WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |

«ВЕДОМСТВЕННЫЕ НАСЕЛЕННЫЕ ПУНКТЫ МИНИСТЕРСТВА СРЕДНЕГО МАШИНОСТРОЕНИЯ СССР В СИБИРИ (1949–1991 гг.) ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство сельского хозяйства Российской Федерации

ФГБОУ ВПО «Красноярский государственный аграрный университет»

На правах рукописи

РЕУТ

Григорий Александрович

ВЕДОМСТВЕННЫЕ НАСЕЛЕННЫЕ ПУНКТЫ

МИНИСТЕРСТВА СРЕДНЕГО МАШИНОСТРОЕНИЯ СССР

В СИБИРИ (1949–1991 гг.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук

Научный консультант – доктор исторических наук, профессор В.В. Гришаев Красноярск

СОДЕРЖАНИЕ

ВЕДЕНИЕ.……...…..…………………………..………………..………… Глава 1. ПРОЦЕСС ГРАДОФОРМИРОВАНИЯ 1.1. Градостроительное развитие.…………………………………………… 1.2. Организация строительных работ………………………….…………… 1.3. Жилищно-гражданское строительство…………………….…………… Глава 2. МОБИЛИЗАЦИЯ ТРУДОВЫХ РЕСУРСОВ 2.1. Применение принудительного труда.……………..….………………… 2.2. Трудоиспользование военных строителей.…………..………………… 2.3. Переход на вольнонаемный труд..………………………………………

Глава 3. ФОРМИРОВАНИЕ АДМИНИСТРАТИВНОТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ

3.1. Влияние режима секретности на жизнедеятельность населения...…… 3.2. Образование правоохранительных органов и органов местной власти 3.3. Обеспечение правопорядка в контролируемой зоне...………………… Глава 4. СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ 4.1. Развитие учреждений здравоохранения...……………………………… 4.2. Формирование системы образования.…..……………………………… 4.3. Организация культурно-досуговой сферы...…………………………… Глава 5. МАТЕРИАЛЬНО-БЫТОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ 5.1. Функционирование отделов/управлений рабочего снабжения..……… 5.2. Жилищно-бытовое обслуживание.…….……………………………...… ЗАКЛЮЧЕНИЕ.…..…………………………..………………..………… СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ.………………..…..……………..…..…… ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА...…..……………………………… ПРИЛОЖЕНИЯ.…..…………………………..…..……………..…..……

ВВЕДЕНИЕ

Ведомственные населенные пункты Министерства среднего машиностроения (далее – МСМ) СССР представляют собой уникальное явление в новейшей истории отечественного и зарубежного градостроительства.




Населенные пункты МСМ СССР принадлежат к отдельной категории новых советских городов. Фактически в процессе их формирования сложилась специфическая административно-территориальная единица, так называемый «закрытый секретный город».

Впервые города с населением несколько десятков тысяч человек были полностью засекречены и превращены в особые ведомственные экстерриториальные единицы, вокруг которых была фактически возведена пограничная зона. Доступ на территорию ведомственных населенных пунктов без пропуска был запрещен, внутри действовали специальные правила проживания, регулировавшиеся ведомственными инструкциями и секретным указами.

Фактор секретности оказывал большое, а в ряде случаев определяющее, влияние на процессы социально-пространственного формирования закрытых городов. Комплекс мер физической и информационной защиты должен был обеспечить максимальную степень сокрытия от вероятного противника каких-либо сведений о реальном потенциале советского ядерного комплекса.

Полная засекреченность вплоть до начала 1990-х гг. не только препятствовала проведению исторических исследований, но и не позволяла получить какуюлибо достоверную информацию о закрытых атомных городах. Такая ситуация порождала преувеличенные представления о степени опасности размещенного в них производства и всевозможные слухи о невероятно высоком уровне обеспечения населения ведомственных населенных пунктов МСМ СССР материальными благами и т. д.

Ведомственные населенные пункты МСМ СССР обладали целым рядом качественных отличий от других «открытых» городов. Исследование исторического опыта Северска, Железногорска и Зеленогорска позволит определить причины этих отличий, проанализировать особенности управления развитием ведомственных населенных пунктов МСМ СССР, даст возможность выявить специфическое направление развития социализма и поможет раскрыть новые, малоизученные аспекты военно-экономического противостояния СССР и США в условиях холодной войны.

Историография. Литературу, прямо или косвенно связанную с темой исследования, можно условно разделить на два периода: вышедшую с 1920-х до конца 1980-х гг. и с конца 1980-х гг. по настоящее время.

Тематически публикации подразделяются на три группы. К первой группе отнесены работы, касающиеся проблем урбанизации, градостроительства и социально-экономического развития советских городов.

Основные направления изучения сущности феномена «город» были заложены западными социологами В. Зомбартом, М. Вебером, Э. Дюркгеймом, Г. Зиммелем1. В. Зомбарт выделил в качестве самостоятельных объектов исследования город как экономическую систему и город как политико-административную систему. М. Вебер сформулировал классическое определение: «Город есть поселение, жители которого занимаются в преобладающей своей части не сельским хозяйством». Э. Дюркгейм, Г. Зиммель анализировали экономическое, политическое и духовное значение больших городов. Историки школы «Анналов» исследовали город через изучение повседневной жизни2.

В начале ХХ в. была актуальна тема разработки проектов нового современного города. Наиболее известны проекты «лучезарного города» Ле Корбюзье и «город-сад» Э. Говарда. Эти идеи оказали влияние на формирование советской концепции соцгорода – города будущего, построенного на пустом месте и свободного от пережитков прошлого.





Взгляды К. Маркса и В.И. Ленина существенно повлияли на формирование и развитие градостроительных концепций в СССР.

С позиций формационного подхода город трактовался как производственноэкономическая система. Различие городов осуществлялось по доминирующему характеру производительных сил: промышленный, финансовый и др.

Маркс анализировал развитие противоположности между городом и деревней в условиях развития товарно-денежных отношений в условиях становление всемирного рынка3.

В.И. Ленин, в свою очередь, рассматривал отдельные аспекты капиталистической урбанизации в исследовании «Развитие капитализма в России»4, а так же он указывал на ведущую роль больших городов в революционных процессах. Ряд исследований В.И. Ленина посвящены ликвидации социальных различий между городом и деревней5.

Изучение города как сложного и многопланового явления осуществляется с позиций целого ряда дисциплин: социологии, географии, экономики, градостроительства, архитектуры, демографии, экологии, культурологи, истории и др.

Работы отечественных авторов по теме советского города можно разделить три этапа: I – 1920–1930-е гг.; II – 1960-е – конец 1980-х гг.; III – конец 1980-х – 2000-е гг.

В 1920–930-е годы модель города будущего, стала предметом ряда научных изысканий в СССР. Были опубликованы исследования Н. Милютина, П. Лопатина, Л. Сабсовича и др.6 Поиски оптимальной модели нового социалистического города велись в рамках дискуссии урбанистов (Л. Сабсович) и дезурбанистов (М. Охитович)7.

Представители обоих направлений были уверены, что социальная жизнь города должна детерминироваться проектно-строительной индустрией.

Следуя установкам основоположников марксизма, И. В. Сталин в конце 1929 г. в речи на конференции аграрников-марксистов разъяснил официальный взгляд на город. «Социалистический город может вести за собой мелкокрестьянскую деревню не иначе, как насаждая в деревне колхозы и совхозы» и что «нужна не всякая связь между городом и деревней», а такая, «которая обеспечивает победу социализма»8. Точку в дискуссии о будущем советского города поставило Постановление ЦК ВКП(б) «О работе по перестройке быта» (1930 г.) и резолюция его Пленума «О московском городском хозяйстве и развитии городского хозяйства СССР» (1931 г.).

После выбора курса на индустриализацию советский город рассматривался властью с позиций классового подхода как опорный пункт построения нового общества и дальнейшие дискуссии о будущем советского города были прекращены.

Следующий этап осмысления проблем развития советских городов начался уже после XXII съезда КПСС на котором был провозглашен курс на построение в ближайшей перспективе коммунистического общества.

1960-е гг. это время расцвета советской урбанистики. Изучению экономикогеографических проблем градостроительства посвящены работы И.М. Смоляр, Г.М. Лаппо, Ф.М. Листенгурта, Б.С. Хорева9.

Проблемы урбанизации в СССР, развития агломераций и крупных городов исследовали Е.М. Марков, Р.С. Могилевский, Ю. Л. Пивоваров и др. В конце 1950-х – начале 1960-х гг. наметился подъем интереса к проблемам демографии. Б.Ц. Урланис проанализировал динамику рождаемости в СССР и выявил факторы, влиявшие на нее11. А.Я. Кваша и А.Г. Вишневский исследовали изменения в естественном движении населения страны с точки зрения теории «демографического перехода» («демографической революции»)12. Л.Л. Рыбаковский, Б.С. Хорев, В.Н. Чапек и В.М. Моисеенко исследовали вопросы миграции и размещения населения в СССР13.

Историю советской архитектуры и вопросы градостроительного развития рассматривали Б.И. Оглы, М.Г. Бархин, В.И. Крушлинский, В.Э. Хазанова и др. В ряде обобщающих работ раскрыты тенденции социально-экономического развития Сибири и определена роль региона в народном хозяйстве СССР15.

Западные оценки процессов освоения Сибири и Дальнего Востока подвергались анализу в работах В.В. Алексеева, К.И. Зубкова, Я.С. Веденяпина и других историков16.

Практически все западные специалисты отмечали зависимость результатов экономического развития СССР и эффективности его экономики от географии размещения производительных сил от темпов освоения территории восточных районов страны. Зарубежные исследователи подчеркивали ведущую роль государства в освоении Востока России как до так и после 1917 г. Анализу социальных проблем новых городов, механизмов формирования трудовых ресурсов, факторов, влиявших на закрепление кадров Восточной Сибири в 1950-е – начале 1980-х гг., посвящены работы В.И. Лукьяненко и А.А. Долголюка18. В работах Семенченко И.Г. и Капустина М.И. с исторических позиций показано развитие индустриального потенциала Сибири19.

Опыт партийного руководства процессами капитального строительства в Восточной Сибири получил освещение в монографии Н.С. Шилова20.

Важный вклад в исследование социальных проблем новых городов внесли работы Г.Ф. Куцев. Он проанализировал и обобщил опыт строительства Братска, Саяногорска, Дивногорска, Ангарска, Усть-Илимска. Изучив уровень социального обеспечения, он выделил типы новых городов и определил этапы их развития21.

Однако разовый характер исследования не позволял провести комплексный исторический анализ процессов развития новых советских городов.

Процессам градообразования в Сибири посвящена работа Е.Н. Перцика.

