WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |

«РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И ЗЕМСТВО: ОПЫТ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ПО ФОРМИРОВАНИЮ КУЛЬТУРНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ В 1861-1917 гг. (на материалах губерний Верхнего Пов ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и наук

и Российской Федерации

ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет»

На правах рукописи

Монякова Ольга Альбертовна

РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И ЗЕМСТВО:

ОПЫТ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ПО ФОРМИРОВАНИЮ

КУЛЬТУРНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА

РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ В 1861-1917 гг.

(на материалах губерний Верхнего Поволжья) Специальность 07.00.02. – Отечественная история диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук научный консультант:

доктор исторических наук, профессор Ю.А. Иванов Иваново –

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………….…….3- ГЛАВА I. Историография проблемы, источники, методология ………………………………………………………… 20- исследования § 1. Историография проблемы …………………………………………… § 2. Источниковая база исследования …………………………………..... § 3. Методология исследования ………………………………………….. ГЛАВА II. Культурно-образовательное пространство как система взаимодействия его субъектов ………………………………………….83- § 1. Культурно-исторические реалии провинциальной России накануне модернизации 1860-х гг. ………………………………………………….. § 2. Нормативно-правовой механизм взаимоотношений Церкви и земства в культурно-образовательном пространстве ………….. ……. § 3. Внутренняя структура культурно-образовательного пространства провинции ………………………………………………….. ГЛАВА III. Развитие образовательного компонента культурнообразовательного пространства ……………………………………….. 172- § 1. Участие Церкви и земства в становлении начального народного образования ………………………………………………………………… § 2. Светское и духовное среднее образование в провинции……………. ГЛАВА IV. От внешкольного образования до системы культурнопросветительных учреждений ………………………………………… 281- § 1. Земские и церковные библиотеки в провинции ……………………. § 2. Основные направления культурно-просветительной деятельности РПЦ и земства …………………………………………………………………….. § 3. Подготовка кадров для культурно-просветительной деятельности… ЗАКЛЮЧЕНИЕ ……………………………………………………………. Список источников и литературы ……………………………………….. Список сокращений …………………………………………………………

ВВЕДЕНИЕ





Актуальность темы исследования. В основе социально-экономического и духовного развития современного цивилизованного общества лежат образование и культура, принятые людьми как способ ориентации в процессе жизнедеятельности посредством символов, ценностей, норм, правил, обычаев и пр. Однако, в современных условиях модернизации и гуманизации общества, перехода на новый социально значимый уровень наблюдается кризис ценностной системы личности, прошлый опыт обесценивается, все труднее становится воспринимать и объяснять окружающий мир с позиций существующих норм культуры, воспринимать в единстве образовательные и социокультурные каноны. В связи с этим возникает потребность в историческом опыте.

Русская Православная церковь оказала значительное влияние на формирование и развитие образования и культуры в России. «Церковь и школа, – писал П.Н. Милюков, – таковы два главных фактора русской, и всякой другой, духовной культуры 1. Одновременно мы порой и не догадываемся сегодня, что у истоков многого, ставшего привычным и необходимым в нашей современной жизни, стояли когда-то земства. Между тем, эти два мощных фактора русской истории и культуры развивались не обособленно, а в теснейшем соприкосновении друг с другом, и это взаимовлияние определило своеобразие развития культуры и образования российской провинции во второй половине XIX – начале ХХ вв.

Современная ситуация в российском обществе демонстрирует вновь попытку интенсивного поиска Русской Православной церковью (далее – РПЦ) взаимоотношений светского и церковного сообществ в различных сферах общественно-государственного устройства, включая культуру и образование как системополагающих факторов любого развития.

Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. Т. 2. Ч. 1. М., 1994. С. 15.

Одновременно в современной России в рамках процесса формирования правового государства важное значение имеет активизация деятельности органов местного самоуправления, на которые возлагается ответственность за удовлетворение повседневных нужд и запросов людей, в т.ч. и культурнообразовательных, использование региональных возможностей и резервов, реализацию выданных средств. Наблюдается тесный контакт органов гражданского и церковного управления на региональном и муниципальных уровнях в решении самых различных вопросов.

В совокупности процессы, которые сегодня происходят в России, многие специалисты определяют как модернизационные, в связи с чем актуализируется изучение истории российских модернизаций, реконструкция исторического преобразования 1860-1870-х гг. также дали серьезные импульсы модернизации в России, и интересны, прежде всего, в плане того, что в ходе их зародились первые контакты между православной церковью, являвшейся традиционным звеном государственного устройства, и его инновационным элементом – земским самоуправлением. Эти два государственно-общественных института сыграли определяющую роль и в формировании культурно-образовательного пространства страны во второй половине XIX – начале ХХ вв., в связи с чем культурного взаимодействия является в настоящее время актуальным и представляет научный интерес. В конечном итоге, «актуальность той или иной проблемы определяется в первую очередь тем, в какой степени она способствует лучшему пониманию современного общества и человека, показывая их в прошлом» 4.





Семенченко И.В. Деятельность земств на Урале (1900-1919): автореф. дис. … докт. ист.

наук. Оренбург, 2010. С. 3.

Опыт российских модернизаций XVIII-XX века / Отв. Ред. акад. В.В. Алексеев. М., 2000. С.

3-4.

Ерофеев Н.А. Что такое история. М., 1976. С. 121.

В отечественной историографии накоплен опыт изучения земской культурно-образовательной практики. В меньшей степени, главным образом на уровне вклада в развитие образования, исследован культурно-просветительский аспект деятельности епархиальных структур РПЦ. Но при этом исследования носят, как правило, раздельный характер, и в них главное внимание уделяется анализу достоинств и недостатков земской и церковной образовательных систем, их борьбе между собой и преимущественно на уровне центральных управлений и политических верхов. В тени исследовательских интересов до сих пор остается вопрос динамики зависимости результатов дела от выбранных форм и способов взаимодействия земских органов самоуправления и структур духовного ведомства на местах, при решении конкретной задачи, например, открытия школы или библиотеки, отношения между рядовым приходским священником или благочинным и уездной земской управой. Между тем, для комплексного исследования развития культурно-образовательных процессов в дореволюционной России изучение отношений между церковью и земством на этом пространстве имеет большое значение, не только в плане соперничества между ними, но и в направлении выявления положительных примеров совместных действий.

К сожалению, приходится сказать то же самое и относительно историографии зарубежной, которую в целом трудно упрекнуть в недостатке внимания к русским реформам 1860-1870-х гг. и их последствиям для России.

Особенно активно обсуждался вопрос о формах взаимоотношений между местным самоуправлением и государством. Так, коллективный труд о земстве в России, изданный Кембриджским университетом в 1982 г., где собраны статьи нескольких видных американских исследователей – Т. Эммонса, Т. Фэллоуза, Ф. Старра и др., рассматривая концепции самоуправления в России, совершенно не касается вопросов взаимодействия структур местного затрагивает данной проблемы и фундаментальный, с богатой фактологической основой, труд американского исследователя Грегори Фриза о приходском духовенстве в России в XIX в, где основной акцент сделан на церковногосударственные отношения 6. В этом ряду следует отметить только работы немецкого историка Ю. Освальт и американского исследователя С.Ф. Старра, в которых проводится исследование церковной реформы 1860-х гг., и православный приход определяется как «органически выросшая» общественная организация 9. Интересна взаимосвязь, которую Ю. Освальт вслед за Старром увидела между «дворянским стремлением к самоуправлению, выражавшимся в требование устройства земских учреждений, и начатками приходского самоуправления» 10.

В настоящее время сложилась объективная необходимость анализа эволюции церковно-земских отношений, определения видов их культурного взаимодействия, что должно способствовать выработке оптимальных форм совместных действий региональных структур РПЦ и местных органов самоуправления по повышению культурно-образовательного и духовнонравственного уровня современного человека. Таким образом, в свете всего актуальным.

образовательное пространство российской провинции, формирование которого происходило на протяжении второй половины XIX – начала ХХ века, и которое The Zemstvo in Russia: an experiment in local selfgovernment. Edited by T. Emmons and W.S.

Vucinich, Cambridge, 1982.

Freeze G.L. The Parish Clergy in Nineteenth-Century Russia. Crisis, Reform, Counter-Reform.

Princeton, 1983.

Освальт Ю. Духовенство и реформа приходской жизни. 1861-1865 // Вопросы истории.

1993. № 11–12. С. 140-148.

Starr S.F. Decentralization and Self-Government in Russia, 1830-1870. Princeton, 1972.

Освальт Ю. Духовенство и реформа приходской жизни. 1861-1865 … С. 145.

Starr S.F. Decentralization and Self-Government in Russia, 1830-1870. Princeton, 1972. С. 71.

к 1917 г., ко времени смены в России политического режима, прибрело уже отчетливые формы и границы, коррелирующиеся с современными.

Категория «культурно-образовательное пространство» сегодня выступает объектом анализа в педагогике, в пограничных областях взаимодействия педагогики и философии, педагогики и культурологии, социологии и философии и практически не рассматривается как объект исторических исследований. Между тем, если учесть, что обозначенный термин определяется как интегрирующий в себе две самостоятельные области общественной жизни – образование и культуру 11, и каждая из них уже накопила определенный багаж исторического опыта, то есть все основания для того, чтобы исследовать данную категорию в историческом аспекте.

В настоящее время опорой развития культурно-образовательного пространства является структура функционирования региональной системы образования, культуры, сформированная в историческом развитии деятельностью поколений людей 12.

При этом следует учесть, что само провинциальное общество, являющееся одновременно субъектом и объектом культурно-образовательного процесса, не было единым однородным образованием. В интересующем нас аспекте оно включало в себя образованную часть общества – дворянство, разночинную интеллигенцию со своей субкультурой, и простой народ, который в свою очередь делился на городское и сельское население. При характеристике культурно-образовательного пространства российской провинции нельзя исключить и такой вектор как центр-периферия, в данном случае центром является губернский город, а периферией – уезды любой российской губернии, для которых губернский город являлся своего рода культурной «столицей».

Щиголева Н.В. Структура культурно-образовательного пространства // PORTALUS.RU (дата обращения: 13. 10. 2009 г.).

Пронина Л.А. Открытое культурно-образовательное пространство как образовательная парадигма общества знаний // Электронное научное издание «Аналитика культурологи». / http://analiculturolog.ru (дата обращения: 13.09.2009 г.).

Мы согласимся с теми исследователями, которые полагают, что «если материальная культура горожан отличалась от деревенской, то в духовной сфере различия между городскими низами, составлявшими в середине XIX в.

около 90% городских жителей, и крестьянами, жившими в сельской местности, носили скорее количественный, чем качественный характер и что, в сущности, горожане, исключая немногочисленное образованное общество, и крестьяне были носителями единой народной культуры 13.

