WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 || 3 |

Экспериментальное обоснование двухэтапного замещения обширных дефектов трахеи сетчатым протезом диссертация на соискание учной степени кандидата медицинских наук по

-- [ Страница 2 ] --

кровоизлияний. Кровоизлияния в просвет бронхиального дерева и ацинусов, а также в строму межальвеолярных перегородок продолжались длительное время, о чем свидетельствует наличие участков лизированной крови и часто встречающиеся МФ, чья цитоплазма нафарширована гранулами с включениями гемосидерина (рис. 45). Участки кровоизлияний отмечаются как в прикорневых отделах лгких, так и на его периферии (рис. 46).

Рисунок 45. 3-я серия исследования. 2 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Цельная и лизированная кровь в просвете ацинусов и строме лгкого. Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

Рисунок 46. 3-я серия исследования. 2 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Цельная и лизированная кровь в просвете ацинусов и строме лгкого. МФ в субплевральном слое.

Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 400.

Спустя 4 недели после операции на адлюминальной поверхности протеза удатся обнаружить выраженный слой грануляций, истончающийся от крав протеза (проксимального и дистального) к его центральной части (рис. 47 а). Грануляции на всю толщу до протеза воспалительного инфильтрата представлено в таблице 12.

протезирования циркулярного дефекта трахеи. Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. а – грануляционная ткань, покрывающая адлюминальную поверхность протеза. Ув. 100, б – ПЯЛ в инфильтрате.

Состав клеточного инфильтрата в адлюминальной части капсулы протеза после замещения циркулярного дефекта трахеи к-во недель n=3 13,20±5,12 9,00±1,82 12,70±1,70 11,20±2,50 32,70±2,75 5,20±1,50 15,70±2,62 0, n=3 13,50±2,88 9,00±1,82 13,20±2,50 13,00±2,50 31,70±2,21 3,00±1,82 16,50±2,08 0, n=3 16,70±4,78 14,50±3,69 14,70±2,62 9,70±1,70 28,20±3,40 3,50±2,51 12,50±2,64 0, Примечание: 2, 4, 8 – наличие статистически значимых отличий при р0,05 с соответствующим сроком наблюдения.

Проксимальнее и дистальнее мест фиксации протеза к стенке соответствующих участков трахеи морфологические признаки экссудативной фазы воспаления обнаруживаются и в собственной пластинке слизистой оболочки и даже глубже – в фиброзно-хрящевой оболочке (рис. 48). Причм, состав инфильтрата здесь несколько отличается от инфильтрата в грануляциях, покрывающих сам протез.

Отличия заключаются в относительно меньшем количестве НФ и относительном возрастании количества лимфоцитов в инфильтрате в этой зоне.

Рисунок 48. 3-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Зона экссудации лейкоцитов указана короткими стрелками. Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

В лгких продолжается реорганизация стромы. В прикорневых отделах и на периферии (рис. 49 а, б) предсуществующие очаги утолщения межальвеолярных перегородок сливаются. В них исчезают вентилируемые (и имеющие просвет) ацинусы (рис. 49 б). В соседних с такими участками ацинусах размеры альвеол, наоборот, возрастают.

Рисунок 49. 3-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Пролиферация соединительной ткани в перибронхиальном и паравазальном пространствах прикорневых отделов (а) и периферии лгких (б).

Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

Рисунок 50. 3-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Пролиферация ФБ и выход мононуклеаров в участок фиброзного перерождения лгочной стромы. Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 400.

На большом увеличении в таких участках отмечается большое количество пролиферирующих ФБ различной степени зрелости (рис. 50).

Наряду с этим здесь же определяются МФ и лимфоциты. Неодинаковая степень оксифилии пучков коллагеновых волокон говорит о том, что они были образованы на протяжении достаточно большого промежутка времени.

Увеличение срока наблюдения в 3-й серии блока I до 8 недель практически не приводит к изменению морфологической картины реакции тканей стенки трахеи по сравнению с предыдущим сроком наблюдения. Так, капсула вокруг протеза также имеет две части – наружную (из ПВСТ) и внутреннюю, адлюминальную, состоящую из РВСТ. Так же, как в предыдущем сроке наблюдения, адлюминальная часть капсулы инфильтрирована лейкоцитами (соотношение разных типов клеток в этой части капсулы представлено в таблице 12). Наиболее значимой отличительной особенностью является появление признаков начавшегося ремоделирования соединительной ткани. Это проявляется снижением плотности ядер механоцитов в отдельных участках ПВСТ и появлением в них большого количества активных МФ, проявляющих свойства фиброкластов (рис. 51).

Как уже ранее отмечалось, у животных 2-й и 3-й серий блока I во время аутопсии при вскрытии грудной клетки отмечали патологические изменения лгких различной степени выраженности, проявляющиеся резкой гиперемией, полнокровием, отком пораженной доли (долей).

Лгкие целиком или несколько долей имели цвет от тмно-красного до серого, при пальпации – уплотнены. Макроскопически определялись очаги кровоизлияний различного объма и давности наступления, на плевре отмечены значительные фибринозные наложения. Поверхность лгкого на разрезе имеет зернистый вид и неоднородную консистенцию, с не стекает мутная жидкость (рис. 52).

Рисунок 51. 3-я серия исследования. 8 недель после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Снижение плотности клеток в участке ПВСТ. Стрелками указаны активные МФ. Микрофото.

Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 400.

Рисунок. 52. 3-я серия исследования. 8 недель после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Опыт № 23.

Заключение. По данным клинико-инструментальных методов обследования животных, после замещения дефектов трахеи различного объма лавсановым протезом следует отметить, что у животных 1-й серии (замещение окончатого дефекта трахеи) отсутствуют какие-либо осложнения со стороны трахеи и лгких. При замещении лавсановым протезом дефектов трахеи большего объма (дефект хрящевых полуколец, циркулярный дефект) со 2-х суток после операции у всех животных отмечается кашель, сохраняющийся до окончания эксперимента. У животных 2-й серии (замещение дефекта хрящевых полуколец) отмечается деформация протеза, приводящая к стенозу трахеи, вплоть до полной е облитерации. Подобное явление, на наш взгляд, является следствием конструкционных особенностей лавсанового протеза, а именно – отсутствие армирующих элементов.

Сравнение степени тяжести морфологической картины реакции тканей стенки трахеи на замещение е дефектов различного объма лавсановым протезом позволяет сделать следующие выводы: во всех случаях вокруг протеза происходит образование соединительнотканной капсулы, состоящей из адлюминальной и наружной частей. С увеличением объма моделируемого дефекта морфологические отличия частей капсулы нарастают. Так, при моделировании циркулярного дефекта или чуть менее объмного – дефекта хрящевых полуколец (с сохранением мембранозной части) – более всего заметны тканевые отличия между указанными частями капсулы, позволяющие дифференцировать РВСТ (адлюминальная часть капсулы) от ПВСТ (наружная часть). То есть степень пространственной организации капсулы и степень зрелости соединительной ткани обратно коррелируют с объмом моделируемого дефекта стенки трахеи. Возможность и скорость реэпителизации также обратно коррелируют с объмом моделируемого дефекта. Степень тяжести и объм патологических изменений в лгких находится в прямой зависимости от объма моделируемого дефекта стенки трахеи.

ГЛАВА V. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРИ

ЗАМЕЩЕНИИ ЦИРКУЛЯРНЫХ ДЕФЕКТОВ ТРАХЕИ

ЖИВОТНОГО РАЗРАБОТАННЫМ СЕТЧАТЫМ

ПОЛИПРОПИЛЕНОВЫМ ПРОТЕЗОМ

После I и II этапов операций все животные выжили. Со вторых третьих суток собаки проявляли активность. При анализе клинической картины у животных после замещения дефектов трахеи подготовленным протезом таких осложнений, как кашель, гематома, серома, эмфизема, несостоятельность швов анастомозов, абсцесс, стеноз, не наблюдалось.

Характер послеоперационных осложнений и размеры трахеи до протезирования и перед выводом из эксперимента представлены в таблице 13, 14.

Анализ послеоперационных осложнений после 2-х этапного протезирования циркулярных дефектов трахеи разработанным сетчатым полипропиленовым протезом № серии Размеры трахеи при замещении е циркулярных дефектов разработанным сетчатым полипропиленовым протезом (М ± m) 1-ая серия 2-ая серия 3-я серия 20 2,00±0,25 1,45±0,15 1,80±0,25 1,40±0, Примечание: статистически значимые отличия отсутствуют, р0, При трахеоскопии и макроскопии протезированного участка трахеи при аутопсии у животных 1-й, 2-й, 3-й серий отмечали отсутствие признаков сужения и деформации просвета трахеи на всех сроках послеоперационного наблюдения (1, 2, 4 недели после замещения участка трахеи разработанным протезом). Протез покрыт биологической тканью со стороны просвета уже ко 2-й неделе после II этапа эксперимента (рис. 53, 54).

Рисунок 53. 2-я серия исследования. 2 недели после замещения пророщенным протезом участка трахеи. Опыт № 58. Трахеоскопия (чрные стрелки указывают на проросший протез).

Рисунок 54. 3-я серия исследования. 2 недели после замещения пророщенным протезом участка трахеи. Опыт №73. Препарат трахеи (чрная стрелка указывает на проросший протез).

эксперимента, согласно схеме его проведения, показало, что у всех животных 1-й, 2-й и 3-й серий лгкие были обычного цвета, обычной эластичности. В полости плевры несколько миллилитров прозрачной серозной жидкости. Каких-либо патологических изменений со стороны лгких и плевры не наблюдали (рис. 55).

Рисунок 55. 3-я серия исследования. 4 недели после замещения пророщенным протезом участка трахеи. Опыт №79.

- Серия №1 (2 недели экспозиции протеза в тканях животного) Анализ препаратов от животных, выведенных из эксперимента через 1 неделю, при замещении циркулярного дефекта стенки трахеи протезом после его 2-х недельной экспозиции в тканях животного показал, что по обе стороны протеза находится соединительнотканная капсула, чья адлюминальная поверхность покрыта мощным слоем грануляционной ткани (рис.56).

