WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 |

«ВОВЛЕЧЕННОСТЬ ПОЛИМОРФИЗМА ГЕНОВ СИГНАЛЬНОГО КАСКАДА АРИЛГИДРОКАРБОНОВОГО РЕЦЕПТОРА И БИОТРАНСФОРМАЦИИ КСЕНОБИОТИКОВ В РАЗВИТИЕ ГИПЕРТОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ И ЕЕ ОСЛОЖНЕНИЙ Диссертация на соискан ...»

-- [ Страница 1 ] --

Государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Курский гoсудаpственный медицинcкий унивеpcитет»

Миниcтepcтва здравooxранения Poccийской Федеpации

На правах рукописи

УДК 575.174.015.3:616.12.008.331.1

БУЛГАКОВА ИРИНА ВИКТОРОВНА

ВОВЛЕЧЕННОСТЬ ПОЛИМОРФИЗМА ГЕНОВ СИГНАЛЬНОГО

КАСКАДА АРИЛГИДРОКАРБОНОВОГО РЕЦЕПТОРА

И БИОТРАНСФОРМАЦИИ КСЕНОБИОТИКОВ В РАЗВИТИЕ

ГИПЕРТОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ И ЕЕ ОСЛОЖНЕНИЙ

Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

по специальности 03.02.07 – генетика Научный рукoвoдитель:

дoктop медицинскиx нaуx, прoфеccop А.В. Пoлoникoв Куpcк –

СОДЕРЖАНИЕ

Стр.

ВВЕДЕНИЕ Глава I. Литературный обзор I.1 Современные представления об этиологии и патогенезе гипертонической болезни I.2 Генетические исследования гипертонической болезни I.3 Эколого-токсикогенетические аспекты этиологии гипертонической болезни I.4 Структура и организация функционирования каскада арилгидрокабронового рецептора I.5 Полиморфизм генов КАГР и ФБК и их связь с развитием болезней человека Глава II. Материалы и методы исследования II.1 Характеристика обследованных групп пациентов II.2 Характеристика методов исследования

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Глава III. Частоты аллелей и генотипов КАГР и ФБК у русских жителей Центральной России и их связь с предрасположенностью к гипертонической болезни Характеристика частот аллелей и генотипов генов III.1 сигнального каскада арилгидрокарбонового рецептора и биотрансформации ксенобиотиков у русских жителей Центрального Черноземья Анализ ассоциации полиморфизма генов сигнального III.2 каскада арилгидрокарбонового рецептора и биотрансформации ксенобиотиков с предрасположенностью к гипертонической болезни Проявление полового диморфизма в ассоциациях генов III.3 сигнального каскада арилгидрокарбонового рецептора и биотрансформации ксенобиотиков с предрасположенностью к гипертонической болезни Глава IV. Изучение роли генов КАГР и ФБК в возрастной манифестации и клиническом течении гипертонической болезни IV.
1 Анализ ассоциации аллелей и генотипов полиморфизмов генов сигнального каскада арилгидрокарбонового рецептора и биотрансформации ксенобиотиков с риском развития ГБ с учетом возраста манифестации заболевания IV.2 Анализ ассоциации аллелей и генотипов полиморфизмов генов сигнального каскада арилгидрокарбонового рецептора и биотрансформации ксенобиотиков с особенностями клинического течения гипертонической болезни и развитием осложнений взаимодействий в формировании предрасположенности к гипертонической болезни V.1 Анализ ассоциации парных комбинаций генотипов сигнального каскада арилгидрокарбонового рецептора и биотрансформации ксенобиотиков, а также других геновкандидатов гипертонической болезни V.2 Анализ гаметических корреляций между полиморфными арилгидрокарбонового рецептора и биотрансформации ксенобиотиков, а также известными генами-кандидатами гипертонической болезни гипертонической болезни