Косвенной иллюстрацией сказанного может служить, к примеру, ситуация с распределением городов России по числу жителей пред началом исследуемого нами периода и в его завершении. Если взять за основу признанные в Российской империи классификации городов в середине XIX в. и в начале XX в., то получается, что в 1856 г. в Российской империи число малых городов с населением до 5 тыс. человек составляло 54,45%, а средних, ближе к малым, с населением от 5 до 10 тыс. человек – 28,1%. В совокупности это давало 82,5%. В 1910 г. процент малых городов среди всех российских городов, за исключением Кавказа, Польши, Финляндии и Средней Азии, т.е.

практически на территории земских губерний России, был еще выше – 85,9%14.

А это означало, что данные города по устройству своей жизни приближались больше к сельским поселениям, чем городским. Конкретный пример такой губернии как Владимирская, находившейся в самом центре Европейской России и по соседству с Московской, и которая после реформ пошла по пути интенсивного промышленного развития, только усилит наши позиции. По архивным источникам, в 1823 г. в губернии к средним городам относился только губернский Владимир с населением 6490 чел., все остальные были малыми городами. В 1870 г., т.е. в самом начале модернизационных реформ, из Карнишин В.Ю. Поволжская провинция в начале ХХ века: социокультурный аспект российской модернизации //Рождественский сборник. Вып. XVI. Материалы конференции «Российская провинция: история, традиции, современность». Ковров, 2009. С. 7-12;

Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII - начало XX в.). Т. 1.

СПб., 2000.

Подсчитано по: Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII начало XX в.). Т. 1. …С. 287.

13 городов губернии 6 относились к малым, 7 – к средним. Для более убедительного сравнения приведем данные еще и за 1913-1914 гг., когда во Владимирской губернии был один большой город – Иваново-Вознесенск с населением 147380 чел., два средних города – Владимир и Муром, все остальные не вышли за пределы малых городов, а два из них (Покров и Судогда) даже были так называемыми «городами-селами» 16.

Теперь покажем стратификацию населения по социальным группам на Владимирской губернии, которую по многим параметрам можно считать среднестатистической губернией европейского центра России. Кстати, в начале XX в. Ковров являлся одним из самых крупных промышленных городов Владимирской губернии. В начале реформ, в 1865 г., в городе проживало:

дворян – 3,9%, духовенства с семьями – 1,2%, купцов – 15,4%, мещан – 49%,, разночинцев – 4%, почетных граждан – 0,5%, крестьян и дворовых – 26% 17. В завершающий период реформ, в 1914 г., социально-демографическая ситуация была следующей: дворяне – 1,6%, духовные лица – 0,2%, купцы – 0,3%, мещане – 40,6%, крестьяне – 47,2%, солдаты – 6,7%, разночинцы – 0,8%, почетные граждане – 2,6%. Таким образом, на примере типичного уездного города Коврова совершенно очевидна крайне низкая доля в провинциальных городах представителей образованного общества (дворянства, разночинной интеллигенции), которые являлись носителями «особой субкультуры», отличавшейся от народной.

Отчет Иваново-Вознесенского уездного экономического совещания 1921 г. С. 5.

Государственный архив Владимирской области (ГАВО). Ф. 14. Оп. 1. Д. 2602, л. 5об.;

Города Владимирской губернии в цифрах (Из итогов переписи 1923 года). Издание Владимирского Губстатбюро, б/г.

ГАВО. Ф. 14. Оп. 2. Д. 238. Л. 101.

Подсчитано автором по: Календарь и памятная книжка Владимирской губернии на год. Владимир, 1915.

Статистика фиксирует аналогичную ситуацию и в сельской местности. К примеру, население Ковровского уезда Владимирской губернии в 1865 г.

составляло 96228 человек, из них дворян только 175 чел. или 0,18 %.

пространства российской провинции второй половины XIX – начала ХХ вв.

имеются все основания сфокусировать внимание на той его составляющей, в которую входили все низшие необразованные или малообразованные слои российского общества и которая занимала подавляющую часть этого пространства. Тем не менее, без заполнения именно этой, самой большой по объему, части культурно-образовательного пространства невозможно его целостное существование.

Народ, т.е. сельские и городские низы, в данном случае выступает объектом воздействия, на который направлены все усилия субъектов культурно-образовательного процесса в лице государства, православной Церкви и различных представителей светского образованного общества, куда входило и земство.

В рамках определенного объекта диссертационного исследования его предметом будет являться процесс складывания культурно-образовательного пространства российской провинции через призму совместного участия и Православной церкви, и инновационного – земских органов самоуправления.

Выбор именно такого вектора в исследовании проблемы обусловлен несколькими факторами. Во-первых, фактическим отсутствием работ в отечественной и зарубежной историографии с подобным ракурсом постановки задачи. Во-вторых, востребованностью такого исследования в настоящее время в связи с активизацией взаимоотношений между православной церковью и органами местного самоуправления на различных территориальных уровнях.

Подсчитано автором по: ГАВО. Ф. 14. Оп. 2. Д. 238. Л. 112.

Цель и задачи исследования. Цель представленной работы состоит в анализе эволюции отношений на культурно-образовательном пространстве российской провинции между созданными в ходе реформ 1860-х гг. земскими органами самоуправления и уже присутствовавшими там епархиальными структурами РПЦ; выяснении характера их отношений в пределах данной им компетенции и степени влияния сложившихся взаимоотношений на динамику культурно-образовательных процессов в провинции.

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:

охарактеризовать состояние культурно-образовательной составляющей жизни российской провинции накануне модернизационных реформ 1860-70-х гг. для достижения наиболее объективной оценки результатов ее развития в последующем;

исследовав российское законодательство в сфере образования и культуры второй половины XIX – начала ХХ вв., определить степень влияния нормативно-правовых установок на характер взаимоотношений РПЦ и земства в данном направлении;

определить степень влияния государственной политики в области культуры и образования на отношения между Церковью и земством;

выяснить особенности формирования культурно-образовательного пространства российской провинции и выстроить алгоритм заполнения его структурными компонентами;

исследовать основные формы и результаты участия епархиальных структур православной Церкви и земских учреждений в реализации каждой из культурно-образовательных практик;

охарактеризовать динамику взаимоотношений между ними в ходе осуществления культурно-образовательной политики;

проанализировать эволюцию отношений на культурно-образовательном пространстве между православным ведомством и земским самоуправлением на уровне низовых структур в контексте постановки и решения конкретных практических задач;

выявить положительные и отрицательные аспекты взаимоотношений между РПЦ и земством в ходе реализации культурно-просветительских задач.

Хронологические рамки исследования (1861-1917) выбраны не случайно и обосновываются позицией автора, заключающейся в том, что вести речь о культурно-образовательном пространстве в России можно только, начиная с отмены крепостного права в 1861 г., а до того в стране, по выражению Н.А.

Бердяева, «были культурные люди, но не было культурной среды» 20. Именно в связи с последовавшей за 1861 г. модернизацией страны начинают оформляться основные структурные компоненты культурно-образовательного пространства:

складывается система народного образования как школьного, так и внешкольного, получают организованное развитие многие социокультурные институты: библиотеки, книжные склады и магазины, музеи, театры, просветительские общества и пр.

Отмена крепостного права также кардинальным образом расширила состав участников культурно-образовательного процесса за счет получившей личную свободу многомиллионной массы крестьянства, тем самым стимулировав его дальнейшее поступательное развитие. Как образно выразился корреспондент «Владимирских епархиальных ведомостей»: «19 февраля 1861 г. превратило Ванек в Иванов, Васек в Васильев, Палашек в Пелагей и т.д. … Пришлось для Иванов, Васильев, Пелагей устраивать школы и писать настоящие книги, пред народом широко растворились двери на поприще образования…» 21.

Конечной датой исследования является 1917 год, когда в России в результате октябрьского переворота произошла кардинальная смена политического режима и, соответственно, духовных и культурных парадигм.

Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма /Философия свободы. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1997. С. 260.

Владимирские епархиальные ведомости (ВЕВ). 1876. № 3.

Территориальные рамки исследования. Культурно-образовательное пространство, по определению культурологов, имеет территориальную протяженность и внутренние границы, в нем обозначены контуры культурных центров и периферии, столицы и провинции, городских и сельских поселений. Процесс его формирования не был единовременным, не протекал синхронно в масштабах всей России, что было обусловлено особенностями исторического, экономического, социально-политического и общественного развития отдельных регионов и краев столь значительного государственного образования, каковым являлась Российская империя допустимо выделение отдельных территориальных зон для исследования, характеризующихся тождественным трендом развития. В нашем случае объектом для исследования выбраны четыре губернии Верхнего Поволжья – Владимирская, Костромская, Тверская и Ярославская, одной из общих специфических особенностей развития которых была занятость населения свидетельствуют, что внеземледельческим трудом в Тверской губернии занималось 80,9%, во Владимирской – около 80%. Остальные крестьяне сочетали труд в сельском хозяйстве с занятиями промыслами, или, порвав связь с землей, уходили в города. Многие крестьяне-отходники часть года жили в городе и возвращались в деревню, другие по несколько лет не бывали дома.

Отходничество расширяло кругозор крестьян, делало их восприимчивыми к городским ценностям и новшествам. Но, тем не менее, несмотря на присутствие объединяющих факторов, в каждой губернии имела место своя Иконникова С.Н. Философия культурного пространства города //Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов. Ученые записки факультета культуры. Вып. 2.

СПб., 2001. С. 6.

Кандаурова Т.Н. Культурный потенциал провинциального города: проблемы изучения // Провинциальный город: Культурные традиции. История и современность. Калуга, 2000. С.

51.

Иванова А.Н. Социокультурные процессы в деревне Центрально-промышленного района в конце XIX – начале ХХ в. (на материалах Владимирской, Московской, Тверской губерний):

автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 2003. С. 18-19.

Иванова А.Н. Социокультурные процессы в деревне Центрально-промышленного района в конце XIX – начале ХХ в. С. 18-19.

специфика развития, начиная с площади и количества населения, его плотности, городской инфраструктуры и т.д., что, безусловно, необходимо учитывать при сравнительной характеристике историко-культурных реалий отдельных территорий. При этом, автор не замыкается в исследовании на указанных губерниях, проводя широкие аналогии с другими регионами России.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Нередко начало активной культурно-просветительской деятельности в стране связывают с реформами 60-70-х гг. XIX в. Это действительно так. Однако при этом необходимо помнить, что это оживление было подготовлено событиями предшествующих десятилетий, в течение которых были заложены основы взаимоотношений светского и церковного сообществ на поприще культурнообразовательной деятельности, преемниками которых впоследствии стали земские учреждения.

