WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«ТРАНСГРАНИЧНЫЙ ЛИЗИНГ: ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ, ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ...»

-- [ Страница 1 ] --

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ О.Е. КУТАФИНА (МГЮА)

На правах рукописи

Москвина Анна Владиславовна

ТРАНСГРАНИЧНЫЙ ЛИЗИНГ: ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ, ПРОБЛЕМЫ

КВАЛИФИКАЦИИ

Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право;

семейное право; международное частное право

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель кандидат юридических наук, доцент М.В. Мажорина Москва - Оглавление ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1: ТРАНСГРАНИЧНЫЙ ЛИЗИНГ: ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ,

ОСОБЕННОСТИ

1.1. Сущность и основные признаки лизинга

1.1.1. Доктринальное понимание сущности лизинга

1.1.2. Признаки лизинга в нормативно-правовых актах

1.1.3. Лизинг и смежные гражданско-правовые институты

1.2. Трансграничный лизинг как сделка и договор: понятие, разграничение категорий

1.3. Квалифицирующие признаки трансграничного лизинга: особенности иностранного элемента

ГЛАВА 2: ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПРАВА, ПРИМЕНИМОГО К

ТРАНСГРАНИЧНОЙ ЛИЗИНГОВОЙ СДЕЛКЕ

2.1. Международное материально-правовое регулирование трансграничной лизинговой сделки

2.2. Проблемы коллизионно-правового регулирования трансграничной лизинговой сделки

2.2.1. Источники коллизионно-правового регулирования

2.2.2. Проблемы выбора сторонами трансграничной лизинговой сделки применимого права

2.2.3. Проблемы выбора права в отсутствие указания сторон трансграничной лизинговой сделки

2.3. Применение к трансграничной лизинговой сделке источников негосударственного регулирования

ГЛАВА 3: ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ДОГОВОРА ТРАНСГРАНИЧНОГО

ЛИЗИНГА

3.1. Правовая квалификация договора трансграничного лизинга: понятие, стадии, методы

3.2. Проблемы предварительной квалификации договора трансграничного лизинга



3.3. Проблемы первичной квалификации договора трансграничного лизингапри определении применимого права

3.4. Проблемы вторичной квалификации договора трансграничного лизинга в ходе применения избранного права

3.4.1. Проблемы квалификациидоговора трансграничного лизинга при применении российского права

3.4.2. Проблемы квалификации договора трансграничного лизинга при применении зарубежного законодательства

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Современная система трансграничной торговли в значительной степени восприимчива к различным кризисным воздействиям, в ходе которых появляются новые договорные формы, актуализируются существующие, в рамках которых снимаются проблемы поиска недостающих оборотных средств, финансирования, рисков неплатежа, технического обслуживания объектов договоров и прочие. Этим обусловлен рост интереса к трансграничному лизингу, как относительно новому эффективному финансовому инструменту, со стороны предпринимателей, малых, средних и крупных хозяйствующих субъектов, с каждым годом все в большей степени использующих данный инструмент для реализации инвестиционных проектов.

Привлекательность трансграничного лизинга обусловлена также тем, что этот вид финансирования позволяет удовлетворить спрос на высокотехнологичное и дорогостоящее оборудование зарубежных производителей, импортируемое в Россию. По оценке многих зарубежных специалистов, трансграничный финансовый лизинг является одним из наиболее сложных и интересных видов финансовых операций, поскольку объединяет систему большого количества взаимосвязанных и взаимообусловленных договоров и позволяет использовать различные комбинации при разработке инвестиционных проектов1. Структурная сложность данного механизма порождает много спорных вопросов, требующих подробного изучения.

Несмотря на значительный объем международно-правовых и национальноправовых источников, многие вопросы относительно понимания правовой сущности, особенностей, содержания трансграничного лизинга остаются открытыми. Исследование сущности лизинга ведется, как правило, посредством отождествления или разграничения элементов лизинга иэлементов традиционных гражданско-правовых институтов, таких как аренда, купля-продажа в рассрочку, См.: Газман В.Д. Курс лекций по финансовому лизингу. Учебник для вузов. М.: ГУ ВШЭ, 2002. 228 с.

кредит, поручение и других. Это приводит к тому, что рассматривается не комплекс взаимосвязанных признаков, определяющих лизинг, как целостную конструкцию, но выбираются отдельные его признаки, которые сопоставляются с признаками схожих гражданско-правовых институтов. В результате лизингу искусственно придаются черты, которыми он не обладает, а признаки, квалифицирующие лизинг как автономный институт, наоборот, игнорируются, что в конечном итоге приводит к неправильной квалификации данного института, не соответствующей содержанию лизинга.

единообразное понимание природы трансграничного лизинга, которая преимущественно исследуется через призму национального законодательства о лизинге, что приводит к проекции пробелов и противоречий национальных правопорядков на трансграничный договорный институт.





свидетельствующая об активном и надлежащем применении к трансграничным лизинговым спорам норм международных договоров, в первую очередь, Конвенции УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» 1988 г.2 (далее – Конвенции УНИДРУА). Нет единообразия в вопросах сферы действия Конвенции УНИДРУА, в частности, применительно к регулированию отношений по поставке объекта лизинга, осуществляемых в рамках единой трансграничной лизинговой сделки. В ряде случаев правоприменительные органы также применяют Конвенцию ООН «О договорах международной купли-продажи товаров» 1980 г. к трансграничному лизингу. Представляется также открытым вопрос о соотношении пределов действия Кейптаунской Конвенции «О международных Конвенция УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» 1988 // Международный институт унификации частного права //Оттава 28.05.1988 //Бюллетень международных договоров, № 9, 1999.

Конвенция Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров // Вена 11.04.1980 // Вестник ВАС РФ №1, 1994.

гарантиях в отношении подвижного оборудования» 2001 г.4и Конвенции СНГ «О межгосударственном лизинге» 1998 г. в соотношении с Конвенцией УНИДРУА.

трансграничного лизинга принадлежит источникам негосударственного регулирования (источникам lex mercatoria), таким как, например, Модельный закон УНИДРУА «О лизинге»2008 г.5, исследование которых также представляет научный и практический интерес.

Структурная сложность трансграничной лизинговой сделки, обусловленная участием в ней наряду с лизингодателем и лизингополучателем поставщика объекта лизинга, а также заключением взаимосвязанных договоров поставки и лизинга, осложняет вопрос выбора права, применимого к отношениям сторон лизинговой сделки. Выбор применимого права оказывается зачастую сопряжен с проблемами квалификации договора, расщепления договорного статута, конкуренции статутов и другими. При этом весьма ощутимые различия в нормах коллизионного регулирования трансграничных лизинговых отношений, существенно осложняют разрешение трансграничных лизинговых споров, приводят в ряде случаев к необходимости переквалификации договорных отношений, не способствуют развитию трансграничного лизинга в целом.

Степень разработанности темы. Несмотря на то, что научный анализ экономической и юридической сущности лизинга осуществлялся многими учеными и теоретиками отечественной правовой цивилистической доктрины (Е.В.

Кабатовой 6, В.Д. Газманом 7, В.А. Горемыкиным 8, М.И. Лещенко 9, М.Ю.

Конвенция о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования // Кейптаун 16.11.2001//URL: http://www.businesspravo.ru/Docum/DocumShow_DocumID_21543.html (последнее посещение 09.02.2014) Модельный закон УНИДРУА О лизинге 2008 // Международный институт унификации http://www.unidroit.org/russian/modellaws/2008leasing/s-59a-17-r.pdf (последнее посещение – 18.04.2014) См.: Кабатова Е.В. Лизинг: правовое регулирование, практика. М.:НОРМА ИНФРА М. 1998.

203 с.

См.: Газман В.Д. Курс лекций по финансовому лизингу. Учебник для вузов. М.: ГУ ВШЭ2002.

228 с.

Савранским 10, А.А. Стукало 11, В. Медниковым 12, А.В. Егоровым 13, С.А.

Громовым 14, Ю.С. Харитоновой 15, И.Е Кабановой 16 ), вопросы трансграничного лизингадо настоящего момента детально не исследовались. В российской доктрине также отсутствуют комплексные исследования, посвященные особенностям материально-правового и коллизионного регулирования квалификации договора трансграничного лизинга.

Научные исследования в сфере лизинга ограничиваются сравнением доктринальных взглядов российских и зарубежных ученых на природу и сущность преимущественно внутреннего лизинга посредством анализа норм национального законодательства разных стран, а также изучением отдельных положений Конвенции УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» г. Наиболее глубоким исследовательским подходом к трансграничному лизингу отличаются работы: Е.В. Кабатовой «Лизинг: правовое регулирование, практика», Ю.С. Харитоновой «Договор лизинга», курс лекций В.Д. Газмана «Курс лекций по финансовому лизингу».

представляют статьи А.В. Егорова «Лизинг: аренда или финансирование?» и С.А.

Громова «Коренной поворот в практике применения законодательства о См.: Горемыкин В.А. Лизинг: учебник. М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Ко».

2003. 944 с.

См.: Лещенко М.И. Основы лизинга: учебное пособие. М.: Финансы и статистика. 2002. 336 с.

См.: Савранский М.Ю. Значение Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге и проблемы ее применения в России // МЧП: Сборник статей под ред. М.М.

Богуславского и А.Г. Светланова // М.: ТОН-Остожье. 2000. С. 83-109.

См.: Стукало А.А. Комментарий к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге // Законодательство. - 1998. №3. С. 25-29.

См.: Медников В. Лизинг в международном праве // Закон. 1999. №8. С. 46-49.

См.: Егоров А.В. Лизинг: аренда или финансирование? // Вестник ВАС РФ. №3/2012. С. 36- См.: Громов С.А. Коренной поворот в практике применения законодательства о лизинговой деятельности// Вестник ВАС РФ № 11/2011. С. 74-103;

См.: Громов С.А. Определение финансового результата лизинговой операции при досрочном расторжении договора лизинга // Вестник ВАС РФ. №3/2011. С. 6-27.

См.: Харитонова Ю.С. Договор лизинга. М.: Юрайт-М, 2002. 224 с.

См.: Кабанова И.Е. Правовое регулирование лизинга недвижимости в Российской Федерации.

Монография под общ. ред. М.А. Егоровой // М.: Юстицинформ, 2013. 228 с.

лизинговой деятельности», «Определение финансового результата лизинговой операции при досрочном расторжении договора лизинга».

Однако, указанные научные работы не формируют целостной концепции понимания сущности, квалифицирующих признаков трансграничного лизинга, системы нормативно-правового регулирования трансграничной лизинговой сделки, выбора применимого права, осуществления процесса квалификации договора трансграничного лизинга.

Объектом исследованиявыступают трансграничные частноправовые отношения, складывающиеся в связи с заключением и исполнением трансграничной лизинговой сделки и сопутствующих ей договоров.

