WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«САМООТНОШЕНИЕ У НАРКОЗАВИСИМЫХ В ПРОЦЕССЕ СТАЦИОНАРНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Российский государственный педагогический университет

имени А.И. Герцена»

На правах рукописи

Будников Михаил Юрьевич

САМООТНОШЕНИЕ У НАРКОЗАВИСИМЫХ

В ПРОЦЕССЕ СТАЦИОНАРНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ

19.00.04 Медицинская психология Диссертация на соискание учёной степени кандидата психологических наук

Научный руководитель:

доктор медицинских наук, профессор С.А. Кулаков Санкт-Петербург

ОГЛАВЛЕНИЕ

Список сокращений………………………………………………………………... Введение……………………………………………………………………………. Глава 1. Самоотношение как феномен и цель психологической коррекции (обзор литературы)………………………………………………………………… 1.1. Проблема самоотношения……………………………………………... 1.2. Самоотношение и зависимость от психоактивных веществ……….... 1.3. Современный подход к реабилитации наркозависимых…………….. Глава 2. Материалы и методы…………………………………………………….. 2.1. Материал и организация исследования……………………………….. 2.2. Методы исследования………………………………………………….. 2.2.1. Методика исследования самооценки Дембо-Рубинштейн….... 2.2.2. Методика «Кто я?»……………………………………………… 2.2.3. Методика «Линия жизни»……………………………………… 2.2.4. Тест-опросник самоотношения………………………………… 2.2.5. Методика исследования Self-cистемы………………………… Глава 3. Самоотношение у наркозависимых: эмпирическое исследование…… 3.1. Результаты диагностики наркозависимых по методике ДембоРубинштейн………………………………………………………………………… 3.2. Результаты диагностики аддиктов по методике «Кто я?»…………. 3.3. Результаты обследования наркозависимых, полученные по графической модификации методики «Кто я?»………………………………................ 3.4. Результаты диагностики наркозависимых по методике «Линия жизни»……………………………………………………………………………… 3.5. Результаты диагностики наркозависимых по тесту-опроснику самоотношения……………………………………………………………………… 3.6. Результаты обследования наркозависимых по методике исследования Self-системы………………………………………………………………… 3.7. Половые различия в самоотношении наркозависимых……………… 3.8. Связь возраста, стажа употребления, длительности реабилитации и самоотношения наркозависимых…………………………………………….




.… 3.9. Факторные структуры самоотношения аддиктов и здоровых….….. 3.10. Исследование единичного случая……………………………….…... Глава 4. Психокоррекция самоотношения наркозависимых………………….... 4.1. Организация мероприятий по психокоррекции самоотношения у наркозависимых…………………………………………………………..………... 4.2. Содержание мероприятий по психологической коррекции самоотношения у наркозависимых……………………………………………………….. 4.3. Оценка эффективности психокоррекционной программы….……... Заключение………………………………………………………………..………... Выводы…………………………………………………………………….……….. Практические рекомендации……………………………………………..……….. Список литературы………………………………………………………..……….. Приложения………………………………………………………………………...

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ВАК РФ – Высшая аттестационная комиссия Российской Федерации ИФСС – индекс функционирования Self-системы ПАВ – психоактивное вещество

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность данного исследования обусловлена угрожающими темпами распространения наркомании в России и мире. За последние десять лет количество наркозависимых выросло на 60 % (Шелонина Т.В., 2012). При этом необходимо учитывать, что выявляемость лиц с наркотической зависимостью значительно ниже истинной распространённости. (Клиническая психотерапия в наркологии, 2012; Simmonds L., Coomber R., 2009). Ежедневно в России от употребления наркотиков умирает около 80 человек, 250 человек приобщается к употреблению наркотиков (Соловова Н.А., 2009).

На фоне высоких показателей распространенности наркомании и разрушительного характера её последствий встаёт проблема разработки и реализации комплексных теоретически обоснованных реабилитационных программ, включающих медицинскую, психологическую и социальную помощь наркозависимым.

Эффективность краткосрочного пребывания в стационаре (7-14 дней), ориентированного, прежде всего, на снятие абстинентного синдрома, остаётся очень низкой:

лишь у 2-3 % наркозависимых наблюдается ремиссия в течение года (Кулаков С.А. и др., 2014). Наркоманию, как и другие формы аддиктивного поведения, нельзя рассматривать изолированно, без учёта системы факторов, вызывающих и поддерживающих зависимость (Соловьёва С.Л., Ерофеева М.Г., 2006; Любченко Д.А. и др., 2013).

Актуальной задачей современной научно обоснованной медикопсихологической реабилитации наркозависимых является не только прекращение употребления ПАВ (психоактивного вещества), но и достижение изменений во всех значимых сферах жизнедеятельности (Менделевич В.Д., 2006, 2013;

Khantzian E.J., 2013): перестройка мотивационной сферы, коррекция дисфункциональных отношений, решение интерперсональных и внутриличностных конфликтов, интеграция личности, изменение самоотношения, формирование стратегий саморегуляции (Prendergast М. et al., 2006) и совладания со стрессом.

Эффективная реабилитация при наркотической зависимости предполагает достижение глубоких личностных изменений. Согласно В.Н. Мясищеву (1960), личность понимается как система отношений. При изменении системы отношений неизбежно изменяется самоотношение, служащее важнейшим фактором образования и стабилизации единства личности, представляющее собой её регуляторный, стержневой компонент (Карвасарский Б.Д., 2014; Колышко А.М., 2004).





Необходимо отметить, что в современных исследованиях, посвящённых проблеме аддиктивных расстройств, очень мало внимания уделяется изучению и возможностям формирования самоотношения в реабилитационном процессе (Johansen A.B., 2013). Хотя самоотношение как важнейший интегрирующий компонент в системе отношений служит как одним из факторов психологической адаптации, так и целью психологической коррекции аддиктов. Соответственно, изучение самоотношения наркозависимых и поиск путей его психологической коррекции является перспективной задачей, направленной на повышение эффективности реабилитации пациентов, зависимых от психоактивных веществ.

Цель работы – изучение самоотношения наркозависимых и обоснование программы его психологической коррекции в рамках стационарной реабилитации.

Задачи исследования:

1) провести анализ отечественной и зарубежной литературы по проблеме самоотношения у наркозависимых, современных подходов к реабилитации аддиктов и разработать методический комплекс для его исследования;

2) исследовать когнитивный компонент самоотношения наркозависимых, проходящих стационарную реабилитацию;

3) исследовать эмоциональный компонент самоотношения наркозависимых, проходящих стационарную реабилитацию;

4) исследовать поведенческий компонент самоотношения наркозависимых, проходящих стационарную реабилитацию;

5) исследовать временной аспект самоотношения наркозависимых, проходящих стационарную реабилитацию;

6) описать основные цели психокоррекционной работы и разработать программу психологической коррекции самоотношения наркозависимых для стационарной реабилитации;

7) оценить эффективность разработанной программы психологической коррекции самоотношения.

Объект исследования: пациенты с наркотической зависимостью в количестве 127 человек в возрасте от 18 до 25 лет, проходивших стационарную реабилитацию в медицинском центре «Бехтерев» (основная группа): 82 мужчины (65 %) и 45 женщин (35 %). Контрольную группу составили 148 здоровых лиц в возрасте от 18 до 25 лет – студентов медицинского и технического университетов:

80 мужчин (54 %) и 68 женщин (46 %).

Предмет исследования: самоотношение и его компоненты.

Гипотеза исследования: самоотношение наркозависимых характеризуется фрагментарностью и может быть скорректировано в реабилитационном процессе, что является фундаментом для улучшения всей системы отношений.

Этапы исследования:

1) поисково-теоретический – определение предмета исследования, установление цели и задач, анализ и обобщение данных отечественной и зарубежной научной литературы по теме, разработка программы исследования (октябрь года – апрель 2014 года);

2) обследование пациентов с наркотической зависимостью, проходивших стационарную реабилитацию (основной группы) (ноябрь 2012 года – март года);

3) обследование здоровых лиц (контрольной группы) (декабрь 2012 года, январь, апрель 2013 года);

4) проведение математико-статистической обработки полученных результатов (январь – февраль 2013 года);

5) анализ и интерпретация полученных качественных и количественных данных (февраль – сентябрь 2013 года);

6) создание программы психологической коррекции самоотношения наркозависимых (март 2013 года);

7) реализация коррекционной программы на базе медицинского центра «Бехтерев» (март – май 2013 года);

8) сбор катамнестических сведений, оценка эффективности реабилитационных мероприятий (март – апрель 2014 года).

Научно-методологическая основа: системный подход к изучению самоотношения, основанный на теории отношений В.Н. Мясищева, концепции самоотношения Н.И. Сарджвеладзе (1989), теории психологической адаптации А.А. Налчаджяна (2010); системный подход в реабилитации наркозависимых, основанный на концепции реабилитации психических заболеваний М.М. Кабанова (1985, 1998) и комплексной медицинской модели реабилитации наркозависимых (Кулаков С.А. и др., 2014); мультимодальный подход в психологической коррекции, основанный на теории отношений В.Н. Мясищева (1960), личностноориентированной психотерапии Б.Д. Карвасарского (1985), В.А. Ташлыкова (1984), Г.Л. Исуриной (2014), когнитивно-поведенческом подходе А. Бека (Бек А., Фримен А., 2002) А.Б. Холмогоровой (2011), логотерапии В. Франкла (1990), экзистенциальной терапии И. Ялома (2008, 2010), типологии психотерапевтических мишеней (Назыров Р.К., Логачева С.В., Холявко В.В., 2012), интегративном подходе к психотерапии (Александров А.А., 2009; Кулаков С.А., 2010).

Методы и методики исследования:

1) клинико-психологические методы:

• клинико-биографический метод;

• исследование единичного случая;

• включённое наблюдение в процессе индивидуальной и групповой • катамнестический метод (специально разработанная анкета);

2) экспериментально-психологические методы:

• методика исследования самооценки Дембо-Рубинштейн (Dembo T., 1962; Рубинштейн С.Я., 1968; Прихожан А.М., 2007);

• модифицированная методика «Кто я?» (Kuhn M.H., McPartland T.S., 1954; Румянцева Т.В., 2006; Алёхин А.Н., 2012);

• методика «Линия жизни» (Василенко Т.Д., 2011);

• тест-опросник самоотношения (Столин В.В., Пантилеев С.Р., 1985);

• методика исследования Self-cистемы (Deneke F.W., Hilgenstock B., 1989; Залуцкая Н.М. с соавт., 2003);

3) математико-статистический метод.

Научная новизна: впервые на примере пациентов, страдающих наркотической зависимостью, проведено системное исследование центрального отношения личности – самоотношения и его компонентов: когнитивного, эмоционального и поведенческого. Выявлены нарушения когнитивного (сниженная способность к рефлексии, фрагментарное представление о себе, переживание внутренней пустоты, слабая сформированность и несогласованность компонентов идентичности, отчуждение от своих социальных ролей и качеств Я, анозогнозия зависимости), эмоционального (негативное представление о себе, низкая самооценка, низкий уровень самопринятия, самоуважения, самопонимания и самоинтереса) и поведенческого (расслоение мотивационной сферы, трудности целеполагания и планирования деятельности, ригидность, нарушение саморегуляции) компонентов самоотношения наркозависимых.