ПPAКТИЧЕCКИE PEКOМЕНДAЦИИ

CПИСOК COКРАЩЕНИЙ

NО – оксид азота SNP – single nucleotide polymorphism (однонуклеотидный полиморфизм) А-I – ангиотензин I А-II – ангиотензин II АГ – артериальная гипертензия АД – артериальное давление АОС – антиоксидантная система АПФ – ангиотензинпревращающий фермент АФК – активные формы кислорода ГБ – гипертоническая болезнь ДHK – дезoксирибoнуклеинoвая кислoта ИБC – ишемичеcкая бoлезнь cердца КАГР – каскад арилгидрокарбонового рецептора лГБ – лабильная фoрма гипертoничеcкoй бoлезни MM – мoлекулярная маccа МФЗ – мультифактoриальные забoлевания НАДФ – никoтинамиддинуклеoтид фocфат ОПСС – общее периферическое сопротивление сосудов ПAУ – пoлициклические арoматические углевoдoрoды ПOЛ – перекиcнoе oкиcление липидoв ПЦP – пoлимеразная цепная реакция PAAC – ренин-ангиoтензин-альдocтерoнoвая система РXВ – равнoвеcие Xарди-Bайнберга сГБ – стабильная форма гипертонической болезни СЗЗ – cердечнo-coсудиcтые забoлевания CPO – свoбoднoрадикальнoе oкисление ФБK – ферменты биoтрансфoрмации кcенoбиoтикoв ЦНC – центральная нервная система ЦЧP – Центральнo-Чеpнoземный pегиoн

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ СОКРАЩЕННЫХ НАЗВАНИЙ ГЕНОВ

СОГЛАСНО МЕЖДУНАРОДНОЙ НОМЕНКЛАТУРЕ

AСЕ – ангиoтензин кoнвертирующий фермент AGT – ангиотензиноген AGTR1 – ангиотензиногеновый рецептор 1 типа AHR – арилгидрокарбоновый рецептор AHRR – репрессор арилгидрокарбонового рецептора ARNT – арилгидрокарбоновый ядерный транслокатор CYP1A1 – цитохром Р-450, семейство A, подсемейство I CYP1A2 – цитохром Р-450, семейство A, подсемейство II CYP1В1 – цитохром Р-450, семейство В, подсемейство I GNB3 – гуанин нуклеотид-связывающий белок, 3-субъединица ADD1 – альфа-аддуцин TGFB1 – трансформирующий ростовой фактор бета GSTМ1 – глутатиoн-S-трансфераза, класс, изoфoрма GSTР1 – глутатиoн-S-трансфераза, класс, изофoрма GSТТ1 – глутатиoн-S-трансфераза, класс, изoфoрма NОS3 – синтаза окиси азота 3 типа, эндотелиальная NQО1 – НАД(Ф)Н дегидрогеназа, хинон

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность проблемы Артериальная гипертония (АГ) – самое распространенное в мире сердечнососудистое заболевание (ССЗ), актуальность которого определяется высоким уровнем его заболеваемости и смертности, а также отсутствием на сегодняшний день эффективных методов лечения и профилактики патологии в масштабах популяции [Ивашкин В.Т. с соавт., 2006; Глотов A.C., Баранов В.С., 2007;

Шевченко О.В., Свистунов А.А., 2011; WHO, 2004; Naber C.K., Siffer W., 2004;

Alwan A. et al., 2011]. Распространенность АГ в России по данным научноисследовательского центра профилактической медицины РФ составляет 40% среди взрослого населения [Агеев Ф.Т., 2004; Линчак Р.М., 2007: Оганов Р.Г., Результаты контрольно-эпидемиологических обследований жителей 2011].

России свидетельствуют о том, что общее количество больных с АГ в возрасте старше 15 лет превышает 42 млн человек, а по данным официальной статистики, еще 2000 г. их число составляло всего 7,2 млн человек [Дедов И.И., Шестакова М.В., 2006]. Согласно результатам проспективных исследований, АГ увеличивает риск смерти от ишемической болезни сердца (ИБС) в 3 раза, от мозгового инсульта – в 6 раз [Жуковский Г.С., Константинов В.В., 1997]. Вклад АГ в смертность лиц среднего возраста от ССЗ составляет 40%, а в смертность от мозгового инсульта от 70 до 80% [Шальнова С.А., 1999].

Гипертоническая болезнь (ГБ) – наиболее распространенная форма артериальных гипертензий, в настоящее время рассматривается как мультифакториальное (многофакторное) заболевание (МФЗ), в основе развития которого лежат полигенные генетические механизмы, обусловливающие высокую активность прессорных механизмов длительного действия и определяющие стойкое хроническое повышение уровня систолического и/или диастолического артериального давления (АД) [Шулутко Б.И., 2007; Waeber B., Brunner H.R., 2001]. Полиэтиологичность заболевания связана с вовлеченностью в его этиопатогенез большого числа факторов риска, как средовых, так и генетических [Шарандак А.П., Королев А.П., 2002; Алмазов В.А., Шварц Е.И., 2000;

Corizzato M., Sega R., 2005; Qi Y, Niu W., 2008].