Автор определил понятие экономико-географического положения города, дал общую характеристику сети населенных мест, в зависимости от типа определил перспективное развитие городских поселений Западной и Восточной Сибири, Дальнего Востока22.

Авторы работ данного периода, как правило, подчеркивали положительную роль партийного руководства народным хозяйством, делали акцент на достигнутых успехах, нередко избегали критики недостатков.

Изменение политической ситуации в стране позволило в конце 1980-х и в 1990-е гг. начать открытое изучение самых острых проблем советской действительности, стали применяться новые подходы и методы исследования. Больше внимания уделялось гуманитарным аспектам и противоречиям в социальном развитии страны.

Дискуссия о характере российской модернизации поставила вопрос об особенностях и противоречиях советской урбанизации23.

Первыми комплексными работами, охватывающими теоретические и практические вопросы городской истории советского периода, стали монографии А.С. Сенявского. Автор раскрыл особенности российской урбанизации, показал влияние командно-административной системы на развитие городов24.

В изучении проблем урбанизации большое методологическое и научнопрактическое значение имеют коллективные работы25. Необходимо отметить вклад новосибирского Института истории СО РАН в изучение особенностей этих процессов в Сибири26.

На постсоветском этапе в рамках исторической демографии было исследовано влияние событий XX в. на распределение населения по территории страны, на демографические процессы и развитие социальной сферы российских городов27.

В коллективной монографии «Население СССР за 70 лет» проанализированы демографические процессы, протекавшие в стране в 1917–1987 гг.28 С конца 1980-х гг. в центре внимания исследователей, находились проблемы людских потерь понесенных РСФСР и СССР в 1930–1940-х гг.,29 практика насильственных переселений и спецпоселенцев30. На рубеже ХХ – XXI вв. появились работы, комплексно рассматривающие демографическое развитие России в целом31.

Основные тенденции развития городского населения и факторы, определявшие динамику рождаемости, смертности, брачности в городах Сибири в 1930– 1950-е гг. были выявлены в диссертации и монографии В.А. Исупова32.

В 2000 г. расширив территориальные рамки своих исследований, В.А. Исупов не только подробно исследовал динамику рождаемости и смертности населения России в первой половине XX столетия, но и провел анализ политики правительства по регулированию демографических процессов. Кроме того было предложено определение демографического кризиса и дана характеристика демографической катастрофы33.

В ряде работ были детально рассмотрены региональные аспекты демографического развития в городах и в сельской местности34.

Выявлению особенностей развития советского градостроительства и архитектуры посвящен целый ряд исследований35. Соцгород как уникальный тип советской градостроительной системы исследовал М.Г. Меерович36.

Из работ М.Г. Мееровича фактически вытекает, что социалистические города создавались для решения мобилизационных задач общесоюзного масштаба. Соцгорода выполняли функцию градостроительного обеспечения индустриализации.

Одной из важнейших функций городов нового типа должно было стать прикрепление населения к месту работы. В городе должны были проживать лишь те, кто трудится на градообразующем предприятии или в сфере обслуживания его работников. Значительная часть этих идей были реализована в ведомственных населенных пунктах МСМ СССР.

Проблемы возникновения и развития депрессивных тенденций в уральских городах второй половины XX в. проанализировал С.А. Баканов37. Автор пришел к выводу о том, что депрессия была вызвана спецификой советской модели урбанизации, при которой во главу угла ставились не интересы населения, а узко понятые государственные интересы или интересы отраслевых министерств и ведомств.

Пример депрессивных городов интересен тем, что в закрытых городах в большую часть рассматриваемого периода преобладали прямо противоположные тенденции – государство и министерство учитывали интересы населения.

По мнению Н.Ю. Костюриной новый город, как модель советской культуры, наиболее последовательно воплотил в себе черты советской культуры38. Культурные аспекты новых городов рассматривались также на региональном материале39.

Научные центры по изучению истории городов Сибири сложились в Омске40, в Томске, в Барнауле других городах41. В 1991 г. первая региональная конференция по истории городов Сибири прошла в Иркутске42. Интерес исследователей бал сосредоточен к проблемам проблемы культуры, образования, науки и других аспектах развития городов Сибири преимущественно касающиеся дореволюционного периода43.

Попытка комплексного изучения культурной жизни в районе нового освоения на примере городов Восточной Сибири с середины 1950-х до середины 1980-х гг. XX в. предпринята Л.М. Салаховой. Автор исследовала факторы, влиявшие на социокультурные процессы в городах-новостройках44.

Исследованием социально-демографических аспектов урбанизации в АнгароЕнисейском регионе в модернизационном ключе занимается Н.В. Гонина. Представляет интерес применение полидисциплинарных методов исследования и вовлечение в научный оборот материалов архивов малых городов региона45.

С рубежа 1980–1990-х гг. стало развиваться историко-антропологическое направление исследования образа жизни жителей советских городов46. Ряд исследователей сосредоточили свое внимание на анализе городской повседневности и на проблемах жизнедеятельности жителей городов Сибири47.

Представляет интерес сборник статей, в котором была поставлена задача обобщения исторического опыта урбанизации в Сибири и отмечена важность изучения советского периода истории сибирских городов48.

Изучение промышленного освоения Сибири более детально раскрывается на региональном материале.

Исследования С.С. Букина49 и Н.В. Куксановой50 посвящены проблемам социального развития городов Сибири второй половине 1940-х–1980-х гг. Авторы выявляют региональную специфику формирования социально-бытовой сферы жилищно-коммунального хозяйства, транспортного обслуживания и т. д. Основное внимание концентрируется на основных тенденциях и противоречиях в развитии крупных городов Сибири.

В монографии А.В. Шалака рассмотрены такие стороны повседневной жизни, как снабжение населения продовольствием, жилье и условия проживания в нем, состояние жилищно-коммунального хозяйства, санитарно-гигиеническое состояние городов Восточной Сибири в 1940–1950 гг. Рассмотрев действие механизмов распределительной системы на материально-бытовое положение различных социальных групп, автор раскрыл сущность социальных и экономических проблем населения региона. Для нашего исследования представляется интересным сделанный на основе анализа распределительных отношений вывод А.В.

Шалака о том, что трудовая дисциплина в большей степени зависела не от жестких мер наказания за административные проступки, а от состояния социальнобытовой сферы51. Это обстоятельство было учтено в закрытых городах.

Однако чаще исследователи обращали внимание на случаи игнорирования важности материально-бытового обеспечения населения. Одними из первых, критически оценили опыт освоения природных ресурсов В.В. Алексеев и В.А. Ламин52.

В работах С.М. Панарина, Н.Ю. Гавриловой, Г.Ю. Колевой, В.П Карпова и других был поднят вопрос о цене промышленного рывка на Север Западной Сибири. Исследователи акцентировали внимание на пренебрежении жизненными условиями рабочих в нефтегазодобывающих районах53.

Значительное количество работ посвящено социальным аспектам освоения Восточной Сибири. На основе исследования социальных проблем АнгароЕнисейских ТПК в 1970–1980-е гг., опираясь на анализ факторов, влиявших на условия жизни и работы населения в районах нового освоения, критическую оценку ведомственному подходу к планированию и строительству ТПК дал Г.А. Цыкунов54.

Социально-экономические последствия электрификации и процессы формирования коллективов строителей и энергетиков рассмотрены Т.Е. Санжиевой.

В работе, вышедшей в 1996 г., автор подробно рассмотрела как положительные, так и отрицательные социально-экономические последствия создания топливноэнергетического комплекса республик Сибири, включая Бурятию55.

К теоретическому переосмыслению и пересмотру устоявшихся представлений подошли и другие исследователи советского периода истории Сибири. В целом они сходятся в том, что осуществленный вариант развития региона был наиболее вероятным в тех исторических условиях56.

Особенности ведомственной градостроительной политики в Восточной Сибири на примере Ангарска, Братска, Шелехова, Усть-Илимска, Саянска, Железногорска-Илимского, Байкальска исследованы Ю.В. Черновой57.

Изучив проблемы создания и развития новых городов Иркутской области как социальную сторону процесса хозяйственного освоения территории в 1950– 1980-х гг., автор пришла к выводу о том, что ведомственный подход стал причиной диспропорций в становлении социально-бытовой инфраструктуры городов региона.

Т.П. Урожаева рассмотрела отдельные аспекты миграции и проблемы адаптации в новых городах Братско-Усть-Илимского ТПК в период 1970–1980-х гг.

Выводы диссертанта в основном утоняют и детализируют общую картину промышленного освоения Восточной Сибири58.

В рамках исследования процессов урбанизации Сибири проблема становления и развития ведомственных населенных пунктов МСМ СССР не получила освещения. До принятия закона РФ № 3297-1 от 14.07.1992 г. «О закрытом административно-территориальном образовании» (далее – ЗАТО) закрытые города вплоть до 1992 г. не могли быть упомянуты в названных работах.

После рассекречивания закрытых городов географические аспекты проблемы ЗАТО получили отражение в статьях Г.М. Лаппо и П.М. Полян. Краткие сведения были опубликованы в энциклопедических изданиях, в программе по исследованию миграции и в учебной литературе59.

В последнее время закрытые города Сибири упоминаются в контексте анализа итогов реализации крупных проектов социально-экономического развития региона, но, как правило, без какого-либо анализа их специфики60.

В ряде публикаций Н.В. Гониной процессы урбанизации в Восточной Сибири в 1950–1970-х гг. рассмотрены с учетом ЗАТО Красноярского края61.

В работах, выделенных нами в первую группу, вскрыты основные тенденции развития советского градообразования, определены черты ведомственной градостроительной политики, что позволяет выявить сходство и отличия процессов, протекавших в ведомственных населенных пунктах МСМ СССР, с аналогичными процессами, происходившими в открытых новых городах Сибири.

Во вторую группу объединены работы, посвященные атомного проекту.

Большое количество публикаций посвящено «Манхэттенскому проекту».

Самой ранней работой является «Атомная энергия для военных целей. Официальный отчет о разработке атомной бомбы под наблюдением правительства США», вышедшая в свет в 1945 г.62 Книга содержала обзор технологии получения плутония и обогащенного урана в США. Остается открытым вопрос подоплеке этой публикации. Была ли это сознательно организованная утечка, если да, и какие цели в этом случае преследовались. Во всяком случае отчет стал настольной книгой для ряда разработчиков советского атомного проекта.

К первой публикации о советском атомном проекте, с оговорками, можно отнести перевод статьи «Когда Россия будет иметь атомную бомбу», опубликованной в 1948 г. в журнале «Look» и изданной в СССР в виде брошюры63. Американские эксперты пришли к выводу, что СССР создаст ядерное оружие не ранее 1954 г.