Впервые описаны структурные нарушения самоотношения у наркозависимых, проявляющиеся в его слабой интегрированности, противоречивости, фрагментарности представлений о себе, утрате чувства непрерывности Я во времени и возникновении 3 несогласованных образов Я, относящихся к прошлому, настоящему и будущему. Показано, что дезинтеграция самоотношения приводит к нарушению наиболее значимых отношений, импульсивности, актуализации ригидных поведенческих стереотипов и, как следствие, к снижению адаптационных возможностей личности, что повышает риск срыва и возврата к употреблению психоактивных веществ.

Впервые предложена и апробирована программа психологической коррекции самоотношения как новый компонент комплексной стационарной реабилитации наркозависимых, повышающий ее эффективность. Разработанные психокоррекционные мероприятия, направленные на интеграцию самоотношения, достижение устойчивых позитивных изменений в его когнитивном, эмоциональном и поведенческом компонентах, позволяют в значительной степени индивидуализировать реабилитационный маршрут. Через воздействие на самоотношение происходит реконструкция всей системы отношений, способствуя более успешной адаптации пациента и снижению риска срыва.

Положения, выносимые на защиту.

1. Предложенный диагностический алгоритм позволяет исследовать самоотношение наркозависимых и его компоненты в процессе стационарной реабилитации.

2. Самоотношение наркозависимых характеризуется дезинтеграцией, противоречивостью, нарушениями в его когнитивном, эмоциональном и поведенческом компонентах.

3. Для аддиктов характерно нарушение временного аспекта самоотношения, проявляющееся в утрате чувства непрерывности и выраженной дезинтеграции образа Я во времени.

4. Созданная программа позволяет интегрировать самоотношение наркозависимых, регулирующее и поддерживающее целостность всей системы отношений личности, что повышает эффективность реабилитации и способствует достижению более устойчивых результатов лечения в катамнезе.

Апробация работы.

Материалы диссертации доложены на следующих научных конференциях:

1) «Когнитивно-поведенческая психотерапия вчера, сегодня, завтра» (СПб НИПНИ им. В.М. Бехтерева, Санкт-Петербург, 2012);

2) «Мир аддикций: химические и нехимические, ассоциированные психические расстройства» (СПб НИПНИ им. В.М. Бехтерева, Санкт-Петербург, 2012);

3) международная научно-практическая конференция «Преемственность психологической науки в России: традиции и инновации» (РГПУ им. А.И. Герцена, Санкт-Петербург, 2012);

4) 71-ая открытая научно-практическая конференция молодых учёных и студентов ВолгГМУ с международным участием «Актуальные проблемы экспериментальной и клинической медицины (ВолгГМУ, Волгоград, 2013);

5) Объединённый Евроазиатский конгресс по психотерапии «Психотерапия без границ: прошлое, настоящее и будущее» (Москва, 2013);

6) Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция молодых учёных «Клиническая психология. Наука и практика: пути интеграции» (РГПУ им. А.И. Герцена, Санкт-Петербург, 2013 г.);

7) международная научная конференция молодых учёных «Психология века: пути интеграции в международное научное и образовательное пространство» (СПбГУ, Санкт-Петербург, 2014);

8) вторая международная конференция по временной перспективе (the 2nd International Conference on Time Perspective) (Варшавский университет, Польша, 2014).

По теме исследования опубликовано 16 работ, в том числе 3 в журналах, рецензируемых ВАК РФ.

Теоретическая значимость работы.

В проведенном исследовании интегрированы научные подходы к пониманию самоотношения, разработанные в теории отношений В.Н. Мясищева (1960), концепции самоотношения Н.И. Сарджвеладзе (1989) и теории психологической адаптации А.А. Налчаджяна (2010), применительно к пациентам с аддиктивной патологией. Проведено системное исследование самоотношения наркозависимых.

Расширены представления о самоотношении, его роли в аспекте адаптации, а также значении нарушений самоотношения в формировании и поддержании наркотической зависимости. Изучено содержание и структура, особенности когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов, а также временного аспекта самоотношения. Описана концепция, обоснованы задачи, основные принципы и содержание программы психологической коррекции самоотношения наркозависимых.

Практическая значимость работы.

Полученные результаты могут быть использованы для совершенствования системы психологической помощи наркозависимым. Разработана программа направленного формирования самоотношения у наркозависимых, адаптированная для интеграции в систему комплексной стационарной реабилитации. Создана оригинальная катамнестическая анкета, направленная на исследование самоотношения наркозависимых как фактора психологической адаптации для оценки эффективности реабилитационных мероприятий. Программа психологической коррекции самоотношения интегрирована в модель стационарной реабилитации, применяемую в медицинском центре «Бехтерев», а её материалы вошли в учебнометодическое пособие для пациентов, страдающих химической и нехимической зависимостями и личностными расстройствами (Кулаков С.А. с соавт., 2013). Результаты исследования также могут быть использованы в программах психологической коррекции других пограничных психических расстройств.

Объём и структура диссертации. Диссертационная работа изложена на 183 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, полученных результатов, их обсуждения, выводов и приложения. Библиографический указатель содержит отечественных и 52 иностранных источника. Текст иллюстрирован 9 таблицами и 26 рисунками.

ГЛАВА 1. САМООТНОШЕНИЕ КАК ФЕНОМЕН И ЦЕЛЬ

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)

1.1. Проблема самоотношения Самоотношение является одной из центральных проблем психологии со времен У. Джеймса и по настоящее время (Колышко А.М., 2004). Тем не менее, до сих пор не выработан единый подход к определению содержания этого феномена (Герасимов П.Е., 2010; Кочеткова Т.Н., 2007; Церковский А.Л., 2008). Проблеме самоотношения посвящено большое количество работ как отечественных, так и зарубежных исследователей.

Существует множество близких определений, используемых для описания содержания этого феномена, значение которых становится понятным только в рамках той или иной авторской концепции: самосознание, самооценка, самоуважение, аутосимпатия, самоценность, самоэффективность, эмоциональноценностное отношение к себе, Я-концепция, образ Я, идентичность, Self (Герасимов П.Е., 2010). Единым в многообразии этих определений является их внутрисистемная направленность (Щукина М.А., 2011). Остаётся нерешённым вопрос об общем понимании содержания и соотношения этих понятий, что приводит к терминологической путанице и созданию симулякров, искусственных концептов, не имеющих объяснительного значения (Алёхин А.Н., 2011). Актуальной проблемой является выработка единого концепта самоотношения в контексте понимания поведения как сложно организованной системы, направленной на адаптацию (Алёхин А.Н., 2013; Дубинина Е.А., 2013).

Вклад в исследование самоотношения внесли многие зарубежные и отечественные психологи, освещавшие в своих работах вопросы самосознания личности и образа Я с различных позиций (Абдуллин А.Г., 2012).

У. Джеймс являлся одним из пионеров в исследовании рефлексии и самоотношения. В структуре целостного Я он различал две одновременно существующие стороны: познающее Я как субъект и познаваемое Я как объект (Джеймс У., 1890). С позиции У. Джеймса, самоуважение прямо пропорционально успеху и обратно пропорционально планируемому результату (Столин В.В., 1983).

К началу 20 века относится появление социологических теорий «зеркального Я» Ч. Кули (1902) и Дж. Мида (1934). В концепциях этих авторов была подчеркнута роль общества и отношений со значимыми Другими в развитии и содержании образа Я.

Э. Эриксон развил уровневую концепцию психосоциальной идентичности, понимаемой как интегрирующее свойство личности. В процессе индивидуального развития в социальной среде, согласно Э. Эриксону в идентичности последовательно происходят качественные изменения, требующие разрешения противоречий. Позитивное преодоление дилеммы развития приводит к прогрессивному развитию, негативное – к регрессу личности и накоплению неразрешенных противоречий Я (Эриксон Э., 1968).

В психоаналитических концепциях конца 20 века значительное внимание уделяется изучению отношений со значимыми объектами на ранних этапах онтогенеза и формированию целостного представления о себе на основе интеграции этих отношений и выделения себя из них. Дж. Лихтенберг подчёркивал многоступенчатый характер и качественные изменения в процессе формирования образа Я (Lichtenberg J., 1992). На первом этапе происходит выделение себя из мира (самодифференциация), на втором – объединение упорядоченных представлений о себе, на третьем – интеграция в целостное Я телесных представлений о образов Я, на четвертом – упорядочивание целостного Я. С позиции американских психоаналитиков О. Кернберга, Н. Мак-Вильямс, степень сформированности объектных отношений, а также интегрированность представления о себе определяют уровень функционирования личности: психотический, пограничный или невротический (Kernberg O.F., 1984; McWilliams N., 1994). С нашей точки зрения, позитивной тенденцией в этих исследованиях является системное рассмотрение отношений личности и самоотношения в их единстве. При этом подчёркивается регулирующая роль представления о себе в организации поведения.

В гуманистической психологии самоотношение рассматривается как система самовосприятий, а формирование представлений о себе как результат непосредственного переживания опыта (Роджерс К.Р.). По мнению Г. Олпорта, не прибегая к понятию «Я», невозможно объяснить интегрированность, структурированность и единство человеческой личности (Allport G., 1958; Первин Л., 2001).

Согласно К. Роджерсу, рассогласование между сформированным образом Я и реальным опытом может приводить к психологической дезадаптации. Поведение направлено на достижение согласованности образа Я и расширение области самосознавания. Таким образом, проблема Я-концепции и самоотношения занимает одно из центральных мест в теориях гуманистического направления. Постулируется положение об уникальности и неповторимости опыта личности и её стремлении к самоактуализации (Колышко А.М., 2004). Тем не менее, само содержание понятия самоактуализации остается неопределённым и подвержено различным интерпретациям (Леонтьев Д.А., 2002).

Проблема самоотношения в когнитивной психологии рассматривается в контексте изучения процессов самопознания личности (Хьелл Л., 2009), Я-схем, представляющих собой обобщения на основе прошлого опыта и позволяющих упорядочивать процесс переработки информации, связанной с Я. Дж. Келли для объяснения формирования представления о реальности использует понятие личностного конструкта, представляющего собой бинарную оппозицию. Система личностных конструктов определяет категории, посредством которых субъект оценивает реальность, других людей и себя (Kelly G.A., 1963). В теории когнитивного диссонанса Л. Фестингера постулируется направленность самопознания на достижение внутренней когнитивной согласованности (Festinger L., 1964). Таким образом, в когнитивных теориях, прежде всего, при рассмотрении формирования самоотношения подчёркивается роль познавательных механизмов, позволяющих построить целостную непротиворечивую систему представлений о себе, направленную на регуляцию поведения.

Создатель теории социального научения А. Бандура в качестве детерминанты формирования самоотношения выделяет самоэффективность как представление о собственной успешности в выполнении задач, вырабатываемое на основе обратных связей из различных источников (Bandura A., 1997, 2012). По мнению исследователя, люди с учётом сформированного представления о себе устанавливают определённые поведенческие стандарты и прилагают усилия до тех пор, пока исполнение не будет соответствовать этим стандартам. Таким образом, исходя из концепции А. Бандуры, самоотношение играет мотивирующую функцию и обеспечивает саморегуляцию.