Рисунок 56. 1-я серия исследования. 1 неделя после протезирования циркулярного дефекта трахеи. А – лейкоцитарнонекротический слой; Б – слой горизонтальных фибробластов.

Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

Соотношение разных типов клеток в слое зрелых грануляций представлено в таблице 15 и соответствует фазе пролиферации воспалительной реакции.

Исследование гистологических срезов лгких не выявило какихлибо патологических изменений в них.

Состав клеточного инфильтрата в адлюминальной части капсулы протеза после замещения циркулярного дефекта трахеи у к-во недель n=5 34,00±3,65 30,00±3,31 7,10±2,11 6,57±1,61 12,00±2,00 3,40±1,27 6,80±2,85 2, n=5 34,00±1,91 34,10±2,67 5,70±1,38 3,50±1,27 6,40±1,90 3,40±1,81 12,70±2,56 2, n=5 37,60±3,55 37,30±1,96 5,80±1,16 2,80±0,75 6,30±2,16 3,10±1,47 6,80±1,72 4, Примечание: 1, 2, 4 – наличие статистически значимых отличий при р0,05 с соответствующим сроком наблюдения.

организации капсулы вокруг протеза. И адлюминальная, и наружная поверхности покрыты ПВСТ. Но степень зрелости пучков коллагеновых волокон разная. Так, на адлюминальной поверхности расположены менее оксифильные волокна. Здесь же отмечается более высокая плотность ядер клеток фибробластического ряда (рис. 57). Тем не менее поверх капсулы из ПВСТ, на адлюминальной поверхности, находится идентификации отдельные слои. Следует отметить, что в ячейках между волокнами протеза обнаруживаются лимфоцитарно-гистиоцитарные Рисунок 57. 1-я серия исследования. 2 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. А – адлюминальная поверхность протеза; Б – наружная поверхность протеза. Микрофото.

Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

Рисунок 58. 1-я серия исследования. 2 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. В овале – лимфоцитарногистиоцитарный инфильтрат. Микрофото. Окраска гематоксилинэозином. Ув. 100.

Рисунок 59. 1-я серия исследования. 2 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. ГКИТ (указана стрелкой).

Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

В лгких лабораторных животных этой серии исследования обнаруживаются распространнные очаги утолщения межальвеолярных перегородок (рис. 60) с признаками усиленной пролиферации клеток соединительнотканной стромы. В перибронхиальных участках стромы обнаруживаются лимфоцитарно-гистиоцитарные инфильтраты, не имеющие чтких границ (рис. 61). Как правило, в подобных местах находятся скопления активных МФ. При больших увеличениях микроскопа удатся определить фиброкластические эффекты таких групп фагоцитирующих клеток. Учитывая отсутствие признаков инфекционного воспаления, по-видимому, вышеописанные факты иллюстрируют процесс морфологической реорганизации стромы лгкого.

Рисунок 60. 1-я серия исследования. 2 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Утолщение межальвеолярных перегородок. Овалом выделено скопление макрофагов. Снижение «воздушности» лгочной ткани. Микрофото.

Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

Рисунок 61. 1-я серия исследования. 2 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Лимфоцитарногистиоцитарный инфильтрат в строме лгкого. Скопление активных МФ. Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

Дальнейшее (до 4 недель) увеличение срока наблюдения за состоянием капсулы протеза после его предварительной 2-х недельной экспозиции в тканях животного приводит к выраженной организации капсулы на адлюминальной стороне протеза: слой зрелых грануляций составляет основную часть толщины капсулы на адлюминальной поверхности; сосудистый слой, содержащий горизонтально идущие пучки коллагеновых волокон (рис. 62), покрыт истонченным лейкоцитарным слоем, который, в свою очередь, на краях протеза покрыт тонким слоем эпителия.

Рис. 62. 1-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. А – сосудистый слой; Б – лимфоцитарный инфильтрат, распространяющийся в глубокие слои СПС, тонкий слой регенерирующего эпителия показан короткими стрелками. Микрофото.

Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

Эпителизация грануляций происходит за счет наползания камбиальных клеток с соседних участков сохранного эпителия (рис. 63).

С наружной стороны протеза капсула состоит из ПВСТ, в которой абсолютное большинство составляют фибробласты (рис. 63, табл. 15).

Рисунок 63. 1-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Наружная часть капсулы протеза. Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 200.

Со стороны лгких отмечается разный комплекс патологических изменений в прикорневых отделах лгкого и на его периферии. Так, в центральных отделах так же, как и на предыдущем сроке наблюдений, происходит слияние участков паренхимы с утолщнными межальвеолярными перегородками. Слияние таких участков приводит к тому, что количество вентилируемых ацинусов ещ более уменьшается, они становятся единичными (рис. 64). На периферии же особых изменений воздушности не отмечается, за исключением утолщения плевры за счт субэпителиального слоя волокон, а также наличия немногочисленных и не имеющих чтких границ лимфоцитарных инфильтратов (рис. 64, 65).

Рисунок 64. 1-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Прикорневой участок лгкого. Единичные вентилируемые ацинусы. Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

Рисунок 65. 1-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Периферический участок лгкого. Утолщение волокнистого слоя плевры (указано короткими стрелками). Инфильтрация плевры лимфоцитами (указано окружностями). Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

- Серия №2 (4 недели экспозиции протеза в тканях животного) Экспозиция протеза в тканях животного на протяжении 4 недель приводит к формированию вокруг нитей протеза и шовного материала мощной соединительнотканной капсулы, состоящей из ПВСТ (рис. 66).

Заметных отличий адлюминальной части протеза и наружной в степени зрелости соединительной ткани не обнаружено, но в то же время участки капсулы непосредственно на нитях протеза выглядят менее зрелыми. Подавляющее преобладание механоцитов среди других типов клеток говорит о полной завершнности экссудативной фазы и разгаре пролиферативной фазы воспаления.

Рисунок 66. 2-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. А – адлюминальная часть капсулы; Б – наружная часть капсулы. Стрелки указывают на соединительнотканную капсулу вокруг протеза, состоящую из ПВСТ.

Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

В лгких в прикорневых и периферических отделах происходит образование участков пневмосклероза, что приводит к расширению рядом расположенных и вентилируемых ацинусов (рис. 67 а, б).

Рисунок 67. 2-я серия исследования. 1 неделя после протезирования циркулярного дефекта трахеи. а – прикорневой отдел лгкого, б – периферический участок лгкого. Участок фиброза (указан стрелкой). Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

Спустя 2 недели после замещения циркулярного дефекта трахеи предварительно «пророщенным» в течение 4 недель протезом на его адлюминальной части, поверх организованных пучков коллагеновых волокон, появляется лейкоцитарно-некротический слой (рис. 68), состоящий из фибриновых наложений, пропитанных нейтрофильными лейкоцитами, и фрагментов секвестрированных пучков коллагеновых волокон от сохранной подложки из ПВСТ. Этот инфильтрат глубоко не проникает и, по-видимому, вызван микроорганизмами, обсеменяющими внутреннюю поверхность капсулы протеза непосредственно после операции протезирования. Соотношение типов клеток, находящихся вокруг нитей протеза, статистически не отличается от такового на предыдущем сроке наблюдения (табл. 16).

протезирования циркулярного дефекта трахеи. Лейкоцитарнонекротический слой на адлюминальной части капсулы протеза.

Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

Состав клеточного инфильтрата в адлюминальной части капсулы протеза после замещения циркулярного дефекта трахеи у к-во недель n=5 32,00±3,21 32,50±1,90 9,40±2,93 5,80±2,26 10,80±1,67 4,40±2,07 4,80±1,06 2, n=5 32,00±3,21 35,20±2,49 5,20±1,25 5,80±1,46 12,20±1,88 4,40±2,07 4,75±1,16 2, n=5 29,70±2,92 39,80±3,38 4,70±1,88 5,80±1,67 7,50±0,97 3,14±1,46 8,50±1,27 3, Примечание: 1, 2, 4 – наличие статистически значимых отличий при р0,05 с соответствующим сроком наблюдения.

В лгких в прикорневых и периферических отделах так же, как и на предыдущем сроке наблюдения в центральных и периферических отделах органа, происходит образование участков пневмосклероза, что приводит к расширению рядом расположенных и вентилируемых ацинусов (рис. 69 а, б), появление скоплений активных МФ (в основном, в перибронхиальной клетчатке) и утолщение волокнистой основы плевры.

Рисунок 69. 2-я серия исследования. 2 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. а – скопление МФ на путях их миграции в лимфатическое русло, б – утолщение субэпителиального волокнистого слоя плевры, очаги уплотнения лгочной стромы. Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином.

При увеличении срока наблюдения до 4 недель в стенке трахеи в области стояния протеза наблюдается дифференцировка перипротезной капсулы на две различные части: адлюминальную, состоящую из РВСТ и практически представляющую собой собственную пластинку слизистой, и наружную, выполненную из ПВСТ (рис. 70).

Рисунок 70. 2-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. А – адлюминальная часть капсулы; Б – наружная часть капсулы. Стрелки указывают на тонкий слой зрелых коллагеновых волокон, непосредственно покрывающих волокна протеза. Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

При этом на краевых участках протеза, в местах, где эпителизация уже завершена, вс ещ отмечается небольшая инфильтрация СПС лимфоцитами (рис. 71).

Рис. 71. 2-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Стрелки указывают на межэпителиальные лимфоциты. Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

В лгких на этом сроке наблюдения обнаруживается менее выраженная картина патологических изменений. На фоне немногочисленных инфильтратов, находящихся вокруг мелких бронхов в центральных отделах лгких и состоящих из мононуклеаров, на периферии органа какие-либо патологические изменения отсутствуют (рис. 72 а, б). Иногда обнаруживаются кровоизлияния в строму лгкого (рис. 73). Наличие участков гемолиза, а также относительно большого количества МФ с включениями гемосидерина позволяют сделать заключение о прижизненном происхождении кровоизлияний.

Рисунок 72. 2-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

Рисунок 73. 2-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Очаг кровоизлияния в строму лгкого. Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

- Серия №3 (8 недель экспозиции протеза в тканях животного) В отличие от предыдущего срока наблюдения морфологическая картина состояния капсулы протеза на этом сроке наблюдения менее спокойна. Так, адлюминальная часть капсулы, также состоящая из РВСТ, отчна и инфильтрирована лимфоцитами (рис. 74).