Предметом исследования являются нормы международных договоров, актов гражданского законодательства России и зарубежных стран, актов Европейского Союза, торговые обычаи и обыкновения, а также отечественная и иностранная судебно-арбитражная практика, российская и зарубежная доктрины.

Целью работы является комплексное исследование трансграничного лизинга, определение категорий «трансграничная лизинговая сделка» и «договор трансграничного лизинга», анализ и оценка системы нормативно-правового регулирования трансграничного лизинга, формирование концептуальных основ квалификации договора трансграничного лизинга.

Основные задачи, способствующие достижению поставленной цели, состоят в следующем:

выявить квалифицирующие признаки лизинга, в том числе определить критерии трансграничности лизинга;

дать определение и продемонстрировать соотношение категорий «трансграничная лизинговая сделка» и «договор трансграничного лизинга»;

трансграничной лизинговой сделки, определить основания и условия применения международных конвенций, пределы их действия;

трансграничной лизинговой сделки, механизмов определения применимого права;

рассмотреть основания применения источников негосударственного регулирования к трансграничной лизинговой сделке;

трансграничного лизинга, выявить стадии, исследовать проблемы каждой из стадий.

Методологическую основу диссертационного исследования составляют общенаучные методы: анализ, синтез, индукция и дедукция, моделирование, диалектический, системный, логический методы, а также частно-научные:

формально-юридический, метод сравнительного правоведения, историческиретроспективный, лингвистический.

Теоретическую основу настоящего исследования составляют работы известных российских ученых в области теории права: С.С. Алексеева, А.Б.

Венгерова, А.Н. Головистиковой, Ю.А. Дмитриевой, В.В. Лазарева, А.В. Малько, Л.А. Морозовой, Н.И. Матузова, О.А. Мартышина, О.В. Мальцева, И.Б.

Новицкого, Т.Н. Радько; труды ученых-цивилистов: М.И. Брагинского, В.В.

Витрянского, С.И. Вильнянского, В.В. Долинского, А.Г. Карапетова, С.Н.

Лебедева, А.И. Масляева, В.П. Мозолина, А.И. Каминка, В.М. Корецкого, В.В.

Пиляевой; а также труды специалистов в области международного частного права: А.В. Асоскова, Л.П. Ануфриевой, М.М. Богуславского, Г.К Дмитриевой, Н.Ю. Ерпылевой, В.П. Звекова, А.С. Комарова, В.А. Канашевского, Л.А. Лунца, М.Г. Розенберга, Г.Ю. Федосеевой и других.

Особое значение для проведенного исследования имеют специальные труды отечественных и зарубежных авторов, посвященные лизингу: В.Д. Газмана, В.А.

Горемыкина, С.А. Громова,А.В. Егорова, А.А. Иванова, Е.В. Кабатовой, И.Е Кабановой, М.И. Лещенко, В.В. Медникова, А.А. Стукало, М.Ю. Савранского, Ю.С. Харитоновой; Х. Бук (Book H.), Р.М. Контино (Richard M. Contino), Дж.

Эссера (Esser J.), Ф. Дж. Фабоцци (Frank J. Fabozzi), М. Джованьоли (Giovanoli M.), С. Халстеда (Stewart Halstead), К. Ларенца (Larenz K.), Дж. Монтгомери (James A. Montgomery), Ж. де ла Морандьер, П.К. Невитта (Peter K. Nevitt), Ф.

Плате (Plathe F.), Петера В. Шрота (Peter W. Schroth), Ф. фон Вестфалена (F. Graf v Westphalen), Дж. Дж. Вонга (Jeffery J. Wong) и других.

Нормативную основу исследования составляют международно-правовые, российские, зарубежные акты, а также отдельные источники lex mercatoria, в частности: Конвенция УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» г., Конвенция «О международных гарантиях в отношении подвижного оборудования» 2001 г., Конвенция ООН «О договорах международной куплипродажи товаров» 1980 г., Конвенция СНГ «О межгосударственном лизинге»

1998 г., Конституция Российской Федерации 1993 г., Гражданский кодекс Российской Федерации с учетом изменений, вступивших в силу в 2014 г., Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации 2002 г., Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации 2002 г., Таможенный кодекс Таможенного союза 2009 г., ФЗ «О международных договорах РФ» 1995 г., ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» 1998 г., Модельный закон УНИДРУА «О лизинге» 2008 г., Принципы международных коммерческих контрактов УНИДРУА 2010 г., Международные правила унификации торговых терминов ИНКОТЕРМС 2010. В работе также анализируются иностранные акты:

Закон о предприятиях, практикующих кредит-аренду (credit bail) 1966 г.

(Франция), Королевское постановление о предприятиях, практикующих финансовую аренду 1966 г. (Бельгия), Французский гражданский кодекс 1804 г., Закон«О сделках международной купли-продажи» 1987 г. (Швеция), Гражданский кодекс Японии 1898 г., Торговый кодекс Японии, Единообразный Торговый Кодекс (ЕТК) 1952 г. (США) и другие законы.

отечественных и зарубежных государственных судов, и решения международных коммерческих арбитражей в сфере регулирования трансграничных и внутригосударственных лизинговых споров.

Научная новизна исследования состоит в том, что оно является специальным комплексным научным исследованием трансграничного лизинга, формирующим концептуальные основы понимания трансграничной лизинговой сделки и составляющих ее договоров, выбора применимого права и квалификации договора трансграничного лизинга.

Основные выводы, конкретизирующие научную новизну исследования, отражены в следующих положениях, выносимых на защиту:

трансграничный характер лизинга, рассматриваются:

(государственную принадлежность) или коммерческие предприятия на территории разных государств, с учетом связи коммерческих предприятий с соответствующим договором;

объект лизинга (в том числе недвижимость), находящийся на территории иностранного государства, вещные права на который определяются по закону места нахождения вещи (lex rei sitae);

факт исполнения лизинговой сделки в иностранном государстве.

Под трансграничной лизинговой сделкой понимается трехстороннее отношение, осложненное иностранным элементом, возникающее между лизингодателем, лизингополучателем и поставщиком объекта лизинга в связи с приобретением объекта лизинга для передачи его во временное владение и пользование в обмен на периодические лизинговые платежи. Содержание трансграничной лизинговой сделки отрицает её двусторонний характер, что обусловлено наличием у субъектов сделки взаимных, корреспондирующих прав и обязанностей.

Договор трансграничного лизинга – двустороннее соглашение, регулирующее трансграничные отношения между лизингодателем, обязанным приобрести в собственность объект лизинга для передачи его во временное владение и пользование, и лизингополучателем, обязанным осуществлять периодические платежи за пользование переданным объектом лизинга. Договор трансграничного лизинга является составной и взаимосвязанной частью трансграничной лизинговой сделки, наряду с договором поставки (куплипродажи). Возможное участие поставщика объекта лизинга в заключении договора трансграничного лизинга порождает множественность лиц на стороне лизингодателя и не меняет двустороннего характера регулируемых договором лизинга отношений.

Конвенционное регулирование трансграничной лизинговой сделки предполагает следующее соотношение международных договоров в части предмета регулирования:

Конвенция УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» г. распространяет свое действие на всю трансграничную лизинговую сделку в целом, в том числе на договор поставки, заключенный в рамках сделки, по вопросам, непосредственно затрагивающим обязательства поставщика;

Конвенция ООН «О договорах международной купли-продажи товаров» 1980 г. распространяет свое действие на трансграничную лизинговую сделку в части регулирования отношений, возникающих из договора поставки, не урегулированных Конвенцией УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» 1988 г. Применение Конвенции ООН «О договорах международной купли-продажи товаров» 1980 г. к трансграничным лизинговым сделкам также возможно в случае, если в соответствии с избранным национальным правом договор лизинга квалифицируется как разновидность договора купли-продажи, и к соответствующим отношениям применима Конвенция ООН «О договорах международной купли-продажи товаров» 1980 г., как часть правовой системы соответствующего государства;

Кейптаунская конвенция «О международных гарантиях в отношении подвижного оборудования» 2001 г. применима только в отношении договора трансграничного лизинга и только в отношении определенных объектов и при соблюдении правил о ее соотношении с Конвенцией УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» 1988 г.;

Конвенция СНГ «О межгосударственном лизинге» 1998 г. при совпадении ее сферы действия с Конвенцией УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» 1988 г. подлежит применению кумулятивно.

обусловленная взаимосвязанными договорами лизинга и поставки (куплипродажи), влечет особенности её коллизионно-правового регулирования, проявляющиеся в следующем:

а) обязательственный статут трансграничной лизинговой сделки определяется на основе коллизионного принципа автономии воли сторон (lex voluntatis). Стороны трансграничной лизинговой сделки могут избрать разное право к отделимым и, в ряде случаев, договорно-автономным частям сделки, например, право страны местонахождения поставщика (lex venditoris) – для договора поставки; право страны местонахождения лизингодателя – для договора лизинга;

б) определение применимого права к трансграничной лизинговой сделке в отсутствие соглашения сторон о выборе права обусловлено следующими факторами: юридической квалификацией трансграничных лизинговых отношений, осуществляемой правоприменительным органом;определением стороны сделки, чье характерное исполнение может быть признано имеющим решающее значение для спорного правоотношения.В качестве права, субсидиарно применимого к трансграничной лизинговой сделке, могут, соответственно, выступать:

право страны государственной принадлежности или основного местакоммерческой деятельности (placeofbusiness) лизингодателя, как стороны, осуществляющей исполнение, имеющее решающее значение для содержания всей сделки в целом (принцип характерного исполнения);

исполнению обязательства, или право места нахождения должника, принявшего на себя соответствующее обязательство.

трансграничной лизинговой сделке, разрешается исходя из характера спорного правоотношения, его «центра тяжести» в сложной трехсторонней структуре лизинговой сделки, а также с учетом баланса интересов сторон сделки и практической возможности устранения неблагоприятных последствий с наименьшими рисками;

в) при отсутствии соглашения сторон трансграничной лизинговой сделки о праве, применимом к договорам поставки и лизинга отдельно, обязательственный статут определяется для сделки в целом и применим, как к договору поставки, так и к договору лизинга. Однако, это не препятствует правоприменительному органу при необходимости прибегнуть к расщеплению договорного статута, переподчинив отделимую часть сделки иному правопорядку с учетом баланса интересов сторон сделки;

г) обязательственный статут трансграничной лизинговой сделки не охватывает вопросы вещных прав на объект лизинга, которые определяются по закону места нахождения объекта лизинга (lex rei sitae).

Квалификация договора трансграничного лизинга – это процесс сопоставления юридически значимых признаков трансграничного лизингового отношения, закрепленных в договоре, с юридическими понятиями правовой нормы с целью непосредственного применения к договору трансграничного коллизионной нормы компетентного правопорядка и его применения.