На сегодняшний день известно достаточное количество генов-кандидатов развития гипертонической болезни в многочисленных популяциях мира [Стрекалов Д.Л., 2012; Warren C., 2002; Jin J.J., 2003]. Наиболее часто исследуемыми генами-кандидатами ГБ и контролирующими уровень АД являются гены системы ренин-ангиотензин-альдостерона [Чистяков Д.А. c соавт., 2001; Pereira A.C. et al., 2003; Su S. et al., 2004; Padma G., Swapna N., 2014;

Charita B., 2014] и гены регуляции сосудистого тонуса и гомеостаза [Myamoyo Y.

et al., 1998; Shoji M., 2000; Kishimoto T. et al., 2004; Zivko M., Kusec R., 2013;

Kooffreh M.E., 2013]. Однако результаты данных исследований в различных популяциях мира оказались крайне противоречивыми, что может быть связано как с генетической гетерогенностью популяций, так и с особенностями молекулярно-генетических механизмов развития заболевания у представителей разных этнических групп [Tishkoff еt al., 2003; Cowley еt al., 2006; Eichler еt al., 2010].

Широко обсуждаемые сегодня данные об этиологической роли известных средовых факторов риска ГБ в полной мере не объясняют ни причин повсеместного прогрессирующего роста распространенности болезни, ни механизмов формирования патологического процесса на молекулярном и организменном уровнях ИНИЦИАЛЫ [Schwartz еt al., 2007; Eichler еt al., 2010;

Marian et al., 2011]. Вместе с тем в последние годы отмечается значительный рост числа публикаций, свидетельствующих о том, что на роль одной из ведущих причин прогрессирующего роста заболеваемости ГБ могут претендовать экологические факторы, а именно существенное нарастающее химическое загрязнение окружающей среды. Накоплено уже достаточно большое число доказательств, свидетельствующих о прямой зависимости заболеваемости ГБ и связанной с ней смертности населения от уровня химического загрязнения окружающей среды и в первую очередь атмосферного воздуха [Urch et al., 2005;

Sun et al., 2008; Brook et al., 2009; Dong et al., 2013; Foraster et al., 2014]. Тем не менее на сегодняшний день фактически не изучены и по-прежнему остаются без этиопатогенеза гипертонической болезни.

По результатам многолетних исследований, проведенных на основе лаборатории молекулярной генетики Курского государственного медицинского университета, была сформулирована эколого-токсикогенетическая концепция развития мультифакториальных заболеваний, в том числе затрагивающая этиопатогенез ГБ [Полоников А.В. с соавт., 2008]. Было доказано, что гены биотрансформации ксенобиотиков (ФБК) в сравнении с другими известными генами-регуляторами гомеостаза, в условиях современной техногенной предрасположенности к социально значимым болезням человека, включая ГБ. В то же самое время фактически не изучены молекулярно-генетические аспекты индукции и регуляции экспрессии генов ФБК, имеющих патогенетическое значения для ГБ. Известно, что в организме контроль экспрессии генов ФБК осуществляется посредством целого каскада взаимосвязанных сигнальных реакций, инициатором которых является особый вид ядерных рецепторов – арилгидрокарбоновый рецептор (AHR) [Okey A.B., 1994; Hahn M.E., 2009]. Его [Куценко С.А., 2002]. AHR и связанные с ним регуляторы его активности – ядерный переносчик (ARNT) и репрессор (AHRR) арилгидрокарбонового рецептора с момента своего открытия стали рассматриваться как своеобразные «токсикологические ворота» клетки, вовлеченные в транскрипционную регуляцию метаболизма ксенобиотиков и их AHR-опосредованную цитотоксичность [Evans B.R., 2005; Kawajiri K., 2007]. Установлено, что полиморфизмы генов каскада арилгидрокарбонового рецептора (КАГР) ассоциированы с риском развития различных мультифакториальных заболеваний, таких как рак легкого [Tsay J. et al., 2014], рак молочной железы [Long et al., 2006], эндометриоз [Tsuchiya et al., 2005] и мужское бесплодие [Merisalu et al., 2007], и даже способны потенцировать негативные влияния ксенобиотиков и приводить к повышению артериального давления у человека [Gambier et al., 2006].

Однако до настоящего времени исследований вовлеченности генов сигнального биотрансформации ксенобиотиков при ГБ не проводилось ни в России, ни за рубежом.

Цель исследования арилгидрокарбонового рецептора и биотрансформации ксенобиотиков в формирование предрасположенности к гипертонической болезни и ее осложнениям.