Рисунок 74. 3-я серия исследования. 1 неделя после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Стрелки указывают наружную часть протеза. Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином.

Ув. 100.

свидетельствует о продолжении стадии экссудации (табл. 17). Состояние лгких отличается от нормы некоторым утолщением плевры за счт перегородок в центральных отделах органа и наличием инфильтратов вокруг сосудисто-бронхиальных пучков.

Состав клеточного инфильтрата в адлюминальной части капсулы протеза после замещения циркулярного дефекта трахеи у к-во недель n=5 24,50±6,99 37,00±4,39 5,20±1,88 3,40±1,51 11,40±2,82 3,00±1,91 15,20±3,63 2, n=5 30,80±4,94 39,70±3,72 4,10±1,06 3,40±1,51 9,50±1,13 3,10±1,77 9,10±2,60 2, n=5 37,20±4,64 42,70±3,63 4,80±1,06 2,50±1,27 5,80±1,46 2,00±1,15 4,70±1,79 5, Примечание: 1, 2, 4 – наличие статистически значимых отличий при р0,05 с соответствующим сроком наблюдения.

Анализ препаратов от животных, выведенных из эксперимента через 2 недели, показывает, что экссудативная стадия воспаления в инфильтрация РВСТ лимфоцитами и НФ (табл. 16), волокнистое окружение каждого волокна протеза инкорпорируется в систему пучков волокон наружной части общей капсулы (рис. 75).

В лгких обнаруживаются гранулмы, состоящие из ФБ и МФ.

Они размещаются как в местах бифуркации бронхов различного диаметра, так и свободно в строме органа (рис. 77, 78).

Рисунок 75. 3-я серия исследования. 2 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Стрелки указывают наружную часть протеза. Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином.

Ув. 100.

Рисунок 76. 3-я серия исследования. 2 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. А – волокна протеза; Б – адлюминальная часть капсулы, состоящая из ПВСТ; В – адлюминальная часть капсулы, состоящая из РВСТ; эпителий указан стрелками. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 200.

Рисунок 77. 3-я серия исследования. 2 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Гранулма у бифуркации бронха (указана окружностью). Окраска гематоксилин-эозином. Ув.

200.

Рисунок 78. 3-я серия исследования. 2 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Гранулма в строме лгкого (указана окружностью). Окраска гематоксилин-эозином. Ув.

100.

К концу 4 недели наблюдения после протезирования полного циркулярного дефекта стенки трахеи полная эпителизация протеза отмечается практически на всм его протяжении. Регенерация эпителия и начало выполнения им защитных функций приводят к тому, что резко сокращается инвазия микроорганизмов и стихают признаки экссудации.

При микроскопии препаратов вокруг нитей протеза обнаруживается капсула, состоящая из тонкого клеточного слоя, непосредственно прилегающего к нитям протеза (рис. 79).

Рисунок 79. 3-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Капсула, состоящая из ПВСТ, вокруг нитей протеза. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

Отличий в тканевой организации между адлюминальной частью и наружной нет. Более того, адлюминальная часть состоит практически вся из ПВСТ. Рыхлая волокнистая ткань представлена тонкой прослойкой (рис. 80 а), а общая толщина адлюминальной части такова, что е не накрывает одно поле зрения микроскопа (рис. 80 а, б).

Рисунок 80. 3-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Капсула, состоящая из ПВСТ, вокруг нитей протеза. Окружностью отмечен ориентир.

Тонкая фигурная скобка – прослойка РВСТ. Толстая фигурная скобка – слой ПВСТ. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

В центральных отделах протеза с незавершнной эпителизацией организация капсулы несколько отличается от вышеописанной (рис. 81).

Там, где толщина эпителиального пласта ещ не восстановилась и где ещ нет ни призматических эпителиоцитов, ни бокаловидных клеток, однослойный плоский эпителий лежит на ПВСТ практически без подложки из РВСТ.

Рисунок 81. 3-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Тонкий слой регенерирующего эпителия расположен на ПВСТ капсулы протеза (отмечено стрелками). Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув.

100.

сформировавшихся патологических изменений: на периферии органа имеется выраженное утолщение волокнистого слоя плевры и расширение краевых альвеол (по типу эмфизематозного расширения) (рис. 82). В центральных (прикорневых) участках лгких происходит организация соединительнотканных массивов в очагах ранее произошедших ателектазов и кровоизлияний (рис. 83 а, б).

Рисунок 82. 3-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. Утолщение волокнистого слоя плевры и расширение краевых альвеол. Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 100.

Рис. 83. 3-я серия исследования. 4 недели после протезирования циркулярного дефекта трахеи. а – обширный участок пролиферации соединительнотканных элементов. Ув. 100, б – то же, но на увеличении 400. Микрофото. Окраска гематоксилин-эозином.

Заключение. По данным клинико-инструментальных методов исследования, протезирование циркулярного дефекта трахеи предлагаемым сетчатым полипропиленовым протезом с предварительной его подготовкой позволяет избежать осложнений со стороны протезированного участка трахеи и лгких в послеоперационном периоде.

Сравнение динамики формирования и тканевых особенностей строения соединительнотканной капсулы вокруг протеза при его экспозиции в тканях стенки трахеи на 2, 4 и 8 недель перед использованием для протезирования экспериментального циркулярного дефекта стенки трахеи показало, что при увеличении срока экспозиции происходит формирование более плотной капсулы, состоящей из пространственно организованных пучков коллагеновых волокон. Это обстоятельство (толщина и степень организации волокнистой части капсулы) играет значительную роль при последующем перемещении «пророщенного» протеза в область дефекта стенки трахеи, так как более плотная волокнистая ткань лучше выполняет барьерную функцию и, следовательно, в этом случае могут быть созданы более оптимальные условия для регенерации эпителия. Это подтверждается динамикой состава клеточного инфильтрата, сроками и качеством эпителизации адлюминальной поверхности протеза на разных сроках наблюдения после II этапа операции протезирования. Косвенно это также подтверждается более быстрым разрешением патологических процессов в лгких, что возможно лишь при восстановлении функции проведения воздуха и его подготовки к газообмену во внелгочных дыхательных путях.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

протезирование участка трахеи после его резекции?» – является категоричное: «Да». Однако следует учесть, что материал, из которого сделан протез трахеи или же весь протез (если он композитный и изготовлен из нескольких видов материала), должен максимально соответствовать механическим характеристикам трахеи [64, 96]. От чего зависят механические характеристики трахеи? Очевидно, что е эластические свойства (растяжимость в продольном и радиальном направлениях) зависят от эластичности (растяжимости) мембранозной части и участков фиброзно-хрящевой оболочки, находящихся между хрящевыми полукольцами [25]. В чм биологический смысл растяжимости? В том, что длина и диаметр трахеи должны иметь возможность меняться (в основном увеличиваться) при кашлевых толчках [1, 5, 45, 51]. С этой точки зрения, создаваемые протезы и/или материалы для изготовления протезов должны иметь, если не полностью идентичные показатели растяжимости, то хотя бы близкие к таковым у трахеи человека. Рассмотрим повторно рисунок 12, приведенный ранее в главе III. Во-первых, обращает на себя внимание сходство кривых, иллюстрирующих зависимость удлинения фрагмента трахеи животного и протеза трахеи от приложенной силы. Во-вторых, становится очевидным, что используемый протез более эластичен, нежели трахея животного. Так, при нагрузке в 20 Н в осевом направлении удлинение протеза в 2,5 раза больше, чем трахеи. Увеличение нагрузки в 4 раза (до 80 Н) увеличивает эту разницу в 3,5 раза. Какие выводы можно сделать из этого наблюдения? При кашле (а кашель всегда будет присутствовать после операций на дыхательных путях, так как в результате нарушения функционирования мукоцилиарного аппарата будут проблемы с эвакуацией слизи) в результате скачкообразного повышения давления в бронхиальном дереве (и трахее тоже) произойдт кратковременное расширение трубчатых отделов бронхиального дерева [105, 141]. Но изза более высокой эластичности (и растяжимости) участок, замещнный протезом, растянется больше, чем соседние участки трахеи.

Рисунок 12. График зависимости удлинения фрагмента трахеи животного и протеза трахеи от приложенной силы, где: 1 – аппроксимация зависимости удлинения протеза трахеи от приложенной силы. 2 – аппроксимация зависимости удлинения образца трахеи от приложенного усилия.

По нашему мнению, это может привести к осложнениям двух видов: к деформации участка соединения протеза со стенкой трахеи и, как следствие, возможному развитию несостоятельности швов, последующей деформации протеза и полной или частичной обтурации просвета трахеи деформированным протезом или к резкому замедлению эпителизации внутренней поверхности протеза трахеи вследствие его постоянного люфта при дыхательных и кашлевых экскурсиях, что, в свою очередь, чревато присоединением инфекции и развитием нагноительных осложнений в области стояния протеза, с последующим комплексом осложнений в виде абсцессов, их прорыва в просвет трахеи, несостоятельностью швов и, как уже указывалось, разными вариантами обтурации трахеи (в том числе и вследствие развития отка вокруг зоны воспаления).

Из вышесказанного следует, что, решая проблему заместительного протезирования участков трахеи эндопротезами из синтетических материалов, необходимо выбирать материал, максимально подобный по своим механическим характеристикам и, в первую очередь, эластичности, параметрам стенки трахеи. Понятно, что добиться этого практически невозможно, так как подходящие материалы часто имеют низкую биологическую совместимость. Поэтому мы предположили, что лучшим материалом, имеющим наиболее подходящие механические характеристики, являются ткани организма самого реципиента. В связи с этим все последующие этапы исследования имели следующую логику.