складывается из трех взаимосвязанных стадий:

отношения на предмет выявления в нем следующих юридически значимых признаков: договорная природа, трансграничный характер, квалифицирующие признаки лизинга;

первичная квалификация – есть процесс сопоставления юридически значимых признаков отношения, закрепленного в договоре трансграничного лизинга, выявленных на предварительной стадии, с понятиями правовой нормы с целью выбора применимого права путем непосредственного применения к договору унифицированных норм международных конвенций или определения на основе коллизионной нормы компетентного правопорядка;

вторичная квалификация – есть процесс сопоставления юридически значимых признаков отношения, закрепленного в договоре трансграничного лизинга, с юридическими понятиями материально-правовых норм российского или иностранного права с целью применения избранного права.

осуществлять путем:

применения внутреннего права страны суда (lex fori) - при осуществлении предварительной и первичной квалификации;

применения избранного материального права - на стадии вторичной квалификации;

одновременного учета на каждой стадии квалификации, наряду с указанным методом, унифицированных материально-правовых норм международных договоров, как актов, направленных на унификацию и гармонизацию права в области регулирования трансграничных лизинговых отношений.

российскому праву необходимо принимать во внимание нормы Конвенции УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» 1988 г., как части российской правовой системы, независимо от применения последней для регулирования спорных отношений по существу.

Теоретическая и практическая значимость диссертации заключается в том, что ее основные положения и выводы могут служить базой для дальнейшего исследования вопросов, возникающих при анализе проблем квалификации трансграничного лизинга, особенностей правового регулирования данного института, выявления и детализации его квалифицирующих признаков.

Предложенные автором результаты исследования могут быть применены для совершенствования действующих норм международного частного права, а также для разработки и принятия новых правовых норм. Положения данной работы могут быть полезны для судебных органов, арбитражных институтов и практикующих юристов в процессе определения ими применимого права при рассмотрении споров, связанных с трансграничным лизингом.

Основные выводы и предложения диссертации могут найти применение в учебно-педагогической практике, в частности в процессе преподавания международного частного права, гражданского права, предпринимательского права в юридических ВУЗах.

Кроме того, сформулированные в результате настоящего диссертационного исследования выводы и предложения могут быть востребованы и при разработке учебно-методической литературы по курсам «Международное частное право», «Право международной торговли», «Международные коммерческие контракты», а также в последующих теоретических исследованиях проблем международного частного права, права международной торговли.

Апробация результатов исследования. Диссертационное исследование выполнено и обсуждено на кафедре международного частного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

Положения диссертации применялись при чтении лекций и проведении семинарских занятий в Университете имени О.Е. Кутафина (МГЮА), а также освещались в выступлениях автора на научно-практических конференциях по вопросам международного частного права. Положения диссертации отражены в публикациях автора, затрагивающих основы исследуемой проблематики.

Структура диссертации построена в соответствии с целями, задачами и логикой исследования и состоит из введения, трех глав, объединяющих десять параграфов, заключения и библиографического перечня источников и литературы, использованных при написании диссертации.

ГЛАВА 1: ТРАНСГРАНИЧНЫЙ ЛИЗИНГ: ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ,

ОСОБЕННОСТИ

Сущность лизинга определяется зарубежными и российскими учеными преимущественно через призму понимания лизинга как гражданско-правового института, имеющего в первую очередь внутренний характер. Однако эти исследования применимы и актуальны и в отношении трансграничного лизинга, элементом.

В зарубежной цивилистике существует множество научных подходовк определению сущности лизинга, связанных, прежде всего, с его анализом через традиционные институты гражданского права: аренды, купли-продажи, займа, поручения и других. При этом, «каждая из теорий ставит во главу угла какой-либо один аспект лизинга: либо необычные взаимоотношения изготовителя и пользователя, либо объем прав и обязанностей пользователя, практически приближающийся к объему прав и обязанностей собственника, и др., …что приводит к тому, что какая-то часть отношений его участников остается за пределами этого института»17.

Изобилие доктринальных позиций ученых разных стран относительно сущности лизинга усложняет процесс квалификации трансграничного лизинга, переквалификации договора. Доктрина оказывает существенное влияние на российские и зарубежныесуды, анализирующие при рассмотрении лизинговых споров не только договор, породивший спор, но и научные положения, раскрывающие его суть.

Несмотря на множество научных подходов, разработанных европейскими См.: Кабатова Е.В. Лизинг: правовое регулирование, практика. М.: 1998., С. 32-33.

(EuropeanFederationofEquipmentLeasingCompanyAssociation–Leaseurope) вынуждена была признать, что «никто не может точно определить, что же такое лизинг»18.

Для преодоления проблемы квалификации, определения сущности и выделения квалифицирующих признаков лизинга как самостоятельного института, представляется целесообразным рассмотреть основные доктринальные направления в исследуемой сфере.

Сходство элементов лизинга с элементамиаренды привело к появлению концепции, согласно которой договор лизинга рассматривается как договор аренды со специфическими чертами. Эту точку зрения, в частности, разделяют немецкие специалисты Х. Бук и К. Ларенц19.

Западноевропейский цивилист Дж. Эссер 20 утверждает, что наличие в квалифицировать его как договор купли-продажи в рассрочку особого типа.

Данный подход особенно актуален для стран, не имеющих специального лизингового регулирования и применяющих к отношениям сторон Конвенцию о договорах международной купли-продажи 1980 г., как например, Швеция. Данная позиция разделяется и швейцарской доктриной21.

Ученые Франции и Германии22 утверждают, что лизинг несет в себе черты института поручения, то есть сделки, «в силу которой одно лицо дает другому полномочие сделать что-либо для доверителя и от его имени» (статья ФГК) 23. При этом лизингодатель, выступая в качестве поверенного, обязан Rapport sur le contract de credit-bail (leasing).UNIDROIT. 1975. Etude LIX – Doc. 1. P. 17.

Book H. Leasing in Deutschland // Frankfurt a.M. 1965.

Larenz K. Lerbuch des Shuldrechts //Munchen: B. 1972.

Esser J. Schuldrecht// Karlsruhe. 1971.

Stauder B. Le contraсt de «Finance – Equipment - Leasing» //Geneve. 1970.

Bey E.M. De la symbiotique dans les leasing et credit-bail mobiliers // P. 1970.

Champaud P. Le leasing // 1965.

Kogh und Haag. Die Rechtsnatur des Leasingvertrags // Le Hays. 1968;

Wagner A. Leasing als Geschaftsbesorgung? // Tubingen. 1969.

Rouhette G. Civil Code (France) from 1804 // URL: http://phalthy.files.wordpress.com (последнеепосещение – 14 августа 2013).

исполнить поручение о приобретении объекта лизинга, а лизингополучатель в качестве доверителя обязан возместить поверенному суммы, израсходованные последним из своих средств для исполнения поручения, уплатить поверенному вознаграждение и возместить возникшие убытки (ст. ст. 1991 и 1998 ФГК).

Также во французской доктрине получила развитие теория, согласно которой лизинг рассматривается как договор в пользу третьего лица, по которому «одна из сторон, называемая «выговаривающая право», получает от другой стороны, называемой «обещающая», обещание дать или сделать что-либо для третьего лица, выгодоприобретателя, который, не участвуя в совершении договора, становится, однако, кредитором исполнения» 24. Сторонники данной теориисчитают, что поставщик и лизинговая компания заключаютдоговор в интересах лизингополучателя25.

Немецкий ученый Ф. Плате 26 создал теорию, так называемой, «покупки права» (Rechtskauf). Он утверждает, что пользователь покупает у лизингодателя право на использование оборудования, ограниченное во времени.

М. Джованьоли в исследовании «Лизинг в Европе – развитие и юридическая природа»27 сравнивает лизинг с институтом доверительной собственности (trust).

По его мнению, и тот, и другой институты имеют общие черты, главной из которых выступаетрасщеплениеправа собственности между тремя участниками:

учредитель отчуждает определенное имущество другому лицу – доверительному собственнику, который использует это имущество только в целях, указанных учредителем, и в интересах лиц – выгодоприобретателей, также указанных учредителем.

Доктринальные поиски ученых Англии и США,в отличие от подходов европейских теоретиков,направлены на разработку критериев, разграничивающих лизинг и смежныегражданско-правовые институты.

В США основнымявляется вопрос о разграничении договора лизинга и Морандьер Ж. де ла. Гражданское право Франции: в 3 т. М., 1966. Т. 2.

Calais-Auloy J. Le contrat de leasing. P., 1975.P. 131.

Plathe F. Die Rechtliche Beurteilung des Leasing-Geschafts. 1969.

Giovanoli M. Le credit-bail (leasing) en Europe.P, 1980.

договора условной купли-продажи, то есть договора, по которому право собственности переходит к покупателю после выполнения им необходимых условий (как правило, условия о выплате покупной цены). Служба внутренних доходов США (Internal Revenue Service) периодически публикует Правила (Rulings)28, в которых изложены основные критерии, разграничивающие договор лизинга и договор условной купли-продажи. Завышенные периодические лизингополучателю, если цена покупки ниже периодических платежей или носит символический характер – признаки купли-продажи. Сделка считается лизинговой, если цена, за которую лизингополучатель может приобрести объект лизинга, будет «справедливой рыночной ценой» на момент реализации им своего права, то есть ценой, по которой лизингодатель продал бы этотобъект любому лицу. Кроме того,период лизинга не может совпадать с максимальным сроком эксплуатации объекта лизинга.

Суды разграничивают договор лизинга и договор условной купли-продажи, рассматриваемый правомв качестве обеспечительной сделки, обеспечивающей оплату или исполнение обязательства (ст. 9-102 ЕТК США), такой как залог, ипотека, условная продажа и т.д. С этой целью суды определяют в каждом конкретном случае, «предназначен ли лизинг служить обеспечением». При этом включение в договор опциона на покупку не свидетельствует о заключении обеспечительной сделки. Однако, условие о том, что лизингополучательможет стать собственником по окончании срока договора без дополнительного встречного удовлетворения или за номинальное встречное удовлетворение, свидетельствует о том, что договор является обеспечительной сделкой, к оформлению которой предъявляются особые требования, несоблюдение которых влечет для лизингодателя лишение определенных средств защиты от нарушений и налоговых льгот.

В российской доктрине в настоящее время наблюдается повышение научного интереса к проблемам лизинга. Примечательно, что для целей Revenue Rullings from 1955 №55-540;from 1960 №60-122.

определения особенностей лизинга российские юристы зачастую обращаются к нормам унифицированных международно-правовых актов, исследованиям правоприменительной практике. Разрозненность и неоднородность научных подходов к вопросам сущности лизинга обусловлены целым рядом причин:

относительной новизной данного правового института, значительными проблемами в сфере правового регулирования лизинга и крайне разнообразной судебной практикой по вопросам разрешения лизинговых споров.

Представления российских ученых о сущности лизинга можно разделить на экономические и правовые.