2. Модернизационные реформы 1860-1870-х гг. застали Россию в состоянии «глубокой культурной розни» и двух культур, на снятие которой в последующем была направлена деятельность не только государства, светского общества в лице его отдельных представителей, общественных организаций и объединений, земских органов самоуправления, как это много времени трактовалось отечественной историографией, но и Русской Православной церкви.

3. В России до реформ не было единого культурно-образовательного пространства со всеми присущими ему структурными компонентами: системой народного образования от начального до высшего; выросшими из внешкольного образования такими социокультурными институтами как библиотеки, книжные склады и магазины, музеи, театры, просветительские общества и пр.; налаженного газетного и печатного дела. В предреформенное десятилетие разговор можно вести лишь об отдельных его составляющих, в Эммонс Т. Проблема социальной интеграции («слияние сословий») в русском земстве // Менталитет и аграрное развитие России (XIX-XX вв.). Материалы международной конференции. Москва. 14-15 июня 1994 г. С. 214.

формировании которого в последующем приняли участие все структуры российского общества, включая Церковь.

4. История начавшего в 1860-е гг. свою деятельность земства напрямую связана с кардинальными изменениями в культурно-исторических характеристиках России. Но при этом нельзя умалять роли РПЦ в культурно-просветительской деятельности среди многомиллионного безграмотного населения России, т.к.

духовные ценности русского народа на протяжении веков провозглашала и утверждала Православная церковь.

5. Во второй половине XIX в. вместе с переходом России от аграрного к индустриальному обществу, с модернизацией экономики качественно менялась и социокультурная характеристика страны, развивалась инфраструктура массового образования и культуры. В этой связи многие исследователи делают акцент на практической деятельности земских органов управления на местах, полагая, что именно земские структуры служили доминирующими каналами образовательных идей на селе, игнорируя при этом вклад православной Церкви в этот процесс. Между тем, источники показывают активное участие в данном процессе не только земских органов самоуправления, но и провинциальных структур РПЦ, а также отдельных ее выдающихся представителей.

6. Россия в своем цивилизационно-культурном развитии отставала от индустриально развитых стран Запада. В этом смысле нельзя не согласиться с английским историком Р. Такером в том, что «Россия – страна очень высокой культуры, но довольно низкой цивилизации». Так, в 1913 г. грамотность населения России (от 8 лет и старше) составляла примерно 38-39%, более половины взрослого населения оставалось безграмотным. В европейских странах грамотность населения в начале ХХ в. выглядела так: около 100% в протестантских странах (США, Англия, Франция и др.), 75% в Австро-Венгрии, Правда. 1990. 5 июня.

Краткий очерк развития русской культуры. Л., 1967. С. 472.

61% в Италии. На этом фоне любое движение в сторону повышения культурно-образовательного потенциала населения следует рассматривать как вклад в культурное развитие страны. Это касается церковно-приходских школ и школ грамоты, церковных библиотек и др. культурно-просветительских учреждений, которые, проигрывая земствам в материальном обеспечении их деятельности, тем не менее, внесли существенный вклад в поднятие образовательного и культурного уровня населения провинции.

7. В основе развития культурно-образовательного пространства российской провинции лежит образовательный компонент. Именно потребностями народного образования были детерминированы все остальные культурнообразовательные практики, получившие интенсивное развитие во второй половине XIX – начале ХХ вв. Соответственно, развитие образовательной составляющей началось с системы начального народного образования. Анализ совершенствовании начального народного образования в российской провинции показал, что путь этот не был ровным и однообразным, а наоборот был наполнен противоречиями и конфликтами. Тем не менее, мы убеждены в том, что главной его характеристикой является обоюдный поиск православной церковью и земством форм совместного конструктивного существования, а не состояние перманентной конфронтации, как это утверждается некоторыми исследователями.

8. В связи с тем, что начальный образовательный компонент является структурообразующим во всей системе культурно-образовательного пространства, совершенно оправдано наибольшее внимание к нему всех его субъектов, включая государство, РПЦ и земство. Проведенный анализ позволяет установить прямую зависимость характера взаимоотношений православной Церкви и земских учреждений от степени их включенности в ту Кузьмин М.Н. Школа и образование в Чехословакии. М., 1971. С. 111.

или иную сферу культурно-образовательного пространства: чем она сильнее, тем более активный характер принимают контакты церкви и земства. Это наблюдение очевидно просматривается на примере развития начального народного образования в провинции, где установлены наиболее плотное взаимодействие церкви и земства, и одновременно имели место наиболее ярко выраженные конфликты.

9. При этом используемые диссертантом источники, в том числе впервые вводимые в научный оборот, убедительно демонстрируют, что имевшие место конфликтные ситуации не были порождены участниками культурнообразовательного процесса, а наоборот они оказались втянутыми в него вследствие государственной политики и вмешательства средств массовой информации, включая церковные, на страницах которых данный конфликт в взаимоотношений церковных и земских структур. Несмотря на имевшиеся противоречия в отношениях между РПЦ и земством на культурнообразовательном пространстве и порожденные ими конфликтные ситуации, мы можем констатировать стабильно положительную динамику в развитии данного процесса в России в течение всего исследуемого периода.

Научная новизна работы.

Работа является первым комплексным исследованием взаимоотношений епархиальных структур РПЦ и земских российской провинции в период земской истории России. Доказывается тезис о структурами в ходе реализации поставленных задач определяющим образом влиял на динамику и результат культурно-образовательных процессов в провинции. Автор показывает несостоятельность однозначных подходов к оценке роли РПЦ и земства в формировании культурно-образовательного пространства страны (см. главу 1 «Историография проблемы, источники, методология исследования» данной работы). Установлены и обобщены данные об основных формах, методах и результатах взаимодействия земств и православных структур в образовательной и культурно-просветительской сферах. Соискателем выявлена динамика основных направлений, по которым развивались взаимоотношения РПЦ и земства в культурно-образовательном пространстве, и сформулирована их периодизация в тех или иных практиках.

В диссертации в научный оборот вводится значительный пласт источников и данных, в т.ч. статистического характера, который позволяет значительно расширить и уточнить представления о конкретных формах и направлениях взаимодействия земских учреждений и региональных структур РПЦ в ходе осуществления ими культурно-образовательной деятельности среди населения российской провинции.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что она открывает возможность нового подхода к конструированию процесса формирования культурно-образовательного пространства российской провинции в указанном историческом отрезке.

возможностью использования его аналитической части и конкретноисторического материала в научной и учебно-методической работе, при написании специальных и обобщающих трудов, монографий и учебных пособий как исторического, так и историко-правового и культурологического плана, а также в краеведческой работе и в проведении культурновоспитательных мероприятий.

Выводы диссертационного исследования имеют прикладное значение для структурами РПЦ для решения насущных задач культурно-образовательного плана и нравственно-духовного воспитания населения.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации государственного педагогического университета, представлялись на международных, всероссийских и региональных конференциях в Нижнем Новгороде, Иваново, Владимире, Шуе, Коврове и др.

Диссертант принимала участие в двух научно-исследовательских работах:

«Исследование специфики религиозно-образовательной среды российской провинции» в рамках Аналитической ведомственной целевой программы «Развитие научного потенциала высшей школы» и «Церковно-школьное образование в России в XIX – начале ХХ вв.».

Основное содержание диссертации нашло свое отражение в 43 научных публикациях автора, в т.ч. в 15 статьях в журналах, входящих в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендуемых ВАК Министерства народного образования и науки Российской Федерации по направлению «история», а также в трех монографиях.

Структура диссертации при учете традиционного членения работы на введение, основное содержание, заключение, списка использованных источников и литературы, предполагает использование в основной части логики формирования структуры культурно-образовательного пространства Соответственно, основное содержание работы состоит из четырех глав:

историография, источники и методология проблемы; культурнообразовательное пространство как система взаимодействия его субъектов; и в двух последних главах прослежены основные этапы формирования культурнообразовательного пространства через призму участия в этом процессе РПЦ и земства.

ГЛАВА 1. ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ, ИСТОЧНИКИ,

МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

Современные условия развития общества задают новые ориентиры динамике основных его феноменов – культуре, образованию, человеку, поэтому сегодня исследование культурно-образовательного пространства как современной модели жизнедеятельности человека является актуальным и востребованным в формате различных научных дисциплин – философии, культурологии, педагогики, истории, в силу интегративного характера этого явления.

Так как объектом диссертационного исследования определено культурнообразовательное пространство, а предметом – процесс его формирования, то логично будет, прежде всего, обратиться к рассмотрению эволюции данной категориально-понятийном контексте отечественная дореволюционная историография таким термином не оперировала, так же как и советская. В употреблении были раздельные понятия – «образование» и «культура». Лишь в последние годы историография как отечественная, так и зарубежная все большее внимание стала уделять пространству в истории 31.

Термин «культурно-образовательное пространство» впервые в научный оборот был введен не историками, а профессором философии Л.П. Буевой и доктором педагогических наук Ю.С. Тюнниковым. По их мнению, «поскольку образование и культура могут быть рассмотрены как генетически единые «стороны» процесса становления и развития человеческой социальности, Лысикова Н.П., Вакулич Н.Р., Алимаева О.И., Листвина Е.В. Культурно-образовательное пространство современного человека. Саратов, 2010. С. 5.

Маловичко С.И. Историография после «культурного поворота»: пространственный подход и новая локальная история // V научная интернет-конференция: Новая локальная история:

город и село в виртуальном и интеллектуальном пространстве. 21 декабря 2007 г.

Ставрополь – Москва /http://www.newlocalhistory.com (дата обращения: 3 октября 2012 г.).

постольку образовательные центры, любые их исторические формы должны быть и центрами культуры…». Активную научную разработку этой дефиниции ведут в настоящее время культурологи, социологи, а также специалисты в области философии образования.

Культурология также полагает, что понятие «культурно-образовательное пространство» объединяет в себе два концепта «культура» и «образование» в пространственном контексте определенной территории. Образовательная функция культуры подразумевает воспитание полноценного члена культурной или социальной группы через язык, систему символов, обычаев, традиций, культурно-образовательных учреждений и пр. Институтом, который реализует эту цель, считается образование 33.

Социологи, принимая культурологическое определение культурнообразовательного пространства, заостряют внимание на его социальных характеристиках и свойствах и делают акцент именно на направленности, динамике, характере процесса социализации 34.

Исследователи в области философии образования определяют феномен культурно-образовательного пространства как некий самоактуализирующийся в данный культурно-исторический и конкретный социально-экономический период континуум материальных условий, ментальных установок, типичных социокультурных и образовательных стратегий общества и результатов их реализации в области воспроизводства культуры в новых поколениях. При этом выделяя следующие его сущностные признаки: целенаправленность, Буева Л.П. Культура и образование. Проблемы взаимодействия. Выступление на «круглом столе» «Культура, культурология и образование» // Вопросы философии. 1997. № 2. С. 12-16.