Задачи исследования 1. Изучить частоты аллелей и генотипов полиморфизмов генов КАГР и ФБК, таких как AHR (R554K), ARNT (C189G), AHRR (P185A), CYP1A1 (I462V), CYP1A (C154A), CYP1B1 (V432L) и NQO1 (P187S), в популяции русских жителей Центральной России.

2. Исследовать ассоциации аллелей и генотипов полиморфизмов генов КАГР и ФБК с риском развития ГБ в анализируемой популяции, в том числе с учетом пола и возраста манифестации заболевания.

3. Изучить взаимодействия между генами КАГР и ФБК, а также известными генами-кандидатами ГБ и дать оценку их вовлеченности в формирование наследственной предрасположенности к заболеванию.

4. Провести оценку гаметических корреляций между полиморфными вариантами генов КАГР и ФБК и определить паттерны комбинаций аллелей между изучаемыми генными локусами у больных ГБ и здоровых индивидов.

5. Исследовать генно-средовые взаимодействия, детерминирующие предрасположенность к ГБ, посредством совместной оценки полиморфизмов генов КАГР и ФБК и курения.

6. Изучить связи полиморфизма генов КАГР и ФБК с особенностями клинического течения ГБ и развитием осложнений.

Научная новизна исследования Впервые был прoведен кoмплекcный анализ аccoциации пoлиморфизма генoв сигнального каскада арилгидрокарбонового рецептора AHR (R554K), ARNT (C189G), AHRR (P185A) ксенобиотиков CYP1A1 (I462V), CYP1A2 (C154A), CYP1B1 (V432L) и NQO (P187S) с риском развития гипертонической болезни и развивающихся на ее фоне осложнений. Впервые установлены пол-специфические эффекты полиморфных вариантов генов КАГР и ФБК в отношении предрасположенности к ГБ. Впервые показаны различия во взаимосвязях генов КАГР и ФБК с риском развития ГБ в зависимости от возраста дебюта заболевания. Впервые охарактеризованы взаимодействия между полиморфными вариантами генов КАГР и ФБК, составляющие генетическую основу предрасположенности к гипертонической болезни.

Научно-практическая значимость исследования Полученные в ходе исследования результаты могут составить основу для дальнейших исследований эколого-токсикогенетических аспектов ГБ, а также разработок методов молекулярной диагностики болезни с использованием информации о генетическом тестировании генов КАГР и ФБК. Такой подход может оказаться полезным в практической деятельности врачей – генетиков, терапевтов, кардиологов и неврологов – для вероятностой оценки риска развития болезни задолго до ее клинической манифестации, что позволит выявлять на амбулаторном этапе лиц с повышенным риском развития болезни и рекомендовать им превентивные мероприятия, направленные на предупреждение риска развития патологии и улучшение качества жизни. Данные настоящего исследования могут быть приняты для создания рекомендаций по курсам генетики, физиологии, биохимии, кардиологии и внутренних болезней в медицинских вузах и на курсах усовершенствования медицинских работников.

Пoлoжения, вынoсимые на защиту Гены сигнального каскада арилгидрокарбонового рецептора и сопряженные с ними гены ферментов биотрансформации ксенобиотиков являются частью токсико-генетической компоненты предрасположенности к гипертонической болезни.

Влияния полиморфных вариантов генов КАГР и ФБК на риск развития гипертонической болезни проявляются возрастными различиями в дебюте заболевания, а также пол-специфическими эффектами полиморфизмов на подверженность болезни у мужчин и женщин.

Полиморфизмы генов КАГР и ФБК не оказывают существенного влияния на клиническое течение гипертонической болезни, однако связаны с риском развития мозгового инсульта и гипертрофии миокарда левого желудчка на фоне заболевания.

Полиморфные варианты генов КАГР и ФБК взаимодействуют с известными генами-кандидатами гипертонической болезни, что отражает их совместную вовлеченность в молекулярные звенья патогенеза заболевания.

Личный вклад диссертанта в выполнение исследования Диссертантом проанализированы отечественные и зарубежные источники по теме диссертационного исследования, с использованием которых был подготовлен литературный обзор. Диссертант лично участвовала в сборе дополнительного клинического и биологического материалов, обследовании больных ГБ, а также в анкетировании 220 пациентов в период с 2011 г. по 2012 г.

Диссертантом лично проведено выделение ДНК у пациентов и генотипирование 7 полиморфизмов генов КАГР и ФБК на выборке 1151 человек. Автор принимала непосредственное участие в статистической обработке полученных данных, интерпретации и описании результатов исследования. Диссертант подготовила основные публикации по теме выполненной работы и участвовала в апробации результатов исследования.