Так, В.Д. Газман считает, что «лизинг, как экономико-правовая категория, направленной на инвестирование временно свободных или привлеченных финансовых средств». В.А. Горемыкин полагает, что лизинг – это система,включающая в себя«три вида организационно-экономических отношений: арендные, инвестиционные и торговые, содержание каждого из них в отдельности полностью не исчерпывает сущности специфических имущественно - финансовых лизинговых операций» 30. М.И. Лещенко рассматривает лизинг с трех позиций: во-первых, как форму вложения средств на возвратной основе, вовторых, как своего рода товарный кредит и, наконец, как комплекс возникающих имущественных отношений, связанных с передачей имущества в пользование после его приобретения у производителя (продавца) 31. Данные концепции направлены на выявление общихэкономических черт института лизинга. Они не выделяют конкретные признаки, особенности структуры, природу правовых отношений субъектов, однако, подчеркивают наличие в лизинге финансовокредитных элементов.

Правовые теории определения сущности лизинга многообразны.

См.: Газман В.Д. Причины кризиса в законодательстве о лизинге// Лизинг-ревю. 1999. №11С.3.

См.: Горемыкин В.А. Лизинг: учебник// М. 2003. С. 22, 27.

См.: Лещенко М.И. Основы лизинга: учебное пособие // М. 2002. С. 10-11.

Часть ученыхрассматривает лизинг в качестве единой трехсторонней сделки, в которой участвуют лизингодатель, лизингополучательи поставщик.

Основанием для такого вывода служит, прежде всего, положение преамбулы Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге 1988 г. (далее – «Конвенция УНИДРУА») о том, что «правовые нормы, регулирующие традиционный договор аренды, нуждаются в адаптации к самостоятельным трехстороннимотношениям, возникающим из сделки финансового лизинга».

Данной точки зрения придерживаются: М.Ю. Савранский, считающий, что признание договоров поставки и лизинга единой трехсторонней сделкой относится к принципам Конвенции УНИДРУА (п. 2 ст. 6) 32 ; А.А. Стукало, который рассматривает лизинг как институт «особого рода» («suigeneris»), сочетающий в себе элементы передачи оборудования во временное пользование, договора купли-продажи, а также договора «условной продажи»33; Е.В. Кабатова, рассматривающая контракты купли-продажи и лизинга как единую трехстороннюю сделку и считающая, что лизинг – это сложная структура, составляющая единый комплекс отношений, в которой ни один из элементов не может существовать самостоятельно без связи со всеми остальными. Один элемент порождает возникновение другого, участники отношений тесно связаны между собой. Так продавец оборудования, хотя и заключает договор с покупателем (лизингодателем), передает оборудование лизингополучателю и несет ответственность за качество оборудования перед ним, а не стороной договора купли-продажи34.

подтверждаются особым распределением рисков между сторонами, в том числе правом лизингополучателя предъявлять требования продавцу объекта лизинга.

Согласно противоположному подходу, из Конвенции следует, что лизинг См.: Савранский М.Ю. Значение Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге и проблемы ее применения в России // МЧП: Сборник статей под ред. М.М.

Богуславского и А.Г. Светланова. С. 99-100.

См.: Стукало А.А. Комментарий к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге // Законодательство. 1998. №3. С. См.: Кабатова Е.В. Указ.соч. С. 78-79.

представляет собой не единую трехстороннюю сделку, а сложную структуру договорных связей, оформляемую двумя видами договоров: купли-продажи (поставки) – между лизингодателем и поставщиком (продавцом) оборудования и лизинга – между лизингодателем и лизингополучателем. При этом две самостоятельные двусторонние сделки – купли-продажи и аренды – даже при самой тесной их взаимосвязи не могут образовать третью сделку. Обязанность лизингодателя приобрести имущество, принадлежащее продавцу, охватывается содержанием обязательства, возникающего из договора лизинга. Этот подход поддерживают: Т.П. Лазарева 35, В.В. Витрянский 36, В.А. Канашевский 37. В.

Медников также отмечает, что «договоры поставки и лизинга являются хоть и взаимозависимыми, но самостоятельными, причем их взаимообусловленность выражается в том, что вступление в силу одного договора зависит от вступления в силу другого»38.

Оба подхода приобретают особую актуальность при квалификации трансграничной лизинговой сделки и трансграничного договора лизинга, а также при решении процессуальных вопросов, например, о порядке предъявления иска при нарушении обязательств сторонами взаимосвязанных договоров ивыявлении надлежащих сторон спора (истца и ответчика). Кроме того, право, применимое к разрешению споров, возникших из взаимосвязанных договоров лизинга и поставки, может быть избранно отдельно для каждого договора. Например, для разрешения спора из договора поставки, как части трансграничной лизинговой сделки, может быть применена Конвенция ООН «О договорах международной купли-продажи» 1980 г., к спорным правоотношениям из договора лизинга, осложненного иностранным элементом, может быть применена Конвенция УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» 1988 г.

См.: Международное частное право. Учебник // отв. ред. Н.И. Марышева. М.: Юристъ. 2004.

С. 290-291.

См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая. Договоры о передаче имущества. Изд. 2-е. М.: Статут. 2000. Гл. XIX. С. 230.

См. Канашевский В.А. Международное частное право. Учебник. Изд. 2-е, доп. М.:

Международные отношения. 2009. С. 494.

См.: Медников В. Лизинг в международном праве // Закон. 1999. №8. С. 40.

На практике лизинговая сделка иногда оформляется единым договором лизинга, в котором лизингодатель, лизингополучатель и продавец распределяют между собой риски и ответственность, определяют порядок приобретения предмета лизинга, условия поставки, передачи права собственности, порядок предъявления требований в случае неисполнения обязательств и другие вопросы.

Отдельный договор купли-продажи в данном случае не заключается.

В России, так же, как и за рубежом, существует множество научных подходов, определяющих сущность лизинга посредством его соотнесения с другими гражданско-правовыми договорами: аренды, купли-продажи, займа, поручения и прочих. При этом, российские ученые, мотивируя свой взгляд на сущность лизинговых отношений, опираются на зарубежный опыт регулирования лизинговых отношений, практику иностранных судов и доктрину. Наиболее распространенной позицией ученых в России является соотнесение лизинга с арендой, посколькуГражданский кодекс РФ (далее – «ГК РФ») включает параграф 6 «Финансовая аренда (лизинг)» в главу 34 «Аренда». Анализируя нормы кодекса, В.В. Витрянский полагает: «Существо обязательства, вытекающего из договора лизинга, состоит в передаче лизингодателем лизингового имущества во временное и возмездное владение и пользование лизингополучателя и аналогично существу обязательства, порождаемого договором аренды, с той лишь разницей, что в отличие от арендодателя, являющегося собственником передаваемого в аренду имущества, лизингодатель должен еще приобрести такое имущество у продавца в собственность в соответствии с указаниями лизингополучателя, а затем передать его в аренду последнему»39. Однако, нормы Гражданского кодекса РФ не учитывают инвестиционную специфику лизинговых отношений, следовательно,раскрывают их лишь в части передачи имущества во временное владение и пользование, оставляя часть вопросов за рамками правового регулирования.

Изменение судебной практики и толкование лизинга судами в качестве См.: Витрянский В.В. Договор финансовой аренды (лизинга)// Вестник ВАС РФ. 1999. №10.

С. 95.

смешанного договора, сочетающего признаки купли-продажи и финансовой аренды, породили научный спор о сущности лизинга между А.В. Егоровым и С.А.

Громовым. Столкновение двух научных взглядов выявило основные проблемы определения данного института и помогло лизинговому сообществу и судам детально взглянуть на данный институт, обратить внимание законодателя на существующие правовые пробелы и необходимость принятия поправок.

Так, определяя лизинг, А.В. Егоров указывает на существование двух теорий:

арендной теории, согласно которой лизинг - разновидность договора аренды с добавлением элементов купли-продажи, применимых при реализации права на опцион. Арендная теория лизинга лежит в основе законодательного регулирования лизинговых отношений в России;

кредитной теории, определяющей лизинг, как одну из форм кредитования, при которой кредитор вкладывает деньги в указанную заемщиком вещь (приобретает ее) и передает их заемщику вместе с вещью (внутри ее). То есть лизинг представляет собой передачу заемщику сокрытых в вещи денег 40.

Рассмотрение лизинга в качестве кредитного института характерно для судебной практики Германии. А.В. Егоров полагает, что при рассмотрении лизинговых споров, российским судам также необходимо следовать кредитной теории, как наиболее адекватно отражающей сущность лизинговых отношений.

С.А. Громов 41, полемизируя с ученым, указывает, что термин «лизинг»

следует воспринимать как обозначение двух принципиально различных хозяйственных операций:

лизинг с неполной окупаемостью, который:

а) не предполагает полной амортизации в течение срока лизинга;

б) в предмет договора не входит обязанность лизингополучателя возместить в составе лизинговых платежей расходы лизингодателя на См. Егоров А.В. Тезисы вводного доклада на круглом столе «Лизинговая операция: как распутать клубок противоречий?» // Торгово-промышленная палата РФ. М. 2012. С. 2.

См.: Громов С.А. Тезисы контрдоклада на круглом столе «Лизинговая операция: как распутать клубок противоречий?»// Торгово-промышленная палата РФ. М. 2012. С. 1.

приобретение предмета лизинга;

в) включение в договор обязанности лизингополучателя возвратить предмет лизинга по истечение срока договора;

г) возможность повторной сдачи лизингодателем актива внаем или его продажи по рыночной стоимости на вторичном рынке.

Этот вид лизинга является разновидностью аренды.

лизинг с полной окупаемостью:

а) способ кредитования лизингодателем лизингополучателя посредством приобретения и оплаты лизингового имущества;

б) в течение срока действия договора лизингополучатель, внося лизинговые платежи, в их составе полностью возмещает затраты на приобретение имущества и уплачивает вознаграждение лизингодателя. Данный вид лизинга является финансовым. Недопустимо смешение двух разных лизинговых конструкций.

Эти два вида лизинга роднят:

приобрести определенное имущество, подлежащее передаче в пользование лизингополучателю;

перенос рисков нарушения продавцом обязательств, возникших из договора купли-продажи данного имущества, на сторону, выбравшую предмет лизинга и продавца;

перенос риска случайных утраты и повреждения имущества с собственника (лизингодателя, арендодателя, кредитора) на его контрагента (лизингополучателя, арендатора, должника).

Элемент приобретения имущества лизингодателем во исполнение обязательств, возникших из договора, является ключевым признаком договора лизинга.

На объединении ввиду указанного сходства в рамках лизинговой операции двух разнородных по существу вариантов (кредитного и арендного) построена логика Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге и УНИДРУА о лизинге»), а также параграфа 6 «Финансовая аренда (лизинг)» главы 34 ГК РФ.

Указанным сходством обусловлено традиционное для российской доктрины и практики смешение обоих вариантов и применение к кредитному варианту лизинга подходов, присущих классическому найму. При этом происходит необоснованное объединение двух предоставлений (предоставления имущества в пользование, с одной стороны, и уплаты лизинговых платежей, с другой) в одну конструкцию (договор аренды), тогда как на самом деле эти два предоставления синаллагматических конструкций43.