Во-первых, учитывая то, что реакция соединительной ткани лабораторных животных на синтетические материалы, используемые для изготовления эндопротезов, изучена уже достаточно хорошо, имеет смысл в эксперименте и в динамике исследовать особенности реакции тканей стенки трахеи на заместительное протезирование дефектов, отличающихся по объму и, как следствие, степени нарушения всего комплекса функций трахеи. Во-вторых, в эксперименте и в динамике изучить особенности реакции тканей стенки трахеи на заместительное двухэтапное протезирование полного циркулярного дефекта стенки трахеи. В последнем случае подразумевается, что на I этапе экспозиция протеза осуществляется непосредственно в адвентиции, окружающей стенку трахеи. Гипотезу исследования составляет идея о возможности «прорастания» клеточных и волокнистых компонентов соединительной ткани в ячейки протеза, формирование капсулы на обеих его поверхностях. Учитывая ранее полученные сведения о динамике формирования капсулы вокруг лавсанового протеза [22, 132], а также то, соединительнотканными волокнами, выполняющими как бы дополнительное «армирование» протеза, мы выбрали именно полипропиленовый протез ООО «Линтекс» (г. Санкт-Петербург), уже исследованный в эксперименте для протезирования дефектов брюшной стенки [31, 132] и успешно применяющийся в клинике для ненатяжной герниопластики.

Анализируя результаты клинико-инструментальных методов обследования животных после замещения дефектов трахеи различного объма лавсановым протезом, можно сделать вывод, что осложнения со стороны лгких в виде кашля возникают при моделировании ситуации выраженного расстройства эвакуаторной функции слизистой оболочки трахеи. Так, в этом блоке исследований лишь у животных 2-й и 3-й серий отмечался кашель. В этих же сериях исследования на поздних сроках наблюдения отмечались случаи обтурации просвета трахеи деформированным протезом.

осложнений. Первое: что представляет собой капсула, формирующаяся вокруг протеза? По данным некоторых авторов [22], если протез имплантирован в переднюю брюшную стенку, то уже на 7-е сутки выраженность экссудативных проявлений начинает стихать, а на 14-е сутки, как правило, имеет место пролиферативная фаза асептического воспаления. В нашем случае на 14-е сутки наблюдения только в первой серии исследования (рис. 84) общее количество клеток-резидентов достигает уровня клеток-нерезидентов. То есть фаза экссудации сменяется фазой пролиферации. Речь идт не о полном завершении экссудации, а об одновременном протекании двух фаз.

Рисунок 84. Гистограмма значений клеточного индекса в I блоке исследования, рассчитанного в динамике наблюдения у лабораторных животных трех серий исследования как отношение суммы клетокнерезидентов к клеткам-резидентам.

В дальнейшем в 1-й серии исследования (замещение окончатого дефекта) пролиферативные процессы возобладают, количество клеток фибробластического ряда станет в 3 (на 4-й неделе) и 4 (на 8-й неделе наблюдения) раза больше, чем мигрирующих клеток. Но все равно такая динамика изменений состава клеток инфильтрата радикально отличается от результатов, полученных другими исследователями, имплантировавшими лавсановый протез не в трахею. Обращает на себя внимание то, что во 2-й и 3-й сериях исследования значения КИ не достигают уровня смены фаз воспаления даже к концу 2-го месяца наблюдения (рис. 84). По нашему мнению, обнаруженный факт экспоненциальной зависимости скорости смены фаз воспалительного процесса от объма, моделируемого в эксперименте дефекта стенки трахеи, объясняется отсутствием армирующих элементов в тканом протезе и, как следствие, его «люфте» во время дыхательных экскурсий.

Это приводит к дополнительной травматизации элементов грануляционной ткани, развивающейся вокруг протеза, выбросу дополнительной порции цитокинов и, как следствие, дополнительному рекрутированию клеток-фагоцитов в очаг воспаления (зону стояния протеза). Это объясняет низкие значения КИ, типичные для экссудативной фазы воспаления, на всех сроках наблюдения.

Ещ одним важным оценочным критерием степени зрелости соединительной ткани является соотношение клеток фибробластов и фиброцитов. Функционально они отличаются тем, что в ряду дифференцировки от юного фибробласта до фиброцита последовательно сменяются функции пролиферации и увеличения популяции клеток на функцию синтеза коллагена и, наконец, на механическую функцию [111].

Нами установлено, что в 1-й серии исследований в I блоке на 2-й неделе наблюдения относительное количество фибробластов в 5 раз больше, чем относительное количество фиброцитов (рис. 85). То есть, в данный момент в регенерирующей соединительной ткани идут процессы увеличения популяции клеток фибробластического ряда (за счт пролиферации последних) и процессы строительства коллагенового каркаса регенерирующей ткани. К концу 2-го месяца наблюдений это соотношение становится как 1,5:1. Несложно сделать вывод, что степень зрелости соединительной ткани возросла.

В то же время во 2-й и 3-й сериях такой выраженной динамики качества популяции фибробластических элементов нет. По нашему мнению, это объясняется нестихающим процессом воспаления.

Рисунок 85. График динамики изменения соотношений типов клеток фибробластического ряда в I блоке исследования.

Дополнительным подтверждением того, что динамика смены фаз воспалительного процесса различна в сравниваемых сериях I блока исследования является тот факт, что морфологические отличия в строении адлюминального и наружного листков перипротезной капсулы нарастают параллельно с увеличением объма моделируемого дефекта трахеи. То есть, степень пространственной организации капсулы и степень зрелости соединительной ткани обратно коррелируют с объмом моделируемого дефекта стенки трахеи.

Именно отсутствие жсткой опоры, с одной стороны, и нестихающее воспаление в РВСТ адлюминальной части протезной капсулы, с другой стороны, являются главными причинами нарушения эвакуаторной функции трахеи (подразумевается организация оттока слизи). Это, в свою очередь, приводит к развитию осложнений со стороны лгких, появлению кашля и, следовательно, ещ большему люфту протеза. Таким образом, замыкается порочный круг, делающий реэпителизацию адлюминальной поверхности протеза и восстановление эвакуаторной функции слизистой оболочки трахеи.

Исходя из вышесказанного, предварительная экспозиция сетчатого протеза в соединительной ткани без каких-либо механических воздействий на него в виде сдавления или растяжения в радиальном или аксиальном направлениях должна сопровождаться формированием капсулы из ПВСТ по обе стороны протеза. Именно высокая степень пространственной организации ПВСТ может одновременно выполнить две задачи. Во-первых, капсула из ПВСТ может стать как минимум механическим барьером на пути микроорганизмов, во-вторых, она может быть дополнительным армирующим элементом. Более того, если ПВСТ образует капсулу на адлюминальной и наружной поверхностях, то их механические характеристики (характеристики частей капсулы) выравниваются, что также служит дополнительным стабилизирующим фактором.

Морфометрия клеточного инфильтрата адлюминальной части перипротезной капсулы во II блоке исследований показала, что значения КИ (рис. 86) уже на 1-й неделе наблюдения свидетельствуют о наличии выраженной пролиферативной стадии воспаления. Во всех сериях исследования количество рекрутируемых клеток в 2-3 раза меньше, чем количество клеток-резидентов. То есть, пролиферативная стадия воспаления была пройдена ещ во время предыдущей экспозиции протеза в тканях реципиента. А высокие значения КИ в 1-й и 3-й сериях исследования на 4-й неделе наблюдения однозначно свидетельствуют о развитии фазы ремоделирования соединительнотканной капсулы протеза.

Рисунок 86. Гистограмма значений клеточного индекса во II блоке исследования.

Рисунок 87. График динамики изменения соотношений типов клеток фибробластического ряда во II блоке исследования.

Эти данные подтверждаются соотношением разных типов клеток в фибробластическом диффероне (рис. 87); практически в каждой серии исследования и на каждом сроке наблюдения относительное количество фиброцитов равно или несколько превышает относительное количество фибробластов. Особенно это заметно в 3-й серии исследования.

Таким образом, сравнение тканевых особенностей строения частей перипротезной капсулы и динамики е формирования у животных II блока исследования позволяют сделать вывод о том, что увеличение срока экспозиции сетчатого армированного полипропиленового протеза в тканях шеи приводит к образованию вокруг него капсулы, состоящей из более зрелой ПВСТ. Это создат необходимую морфологическую основу для реэпителизации протеза и восстановления в полном объме комплекса функций слизистой оболочки.

ВЫВОДЫ

1. Лавсановый протез при одноэтапном протезировании обширных дефектов трахеи в условиях недостаточной каркасности и агрессивной среды поддерживает хронический воспалительный процесс, тормозит образование внутренней соединительнотканной капсулы и эпителизацию внутренней поверхности протеза, что ведет у 100% животных к деформации, сужению просвета трахеи и лгочным осложнениям.

Морфологическая картина характеризуется очагами воспаления, низкой степенью пространственной организации и зрелости рыхлой волокнистой соединительной ткани внутренней части капсулы протеза, в лгких – очагами пневмонии, эмфиземой и кровоизлияниями.

2. Разработанный нами синтетический тканый сетчатый полипропиленовый протез с меандровой полипропиленовой спиралью обладает каркасностью и эластичностью; термическая обработка обеспечивает устойчивую трубчатую форму, а незамкнутый контур протеза обеспечивает возможность замещения циркулярного дефекта любого диаметра трахеи.

растяжении в аксиальном направлении. При приложении силы с шагом в 1 Н до величины в 10 Н зависимость удлинения трахеи от приложенной силы имела линейный вид и приобретала вид пологой экспоненты с уровня прилагаемой силы в 10 Н до уровня силы 80 Н. Подготовленный (пророщенный) протез обладает большей, по сравнению с трахеей собаки, эластичностью. Так, при воздействии силы в 40 Н удлинение образца трахеи составляло 0,009±0,001м, образца протеза – 0,028±0, 4. Экспозиция протеза в тканях шеи животного на 2-й и 4-й неделе характеризуется наличием грануляционной ткани и отсутствием плотной волокнистой соединительной ткани в составе адлюминальной части капсулы протеза.

При увеличении сроков экспозиции протеза в тканях шеи животного до 8 недель вокруг протеза трахеи формируется плотная волокнистая соединительная ткань, выполняющая функцию «подложки»

для прослойки рыхлой волокнистой соединительной ткани, что обеспечивает герметичность протезу, его эластичность и каркасность и создает условия для эпителизации внутренней поверхности протеза.