Порозов Р.Ю. Культурно-образовательный потенциал городского пространства:

теоретико-культурологический анализ: автореф. дис. … канд. культ. Челябинск, 2009.

Лабунская В.И. Социализация личности в условиях культурно-образовательного пространства школы искусств: дис.... канд. социол. наук. Ростов н/Д, 2005.

кумулятивность, детерминированность, разноуровневость, динамичность и, наконец, пространственно-временную принадлежность 35.

В определении сущности данной дефиниции обсуждается также вопрос соотношения культуры и образования в едином культурно-образовательном пространстве. Современные междисплинарные подходы к этой проблеме определяют любое общество как культурное целое, внутри которого развивается и функционирует образование как его составляющая, транслируя определяемые культурным контекстом смысловые структуры 36.

Построение исторической модели формирования культурнообразовательного пространства в пространственно-временном контексте, что видится одной из задач данного диссертационного исследования, подтверждает вышеназванный тезис о том, что «культура и образование находятся в теснейшем взаимном проникновении, обусловленности и зависимости» друг от друга. Действительно, сегодня историко-культурный подход – наиболее продуктивный путь изучения культурно-образовательного пространства, его становления и развития. Историки применяют философские, социологические и культурологические обобщения для характеристики определенных исторических действий, то есть соединяют субъект с предикатом в конкретных суждениях 38.

образования в едином пространстве региона признается актуальной и разрабатывается сегодня не только педагогами и историками образования, но также философами, культурологами и другими учеными-гуманитариями, включая историков 39. При этом до сих пор в отечественной историографии нет Таранова Т.Н. Проектирование проблемно-концептуальной модели культурнообразовательного пространства // www.superinf.ru (дата обращения: 3 октября 2012 г.).

Коджаспирова Г.М. Педагогическая антропология. М., 2005. С. 90.

Коджаспирова Г.М. Педагогическая антропология … С. 98.

Уайт Х. Метаистория. Историческое воображение в Европе XIX века. Екатеринбург, 2002.

С. 477.

Видт И.Е. Образование как феномен культуры: эволюция образовательных моделей в историко-культурном процессе: автореф. дис. … д-ра педагог. наук. Тюмень, 2003;

четкой и единой позиции по вопросу соотношения понятий «культурное пространство» и «образовательное пространство» 40. В зарубежной историографии дискурс такой тематической направленности отсутствует.

Так как данная работа носит исторический характер, соответственно, историографический анализ темы будет осуществлен именно в этом направлении. Прежде необходимо обозначить общие принципы анализа историографического материала. Во-первых, вследствие когнитивного характера поставленной проблемы мы положим в основу тематикохронологический метод анализа, выделив каждую культурно-образовательную практику отдельно. Во-вторых, внутри историографического обзора каждой практики применим традиционную схему периодизации: дореволюционная историография, советская и постсоветская, а также – зарубежная историография. В-третьих, учитывая, что одной из задач, поставленных в данном исследовании, является изучение опыта взаимодействия земских и руководствоваться при осуществлении историографического анализа выборочным подходом к исследовательской литературе. Следовательно, предпримем не общий анализ современной историографии культурнообразовательной составляющей жизни России во второй половине XIX – начале ХХ в., а только той ее части, которая близка теме исследования. Мы акцентируем внимание на тех исследованиях, которые изучают поставленную проблему в контексте участия в формировании культурно-образовательных практик, как земства, так и Русской Православной церкви. В силу Кормилицина О.В. Модернизация культуры и образования в условиях глобализации и зависимого развития (социально-философский анализ): дис. … канд. философ. наук. М., 2003; Паршукова Г.Б. Информационно-библиотечная среда образовательного пространства региона (на примере Новосибирской области). Новосибирск, 2004.

Горелова Ю.Р. Культурное и образовательное пространство города: основные подходы к определению категорий и грани взаимовлияния //Электронный ресурс:

file://localhost/C:/Users/user/Desktop/Клнгресс%20история%20и%20культура%20городов% Азиатской%20России.mht (дата обращения: 07.10.2012 г.).

регионального характера данного исследования, отдельно отметим работы, выполненные в границах Верхнего Поволжья.

Образовательная составляющая явилась той основой, из которой и на базе которой развились все остальные культурные практики: библиотеки, книжное дело, культурно-просветительские формы и т. д. Образование не только детерминировало их появление, но и регулировало динамику их последующего развития. В этой связи, правомерным будет начать историографический анализ именно с истории изучения российского образования в земский период истории государства, соответственно, в формате участия в этом процессе земства и историографического ряда по вопросу истории образования в России, исследований в контексте заявленной проблемы достаточно немного.

Большинство таковых, как общего плана, так и регионального, рассматривали отдельно процесс развития церковного и земского типов образования, не акцентируя внимания на их практическом взаимодействии.

Тем не менее, в дореволюционной отечественной историографии можно выделить работы, в которых в разной степени, с разных позиций, но затрагивалась проблема взаимоотношений земства и православной церкви в области начального образования.

Начнем с работ так называемого официального направления, среди Рождественского «Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802-1902». В контексте проблемы диссертационного исследования особый интерес представляют те разделы его труда, где, вопервых, прослеживается эволюция вопроса об участии земств в деле народного образования; во-вторых, дается хронология развития проблемы участия духовенства в организации начальной школы. С.В. Рождественский выделяет Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802-1902 / Сост. С.В. Рождественский. СПб.: Министерство народного просвещения, 1902.

также три периода в развитии вопроса об участии православного духовенства в деле народного образования на уровне правительства. Впервые этот вопрос был обозначен в марте 1866 г., когда земские учреждения только открывались. При обсуждении временных правил для народных училищ юго-западного края в Комитете министров, обер-прокурор Св. Синода граф Д.А. Толстой выступил с особым мнением, в котором высказался против передачи церковно-приходских школ в ведение училищных советов и изложил свой взгляд на права и обязанности духовенства в отношении к народному образованию. Как известно, император одобрил мнение главы православного ведомства, и 14 апреля того же года он был назначен еще и министром народного просвещения. Летом г. Комитет министров с подачи Д.А. Толстого вновь вернулся к вопросу об участии духовенства в просвещении народа, выразив «единогласное убеждение, что духовно-нравственное развитие народа, составляющее краеугольный камень всего государственного строя, не может быть достигнуто без предоставления духовенству преобладающего участия в заведывании народными школами». К этому времени земское участие в образовании народа уже получило реальные очертания. В январе 1882 г., по утверждению официального историка, «дело о влиянии православного духовенства на народное образование в третий раз поступило в Комитет Министров», и в этот раз оно получило окончательное оформление в виде утвержденных в 1884 г.

«Правил о церковно-приходских школах» 42. Данная хронология вопроса была учтена диссертантом в предложенной им периодизации процесса развития взаимоотношений Русской Православной церкви и земства в деле организации начальных школ для народа.

Другой официальный историк С.И. Миропольский в своих исторических работах делает вывод о том, что деятельность школы и церкви в деле образования неразрывна, начиная с самого становления системы образования в России, и это является основанием для введения в стране церковно-приходских Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802-1902. С. 481-482, 565, 650.

школ, продолжающих вековые национальные традиции просвещения и воспитания. Но при этом историк признает заслуги земства, в первую очередь уездных, в деле «возможно большего распространения грамотности в народе», считая именно их инициаторами данного процесса 43.

Среди дореволюционной официальной историографии церковноприходской школы в России во второй половине XIX – начале ХХ вв.

проблемы диссертационного исследования касается изданный Училищным Советом при Святейшем Синоде «Исторический очерк развития церковных школ» за 25 лет с 1884 по 1909 год, который как бы подвел итог многолетнему противостоянию земской и церковной школы. Корень проблемы создатели очерка видят в борьбе двух «миросозерцаний», а именно – русской интеллигенции и православной церкви, которые «борются между собой за преобладание над народной душой». Каждая из этих сторон имеет своих приверженцев и защитников, а, следовательно, и противников в обществе, общественных деятелях, в политических партиях и представителях государственной власти. Главным виновником сформировавшегося в российском обществе негативного отношения к церковной школе, они считают либеральную, «лево-оппозиционную» печать, которая своими публикациями создала отрицательный образ данной школы. Согласимся с авторами сборника в том, что средства массовой информации стали основными возбудителями конфликтов между духовенством и земцами в их деятельности по организации начальной школы.

Главную причину имевших место сложностей в отношениях двух основных участников образовательного процесса авторы «Исторического очерка» видели в незаконченности «Положения о земских учреждениях» г., а именно в том, что Положение не создало мелкой земской единицы, которая на их взгляд и по опыту других стран, где мелкая земская единица Миропольский С.И. Педагогическая хроника // Воспитание и обучение. 1886. № 1-12. С.

68.

Исторический очерк развития церковных школ за истекшее двадцатипятилетие (1884Изд. Училищного Совета при Святейшем Синоде. СПб., 1909. С. 131.

одновременно являлась и церковным приходом, устранила бы самый корень разногласий. Духовенство не было бы удалено от управления и заведывания школами, а участвовало бы в этом процессе наравне с земскими органами самоуправления 45.

Вопрос о создании мелкой самоуправляющейся единицы был весьма распространен в российском обществе во второй половине XIX – начале ХХ века и был инициирован сверху правительством, которое пришло к осознанию «неотложной необходимости коренного и систематического переустройства всего административного управления в губерниях и уездах». Результатом, как известно, стало образование 4 сентября 1881 г. особой комиссии для составления проектов местного управления под председательством действительного тайного советника Каханова. В реформе местного самоуправления участники дискуссии видели пути решения многих накопившихся проблем, включая начальное образование.

При всем разнообразии предлагаемых проектов, их можно поделить на две большие группы: первая предлагала создать мелкую самоуправляющуюся единицу в формате волостного всесословного земства; другая часть, по аналогии с авторами «Исторического очерка развития церковных школ», видела в этой роли церковный приход.

И.С. Аксаков еще в 1860-х гг. говорил о необходимости восстановления православного прихода как самоуправляющейся религиозной общины.

Позднее, в 1882 г., касаясь снова той же проблемы, Аксаков писал в газете «Русь»: «Раз возникнет самостоятельное бытие приходской общины, она, эта община, не замедлит сделаться ячейкой общественного или земского организма... Может быть, приходом заменится со временем и настоящая волость, но сперва следует восстановить приход в смысле чисто церковном, а Исторический очерк развития церковных школ за истекшее двадцатипятилетие … С. 657Гессен В.М. Вопросы местного управления. СПб.: Изд-е юридического книжного склада «Право», 1904.

День. 1864. 1 июля.

потом уже дело покажет — станет ли он вместе с тем и земскою единицею».