А.С. Громов приводит примеры корректной дифференциации данных вариантов лизинга, опираясь на зарубежное понимание сущности данных отношений:

«замаскированной обеспечительной конструкции» (disguisedsecurityinterest) в американской доктрине и практике на основании норм ст. 2А «Lease» и «SecuredTransactions» ЕТК США;

подходы к разграничению операционной и финансовой аренды в п.

10, 11 международного стандарта финансовой отчетности 17 «Аренда».

Не соглашаясь, А.В. Егоров высказывает мнение о том, что «лизинг по российскому праву всегда только финансовый, поскольку нормы ГК РФ базируются на положениях Оттавской Конвенции о международном финансовом лизинге 1988 г., в которой закреплен только один из многочисленных видов лизинга, известных англо-американскому праву, а именно, финансовый лизинг.Таким образом, представленный в России лизинг – это аналог зарубежного Модельный закон УНИДРУА «О лизинге» 2008 // Международный институт унификации http://www.unidroit.org/russian/modellaws/2008leasing/s-59a-17-r.pdf (последнее посещение – мая 2013) См.: Громов С.А. Тезисы контрдоклада на круглом столе «Лизинговая операция: как распутать клубок противоречий?»// Торгово-промышленная палата РФ. М. 2012. С. финансового лизинга. В остальных случаях это не лизинг, а простая аренда. Все попытки подразделять российский лизинг на две разновидности – финансовый и оперативный – ошибочны по определению»44.

Кроме того, ученый полагает, что «лизинговая операция очень похожа на посреднические договоры, в которых имеет значение возмещение расходов - на договоры поручения, комиссии и агентирования», в которых «посредник (лизингодатель) закупает по заданию клиента (лизингополучателя) товар, необходимый последнему, но дополнительно кредитует его в части возмещения издержек на закупку» 45. При этом, издержки на покупку возмещаются со значительной рассрочкой, а на сумму кредита начисляются проценты. В таком случае, при досрочном расторжении договора лизингополучатель обязан осуществить оплату по договору, несмотря на то, что он перестает пользоваться вещью. «Лизингополучатель, если он нарушил свои обязательства и договор расторгается, должен уплатить сумму, позволяющую лизингодателю не испытывать финансовых потерь от этой операции. При расчете потерь лизингодателя следует учитывать размер вложенного им финансирования, пользование финансированием и размер вознаграждения лизингодателя, а также стоимость возвращаемого лизингодателю предмета лизинга»46. При этом, в случае гибели предмета лизинга, при досрочном расторжении договора, будущие лизинговые взносы дисконтируются, вознаграждение на будущее время исключается.

Нельзя не согласиться с позицией А.В. Егорова о финансовоинвестиционной сущности лизинга. Однако, проблема заключается в том, что российское законодательство квалифицировало лизинг с помощью норм, регулирующих аренду, которыми руководствуется правоприменитель при осуществлении квалификации трансграничного лизинга. Кроме того, российское См.: Егоров А.В. Лизинг: аренда или финансирование? Вестник ВАС РФ. №3/2012. С. 37.

Там же. С. 45.

Там же. С. законодательство не выделяет возможность выкупа лизингополучателем объекта лизинга по окончании срока лизинга в качестве признака института лизинга.Стремясь к достижению баланса интересов сторон сделки, суды, применяя к трансграничному финансовому лизингу российские нормы в соответствующую изначальной сущности сделки, не отвечающую интересам сторон и договору, и увеличивающую убытки сторон.

трансграничного, с помощью уже известных правовых институтов, таких как купля-продажа в рассрочку, аренда, заем или поручение, не охватывает весь комплекс отношений участников лизинговой сделки. Элементы различных договоров образуют единый юридический состав, порождающий единое правоотношение. И.А. Решетник отмечает: «… сочетание в договоре лизинга элементов известных законодательству договорных конструкций сформировало особые качества и признаки, которые характеризуют специфическую правовую сущность этого договора» 47. По мнению Р. Джурович, «наряду с возможным теоретическим разделением и расчленением лизинговой сделки можно по праву подчеркнуть то обстоятельство, что лизинг представляет собой единое хозяйственное долговое отношение, а тем самым и одно специфическое правовое отношение – договор современного международного права»48.

Наличие множества теорий о лизинге в целом и трансграничном лизинге в частности еще раз доказывает уникальность и своеобразие данных явлений.

«Анализ всех мнений показывает, что лизинг не относится к той или иной правовой конструкции и не является механическим соединением нескольких договорных типов, а представляет собой самостоятельный гражданско-правовой договор, относящийся к разновидности многосторонних сделок, где поставщик (продавец) является не третьим лицом по договору лизинга, а непосредственным См.: Витрянский В.В. Указ.соч. //Вестник ВАС РФ. 1999. №10. С. 94.

См.: Джурович Р. Руководство по заключению внешнеторговых контрактов. пер. с серб.хорват. М. 1992. С. 150.

участником сделки.…. Действующее законодательство (ГК РФ, ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»), определяет лизинг, как разновидность договора аренды, что не является верным. Лизинг не может быть признан арендой или куплей-продажей и не может регламентироваться нормами, посвященными арендным отношениям и отношениям купли-продажи, которые являются лишь отдельными элементами одного и того же явления. Договор представляет собой не разрозненные волевые действия двух и более лиц, а «единое волеизъявление, выражающее их общую волю»49.

1.1.2. Признаки лизинга в нормативно-правовых актах Для преодоления разногласий в понимании сущности лизинга и устранения проблем его квалификации, конкретизации признаков и отграничения от схожих институтов гражданского права, были приняты международные конвенции:

Конвенция УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» 1988 г. (далее – «Кейптаунская Конвенция»), Конвенция СНГ «О межгосударственном лизинге»

1998 г. (далее – «Конвенция СНГ»). Каждая из вышеуказанных Конвенций посвоему определила лизинг, что позволяет выделить квалифицирующие признаки данного института.

Так, Конвенция УНИДРУА 1988 г. в пункте 1 статьи 1 определила финансовый лизинг, как самостоятельное трехстороннее отношение, в котором:

«одна сторона (арендодатель):

а) заключает по спецификации другой стороны (арендатора) договор (договор поставки) с третьей стороной (поставщиком), в соответствии с которым арендодатель приобретает оборудование на условиях, одобренных арендатором …, и б) заключает договор (договор лизинга) с арендатором, предоставляя ему См.: Гражданское право: учебникпод ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К.. М. 1998. Ч.1 С. 495.

право использовать оборудование взамен на выплату периодических платежей».

Сделка финансового лизинга, согласно пункту 2 статьи 1 Конвенции УНИДРУА, включает следующие признаки:

а) арендатор определяет оборудование и выбирает поставщика;

б) оборудование приобретается арендодателем в связи с договором лизинга, который, и поставщик осведомлен об этом, заключен или должен быть заключен между арендодателем и арендатором; и в) периодические платежи, подлежащие выплате по договору лизинга, рассчитываются, в частности, с учетом амортизации всей или существенной части стоимости оборудования.

При этом Конвенция УНИДРУА применяется «независимо от того, есть ли у арендатора или приобретет или нет арендатор впоследствии право купить оборудование или продолжить пользоваться им на условиях лизинга в последующий период, и независимо от того, уплачивается или нет номинальная цена или периодические платежи» (пункт 3 статьи 1). Иными словами, Конвенция УНИДРУА не выделяет возможность приобретения объекта лизинга лизингополучателем по окончании срока лизинга или досрочно в качестве квалифицирующего признака лизинга.

Кейптаунская конвенция «О международных гарантиях в отношении подвижного оборудования» 2001 г., определила лизинг, как «соглашение, по которому одно лицо (лизингодатель) предоставляет другому лицу (лизингополучателю) право на владение или управление объектом (с правом или без права его покупки) за арендную или иную плату» (пункт q статьи 1). Так же как и Конвенция УНИДРУА, Кейптаунская конвенция не выделила покупку объекта лизинга лизингополучателем в качестве признака лизинга. При этом, по мнению С.А. Громова, «отечественный законодатель, принимая решение о присоединении России к этому документу, следует как сложившейся международной практике признания лизинга обеспечительной сделкой в качестве разновидности удержания титула при финансировании приобретения актива, так и ранее обозначенной в законодательстве линии признания лизинга финансовой услугой»50.

Конвенция СНГ «О межгосударственном лизинге» 1998 г., в которой Россия не участвует, понимает лизинг как вид «инвестиционно-предпринимательской деятельности, связанной с приобретением имущества и передачей его в пользование …на определенный срок в целях получения прибыли … с учетом амортизации предмета лизинга при участии лизингодателя, поставщика, лизингополучателя и других участников лизингового проекта» (статья 1).

Особенность Конвенции СНГ состоит в том, что при определении лизинга она подчеркнула его трехсторонний характер, кроме того, в статье 3 Конвенция СНГ разграничила оперативный и финансовый лизинг в связи с различным порядком амортизации объекта.

В Модельном законе УНИДРУА «О лизинге» 2008 г., направленном на гармонизацию лизинга, подчеркивается, что «финансовая аренда - это договор аренды с обязательством (или без обязательства) приобрести в собственность все имущество или его часть». Таким образом, Модельный закон «О лизинге», вслед за Конвенцией УНИДРУА, не выделяет приобретение объекта лизинга по окончании срока лизинга в качестве квалифицирующего признака института.

Статьи 665 ГК РФ и 2 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» определяют договор лизинга как договор, в соответствии с которым лизингодатель обязуется приобрести в собственность указанное лизингополучателем имущество у определенного им продавца и предоставить лизингополучателю это имущество за плату во временное владение и пользование». ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» не предусматривает выкуп объекта лизинга лизингополучателем в качестве признака лизинга. Более того, согласно статье 15 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», лизингополучатель может «по окончании срока действия договора лизинга … приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи[выделено – Москвина А.]». Иными словами, договор лизинга регулирует собственно лизинговые отношения, и не См.: Громов С.А. Коренной поворот в практике применения законодательства о лизинговой деятельности // Вестник ВАС РФ. № 11/2011. С. может быть истолкован расширительно и распространен на отношения между собственность последним по окончании срока лизинга. В случае, когда в договоре лизинга установлено право лизингополучателя осуществить выкуп объекта лизинга по окончании договора, отношения по выкупу и переход права собственности должны быть урегулированы отдельным договором куплипродажи.Статья 2 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» под лизингом понимает «совокупность экономических и правовых отношений, возникающих в связи с характеризуется приобретением объекта лизинга лизингодателем у поставщика по заявке лизингополучателя, можно предположить, что в вышеуказанном определении имеется в виду первоначальное приобретение объекта лизинга лизингодателем во исполнение лизинговой сделки, а не выкуп объекта лизингополучателем по окончании срока лизинга. Таким образом, выкуп объекта законодательству.