5. Двухэтапная подготовка и протезирование циркулярных дефектов трахеи разработанным эндопротезом уменьшает число его стенозов, восстанавливает слизистую внутренней поверхности протеза, что предупреждает развитие лгочных осложнений.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Одноэтапное использование лавсанового протеза для замещения обширных дефектов трахеи приводит к деформации и стенозу протеза трахеи, длительному воспалению в области протеза, трахеи и лгких, поэтому использовать его для замещения дефектов трахеи нецелесообразно.

2. Протезы, используемые для замещения дефектов трахеи, должны обладать каркасными и биоинертными свойствами.

3. Для замещения дефектов трахеи целесообразно использовать синтетический тканый сетчатый полипропиленовый протез с меандровой полипропиленовой спиралью, которая обеспечивает каркасност, эластичность и устойчивую трубчатую форму, а незамкнутый контур протеза дат возможность замещения циркулярного дефекта любого диаметра трахеи.

4. Для замещения циркулярных дефектов трахеи целесообразно использовать двухэтапный способ:

1 этап – 8-и недельная экспозиция эндопротеза в ткани шеи с формированием соединительнотканной подложки на внутренней поверхности протеза;

2 этап – замещение циркулярного дефекта трахеи подготовленным (пророщенным) протезом.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Агаджанян Н.А.; Основы физиологии человека: Учебник. М.:

РУДН. 2001.

Акетова, Т. А. Возможности комбинированного метода лечения у больных стенозирующим раком гортани ТЗ-4Н0М0 / Т. А. Акетова, В. П.

Бойков // Материалы 5-го Всерос. съезда онкологов. – Казань, 2000. – С.

272–273.

Аничкин, Б. В. Новый биосинтетический материал «Трахекол»

для пластики дефектов трахеи / Б. В. Аничкин, А. С. Карпицкий, Л. П. Истранов // Здравоохранение Белоруссии. – 1990. – № 3. – С. 55–56.

распространнного немелкоклеточного рака лгкого : автореф. дис. … д-ра мед. наук : 14.00.14 / А. И. Арсентьев. – СПб., 2007. – 46 с.

Атлас по физиологии. В двух томах. Том 2: учеб. пособие / А. Г.

Камкин, И. С. Киселева - 2012.

Балацкая, Л. Н. Речевая реабилитация и качество жизни после лечения больных опухолями головы и шеи : автореф. дис.... д-ра мед. наук / Л. Н. Балацкая. – Томск, 2000. – 269 с.

Банарь, И. М. Хирургическое лечение хронических стенозов и дефектов гортани у детей и взрослых / И. М. Банарь // Материалы 2-й конф.

детских отоларингологов : тез. докл. (Москва, 29-30 март 1989 г.). – М., 1989. – С. 18–20.

Барчук, А. С. Стандарты лечения немелкоклеточного рака легкого / А. С. Барчук // Вестн. РОНЦ. – 2003. – № 1. – С. 3–7.

Богданов, А. Б. Интубация трахеи / А. Б. Богданов, В. А.

Корячкин. – СПб. : С.-Петерб. мед. изд-во, 2004. – 183 с.

10. Брюсов, П. Г. Применение временных трубчатых эндопротезов для восстановления шейного отдела трахеи и гортани / П. Г. Брюсов, В. А.

Горбунов // Профилактика, диагностика и лечение рубцовых стенозов трахеи : тез. Рос. науч.-практ. конф. – М., 1999. – С. 9–10.

11. Валдина, Е. А. Заболеваемость щитовидной железы / Е. А.

Валдина. – СПб., 2001. – С. 246–251.

комбинации с пневмонэктомией / В. И. Маслов [и др.] // Анналы хирургии.

– 2011. – № 6. – С. 43–46.

13. Воронов, С. А. Хирургическая коррекция стенозов гортани и шейного отдела трахеи / С. А. Воронов, Л. П. Пюрова, Т. Ш. Ешмуратов // 3я Моск. междунар. конф. по торакальной хирургии : тез. докл. – М., 2005. – С. 15–18.

14. Выбор метода эндотрахеальной хирургии и анестезии в зависимости от степени опухолевого стеноза / В. В. Соколов [и др.] // Тез.

докл. 13-го Нац. конгр. по болезням органов дыхания. – СПб., 2003. – С. 374.

15. Гасанов, А. М. Повреждения гортани и трахеи: эндоскопическая диагностика и лечение / А. М. Гасанов, А. С. Осипов, Т. П. Пинчук // Эндоскоп. хирургия. – 2010. – № 2. – С. 55–60.

16. Гипотензивная анестезия при эндотрахеобронхеальных операциях по поводу опухолевого поражения трахеи и/или центральных бронхов / Я. О. Веденин [и др.] // Вопр. онкологии. – 2010. – № 3. – С. 337– 340.

17. Гудовский, Л. М. Отдаленные результаты устранения обширных дефектов трахеи с помощью микрохирургических технологий / Л. М.

Гудовский, И. О. Миланов, В. Д. Паршин // 3-я Моск. междунар. конф. по торакальной хирургии : тез. докл. – М., 2005. – С. 39–41.

18. Гюсан, А. О. Экстренная помощь при наружных травмах глотки, гортани и шейного отдела трахеи / А. О. Гюсан, С. А. Гюсан // Современные наукоемкие технологии. – 2009. – № 9. – С. 108–109.

19. Давыдов, М. И. Рак пищевода / М. И. Давыдов, И. С. Стилиди. – М. : Практ. медицина, 2007. – 392 с.

20. Давыдов, М. И. Совершенствование хирургического лечения больных немелкоклеточным раком легкого / М. И. Давыдов, С. М. Волков, Б. Е. Полоцкий // Рос. онкол. журн. – 2001. – № 5. – С. 14–17.

21. Давыдов, М. И. Современные возможности трахеобронхопластических операций / М. И. Давыдов [и др.] // Вестн. Моск. онкол. о-ва. – 2006. – № 2. – С. 10–12.

22. Дерюгина, М.С. Комплексное изучение судьбы лавсановых имплантатов в отдаленные сроки после герниопластических операций/ М.С.Дерюгина // IV Междунар. конф. «Современные подходы к разработке и применению эффективных перевязочных средств, шовных материалов и полимерных имплантатов» (27-28 ноября 2001 г., г. Москва). -М,2001.С.165-167.

23. Дворниченко, В. В. Восстановление голосовой функции после ларингэктомии / В. В. Дворниченко // Рос. онкол. журн. – 2004. – № 2. – С.

23–25.

24. Доброкачественные эпителиальные опухоли трахеи и бронхов / Н. Е. Чернеховская [и др.] // Пульмонология. – 2009. – № 4. – С. 103–106.

25. Дубровский В.И. Биомеханика: Учебник для студентов вузов/ В.Н. Федорова. - М.: Владос, 2003.

26. Дыдыкин, С. С. Аллотрансплантация трахеи с сосудистой ножкой / С. С. Дыдыкин, А. В. Николаев // Анналы хирургии. – 2001. – № 4.

– С. 67–73.

27. Дыдыкин, С. С. Анатомо-экспериментальное обоснование аллотрансплантации трахеи на сосудистой ножке: монография / С. С. Дыдыдкин. – М. : КДУ, 2006. – 112 с.

28. Дыдыкин, С. С. Модель пересадки трахеи / С. С. Дыдыкин, А. И. Белящев, Г. А. Платонова // Профилактика, диагностика и лечение рубцовых стенозов трахеи : тез. Рос. науч.-практ. конф. – М., 1994. – С. 16– 17.

29. Дыдыкин, С. С. Трансплантация трахеи / С. С. Дыдыкин, А. В. Николаев // Анналы хирургии. – 1998. – № 5. – С. 20–23.

30. Елезов, А. А. Эндоскопическое эндопротезирование в лечении рубцовых стенозов трахеи / А. А. Елезов, М. А. Русаков., В. Д. Паршин // Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. – 2004. – № 3. – С. 59–63.

31. Жуковский, В.А. Разработка сетчатых эндопротезов мягких тканей и выбор оптимальных вариантов/ В.А.Жуковский, Т.И.Винокурова, Л.П.Ровинская // IV Междунар. конф. «Современные подходы к разработке и применению эффективных перевязочных средств, шовных материалов и полимерных имплантатов» (27-28 ноября 2001 г., г. Москва). - М.,2001.С.160-162.

нозокомиальных риносинуситов у больных с тяжелой черепно-мозговой травмой / А. В. Зайцев, В. В. Березнюк, Б. С. Зайцев // Рос. ринология. – 2006. – № 3. – С. 7–11.

33. Зенгер, В. Г. Некоторые аспекты лечения рубцовых стенозов трахеи / В. Г. Зенгер // Профилактика, диагностика и лечение рубцовых стенозов трахеи : тез. Рос. науч.-практ. конф. – М., 1999. – С. 18–20.

34. Зенгер, В. Г. Пути совершенствования восстановительного лечения последствий травм полых органов шеи. / В. Г. Зенгер // Вестн.

оториноларингологии. – 1995. – № 2. – С. 27–30.

35. Зенгер, В. Г. Современное состояние и перспективы лечения больных с повреждением полых органов шеи / В. Г. Зенгер, В. А. Горбунов, А. Н. Наседкин // Новости оториноларингологии и логопатологии. – 2001. – № 2 (26). – С. 21–26.

36. Зенгер, В. Г. Современное состояние проблемы лечения детей с респираторным папилломатозом / В.Г. Зенгер, З.М. Ашуров // Вестн.

оториноларингологии. – 2000. – № 4. – С. 17–21.

37. Зенгер, В. Г. Хирургия повреждений гортани и трахеи / В. Г.

Зенгер, А. Н. Наседкин, В. Д. Паршин. – М., 2007; – 364 с.

38. Зислин, Б. Д. Высокочастотная вентиляция (ВЧИВЛ): вчера, сегодня, завтра / Б. Д. Зислин // Интенсив. терапия. – 2005. – № 1. – С. 23–34.

39. Значение спиральной компьютерной томографии в диагностике повреждений трахеи и их последствий / Т. Г. Бармина [и др.] // Повреждения пищевода и трахеи и их осложнения : материалы гор. семинара. – М. : НИИ СП им. Н.В. Склифосовского, 2009. – № 210. – С. 19–25.