Первые публикации популярного характера об истории создания атомной бомбы в США появились уже в конце 1950-х – начале 1960-х гг. и была переведена в СССР64. В 1962 г. вышла книга главы «Манхэттенского проекта» генерала Л. Гровса, в которой акцентируется внимание на организационных мероприятиях65.

Публикации ряда авторов, например, О.Е. Андерсона, С. Гроеффа, П. Уайдена и Р.Г. Хьюлета, Дж. Олбрайта и М. Кунстела66 на русский язык не переводились. Эти книги рассчитаны на широкий круг читателей и посвящены, в основном, научно-исследовательским и организационным аспектам истории создания американской атомной промышленности.

Второе направление зарубежной историографии представлено исследованиями о влиянии атомного оружия на международные отношения. М. Шервин, исследуя роль президента Ф. Рузвельта в создании атомного оружия, приходит к выводу о том, что атомная бомба, еще не появившись на свет, превратилась в важный фактор дипломатии. Г. Алперовиц, рассматривая атомную дипломатию Трумэна, приходит к выводу о том, что она являлась реакцией США на расширение советского влияния и ослабление позиций капитализма67.

Политические причины и последствия использования атомного оружия, его влияние на ход второй мировой войны и изменение геополитической расстановки сил68, а также социально-экологические аспекты американского атомного проекта69 изучены в США в ряде работ на соискание степени Ph. D.

В последнее время западные историки стали изучать советский атомный проект на основе российских документов и открытых публикаций.

Широкую известность на Западе получила книга Т. Кохрана, в которой приведена статистика выпуска ядерных боеприпасов на уральских заводах. В первой из двух работ Р. Роудза дано сравнение основных этапов осуществления Атомных проектов СССР и США. Во второй – проанализированы процессы разработки и испытания термоядерного оружия70.

Первым доступным русскоязычным источником информации о советских и российских ядерных вооружениях стал перевод книги «Ядерное вооружение СССР», изданный в 1992 году71. Группа сотрудников Центра по изучению проблем разоружения решила создать аналог, основанный на отечественных источниках. В первой отечественной открытой публикации о российских стратегических ядерных силах были собраны сведения об истории их создания и развития, а также об оборонной промышленности, которая обеспечивала разработку и создание систем стратегических вооружений72.

Вся информация, представленная в книге, была получена из открытых источников, преимущественно российских. Однако в октябре 1999 г. представители Федеральной службы безопасности конфисковали все нераспространенные экземпляры книги. Арест издания был произведен в рамках уголовного дела по факту предполагаемого разглашения государственной тайны. В 2002 г. конфискованные экземпляры книги и материалы возвращены73.

Следует выделить работу Д. Холловэя, посвященную советскому атомному проекту. Это первая в американской историографии монография, в которой исследована роль советских политических и научных руководителей в создании ядерного оружия74.

К числу наиболее известных в США популяризаторов истории атомного оружия относится Р. Роудз. В первой из двух его работ дано сравнение основных этапов осуществления атомных проектов СССР и США. Во второй – анализируются процессы разработки и испытания термоядерного оружия75. Однако Роудз во многом повторяет то, что уже было ранее освещено в монографии Д. Холловэя.

История советского атомного комплекса нашла отражение в некоторых других зарубежных публикациях76.

Наиболее близкими к исследуемой нами теме являются публикации американского историка К. Браун. В своей статье она на основе сравнения первых лет существования двух атомных центров советского Озерска и американского Ричланда выдвинула гипотезу о том, что по аналогии с атомным шпионажем идея закрытых атомных городов является попыткой скопировать американский опыт77.

Этот взгляд не получил достаточного обоснования и требует дальнейшего изучения. Однако в следующей книге исследовательница уделила внимания примерам антидемократичности сталинского режима, девиантному поведению населения и экологическим последствиям разработки атомного оружия в США и СССР больше, чем аргументации гипотезы о заимствовании идеи закрытого города78.

В отечественной литературе, включенной, нами во вторую группу, можно выделить два направления:

– строительство и функционирование объектов атомной промышленности и атомной энергетики.

– развитие отечественного ВПК во второй половине ХХ века, в т.ч. разработка и реализация советского атомного проекта.

В СССР попытки осветить историю создания советской атомной бомбы были предприняты еще в начале 1950-х гг. Черновая версия сборника по истории овладения атомной энергией в СССР готовилась секретариатом Специального комитета при Совете Министров СССР в период с 19.09.1952 г. по 26.06.1953 г.

В работе над сборником принимали участие специалисты атомной отрасли79. Однако, собранные материалы так и не были опубликованы.

В СССР до конца 1980-х гг. получили освещение лишь отдельные вопросы истории атомной промышленности. Для работ этого периода характерен акцент на достижениях советской науки и техники. В этих публикациях отсутствовало описание принципиально важных этапов создания ядерного оружия, не назывались предприятия отрасли и имена их руководителей, не указывались районы размещения, замалчивалась роль заключенных в создании объектов атомной промышленности, не было сведений об авариях, связанных с радиоактивным заражением территории, и экологических проблемах и др. Только в начале 1990-х гг. в газетах и журналах появились публикации о разработке советской атомной бомбы81.

Естественные ограничения, накладывающиеся на газетные и журнальные статьи, не позволяют ожидать от них серьезного анализа истории Минсредмаша.

Эти публикации лишь косвенно затрагивают историю закрытых городов и носят в основном публицистический характер82.

Развитие историографии проблемы советского атомного проекта инициировала компания об атомном шпионаже83. Поводом послужила книга одного из бывших руководителей советской внешней разведки П.А. Судоплатова, вышедшая в Нью-Йорке в 1994 г., позже переведенная в России под названием «Специальные операции»84.

По версии П.А. Судоплатова советские ученые разработали конструкцию первой атомной бомбы и технологию получения делящихся материалов якобы не самостоятельно, а на основе разведданных.

В 1995 г. вышел указ Президента о подготовке к изданию официального сборника документов по истории советского атомного проекта, стимулированный упомянутой дискуссией.

Значительная часть публикаций о советской атомной программе посвящена органам управления атомной промышленностью, деятельности НИИ и КБ, предприятий, участвовавших в разработке ядерного оружия, роли научных руководителей и государственных деятелей, координировавших работу атомной промышленности85.

В сборнике статей технических специалистов и руководителей подразделений МСМ СССР освещаются проблемы создания первого опытного и первого промышленного ядерного реактора в Челябинске-40, работа по подготовке к испытанию атомной бомбы и т. д. В 1996 г. прошел международный симпозиум, посвященный истории советского атомного проекта ИСАП-96, приуроченный к пятидесятилетию атомной промышленности в СССР. На симпозиуме обсуждались политические, социальные, исторические, научные, инженерные, экологические и другие вопросы87.

Вопросы становления и развития атомной отрасли затрагиваются в публикациях, посвященных исследованию роли ВПК в развитии СССР.

В монографии Н.С. Симонова о советском ВПК определены главные тенденции развития военно-промышленного комплекса в послевоенные годы. Отдельно выделена проблема реализации атомного проекта88.

Анализу развития военно-промышленного комплекса СССР на примере создания ракетно-ядерного оружия с 1945 г. до начала 1960-х гг. посвящены работы И.В. Быстровой89.

Автор обращает внимание на то, что закрытые города «в миниатюре являли собой модель ВПК, с характерным корпоративным единством». Специфическое существование «за двойным железным занавесом», считает И.В. Быстрова, сформировало общую ментальность жителей, которая цементировалась ответственностью за выполнение особо важных задач, особыми условиями жизни и привилегированным материальным положением90.

Попытку дать комплексную оценку послевоенного советского общества, на основе анализа внутренней и внешней политики СССР предприняли в совместной работе Л.А. Данилов и А.В. Пыжиков91.

Рассматривая военные приоритеты мирной экономики СССР, авторы констатируют, что в послевоенные годы структура отечественного ВПК складывалась вокруг трех специальных комитетов. Спецкомитет № 1 занимался атомной проблемой, Спецкомитет № 2 работал над созданием реактивной техники. В Спецкомитете № 3 разрабатывались радиолокационные системы ПВО. Эти специальные комитеты получили в свое распоряжение практически все ресурсы страны.

Авторы заключают, что во второй половине 1940-х гг. для Советского Союза существовало два пути разрядки международной напряженности: либо создание военно-промышленного (ядерного) паритета с капиталистическими странами, либо коррекция государственной идеологии92.

На наш взгляд, дело не только в том, что «второй путь был принципиально неприемлем для руководителей, воспитанных на идеалах революции и гражданской войны». Противостояние носило в значительной степени более геополитический, чем идеологический характер. Как показала практика международных отношений, после отказа руководства СССР от идеологических догм и даже после распада СССР, противостояние, хотя и ослабло, но никуда не исчезло, ни в военной области, ни в идеологической. Идеологические разногласия использовались руководством стран Запада лишь для прикрытия своих геополитических планов.

Ряд аспектов атомного проекта исследован на уровне кандидатских диссертаций. Проблемы управления атомной промышленностью рассматривали В. В. Полунин и Д. В. Кобба. Если в первой работе освещены процессы формирования и раскрыты механизмы функционирования органов управления атомной отраслью и закрытыми городами, то во второй дана оценка вкладу Л. П. Берия в реализацию советского атомного проекта93.

Международный фон разработки атомного оружия исследован Д. А. Тарасовым. Вопросы российско-американского сотрудничества в области контроля за процессом ядерного разоружения изучил В. А. Анохин. Правовые аспекты организации атомного проекта – И.В. Худякова и М.А. Чубукова94.

Экономические проблемы развития ЗАТО в условиях рынка отражены в ряде научных экономических исследований95.

В вышеназванных работах вопросы социально-экономического развития населенных пунктов атомной отрасли затрагиваются лишь косвенно. Тем не менее литература, отнесенная ко второй группе, дает представление о том, какие процессы оказывали существенное, а подчас и определяющее влияние, на формирование закрытых городов Минсредмаша.

В третью группу включены публикации, посвященные истории закрытых городов МСМ СССР европейской части страны, Урала и Сибири.

Определенный интерес представляют популярные очерки об истории Сарова, Новоуральска, Снежинска, Заречного, Лесного, Железногорска и Северск96.

Книги о Зеленогорске относятся скорее к разряду публицистических и литературно-художественных произведений97.

В середине 1990-х гг. к проблемам строительства градообразующих предприятий и социальным аспектам развития ведомственных населенных пунктов ПГУ/МСМ СССР обращаются профессиональные историки. К числу основополагающих в области отечественной атомной истории относятся публикации уральских историков В.Н. Новоселова и В.С. Толстикова.