Соединение в лизинге элементов финансирования, аренды и купли-продажи приводит к путанице при квалификации лизинга, что особенно актуально в отношении трансграничного лизинга, квалификация которого осуществляется с применением норм как российского, так и зарубежного гражданского права.

Для того чтобы не допустить смешения лизинга со схожими гражданскоправовыми институтами, исключить вероятность принятия судом решения, не учитывающего особенности трансграничного лизинга, как самостоятельного вида лизинга, необходимо четко выделить признаки лизинга.

Квалифицирующие признаки лизинга:

Единый трехсторонний характер отношений, подразумевающий обязательное участие в сделке лизингодателя, лизингополучателя и продавца объекта лизинга.

Приобретение объекта лизинга лизингодателем специально для передачи в пользование лизингополучателю, при этом:

а) лизингополучатель осуществляет выбор объекта лизинга;

б) лизингодатель приобретает объект лизинга у продавца в свою собственность;

в) лизингодатель передает объект лизинга во временное возмездное пользование лизингополучателю.

Особое распределение рисков (обязанностей и ответственности) между участниками сделки:

а) перенос рисков нарушения продавцом своих обязательств, возникших из договора купли-продажи имущества, на сторону, выбравшую объект лизинга и продавца (лизингополучателя);

б) перенос риска случайных утраты и повреждения объекта лизинга с собственника (лизингодателя) на его контрагента (лизингополучателя).

Выплата периодических платежей за пользование объектом лизинга51.

Право лизингополучателя приобрести объект лизинга по истечении срока лизинга, или его обязанность возвратить объект лизинга лизингодателю, по мнению автора, не относятся к общим квалифицирующим признакам лизинга.

Однако, данные признаки, наряду с порядком амортизации объекта лизинга, формируют структуру видов лизинга – оперативного и финансового.

Для оперативного лизинга характерно:

неполная амортизация предмета лизинга в течение срока действия договора лизинга52:

а) затраты лизингодателя, понесенные на приобретение предмета лизинга, полностью не возмещаются в течение срока лизинга за счет лизинговых платежей;

См.:Витрянский В.В. Договор финансовой аренды (лизинга)// Вестник ВАС РФ. 1999. №10 С.

113.

См.: Громов С.А. Определение финансового результата лизинговой операции при досрочном расторжении договора лизинга // Вестник ВАС РФ. №3/2011. С. 7.

См.: Газман В.Д. Лизинг: Теория. Практика. Комментарии. М., 1997. С. 30.

б) не возмещенная в составе лизинговых платежей часть затрат, понесенных лизингодателем на приобретение предмета лизинга, компенсируется за счет повторной сдачи актива внаем или его продажи по рыночной стоимости на вторичном рынке.

недопустимость перехода права собственности на предмет лизинга по истечении срока лизинга53:

а) обязанность лизингополучателя возвратить предмет лизинга по истечении срока договора собственнику (лизингодателю) или приобрести предмет лизинга по номинальной (рыночной) стоимости;

б) возможность вторичной передачи предмета лизинга собственником (лизингодателем) в аренду новому пользователю или его перепродажи по номинальной цене.

Этот вид лизинга в действительности является разновидностью аренды.

Лизинговые платежи являются встречным предоставлением, совершаемым именно ввиду владения и пользования имуществом54.

Финансовый лизинг отличают:

полная амортизация предмета лизинга в течение срока действия договора лизинга55:

включение в состав лизинговых платежей, вносимых лизингополучателем за пользование предметом лизинга, затрат лизингодателя, понесенных на приобретение предмета лизинга, и вознаграждения.

переход права собственности на предмет лизинга по истечении срока лизинга к лизингополучателю.

Данный вид лизинга - это кредит с особыми условиями погашения.

Лизингополучатель погашает средства, затраченные на покупку предмета См.: Громов С.А. Тезисы контрдоклада на круглом столе «Лизинговая операция: как распутать клубок противоречий?»// Торгово-промышленная палата РФ. М. 2012.

Там же, С. 1.

См.: Громов С.А. Определение финансового результата лизинговой операции при досрочном расторжении договора лизинга. С. лизинга, путем регулярной выплаты лизингодателю арендных платежей в согласованном размере56.

Таким образом, при финансовом лизинге лизингодатель планирует возместить затраты на приобретение предмета лизинга и получить вознаграждение за финансирование через однократную передачу предмета лизинга в пользование и последующую его продажу лизингополучателю. При оперативном лизинге затраты и планируемые доходы лизингодателя возмещаются путем неоднократной передачи приобретенного предмета в пользование, либо его продажи на вторичном рынке.

Приобретение лизингодателем объекта лизинга, подлежащего дальнейшей передаче в лизинг, во исполнение обязательств, возникших из договора лизинга, а также порядок распределения рисков между участниками лизинговой сделки основные общие признаки лизинга, которые отличают его от других гражданскоправовых конструкций.

Международно-правовое регулирование видов трансграничного лизинга, финансового, оперативного и других, имеет свои особенности. В частности, как уже было отмечено, в доктрине существует мнение57, что Конвенция УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» 1988 г. содержит унифицированные нормы, регулирующие отношения именно трансграничного финансового лизинга, а не всех видов лизинга. В зарубежном законодательстве и доктрине не сформировано и единое понимание природы трансграничного оперативного лизинга. Для целей настоящего диссертационного исследования, автор рассматривает трансграничный лизинг, прежде всего, как универсальную конструкцию, и не предполагает проведения детального исследования видов лизинга и особенностейих правового регулирования. При этом, исследуя правоприменительную практику по квалификации трансграничной лизинговой См.: Там же. С. 10.

См.: Егоров А.В. Лизинг: аренда или финансирование? // Вестник ВАС РФ. №3/2012. С.37.

См.: Лазарева Т.П. Нетрадиционные формы кредитования внешнеэкономической деятельности // Право и экономика. 2001. №1. С. 63-68.

См.: Павлодский Е.А. Договоры организаций и граждан с банками. М. 2000. С. 30.

См.: Егоров А.В. Лизинг: аренда или финансирование? Вестник ВАС РФ. №3/2012. С. 37.

сделки и выбору применимого права, автор подразумевает преимущественно финансовую разновидность лизинга, как наиболее часто встречающуюся в лизинговой практике.

1.1.3. Лизинг и смежные гражданско-правовые институты Квалификация лизинга посредством схожих институтов гражданского права, таких как аренда, купля-продажа в рассрочку, кредит, привело, с одной стороны, к смешению элементов разных правовых конструкций и применению к лизинговым отношениям по аналогии норм других гражданско-правовых институтов без учета особенностей отношений сторон лизинговой сделки и их интересов. С другой стороны, различное понимание лизинга за рубежом и в России осложнило процесс квалификации договора трансграничного лизинга, поскольку повлекло возникновение конфликта квалификации и привело к переквалификации договора.

С целью предотвращения смешения различных правовых конструкций в договоре трансграничного лизинга и разрешения проблемы квалификации трансграничного лизинга представляется необходимым разграничить элементы, присущие лизингу в целом, и другие гражданско-правовые конструкции, выявить их сходства и различия.

Институт лизинга сформировался в результате усложнения института аренды элементами купли-продажи и кредита. Сохраняя преимущественно арендный характер, проявлявшийся в передаче объекта договора во временное владение и пользование, лизинговая сделка начала трансформироваться в обособленный финансовый институт, характеризующийся предоставлением лизингодателем лизингополучателю финансирования, выраженного не в денежной, а в овеществленной ссуде. Иными словами, лизингодатель осуществлял финансирование лизингополучателя (предоставлял кредит) путем вложения ссудных денежных средств в покупку предмета лизинга58.

См.: Егоров А.В. Лизинг: аренда или финансирование? Вестник ВАС РФ. №3/2012. С. 34.

Таким образом, институт лизинга в процессе своего формирования соединил в себе элементы и аренды, и купли-продажи в рассрочку, и кредита.

Сходство лизинга и аренды проявляется в следующем:

Отношения возникают по поводу индивидуально-определенного объекта, характеристики которого (спецификация) должны быть четко определены в договоре и являются его существенным условием (статьи 607 и ГК РФ, статья 3 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»);

Содержание отношений сторон выражается в обязанности одной стороны предоставить другой стороне за плату объект договора и право временного владения и пользования им, и корреспондирующей обязанности второй стороны вносить плату за пользование (статьи 606 и 665 ГК РФ, статья ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»);

Обязанность стороны, осуществляющей пользование, вносить периодические платежи, размер и порядок начисления которых является существенным условием договора (статья 614 ГК РФ, пункт 5 статьи 15 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»).

Таким образом, договор лизинга и договор аренды сближает главным образом передача объекта договора собственником за плату во временное владение и пользование.

Различия лизинга и аренды проявляются в следующем:

Трехсторонний характер отношений сторон лизинговой сделки;

Усложнение лизинговых отношений элементами купли-продажи, проявляющимися в специальном приобретении объекта договора лизингодателем для последующей передачи его лизингополучателю;

Расщепление обязанности по предоставлению лизингополучателю объекта договора и права временного владения и пользования им между продавцом и лизингодателем:

а) продавец передает лизингополучателю объект;

б) лизингодатель передает лизингополучателю право владения и пользования объектом;

Основной интерес сторон договора лизинга проявляется в возврате денежных средств и получении дохода от произведенной финансовой операции (лизингодатель), и в получении денежных средств (кредита) для приобретения объекта в пользование (лизингополучатель); основной интерес сторон договора аренды состоит в получении дохода от передачи объекта в пользование (арендодатель) и использовании объекта (арендатор);

Особый порядок амортизации, включающий возмещение затрат лизингодателя, понесенных при приобретении объекта лизинга;

Особый порядок распределения рисков и ответственности между участниками лизинговой сделки:

а) перенос рисков нарушения продавцом обязательств, возникающих из договора купли-продажи, на сторону, выбравшую объект лизинга и продавца;

б) перенос риска случайной утраты и повреждения имущества с собственника на его контрагента.

В договоре аренды арендодатель несет ответственность перед арендатором за несвоевременное предоставление имущества во владение арендатора, за обнаруженные дефекты и другое. В договоре лизинга ответственность за нарушение условий, относящихся к объекту договора (качество, несоответствие целям лизингополучателя), обычно несет поставщик, поскольку лизингодатель не передает лизингополучателю объект договора, а передает лишь правомочия владения и пользования им. В результате перед лизингополучателем отвечает не собственник передаваемого объекта, а поставщик, который не является стороной договора лизинга. Риск случайной гибели или порчи объекта лизинга, как предусматривается законодательством различных стран, все риски несет собственник, т.е. арендодатель59.

Кроме того, существенная разница проявляется при соотнесении арендной и лизинговой платы. Арендный платеж взимается за пользование имуществом, зависит от времени пользования и основывается на среднерыночной ставке См.: Кабатова Е.В. Лизинг: правовое регулирование, практика. М.: 1998. С. 104.