40. Иванов, А. М. Успешное лечение пищеводно-бронхиального свища / А. М. Иванов // Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. – 2000. – № 5. – С. 79.

41. Истомин, А. Н. Стресс-протекторная анестезия с управляемой гипотонией у больных с ринохирургической патологией : автореф. дис. … канд. мед. наук / А. Н. Истомин. – Новосибирск, 2005. – 20 с.

42. К вопросу о путях повышения эффективности оказания медицинской помощи пострадавшим в ДТП в Москве / Л. Г. Костомарова [и др.] // Моск. мед. журн. – 2001. – №3/4. – С. 8–11.

43. Каримова, Ф. С. Лечение папилломатоза гортани индукторами интерферона / Ф. С. Каримова, Г. Ф. Иванченко, С. С. Григорян // Вестн.

оториноларингологии. – 2000. – № 5. – С. 54–57.

постинтубационных изменений гортани трахеи и пищевода : дис. … канд.

мед. наук / А. С. Келехсаева. – М., 2007. – 107 с.

45. Кирасирова, Е.А. Функция внешнего дыхания у больных стенозом гортани и трахеи / Е.А. Кирасирова, Е.Г. Ежова // Вестн.

оториноларингологии.-2005.-№ 1.-С.39-40.

46. Кирасирова, Е. А. Использование биоматериала «Аллоплант» и гемостатического материала «Сержисел» в реконструктивной хирургии гортани и трахеи / Е. А. Кирасирова, Ф. С. Каримова // Вестн.

оториноларингологии. – 2007. – № 5. – С. 33–34.

47. Клинико-морфологические особенности дыхательной системы у больных после ларингэктомии / Е. Н. Новожилова [и др.] // Рос. онкол.

журн. – 2007. – № 3. – С. 34–39.

фронтолатеральной резекции гортани / А. Л. Клочихин [и др.] // Вестн.

оториноларингологии. – 2010. – № 1. – С. 42–45.

49. Клочихин, А. Л. Резекции гортани при раке III стадии / А. Л.

Клочихин // Вестн. отоларингологии. – 1998. – № 6. – С. 27–32.

50. Кобылянский, В. И. Мукоактивная терапия и новые аспекты патогенеза хронической обструктивной болезни легких / В. И.

Кобылянский, Е. А. Гамаль // Клин. медицина. – 2006. – № 8. – С. 15–23.

51. Кольцуй, С.С. Справочный материал по исследованию системы внешнего дыхания: учеб. пособие / С.С. Кольцун, В.В. Массарыгин.- М.:

МОНИКИ, 2004.- 28 с.

52. Комбинированная эндоларингеальная видеоэндоскопическая хирургия и фотодинамическая терапия больных с рецидивирующим папилломатозом гортани и трахеи / В. В. Соколов [и др.] // Вестн.

оториноларингологии. – 2007. – № 6. – С. 4–9.

53. Комбинированное лечение протяженного рубцового стеноза трахеи и подскладочного отдела гортани / В. Д. Паршин [и др.] // Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. – 2005. – № 4. – С. 71–72.

54. Комбинированный эндоскопический контроль эффективности лечения злокачественных опухолей трахеи и/или бронхов с использованием аутофлуоресцентной спектроскопии / А. И. Арсеньев [и др.] // Вопр.

онкологии. – 2010. – № 5. – С. 548–551.

Плужников [и др.] // Вестн. оториноларингология. – 2003. – № 1. – С. 4–8.

56. Лапченко. С. Н. Принципы протезирования в реконструктивной хирургии полых органов шеи / С. Н. Лапченко, В. В. Дормаков, Е. А. Кирасирова //Труды МНИИ уха, горла и носа. – Вып. XXXVIII. – М., 1994-1995. – С. 112–116.

трахеостомии / А. Л. Клочихин [и др.] // Вестн. оториноларингологии. – 2010. – № 1. – С. 21–25.

протезированием при раке гортани / В. О. Ольшанский [и др.]. – М., 2004. – 224 с.

59. Лебединский, К. М. Анестезия и системная гемодинамика / К. М. Лебединский. – СПб. : Человек, 2000. – С. 91–98.

60. Левашев, Ю. Н. Аллотрансплантация трахеи в клинике и эксперименте / Ю. Н. Левашев, П. К. Яблонский, В. Г. Пищик // Вестн.

хирургии. – 2009. – № 1. – С. 108–111.

61. Лечение рубцовых стенозов трахеи в клинике торакальной хирургии / В. Д. Паршин [и др.] // Рос. оториноларингология. – 2004. – Т. 5, № 12. – С. 134–142.

62. Лечение рубцовых стенозов трахеи с применением силиконовых эндопротезов / В. А. Герасин [и др.] // Здравоохранение Таджикистана. – 2009. – № 3. – С. 15–20.

63. Лилеев, Д. В. Чрескожная транстрахеальная высокочастотная эндопротезированием : автореф. дис. … канд. мед. наук / Д. В. Лилеев. – М., 2003. – 24 с.

64. Медицинская биомеханика, под ред. А. Каппоццио и В.К.

Калнберза, т. 1—4, Рига, 1986.

65. Маслов, В. И. Лобэктомии с клиновидной резекцией главного и промежуточного бронхов / В. И. Маслов, В. Е. Малышев, М. В. Куликов // Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. – 2000. – № 5. – С. 62–65.

66. Мерабишвили, В. М. Злокачественные новообразования в мире, России, Санкт-Петербурге / В. М. Мерабишвили. – СПб., 2007. – 422 с.

67. Мерабишвили, В. М. Статистика рака легкого (заболеваемость, смертность, выживаемость) / В. М. Мерабишвили, О. Т. Дятченко // Практ.

онкология. – 2000. – № 3. – С. 3–7.

68. Методологические аспекты восстановления голосовой функции после ларингэктомии с применением голосовых протезов / В. О.

Ольшанский [и др.] // Рос. онкол. журн. – 2004. – № 3. – С. 16-19.

69. Молчанов, И. В. Трудный дыхательный путь с позиции анестезиолога-реаниматолога: пособие для врачей / И. В. Молчанов, И. Б.

Заболотских, М. А. Магомедов. – Петрозаводск : Интелтек, 2006. – 128 с.

70. Наседкин, А. Н. Эндоскопическая хирургия рубцовых стенозов трахеи и гортанно-трахеального отдела у взрослых и детей с помощью лазерных аппаратов СТН-10 (Х-2,09 мкм) и «Глассер» (к-1,54 мкм) / А. Н.

Наседкин, В. Г. Зенгер // Профилактика, диагностика и лечение рубцовых стенозов трахеи : тез. Рос. науч.-практ. конф. – М., 1999. – С. 33.

декомпенсированных органических стенозов трахеи / В. Н. Новиков, В. Н.

Перепелицын // Сб. науч. тр. 7-го Моск. междунар. конгр. по эндоскоп.

хирургии. – М., 2003. – С. 270–272.

72. Ольшанский, В. О. Особенности формирования бесканюльной оториноларингологии. – 2007. – № 4. – С. 36–39.

новообразований трахеобронхиального дерева / П. А. Фролов [и др.] // Политравма. – 2007. – № 4. – С. 47–50.

реаниматология. – 2001. – № 5. – С. 6–10.

эндотрахеобронхиальных операций при опухолевом поражении центральных бронхов и трахеи / А. И. Арсеньев [и др.] // Вопр. онкологии. – 2012. – № 1. – С. 89–93.

декомпенсированным стенозом трахеи злокачественного генеза / П. К.

Яблонский [и др.] // Вестн. хирургии. – 2008. – № 5. – С. 11–16.

77. Остеохондропластическая трахеобронхопатия: клиникоморфологическое наблюдение / Л. И. Волкова [и др.] // Пульмонология. – 2006. – № 1. – С. 117–118.

78. Отдаленные результаты устранения обширных дефектов с помощью микрохирургических технологий / Л. М. Гудовский [и др.] // Проблемы туберкулеза и болезней легких. – 2006. – № 3. – С. 18–22.

79. Панферова, А. В. Эндоскопические методы диагностики и лечения больных со стенозами гортани и трахеи различной этиологии : дис.

канд. … мед. наук : 14.00.27; 14.00.04 / А. В. Панферова. – М., 2003. – 120 с.

80. Паршин, В. Д. Лечение рубцовых стенозов трахеи / В. Д.

Паршин, Л. М. Гудовский, М. А. Русаков // Хирургия. – 2002. – № 3. – С. 25– 32.

81. Паршин, В. Д. Хирургия рубцовых стенозов трахеи / / В. Д.

Паршин. – М., 2003. – 152 с.

82. Паршин, В. Д. Хирургия трахеи с атласом оперативной хирургии / В. Л. Паршина, П. А. Порханова. – М. : Альди-Принт, 2010. – 482 с. : ил.

83. Пачес, А. И. Опухоли головы и шеи / А. И. Пачес. – М., 2000. – 480 с.

84. Пачес, А. И. Рак щитовидной железы / А. И. Пачес, Р. М. Пропп.

– М., 1995. – 368 с.

85. Первая трансплантация реваскуляризированной трахеи больному с субтотальным рубцовым стенозом / В. Д. Паршин [и др.] // Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. – 2007. – № 1. – С. 64–68.

86. Первая трансплантация реваскуляризированной трахеи больному с субтотальным рубцовым стенозом / В. Д. Паршин [и др.] // Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. – 2007. – № 1. – С. 64–68.

87. Первичные опухоли трахеи: диагностика и хирургическое лечение / М. И. Перельман [и др.] // Хирургия. – 1998. – № 6. – С. 58–63.

88. Перельман, М. И. Рубцовый стеноз трахеи – профилактика и лечение / М. И. Перельман // Профилактика, диагностика и лечение рубцовых стенозов трахеи : тез. Рос. науч.-практ. конф. – М., 1999. – С. 3–4.

89. Перспективы комбинированного и хирургического лечения рака легкого / В. П. Харченко [и др.] // Материалы V Всерос. съезда онкологов. – Казань, 2000. – Т. 2. – С. 34–35.