Если приход станет земской единицей, то «отчего же и учреждение церковноприходских школ не может стать общим делом Церкви и земства?» 48 Именно в создании такой формы самоуправления как приходское земство он видел один из способов снижения напряженности в отношениях между земской и церковной школами. Аналогичную позицию в этой дискуссии занимал и другой популярный в то время деятель образования И. Коссович, полагая, что такая постановка дела приблизит школу к народу. По мнению С.А. Рачинского, народная школа могла быть только школой церковной. Ее районом должен стать приход, ее распорядителем и содержателем – приход как сообщество верующих, возглавлять ее должен священник 50.

Земства также достаточно активно муссировали тему введения в структуру земского самоуправления мелкой земской единицы в виде волостных земств.

Не вдаваясь в подробности дискуссии, в контексте проблемы отметим, что в создании волостного земства многие земцы видели один из рациональных путей организации местной жизни. Б.Б. Веселовский отмечал, что интенсивное развитие земствами экономической, медицинской и культурно-образовательной деятельности требовало непосредственной связи земских учреждений с широкими слоями населения. «Сама жизнь диктует образование мелких общественных единиц для упорядочения различных отраслей земского хозяйства» 51.

Отметим, что обе дискуссии, и о преобразовании церковного прихода, и о реформе земства с целью создания мелкой земской единицы, не получили Печ. по: Рожков В., прот. Церковные вопросы в Государственной Думе. [1906-1917]. Издво Куртицкого подворья; Общество любителей церковной истории, 2004. С. 242.

Коссович И. Земство, школа, приход. СПб., 1899. С. 25.

Рачинский С. Заметки о сельских школах С. Рачинского. СПб., 1883.

Веселовский Б.Б. История земства за 40 лет. СПб., 1911. Т.3. С. 691-692.

своего завершения, несмотря на то, что будоражили российское общество в течение почти трех десятилетий.

В дореволюционной историографии исследователи выделяют также либеральное направление изучения начального народного образования в России, которое представлено главным образом сторонниками земской школы.

Здесь обратим внимание на многотомный труд либерального историка П.Н. Милюкова «Очерки по истории русской культуры», насыщенный большим количеством статистического материала. Признавая «культурное влияние церкви и религии безусловно преобладающим в исторической жизни русского народа», он тем не менее, отдавал предпочтение земской школе. Историк распространения знаний в обществе, но даже и для поддержания знаний в собственной среде». Но, будучи сторонником земского типа школы, он при этом достаточно объективно, на наш взгляд, оценивает вклад земских органов в дело начального образования, считая, что не всегда земцы стояли у истоков того или иного начинания, а следовали примеру других.

Считаем обязательным в контексте рассматриваемой проблемы отметить капитальный труд другого известного педагога XIX в. П.Ф. Каптерева, в котором автор провел сравнительный анализ педагогической значимости обеих школ, указав на конкретные достоинства и недостатки каждой, и для диссертационного исследования важны сделанные им выводы. Причина антагонизма между школами, по его мнению, кроется в том, что они «вышли из источнике, в своем происхождении». Несмотря на то, что автор старается объективно подойти к анализу каждого типа школы, все же просматривается его предпочтение школе земской. Главный же вывод известного русского педагога, который содержит призыв к толерантному отношению друг к другу Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры: Ч. 2. Церковь и школа. СПб.: Тип-я И.Н. Скороходова, 1897. С. 8.

Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры: Ч. 2. С. 363.

земства и церкви на благо народного просвещения, близок и позиции диссертанта 54.

Для характеристики правого аспекта проблемы исследования отметим значение работ К.Д. Кавелина, который в ряде своих трудов не только проанализировал правовую базу деятельности земств, но и оставил интересные путевые заметки – наблюдения за жизнью русской деревни, включая сельскую школу. Историк считает неправильным то положение, которое сложилось в России в отношении начальной школы, когда она стала «ареной для борьбы взглядов и партий». И как бы в подтверждение своей позиции приводит примеры успешного ведения школьного дела на местах при соединении усилий представителей власти, земства и церкви 57.

проблеме отношений православной Церкви и земства в организации народного образования уделил Б.Б. Веселовский в первом томе своего капитального четырехтомного сочинения «История земства за сорок лет». Предприняв попытку выделить несколько этапов деятельности земства в области народного образования, автор тесно увязал «принципиальное отношение земств к делу народного образования» с «земским отношением к церковным школам» 58. При этом он рассмотрел процесс с одной стороны, приняв сторону земской школы, и поделил его на два этапа – «поощрительный» 1880-х гг. и «отрицательный» с конца 90-х гг. На наш взгляд он слишком упростил проблему, связав ее только с эволюцией отношения земства к вопросам образования вообще.

Каптерев П.Ф. История русской педагогики. СПб., 1909. С. 380, 384.

Кавелин К.Д. По поводу губернских и уездных земских учреждений // Собр. соч. СПб.

1898. Т.2.

Кавелин К.Д. Из деревенской книжки // Собр. соч. СПб., 1892. Т. 2. С. 782.

Кавелин К.Д. Путевые письма // Собр. соч. СПб., 1892. Т. 2. С. 858.

Веселовский Б.Б. История земства за 40 лет. Т. 1. С. 495, 691-692.

Веселовский Б.Б. История земства за сорок лет. Т. 1. С. 495.

себя внимание тот факт, что исследования, вышедшие в свет в начале ХХ в., когда оба типа школ уже сложились, носят более критичный характер в отношении церковной школы, чем сочинения второй половины XIX столетия.

Так, Г.А. Фальборк и В.И. Чарнолуский в своем известном очерке «Начальное народное образование», размещенном в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, при обсуждении хода образовательной реформы 1864 г. уделили внимание и участию православного духовенства в этом процессе, которое, по мнению авторов, сыграло «в начале 1860-х годов очень почетную роль». Они признали, что «значительная часть духовного сословия шла тогда в деле начального образования рука об руку с земством и обществом и вместе с ними трудились не над созданием цифр, а над созданием действительной народной школы» 61.

К школам «низшего типа, не отвечающим требованиям, предъявляемым в настоящее время к школам», относит церковные школы и другой известный напечатанном уже в 1912 году. В главе, посвященной церковно-приходской школе, он выделил три попытки правительства «организовать дело народного образования при посредстве духовенства»: «Правила для первоначального обучения поселянских, в том числе и раскольнических детей» 1836 г., резолюцию императора Александра II 1858 г. с особым вниманием к образовательной деятельности священнослужителей на местах и, наконец, Правила о церковно-приходских школах 1884 г., и полагал, что все они потерпели крах 62.

Ольденбург Ф.Ф. Народная школа Европейской России в 1892-1893 годах. СПб., 1896;

Фальборк Г.А., Чарнолуский В.И. Народное образование в России. СПб., 1900; Фальборк Г.А. Всеобщее образование в России. М., 1908.

Фальборк Г, Чарнолуский В. Начальное народное образование //Энциклопедический словарь /Брокгауз и Ефрон. СПб., 1897. Т. 20. С. 758-759.

Народное образование в России с 60-х годов XIX века. / Сост. Н.В. Чехов. М., 1912. С. 94Только в формате сравнения вклада каждого из типа школ в общее дело народного образования рассматривалась интересующая нас проблема в сборнике «Народное образование в России», в составлении которого принимали участие И.П. Белоконский, автор популярной до революции работы о земстве «Земское движение» (М., 1914), педагог В.П. Вахтеров и другие. Они обвиняют духовенство вместе с правительством в учинении препятствий земству в деле народного образования и всячески героизируют деятельность земских представителей на поприще образования народа 63.

Поскольку проблема диссертационного исследования объединяет в себе два направления: историографию земских и церковно-приходских церковно-приходским школам, но находящиеся за пределами официальной историографии.

В контексте проблемы исследования особый интерес представляет взаимоотношений светской и церковной начальных школ, возникавший неоднократно: при учреждении земств в 1860-х гг. и в период обсуждения Историк подчеркнул большую роль православного духовенства в деле становления начального образования народа, заметив, что многие земские школы своим появлением обязаны священникам.

Преображенского, в котором много места уделено вопросу взаимоотношений православного духовенства и светских деятелей, без земской конкретизации, на образовательном поле до и после земской реформы. Автор осторожно «укоряет» правительство в том, что оно мало сделало для того, чтобы Народное образование в России. Пособие для самообразования. Сост. И.П. Белоконский, Э.О. Вахтерова, В.П. Вахтеров, Г.А. Попперэк и Л.Б. Хавкина-Гамбургер. М., 1910.

Благовидов Ф. Деятельность русского духовенства в отношении к народному образованию в царствование императора Александра II. Казань: тип. Имп. Университета, 1891. С. 3-4.

притушить возникшие разногласия между светским и духовным ведомством в вопросе о главенстве в народном образовании, полагая, что Высочайшее повеление от 18 января 1862 г., разделившее сферы влияния, было слишком неопределенным 65.

Заметим, что работы, в которых доказывалось историческое право церковно-приходской школы на свое существование наравне со светской, в том числе земской, появлялись с определенной периодичностью, синхронной по времени с актуализацией в обществе вопроса об участии православного духовенства в начальном образовании. Поводом к появлению вышеназванных исследований Ф. Благовидова и И.В. Преображенского стала острая полемика в обществе в связи с принятием «Правил о церковно-приходской школе».

обязательного начального обучения. Полемика по этому вопросу началась в земских собраниях и духовном сообществе в конце 1890-х гг. и растянулась практически на десятилетие. Особенно обострилась в 1908 г., когда в Государственную думу поступил проект закона о введении всеобщего обучения, и остро встал вопрос о судьбе уже сложившейся церковноприходской школы. Именно тогда выходят в свет исследования М.А.

Остроумова и А.М. Ванчакова, в которых отстаиваются достоинства церковно-приходской школы. Но вместе с тем анализируется исторический опыт участия в деле народного образования не только духовенства, но и земских органов самоуправления, а также характер их взаимоотношений. На основании этого делается справедливый вывод о том, что «должно быть совершенно одинаковое отношение земского и городского самоуправления к Преображенский И. Отечественная церковь по статистическим данным Всеподданнейших отчетов за 1841, 1851, 1861, 1871, 1881 и 1890-91 годы. Сравнительный обзор // Церковные ведомости. 1894. № 42. С. 353.

Остроумов М.А. Современное положение народного образования в отношении к религии.

СПб., 1908.

Ванчаков А.М. Заметки о начальной церковной школе. СПб., 1908; он же. Краткий историко-статистический обзор развития церковной школы с 1884 года до настоящего времени (1884-1909). СПб.: Синодальная тип-я, 1909.

церковной школе, как и к министерской (в этом ряду и земские школы – О.М.)», так как она также служит «земскому же делу культурного подъема населения, только идет другим путем, подчеркивая религиозный элемент в воспитании юных поколений» 68.