В совместной работе В.Н. Новоселова и В.С. Толстикова показано решение научных, технических, технологических и кадровых проблем, имевших место при строительстве комбината «Маяк». Уделено внимание развитию социальной сферы Озерска (Челябинск-40), анализу экологических последствий деятельности химкомбината «Маяк» и аварии 1957 г. B.C. Толстиков фактически стал основателем нового перспективного направления исследования исторических аспектов воздействия ядерного производства на население и окружающую природную среду. С позиций исторической науки исследователем была изучена медико-демографическая и психологическая обстановка в районах, пострадавших от радиации в результате аварии 1957 г.99.

В.Н. Новоселов стоял у истоков исследования истории развития атомной промышленности на Урале. Проанализировав научные, технологические и организационные условия строительства и освоения производства плутония и урана. В.Н.

Новоселов пришел к выводу о том, что основной предпосылкой, позволившей в сжатые сроки построить систему научно-исследовательских институтов, предприятий и сооружений атомного комплекса СССР, стала продуманная государственная политика100.

На базе собранных материалов названными авторами были защищены докторские диссертации101.

Особое место в исследовании истории ЗАТО представляют публикации К.В. Мельниковой о социально-психологических аспектах жизнедеятельности населения закрытых городов Урала в 1940–1960-е гг. Автор пришла к выводу о том, что у жителей ЗАТО было выработано представление о наличии у них более высокого социального статуса. Правила режима и атмосфера секретности, идеологическая обработка, подходы к комплектованию населения, развитая социальная инфраструктура, приоритетное финансирование, низкий уровень преступности, рост качества жизни – действуя в комплексе, данные факторы сформировали ряд специфических черт корпоративного менталитета населения закрытых городов103.

Представляет интерес диссертация С.А. Ряскова, посвященная осмыслению проблем социального и культурного развития закрытых городов Урала104. По мнению автора, в закрытых городах МСМ СССР была сформирована социокультурная сфера, не менее уникальная, чем сами объекты атомной отрасли105. Говоря о том, что города МСМ не имели аналогов С.А. Рясков, к сожалению, не раскрывает причин того, почему в других странах, разрабатывавших атомное оружие, аналоги ЗАТО, вероятно, отсутствовали.

Наиболее комплексно история ЗАТО Урала отражена в ряде публикаций В.Н. Кузнецова. Социокультурная сфера рассмотрена как одно из направлений в работе политотделов закрытых городов. В монографии впервые проведен анализ деятельности политических отделов строительных управлений и предприятий атомной промышленности. Хронологические рамки работы завершаются созданием городских комитетов партии в 1956 г.106 Деятельность политических отделов стала также предметом диссертационного исследования107.

В следующих своих работах В.Н. Кузнецов исследовал организацию труда заключенных на объектах атомной промышленности108. Автор пришел к выводу о том, что использование заключенных на строительстве атомных объектов было оправданным.

На наш взгляд более правомерно говорить о закономерности и неизбежности, но никак не об оправданности использования принудительного труда в атомном проекте. Заключенные в широких масштабах использовались в 1930 – 1950-е гг.

практически во всех отраслях народного хозяйства СССР. Однако, масштабность этого явления, на наш взгляд, отнюдь не свидетельствует о его оправданности ни с правовой, ни с моральной точек зрения. Как эффективность такого труда, так и целесообразность самих проектов, зачастую были весьма сомнительны109.

Продолжением исследования деятельности общественно-политических организаций является работа В.Н. Кузнецова «Комсомол в закрытом городе»110, в которой рассмотрена деятельность городской комсомольской организации г. Лесной. Показана роль первичных комсомольских организаций в организационной и идеологической работе, военно-патриотическом воспитании и т. д.

Вышеназванные работы В.Н. Кузнецова в совокупности представляют на данный момент наиболее полное исследование истории закрытых городов Урала.

К описанию положения заключенных Полянского и Гранитного ИТЛ, размещавшихся на территории г. Железногорска (Красноярска-26) в 1950 – 1964 гг.

обращался С.П. Кучин111.

Отдельные аспекты проектирования и реализации архитектурнопланировочных решений в г. Железногорске освещены С.Ф. Ямалетдиновым112.

Попытка комплексного подхода к истории Железногорска как закрытого города предпринята в диссертации Г.А. Реут, а также в монографии Г.А. Реут, написанной в соавторстве с А.П. Савиным113. Это первое исследование о закрытом ведомственном населенном пункте Сибири, основанное на рассекреченных документах городского архива, Красноярского крайкома КПСС и Железногорского ГК КПСС и ВЛКСМ. В данной работе рассмотрены особенности формирования населения, градостроительная концепция и ее осуществление, развитие административной и социально-бытовой инфраструктуры в период с 1950 г. по 1991 г. Однако рамки анализа ограничены только одним закрытым городом, что сужает возможность выявления общих тенденций развития и определения особенностей ведомственных населенных пунктов Сибири в частности и ведомственных населенных пунктов МСМ СССР в целом.

Можно резюмировать, что хотя закрытые ведомственные населенные пункты в хронологическом отношении, появились несколько раньше большинства новых советских городов второй послевоенной волны, отражения в историографии они не получили, тогда как открытые новые города, возникшие в 1960-е–1970-х гг., в работах, вышедших в период конца 1980-х по 2010-е гг., к настоящему времени исследованы более полно.

Анализ всего комплекса публикаций показал, что история социальноэкономического развития ведомственных населенных пунктов Сибири представлена фрагментарно. Проблемы истории становления и социально-экономического развития закрытых городов Минсредмаша освещены неполно и в основном на примере городов Урала.

Если по истории ведомственных населенных пунктов Урала уже издан ряд обобщающих работ, то по истории ведомственных населенных пунктов Сибири таких работ нет.

Историографическая ситуация по истории Северска и Железногорска находится примерно на одинаковом уровне. В Железногорске основная часть работ выполнена под эгидой или при участии сотрудников музея. В Северске издано две объемных работы популярного характера под редакцией и при участии как работников музея, так и сотрудников кафедры истории Томского госуниверситета. История Зеленогорска представлена в основном произведениями литературнохудожественного плана.

Обзор литературы свидетельствует о том, что особенности градостроительного и социально-экономического развития городов системы ведомственных населенных пунктов МСМ СССР в целом или конкретно в Сибири не являлись предметом специального изучения.

Особенности организации административно-территориального управления закрытыми ведомственными населенными пунктами МСМ СССР в целом и в частности ведомственными населенными пунктами Сибири не исследованы.

Влияние режима на условия проживания населения в контролируемой зоне рассматривалось только на материале по истории ведомственных населенных пунктов Урала. Внимание авторов не акцентировалось на изучении влияния фактора секретности на формирование и функционирование правоохранительных структур и органов власти.

Не были предметом исследования вопросы пространственного размещения и архитектурно-планировочного развития закрытых городов. Не уделялось внимание анализу динамики и проблемам качества жилищно-гражданского строительства.

Проблемы социально-культурного и материально-бытового обеспечения закрытых городов относятся к малоисследованной тематике. Вопросы социокультурного развития закрытых ведомственных населенных пунктов изучалась только на материалах закрытых городов Урала и, преимущественно, в ограниченный период времени со второй половины 1940-х по начало 1960-х гг.

Ряд названных аспектов истории становления и развития ведомственных населенных пунктов Сибири, на основе впервые вводимых в научный оборот документов, раскрыт в публикациях114 и обобщен в монографии автора115.

Вышеизложенное позволяет утверждать, что проблемы управления развитием закрытых ведомственных населенных пунктов МСМ СССР ранее не являлись предметом специального исследования.

Источники. В процессе диссертационного исследования были использованы, как опубликованные, так и не опубликованные источники, в том числе документы Коммунистической партии и Советского правительства, местных партийных, советских, хозяйственных органов, социально-экономическая статистика, периодическая печать и т.д.

Документы и материалы партийно-государственных органов наиболее полно представлены в сборниках «КПСС в резолюциях и решениях», «Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам» и т. д. Однако постановления, решения, законодательные акты, размещенные в этих многотомных изданиях, как правило, касаются общих вопросов развития народного хозяйства. Сведения, непосредственно касавшиеся атомного комплекса и закрытых административнотерриториальных образований, являлись секретными и в советский период не публиковались. Так, например, в статистических сборниках «Народное хозяйство Красноярского края» и «Народное хозяйство Томской области» какие-либо данные о закрытых ведомственных населенных пунктах отсутствуют.

В июле 2009 г. при поддержке Министерства культуры совместными усилиями «Росатома», Федерального архивного агентства и Госархива РФ в Москве была организована выставка «Атомный проект СССР: к 60-летию создания ядерного щита России» об истории создания первой советской атомной бомбы.

Хронологические рамки экспозиции охватывали период с марта 1938 по август 1949 г. Ряд документов опубликован в каталоге выставки116.

На выставке экспонировались документы из федеральных и ведомственных архивов, в том числе из архивов Службы внешней разведки, Федеральной службы безопасности, а также из Библиотеки-музея президента США Трумэна и личных фондов ученых. Большинство экспонируемых документов рассекречено специально к 60-летию испытания первой советской атомной бомбы на Семипалатинском полигоне.

С 1998 по 2009 г. под общей редакцией Л.Д. Рябева было издано 11 книг архивных документов сборника «Атомный проект СССР. Документы и материалы в 3-х томах»117. В сборник вошли документы из архива Президента РФ, ГА РФ, РГАСПИ, архивов РАН, СВР, Росатома и др. Для того, чтобы это издание увидело свет, потребовался специальный Указ Президента России и Распоряжение правительства Российской Федерации118.

Документы содержащиеся в сборнике представляют особый интерес для исследуемой темы, т.к. доступ к этой категории сведений практически отсутствует.

Однако опубликованные сведения, касаются в основном производственной и научной деятельности. Документы, раскрывающие социальные вопросы и собственно историю закрытых городов, а не отрасли, представлены в незначительном количестве.

Уровень закрытости документальных материалов о советском атомном проекте все еще высок. Если история становления атомной отрасли после 1991 г., благодаря введению в научный оборот документов из архивов Специального комитета при СНК и Министерства среднего машиностроения СССР, начала активно разрабатываться, то документы, касающиеся истории социально-экономического развития ведомственных населенных пунктов, единичны и, как правило, в основном касаются начального периода: середины 1940 – 1950-х гг. При этом первоочередное внимание при публикации обращено на документы по организационным вопросам, а также научно-конструкторским разработкам и освоению производства. До сих пор не рассекречена существенная часть документов РГАСПИ и РГАНИ, касающихся истории атомной промышленности, и материалы Центрального архива Росатома. Не ко всем еще архивным документам имеется допуск в местных и в региональных архивах.