Внедрение в практику Результаты исследования внедрены в работу медико-генетической консультации Курской областной клинической больницы, а также преподавание учебных дисциплин медицинская генетика и клиническая генетика на кафедре биологии, медицинской генетики и экологии Курского государственного медицинского университета.

Апробация и публикации Материалы диссертационного исследования доложены на XXIII Всероссийской конференции обучающихся «Национальное достояние России»

(Москва, 2008), 78-й Всероссийской научной конференции студентов и молодых учёных с международным участием «Молодёжная наука и современность», посвящённой 78-летию КГМУ и 80-летию со дня рождения члена-корреспондента РАМН, профессора А.В. Завьялова (Курск, 2012), 74-й межвузовской итоговой научной конференции студентов и молодых ученых «Молодежная наука и современность» (Курск, 2009), 75-й Всероссийской научной конференции студентов и молодых ученых с международным участием «Молодежная наука и современность» (Курск, 2010), конференции Европейского общества генетиков – ESHG (Амстердам, 2011), Российском конгрессе с международным участием «Молекулярные основы клинической медицины – возможное и реальное» (СанктПетербург, V Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы биологии, нанотехнологий и медицины» (Ростов-наДону, 2013), IX Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы современных наук» (Прага, 2013), VII Международной научной конференции молодых ученых-медиков (Курск, 2013), XVIII заочной научной конференции Research Journal of International Studies (Екатеринбург, 2013), Международной научно-практической конференции «Перспективы развития науки» (Уфа, 2014), Международной заочной научно-практической конференции «Наука, образование, общество: проблемы и перспективы развития» (Тамбов, 2014).

Пo результатам настоящей диссертации опубликована 21 печатная работа, из которых – в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ для публикаций результатов диссертационных исследований по медицинским наукам, получено 2 патента на изобретения.

Структура и объем диссертации Диссертация имеет следующую структуру: введение, обзор литературы, материалы и методы исследования, главы результатов собственных исследований, заключение в виде обсуждения полученных результатов, выводов, практические рекомендации, список литературы и приложения.

Работа представлена на 166 страницах машинописного текста, содержит 28 таблиц и 7 рисунков. Библиографический список используемой литературы включает 375 источников, из которых 296 зарубежные.

I.1 Современные представления об этиологии и патогенезе гипертонической закрепилось благодаря выдающимся отечественным ученым Г.Ф. Лангу и А.Л. Мясникову, которые показали, что «ГБ этиологически связана с функциональными нарушениями в деятельности коры головного мозга и подкорковых образований, направленной на регуляцию сосудистого тонуса»

[Жуковский Г.С., 1997]. Хорошо известно, что факторами риска развития ГБ являются такие воздействия внешней среды, как повышенное употребление соли, чрезмерное употребление алкоголя, курение, недостаточное потребление калия, психоэмоциональные стрессы, дезадаптация на эмоциональные нагрузки [Чернова И.М. и соавт., 2012; Коваленко В.Н. и соавт., 2012; Cornelissen V.A. et al., 2011].

Согласно нейрогенной теории гипертонической болезни, выдвинутой Г.Ф. Лангом в 1948 г. и получившей дальнейшее развитие в трудах А.Л. Мясникова (1899-1965), главным этиологическим фактором является нервнопсихическое перенапряжение, возникающее как после острых, так и после длительных эмоциональных нагрузок [Хаютин В.М., 1996; Гарганеева Н.П., 2001]. Первичные функциональные нарушения возникают в коре головного мозга и в центрах гипоталамической области, лимбико-ретикулярного комплекса. В результате развивается гиперреактивность гипоталамических вегетативных центров и формирование патологической застойной доминанты возбуждения в симпатических центрах головного мозга. Преобладание на системном уровне адренергической стимуляции само по себе вызывает гипертензию [Алмазов В.А., 2000; Ахадов Ш.В., 2009; Putnam K. et al., 2012].

Согласно современным представлениям об этиологии ГБ, артериальная гипертензия реализуется вследствие разобщения баланса между прессорной и депрессорной системами [Жолондз М.Я., 2010; Vikrant S., 2001]. В норме повышение АД возникает при активации прессорной системы, которая, в свою очередь, активирует депрессорную систему простагландинов. На определенный промежуток времени эти системы могут находиться в равновесии, однако после резервного истощения депрессорной системы может произойти стойкое хроническое повышение АД [Моисеев В.С., 2002; Manunta P., 2004; Wind S. et al., 2010; Parati G., Esler M., 2012].