оплаты за пользование аналогичной вещью. Лизинговый платеж включает в себя «возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя»

(Статья 28 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»). То есть, лизинговый платеж зависит от издержек лизингодателя и его вознаграждения за финансирование.

Помимо этого, механизм расчета лизинговых платежей принципиально иной, чем арендных, и близок к порядку определения платежа по кредиту60.

Таким образом, лизинг схож с арендой только в одной черте: передаче оборудования во временное пользование за плату. Данные договоры отличают субъектный состав, содержание, порядок распределения рисков и ответственности между участниками, структура и порядок определения размера платежа, взимаемого за пользование, осложнение лизинга финансово-кредитными элементами и элементами купли-продажи.

Договор лизинга имеет сходство с кредитным договором, проявляющееся в том, что лизинговая операция, как уже было сказано, представляет собой предоставление лизингодателем кредита в виде средств, вложенных в покупку объекта лизинга. При этом, как и кредитор, лизингодатель заинтересован не столько в возврате объекта договора, сколько в возврате предоставленного финансирования и получении дохода от оказанной услуги, а лизингополучатель стремится получить денежные средства (кредит) для приобретения необходимого ему конкретного объекта61.

Различия лизинга и кредита проявляются в следующем:

трехсторонний характер отношений сторон лизинговой сделки;

финансирование полной стоимости приобретаемого в лизинг объекта;

отсутствие дополнительного обеспечения при заключении лизинговой сделки (объект лизинга является собственностью лизинговой компании и сам См.: Егоров А.В. Тезисы вводного доклада на круглом столе «Лизинговая операция: как распутать клубок противоречий?» // Торгово-промышленная палата РФ. М. 2012 С. 5.

См.: Там же. С. 6.

выступает в качестве обеспечения);

удобство бухгалтерского учета и налоговые преференции при совершении лизинговых операций:

коэффициентом). Амортизация с таким коэффициентом позволяет экономить на налоге на имущество, а также оптимизировать уплату налога на прибыль в бюджет;

б) отнесение на себестоимость всех лизинговых платежей, в том числе возмещение полученного кредита и процентов за пользование им (в отличие от кредита, при котором покупатель может относить на себестоимость только расчетную величину (амортизацию), на которую снижается стоимость оборудования ежегодно, и не может относить на себестоимость процентную ставку за пользование кредитом)62;

в) лизинговая сделка не отражается в балансе, как заемный капитал, таким образом поддерживается соотношение собственных и заемных средств, ликвидность баланса не ухудшается и не снижается возможность получения дополнительных займов и кредитов.

Невозможно полностью отождествить лизинг и с институтом куплипродажи в рассрочку. Сходство обусловлено предоставлением в определенных договором случаях лизингополучателю возможности выкупа объекта лизинга по окончании срока лизинга после внесения всех лизинговых платежей и оплаты выкупной цены. Однако, как уже было сказано, выкуп объекта лизинга не является квалифицирующим признаком лизинга и не всегда присутствует в лизинговых сделках.

проявляются в следующем:

Трехсторонний характер отношений сторон лизинговой сделки, особый порядок распределения рисков и ответственности между ее участниками;

См.: Егоров А.В. Лизинг: аренда или финансирование? // Вестник ВАС РФ. №11 (228) ноябрь 2011 г. С. 38.

По договору купли-продажи в рассрочку право собственности от продавца к покупателю переходит в момент заключения договора. В случае неоплаты товара в обусловленный договором купли-продажи срок, товар признается находящимся в залоге у продавца для обеспечения обязанности покупателя по оплате товара. В договоре лизинга право собственности сохраняется за лицом, предоставившим объект договора во временное пользование, на весь период лизинга;

По договору купли-продажи в рассрочку цена, по которой товар приобретается в собственность покупателем, четко определена в момент заключения договора и передачи товара, для ее уплаты покупателю предоставляется отсрочка. По договору лизинга в момент заключения договора и передачи вещи в пользование определяется не цена этой вещи, а общая сумма лизинговых платежей за весь срок действия договора, вносимых за пользование вещью. Покупка объекта лизинга может быть осуществлена после окончания срока договора при условии полного выполнения лизингополучателем своих обязательств по оплате лизинговых платежей. При этом, цена товара устанавливается в момент покупки (по окончании срока договора) и определяется по-разному в зависимости от соглашения сторон договора: исходя из рыночной стоимости объекта лизинга на момент фактической покупки (по истечении срока договора лизинга), либо по остаточной цене, с учетом амортизации объекта лизинга. Таким образом, договор лизинга не предоставляет лизингополучателю фактической рассрочки уплаты цены объекта лизинга на срок действия договора.

При выкупе объекта лизинга лизингополучателем цена выплачивается единовременно;

Цена товара в договоре купли-продажи в рассрочку определяется по соглашению сторон и зависит от расценок, тарифов и ставок, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные товары. Общая сумма платежей по договору лизинга включает в себя возмещение затрат лизингодателя и его доход, и не может быть сравнима со среднерыночной ценой, взимаемой за аналогичный объект лизинга;

Договор лизинга не предусматривает обязанности лизингодателя передать объект лизинга в собственность лизингополучателю и обязанность лизингополучателя выкупить объект лизинга в собственность: вопрос покупки объекта лизинга зависит от волеизъявлений собственника и лизингополучателя в момент окончания срока лизинга. По истечении договора лизинга, лизингополучатель вправе возвратить объект лизинга лизингодателю;

лизингодатель не обязан передавать право собственности на объект лизинга лизингополучателю в случае невыполнения им всех обязательств по договору.

Кроме того, в случае банкротства покупателя по договору купли-продажи в рассрочку, продавец будет иметь статус залогового кредитора, права которого обеспечены залогом неоплаченного товара. Удовлетворение прав залогового кредитора происходит в порядке очередности, предусмотренной законом; при банкротстве лизингополучателя, лизингодатель, являясь собственником, вправе изъять объект лизинга из конкурсной массы вне очереди.


Таким образом, несмотря на наличие в конструкции лизинга элементов, схожих с элементами других гражданско-правовых институтов, лизинг является самостоятельным институтом, наделенным особыми признаками, требующими детального выявления и анализа при осуществлении правоприменителем квалификации.

В российской и в зарубежной правовых доктринах не существует единого мнения о соотношении таких категорий лизинга, как «лизинговая сделка» и «договор лизинга», и, следовательно - «трансграничная лизинговая сделка», и «договор трансграничного лизинга».

Российское законодательство признает двух- и многостороннюю сделку договором (п. 1 ст. 154 ГК РФ), тем самым отождествляя данные категории.

См.: Кабатова Е.В. Лизинг: правовое регулирование, практика. М.: 1998. С. Помимо этого, п. 3 статьи 154 ГК РФ устанавливает, что выражение согласованной воли двух либо трех и более сторон формирует двустороннюю или многостороннюю сделку, а п. 2 статьи 154 ГК РФ закрепляет, что двух- и многосторонняя сделка – это договор. Одновременно, статья 153 ГК РФ определяет «сделку» как «действие», а статья 420 ГК РФ понимает «договор» как «соглашение», предполагая тем самым разграничение данных понятий. Вместе с тем, по мнению М.И. Брагинского, «термин «соглашение» означает основание для возникновения, изменения или прекращения правоотношения, принимая форму сделки. Для определения сущности этого понятия следует иметь в виду, что ст.

154 ГК РФ проводит двучленное деление сделок: они могут быть либо односторонними либо двух(много)сторонними, т.е. договорами. Следовательно, сделка, совершенная в виде соглашения, тем самым может быть только договором»64.

Вместе с тем, цивилистическая доктрина исходит из множественности значений категории «договор». Так, «существовавший в римском праве взгляд на договоры (contractus) позволял рассматривать их с трех точек зрения: как основание возникновения правоотношения, как само правоотношение, возникшее из этого основания, и, наконец, как форму, которую соответствующее правоотношение принимает»65.

Последовательный сторонник множественности значений «договор» О.С.

возникновении, изменении или прекращении гражданских правоотношений, вместе с тем отмечал: «Иногда под договором понимается самое обязательство, возникающее из такого соглашения, а в некоторых случаях этот термин обозначает документ, фиксирующий акт возникновения обязательства по воле всех его участников» 66. Для всестороннего ознакомления с его сущностью См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения.

Изд. 3-е, стереотипное. М.: Статут. 2001 г. С. 80.

Там же. С. 6.

См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М.: Госюриздат, 1975. С. 26.

«договор должен быть изучен и как юридических факт, и как правоотношение»67.

«В терминологии российской доктрины гражданского права договор существует в трех сферах: договор как документ, договор как сделка и договор как правоотношение»68, то есть, как подчеркивает Н.Д. Егоров, «под договором понимается и юридический факт, лежащий в основе обязательства, и само договорное обязательство, и документ, в котором закреплен факт установления обязательственного правоотношения»69.

Вместе с тем, в научной литературе отмечается, что «договор обычно трактуется как двух- или многосторонняя сделка. Но сведение договора только к сделке едва ли верно. Сделка представляет собой действие, направленное на установление, изменение, прекращение прав или обязанностей. Договор не только устанавливает права и обязанности, но и предусматривает совершение субъектами предметных действий, содержание которых закрепляется в соглашении. Договор определяет, что конкретно должно быть сделано и какие юридические требования предъявляются сторонами к совершению действий» 70.

При этом, как отмечает М.И. Брагинский, речь в данном случае идет «не о разных функциях одного явления, а о разных явлениях. Они объединены единым термином – «договор», но отличаются содержанием» 71. Ученый разделяет «договоры-сделки» и «договоры-правоотношения»,понимая первые как юридический факт, а вторые – как правоотношение, содержание которого составляют взаимные права и обязанности контрагентов72.

Разные определения договора даются и в зарубежном законодательстве.

Так, Единообразный Торговый кодекс США считает договором «правовое обязательство в целом, вытекающее из соглашения сторон в соответствии с настоящим Законом и иными подлежащими применению нормами права». Здесь Там же. С. 26-27.

См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая. Договоры о передаче имущества. Изд. 2-е. М.: Статут. 2000. Гл. XIX. С. 14-20.

См.: Гражданское право / под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. СПб., 1996. С. 428.

См.: Гражданское право: Учебник. Т. 2 / под ред. Е.А. Суханова. М.: БЕК, 1993. С. 42.

См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения.

Изд. 3-е, стереотипное. М.: Статут. 2001 г. Гл. I. С. 7.

Там же. С. 80.

же (ст. ст. 1-201) приводится определение «соглашения»: «…фактически совершенная сделка сторон, наличие которой вытекает из их заявлений или иных обстоятельств…»73.

Гражданский кодекс Нидерландов признает, что договором является «многосторонняя сделка, в которой одна или несколько сторон принимают на себя обязательства по отношению одной или нескольких других сторон» (ст. Книги 6)74.