В силу того, что любой документ, независимо от содержания, только по факту нахождения предприятий и учреждений на закрытой территории, являлся секретным, хранение их было возложено на работников первых отделов. Поэтому формирование архивов проходило без влияния и помощи со стороны государственной архивной службы, находившейся тогда в ведении МВД. Это определило один из главных принципов организации работы архивов подведомственных Минатому – категорический запрет на работу с фондами исследователям, не являющимися «своими» для системы. Сложились и до сих пор существуют, не пересекаясь между собой, две системы архивоведения – государственная и ведомственная, составной частью которой являются архивы атомной промышленности. В результате отсутствия государственного контроля фонды подвергались систематическим чисткам, в том числе по политическим мотивам119.

Сохраняется закрытость ведомственных архивов, но основная часть документов городских и партийных архивов доступна для исследования.

Источниковую основу исследования составили документы Государственного архива Красноярского края (далее – ГАКК) и Центра документации новейшей истории Томской области (далее – ЦДНИ ТО), а также городских архивов Железногорска (ЖГА), Северска (СГА) и Зеленогорска (ЗГА).

Комплекс документов ГАКК, касающихся г. Железногорска и г. Зеленогорска, можно разделить на две группы:

– Документы краевой партийной организации. Из них были исследованы документы и материалы фонда № 26 Красноярского краевого комитета ВКП(б), КПСС, фонда № 6693 Красноярского краевого промышленного комитета КПСС.

Здесь основное внимание уделялось переписке политотделами строительств, с Железногорским и Зеленогорским горкомами КПСС, материалам заседаний бюро, секретариата, рассекреченным документам оборонного отдела крайкома.

– Документы политотделов ИТЛ и Управлений строительства фонды № П- Железногорска и Зеленогорска № П5549, городской партийной организации Железногорского ГК КПСС № 3919, а также документы Железногорского ГК ВЛКСМ, фонд № 7987, Зеленогорского РК/ГК КПСС, фонд № П-560, и ГК ВЛКСМ, фонд № 7985.

Для анализа текущего состояния дел в конкретное время важную роль играет распорядительная документация. Например, приказ начальника Управления строительства железных рудников МВД СССР «Об основных направлениях работ районов на текущий год» №989/ц от 13.09.1952 г.120 дает представление об уровне организации труда и позволяет восстановить детальную картину хода работ в начальный период строительства Горно-химического комбината.

Документы ЦДНИ ТО, касающиеся г. Северска, включают документы областной и городской партийных организаций. Были исследованы фонды № 607 Томского ОК ВКП(б), КПСС. Здесь также основное внимание уделялось переписке с горкомом КПСС г. Северска, рассекреченным документам оборонного отдела обкома КПСС. Исследование документов политотдела строительства фонд № 4359, Северского ГК КПСС фонд № 4973 и ГК ВЛКСМ фонд № 5040, позволило изучить организацию работы строителей и социально-бытовое обеспечение населения.

Большой интерес представляет рассекреченная переписка между руководителями города и вышестоящим руководством. Она не только позволила исследовать процессы решения вопросов развития городского хозяйства, но и помогла выявить специфические проявления статуса «закрытости». Так, проблемы, связанные с секретным статусом ведомственных населенных пунктов, отражены в переписке северского ГК КПСС с политотделом МСМ СССР об использовании условного наименования Северска «Томск-7». Важные сведения о попытке руководства Зеленогорска повысить статус поселка и предложить вариант наименования для строящегося города содержатся в переписке с Красноярским крайкомом КПСС121.

Основное внимание при исследовании архивных документов партийных органов было уделено отчетным докладам первых секретарей ГК КПСС и председателей исполнительных комитетов, докладам ревизионных комиссий, докладам руководителей основных градообразующих предприятий, а также – руководителей учреждений здравоохранения, образования, торговли, службы быта, протоколам прений на городских партийных и комсомольских конференциях, протоколам заседаний горкомов КПСС и ВЛКСМ, материалам к протоколам бюро горкомов КПСС и ВЛКСМ. Также были исследованы справки, информации по вопросам улучшения руководства промышленностью, строительством и городскими партийными и комсомольскими организациями, переписка с Крайкомом (Обкомом) КПСС по социально-бытовым вопросам.

В городских архивах Железногорска, Северска и Зеленогорска были изучены документы основных фондов: фонд № 1 городского совета г. Железногорска (Красноярска-26), опись 1122; фонд № 4 городского планового отдела исполнительного комитета городского совета г. Железногорска (Красноярска-26), опись 3;

фонд № 7 исполнительного комитета городского совета г. Зеленогорска (Красноярска-45), опись 1; фонд № 6 городского финансового отдела исполнительного комитета городского совета г. Зеленогорска (Красноярска-45), опись 1; фонд № городского совета г. Зеленогорска (Красноярска-45), опись 1; фонд № 1 исполнительного комитета городского совета г. Северска (Томска-7), опись 1; фонд № городского Совета депутатов трудящихся г. Северска (Томска-7), опись 3; фонд № 1 общего отдела исполнительного комитета городского совета г. Северска (Томска-7), опись 4; фонд № 1 городской плановой комиссии исполнительного комитета городского совета г. Северска (Томска-7), опись 6. Документы Административного совета При выявлении документов в архивах городов Северска, Железногорска и Зеленогорска было выбрано несколько основных направлений поисковой работы:

вопросы функционирования и структурных изменений органов местного самоуправления (исполком, горсовет, комиссии) и их подразделений (Горкомхоз, Горпромкомбинат, Отдел благоустройства и др.). Были изучены документы, отражающие социально-политические проблемы города (охрана порядка, работа административных комиссий, комиссии по наблюдению за ИТЛ, организационно-массовая работа, бытовые условия горожан). Материалы о формировании и функционировании сети общественного питания и торговли, о становлении и развитии учреждений культуры (библиотек, музыкально-драматического театра, кинотеатров), здравоохранения, образования, спорта и т. д. Эти сведения дополнены статистическими данными городского отдела планирования.

Основными документами для исследования послужили: протоколы заседаний горисполкома и сессий городского совета; распоряжения, переписка горсовета и горисполкома, в том числе по вопросам архитектуры и строительства, административно-хозяйственным вопросам и производственной деятельности; протоколы заседания городской архитектурной комиссии, стенограммы прений на сессиях городского совета по докладам руководителей основных градообразующих предприятий, учреждений здравоохранения, образования, торговли, службы быта, горфинотдела. Выявленные в документах факты позволили детально представить конкретные субъективные и объективные обстоятельства, которые в разные периоды накладывали отпечаток на текущую социально-экономическую политику местных органов власти.

Был проведен анализ отчетных докладов председателей исполкома, а также руководителей отделов исполкома, главного архитектора города, содоклады председателей постоянных комиссий по строительству, стенограммы прений по рассматриваемым вопросам. Анализировались отчеты о выполнении графиков строительства, доклады о проверке качества принятого в эксплуатацию жилья и объектов соцкультбыта, решения, справки и другие документы городского совета и его исполкома, включая переписку с вышестоящими инстанциями по вопросам строительства объектов жилищного и социально-бытового назначения, работе учреждений и предприятий здравоохранения, образования, культуры, спорта, торговли, жилищно-коммунального хозяйства, службы быта и др.

Данный тип источников позволил раскрыть ретроспективную картину развития социально-культурной и материально-бытовой инфраструктуры.

Вместе с тем, к сведениям указанным в докладах, необходимо относиться критически. Нередко, приводимые в них сведения, требуют проверки путем сопоставления с другими документами или с данными статистики. Так например, в докладе 12.03.1967 г. «Об эксплуатации и ремонте жилого фонда города» на сессии Северского городского Совета указано, что «за годы семилетки в Северске было построено 125 домов с жилой площадью 250 тыс. кв. м». В тоже время, годом ранее – 21.04.1966 г., председатель горисполкома в выступлении на сессии городского Совета сообщил, что «за прошедшую семилетку строители выполнили план строительства жилья, сдано в эксплуатацию 334,5 кв. м жил. площади»123.

Исследованные архивные документы и материалы, в совокупности, позволили проанализировать работу учреждений и организаций здравоохранения, образования, культуры, коммунального хозяйства и т.д.

Можно отметить, что наиболее информативны и содержательны документы середины 1950 – 1960-х гг.: протоколы заседаний политотделов, заседаний бюро ГК КПСС, партхозактивов и т.д. Стенограммы этого периода фиксируют важные детали обсуждаемых вопросов, отражают характер решаемых проблем и даже передают настроение выступающих. В 1970-е – 1980-е гг. из текста стенограмм исчезает дискуссионность, доклады и отчеты становятся все более формализованными и декларативными, и во все большей степени напоминают парадные отчеты, приготовленные по шаблону, а не объективную информацию о реальном положении дел.

С точки зрения выявления специфики формирования органов власти закрытых городов, особый интерес представляют протоколы участковых избирательных комиссий по выборам в городские Советы. Протоколы избирательных комиссий, сохранившиеся в городском архиве Железногорска, позволили провести анализ качественного и количественного состава электората закрытого города за период с по 1963 гг.

В качестве источников статистических сведений были использованы паспорта города, введенные в закрытых городах Минсредмаша с 1965 г. Паспорта Северска рассекречены в 1989 г., с паспортов Железногорска гриф секретности был снят в 2006 г. (Паспорта Зеленогорска на данный момент относятся к категории документов ограниченного доступа и содержащиеся в них сведения не подлежат публикации). Данная группа источников содержит ежегодные отчетные показатели развития городского хозяйства, статистические сведения о различных сторонах социальноэкономического развития города и административно подчиненных ему поселков.

Паспорта закрытых городов включают информацию о населении, территории, жилой площади, инженерном оборудовании жилья. В них указаны основные параметры детских, учебных заведений, культурно-просветительских учреждений, административных и общественных сооружений, учреждений здравоохранения, физкультурных и спортивных, коммунально-бытовых объектов. В паспортах также содержатся важные количественные характеристики предприятий торговли, общественного питания, пищевой промышленности, коммунального хозяйства, местной промышленности, благоустройства, городского транспорта.

Использование указанных источников позволило исследовать динамику формирования и подвести итоги развития социально-бытовой инфраструктуры ведомственных населенных пунктов Сибири в период с 1965 по 1991 гг.

В статистическом справочнике «Численность населения Российской Федерации по городам, рабочим поселкам и районам на 01.01.1994 г.» оговорено, что территориальных образованиях» отсутствуют. Согласно Распоряжению Правительства РФ от 04.01.1994 г. отдельные сведения о ведомственных населенных пунктов были раскрыты. Информация о численности их населения впервые была включена в официальный справочник на 01.01.1995 г. В газетных и журнальных статьях и в книгах отдельные сведения о ЗАТО были опубликованы несколько раньше125. В это же время издаются первые открытые воспоминая ветеранов и краеведческие брошюры в самих ЗАТО, но тиражи такого рода публикаций не велики и они мало известны за пределами каждого отдельного ведомственного населенного пункта.