Что касается региональных исследований, то первым к освещению проблем народного образования обратилось земство, используя в их написании свои статистические исследования. До революции практическое каждое губернское земство издало труды, посвященные различным сторонам своей деятельности, включая образование. Гораздо реже встречаются работы уездного уровня. Особенно этим отличилась Ярославская губерния, в которой почти каждое уездное земство напечатало «Очерки деятельности по народному образованию». Несмотря на многочисленность, все эти работы объединяет одна общая черта – они описательного плана, т.е. носят пограничный характер между исследованием и источником. Если проблема взаимоотношения с Церковью в сфере образования и затрагивалась в них, то, естественно, объективного освещения она не получала. По аналогии с земскими, региональные работы по истории церковных школ в России также в большинстве своем носили описательный характер и практически совсем не затрагивали тему взаимоотношения Церкви и земских органов 71.

Ванчаков А.М. Заметки о начальной церковной школе. СПб., 1908. С. 39.

Андреев Я. Краткий очерк деятельности Костромского губернского земства по народному образованию. Кострома, 1906; Очерк деятельности Ярославского губернского земства (1865Народное образование. Сост. А.Н. Трефолев. Вып. 1. Ярославль, 1896; Веселовский Б.Б. Исторический очерк деятельности земских учреждений (1864-1913). Тверь, 1914 и др.

Очерк деятельности Романово-Борисоглебского уездного земства по народному образованию (1865-1903 гг.) / Сост. Я.В. Принцев. Ярославль, 1906; Очерк деятельности Даниловского уездного земства по народному образованию (1865-1904 гг.) / Сост. А.М.

Никольский. Ярославль, 1906; Очерк деятельности Мологского уездного земства по народному образованию (1865-1903 гг.) / Сост. Г.И. Соколов. Ярославль, 1905 и др.

Добронравов В.Г. Исторический очерк церковных школ Владимирской епархии с 1884 по 1909 гг. Владимир, 1909; Церковно-приходские школы Московской губернии. М., 1899;

Церковные школы Нижегородской епархии за последние одиннадцать лет (1884-1895).

Историко-статистический очерк. Нижний Новгород, 1896; Успенский К.П. Участие православного духовенства в деле начального обучения народа. Ярославль, 1909 и др.

В освещении проблем развития начального образования советской историографией прослеживается несколько периодов: внимание к ним в 20-е – первую половину 30-х гг. в связи с активной кампанией по борьбе с неграмотностью в стране; затем наступило некоторое затишье до начала 50-х гг.; и снова мы наблюдаем интерес к ним в последующие годы, когда несколько расширился круг официально одобренных тем, и стало возможным, к примеру, исследование деятельности земства. Вопроса взаимоотношений духовного ведомства и земства в деле организации начального народного образования советская историография перед собой не ставила вообще, в силу того, что церковно-приходская школа как самостоятельная тема для исследований по политическим соображениям была закрыта для отечественных историков. Но так как церковная школа оставалась важным звеном в системе начального образования царской России, мимо нее советские историки пройти все же не могли. При этом преобладало негативное отношение к участию Церкви в деле образования народа. Чаша весов в предпочтениях перевешивала в сторону земской школы как более прогрессивной.

Исключительно как проявление реакционной политики самодержавия в борьбе с прогрессивными земскими училищами характеризовали ЦПШ в своих трудах, вышедших в 20-30-е гг., Н.В. Чехов, С.А. Каменев, Н. Лукин73.

Аналогичная позиция характеризует и классический труд по истории образования в России до Октябрьской революции Е.Н. Медынского, вышедший в 1938 году. Обилие статистического материала общероссийского плана позволяет ему оставаться востребованным до настоящего времени.

В контексте проблемы диссертационного исследования отметим серию объемных статей В. Колпенского в различных выпусках сборника «Архива Балдин К.Е., Иванов В.В. Земские школы Ивановского края: конец XIX – начало XX века.

Иваново, 2000. С. 8.

Чехов Н.В. Типы русской школы в их историческом развитии. М.: Изд. Т-ва «Мир», 1923;

Каменев С.А. Церковь и просвещение в России. М.: Безбожник, 1930; Лукин Н.М. Церковь и государство. Пг., 1919.

Медынский Е.Н. История русской педагогики до Великой Октябрьской революции. М.:

Госучпедгиз, 1938.

истории труда в России» в 1922 году 75. Автора отличает критичное отношение к участию обоих интересующих нас субъектов в деле народного образования.

Отмечая «холодность духовенства к делу народного образования» из-за «недостатка у него времени на эти занятия», он одновременно характеризует функционирования как «недостаточное». В отличие от большинства авторов Ярославской, Тверской и других губерний Европейской России.

Несмотря на то, что с начала 1950-х гг. советская историография вновь активно начала интересоваться проблемой организации начального образования в России, следует отметить, что отдельные монографии по деятельности земства или православной церкви в сфере начального образования по-прежнему отсутствовали. Данные темы являлись составной дореволюционной России или по истории педагогики.

Но хотелось бы отметить две научные публикации послевоенного периода, которые оказались важными для диссертационного исследования своим источниковым рядом: это опубликованная в «Исторических записках»

1951 г. большая статья историка А.Г. Рашина «Грамотность и народное образование в России в XIX и начале ХХ в.» и историко-статистические очерки И.М. Богданова 77. Цифры устрашающей неграмотности подавляющего большинства населения Российской империи, используемые в этих работах, лишь подчеркивают вывод о том, что спор между духовным и светским Колпенский В. Сельская школа накануне крестьянской реформы // Архив истории труда в России, выпускаемый Ученой Комиссией по исследованию труда в России. Вып. 4. Пг.: изде Культотдела Петрогубпрофсоюза, 1922. С. 31-35; он же. Сельская школа после Крестьянской реформы // Архив истории труда в России … Вып. 5. Пг., 1922. С. 36-46.

Рашин А.Г. Грамотность и народное образование в России в XIX и начале ХХ в.

//Исторические записки. Т. 37. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1951. С. 28-80.

Богданов И.М. Грамотность и образование в дореволюционной России и в СССР.

Историко-статистические очерки. М.: Изд-во «Статистика», 1964.

ведомствами, в лице земства, за главенство в образовательной сфере только наносил вред делу просвещения народа.

Проблемам начальной школы в дореволюционной период посвящена монография А.В. Ососкова «Начальное образование в дореволюционной России (1861-1917)», в которой автор той и другой школе отводит отдельные главы, но вопроса их взаимоотношений не касается. Тем не менее, он обвиняет земства в излишнем внимании к церковной школе, «особенно после циркуляра 1893 года под названием «Единение духовенства и земства на почве расходов на школу», когда многие ежегодные уездные земские собрания выносили решения о поддержке церковно-приходских школ и о специальных ассигнованиях на их развитие. В советский период проблемой начального образования занимались также Н.А. Константинов, В.Я. Струминский, В.З.

Смирнов 79. Их труды выдержаны в традициях советской исторической науки.

Уделяя особое внимание истории земской школы, они демонстрировали негативное отношение к церковной системе образования. Вследствие этого вопрос взаимодействия обоих типов школ ими не ставился.

Лишь Н.М. Пирумова в своем известном труде о земском либеральном движении уделила внимание полемике, которая возникла в обществе в 90-х – начале 900-х гг. – о необходимости введения всеобщего обучения и о том, какой характер должен быть при этом у начальной школы. В частности, причину активного отстаивания либеральными земцами именно их типа школы она объясняла не только прогрессивным характером земской школы, но и политическими тенденциями. «Им нужна была не всякая школа, а именно та, которая обеспечивала бы их влияние в этой важнейшей области. Чем шире Ососков А.В. Начальное образование в дореволюционной России (1861-1917). М., 1982.С.

24.

Константинов Н.А., Струминский В.Я. Очерки по истории начального образования в России. М., 1953; Смирнов В.З. Реформа начальной и средней школы в 60-х гг. XIX в. М., 1954.

было бы охвачено население образованием, тем шире была бы и база их воздействия» 80.

Освещение вопросов по истории начальной школы второй половины XIX – начала ХХ вв. на региональных материалах в советской время не имело такого широкого распространения как в дореволюционный и современный периоды.

С начала 90-х гг. историки получили возможность независимой и объективной оценки деятельности и земства и духовного ведомства в сфере народного образования. В первую очередь произошла переоценка накопленного ранее фактического материала. Тем не менее, на сегодняшний день в отечественной историографии отсутствуют исследования, полностью посвященные изучению взаимоотношений православной церкви и земства в деле формирования культурно-образовательного пространства страны, в частности его образовательного компонента.

Но есть ряд современных научных публикаций, тем или иным образом затрагивающих обозначенную тему. В первую очередь отметим монографии и статьи С.В. Римского по истории православной церкви. Касаясь участия духовенства в образовании народа, историк верно подчеркивает, что до тех пор, пока земская школа не встала на ноги, церковно-приходские школы играли важную роль в начальном народном образовании». Аналогичный вывод о значительной роли приходского духовенства в просвещении народа во второй половине XIX века делает Н.С. Велитченко 83.

Пирумова Н.М. Земское либеральное движение. Социальные корни и эволюция до начала ХХ века. М., 1977. С. 163.

Римский С.В. Русская православная церковь в XIX веке. Ростов-на-Дону, 1997; он же.

Российская церковь в эпоху великих реформ (Церковная реформа в России 1860-1870-е гг.).

М., 1999; он же. Церковная реформа 60-70-х годов XIX века // Отечественная история. 1995.

№ 2. С. 166-175.

Римский С.В. Церковная реформа 60-70-х годов XIX века. С. 174.

Велитченко Н.С. Русская Православная церковь и начальное образование в России в период реформ 60-70-х годов XIX века // Развитие личности и формирование индивидуальности: Сборник материалов открытых международных чтений, посвященных К.Д. Ушинскому. Ярославль, 1996. С. 227-280; она же. Православная церковь и начальное образование в Ярославской губернии во второй половине XIX века // Культура. Образование.

Православие. Ярославль, 1996. С. 214-217.

Хотелось бы выделить еще двух современных исследователей истории РПЦ, которые в своих монографиях высказывают мысли по вопросу взаимоотношений земства и духовного сообщества в образовательном пространстве – это Т.Г. Леонтьева и М.В. Никулин. Монография Т.Г.

Леонтьевой посвящена церковным проблемам второй половины XIX века.

Критически отзываясь о культурно-образовательном потенциале приходского духовенства, автор, тем не менее, заявляет, что «без презираемого либералами «попа» общественность не смогла бы сдвинуть дело с мертвой точки» 85.

Если говорить о работах по истории земского самоуправления в России, то следует отметить, что среди множества исследований, появившихся в этой области в постсоветский период, отсутствуют публикации в контексте поставленной проблемы. К примеру, в монографии В.Ф. Абрамова «Российское земство: экономика, финансы и культура» особое внимание уделено культурнопросветительской деятельности земства, в том числе в сфере начального образования, но заданная проблема не затронута совсем. Автор выстраивает общественной к общественно-земской, затем к земско-общественной и, наконец, к земско-государственной, с которой можно согласиться, но совершенно исключает из этого процесса православное духовенство.