90. Плужников, М. С. Хронические стенозы гортани / М. С.

Плужников, М. Л. Рябова, С. А. Карпищенко. – СПб., 2004. – 208 с.

91. Поварова, И. А. Психологический статус больных после резекции или экстирпации гортани вследствие онкологического заболевания / И. А. Поварова // Рос. оториноларингология. – № 1. – 2002. – С. 53-54.

92. Поддубный, Б. К. Диагностическая и лечебная эндоскопия верхних дыхательных путей / Б. К. Поддубный, Н. В. Белоусова, Г. В.

Унгиадзе. – М. : Практ. медицина, 2006. – 256 с.

93. Полоцкий, Б. Е. Рак легкого – некоторые аспекты клиники, диагностики и лечения / Б. Е. Полоцкий, М. Д. Тер-Ованесов // Рус. мед.

журн. – 2005. – Т. 13, № 23. – С. 1521–1530.

94. Постреанимационные рубцовые стенозы трахеи: причины, профилактика и первая неотложная помощь / В. Д. Паршин [и др.] // Анестезиология и реаниматология. – 2001. – № 3. – С. 33–37.

95. Предоперационное крупнофракционное облучение больных раком гортани и нижнего отдела глотки / В. М. Виноградов [и др.] // Радиология-2000 : сб. тез. – М., 2000. – С. 108–110.

96. Проблемы прочности в биомеханике, под ред. И.Ф. Образцова, М., 1988.

97. Пюрова, Л. П. Эндоскопическая диагностика рубцовых стенозов гортани и трахеи и их коррекция / Л. П. Пюрова // Эндоскоп. хирургия. – 2010. – № 5. – С. 15–17.

98. Разрывы трахеи интубационной трубкой у больных раком пищевода / А. Ф. Хасанов [и др.] // Хирургия. – 2012. – № 11. – С. 24–31.

99. Ранения трахеи и пищевода / А. Н. Погодина [и др.] // Повреждения пищевода и трахеи и их осложнения : материалы гор.

семинара. – М.: НИИ СП им. Н.В. Склифосовского 2009. – № 210. – С.10– 14.

100. Ранняя одномоментная пластика объемных дефектов трахеи в лечении больных флегмоной шеи и острым контактным медиастинитом / Ю. А. Пархисенко [и др.] // Вестн. оториноларингологии. – 2010. – № 2. – С.

36–37.

101. Реабилитация голосовой функции с помощью голосовых протезов после удаления гортани по поводу рака / В. О. Ольшанский [и др.] // Вестн. оториноларингологии. – 2003. – № 5. – С. 4–7.

102. Реконструктивная хирургия и микрохирургия рубцовых стенозов трахеи / В. Д. Паршин [и др.]. – М. : ГЭОТАР-Медиа, 2007. – 136 с. : ил. – (Актуальные вопросы медицины).

103. Реконструктивная хирургия протяженных и мультифокальных стенозов трахеи / В. Д. Паршин [и др.] // Хирургия. – 2011. – № 7. – С. 21–28.

104. Рентгено-эндоскопическая диагностика заболеваний органов дыхания / Н. Е. Чернеховская [и др.]. – М. : МЕДпресс-информ, 2007.

105. Респираторная медицина : руководство / под ред. А. Г. Чучалин.

– М. : ГЭОТАР-Медиа, 2007. – Т. 1, 2.

106. Решетов, И. В. Пластическая и реконструктивная микрохирургия в онкологии / И. В. Решетов, В. И. Чиссов. – М., 2001. – 200 с. : ил.

107. Решетов, И. В. Резолюция межрегиональной конференции с международным участием "Рак щитовидной железы и эндемический зоб" / И. В. Решетов, В. О. Ольшанский // Рос. онкол. журн. – 2008. – № 2. – С. 54– 55.

108. Роль трахеофибробронхоскопии в диагностике и лечении стенозов трахеи / А. В. Миронов [и др.] // Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. – 2002. – № 1. – С. 45–47.

109. Роль эндоскопических методов в лечении рубцовых стенозов трахеи / Н. А. Яицкий [и др.] // Вестн. хирургии. – 2012. – № 3. – С. 11–15.

110. Романчишен, А. Ф. Комментарий к статье А. М. Иванова, С. Д. Новикова, Д. С. Новикова «Благоприятный исход хирургического лечения артифициального разрыва трахеи» / А. Ф. Романчишен // Вестн.

хирургии. – 2008. – № 1. – С. 106.

111. Руководство по гистологии : учеб. пособие для студ. мед. вузов и фак.: в 2-х т. Т.1. Общая гистология (учение о тканях) / И. Г. Акмаев [и др.] ;

Под ред. Р. К. Данилова, В.Л. Быкова. - СПб. : СпецЛит, 2001.

112. Русаков, М. А. Этапное эндоскопическое лечение больных с рубцовыми стенозами трахеи / М. А. Русаков, В. Д. Паршин // 9-й Моск.

междунар конгр. по эндоскоп. хирургии. – М., 2005. – С. 334–336.

113. Светицкий, П. В. Операции при раке щитовидной железы, эндокринологии. – 2009. – № 1. – С. 31–33.

114. Скворцов, М. Б. Интраоперационные повреждения трахеи / М. Б. Скворцов, Т. Ф. Ангапов // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. – 2009. – № 3 (67).

– С. 112-114.

115. Скворцов, М. Б. Хирургическое лечение пищеводно-трахеальных В. И. Боричевский // 3-я Междунар конф по торакал. хирургии. – 2005. – С.

110–111.

злокачественных опухолей трахеи и ее бифуркации / Ю. Н. Левашев [и др.] // Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. – 1995. – № 2. – С. 57–61.

117. Соколов, В. В. Современные возможности эндобронхиальной хирургии и фотодинамической терапии при злокачественных опухолях трахеи и бронхов / В. В. Соколов, Л. В. Телегина // Рос. онкол. журн. – 2010.

– № 3. – С. 46–49.

118. Соколов, В. В. Эндобронхиальные методы лечения раннего центрального рака легкого / В. В. Соколов // Пульмонология. – 2004. – № 6.

– С. 83–93.

119. Соколов, В. В. Эндотрахеобронхиальная (бронхоскопическая) хирургия / В. В. Соколов, Л. В. Телегина, А. X. Трахтенберг // Клиническая онкопульмонология / А. X. Трахтенберг, В. И. Чиссов. – М., 2000. – С. 372– 393.

эндоскопической фотодинамической терапии начального рака полых органов : метод. рекомендации / В. В. Соколова, В. И. Чиссов, Е. В.

Филоненко. – М., 2002.

121. Соколович, А. Г. Профилактика несостоятельности анастомоза после циркулярной резекции трахеи / А. Г. Соколович, Е. В. Деринг, И. А. Хорошилов // Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. – 2006. – № 1.

– С. 53–55.

122. Способ диагностики злокачественных опухолей полых органов :

метод. рекомендации / В. В. Соколов [и др.]. – М., 2001.

123. Способ лечения рубцовой облитерации трахеи над трахеостомой : пат. 2295300 Рос. Федерация : МПК A61B 17/00 / В. А. Герасин, И. В.

Мосин. – № 2005133550/14 ; заявл. 31.10.05 ; опубл. 20.03.07, Бюл. № 8.

124. Субботин, В. В. Постинтубационные повреждения трахеи / В. В. Субботин, А. В. Ситников, А. А. Вишневский // Вестн. интенсив.

терапии. – 2013. – № 3. – С. 15–23.

125. Субментальная интубация трахеи для обеспечения проходимости дыхательных путей в челюстно-лицевой хирургии / Н. Л. Елизарьева [и др.] // Рос. стомат. журн. – 2008. – № 1. – С. 45–48.

126. Сухоруков, В. П. Трахеостомия: современные технологии / В. П. Сухоруков. – М., 2000.

компрессионном стенозе трахеи у детей / А. Ю. Разумовский [и др.] // Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. – 2009. – № 1. – С. 68–71.

тиреотрахеодвулегочного комплекса (экспериментальное исследование) / В. Д. Паршин [и др.] // Хирургия. – 2012. – № 8. – С. 9–12.

129. Трахтенберг, А. X. Хирургия злокачественных опухолей трахеи и ее бифуркации / А. X. Трахтенберг, К. И. Колбанов, Е. И. Трофимов // Материалы V Всерос. съезда онкологов. – Казань, 2000. – Т. 2. – С. 34-35.

использованием-микрохирургической техники / Л. М. Гудовский [и др.] // Хирургия. – 1999. – № 11. – С. 31–37.

131. Флуоресцентная диагностика раннего центрального рака легкого / В. В. Соколов [и др.] // Пульмонология. – 2005. – № 1. – С. 107–115.

132. Функциональные и морфологические результаты имплантации стенки/У.Клинге, М.Ануров, В.Банин, М.И.Донскова // IV Междунар. конф.

«Современные подходы к разработке и применению эффективных перевязочных средств, шовных материалов и полимерных имплантатов»

(27-28 ноября 2001 г., г. Москва). - М., 2001. - С. 162-163.

133. Хирургическая коррекция сосудистых колец трахеи / А. Ю.

Разумовский [и др.] // Хирургия. – 2012. – № 2. – С. 26-30.

134. Хирургия трахеи и бронхов / М. И. Перельман [и др.] // Анналы хирургии. – 2001. – № 1. – С. 30-35.

135. Циркулярная резекция бифуркации трахеи при различной легочной патологии / В. А. Порханов [и др.] // Грудная и сердечнососудистая хирургия. – 2007. – № 3. – С. 58–66.

136. Чернеховская, Н. Е. Лечебная бронхоскопия в комплексной терапии заболеваний органов дыхания / Н. Е. Чернеховская, В. Г. Андреев, А. В. Поваляев. – М. : МЕДпресс-информ, 2008.

137. Чернеховская, Н. Е. Удаление доброкачественных опухолей трахеобронхиального дерева радиохирургическим методом / Н. Е. Чернеховская // Радиоволновая хирургия на современном этапе :

материалы междунар. конгр. – М., 2004. – С. 193–194.