Р. Бернс (Burns R.B., 1982) в структуре образа Я выделяет 2 компонента:

«картина Я», представляющая собой самоописание, набор убеждений о себе, и «самооценка», связанная с эмоциональным отношением, принятием себя. В образ Я, по мнению Р. Бернса, входят психологические, ролевые атрибуты, оцениваемые как более или менее значимые в контексте индивидуального опыта и ситуации (Burns R.B., 1982; Герасимов П.Е., 2010).

В концепции Р. Ассаджиоли (2002) рассматриваются как структурные, так и динамические аспекты самоотношения. Я-концепцию составляют субличности, связанные с определёнными социальными ролями. Самопознание направлено на установление контроля над составными частями и достижение интеграции Я.

Г. Германс подчёркивает диалогическую природу Я-концепции, представленную субмодальностями или голосами Я. Именно диалогическая сущность образа Я позволяет ему направленно развиваться в социокультурном контексте (Давыдова Г.И., 2009).

В отечественной психологии также не существует единого подхода к пониманию сущности и структуры самоотношения. Ряд авторов рассматривает самоотношение как эмоциональный компонент, входящий в структуру самосознания (Чеснокова И.И., 1977; Кон И.С., 1978; Столин В.В., 1983; Соколова Е.Т., 1991; Водопьянова Н.Е., 2010; Николаев Е.Л, 2013).

При этом самосознание понимается как совокупность психических процессов, направленных на формирование у субъекта представления о себе, образа Я. Рассматривая «вертикальное строение самосознания», В.В. Столин выделяет организменный, индивидуальный и личностный уровни в развитии самосознания (Столин В.В., 1983; Бодалев А.А., Столин В.В., 2000). В большинстве отечественных концепций в «горизонтальной» структуре самосознания выделяются когнитивный (система знаний о себе) и эмоциональный (устойчивое отношение к себе) компоненты. Например, И.И. Чеснокова (1977) в структуре самосознания выделяет самопознание, эмоционально-ценностное отношение к себе и саморегуляцию.

В.В. Столин отмечает тесную связь между знанием, составляющим содержание представлений о себе, то есть Я-концепцией, и эмоциональным отношением к ней, проявляющимся в симпатии – антипатии, уважении – неуважении, близости – отдалённости (Столин В.В., 1983).

И.С. Кон под самоотношением понимает итоговое измерение Я, отражающее меру самопринятия и являющееся производным от «суммирования» частных самооценок (Кон И.С., 1978).

По мнению Е.Л. Николаева (2013), самоотношение представляет собой эмоционально-оценочную систему, в которой раскрываются динамические особенности самосознания и специфика отношения к самому себе.

В соответствии с культурно-исторической концепцией психического развития (Выготский Л.С., 1934) и теорией деятельности (Леонтьев А.Н., 1975; Рубинштейн С.Л., 1946), в отечественной психологии самосознание традиционно рассматривается как подструктура и закономерный этап развития сознания, условием формирования которого является речь и предметная деятельность, а основой – способность к рефлексии (Арцимович И.В., 2008).

Таким образом, в рамках выше названных отечественных концепций самоотношение рассматривается лишь как эмоциональный компонент, подструктура более объемлющего понятия «самосознание».

Значительно шире самоотношение рассматривается с позиции теории отношений В.Н. Мясищева (1960) и концепции самоотношения Н.И. Сарджвеладзе (1989), опирающейся на теорию установки Д.Н. Узнадзе (1961, 1966). Термин «самоотношение» был введён Н.И. Сарджвеладзе в 1974 году (Герасимов П.Е., 2010).

С нашей точки зрения перспективным является рассмотрение самоотношения в контексте теории отношений В.Н. Мясищева и концепции самоотношения Н.И. Сарджвеладзе. Согласно В.Н. Мясищеву, психологические отношения человека образуют систему индивидуальных, избирательных связей с различными сторонами объективной реальности, определяющую его действия и переживания.

Эта система формируется в ходе онтогенеза и является выражением индивидуального опыта (Мясищев В.Н., 1960). Любое отношение, в соответствии с концепцией В.Н. Мясищева, включает 3 аспекта: когнитивный, эмоциональный и конативный (от лат. «conare» – стремиться) или мотивационно-поведенческий. Личность рассматривается как система отношений человека к окружающей действительности. Личностно-средовое взаимодействие включает 3 взаимосвязанные сферы отношений: 1) отношения личности и среды; 2) межличностные отношения; 3) внутриличностные отношения (Я – иное Я, самоотношение) (Мясищев В.Н., 1960; Беребин М.А., 2008). Отношение к себе, развиваясь становится центральным отношением личности, фактором образования и стабилизации её единства (Мясищев В.Н., 1960; Карвасарский Б.Д., 2014).

По определению Н.И. Сарджвеладзе, личность – это система, включённая в социальные отношения и определённым образом относящаяся к себе самой, то есть обладающая самоотношением. С позиции Н.И. Сарджвеладзе, самоотношение рассматривается как одно из центральных понятий психологии и включает в себя самосознание, эмоциональное отношение к себе, самооценку и саморегуляцию (Сарджвеладзе Н.И., 1989). Вслед за В.Н. Мясищевым, Н.И. Сарджвеладзе в структуре отношения к себе выделяет когнитивный, эмоциональный и конативный компоненты, отмечая тенденцию к их согласованному функционированию.

При этом автор подчёркивает, что самоотношение функционирует на 3 уровнях:

биологическом (отношение к своей внешности, функционально-физиологическим возможностям), психологическом (отношение к своим внутренним качествам, интеллектуальным способностям, к себе как неповторимой личности) и социальном (отношение к своему социальному статусу, к себе как к субъекту определённых ролей и носителю социально-нравственных норм) (Сарджвеладзе Н.И., 1989).

Таким образом, концепт самоотношения в рамках теории отношений В.Н. Мясищева и концепции Н.И. Сарджвеладзе включён в общий контекст теоретического представления указанных авторов о личности, её формировании, структуре и динамике.

С нашей точки зрения, важным аспектом исследования самоотношения является выделение временного измерения. Структурированность самоотношения во времени подчёркивается рядом зарубежных и отечественных исследователей (Zimbardo P.G., 2008; Сарджвеладзе Н.И., 1989; Мухина В.С., 2010; Головаха Е.И., Кроник А.А., 1984; Ковалев В.И., 1988; Гоноцкая Н.В., 2010; Коржова Е.Ю., 2010;

Василенко Т.Д., 2011; Макаров В.В., 2013). В частности, Е.И. Головаха и А.А. Кроник различают 3 подструктуры самоотношения по темпоральному основанию: 1) актуальное Я («я здесь и сейчас»), 2) ретроспективное Я (Я-прошлое), 3) проспективное Я (Я-будущее). С позиции В.С. Мухиной (1999) и Т.Д. Василенко (2011), актуальное Я оказывает влияние на интерпретации Я-прошлого и Ябудущего в контексте восприятия себя как субъекта целостного жизненного пути.

Ф. Зимбардо (2008) отмечает важность сбалансированной временной перспективы, позволяющей сохранять позитивный опыт, извлекать уроки из ошибок прошлого, получать удовольствие от настоящего и планировать будущее. Таким образом, динамическая природа самоотношения и восприятие субъектом себя в контексте жизненного пути определяют необходимость рассмотрения самоотношения во временном контексте.

Важным направлением исследований является изучение формирования и развития самоотношения в онтогенезе. Большинство как зарубежных, так и отечественных исследователей признают, что ранние отношения ребёнка со значимыми Другими оказывают значительное влияние на формирование его самоотношения (Мид Дж., 1934; Кохут Х.; McWilliams N., 1994; Вацлавик П.; Леонтьев А.Н., 1975; Столин В.В., 1983; Леонтьев Д.А., 1993). Ряд авторов подчёркивает особое значение подросткового возраста как критического в развитии самосознания, самоотношения и Я-концепции, поскольку именно в этот возрастной период происходит наиболее интенсивное формирование рефлексивной способности (Кон И.С.;

Регуш Л.А., 2009).

Проблема исследования самоотношения неразрывно связана с изучением его функций в контексте психологической адаптации. Различное понимание сущности и структуры феномена самоотношения обусловливает многообразие точек зрения на его функциональное значение.

Б.Г. Ананьев (1968) указывал на тесную связь самоотношения с целями жизни и деятельности, ценностными ориентациями и подчёркивал его особую роль в формировании и поддержании единства личности. В понимании Н.Д. Узлова (2009), самоотношение и сформированная на его основе Я-концепция обеспечивает целостность личности, способность противостоять внешним негативным воздействиям и строить поведение в соответствии с принципами, усвоенными с детства. В.В. Столин (1983) подчёркивает адаптивную роль самоотношения как эмоционального компонента самосознания. В частности, с его точки зрения, самоотношение сигнализирует о позитивной или негативной роли субъекта в достижении мотива, выступая в качестве механизма обратной связи, обеспечивающей регуляцию деятельности (Столин В.В., 1983; Леонтьев Д.А., 1993, 2011). С позиции В.В. Столина, самосознание личности, являясь результатом её деятельностей и межличностных отношений, становится фактором, определяющим отношения и деятельность.

Н.И. Сарджвеладзе выделяет 6 основных функций самоотношения: 1) функция отражения себя; 2) самовыражение; 3) сохранение внутренней стабильности и целостности Я; 4) саморегуляция; 5) психологический защитный механизм; 6) обеспечение интракоммуникации. Таким образом, в концепции Н.И. Сарджвеладзе раскрывается центральное, интегрирующее значение самоотношения в личностном функционирования (Сарджвеладзе Н.И., 1989).

А.А. Налчаджян рассматривает самоотношение в контексте социальнопсихологической адаптации и отмечает, что непосредственным условием адекватного отражения реальной среды является целостный образ собственной личности (Налчаджян А.А., 2010).

Реализация адаптивных функций самоотношения непосредственно связана с процессами его регуляции. Особенности самоотношения и сформированной на его основе Я-концепции являются показателями успешности психологической адаптации (Налчаджян А.А., 2010). Согласно литературным данным, человек стремится к поддержанию стабильности самоотношения на когнитивном уровне и позитивного отношения к себе на эмоциональном уровне (Чеснокова И.И., 1977;

Колышко А.М., 2004). Ряд авторов (Coopersmith S., 1967; Кон И.С., 1978; Чеснокова И.И., 1987; Куницына Н.В., 2002) отмечают, что негативное самоотношение проявляется в неустойчивости внутреннего мира, непоследовательности поведения и нарушениях в отношениях с другими.

С целью сохранения позитивного самоотношения используются различные стратегии его защиты, как на уровне внутренних действий, так и на уровне отношений с внешней средой (Соколова Е.Т., 1991). По данным Н. Мак-Вильямс (1994) и О. Кернберга (1984), для регуляции зрелого самоотношения используются такие защитные механизмы как вытеснение, рационализация, интеллектуализация, идентификация, сублимация и отреагирование. Личности с низким уровнем интегрированности самоотношения используют преимущественно малоадаптивные примитивные психологические защиты для его поддержания: отрицание, регрессия, идеализация, обесценивание, проекция, расщепление Я (Kernberg O.F., 1984; McWilliams N., 1994). В качестве компенсаторных способов защиты самоотношения в условиях искажённого восприятия собственного опыта могут использоваться различные формы девиантного поведения, в том числе употребление психоактивных веществ (Kaplan H.B., 1975, 2000; Колышко А.М., 2004; Кулаков С.А., 2006, Церковский А.Л., 2008). Таким образом, самоотношение и способы его регуляции могут быть как адаптивными, так и дезадаптивными, патологическими (Налчаджян А.А., 2010).