А в масштабном труде А.А. Герасименко «Земское самоуправление в России» преобладает идеализация результатов деятельности земских органов и в т.ч. в сфере народного образования. В обобщающей работе Д.И.

Латышиной вопрос рассматривается через призму правительственной политики Леонтьева Т.Г. Вера и прогресс: православное сельское духовенство России во второй половине XIX – начале ХХ вв. М., 2002; Никулин М.В. Православная церковь в общественной жизни России (конец 1850-х – конец 1870-х гг.). М., 2006.

Вера и прогресс: православное сельское духовенство России во второй половине XIX – начале ХХ вв. С. 105.

Абрамов В.Ф. Российское земство: экономика, финансы и культура. М., 1996.

Абрамов В.Ф. Земство, народное образование и просвещение // Вопросы истории. 1998. № 8. С.51.

Герасименко Г.А. Земское самоуправление в России. М.: Наука, 1990.

в области народного образования в конце XIX – начале XX вв., причем исключительно на общероссийском статистическом материале 89.

Следует отметить, что современные региональные исследователи более внимательны к интересующему нас вопросу, чем авторы трудов по истории образования в масштабах России. Но затронули они ее не специально, а лишь в контексте поставленной задачи. Например, в совместной работе профессора К.Е. Балдина и В.В. Иванова о земских школах Ивановского края анализируется только отношение земских органов самоуправления к церковноприходским школам. В монографии Т.А. Красницкой вопрос также специально не затронут, но процесс развития церковно-школьной системы в некоторых случаях рассматривается через сравнение с земскими школами. При этом автор положительно оценивает роль школ ведомства православного исповедания в образовании народа. Е.М. Петровичева в статье «Церковно-приходские и земские школы во Владимирской губернии в начале ХХ века» рассматривает отдельно вклад каждого из ведомств в дело развития народного образования во Владимирской губернии, не давая характеристики их взаимоотношениям.

Кроме того, временные рамки вопроса ограничены думским периодом (1905гг.) 92.

В последнее время был защищен большой ряд диссертаций по истории церковной и земской школ, в большинстве своем на региональном материале.

Но из них мы выделим только работу ярославского ученого Е.С. Веденского, которая целиком построена на анализе взаимоотношений земской и церковной школ в едином образовательном пространстве Ярославской и Костромской Латышина Д.И. История педагогики и образования. М.: Гардарики, 2007.

Балдин К.Е., Иванов В.В. Земские школы Ивановского края: конец XIX – начало XX века.

Иваново, 2000.

Красницкая Т.А. Начальное духовное образование в провинциальной России. XIX – начало XX вв. (на материалах Владимирской и Костромской губерний). Шуя, 2006. С. 171.

Петровичева Е.М. Церковно-приходские и земские школы во Владимирской губернии в начале ХХ века // Материалы областной краеведческой конференции «Роль Православной Церкви в истории и культуре Владимирской земли». 19 мая 2000 г. Владимир, 2000. С. 80-85.

отечественной историографии мнению о динамичном сокращении в начале ХХ в. количества церковно-приходских школ такого сокращения или не было вовсе или оно было незначительным 93.

Многочисленные журнальные публикации последнего времени, несмотря на заявку в названии некоторых из них комплексного рассмотрения вопросов развития образования, ограничиваются рассмотрением деятельности одной стороны образовательного процесса и не ставят задачи изучения проблемы взаимодействия земства и духовных структур в этом направлении. Но при дореволюционной и советской, признает вклад обеих школ в становление начального народного образования.

Мы уже подчеркивали выше, что начальное народное образование являлось базовым для развития всех остальных составляющих культурнообразовательного пространства, которое получило свое окончательное оформление в России к 1917 году. Забегая вперед, отметим, что именно на этом направлении наблюдался наиболее тесный контакт и взаимодействие земских учреждений и церковных структур в провинции, которые ослабевают на уровне других культурно-образовательных практик. Этот вывод будет развиваться нами на протяжении всей работы. В этом же мы видим объяснение тому, что историографическая база всех остальных составляющих культурнообразовательного пространства в заданном проблемном поле гораздо скромнее, чем в области начального образования.

Следуя структуре диссертации, рассмотрим историографию поставленной проблемы в области среднего образования как светского, так и духовного.

Сразу отметим, что взаимоотношения Русской Православной церкви и земских Веденский Е.С. Деятельность русской православной церкви в области начального народного образования во второй половине XIX – начале ХХ вв. (По материалам Костромской и Ярославской губерний): дис. … канд. ист. наук. М., 2005. С. 168-169.

Сысоева Е.К. Образовательная политика в России (60-90-е гг. XIX в. // Педагогика. 1997.

№ 2. С. 99-105; Полякова Н.В. Образовательная система пореформенной России: практика и исторический опыт // Социально-гуманитарные знания. 2001. № 2. С. 227-244.

органов самоуправления в провинции до сих пор не стали здесь предметом анализа. Тем не менее, назовем работы во всех трех историографических периодах, которые оказались востребованными нами в ходе решения исследовательских задач.

Среди дореволюционных исследователей развития светской средней духовного среднего образования: Б.В. Титлинова, Ф.Н. Белявского, Н.Н.

Глубоковского. Обратим снова внимание на уже упоминавшийся выше труд по истории земства в России Б.Б. Веселовского, в первом томе которого есть раздел, посвященный участию земства в развитии среднего образования в российской провинции. Несмотря на то, что автор совершенно не касается проблемы отношений земства и Церкви в этой сфере, его исследование богато иллюстрировано статистическим материалом, особенно уездного уровня.

Многочисленные региональные исследования до 1917 г. посвящены главным образом истории отдельных учебных заведений как светского, так и духовного типа, и используются в диссертации в основном как источники исторической информации.

В советском периоде важными для данного исследования оказались Алешинцев И.А. История гимназического образования в России (XVIII и XIX в.). СПб., 1912; Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802-1902. СПб., 1902; Шмид Е.Н. История средних учебных заведений в России. СПб., 1878.

Титлинов Б.В. Духовная школа в России в XIX столетии. Вып. 1-2. Вильно, 1908-1909;

Белявский Ф.Н. О реформе духовной школы. СПб., 1907; Глубоковский Н.Н. По вопросам духовной школы (средней и высшей) и об Учебном комитете при Св. Синоде.СПб., 1907.

Веселовский Б.Б. История земства за сорок лет. Т. 1. СПб.: Изд-во О.Н. Поповой, 1909. С.

507-511.

Преображенский Г.П. Исторический очерк Ярославского женского училища духовного ведомства ко дню 50-летнего юбилея. Ярославль, 1896; Андроников Н. Исторические записки о Костромской духовной семинарии и Костромской гимназии. Кострома, 1874;

Виноградов П.Т. 150-летие Костромской духовной семинарии (1747-1897 гг.). Кострома, 1897; Колосов В.И. История Тверской духовной семинарии. Тверь, 1889; Захаров А.

Исторические записки Владимирской губернской гимназии. Владимир, 1912; Правдин Е.И.

История Шуйского, Владимирской губернии, духовного училища, со времени основания его в 1816 г. по 1886 г. Владимир, 1887.

Смирнова99, а также диссертационные исследования Н.В. Зейфман и Л.В.

Камоско100, хотя в них развитие среднего светского образования в российской провинции после реформ 1860-х гг. рассматривается главным образом в двух направлениях. Это – правительственная политика в отношении средних учебных заведений и борьба между собой сторонников классического и реального образования.

Что касается изучения системы среднего духовного образования, то оно представлено немногочисленными работами как светских, так и церковных историков. Работы светских авторов выдержаны в официальном атеистическом духе, в них превалируют негативные оценки церковных учебных заведений, но они важны для нас своим фактологическим рядом. Отметим работы Н.М.

Никольского, Е.Ф. Грекулова101, а также коллективный труд конца 1980-х гг.

«Русское православие: вехи истории», в котором негативные оценки стали сравнительно мягче.

В условиях ограничений советского времени количество работ собственно церковных авторов было вообще незначительным, а специальные работы по развитию средних духовных заведений отсутствовали вовсе.

Что касается региональных исследований советского периода, то их, вопервых, немного; во-вторых, предметом их изучения, как правило, являлись светские средние учебные заведения103. Они интересны нам как источники дополнительной исторической информации.

Медынский Е.Н. История русской педагогики. М,1938; Ганелин Ш.И. Очерки по истории средней школы в России второй половины XIX века. М, 1954; Константинов Н.А. Очерки по истории средней школы (Гимназии и реальные училища с конца XIX в. до Февральской революции 1917 года). М, 1947; Смирнов В.3. Реформа начальной и средней школы в 60-х годах XIX в. М, 1954.

Камоско Л.В. Политика правительства в области среднего образования в 60-70-х годах XIX века (гимназии, реальные училища): автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1970; Зейфман Н.В. Среднее образование в системе контрреформ 1880-х годов: автореф. дис. … канд. ист.

наук. М., 1973.

Никольский Н.М. История Русской церкви. 3 е изд. М., 1985. С. 227–233; Грекулов Е.Ф.

Православная церковь – враг просвещения. М., 1962. С. 215.

Русское православие. Вехи истории. М.: Изд-во политической литературы, 1989.

Новикова Н.С. Тверское земство в 1865-1890-х годах: автореф. дис. … канд. ист. наук.

Калинин, 1984; Чернов Г.И. Страницы прошлого. Из истории дореволюционной школы Освобождение от идеологических догм в постсоветский период не изменило ситуацию: проблема взаимоотношений РПЦ и земства в сфере развития среднего образования в провинции по-прежнему ждет внимания исследователей. Тем не менее, отметим ряд трудов, значимых для нас поставленными в них проблемами. Так, формы участия земства в развитии среднего образования в провинции рассмотрены в упоминавшейся выше монографии В.Ф. Абрамова. Вывод о существенной роли гимназий в преобразовании культурной среды провинции на примере Курской губернии делает в своем диссертационном исследовании В.В. Перцев. С открытием гимназий в провинции возникал не просто новый структурный элемент, облагораживающий бытие жителей провинциальных городов и окрестностей, меняющий через образование в лучшую сторону нравственную и культурную среду 105.

Современную историографию отличает большое количество работ по переосмысление роли Русской Православной церкви в историческом развитии российского государства. Из работ этого периода, посвященных проблемам реформирования церкви и духовной школы, выделим публикации Т.Г.

Леонтьевой, которые отличает довольно критический взгляд на вклад духовенства в совершенствование культурной среды российской провинции во второй половине XIX – начале ХХ вв. Она упрекает некоторых современных исследователей, в частности, А.В. Сушко 106, в «панегирических рассуждениях о вкладе, «который вносили российские духовные семинарии в пополнение рядов Владимирской губернии …; Дружинин П.Н. Просвещение в Ярославской губернии в пореформенный период // Очерки истории Ярославского края. Ярославль, 1974. С. 94-125.