надпочечников, почечных артерий и задержка натрия и воды в сосудистом русле, [Бранчевский С.Л., 1988; Стокс И.Ю., 1997]. Однако уровень АД может поразному реагировать на чрезмерное потребление соли у разных людей, что определяет существование генетически детерминированных особенностей солерезистентных и солечувствительных индивидов. Для солечувствительных людей характерно резкое повышение общего периферического сосудистого сопротивления (ОПСС) и АД при выраженной солевой нагрузке. Причиной повышенной солечувствительности также может быть гетерегенность нефронов, приводящая к гиперсекреции ренина в почке [Meneton O., 2005; Niels A. Graudal, 2011]. Важнейшей системой, контролирующей водно-солевой обмен и АД, а также играющей существенную роль в патогенезе ГБ, является ренинангиотензин-альдостероновая система (РААС). Активация системы опосредуется биологическими эффектами ангиотензина II (А-II), образующегося из ангиотензина I (A-I) при участии ангиотензинпревращающего фермента (АПФ) [Моисеев C.В., 2002; Weir M.R., 2002; Makani H. et al., 2013]. Большинство физиологических вазоактивных эффектов AT-II опосредуется через его связь со специфическими АТ1-рецепторами. Активация АТ2-рецепторов оказывает диаметрально противоположный эффект по сравнению с активацией АТ1рецепторов – формируется внутриклубочковая и системная гипертензия, склероз и фиброз почечной ткани, снижается скорость клубочковой фильтрации, происходит констрикция коронарных сосудов, ремоделирование миокарда и стенок сосудов. Ангиотензин-II способен стимулировать секрецию альдостерона, способствует увеличению продукции антидиуретического гормона, что влечет за собой повышение реабсорбции воды и натрия и компенсаторную гиперволемию.

В 2000-х годах была описана система, альтернативная РААС, – система депрессорного ангиотензина. Под влиянием ренина из ангиотензиногена образуются 2 типа А-I: АТ 1-10 и АТ 1-9. Под действием АПФ1 из АТ 1- образуется известный АII (АТ 1-8), а под действием АПФ2 – новый «депрессорный» АII (АТ 1-7) [Шальнова С. А., 2006; Iwamoto T., 2006; Daien V. et al., 2012]. Были получены данные, свидетельствующие о наличч альтернативных пути образования AT II, минуя АПФ. Один из них – синтез AT II напрямую из ангиотензингена с участием ряда ферментов. Была обнаружена химаза, представляющая существенный интерес, она способна преобразовывать AT I в AT II. В отношении тканей, вышеописанный фермент проявляет активность там же, где и АПФ, но активность этих ферментов существенно различается. Так, по различным данным, активность АПФ в почечной ткани достигает максимума, а химазы максимальная с сердечной ткани и сосудистой стенке. Более того, известно, что активность химазы в 4-5 раз выше в поврежденном сосудистой стенке, активность АПФ, в свою очередь, остается на прежнем уровне [Бубнова М.Г., 2006; Barros Silva R., 2012]. Таким образом, повышенная активность ангиотензина II формирует хроническую активацию РААС, что может приводить к формированию АГ и поражению органов-мишеней [Muller D.N., Luft F., 2006; Lau Т., 2004; Navar L.G. et al., 2011].

эндотелиальная дисфункция периферической и коронарной циркуляции и почечного кровотока [Panza J.A., 1990; Lyons D., 1994; Taddei S., 1993;

Rizzoni D., 1998; Марков Х.М., 2005]. Эндотелий опосредует выработку веществ, поддерживающих равновесное состояние между процессами ингибирования и стимуляцией факторов роста. Оксид азота представляет собой ингибирующий фактор роста. Дисфункция эндотелия, сопровождающаяся недостатком NО, увеличение продукции факторов роста вазоактивных субстанций может лежать в основе сосудистого ремоделирования, повреждения структуры сосуда [Шулутко Б.И., 2001; Schulz E., Gori T., Mnzel T., 2011; Poh K.K. et al., 2013]. В исследованиях описывается наличие при артериальной гипертензии нарушения эндoтелийзависимой вазодилатации, которая формируется в результате нарушения синтеза и продукции оксида азота [Panza J.A., 1993]. В литературе также описываются данные о наличии взаимосвязи повреждений системы L– аргинин–NO с увеличением вазоконстрикторных субстанций. Согласно имеющимся данным, накопление вазоконстрикторных субстанций и свободных радикалов вызывает уменьшение активности оксида азота [Carl J.Pepine, 1998;

Jean-Baptiste Michel, 1999; Коноплева Л.Ф., 2011]. В эксперименте длительное ингибирование NO синтазы может привести к формированию тяжелых органических последствий и длительной артериальной гипертензии, в том числе атеросклероз и сосудистые поражения [Vanhoutte P.M., 1996].