Анализ отечественной и зарубежной научной литературы по проблеме самоотношения показывает, что в настоящее время не выработан единый подход к рассмотрению содержания этого понятия и его соотношения с другими концептами группы «само-»: самосознание, самооценка, образ Я, саморегуляция. С нашей точки зрения, понятие самоотношения может быть наиболее полно раскрыто в контексте теории отношений В.Н. Мясищева и концепции Н.И. Сарджвеладзе. С этой позиции в структуре самоотношения, понимаемого как центральное отношение личности, выделяются когнитивный, эмоциональный и конативный (поведенческий) компоненты. При этом необходимым аспектом изучения самоотношения является его рассмотрение во временной перспективе. Большинство авторов подчёркивают значение самоотношения как фактора саморегуляции, однако эти представления требуют дальнейшего уточнения. Актуальным представляется изучение функционирования самоотношения в контексте психологической адаптации личности (Налчаджян А.А., 2010; Алёхин А.Н., Малкова Е.Е., 2012; Дубинина Е.А., 2013).

1.2. Самоотношение и зависимость от психоактивных веществ Как в отечественной, так и в зарубежной научной литературе приводятся данные о связи нарушений самоотношения и зависимости от психоактивных веществ. Существуют различные точки зрения на структуру расстройств самоотношения у химических аддиктов и значение этих нарушений в этиопатогенезе зависимости.

С.А. Кулаков и С.Б. Ваисов (2006) отмечают, что в основе химической зависимости лежит не само психоактивное вещество, а желание сбежать от не удовлетворяющей реальности и самого себя.

По мнению ряда авторов, аддикцию можно рассматривать как компенсаторный способ регуляции самоотношения в условиях ограниченного по сравнению со здоровыми репертуара эффективных психологической защит и адаптивных стратегий совладания со стрессом (Богданова М.В., Беседина Е.В., 2011; Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В., 2012; Кулаков С.А., 2006, 2013; Алёхин А.Н., Локтева А.В., 2013, 2014; Ундуск Е.Н., 2012, 2013; Кушнерова Ю.Ю., 2011).

С точки зрения E.J. Khantzian (2013) и Ц.П. Короленко (2012), в основе возникновения и развития зависимости от психоактивных веществ лежит стремление к изменению дискомфортного психического состояния. Психоактивное вещество позволяет на короткое время произвольно создать иллюзию свободы, всемогущества и абсолютной безопасности, то есть чувств, которые, по мнению психоаналитиков (Kernberg O.F., 1984; McWilliams N., 1994), имеют место в период симбиоза с матерью в младенческом возрасте. У наркозависимого возникает представление о возможности быстрого и лёгкого изменения своего состояния, контроля своего мира посредством вещества (Шелонина Т.В., 2012).

Возникающие во время аддиктивной реализации фантазии приводят к диссоциации от травмирующей или пустой реальности, изменению восприятия своего Я и резкому повышению самооценки. По мнению J. McIntoch, N. McKeganey (2000) и Ц.П. Короленко (2012), по мере развития зависимости происходит постепенное отчуждение от своей идентичности и формирование специфической аддиктивной идентичности. Ц.П. Короленко (2012) считает, что аддиктивное самоотчуждение приводит к трудностям в установлении отношений с другими, так как самопонимание, контакт со своими чувствами и способность к самоанализу являются условиями развития межличностных отношений. В результате нарастает тенденция к изоляции аддикта, приводящая к дальнейшим нарушениям основных структурных элементов самоотношения (Твердохлебова Н.В., 2010).

Согласно представлениям Т.В. Шелониной (2012), по мере прогрессирования зависимости происходит деформация всей системы отношений: отношение к наркотику становится субъект-субъектным, а отношение к другим людям и самому себе приобретают субъект-объектный характер. Т.В. Шелонина (2012) оценивает самоотношение наркозависимого как инструментальное, характеризующееся неприятием к себе.

Ряд авторов отмечают высокую коморбидность химических зависимостей и личностных расстройств (Белокрылов И.В., 2004; Калиниченко О.Ю., Малыгин В.Л., 2005; Черепкова Е.В., Бохан Н.А., 2010; Короленко Ц.П., 2011, 2012; Кулаков С.А., 2013). По данным И.В. Белокрылова (2004), наиболее распространёнными типами патохарактерологического профиля у аддиктов являются эмоционально неустойчивый, нарциссический и зависимый.

Необходимо отметить, что в DSM-V, разработанной Американской психиатрической ассоциацией (2013), специфические нарушения функционирования самоотношения, проявляющиеся в сфере идентичности и самонаправленности, наряду с нарушениями межличностного функционирования, рассматриваются в качестве основных критериев для диагностики расстройств личности. В исследованиях N.P. Fieldman с соавт. (1995) установлена связь сниженной самооценки, низкого самоуважения у наркозависимых пациентов с наличием коморбидных личностных расстройств. С позиции Ц.П. Короленко (2012), нарушения самоотношения (фрагментарная идентичность) могут являться одним из основных факторов формирования расстройств личности и аддиктивных расстройств.

В исследовании, проведённом A. Martin-Storey с соавт. (2011), установлено, что высокий уровень аутоагрессии и агрессии по отношению к ровесникам в детстве связан с повышенным риском формирования аддиктивных расстройств в подростковом и юношеском возрасте.

Ц.П. Короленко (2012) указывает на сниженную способность к самоанализу, диффузную (фрагментарная) идентичность, слабость волевой регуляции, неспособность откладывать удовлетворение потребностей, чувства вины и стыда в качестве предрасполагающих факторов развития аддикции. Автор полагает, что фрагментарная идентичность является результатом нарушений в детскородительских отношениях, особенно на ранних этапах развития. На фоне дисфункциональных отношений в семьях наркозависимых нарушается формирование адекватного самоотношения (Короленко Ц.П., 2012; Городнова М.Ю., 2009).

Данные, полученные в исследованиях A.J. Richard с соавт. (2010) свидетельствуют о том, негативная Я-концепция и негативное ожидаемое отношение других у подростков являются предикторами злоупотребления психоактивными веществами. J. Kennett, D. McConnell (2013) также рассматривают несформированность Я-концепции в качестве одного из факторов формирования зависимости.

J. Pujol с соавт. (2014), а также S.J. Moeller с соавт. (2014) обнаруживают изменения в функционировании и взаимодействии мозговых зон, связанных с самосознанием, хранением информации и произвольным поведением у аддиктов, регулярно потребляющих каннабиноиды и кокаин.

Результаты исследований, проведённых И.В. Белокрыловым (2005), показывают, что у наркозависимых обнаруживаются преморбидные расстройства самосознания, затрагивающие витальную, когнитивную и телесную сферы. По данным исследователя, при декомпенсации состояния могут наблюдаться транзиторные клинические проявления аутопсихической деперсонализации и дереализации (Белокрылов И.В., 2005).

Исследования, проведённые F. Farges с соавт. (2004), а также B.L. Feldman с соавт. (2007) показывают высокие показатели алекситимии у наркозависимых. Авторы отмечают, что на данный момент не установлено, является ли она преморбидной особенностью или развивается по мере прогрессирования зависимости.

Н.А. Сирота и В.М. Ялтонский (2004) выделяют негативную и слабо сформированную Я-концепцию наркозависимых как одну из преморбидных особенностей личности наркологических пациентов.

С.Г. Усманов (2006) указывает, что при проведении диагностического интервью у многих наркозависимых пациентов обнаруживаются трудности описания черт своего характера. Кроме того, самоописания аддиктов содержат большое количество противоречий, связанных с эмоциональным состоянием на момент проведения беседы (Усманов С.Г., 2006).

В ряде исследований отмечаются нарушения временного аспекта идентичности и границ Я, сочетающиеся со сниженной критикой к собственным возможностям (Тхостов А.Ш., 2001). В.В. Еременко (2007) выявил тенденцию зависимых к осмыслению своего Я вне связи с конкретными поступками. И.В. Белокрылов (2005) обращает внимание на выраженную изолированность субъективных картин прошлого, настоящего и будущего. По мнению исследователя, для наркозависимого существует лишь момент «здесь и теперь», в то время как прошлое и будущее воспринимаются как нереальные и не связанные с настоящим (Белокрылов И.В., 2005).

А.Ш. Тхостов (2001) отмечает значительное снижение функции внутреннего контроля в эмоциональной сфере, что приводит к эмоциональной лабильности и необходимости использования ПАВ для регуляции состояния, в когнитивной сфере, что сводится к трудностям оценки последствий собственных действий, а также в мотивационно-потребностной сфере, что отражается в её слабой структурированности и доминированию побуждений к немедленному получению удовольствия (Zimbardo P.G., 2008, Loewenstein G., 1996), актуализирующих при дефиците интериоризированных социальных норм импульсивное антисоциальное поведение.

И.В. Белокрылов (2005) отмечает крайнюю неустойчивость самооценки наркозависимых, её зависимость от конкретной ситуации, несоответствие ретроспективной и проспективной самооценки, а также неопределённость, противоречивость образа Я. По мнению Н.В. Дмитриевой (2012) самоотношение наркозависимых характеризуется скрытым комплексом неполноценности, сочетающимся с внешне проявляемым превосходством. В.Д. Менделевич (2007) полагает, что возникающий под влиянием упреков близких комплекс неполноценности у зависимой личности сменяется гиперкомпенсаторной реакцией формирования завышенной самооценки.

По данным А.Н. Алёхина и А.В. Локтевой (2013), уже на ранних этапах формирования аддиктивного поведения обнаруживается сочетание заниженной самооценки и искаженного образа Я с повышенной потребностью в самоутверждении. Сходные результаты получены в исследовании, проведенном М. Khaejehdaluee, A. Zavar и др. (2013).

Исследование Д.Н. Долганова (2006) продемонстрировало, что на когнитивном уровне аддикты имеют ограниченный и ригидный набор конструктов, на основе которых производится оценка реальности и самого себя. Согласно данным В.В. Еременко (2007), у зависимых наблюдается низкая степень интегрированности и противоречивость системы самооценок, что приводит к нарушению саморегуляции (Кулаков С.А., 2014; Усманов С.Г., 2006) и актуализации амбивалентных поведенческих паттернов.

Таким образом, в отечественной и зарубежной психологической литературе представлено довольно много исследований, посвящённых изучению связи между нарушенным самоотношением и зависимостью от психоактивных веществ.

Имеются данные о фрагментарности Я-концепции, сниженной самооценке и нарушении саморегуляции у наркозависимых. В контексте рассмотрения самоотношения как фактора образования и стабилизации единства личности эти исследования представляются особенно актуальными. Однако различное понимание феномена самоотношения приводит к трудностям сопоставления результатов этих исследований. В настоящее время изучаются преимущественно отдельные аспекты самоотношения аддиктов. С нашей точки зрения, необходим целостный подход к рассмотрению нарушенного самоотношения в контексте системы отношений личности и его значения для психологической адаптации наркозависимого.

1.3. Современный подход к реабилитации наркозависимых Низкая эффективность детоксикации, направленной на снятие синдрома физической зависимости у наркозависимых, определяет необходимость разработки современных моделей комплексной медицинской (психотерапевтической) реабилитации. По данным С.А. Кулакова (2006), после 1-2 недель пребывания в стационаре ремиссия не менее 1 года наблюдается только у 2-3 % наркозависимых.