Вспомогательную роль сыграли работы краеведческого характера126 справочники, городские энциклопедии127, опубликованные воспоминания128, биографии129 юбилейные издания130 и т.д. В основном этих публикациях освещается производственная тематика131, и, как правило книги приурочены к юбилею того или иного предприятия, организации, учреждения132.

Проблемам развития медицинских учреждений Третьего главного управления при Минздраве СССР, обслуживавших атомную отрасль, посвящен ведомственный сборник статей. В книге рассмотрена в основном профессиональная проблематика, дана краткая характеристика некоторых аспектов организации медикосанитарного обслуживания предприятий отрасли, созданию и функционированию сети лечебно-профилактических учреждений, развитию материальнотехнического обеспечения ведомственных учреждений здравоохранения и другие вопросы133.

Большой интерес представляет очерк истории режимно-секретной службы СХК134 и книга о ведомственной военизированной охране ГХК135. Внутренний мир ведомственных населенных пунктов показан в книге «Повседневная жизнь Арзамаса-16»136.

Названные источники помогли выявить некоторые детали не отраженные в архивных документах и материалах, но, в тоже время, в данном типе источников велика доля субъективизма и избирательности в освещении фактов.

Важное значение для исследуемой темы имеют интервью с Б.А. Гедройцем, бывшим руководителем городского Совета Железногорска, затем перешедшим на работу в аппарат правительства СМ РСФСР и, наконец, возглавившим отдел, потом управление городских советов закрытых городов МСМ ССССР. Б.А. Гедройц не только сообщает эпизоды своей биографии и делится личными впечатлениями, но и на конкретных примерах показывает влияние объективных и субъективных факторов на развитие социальной инфраструктуры закрытого города, приводит свидетельства того, каким образом складывались отношения руководства города с руководителями градообразующих предприятий, сообщает сведения об особенностях управления закрытыми ведомственными населенными пунктами.

Несмотря на то, что автор нередко дает субъективные оценки описываемым событиям и участвовавшим в них людям, в данном интервью зафиксированы важные детали и приведены дополнительные факты, не нашедшие отражения в архивных документах и в ранее опубликованной литературе.

В качестве дополнительных источников по истории ЗАТО Сибири использовались публикации городских, корпоративных и ведомственных газет и журналов137.

Наиболее широкое развитие печатные СМИ получили в г. Железногорске.

Городская газета «Город и горожане» (первая в ЗАТО Минатома) стала издаваться с 31.03.1988 г.

27.01.1990 г. вышел в свет первый номер корпоративного издания «Вестник ГХК»138.

Свои корпоративные издания имеют ОАО «Информационные спутниковые системы» им. академика М.Ф. Решетнева и ЦМСЧ-51. Первый номер «Газеты НПО ПМ» вышел свет в январе 1992 г. С 2007 г. название было изменено на «Сибирский спутник». С г. выпускается корпоративный рекламноинформационный журнал «Информационные спутниковые системы»139.

Журнал ЦМСЧ-51 основан в 2003 г. За период с 2003 по 2008 г. корпоративная пресса медсанчасти совершенствовалась и реорганизовывалась. Том I – (№ 1–18) газета «Медицина Железногорска» с 2003 по 2006 г.; том II – (№ 1–6) журнал «Медицина Железногорска» с декабря 2006 по апрель 2008 г.; том III – с апреля 2008 г. реорганизован в научно-практический рецензируемый журнал «Вестник клинической больницы № 51»140.

Кроме газет в г. Железногорске издавались также журналы – «Совершенно открыто» (выходил с 1993 по 1996 г.), «Открытая зона» (1998–1999 гг.).

В г. Северске первый номер информационного бюллетеня ГК КПСС и городского Совета депутатов трудящихся «Диалог» вышел 4.11.1988 г. В 1991 г.

бюллетень получил статус городской газеты, сохранив прежнее название «Диалог». С 28.12.1990 г. начала выходить газета «Новое время». Ее учредителями стали Сибирский химический комбинат, Управление «Химстрой», ГК КПСС и ГК ВЛКСМ. Общественно-политическая газета «Новое время» впоследствии стала корпоративным изданием Сибирского химического комбината141.

В г. Зеленогорске в 1986 г. отдел культуры издавал информационнорекламный бюллетень «Вестник культуры». С 3 августа 1987 г. стал выходить бюллетень «Для вас – горожане», с марта 1988 г. назывался уже «Панорама недели». Первый номер городской газеты вышел 31.12.1988 г. и с 1.01.1990 г. она стала называться «Панорама»142. Корпоративная еженедельная газета «Импульс ЭХЗ» издается со 2.01.1989 г. Еженедельная отраслевая газета «Атом-пресса» выходит с 1991 г. Профсоюзный отраслевой журнал «Вестник профатома» выпускается с 2003 г. Все перечисленные печатные СМИ – городские в большей степени, корпоративные в меньшей – содержат разного рода сведения по истории ведомственных населенных пунктов МСМ СССР. С исторической точки зрения наиболее информативны публикации газеты «Импульс ЭХЗ» приуроченные к 55-летию Зеленогорска.

Большой интерес представляет освещение на страницах городских СМИ текущих событий, происходивших в до 1991 г. Этим сведениям отдавалось наибольшее предпочтение. Информацию по исследуемой теме с разной степенью достоверности содержат ретроспективные публикации о советском периоде истории ведомственных населенных пунктов, воспоминания руководителей разного уровня, ветеранов, очевидцев и непосредственных участников тех или иных событий истории закрытых городов.

Исследованный комплекс документов и других источников в целом, не только позволил проанализировать деятельность учреждений и организаций здравоохранения, образования, культуры, коммунального хозяйства, но и дал возможность выявить основные особенности мобилизационно-гуманитарного типа управления на примере закрытых ведомственных населенных пунктов Сибири.

Объект исследования: закрытые ведомственные населенные пункты при объектах МСМ СССР.

Предмет исследования: процесс формирования закрытых ведомственных городов МСМ СССР.

B местах расположения предприятий ядерно-оружейного комплекса в период с 1945 по 1958 гг. были заложены жилые поселки, выросшие впоследствии в города. Пять закрытых городов на Урале построены, три в Сибири и два в Европейской части СССР. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 17.03.1954 г. семь из них были преобразованы в города. В 1994 г. ЗАТО получили следующие официальные названия: Железногорск (Красноярск-26), Заречный (Пенза-19), Зеленогорск (Красноярск-45), Лесной (Свердловск-45), Новоуральск (Свердловск-44), Озерск (Челябинск-65), Северск (Томск-7), Снежинск (Челябинск-70), Трехгорный (Златоуст-36), Кремлев (Арзамас-16)145. В 1995 Кремлев был переименован в Саров146.

Хронологические рамки. История становления, развития и деградации закрытых административно-территориальных образований Сибири рассматривается с 1949-х года по 1991-й год.

Нижняя граница обусловлена тем, что решение о строительстве Сибирского химического комбината (далее – СХК) и Томска-7 было принято СМ СССР в 1949 г., окончательный выбор площадки под строительство Горно-химического комбината (далее – ГХК) был определен постановлением СМ СССР в 1950 г., тогда же начал строиться Красноярск-26. Постановление СМ СССР о строительстве Электрохимического завода (далее – ЭХЗ) было принято в 1955 г., практически одновременно началось строительство Красноярска-45 (Заозерный-13).

Верхняя граница объясняется тем, что после 1991 г. ведомственные населенные пункты МСМ СССР вступили в новую историческую фазу своего существования и на их развитие стали оказывать влияние процессы качественно иного порядка. В связи с началом формирования новой Российской государственности, а также в связи с фактическим завершением холодной войны между США и СССР, в истории ЗАТО начался новый этап развития, который выходит за рамки данного исследования. Ведомственные населенные пункты МСМ СССР в прежнем виде перестали существовать. Началось формирование новой, более открытой модели закрытых городов, ориентированной на условия рыночной экономики и более демократическое государственное устройство.

Территориальные рамки. Железногорск и Зеленогорск находятся в Восточной Сибири, в Красноярском крае. Первый на расстоянии около 60 км севернее, а второй примерно в 160 км к востоку от Красноярска. Северск расположен в Западной Сибири, в Томской области, примерно в 15 км северо-западнее Томска.

Создание и социальное развитие Северска, Железногорска и Зеленогорска рассматривается в контексте истории Томской области, Красноярского края, Сибири и РСФСР в целом.

У всех трех закрытых ведомственных населенных пунктов Сибири присутствуют общие ведомственные черты. Принадлежность к Министерству среднего машиностроения предопределяла подчинение единым структурам, решение однотипных задач в рамках отраслевого цикла, развитие по единым стандартам и МСМ СССР стало преемником ПГУ при СМ СССР в 1953 г., а в 1989 г. оно было преобразовано в Министерство атомной энергетики и промышленности СССР.

управление по единым правилам и т. д. Эта особенность позволяет говорить об их общей ведомственной специфике, которая, с одной стороны, сближает закрытые города между собой и, в то же время, отличает их от открытых городов.

Для выявления общих черт в развитии закрытых ведомственных населенных пунктов МСМ СССР использованы не только публикации по истории Северска, Железногорска и Зеленогорска, но и посвященные другим закрытым городам Минсредмаша: Сарову (Арзамас-16), Новоуральску (Свердловск-44), Лесному (Свердловск-45), Снежинску (Челябинск-70), Заречному (Пенза-19).

Целью исследования является анализ процессов, повлиявших на формирование мобилизационно-гуманитарного типа управления развитием ведомственных населенных пунктов МСМ СССР на примере Северска (Томск-7), Железногорска (Красноярск-26) и Зеленогорска (Красноярск-45).

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:

1. Определить основные направления градостроительного развития и организации жилищно-гражданского строительства.

2. Исследовать процессы мобилизации трудовых ресурсов.

3. Раскрыть влияние режима на условия жизнедеятельности населения.

4. Выявить специфику организации органов управления закрытыми населенными пунктами.

5. Проанализировать процессы формирования социально-культурной и материально-бытовой инфраструктуры.

На основе решения поставленных задач планируется:

– выявить основные предпосылки появления и условия формирования мобилизационно-гуманитарного типа управления развитием ведомственных населенных пунктов;

– установить этапы становления, развития и деградации типа управления развитием ведомственных населенных пунктов;

– определить основные методы и характерные черты, свойственные данному типу управления;

– дать оценку эффективности и показать результат использовавшегося типа управления.