Согласно мембранной теории развития АГ, истоки первичной гипертензии восходят к распространенным изменениям структуры и функции клеточных мембран, проявляющимся в нарушении трансмембранного транспорта моновалентных катионов в клетках [Постнов Ю.В., 1987; Kearney P., 2004]. В работе О.В. Курята, посвященной мембранным и гуморальным механизмам развития АГ, выделяются варианты изменений структурно-функционального состояния мембран и гормонального профиля за счет изменения активности Nа+, К+-АТФазы [Курята А.В., 2002]. Ю.В. Постнов в рамках концепции мембранного «дефекта», являющегося, по его мнению, первопричиной развития первичной артериальной гипертензии и других болезней «дезадаптации», основывается на генетически детерминированных нарушениях в работе мембранных переносчиков (Na+-Na+-, Na+-K+-, Ca2+-переносчики, Са2+-АТФаза). В результате генетически детерминированного нарушения трансмембранного ионотранспорта возникают сбои в регуляции концентрации свободного цитоплазматического кальция и изменение преобразования энергии в митохондриях, что запускает каскад ферментативных реакций в системах и механизмах регуляции АД, направленных на адаптацию к повышенной концентрации кальция цитоплазмы. Одним из эффектов повышения уровня цитоплазматического кальция является активация апоптоза [Постнов Ю.В., 1995; Орлов С.Н., 1980; Постнов А.Ю., 2001;

Постнов Ю.В., 2008]. Таким образом, нарушение структуры и функции клеточных мембран, имеющее место при АГ [Cинькова Г.М., 2007; Kearney P., 2004;

Balantyne C. et al., 2005; Rubies-Prat J., 2001], может играть важную роль в поражении органов-мишеней и существенного ремоделирования ССС, а так же нарушения липидного профиля и в формировании атеросклеротического поражения стенки сосудов [D’Agostino 2001; Гогин Е.Е., 2006;

Постнов Ю.В., 2008].

Таким образом, ГБ представляет собой мультифакториальную патологию, в основе развития которой лежат процессы нарушения адаптационных способностей человека к внешним условиям среды с учетом генетических предопределенных нарушений в механизмах, регулирующих АД, а также, связанной с фоновыми закономерно возникающими патофизиологическими и инволютивными процессами в организме, влияющими на регуляцию АД [Кобалава Ж.Д., 2009; Беленков Ю.Н., 2002; Пузырев В.П., 2009; Parati G., 2012;

Landsberg L. et al., 2013].

I.2 Генетические исследования гипертонической болезни Первая обобщенная информация о роли наследственного фактора в развитии эссенциальной артериальной гипертензии (АГ) появилась к 20-30-м годам ХХ в. Выявление генетических факторов развития ГБ в значительной мере затруднено в связи с тем, что ГБ относится к многофакторным полигенным заболеваниям [Lindpaintner K., 1994; Sing C.F. et al., 2003; Mein C.A. et al, 2004;

Баранов В. и соавт., 2013].

Важным этапом в понимании роли генетических и средовых факторов в формировании ГБ было использование генеалогического метода, благодаря которому установлено, что в феномене «семейной кумуляции» ГБ присутствует как средовая, характерная для семьи, компонента, так и генетическая составляющая [Пузырев В.П., 2003]. По имеющимся литературным данным, полученным в результате широкомасштабного генеалогического исследования, при наличии отягощенного анамнеза по повышенному АД по обоим родителям одновременно, формирование АГ наступает на 5 – 7 лет раньше, чем в группе лиц без наличия ГБ у родителей в анамнезе [Глотов A.C., 2007]. Это может свидетельствовать о важной роли наследственных факторов не только в развитии, но и в течение ГБ.