При организации поддерживающей психотерапии длительностью 3 месяца после детоксикации ремиссия в течение года отмечается у 10-15 % аддиктов. Более длительная работа (в течение 6-12 месяцев) способствует выходу в ремиссию уже 30 % пациентов, что является показателем перспективности проведения реабилитационных мероприятий (Кулаков С.А., 2014). С нашей точки зрения, важно на основе анализа литературных данных выделить основные принципы комплексной медицинской реабилитации наркозависимых.

Согласно М.М. Кабанову (1985, 1993), концепция реабилитации предполагает использование комплексного, всестороннего, личностного подхода к пациенту.

По определению Всемирной организации здравоохранения (1967), реабилитация – «это комбинированное и координированное применение медицинских, психологических, социальных, педагогических и профессиональных мероприятий для подготовки и переподготовки (переквалификации) индивидуума на оптимум его трудоспособности».

Эффективность современных программ реабилитации оценивается в целом как низкая многими отечественными исследователями (Короленко Ц.П., Шпикс Т.А., 2003; Менделевич В.Д., 2007; Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В., 2012). По мнению Ц.П. Короленко (2012), лечение в большинстве случаев носит односторонний «симптоматический» характер и не затрагивает этиопатогенез этих расстройств.

Необходимо отметить, что современные программы реабилитации ориентированы в первую очередь на пациентов с высокой мотивацией поддержания трезвости. Пациенты с неустойчивой мотивацией и коморбидными личностными расстройствами часто досрочно прерывают реабилитацию (Кулаков С.А. и др., 2014; Алтынбекова Г.И., 2010; Tiet Q.Q. et al., 2007). Это приводит к тому, что эффективность реабилитационных мероприятий остается стабильно низкой и составляет в среднем лишь 7-15 % ремиссий продолжительностью не менее 1 года (Кулаков С.А., 2014).

Для обеспечения эффективности реабилитационной помощи наркозависимым Министерством здравоохранения Российской Федерации утверждён приказ № 500 от 22.10.2003 «Об утверждении протокола ведения больных «Реабилитация больных наркоманией (Z 50.3)». Тем не менее, единый стандарт организации и методической реализации реабилитационных мероприятий в нашей стране к настоящему моменту не разработан (Агибалова Т.В., 2007).

Важнейшим принципом организации реабилитационных мероприятий на современном этапе является комплексный характер помощи, реализация которого предполагает обязательное участие в реабилитационном процессе специалистов различного профиля: врача-психиатра-нарколога, врача-психотерапевта, психолога и социального работника (Кулаков С.А., Ваисов С.Б., 2006; Барабанова Л.В., 2007, 2011; Шайдукова Л.К., 2013).

Т.В. Агибалова (2007) отмечает, что реабилитационная работа должна быть направлена, прежде всего, на реконструкцию личности, актуализацию её ресурсов для изменения аддиктивного жизненного стереотипа и профилактику рецидивов. Данные A.S. Hatcher (1989) и P.J. Flores (2006) указывают на высокую распространённость переключения на другие виды аддиктивной реализации среди наркозависимых, прекративших употребление психоактивных веществ, что обусловливает необходимость формирования в условиях реабилитации устойчивой Я-концепции и новых адаптивных стратегий саморегуляции (Walker R., Stephens R.S., 2014; Johansen A.B., 2013). Таким образом, реабилитация не сводится к избавлению от симптома, она направлена на формирование способности эффективно функционировать без него (Кулаков С.А., 2006).

По мнению С.А. Кулакова (2014) и Т.В. Агибаловой (2007), современная модель реабилитации наркозависимых должна включать разработку индивидуального реабилитационного маршрута, учитывающего особенности личности (Case S., Haines К.R., 2008), её наиболее значимые отношения, уровень интеллектуальной и эмоциональной сохранности, коморбидную патологию и реабилитационный потенциал.

Методологической основой современного подхода в реабилитации наркозависимых может являться синергетическая модель, построенная на основе биопсихо-социо-духовной парадигмы (Гарифуллин Р.Р., 2009; Кулаков С.А. и др., 2014; Шарыгина К.С., 2013; Gifford E., Humphreus K., 2007). Парадигма учитывает 4 основных уровня развития: соматогенез (развитие систем и функций организма), психогенез (развитие психических функций), социогенез (принятие социальных ролей, формирование отношений), ноогенез (развитие ценностно-смысловой системы). В модели П.И. Сидорова (2014) также определены уровни развития, однако, не учитываются ценностно-смысловые предпосылки наркозависимости (ноогенез). Этот компонент как четвёртый уровень в рамках синергетической модели был выделен С.А. Кулаковым (2014). Эта модель позволяет учитывать взаимодействие данных факторов при диагностике, оценке реабилитационного потенциала и разработке индивидуального реабилитационного маршрута (Кулаков С.А., 2014;

Сидоров П.И., 2014; Беседина Е.В., 2007; Mendes C. и др., 2011).

С позиции Л.В. Барабановой (2001), комплексная медико-социальная программа ребилитации должна включать следующие компоненты: 1) медицинский компонент, ориентированный на подавление патологической системы физической зависимости); 2) организация реабилитационной среды, предполагающая психокоррекционное воздействие со стороны окружающих: специалистов и реабилитантов; 3) психотерапевтический компонент в индивидуальной и групповой форме; 4) воспитательный (образовательный) компонент (лекции, обучающие тренинги). Таким образом, реализуется принцип комплексного подхода в реабилитации наркозависимых.

По мнению большинства специалистов, занимающихся реабилитацией, важным методологическим принципом современной реабилитации является интегративный подход в использовании психотерапевтических методов, предполагающий системное использование когнитивно-поведенческой, психодинамической психотерапии (Galanter M., 2011), психодрамы, психообразовательных лекций и тренингов, а также сочетание форм психотерапевтической работы: индивидуальной, групповой, семейной (Кулаков С.А., 2014; Гузиков Б.М., Мейроян А.А., 1988; Агибалова Т.В., 2007; Townsend A.L. et al., 2006).

В большинстве реабилитационных центров, работающих, например, по программе «12 шагов», используются преимущественно групповые методы работы (Короленко Ц.П., Завьялов В.Ю., 1987; Шустов Д.И., 2004; Gа1аntеr М., 1993).

Важнейшее значение групповой работы в реабилитационном процессе рассматривалось в ряде зарубежных исследований (Buckingham S.A., Frings D., Albery I.P., 2013). Тем не менее, сочетанное применение индивидуальной терапии с выделением конкретных психотерапевтических мишеней (Назыров Р.К. и др., 2012), позволяет индивидуализировать реабилитационный маршрут и значительно повысить эффективность реабилитации (Кулаков С.А., 2014; Агибалова Т.В., 2001).

Большое значение в реабилитационном процессе имеет перестройка нарушенных отношений со значимыми Другими, что обусловливает необходимость проведения психотерапевтической работы с членами семьи зависимого (Москаленко В.Д., 2009, Кулаков С.А., 2006, 2014). В исследованиях P.H. Pinho, M.A. de Oliveira (2008), а также K.M. Broome с соавт. (2002) сеть социальной поддержки оценивается как один из важнейших факторов эффективности реабилитационных мероприятий.

И.Г. Ванкон (2011) подчёркивает важность социальной реадаптации посредством организации трудовой деятельности в процессе реабилитации.

Период стационарной реабилитации составляет в среднем 2-3 месяца, после чего пациент переводится на режим амбулаторного сопровождения (в течение 1,5-2 лет) или направляется в загородный реабилитационный центр длительного пребывания на срок 6 месяцев и проходит ресоциализацию в течение 3-6 месяцев (Барабанова Л.В., 2007). Таким образом, общая продолжительность лечебнореабилитационного процесса может составлять до 2 лет (Скалин Ю.Е., Крылова Н.В., Алтынбекова Г.И., 2010). Необходимо отметить, что продолжительность реабилитации должна определяться на основе анализа комплекса факторов: стаж употребления, уровень мотивации на поддержание трезвости, система отношений, наличие коморбидного расстройства личности, уровень реабилитационного потенциала (Дудко Т.Н., 2000, 2011; Кулаков С.А. и др., 2014).

Большинство исследователей считают, что необходимы длительное наблюдение и контакт с пациентом в период ремиссии, а также периодическое проведение психотерапевтических мероприятий, направленных на профилактику рецидивов (Завьялов В.Ю., 1988; Иванец Н.Н., 1995, Кулаков С.А., 2014).

В научной литературе представлен ряд исследований изменений самоотношения наркозависимых после прохождения стационарной реабилитации. По данным G. Bovasso (1993) у наркозависимых, успешно завершивших реабилитацию и вышедших в устойчивую ремиссию, отмечается повышение степени интегрированности и структурированности Я-концепции. В то же время данные, полученные С. Mendes, R. Flavia, T. Brusamarello (2011), свидетельствуют о том, что значительная часть рецидивов связана именно с трудностями самопонимания и саморегуляции. В исследовании G. Christo и S. Sutton (1994) обнаружена устойчивая положительная корреляция между уровнем самооценки пациентов, посещавших группы Анонимных Наркоманов, и длительностью периода ремиссии. Формирование позитивной Я-концепции рассматривается рядом исследователей как одна из задач в структуре профилактики зависимости и реабилитации аддиктов (Khaejehdaluee М., Zavar A., 2013; Min Z., Xu L., 2011; Simmonds L., Coomber R., 2009; Luoma J.B., Twohig M.P., 2007; Milivojevi Z., 2008; Березин С.В., 2001; Кулаков С.А., 2014; Дмитриева Н.В., 2009; Сирота Н.А., Зенцова Н.И., 2009).

Таким образом, основными принципами современной медицинской реабилитации наркозависимых являются комплексность, системность, учёт полиэтиологичности зависимости, работа с членами семьи, этапность, структурирование психотерапевтического процесса, индивидуальный подход.

На основе анализа литературных данных по проблеме самоотношения установлено, что существуют различные точки зрения на сущность этого феномена и его соотношение с такими понятиями как самосознание, самооценка, Яконцепция, саморегуляция. С позиции теории отношений В.Н. Мясищева и концепции Н.И. Сарджвеладзе, самоотношение рассматривается как центральное отношение личности, включающее когнитивный, эмоциональный и конативный (поведенческий) компоненты. Связь самоотношения и зависимости от психоактивных веществ рассматривается во многих отечественных и зарубежных исследованиях. Ряд авторов указывают на важную роль нарушений самоотношения в этиопатогенезе зависимости от психоактивных веществ. Тем не менее, различное понимание феномена самоотношения авторами и отрывочное рассмотрение его отдельных аспектов вне связи с целостным функционированием личности не позволяет сформировать целостное представление о структуре этих нарушений и значении самоотношения как фактора психологической адаптации аддикта. В ряде исследований продемонстрирована связь эффективности реабилитации наркозависимых и формирования позитивного самоотношения. На основании этих данных можно предположить, что перспективной задачей может являться разработка специфических реабилитационных мероприятий, направленных на коррекцию самоотношения с целью повышения возможностей адаптации у наркозависимых.

ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

2.1. Материал и организация исследования Исследование проводилось на 127 пациентах, страдающих зависимостью от ПАВ, в возрасте от 18 до 25 лет, находившихся на стационарной реабилитации в медицинском центре «Бехтерев» (основная группа). Среди них было 82 мужчины (65 %) и 45 женщин (35 %). Контрольную группу составили 148 здоровых лиц в возрасте от 18 до 25 лет – студентов медицинского и технического университетов: мужчин (54 %) и 68 женщин (46 %). Исследование здоровых испытуемых проводилось в лаборатории психофизиологической диагностики на базе кафедры нормальной физиологии Волгоградского государственного медицинского университета.

Все испытуемые подписывали информированное согласие на участие в исследовании.

Работа с каждым участником проводилась индивидуально по всем избранным методикам. Обследование каждого пациента занимало не менее 3 часов.

При подготовке и на всех этапах работы изучались и анализировались данные научной литературы по теме диссертации. Исследований, аналогичных проведённому нами, в отечественной и иностранной научной литературе не обнаружено.

Проведено двойное открытое контролируемое исследование. На рис. 2. показан дизайн исследования.

Наркозависимые Методы, направленосновная группа) Здоровые (контрольная группа) Рисунок 2.1. Дизайн исследования Организация исследования предполагала последовательную реализацию этапов работы. На первом этапе, поисково-теоретическом, был определён предмет исследования, установлены цели и задачи, проанализированы и обобщены данные отечественной и зарубежной научной литературы по теме, разработана программа исследования.

На втором этапе проводилось обследование пациентов, находившихся на стационарной реабилитации.

На третьем этапе были обследованы здоровые испытуемые, вошедшие в контрольную группу.

В табл. 2.1 представлено число наблюдений по всем использованным в исследовании методикам.

Таблица 2.1. Число наблюдений по методикам исследования Методика Дембо-Рубинштейн Методика «Линия жизни» (вариант клиникобиографического метода) Тест-опросник самоотношения Методика исследования Self-системы Включенное наблюдение в процессе индивидуальной и групповой психокоррекции Исследование единичных случаев каждого испытуемого (табл. 2.2).

Количество исходных данных для основной и контрольной групп составило 17399 и 20276, соответственно. Таким образом, общее число исходных количественных данных, подлежащих математико-статистической обработке составило 37675.

Математико-статистическая обработка первичных данных проводилась с использованием программы IBM SPSS Statistics Version 19. Использовался целый ряд методов статистического анализа, включая расчёт описательных статистик, проверку нормальности распределения в анализируемых выборках, анализ достоверности различий средних, корреляционный и факторный анализ.

Таблица 2.2. Количество оцениваемых параметров в использованных экспериментально-психологических методиках Методика исследования Self-системы На пятом этапе проводился анализ и интерпретация полученных качественных и количественных данных. На основе анализа результатов проведённого исследования, а также научной литературы по теме была разработана программа психологической коррекции самоотношения наркозависимых (шестой этап).

Седьмым этапом исследования являлась реализация коррекционной программы на базе медицинского центра «Бехтерев». Через 1 год после проведения программы проводилась проверка эффективности реабилитационных мероприятий (8 этап).

Таким образом, последовательная поэтапная организация исследования позволила решить поставленные цели и задачи.

2.2. Методы исследования Исследование проводилось на основе комплексного подхода. В настоящей работе использовались клинико-психологические и экспериментальнопсихологические методы анализа. Сочетание содержательного анализа переживаний, мотивов, истории развития с методами, позволяющими объективировать особенности структуры и степень выраженности изучаемых психологических феноменов позволило наиболее детально и глубоко изучить предмет исследования (Иовлев Б.В., Щелкова О.Ю., 2011).

При проведении исследования использовались следующие методы:

1) клинико-психологические методы:

• клинико-биографический метод;

• исследование единичного случая;

• включённое наблюдение в процессе индивидуальной и групповой • катамнестический метод (специально разработанная анкета);

2) экспериментально-психологические методы:

• методика исследования самооценки Дембо-Рубинштейн (Dembo T., 1962; Рубинштейн С.Я., 1968; Прихожан А.М., 2007);

• модифицированная методика «Кто я?» (Kuhn M.H., McPartland T.S.;

Румянцева Т.В., 2006; Алёхин А.Н.);

• методика «Линия жизни» (Василенко Т.Д., 2011);

• тест-опросник самоотношения (Столин В.В, Пантилеев С.Р., 1985);

• методика исследования Self-cистемы (Deneke F.W., Hilgenstock B., 1989; Залуцкая Н.М., Вукс А.Я., Вид В.Д., 2003);

3) математико-статистический метод.

Клинико-психологический метод предполагает неформализованное, индивидуализированное изучение личности в контексте истории её развития и всего многообразия условий её существования (Вассерман Л.И. с соавт., 1994; Щелкова О.Ю., 2005), позволяет интегрировать информацию, относящуюся к генезису личности больного и развитию патологических состояний, что особенно важно в контексте понимания В.Н. Мясищевым (1960) личности как системы отношений и самоотношения как её центрального компонента (Иовлев Б.В., Щелкова О.Ю., 2011).

Клинико-биографический метод, входящий в группу клиникопсихологических методов, предполагает не только описание и анализ реальных ситуаций жизни пациента, но и изучение его отношения к этим ситуациям, а также к жизни в целом в данный момент времени (Василенко Т.Д., 2011; Мясищев В.Н., 2011). Детальное изучение индивидуальной истории пациента позволяет проанализировать формирование системы отношений и самоотношения как важнейшего фактора образования и стабилизации единства личности, представляющего его стержневой компонент (Колышко А.М., 2004; Карвасарский Б.Д., 2014). В качестве варианта реализации клинико-биографического подхода в нашем исследовании использовалась методика «Линия жизни» (Лаукс Г., 2012), позволяющая проследить развитие системы отношений и самоотношения в индивидуальной истории пациента в контексте актуальной ситуации и всей ценностносмысловой системы личности (Василенко Т.Д., 2011; Макадамс Д.П., 2008). Методика «Линия жизни» в модификации Т.Д. Василенко (2011) может рассматриваться также как экспериментально-психологическая методика, поскольку позволяет стандартизировать данные и проводить количественную обработку полученных результатов.

По мнению К.К. Платонова, исследование единичного случая является реализацией личностного подхода в клинической психологии (Карвасарский Б.Д., 2006). Метод ориентирован на изучение специфических личностных особенностей конкретного пациента, что представляет особую важность при планировании реабилитационных мероприятий с учётом возможностей индивидуализации реабилитационного маршрута (Перре М., Бауманн У., 2012). Исследование единичного случая позволило наиболее оптимальным образом учитывать индивидуальные особенности реабилитантов при разработке программы психологической коррекции самоотношения.

Включённое наблюдение в процессе индивидуальной и групповой психокоррекции предполагает целенаправленное изучение на основе восприятия поведения пациентов, при котором исследователь сам является участником терапевтического процесса (Карвасарский Б.Д., 2006). Применение данного метода позволило отслеживать динамику пациентов в ходе реабилитации и модифицировать разработанную программу психокоррекции самоотношения с учётом данных наблюдения.

Катамнестический метод позволяет получить сведения о состоянии пациента и дальнейшем течении болезни после установления диагноза и выписки из стационара или завершения лечения (Федоров А.П., 1977; Карвасарский Б.Д., 1990, 2006). В нашем исследовании использовались данные отдалённого катамнеза (через 1 год после прекращения употребления психоактивных веществ) для оценки эффективности разработанной программы психокоррекции самоотношения. В качестве метода сбора катамнестических сведений использовалась специально разработанная катамнестическая анкета (прил. 1). Использование анкеты обусловлено необходимостью опроса большого количества респондентов и возможностью проведения математико-статической обработки полученных результатов. Разработанная нами анкета включает 21 вопрос и направлена, прежде всего, на оценку состояния и функционирования когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов самоотношения, рассматриваемого как важный фактор психологической адаптации и основа саморегуляции.

Экспериментально-психологические методы предполагают использование любой диагностической процедуры для моделирования целостной системы познавательных процессов, мотивов и особенностей личности (Самохвалов В.П., 2002). Данные, полученные на основе обработки этой группы методов, являются формализованными и стандартизированными. Важным преимуществом экспериментально-психологических методов является возможность количественного анализа и математико-статистической обработки результатов, что позволяет проводить исследования на больших выборках и сопоставлять полученные данные.

С целью изучения основных характеристик самоотношения наркозависимых и здоровых, нами использовались следующие экспериментальнопсихологические методики: методика исследования самооценки ДембоРубинштейн, методика «Кто я?», методика «Линия жизни», тест-опросник самоотношения и методика исследования Self-cистемы.

2.2.1. Методика исследования самооценки Дембо-Рубинштейн Для исследования самооценки и уровня притязаний применялась методика, разработанная Т. Дембо и С.Я. Рубинштейн, модифицированная А.М. Прихожан и адаптированная нами в соответствии с поставленными задачами (Dembo T., 1962; Рубинштейн С.Я., 1968; Прихожан А.М., 2007).

Методика используется для выявления самооценки и степени сознания болезни. Т.В. Дембо, являвшаяся сотрудницей К. Левина, предложила использовать эту методику с целью исследования представления о счастье (Блейхер В.М., 2006). В оригинальном варианте методики, предложенном С.Я. Рубинштейн, используется 4 шкалы: «здоровье», «ум», «характер», «счастье» (Рубинштейн С.Я., 1968). В.М. Блейхер (2006) указывает на то, что в зависимости от конкретной задачи, стоящей перед исследователем, в методику можно вводить дополнительные шкалы. Необходимо отметить, что в ходе обследования фиксируется не столько уже готовый, сформированный образ самооценки, сколько процесс его формирования «здесь и сейчас» (Яньшин П.В., 2004).

Обследование каждого пациента по данной методике проводилась индивидуально. Испытуемому предлагался бланк с изображением 7 шкал: «здоровье», «ум», «характер», «счастье», «довольство собой», «оптимистичность», «красота».

Все шкалы имели два полюса и выделенную точкой середину. Длина каждой шкалы составляла 100 мм. Испытуемому предоставлялась возможность оценить себя в данный момент, отмечая черточкой своё положение на шкалах. Затем обследуемый отмечал кружком уровень на каждой шкале, которого он бы хотел добиться в идеале, в условиях неограниченных возможностей («где бы Вы мечтали находиться в идеале»). Далее испытуемому предлагалось галочкой отметить то место на шкале, в котором он может оказаться, объективно оценивая свои возможности (уровень притязаний).

После установления отметок на шкалах с испытуемым проводилась беседа, в которой выяснялось его представление о счастье и несчастье, здоровье и нездоровье, умственном развитии, хорошем и плохом характере, оптимизме и пессимизме, довольстве собой и внешней привлекательности, а также уточнялось, почему испытуемый сделал отметку в определённом месте шкалы.

А.М. Прихожан (2007) предлагает вариант количественной обработки результатов данной методики. Стандартный размер шкалы составляет 100 мм. Подсчитывается длина отрезков от нижнего полюса до точек, отмеченных испытуемым. Для удобства подсчёта оценка переводится в баллы (100 мм = 100 баллов).

По каждой из семи использованных шкал вычисляются:

1) высота самооценки;

2) уровень возможных достижений (уровень притязаний);

3) значение расхождения между уровнем притязаний и самооценкой;

4) идеальный уровень (уровень Я-идеального).