Методологическая основа исследования. В диссертации использованы теоретико-методологические подходы, обеспечивающие адекватное и объективное освещение предмета исследования.

Поскольку происходящие в человеческом обществе изменения неоднозначны и противоречивы, то, соответственно, выработаны различные теоретикометодологические методы их изучения. Принято выделять два основных подхода:

формационный и цивилизационный.

Формационный подход ориентирован на понимание исторического развития как единого процесса, ход которого подчинен объективным закономерностям.

Однако, различие конкретно-исторических условий приводит к многообразию и неравномерностям развития, которые мало учитываются при формационном подходе. Кроме того, при формационном подходе упрощается социальная структура общества, мало внимания уделяется человеческому фактору.

Более современная модель поэтапного развития, основанная на концепции модернизации, лучше позволяет рассмотреть особенности советской и российской модели развития общества.

В силу того, что историческое развитие России имеет целый ряд существенных отличий, то для исследования этой специфики применим цивилизационный подход, который ориентирован на учет многовариантности и признание важности уникальных духовно-нравственных и интеллектуальных факторов. Однако, акцент на уникальности и непризнание детерминации в развитии, не позволяет с помощью цивилизационного подхода изучать закономерности исторических процессов. К числу недостатков также можно отнести и аморфность критериев определения феномена цивилизации, а также недостаточную разработанность общеметодологических принципов.

Формационный подход часто рассматривается в противопоставлении цивилизационному. На наш взгляд каждый из названных подходов недостаточен сам по себе, но они не столько исключают, сколько дополняют друг друга. Старая теория, как известно, не должна отрицаться полностью, поскольку она чему-то соответствует в новой теории и представляет ее частный случай.

Нельзя не согласиться с утверждением о том, что историческая теория имеет инструментальное значение, вероятностный характер, не обладает универсальностью и всегда предполагает наличие альтернативных теоретических интерпретаций147.

В связи с этим диалектичным выглядит применение инструментария, предлагаемого обоими методами, в зависимости от того, что представляет наибольший интерес при исследовании тех или иных фактов и явлений – их специфика или закономерности. Вместе с тем, при использовании нескольких методологических подходов, необходимо стремиться к тому, чтобы они соответствовали целям и задачам исследования, дополняли, но не противоречили друг другу.

Решение исследовательских задач осуществлено также в рамках общенаучных принципов и системного подхода. При изучении исторического процесса важно восприятие изучаемого объекта в контексте своего времени и своей социальной среды. С одной стороны, закрытый город, как структура, рассматривается в качестве сложного многофункционального объекта, включающего ряд подсистем, с другой стороны – как элемент комплекса народного хозяйства и как составная часть одного из звеньев советского военно-промышленного комплекса. Вместе с тем, внимание акцентируется на особенностях, присущих только закрытым поселениям МСМ СССР.

Принцип историзма, позволил рассмотреть историю закрытых городов как внутренне закономерный и причинно обусловленный процесс, а градостроительную и социальную политику как результат переплетения разнообразных факторов (как объективных, так и субъективных), определявших то или иное направление развития секретных ведомственных населенных пунктов в конкретно-исторических условиях.

Сравнительный метод, использованный при анализе выявленных фактов и событий, позволил судить о том, как изменялось положение ведомственных населенных пунктов Сибири в заданных хронологических рамках. Сопоставление параметров социального обеспечения по годам дало возможность с одной стороны сравнить уровень развития закрытых городов Сибири с открытыми городами региона, с другой – позволило констатировать наличие кризиса мобилизационногуманитарного типа управления в конце 1980-х гг.

Использование метода периодизации позволило выделить ряд этапов в различных областях применения мобилизационно-гуманитарного типа управления и выявить в каждом из них наиболее характерные особенности.

На основе системного подхода закрытые города Сибири рассматриваются нами как неотъемлемая составная часть системы секретных ведомственных населенных пунктов, а также как часть атомного научно-производственного комплекса и как результат проведения ведомственной градостроительной политики, необходимым компонентом которой была секретность.

Кроме названных были использованы историко-генетический, историкосравнительный, а также другие общенаучные принципы исследования.

Представляется продуктивным использование для исследования закономерностей и анализа специфики исторических событий советского периода концепции мобилизационного развития.

Одним из первых термин «мобилизация» для анализа процессов экономического развития СССР использовал А.А. Галкин. По мнению исследователя мобилизационная модель развития была эффективным способом преодоления отсталости в кратчайшие сроки148. Мобилизационный подход, фактически, был предложен в качестве альтернативы тоталитарной концепции, предполагавшей акцент на негативных аспектах советской истории.

А.Г. Фонотов дал определение «мобилизационного типа развития» как процесса «ориентированного на достижение чрезвычайных целей с использованием чрезвычайных средств и чрезвычайных организационных форм». Он обратил внимание на то, что мобилизационное развитие, с самого возникновения Русского государства, происходило под влиянием внешних, экстремальных факторов, которые доминировали над всеми остальными149.

К числу таких экстремальных факторов можно отнести ядерную угрозу со стороны США. Атомный проект в качестве примера мобилизационного типа развития был рассмотрен В.В. Алексеевым и Б.В. Литвиновым, которые пришли к выводу о том, что задачи атомного проекта в СССР могли быть решены только в экономике мобилизационного типа. По мнению авторов публикации, феномен мобилизационной экономики «в узком смысле это серия конкретных мероприятий, прежде всего экономического и социально-политического характера, а в широком смысле – это стратегия выживания и сохранения национальной независимости в условиях противостояния»150.

А.Г. Фонотов вкладывал в понятие «мобилизационность» негативный смысл, считал его свидетельством отсталости и противопоставлял инновационности, присущей странам Запада. С такой трактовкой не согласился В.В. Седов. С его точки зрения за понятием «мобилизационная экономика» скрываются «вполне естественные и нормальные при чрезвычайных обстоятельствах явления». Вместе с тем В.В. Седов соглашался с тем, что необходимость в мобилизационной экономике возникла в России под воздействием природно-климатических, политикогеографических и внешнеполитических факторов. Мобилизационная экономика предполагала приоритет не частных, а общественных, или государственных, интересов. В мобилизационной экономике все ресурсы сосредоточивались и использовались для противодействия тому, что угрожало существованию страны как целостной системе151.

На парадокс русского «мобилизационного типа управления», сочетавшего неэффективность и результативность, обратил внимание А.П. Прохоров152. По его мнению русская система управления изначально не нацеливалась на минимизацию затрат для достижения максимальных результатов. В русскую систему управления изначально был вмонтирован механизм, позволявший мобилизовывать, перебрасывать и перераспределять ресурсы. Хотя процесс мобилизации и перераспределения организовывался крайне неэффективно, объем привлеченных ресурсов позволял не обращать внимания на перерасход. У системы управления не было необходимости экономить ресурсы. Расточительство компенсировалось высокими мобилизационными возможностями. В результате управление, неэффективное в каждом конкретном пункте в каждый момент времени, в конечном счете, достигало таких успехов, для достижения которых, как правило, требуется эффективное управление.

Различные аспекты «мобилизационной экономики» были обсуждены на научных конференциях, прошедших в Челябинске в 2009 г.153 и в 2012 г. Итоги научных дискуссий показали, что среди специалистов нет пока единого мнения о том, что следует понимать под новым термином и как его формулировать.

Предлагалось несколько вариантов определения сущности понятия «мобилизационной экономики». В. М. Рынков высказал мнение о том, что введение термина «мобилизационная экономика» является простой заменой термина «тоталитаризм». С точки зрения П. А. Кюнга, «мобилизационная экономика» подразумевает регулярные и чрезвычайные меры, которые нарушают существующие нормы и правила. В. Н. Парамонов определил «мобилизационную экономику» как достижение обычных целей чрезвычайными мерами. Е. Е. Баканова утверждала, что советская экономическая модель направлена на предельную концентрацию ресурсов не для максимально эффективного, а для максимально дешевого и, главное, быстрого решения поставленной цели155.

Зубков К. И. предложил определить сущность мобилизационной модели экономики, в общем и упрощенном виде, как форсированное расширение прямых экономических функций государства, связанное с необходимостью концентрации в его руках основных видов ресурсов и факторов производства156.

А. С. Сенявский отметил, что важным свойством российской экономики на протяжении всего ее существования была большая значимость внеэкономических приоритетов в экономическом развитии, а в советский период – даже их доминирование157.

Таким образом, понятия: «мобилизационный тип развития», «мобилизационная экономика», «мобилизационный тип управления» объединяет то, что они отражают те или иные формы реакции российского государства и общества на какую-либо внешнюю угрозу или обозначают комплекс мероприятий, непосредственно связанных с необходимостью срочного решения какой-либо сложной и широкомасштабной внутренней проблемы.

Для анализа типа управления развитием ведомственных населенных пунктов МСМ СССР, вполне применима концепция «мобилизационного развития». Однако, в рамках чисто мобилизационной концепции, на наш взгляд, не представляется возможным в полной мере исследовать интересующие нас исторические аспекты развития такого феномена как «закрытый секретный город».

Применительно к изучению истории ведомственных населенных пунктов Сибири более продуктивным представляется использование понятия «мобилизационно-гуманитарный тип управления». Под которым понимается комплекс методов на основе которых решались две важнейшие задачи:

– реализация в кратчайшие сроки советского атомного проекта;

– обеспечение долговременного стабильного развития советской атомной программы.

Важную роль в решении обеих задач играли закрытые секретные города.

Начало в СССР атомного проекта, нацеленного на ликвидацию атомной монополии США, как правило, датируется 1945 гг., а его окончание связывается с испытанием первой советской атомной бомбы (1949 г.) и первой советской водородной бомбы (1953 г.)158.

На следующем этапе, охватывавшем период с 1953 по 1991 гг., главной целью являлось обеспечение ядерного паритета с США и НАТО. Этот этап, для отличия, будем называть советской атомной программой.

Эти этапы требуют отделения друг от друга не только по хронологическому признаку, но и ввиду качественного различия происходивших в них событий и процессов.

На этапе атомного проекта, в ходе форсированного развития научноисследовательской базы, сооружения основных производственных мощностей и строительства ведомственных населенных пунктов, преобладал мобилизационный тип управления. В последствии мобилизационный подход подвергся корректировке и на этапе атомной программы получили развитие гуманитарные способы решения задач.

Данные процессы непосредственно отражались на формировании ведомственных населенных пунктов. Периодизация их развития в значительной степени совпадает с этапами развития советской атомной отрасли.