138. Чиссов, В. И. Злокачественные новообразования в России:

статистика, научные достижения, проблемы / В. И. Чиссов // Казан. мед.

журн. – 2000. – № 4. – С. 241–248.

139. Чиссов, В. И. Состояние онкологической помощи населению Российской Федерации / В. И. Чиссов, В. И. Старинский, В. Н. Ременник. – М., 2005.

140. Чиссов, В. П. Злокачественные новообразования в России в году (заболеваемость и смертность) / В. П. Чиссов, В. В. Старинский, Г. В. Петрова. – М., 2003.

141. Чучалин, А. Г. Клиническая фармакология средств для лечения заболеваний органов дыхания / А. Г. Чучалин. – М., 2004. – С. 104–109.

142. Шахсуварян, С. Б. Трахеостома / С. Б. Шахсуварян. – М., 2002.

143. Шахсуварян, С. Б. Трахеостомия у больных с опухолями головы и шеи / С. Б. Шахсуварян. – СПб., 2004. – 116 с.

144. Шмелев, Е. И. Бронхообструктивный синдром универсальное патологическое состояние в пульмонологии / Е. И. Шмелев // Атмосфера.

Пульмонология и аллергология. – 2006. – № 1. – С. 3–8.

145. Эндобронхиальная хирургия и фотодинамическая терапия у больной с множественными карциноидами гортани, трахеи и бронхов / В. В. Соколов [и др.] // Рос. онкол. журн. – 2006. – № 4. – С. 45–46.

146. Эндоларингеальная хирургия и фото-динамическая терапия больных с рецидивирующим папилломатозом гортани и трахеи ( клинических наблюдения) / А. А. Гладышев [и др.] // Рос. онкол. журн. – 2008. – № 4. – С.45–46.

147. Эндопротезирование трахеи силиконовыми эндопротезами в лечении рубцовых стенозов / В. А. Герасин [и др.] // Материалы 13-го Моск.

междунар. конгр. по эндоскоп. хирургии. – М., 2009. – С. 91–93.

148. Эндоскопическая интубация трахеи в экстренных ситуациях / М. М. Абакумов [и др.] // Вестн. хирургии. – 2000. – № 1. – С. 61–63.

149. Эндоскопическая торакальная хирургия / А. М. Шулутко [и др.].

– М. : Медицина, 2006. – 392 с.

М. Ю. Клебанов [и др.] // Сб. науч. тр. 5-го Моск. междунар. конгр. по эндоскоп. хирургии. – М., 2001. – С. 17–18.

151. Яицкий, Н. А. Лечение ларинготрахеальных рубцовых стенозов / Н. А. Яицкий, И. В. Мосин, В. А. Герасин // Вестн. хирургия. – 2008. – № 6.

– С. 66–71.

152. Ятрогенные постинтубационные разрывы трахеи / В. Г. Паршин [и др.] // Анестезиология и реаниматология. – 2006. – № 2. – С. 9–13.

153. Barron, D. J. Pediatric Thoracic Surgery / D. J. Barron, W. J. Brawn. – London : Springer-Verlag London Ltd., 2009.

154. Benign tracheal and laryngotracheal stenosis: surgical treatment and results / F. Rea [et al.] // Eur. J. Cardiothorac. Surg. – 2002. – Vol. 22, N 3. – P.

352–356.

155. Blom, E. Tracheoesophageal voice restoration and pulmonary reabilitation after lolal laryngectomy / E. Blom, М. Singer, R. Hamaker. – San Diego, 1998. – P. 83–88.

156. Boffini, M. Lung transplantation: is it still an experimental procedure?

/ M. Boffini, V. M. Rahieri, M. Rinaldi // Curr. Opin. Crit. Care. – 2010. – Vol. 16, N 1. – P. 53–61.

157. Castillo, M. Anesthetic management for lung transplantation / M.

Castillo // Curr. Opin. Anaesthesiol. – 2011. – Vol. 24, N 1. – 32-36.

158. Chen, H. Reconstruction of the voice after laryngectomy / H. Chen, Y.

Tang, M. H. Chang // Clin. Plast. Surg. – 2001. – Vol. 28, N 2. – P. 389-402.

159. Clinical transplantation of tissue-engineered airway / P. Macchiarini [et al.] // Lancet. – 2008. – Vol. 372. – P. 2023–2030.

160. Comparative outcome of double lung transplantation using conventional donor lungs and non-aeceptable donor lungs reconditioned ex vivo / S. Lindstedt [et al.] // Interact. Cardiovasc. Thorac. Surg. – 2011. – Vol. 12, N 2. – P. 162-165.

161. Cooper D. K. The surgical anatomy of experimental and clinical thoracie organ transplantation / D. K. Cooper // Tex. Heart Inst. J. – 2004. – Vol.

31, N 1. – P. 61–68.

162. Dysphagia bedside screening for acute-stroke patients. The Gugging swallowing screen // M. Trapl [et al.] // Stroke. – 2007. – Vol. 38, N 11. – P. 2948Esophageal tracheobronchoplasty for diseases of central aiwav / H.

Niva [et al.] // J. Thorac. Cardiovasc, Sure. – 1996. – Vol. 112, N 1. – P. 124–129.

164. Experience in tracheobronchial reconstruction with costal cartilage graft for congenital tracheal stenosis / S. Kamata [et al.] // J. Pediatr. Surg. – 1997.

– Vol. 32, N 1. – P. 54–57.

165. Extended donor lungs: eleven years experience in a consecutive series / O. Lardinois [et al.] // Eur. J. Cardiothorac. Sure. – 2005. – Vol. 27, N 5. – P. 762–767.

166. First year after head and neck cancer: quality of life / E. Gritz [et al.] // J. Clin. Oncol. – 1999. – Vol. 17, N 1. – P. 352-360.

167. Grillo, H. Surgery of the trachea and bronchi / H. Grillo. – London, 2004.

168. Kutlu, C. A. Slide tracheoplasty for congenital funnel shaped tracheal stenosis (a 9-year follow-up of the first case) / C. A. Kutlu, P. Goldctrav // Eur. J.

Cardiothorac. Surg. – 1999. – Vol. 16, N 1. – P. 98-99.

169. Logemann, J. F. Therapy for oropharyngeal swallowing disorders / J. F. logemann // Deglutition and its Disorders: Anatomy. Physiology. Clinical Diagnosis and Managment / eds.: A. L. Perlman, K. Schulze-Delrieu. – San Diego ; London : Singular Publishing Group. Inc., 1997. – P. 449-462.

170. Management of congenital tracheal stenosis by means of slide tracheoplasty or resection and reconstruction, with longterm followup of growth after slide tracheoplasty / H. C. Grillo [et al.] // J. Thorne. Cardiovasc. Surg. – 2002. – Vol. 123. – P. 145–152.

171. Manning, P. B. Slide tracheoplasty in infants and children: risk factors for prolonged postoperative ventilator support / P. B. Manning, M. J. Rutter, W. L.

Border // Ann. Thorac. Surg. – 2008. – Vol. 85. – P. 1187–1191.

172. MR imaging and CT of vascular anomalies and connections in patients with congenital heart disease: Significance in surgical planning / L. B. Haramati [et al.] // Radiographics. – 2002. – Vol. 22. – P. 337–347.

173. Neuromuscular electrical and thermal-tactile stimulation for dysphagia caused by stroke: a randomized controlled trial / Kil-Byung Lim [et al.] // J. Rehabil. Med. – 2009. – Vol. 41, N 3. – P. 174-178.

174. Outeome of lung transplantation in elderly recipients / S. C. Tomaszek [et al.] // Eur. J. Cardiothorac. Surg. – 2011. – Vol. 39, N 5. – P. 726-731.

175. Parel, C. R. Smith Fetal cehocardiographie diagnosis of vascular rings / C. R. Parel, J. R. Lane, M. L. Spector // J. Ultrasound. Med. – 2006. – Vol. 25. – P. 251.

176. Patterns of management of congenital tracheal stenosis / J. L. AntonPacheco [et al.] // J. Pcdiatr. Surg, – 2003. – Vol. 38, N 10. – P. 1432–1458.

177. Pearl, A. W. Anatomy and vascular perfusion territories of the superior thyroid artery in Macaca mulatta / A. W. Pearl, P. J. Gannon, M. L.

Urken // Laryngoscope. – 1998. – Vol. 108, N 7. – P. 1062–1065.

178. Postlaryngectomy voice restoration in oncology / V. Olshansky [et al.] // Folia Otorhinolaryngol. Pathol. Respir. – 2000. – Vol. 6, N 3/4. – P. 23–25.

179. Postlaryngectomy voice restoration using a voice prosthesis: a single institution's ten-year experience / A. Makitie [et al.] // Ann. Otol. Rhinol.

Laryngol. – 2003. – Vol. 112, N 12. – P. 1007–1010.

180. Prenatal diagnosis and outcome of isolated vascular rings / G. Tuo [et al.] // Am. J. Cardiol. – 2009. – Vol. 103, N 3. – P. 419-419.

181. Results of lung transplantation in idiopathic pulmonary fibrosis patients / F. J. Algor [et al.] // Transplant. Proc. – 2010. – Vol. 42, N 8. – P. 3211– 3213.

182. Rings, slings and other vascular abnormalities. Ultrafast computed tomography and magnetic resonance angiography in pediatric cardiology / J. Fichhom [et al.] // Z. Kardiol. – 2004. – Vol. 93, N 3. – P. 201–208.

183. Rosigue, M. Acoustic analysis of voice in phonatory fistuloplasty after larungestomy / M. Rosigue, J. Ramon // 1st World Congress on Head and Neck Oncology. – Madrid, 1998. – P. 87–89.

184. Short- and long-term outcomes of 1000 adult lung transplant recipients at a single center / D. Kreisel [et al.] // J. Thorac. Cardiovasc. Surg. – 2011. – Vol. 141, N 1. – P. 215-222.

185. Slide tracheoplasty / M. Ellion [et al.] // Curr. Opin. Otolaryngol. Head Neck. Surg. – 2008. – Vol. 16, N 1. – P. 75-82.



Pages:     | 1 || 3 |









 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.