С.Я. Рубинштейн отмечала, что «у психически здоровых взрослых и подростков независимо от их самооценки и объективной жизненной ситуации обнаруживается чисто позиционная тенденция к точке «чуть выше середины» (Рубинштейн С.Я., 1999; с. 164-165). «При различных психических заболеваниях… отметки самооценки обнаруживают тенденцию к крайним местам линии… Обнаруживается снижение критичности к своей болезни и к своим способностям…»

(Рубинштейн С.Я., 1999; с. 165).

Методика нормирована А.М. Прихожан (2007) на возрастных выборках учащихся школ, общий объём выборки составил 500 человек. Для школьников 15лет самооценка от 0 до 51 балла оценивается как низкая, 52-65 баллов – средняя, 66-79 баллов – высокая, 80-100 баллов – очень высокая. Низкому уровню притязаний соответствуют оценки от 0 до 66 баллов, среднему – 67-79 баллов, высокому – 80-92 балла, очень высокому – 93 и более. Выделяются три степени в расхождении показателей между уровнем притязаний и самооценки: слабая (0- баллов), умеренная (9-26 баллов) и сильная (более 26) (Прихожан А.М., 2007).

Наиболее благоприятными, с позиции А.М. Прихожан (2007), являются следующие результаты: средний, высокий или даже очень высокий уровень притязаний, сочетающийся со средней или высокой самооценкой при умеренном их расхождении.

Таким образом, методика Дембо-Рубинштейн позволяет получать сведения о самооценке и уровне притязаний, характеризующих когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты самоотношения.

2.2.2. Методика «Кто я?»

Оригинальный тест «Двадцати высказываний» был разработан американскими исследователями М. Куном и Т. Макпартлендом в 1952 году (Kuhn M.H., McPartland T.S., 1954). В нашем исследовании использовалась методика «Кто я?», представляющая собой модификацию оригинального теста (Румянцева Т.В., 2006).

Методика используется для изучения рефлексивной способности, содержательных характеристик идентичности, позволяет исследовать когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты самоотношения (Румянцева Т.В., 2006).

В процессе проведения обследования по данной методике испытуемым задается только один вопрос «Кто ты?». Обследуемый должен написать на листе бумаги как можно больше письменных ответов на этот вопрос в течение 12 минут. Далее участникам исследования предлагается выразить своё отношение к каждому самоопределению. Для этого необходимо выбрать один из четырёх вариантов оценки каждой характеристики: 1) положительное отношение («плюс»);

2) отрицательное отношение («минус»); 3) амбивалентное отношение («плюс/минус»); 4) неопределённое отношение («вопрос»). Завершающим этапом служит проведение беседы с уточнением значения самоопределений и выяснением отношения к каждой выделенной характеристике.

Методика предполагает проведение качественного и количественного анализа. При анализе результатов учитываются следующие показатели (Румянцева Т.В., 2006):

общее количество ответов (позволяет оценить уровень рефлексии);

доля ответов с оценкой «минус» (%);

доля ответов с оценкой «плюс/минус» (%);

доля ответов с оценкой «вопрос» (%);

количество существительных (степень постоянства Я);

количество прилагательных (дифференцированность самоописания);

количество глаголов (степень активности, восприятие себя как субъекта деятельности);

социальное Я (обозначение исполняемых социальных ролей, групповой принадлежности);

10) коммуникативное Я (восприятие себя как субъекта общения);

11) материальное Я (описание своей материальной собственности, отношения к материальным благам);

13) деятельное Я (обозначение занятий, увлечений, способностей);

14) перспективное Я (отражение целей, планов, стремлений, желаний);

15) рефлексивное Я (личностные качества, черты характера);

16) половая идентичность (наличие обозначений пола);

17) наличие противоречий в самоопределениях.

Количество данных ответов позволяет оценивать уровень рефлексивности:

2-3 ответа соответствуют очень низкому уровню рефлексивности, 15 и более ответов отражают высокий уровень (Румянцева Т.В., 2006).

Таким образом, методика «Кто я» позволяет изучать когнитивные, эмоциональные и поведенческие аспекты самоотношения, анализировать его содержание и структуру.

В исследовании также использовалась графическая модификация методики «Кто я?», предложенная А.Н. Алёхиным. Методика состоит из 2 частей. Первая часть направлена на выделение социальных ролей, с которыми человек себя связывает (Кто я?). Вторая часть предполагает выделение своих качеств, черт (Какой я?). Оценивается близость каждого качества или роли к «внутреннему центру»

испытуемого. Целью является выделение «остатка», который не может быть описан как роль или качество и составляет уникальное «ядро» личности.

Сначала испытуемому предлагается написать список основных социальных ролей, которые он играет. Затем демонстрируется круг с точкой в центре.

Круг символически изображает личность. Точка в центре обозначает внутренний центр. Испытуемому нужно расположить все роли внутри круга в виде точек, находящихся на разном расстоянии от центра (и подписать их, присвоив номера, где 1 – самая близкая к центру точка). Все точки, расположенные вокруг центра, соединяются линией. В результате в центральной части круга получается геометрическая фигура.

Вторая часть с выделением качеств (Какой я?) предполагает аналогичную технологию выполнения. Разница заключается в том, что испытуемый выделяет «более глубокий» уровень своих устойчивых черт. В центре также получается геометрическая фигура.

Последовательность анализа результатов.

1. Оценивается количество ролей и качеств, выделенных испытуемым.

2. Проводится содержательный анализ ролей и качеств.

3. Оценивается расстояние от точек, обозначающих роли и качества, до центра круга. Оценивается минимальное и максимальное расстояние от точек, обозначающих роли или качества, до центра круга, а также разность максимального и минимального расстояния до центра круга.

5. В круге условно выделяются 3 зоны. Для этого внутри круга изображаются 2 окружности с тем же центром. Если радиус всего круга составляет 9 см, то радиусы внутренних окружностей составляют, соответственно, 3 см и 6 см.

Подсчитывается количество ролей и качеств, входящих в центральную (первую – 0-3 см) зону, среднюю (вторую – 3-6 см) и внешнюю (третью – 6-9 см) зоны. Вычисляются отношения количества ролей и качеств в каждой зоне к количеству в других зонах, а также к общему числу ролей и качеств.

6. Составляется список наиболее распространённых ролей и качеств, выделяемых испытуемыми. Вычисляется средний ранг каждой роли/качества. Выделяются наиболее близкие к ядру личности роли и качества.

Таким образом, методика направлена, прежде всего, на изучение содержательного (когнитивного) компонента самоотношения, отражающего представление о себе.

2.2.3. Методика «Линия жизни»

«Линия жизни» – проективная методика исследования жизненного пути личности. В исследовании использовался вариант методики «Линия жизни», предложенный Т.Д. Василенко (2011). Графическое представление жизненного пути в данном варианте методики предполагает выделение двух измерений: времени, отложенного по горизонтали, и аффективности, измеряющейся по вертикали.

Испытуемым предлагается на бланке с эмоциональной шкалой от + (вверх) до -5 (вниз) изобразить «линию жизни», отмечая на ней события своей жизни, относящиеся к прошлому, настоящему и будущему, при этом оценивая их относительно данной шкалы (Василенко Т.Д., 2011).

Время человеческого бытия, с позиции Т.Д. Василенко, является временной организацией смысловой реальности личности. Прошлое, настоящее и будущее составляют совокупность смыслов жизненного пути (Василенко Т.Д., 2011).

С точки зрения А.Г. Асмолова (2007), смысл события – мотивационное образование, организующее динамическую систему личности и регулирующее её деятельность.

Патобиографический метод «Линия жизни» (Лаукс Г., 2012) позволяет проследить развитие системы отношений и самоотношения в индивидуальной истории пациента в контексте актуальной ситуации и всей ценностно-смысловой системы личности (Василенко Т.Д., 2011; Макадамс Д.П., 2008).

Проводится качественный и количественный анализ результатов. Качественный анализ событий предполагает исследование содержания наиболее значимых отношений пациента, связи событий прошлого с настоящим и будущим.

Выделяемые пациентом события отражают не просто факты биографии, а, прежде всего, его образ Я в контексте целостного жизненного пути. Необходимо, в первую очередь, обращать внимание на субъективную составляющую событий, их личностные смыслы, распределённые в прошлом, настоящем и будущем (Василенко Т.Д., 2011; Кораблина Е.П., 2010). Изображение «линии жизни» предполагает субъективное выражение личностью переживания настоящего момента, определяющего содержание того, что из прошлого и будущего считать значимым и наполненным смыслом «здесь и сейчас» (Василенко Т.Д., 2011; Веселова Е.К., 2001).

Целесообразно на основе качественного анализа выделить основные сферы смыслов событий жизни, в которые могут быть сгруппированы конкретные события (Василенко Т.Д., 2011).

Количественный анализ результатов предусматривает оценку следующих показателей:

1) общее количество событий;

2) количество событий прошлого;

3) количество событий будущего (перспектив);

4) событийная временная ориентация (отношение количества событий прошлого к общему количеству событий на «линии жизни»; позволяет оценить содержательную наполненность событиями прошлого или будущего);

5) графическая временная ориентация (отношение отрезка событий прошлого к общей длине «линии жизни»; позволяет оценить субъективную длительность отрезков жизненного пути);

6) средняя эмоциональная оценка событий прошлого (отношение суммы баллов за каждое событие к сумме событий прошлого);

7) эмоциональная оценка точки настоящего (позволяет установить оценку текущего жизненного этапа);

8) потери (количество и процентное отношение к общему количеству событий);

9) конфликты (количество и процентное отношение к общему количеству событий);

10) количество событий, относящихся к одной из 7 выделенных сфер отношений;

11) процентное отношение событий, относящихся к одной из 7 выделенных сфер отношений, к общему количеству событий.

Таким образом, патобиографическая методика «Линия жизни» открывает возможности детального изучения наиболее значимых отношений наркозависимого и, в частности, самоотношения в контексте временной организации жизненного пути. Методика имеет как диагностическое, так и психотерапевтическое значение, позволяя организовать события жизни в некую целостность, наделить смыслом отдельные моменты, интегрировать образ Я во времени.

2.2.4. Тест-опросник самоотношения Опросник самоотношения направлен на выявление уровня самоотношения испытуемого к самому себе. Утверждения опросника формулировались В.В. Столиным на основе представления о самоотношении как о переживании, об относительно устойчивом чувстве, возникающем по отношению к содержанию образа Я (Столин В.В., Пантилеев С.Р., 1988).

Опросник состоит из 62 утверждений, каждое из которых предполагает варианта ответа: «согласен» и «не согласен» (Столин В.В., 2000).

Опросник позволяет выявить «три уровня самоотношения, различающиеся по степени обобщённости: 1) глобальное самоотношение, 2) самоотношение, дифференцированное по самоуважению, аутосимпатии, ожидаемому отношению к себе и самоинтересу; 3) уровень конкретных действий (готовностей к ним) по отношению к своему Я» (Бодалев А.А., Столин В.В., 2000).

Таким образом, обработка результатов предполагает количественный анализ результатов по нескольким шкалам (Столин В.В., 1988, 2000).

1. Шкала S (глобальное самоотношение) – внутренне недифференцированное чувство «за» и «против» самого себя.

2. Шкала I (самоуважение) – шкала из 15 пунктов, объединивших утверждения, касающиеся «внутренней последовательности», «самопонимания», «самоуверенности». Речь идёт о том аспекте самоотношения, который эмоционально и содержательно объединяет веру в свои силы, способности, энергию, самостоятельность, позитивную оценку своих возможностей, понимание самого себя.