Абрамов В.Ф. Российское земство: экономика, финансы и культура. С. 122-123.

Перцев В.В. Развитие гимназического образования в русской провинции второй половины XIX – начала ХХ века (на материале Орловской губернии): автореферат дис. … канд. пед.

наук. Елец, 2006. С. 3.

Сушко А.В. Духовные семинарии в России (до 1917 г.) // ВИ. 1996. №№ 11-12. С. 107-114.

интеллигенции страны». Соглашаясь с необходимостью критического подхода в любом анализе, между тем отметим, что духовные учебные заведения, в том числе и семинарии, оставили глубокий след в просвещении народа, не только в религиозном, но и общеобразовательном, духовном, культурном и нравственном отношении. А духовное образование являлось неотъемлемой частью культурно-образовательной среды российской провинции, что подтверждается в многочисленных современных исследованиях регионального уровня 108.

Тем не менее, историографический анализ убеждает нас в полном отсутствии работ, посвященных проблеме взаимоотношений РПЦ и земства в провинции в области развития среднего образования Аналогичная историографическая ситуация просматривается и по вопросам становления и развития других культурно-образовательных практик.

В отечественной историографии всех периодов присутствуют работы по внешкольному образованию в России во второй половине XIX – начале ХХ в., и совершенно нет исследований, рассматривающих вопрос в контексте взаимного участия в этом процессе православной церкви и земства. И все же некоторые труды хотелось бы отметить, традиционно структурировав их по трем периодам: дореволюционный, советский и современный.

Начнем с того, что термин «внешкольное образование» появился во второй половине XIX в. и получил распространение в России, когда в целях просвещения в ряде европейских стран стали создаваться народные Леонтьева Т.Г. Быт, нравы и поведение семинаристов в начале ХХ века // Революция и человек. Быт, нравы, поведение, мораль. Отечественная история. 2001. № 3. С. 171.

Конюченко А.И. Духовное образование в Оренбургской епархии во второй половине XIXначале XX вв. Челябинск, 1996; Мудролюбова C.B. Роль Русской православной церкви в развитии образования в российской провинции (на примере Вятской губернии). Киров, 2006;

Торгашин A.M. Система православного образования и православные духовно-учебные заведения Пензенской губернии в контексте социально-политических перемен в XIX-начале XX вв. Пенза, 2001; Герасимова Н.Е. Среднее духовное образование в Ярославской и Костромской губерниях во второй половине XIX-начале XX вв. Ярославль, 2001; Налетова Н.Ю. Становление и развитие духовного образования на территории Смоленской епархии в XVIII-XIX вв. Смоленск, 2006; Полосин Н.И. Православное духовное образование в Пензенской губернии в XIX-начале XX вв. Пенза, 2005 и др.

библиотеки, народные дома, народные университеты, воскресные школы, рабочие клубы и другие культурно-просветительные учреждения для взрослых109.

самоуправления по внешкольному образованию народа. Первой крупной работой в этом направлении стала книга A.C. Пругавина «Запросы народа и обязанности интеллигенции в области просвещения и воспитания», вышедшая в 1890 году. В книге даются отдельные очерки о воскресных школах, народных чтениях, библиотеках, читальнях, книжных складах, в которых автор доказывает пользу грамотности и просвещения народа 110.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 
Похожие работы:

«БОГОПОЛЬСКИЙ Павел Майорович ИСТОРИЯ РЕКОНСТРУКТИВНОЙ ХИРУРГИИ ПИЩЕВОДА В РОССИИ Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук 07.00.10 – История науки и техники (медицинские науки) Научные консультанты: д.м.н. С.А. Кабанова д.м.н. проф. М.М. Абакумов Москва – 2014 г. ОГЛАВЛЕНИЕ Страницы Введение 5– Глава I. Исследования по истории развития...»

«Марочкин Алексей Геннадьевич ПОГРЕБАЛЬНАЯ ПРАКТИКА НАСЕЛЕНИЯ ВЕРХНЕГО ПРИОБЬЯ В ПЕРИОДЫ НЕОЛИТА И ЭНЕОЛИТА (история изучения, структурный анализ и типология, проблемы культурно-хронологической интерпретации) 07.00.06 – Археология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата исторических наук ПРИЛОЖЕНИЯ Научный руководитель : доктор исторических...»

«СОЛОВЬЕВА ТАТЬЯНА АНДРЕЕВНА ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ СОВЕТСКОГО ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ГОРОДА В 1920–1930-е гг. (НА МАТЕРИАЛАХ Г. САРАТОВА) 07.00.02 – Отечественная история ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель доктор исторических наук, профессор В.А. Чолахян Саратов 2014 Оглавление Введение Глава 1. Социально-экономическое пространство города §1. Экономические...»

«Тригуб Георгий Яковлевич ФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ И ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ЕЕ ОРГАНОВ С ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТЬЮ (вторая половина XIX – первая четверть XX в.) Специальность 07.00.02 – отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель кандидат исторических наук...»

«Гарькин Игорь Николаевич ПРАВОСЛАВНЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ И ГОСУДАРСТВО В 1945–2000 ГГ. (ПО МАТЕРИАЛАМ ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель – д.и.н., проф. Королева Лариса Александровна Пенза –...»

«Долгов Вадим Викторович ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОБ ОБЩЕСТВЕ В КАРТИНЕ МИРА НАСЕЛЕНИЯ ДРЕВНЕЙ РУСИ XI – XIII ВВ. 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук Научный консультант : д.и.н. профессор Н.Л.Пушкарева Ижевск 2008 ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ЧЕЛОВЕК В ПАНОРАМЕ ГОРОДА-ГОСУДАРСТВА: ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО § 1. Князь –...»

«Павлюченко Александр Владимирович Американо-германские отношения и проблема стабильности в Европе (1933-1938 гг.) Специальность 07.00.03 – всеобщая история (новая и новейшая история) Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель к.и.н., доцент Горохов Валерий Николаевич Москва - 2014...»

«Вишев Игорь Игоревич СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЗОЛОТОПРОМЫШЛЕННОСТИ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ В XIX ВЕКЕ Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель : Доктор исторических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации А.П. Абрамовский Челябинск 2002 ОГЛАВЛЕНИЕ Стр. ВВЕДЕНИЕ Глава I. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРОЦЕССОВ РАЗРАБОТКИ И ДОБЫЧИ ЗОЛОТА НА...»

«Соколов Юрий Алексеевич Политическая агитация и пропаганда в восприятии крестьянства в годы Гражданской войны в России (на материалах Вологодской, Северо-Двинской и Череповецкой губерний) Специальность 07.00.02. – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель : доктор исторических наук, доцент Саблин Василий...»

«РЕПНЕВСКИЙ Виталий Андреевич Эволюция политики СССР/РФ в отношении Финляндии, Норвегии и Швеции (70 – 90-е гг. ХХ века) Специальность 07.00.15 – История международных отношений и внешней политики диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель – доктор исторических наук, профессор В.И. Голдин...»

«Кежутин Андрей Николаевич БОРЬБА МЕДИЦИНСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ С СОЦИАЛЬНЫМИ БОЛЕЗНЯМИ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ НА РУБЕЖЕ XIX–XX ВВ. (НА МАТЕРИАЛАХ ОБЩЕРОССИЙСКОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПЕРИОДИКИ) Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических...»

«СОЛОЩЕВА Мария Алексеевна ПОЛИТИКА ИМПЕРИИ ЦИН В ОТНОШЕНИИ ТИБЕТА В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ИМПЕРАТОРА ЮНЧЖЭНА (1723–1735 гг.) Специальность 07.00.03 – всеобщая история (средние века) Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель : доктор исторических наук Успенский Владимир Леонидович Санкт-Петербург 2014 2 Оглавление Введение Глава 1. Китайско-тибетские отношения до 1720 года:...»

«Дроздов Константин Сергеевич ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ РУССКО-УКРАИНСКИХ НАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ЦЕНТРАЛЬНОМ ЧЕРНОЗЕМЬЕ (1923-1933 гг.) Специальность: 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Соловьев К. А. Москва – Содержание Введение.. Глава I....»

«Исакова Екатерина Геннадьевна Преподаватели средних учебных заведений Западной Сибири второй половины XIX – начала XX в. 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор В. А. Волчек Кемерово – 2014 Оглавление Введение Глава...»

«Когут Екатерина Викторовна ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИН В ПАЛЕОЛОГОВСКОЙ ВИЗАНТИИ Специальность 07.00.03 – Всеобщая история (Средние века) Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель Бибиков Михаил Вадимович, доктор исторических наук, профессор Москва — Оглавление Введение 1...»

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Хованчук, Ольга Александровна История японского костюма с древнейших времен до середины XX в Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2007 Хованчук, Ольга Александровна.    История японского костюма с древнейших времен до середины XX в.  [Электронный ресурс] : дис. . канд. ист. наук  : 07.00.03. ­ Владивосток: РГБ, 2007. ­ (Из фондов Российской Государственной Библиотеки). Всеобщая история (соответствующего периода) Полный текст:...»

«ПЕТРОВА Людмила Ивановна ГОРОДСКОЙ МУЗЕЙ И ВЛАСТЬ: 1880-е – 1930-е ГОДЫ (ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ МУЗЕЙ, МУЗЕЙ СТАРОГО ПЕТЕРБУРГА, МУЗЕЙ ГОРОДА) Специальность 07.00.02. — Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель д. и. н., профессор Ю. В. Кривошеев Санкт-Петербург 2014 СОДЕРЖАНИЕ Введение.. Глава 1. Петербургский городской музей. 1.1. Создание Петербургского...»

«Товпека Андрей Васильевич Развитие системы связи и управления в пограничной страже Российской империи (1827–1917 гг.) Специальность 07.00.02. – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук 2 Научный руководитель – доктор исторических наук, профессор Фролов М. И. Санкт-Петербург 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. стр. 4– Глава I. Организация связи и управления в пограничном...»

«ЖИГУЛЬСКАЯ Дарья Владимировна РОЛЬ АЛЕВИТОВ В СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ТУРЦИИ В XX В. Специальность 07.00.03- Всеобщая история (Новое и новейшее время) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель : Д.Д. Васильев, к.и.н., проф. Москва- Оглавление Введение Глава 1. Турецкий алевизм 1. Историография 2. Возникновение и развитие алевизма в Анатолии 3....»

«Тимошечкина Елена Михайловна Раскулачивание крестьянства в Борисоглебском округе Центрально-Чернозёмной области (первая половина 1930 г.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор М.Д. Карпачёв Воронеж –...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.