Таким образом, следует признать, что при изучении трансграничного лизинга через призму российского законодательства и доктрины, разделение категорий «трансграничная лизинговая сделка» и «договор трансграничного лизинга» является не во всем корректным ввиду отождествления понятий «сделка» и «договор» российским законодателем и учеными и невозможности включения в структуру одной сделки двух самостоятельных договоров. Вместе с тем, анализ положений Конвенции УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» 1988 г. и Кейптаунской конвенции «О международных гарантиях в отношении подвижного оборудования» 2001 г. позволяет сделать вывод об особом категориальном аппарате международных конвенций, во многом не совпадающем с терминологией российского национального законодательства.

Так, в Преамбуле и в статье 1 Конвенции УНИДРУА речь идет именно о целостной трансграничной лизинговой сделке (англ. – transaction – сделка, операция, трансакция), как трехстороннем отношении, возникающем между лизингодателем, лизингополучателем и поставщиком объекта лизинга, а подпункты (а) и (б) статьи 1, и подпункт (б) пункта 1 статьи 3 Конвенции отсылают к договорам (англ. – agreements) поставки и лизинга, опосредующим единую трансграничную лизинговую сделку. Аналогичная терминология использована в оригинальном тексте Кейптаунской конвенции. Вышесказанное См.: Единообразный торговый кодекс США: Пер. с англ. // Серия Современное зарубежное и международное частное право. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. С. 153.

См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения.

Изд. 3-е, стереотипное. М.: Статут. 2001 г. Гл. I. С. 5.

дает основания полагать, что конвенции разграничивают данные категории, следовательно, разделение понятий «трансграничная лизинговая сделка» и «договор трансграничного лизинга» в контексте международных унифицированных конвенций правомерно.

При этом, в ряде статей Конвенция УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» 1988 г. подчеркивает взаимосвязанность договоров поставки и лизинга в рамках единой лизинговой сделки и наличие у субъектов сделки взаимных, корреспондирующих прав и обязанностей. Учитывая тесную связь самостоятельных договоров лизинга и поставки и их сторон между собой в рамках единой трансграничной лизинговой сделки, можно сделать вывод, что трансграничный характер лизинговой сделки в целом обусловливает трансграничный характер составляющих ее договоров лизинга и поставки (куплипродажи), а трансграничный характер договора лизинга, как части сделки, обусловлен трансграничным характером лизинговой сделки в целом.

В п. 1 статьи 1 Конвенции лизингодатель выделен в качестве стороны, приобретении объекта лизинга в собственность у поставщика и предоставлении объекта лизингополучателю взамен на выплату периодических платежей. При этом, договор трансграничного лизинга определен Конвенцией, как двусторонний, такой вывод можно сделать при анализе п. (б) п. 1 статьи Конвенции, из которого следует, что лизингодатель заключает договор лизинга только с лизингополучателем. Однако, договор трансграничного лизинга, как часть лизинговой сделки, также может содержать условия о порядке исполнения лизингодателем обязательства по приобретению и поставке объекта лизинга, ответственность за непоставку, приобретение объекта, не соответствующего спецификации лизингополучателя и другие. Стороной, содействующей лизингодателю в выполнении данных условий и обязательств по договору трансграничного лизинга, выступает поставщик. Возможное участие поставщика объекта лизинга в заключении договора трансграничного лизинга порождает множественность лиц на стороне лизингодателя и не меняет двустороннего характера регулируемых договором отношений.

Федеральный закон РФ «О финансовой аренде (лизинге)» 1998 г. разграничивает понятия «лизинг» и «договор лизинга», определяя в статье «лизинг», как совокупность экономических и правовых отношений, возникающих в связи с реализацией договора лизинга, в том числе приобретением предмета лизинга, «договор лизинга», как договор, в соответствии с которым арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить лизингополучателю это имущество за плату во временное владение и пользование.

Для целей настоящего исследованияпонятия «трансграничный лизинг», «трансграничная лизинговая сделка» и «договор трансграничного лизинга»

разграничиваются. «Трансграничный лизинг» рассматривается как универсальноеобщее понятие, включающее и «трансграничную лизинговую сделку» и «договор трансграничного лизинга», и введенное с целью определить трансграничные признаки лизинга, как трансграничной гражданско-правовой конструкции.

Под «трансграничной лизинговой сделкой» понимается трехстороннее отношение, осложненное иностранным элементом, возникающее между лизингодателем, лизингополучателем и поставщиком объекта лизинга в связи с приобретением объекта лизинга для передачи его во временное владение и пользование в обмен на периодические лизинговые платежи. Содержание трансграничной лизинговой сделки отрицает её двусторонний характер, что обусловлено наличием у субъектов сделки взаимных, корреспондирующих прав и обязанностей. Согласно Преамбуле и статье 1 Конвенции УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» 1988 г., трансграничная лизинговая сделка является трехсторонней, между тем как договор лизинга, как часть сделки, двусторонний.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 


Похожие работы:

«Благополучная Камила Владимировна Единая патентно-правовая охрана изобретений на территории Таможенного Союза России, Беларуси и Казахстана, как средство его инновационного развития Специальность: 12.00.03 - гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация...»

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Мусаев, Магомед Алаудинович Состояние и перспективы развития регионального правотворчества в Российской Федерации: теоретико­правовой анализ Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2006 Мусаев, Магомед Алаудинович.    Состояние и перспективы развития регионального правотворчества в Российской Федерации: теоретико­правовой анализ  [Электронный ресурс] : Дис.. канд. юрид. наук  : 12.00.01. ­ Ростов н/Д: РГБ, 2006. ­ (Из...»

«Вельмин Александр Сергеевич ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ НАДЗОРЕ ЗА ЛИЦАМИ, ОСВОБОЖДЕННЫМИ ИЗ МЕСТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ, В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ 12.00.15 – гражданский процесс, арбитражный процесс ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель : доктор юридических наук, доцент Юдин Андрей...»

«Лепина Татьяна Геннадьевна УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ Специальность 12.00.08 – Уголовное право, криминология; уголовно-исполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель : доктор юридических наук, профессор Понятовская Т.Г. Курск - ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Волохова, Елена Викторовна Правовое регулирование предпринимательской деятельности по российскому законодательству: теоретико­правовое исследование Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2006 Волохова, Елена Викторовна.    Правовое регулирование предпринимательской деятельности по российскому законодательству: теоретико­правовое исследование  [Электронный ресурс] : Дис. . канд. юрид. наук  : 12.00.01. ­ Ростов н/Д: РГБ,...»

«Оберемченко Александр Дмитриевич РАЗВРАТНЫЕ ДЕЙСТВИЯ: УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ Специальность 12.00.08 – Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор, Заслуженный...»

«ХОМУТОВ Роман Владимирович ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА РЕГИСТРАЦИЮ НЕЗАКОННЫХ СДЕЛОК С ЗЕМЛЕЙ (ст. 170 УК РФ) Специальность 12.00.08 – Уголовное право и криминология; уголовно- исполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Ревин В.П. Кисловодск 2014 Содержание Введение.. 3 Глава 1. Исторический и зарубежный опыт регламентации уголовной...»

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Любарская, Наталья Витальевна Государственное регулирование эмиссии акций в Российской Федерации Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2006 Любарская, Наталья Витальевна.    Государственное регулирование эмиссии акций в Российской Федерации  [Электронный ресурс] : Административно­правовые вопросы : Дис. . канд. юрид. наук  : 12.00.14. ­ Екатеринбург: РГБ, 2006. ­ (Из фондов Российской Государственной Библиотеки)....»

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Цзян, Владислав Шэннановыч Правовые основы бюджетной реформы в Российской Федерации и США Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2007 Цзян, Владислав Шэннановыч.    Правовые основы бюджетной реформы в Российской Федерации и США  [Электронный ресурс] : сравнительно­правовой анализ : дис. . канд. юрид. наук  : 12.00.14. ­ М.: РГБ, 2007. ­ (Из фондов Российской Государственной Библиотеки). Административное право, финансовое право,...»

«Ефимцева Татьяна Владимировна МЕСТО ИННОВАЦИОННОГО ПРАВА В СИСТЕМЕ ОТРАСЛЕЙ РОССИЙСКОГО ПРАВА Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право;...»

«Лунева Анна Владимировна УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ДЕТОУБИЙСТВО: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ 12.00.08. – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – доктор юридических наук, доцент Е.Ю. Антонова Москва – ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«Ильичев Петр Андреевич Исковая давность. Проблемы теории и правоприменительной практики Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель : доктор юридических наук, профессор Масляев А.И. Москва – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ. Введение.. Глава 1. Общие положения...»

«ПЕТРОВСКИЙ СТАНИСЛАВ ВИТАЛЬЕВИЧ Правовое регулирование оказания Интернет-услуг Специальность 12.00.03 гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Ершов Валентин Валентинович Москва ОГЛАВЛЕНИЕ Введение ГЛАВА I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА...»

«Слепнв Андрей Вячеславович ГОСУДАРСТВО КАК СУБЪЕКТ ПРАВООТНОШЕНИЙ Специальность 12.00.01 — теория и история права и государства; история учений о праве и государстве ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации А.И. Экимов...»

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Царгуш, Руслан Васильевич Налог на прибыль организаций в Российской Федерации Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2006 Царгуш, Руслан Васильевич Налог на прибыль организаций в Российской Федерации : [Электронный ресурс] : Финансово­правовые аспекты : Дис. . канд. юрид. наук  : 12.00.14. ­ М.: РГБ, 2006 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Государство и право. Юридические науки ­­ Финансовое...»

«Пешкова Татьяна Викторовна Административное судопроизводство в судах общей юрисдикции в Российской Федерации Специальность:12.00.14 – Административное право; административный процесс ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель : доктор юридических наук, профессор Ю.Н. Старилов Воронеж –...»

«Козлова Елена Борисовна РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ ДОГОВОРНЫХ МОДЕЛЕЙ, ОПОСРЕДУЮЩИХ СОЗДАНИЕ ОБЪЕКТОВ НЕДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 12.00.03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук...»

«vy vy из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Кудрякова, Ольга Валериановна 1. Правовые акты местного самоуправления 1.1. Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2003 Кудрякова, Ольга Валериановна Правовые акты местного самоуправления [Электронный ресурс]: Дис.. канд. юрид. наук : 12.00.02.-М.: РГБ, 2003 (Из фондов Российской Государственной библиотеки) Конституционное право; муниципальное право Полный текст: http://diss.rsl.ru/diss/03/0344/030344031.pdf Текст...»

«Лебедев Антон Олегович ИДЕИ ФЕДЕРАЛИЗМА В РОССИЙСКОЙ НАУКЕ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ. Специальность 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель...»

«Симорот Светлана Юрьевна Правовое регулирование реализации свободы совести в Российской Федерации Специальность 12.00.02 – конституционное право; административное право; государственное управление; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.