3. Шкала II (аутосимпатия) – шкала из 16 пунктов, объединяющая пункты, в которых отражается дружественность-враждебность к собственному «Я». В шкалу вошли пункты, касающиеся «самопринятия», «самообвинения». В содержательном плане шкала на позитивном полюсе объединяет одобрение себя, доверие к себе и позитивную самооценку, на негативном полюсе – видение в себе по преимуществу недостатков, низкую самооценку, готовность к самообвинению.

4. Шкала III (ожидаемое отношение от других) – шкала из 13 пунктов, отражающих ожидание позитивного или негативного отношения к себе окружающих.

5. Шкала IV (самоинтерес) – шкала из 8 пунктов, которая отражает меру близости к самому себе, интерес к собственным мыслям и чувствам.

6. Шкала 1 (самоуверенность).

7. Шкала 2 (отношение других).

8. Шкала 3 (самопринятие).

9. Шкала 4 (саморуководство, самопоследовательность).

10.Шкала 5 (самообвинение).

11.Шкала 6 (самоинтерес).

12.Шкала 7 (самопонимание).

После перевода полученных «сырых баллов» в накопленные частоты показатели каждой из шкал оцениваются следующим образом (Колышко А.М., 2004):

1) признак не выражен – менее 50 баллов;

2) признак выражен – 50-74 балла;

3) признак ярко выражен – 74 и более баллов.

Таким образом, опросник позволяет исследовать эмоциональный компонент самоотношения, чувства, связанные с содержанием образа Я и проявляющиеся как на уровне глобального отношения к себе, так и на уровне конкретных действий, направленных на анализ и изменение своего Я.

2.2.5. Методика исследования Self-cистемы Понятие Self, заимствованное из психоаналитической литературы, отражает целостность личности. Система нарциссической регуляции обеспечивает поддержание эмоционального равновесия в отношении чувства внутренней стабильности, самоценности, чувства самого себя, необходимого для успешной психологической адаптации. Нестабильное, как завышенное, так и чрезмерно заниженное, чувство собственной ценности приводит к необходимости использовать компенсаторные механизмы, в частности, такие психологические защиты как регрессия, отрицание, идеализация, идеи могущества, интернализация (Залуцкая Н.М. и др., 2003).

Методика представляет собой модификацию теста оценки нарциссизма, разработанного F.-W. Deneke и B. Hilgenstock (1989), и позволяет изучить особенности регуляции нарциссической системы личности и оценить функционирование отдельных регуляторных механизмов.

Оценка функционирования Self-системы основана на сравнении данных результатов тестирования испытуемого и показателей личности с идеально сильным Эго, основанных на концептуальных и клинических представлениях.

Тест оценки нарциссизма включает 163 утверждения. Предлагается выбрать один из 5 вариантов ответа:

1) «совершенно неверно» – 1 балл;

2) «верно в небольшой степени» – 2 балла;

3) «отчасти верно, отчасти нет» – 3 балла;

4) «преимущественно верно» – 4 балла;

5) «полностью верно» – 5 баллов.

Индекс функционирования Self-системы (ИФСС) отражает эффективность регуляторных механизмов и является количественным показателем силы личности. ИФСС показывает степень отклонения испытуемого от идеально сильной личности по всем пунктам, составляющим тест.

Вычисляется отклонение результатов испытуемых от показателей идеально сильной личности по нескольким субшкалам (Залуцкая Н.М. с соавт., 2003).

1. Бессильное Self (снижение чувства психической целостности, отсутствие целеполагания, состояние беспомощности, чувство внутренней пустоты, переживание бессмысленности жизни, деструктивные побуждения).

2. Потеря контроля эмоций и побуждений (быстрая смена эмоций и представлений, утрата контроля над деструктивными побуждениями, дестабилизация продуктивной деятельности).



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 
Похожие работы:

«Кобзова Мария Петровна Когнитивные и личностные особенности у юношей с шизотипическим расстройством, заболевших в подростковом возрасте. (Медицинская психология – 19.00.04) Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук Научный руководитель – кандидат психологических наук Н.В. Зверева Санкт-Петербург 2014 Оглавление ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1.КОГНИТИВНЫЕ НАРУШЕНИЯ И...»

«Бондарук Александр Феодосьевич Динамика ценностных ориентаций курсантов в процессе социально-психологической адаптации к условиям обучения Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук Специальность: 19.00.05 - социальная психология Научный руководитель доктор медицинских наук, профессор В. М. Голянич Санкт-Петербург 2014 2 Оглавление Введение Глава 1 Теоретико-методологические...»

«СЕЛИЩЕВА Елена Андреевна ВЛИЯНИЕ КРИТЕРИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ОЦЕНИВАНИЯ УЧЕБНЫХ ДОСТИЖЕНИЙ УЧАЩИХСЯ 7-8 КЛАССОВ НА ИХ ЛИЧНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ 19.00.07 – педагогическая психология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата психологических наук Научный руководитель :...»

«Кулешова Ксения Владимировна НАПРАВЛЕНИЯ И ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ ЖЕНСКОЙ ЛИЧНОСТИ В ПЕРИОД БЕРЕМЕННОСТИ Специальность 19.00.13 – Психология развития, акмеология (психологические наук и) Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук Зинченко Юрий Петрович – член-корр. РАО, доктор психологических наук, профессор, зав. кафедрой методологии факультета психологии ФГБОУ ВПО МГУ имени М.В. Ломоносова Москва – 2013 1 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение. Глава 1. Концептуальные...»

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Демьянович, Оксана Вячеславовна Психологические особенности субъективных представлений подростков о конфликте Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2006 Демьянович, Оксана Вячеславовна.    Психологические особенности субъективных представлений подростков о конфликте  [Электронный ресурс] : На материале кадетов и школьников : Дис. . канд. психол. наук  : 19.00.07. ­ М.: РГБ, 2006. ­ (Из фондов...»

«Сытько Тамара Ивановна СТРУКТУРА И ТИПЫ РОДИТЕЛЬСКО-ДЕТСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ПРОЦЕССЕ СЕМЕЙНОЙ СЕПАРАЦИИ Специальность 19.00.05 – социальная психология Диссертация на соискание ученой степени кандидата наук Научный руководитель : доктор психологических наук, профессор...»

«Ковязина Мария Станиславовна НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СИНДРОМ У БОЛЬНЫХ С ПАТОЛОГИЕЙ МОЗОЛИСТОГО ТЕЛА 19.00.04 – Медицинская психология (психологические наук и) Диссертация на соискание ученой степени доктора психологических наук Москва – 2014 1 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ..4 ГЛАВА 1. Мозолистое тело в норме и патологии.25 § 1.1. Строение и формирование мозолистого тела. § 1.2. Индивидуальные различия и...»

«КВАСОВА ОЛЬГА ГРИГОРЬЕВНА ТРАНСФОРМАЦИЯ ВРЕМЕННОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ ЛИЧНОСТИ В ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ 19.00.01 – Общая психология, психология личности, история психологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук Научный руководитель : Доктор психологических наук М.Ш. Магомед-Эминов Москва - ОГЛАВЛЕНИЕ ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА ТРАНСФОРМАЦИИ ВРЕМЕННОЙ...»

«Харчук Александр Дмитриевич Формирование конфликтной компетентности профессионала (на примере воинского труда) Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук Специальность: 19.00.03 – психология труда, инженерная психология, эргономика (психологические науки) Научный руководитель...»

«Дьяченко Инна Анатольевна Социально-психологические факторы переживания одиночества в пожилом возрасте Специальность: 19.00.13 – психология развития, акмеология Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук Научный руководитель доктор психологических наук, профессор Л.А. Регуш...»

«Микляева Анастасия Владимировна Психология межвозрастных отношений Диссертация на соискание ученой степени доктора психологических наук Специальности 19.00.05 – социальная психология (психологические науки) Научный консультант доктор психологических наук, профессор В.Н. Панферов Санкт-Петербург...»

«Ван Шилу ИНТЕРНЕТ-ЗАВИСИМОСТЬ У УЧАСТНИКОВ КОМПЬЮТЕРНЫХ ИГР (НА МАТЕРИАЛЕ КИТАЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ) 19.00.01 – Общая психология, психология личности, история психологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук Научный руководитель : кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Войскунский А.Е. Москва – СОДЕРЖАНИЕ _стр. ВВЕДЕНИЕ ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ...»

«Стефаненко Екатерина Александровна ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ГЕЛОТОФОБИИ (СТРАХА НАСМЕШКИ) ПРИ ШИЗОФРЕНИИ И АФФЕКТИВНЫХ РАССТРОЙСТВАХ 19.00.04 – Медицинская психология (психологические наук и) Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук Научный руководитель : кандидат психологических наук, доцент Ениколопов С. Н. заведующий отделом медицинской психологии ФГБУ Научный центр...»

«МОРОДЕНКО Евгения Васильевна ДИНАМИКА ИЗМЕНЕНИЙ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТА В ПРОЦЕССЕ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ К НОВЫМ УСЛОВИЯМ ЖИЗНИ 19.00.05 – Социальная психология Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук Научный руководитель – доктор психологических наук, профессор Козлов Владимир Васильевич...»

«Новикова Мария Александровна САМООЦЕНКА ИНТЕЛЛЕКТА В СВЯЗЯХ С ФАКТОРАМИ ПРИНЯТИЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ (У СТУДЕНТОВ ВУЗОВ) Специальность 19.00.01 – Общая психология, психология личности, история психологии ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата психологических наук Научный руководитель : доктор психологических наук, профессор Корнилова Т.В. Москва - Содержание Введение.... Глава 1....»

«КОВАЛЬСКАЯ ЕЛЕНА ВИКТОРОВНА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ РАЗВИТИЯ ИНТЕГРАЛЬНОЙ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ СТУДЕНТОВ С НИЗКИМ УРОВНЕМ КРЕАТИВНОСТИ 19.00.07 – педагогическая психология (психологические наук и) Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук Научный руководитель кандидат психологических наук,...»

«Малкова Елена Евгеньевна Тревожность и развитие личности в норме и при патологии Специальность: 19.00.04 – медицинская психология (психологические наук и) диссертация на соискание ученой степени доктора психологических наук Научный консультант Доктор медицинских наук, профессор Алехин А.Н. Санкт-Петербург...»

«Дегтяренко Иван Александрович Эргономическая оценка удовлетворенности пользователя интерфейсом программных средств при работе в Интернете 19.00.03 — Психология труда, инженерная психология, эргономика (психологические наук и) Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук Научный...»

«КОРОЛЕВА Оксана Александровна ВЛИЯНИЕ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА СТРЕМЛЕНИЕ К КАРЬЕРНОМУ РОСТУ СОТРУДНИКОВ В ОРГАНИЗАЦИИ (ТРУДОВОМ КОЛЛЕКТИВЕ) Специальность 19.00.05 – социальная психология Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук Научный...»

«СЕРЁГИН Константин Сергеевич СВЯЗЬ РЕФЛЕКСИИ И ПОНЯТИЙНОГО МЫШЛЕНИЯ ПОДРОСТКОВ Специальность 19.00.01 – Общая психология, психология личности, история психологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук научный руководитель доктор психологических наук профессор Семенов И.Н. Москва ОГЛАВЛЕНИЕ Введение...........»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.