2011 г.), из них квалифицируемых по ч. 1 ст. 261 УК РФ – всего 439 (796 в 2011 г. – 44,8 %), а по ч. 2 ст. 261 – 391 (246 в 2011 г. + 58,9 %)2. И это при колоссальном ежегодно причиняемом лесам ущербе, данные о котором приводились выше.

Оценивая общественную опасность рассматриваемых преступлений, наряду экологической преступности, необходимо помнить о ее латентной составляющей.

Согласно оценкам экспертов, латентность экологических преступлений остается очень высокой: по отдельным категориям преступлений она составляет 95–97 %3.

При этом высока не только скрытая, но и скрываемая часть таких преступлений:

общее количество ежегодно возбуждаемых уголовных дел по фактам выявленных URL: www.mvd.ru/presscentr/statistics/reports/item/804 (дата обращения: 29.10.2013).

URL: www.mshc.gov.ru (дата обращения: 29.10.2013).

Жевлаков Э. Н. Экологические преступления и экологическая преступность. М., 1996; Дубовик О. Л. Анализ состояния экологической преступности и правонарушаемости // Аграрное и земельное право. 2006. № 5;

Князев А. Г., Чураков Д. Б., Чучаев А. И. Экологические преступления. М.: Проспект, 2009; Королева М. В.

Проблемы криминологической оценки экологической ситуации в России // Закономерности преступности, стратегия борьбы и закон / Под ред. А. И. Долговой. М., 2001; и др.

преступлений в сфере экологии явно не соответствует числу сообщений о них1.

А. П. Короткова отмечает, что «следует учитывать эту характерную криминологическую особенность экологических преступлений – их высокую результаты желаемой деятельности правоохранительных органов, т. е. эти результаты зависят от самих сотрудников правоохранительных органов, от несовершенства некоторых положений системы единого учета преступлений.

Информация о реальной распространенности экологических преступлений до сих пор отсутствует. Статистические показатели экологической ситуации в стране рассредоточены в сводках и отчетах нескольких десятков зачастую независимых друг от друга ведомств и учреждений, включая относительно закрытые и секретные службы. Это, несомненно, затрудняет целостную оценку состояния окружающей среды как на федеральном, так и на региональном уровне»2.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 
Похожие работы:

«СОЛОМОНЕНКО ЛИЛИЯ АЛЕКСАНДРОВНА ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ ПРОИЗВЕДЕНИЙ, СОЗДАННЫХ В ПОРЯДКЕ ВЫПОЛНЕНИЯ ТРУДОВЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ В ВЫСШЕМ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ УЧРЕЖДЕНИИ Специальность: 12.00.03 – Гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва 2014 Оглавление Введение Глава 1. Общая характеристика произведений, созданных в порядке выполнения трудовых обязанностей в...»

«ЗАИКИН Сергей Сергеевич СОГЛАШЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ В КОНСТИТУЦИОННОМ ПРАВЕ РОССИИ Специальность: 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель : кандидат юридических наук,...»

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Новиков, Андрей Петрович 1. Нормативные правовые акты Президента Российской Федерации: административно—правовое UCCледов ание 1.1. Российская государственная Библиотека diss.rsl.ru 2003 Новиков, Андрей Петрович Нормативные правовые акты Президента Российской Федерации: agtiuHucmpamue но-прав ов ое исследов ание [Электронный ресурс]: Дис.. канд. юрид. наук : 12.00.14.-М.: РГБ, 2003 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки)...»

«Дубессан Рафeд X. Дубессан РЕФОРМА ГОСУДАРСТВЕННО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО УСТРОЙСТВА РЕСПУБЛИКИ ИРАК В XXI ВЕКЕ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук 12.00.02 – Конституционное право, муниципальное право, конституционный судебный...»

«ХОТЬКО АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ПРИНЦИП ПЛАТНОСТИ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ – РЕАЛИЗАЦИЯ В ЗЕМЕЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКЕ. Специальность: 12.00.06 – земельное право; природоресурсное право; экологическое право; аграрное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Краснова Ирина Олеговна Москва...»

«Неверова Анна Сергеевна СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОХРАНЕ ТРУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ 12.00.05 - Трудовое право; право социального обеспечения Диссертация на соискание ученой степени...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.