Применительно к истории закрытых ведомственных населенных пунктов Сибири, для удобства анализа, можно условно выделить следующие периоды:

– период становления – с момента основания до присвоения статуса города – Железногорск, Северск (1954 г.), Зеленогорск (1963 г.);

– период стабильного и поступательного развития – от присвоения статуса города до середины 1980-х гг.

– период деградации – с середины 1980-х гг.до 1991 г.

К мобилизационным, на наш взгляд, следует отнести следующие признаки:

приоритетность государственных задач (как правило, связанных с обороной), максимальное сосредоточение трудовых и материальных ресурсов, ведение работ высокими темпами и невзирая на затраты, массовое использование малоквалифицированного труда, преобладание принудительных и административнокомандных методов управления, преимущественное строительство промышленных объектов, минимальное развитие сферы соцкультбыта, поощрение узких групп партийно-советского аппарата и научно-технической интеллигенции, минимальное удовлетворение потребностей основной части населения.

С учетом специфики ведомственных населенных пунктов МСМ СССР к мобилизационным можно дополнительно отнести следующие компоненты: секретность информации о назначении градообразующего объекта, о месте дислокации и наименовании населенного пункта, размещение застройки в минимально просматриваемых местах, контролируемая зона по периметру поселения, особый режим проживания, практика выселения неблагонадежных, автономность правоохранительных структура, подмена местных органов власти неконституционными органами, починенными руководству градообразующих предприятий, ограничение ряда конституционных прав (прослушивание телефонных разговоров, негласное наблюдение, запрет на общение вне зоны с определенными категориями граждан).

На этапе перехода от атомного проекта к осуществлению атомной программы, еще в рамках мобилизационного типа управления, стали развиваться гуманитарные методы. К гуманитарным мы относим методы, направленные на учет интересов человеческой личности, но не в индивидуальном и разовом порядке, а в виде долговременной политики, ориентированной на учет интересов более широких групп населения, принимавших участие в создании и деятельности советского ЯОК, материальное поощрение наряду с научно-управленческой элитой основной массы населения ведомственных населенных пунктов, комплекс мер по развитию социальной инфраструктуры, обеспечение материальными благами в большем объеме по сравнению с открытыми территориями и т.п.

Сочетание мобилизационных и гуманитарных характеристик позволяет определить существовавший в изучаемый период тип управления как мобилизационно-гуманитарный.

В ходе исследования в центре внимания находились факторы, влиявшие как на дальнейшее развитие мобилизационных процессов, так и на формирование гуманитарных компонентов мобилизационно-гуманитарного типа управления развитием ведомственных населенных пунктов МСМ СССР.

«Управление развитием» рассматривается нами как целенаправленное регулирующее воздействие на процессы организации жизнедеятельности населения с целью стабилизации или изменения текущего состояния таким образом, чтобы создать оптимальные условия для выполнения задач, стоявших перед главными градообразующих предприятиями.

Исследуя процессы становления, развития и деградации существовавшей модели ведомственных населенных пунктов Сибири, мы исходим также из того, что в рассматриваемый период целевая функция конкретного города была производной от целей государства. По существу советские города в социально-экономическом отношении располагали теми ресурсами, которые государство было готово им выделить, в зависимости от степени важности тех функций (политических, экономических, стратегических), которые они выполняли для страны в целом.

Значение производственной деятельности закрытых ведомственных населенных пунктов Минсредмаша носило общесоюзный характер. Поскольку само министерство являлось представителем государственных интересов, то закрытый город представлял собой проявление интересов государства в конкретном месте, а условия жизни в каждом конкретном городе отражали меру важности данного населенного пункта с точки зрения государственных интересов.

Очевидно, что причины возникновения и последующих трансформаций закрытых городов лежат, в том числе, и за пределами внутренней политики. Являясь составной частью важнейшей отрасли советского ВПК закрытые ведомственные населенные пункты МСМ СССР были тесно связаны с обстановкой на международной арене. Международные аспекты проблемы требуют специального изучения и не являются предметом данного исследования.

Наряду с градостроительной политикой, понимаемой как развитие населенного пункта в пространственном измерении, процессы материально-вещного наполнения этого пространства жизнедеятельности рассматриваются нами как проявление целенаправленной социальной политики.

Социальная политика трактуется в данном случае как обеспечение комплексного развития городской среды, создание благоприятных условий проживания, в целях привлечения и закрепления квалифицированных трудовых ресурсов.

Мы исходим из того, что одним из важнейших направлений социальной политики является формирование и развитие социальной инфраструктуры города.

Под социальной инфраструктурой понимаются «условия, обеспечивающие эффективную жизнедеятельность человека не только на производстве, но и во всех основных сферах общества. Социальная инфраструктура касается всего без исключения населения, так как многие ее элементы необходимы для воспроизводства не только самого работника, но и его семьи»159.

В данном исследовании рассматриваются две составные части социальной инфраструктуры: социально-культурная и материально-бытовая. В первую включены учреждения здравоохранения, образования, культуры и спорта. Во вторую объединены те элементы, которые в большей степени призваны удовлетворять материальные потребности людей – обеспечение промышленными товарами и продуктами питания, жилищно-коммунальное хозяйство, сфера услуг, благоустройство и т.д.

Наравне с понятием «инфраструктура», в диссертации применяется термин «сфера», используемый как синоним.

Правовой статус ЗАТО, регулирует Закон РФ № 3297-1 от 14.07.1992 г.

«О закрытом административно-территориальном образовании». Принятие закона о ЗАТО лишь легализовало и закрепило тот статус, который данные населенные пункты уже имели на момент принятия закона. Де-факто населенные пункты МСМ СССР изначально существовали как закрытые административнотерриториальные образования.

В связи с вышесказанным в диссертации, применительно ко всему рассматриваемому периоду для обозначения закрытых ведомственных населенных пунктов используется термин «ЗАТО», как синоним понятия «закрытый город», более точно отражающий суть его специфических отличий от «открытого города».

За время своего существования ведомственные населенные пункты Сибири имели разные названия. В диссертации применительно ко всему рассматриваемому периоду в основном используются их открытые наименования (Северск, Железногорск, Зеленогорск), официально закрепленные Постановлением правительства РФ «Об официальном названии населенных пунктов ЗАТО» от 4.01.1994 г.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
 
Похожие работы:

«Илларионов Алексей Анатольевич ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА И ЧАСТНАЯ ИНИЦИАТИВА КАК ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ ТРАНСПОРТНОЙ СИСТЕМЫ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ вторая половина XIX – начало XX в.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель доктор исторических наук, проф. Л. И....»

«ЕГОРОВА МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ ЧАСТНОГО ОБРАЗОВАНИЯ НА УРАЛЕ (1861 – февраль 1917 гг.) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата исторических наук СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 07.00.02. – ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ Научный руководитель – доктор исторических наук, профессор РУШАНИН В.Я. ЧЕЛЯБИНСК Оглавление Введение. Глава I. Частное образование на Урале в 1861 – феврале 1917 гг. в историко-правовом...»

«ПИМЕНОВА ЕКАТЕРИНА ЛЕОНИДОВНА ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯЕ И РАЗВИТИЯ Е ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ТУРИЗМА В РОССИИ НА РУБЕЖЕНА РУБЕЖЕ ХХ -– XXI ВЕКОВ (НА ПРИМЕРЕ УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ) Специальность 07.00.02 – отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Мерзлякова Г.В....»

«БАШИЕР НИЖУД ХАССАН Проблемы экономического развития царства Мероэ (VIII в. до н.э. – IV в. н.э.). Специальность 07.00.03 – всеобщая история (Древний мир и Средние века) Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель доктор исторических наук, профессор Кормышева Э.Е. Москва - ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«Тригуб Георгий Яковлевич ФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ И ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ЕЕ ОРГАНОВ С ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТЬЮ (вторая половина XIX – первая четверть XX в.) Специальность 07.00.02 – отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель кандидат исторических наук...»

«Краснобаева Юлия Евгеньевна ПОНЯТИЕ СЛУЖЕНИЕ И ИНСТИТУТ ДИАКОНАТА В РАННЕМ ХРИСТИАНСТВЕ Специальность 07.00.03. – Всеобщая история (Древний мир) Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель – кандидат исторических наук, доцент Н.Н. Трухина Москва – 2013 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ...»

«КИКНАДЗЕ Владимир Георгиевич РАЗВИТИЕ СИЛ И СРЕДСТВ РАДИОРАЗВЕДКИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ И УРОКИ Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук Научный консультант доктор исторических наук, доцент Ташлыков Сергей Леонидович Москва – ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ИСТОРИОГРАФИЯ,...»

«ПЕТРОВА Татьяна Павловна ЭВОЛЮЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ И ДИПЛОМАТИИ ПЕРУ (1821-2013 гг.) Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук Специальность: 07.00.15 – история международных отношений и внешней политики Москва – 2014 2 Содержание ВВЕДЕНИЕ 5 ГЛАВА 1 34 ФОРМИРОВАНИЕ МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РЕСПУБЛИКИ ПЕРУ. ОСНОВНЫЕ ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ В НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД НЕЗАВИСИМОСТИ Раздел 1.1. Анализ начального этапа...»

«ПЕТРОВА Людмила Ивановна ГОРОДСКОЙ МУЗЕЙ И ВЛАСТЬ: 1880-е – 1930-е ГОДЫ (ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ МУЗЕЙ, МУЗЕЙ СТАРОГО ПЕТЕРБУРГА, МУЗЕЙ ГОРОДА) Специальность 07.00.02. — Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель д. и. н., профессор Ю. В. Кривошеев Санкт-Петербург 2014 СОДЕРЖАНИЕ Введение.. Глава 1. Петербургский городской музей. 1.1. Создание Петербургского...»

«Дроздов Константин Сергеевич ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ РУССКО-УКРАИНСКИХ НАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ЦЕНТРАЛЬНОМ ЧЕРНОЗЕМЬЕ (1923-1933 гг.) Специальность: 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Соловьев К. А. Москва – Содержание Введение.. Глава I....»

«Ольховская Ольга Владимировна Партия Центр в Германии 70-х годов XIX века: организация, идеология, политическая практика Специальность 07.00.03 – всеобщая история (новая и новейшая история Западной Европы и Америки) Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук Научный руководитель – доктор исторических наук, профессор Блуменау Семен Федорович Брянск 2014 2 Содержание Введение.. Глава...»

«Вишев Игорь Игоревич СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЗОЛОТОПРОМЫШЛЕННОСТИ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ В XIX ВЕКЕ Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель : Доктор исторических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации А.П. Абрамовский Челябинск 2002 ОГЛАВЛЕНИЕ Стр. ВВЕДЕНИЕ Глава I. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРОЦЕССОВ РАЗРАБОТКИ И ДОБЫЧИ ЗОЛОТА НА...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.