представления о наследственной детерминации уровня АД и ГБ, является близнецовый метод, который и до сих пор не утратил актуальности при изучении генетической природы заболевания [Fagard R. et al., 1995]. В исследованиях посредством сравнения значений конкордантности по уровню АД в парах моно- и дизиготных близнецов одного пола опубликованы данные о роли наследственной и средовой компоненты в этиопатогенезе развития ГБ [Molen R.V. et al., 1970;

Koskenvuo M. et al., 1992; Platt R., 1963]. По результатам другого исследования было установлено, что наследственные факторы определяют формирование как клинического течения, так и прогрессирования ГБ (вклад генетических факторов соответственно 35 и 70%) [Шарандак А.П. c соавт., 2002; Padmanabhan S., 2012].

До настоящего времени для изучения молекулярно-генетических механизмов развития ГБ используют несколько подходов. Один из них представляет собой классический метод поиска ассоциаций ГБ с рядом геновкандидатов, продукты которых патогенетически связаны с болезнью.

предрасположенности к ГБ это полногеномный анализ множества (от сотен тысяч до нескольких миллионов) полиморфных маркеров, расположенных на всех хромосомах человека, с целью поиска их взаимосвязей с риском развития болезни [Шулутко Б.И., Перов Ю.Л., 1993; Danziger R.S., 2001; Corizzato M. et al., 2005].

Еще одним подходом к поиску генов предрасположенности к ГБ является позиционное клонирование. Так, согласно данным крупнейшего международного исследования BRIGHT [Wallace C. et al., 2006; Padmanabhan S. et al., 2012] и программы FBP («cемейное кровяное давление») [Greenwood T.A. et al., 2007], были представлены доказательства сцепления АГ с определенными участками генома и продемонстрирована гетерогенность в сцепливании, зависящем от фенотипа клинического течения ГБ.

Наиболее широко использующийся в кардиогенетике кандидатный подход позволил идентифицировать широкий спектр генов предрасположенности к ГБ.

Таким образом, был установлен широкий спектр генов-кандидатов ГБ, включая гены, кодирующие компоненты РААС, калликреин-кининовой системы, местной и системной регуляции сосудистого тонуса, эндотелиальной дисфункции, сигнальной трансдукции и многих других фажных для патогенеза болезни полиморфных генов [Иващенко Т.Э., 2001; Баранов В.С., 2002; Багмет А.Д., 2005;

Гинтер Е.К., 2003; Gatti R.R. et al., 2013]. В частности, установлены такие геныкандидаты, как: REN (ген ренина), ACE (ген ангиотензинпревращающего фермента), AGRT1 (ген рецептора 1-го типа к ангиотензину II), AGT (ген метилентетрагидрофолатредуктазы), (ген рецептора 2-го типа к ангиотензину II), BKR2 (ген брадикининового рецептора 2 типа),NOS3 (ген NOсинтазы 3 типа), ADRB2 (ген 2-адренорецептора) [Nguyen K. D. H. et al., 2013].

В целом ряде работ была показана ассоциация полиморфных маркеров генов системы РААС и, в частности, гена ангиотензиногена AGT с развитием ГБ [Pereira C. et al., 2003; Ellis K.L. et al., 2013]. Мета-анализ, проведенный J.A. Staessen et al. в 1999 г., в который были включены данные 69 независимых исследований, и охватывающий 27906 индивидов, позволил выявить ассоциацию полиморфного маркера М235Т гена AGT с АГ у европейцев [Staessen J.A. et al., 2005; Kunz R. et al., 1997]. Для гена рецептора AT II типа 1 AT2R1 описано не менее 16 полиморфных участков. Обнаружена ассоциация маркера A(-153)G гена AT2R1 с АГ в китайской и русской популяциях и показано, что носители аллеля А и генотипа АА имели существенно более высокий риск развития АГ, чем носители аллеля G и генотипа GG [Глотов А.С. с соавт., 2007; Zhou T.B., Yin S.S., Qin Y.H., 2013].

Для анализа ассоциации гена фермента, превращающего AT I (АСЕ), с мультифакториальными заболеваниями используется полиморфный маркер I/D.

В нескольких исследованиях авторам удалось подтвердить корреляцию между генотипами этого полиморфного маркера и концентрацией в крови АПФ [Henskens I.H. et al., 2003; Бражник В.А., 2003; Burrell L.M. et al., 2013]. Согласно данным литературы, установлена связь полиморфизма I/D с риском развития ГБ и формированием структурно-функциональных изменений в миокарде (гипертрофия миокарда левого желудочка) [Barley J. et al., 1995; Образцова Г.И. с соавт., 2008; Duru K. et al., 1994; Crisan D., Carr J., 2000; Iwai N. et al., 1994;

Смирнова М.Д. c соавт., 2009]. Известна ассоциациативная активность аллеля D в полиморфизме гена АСЕ в отношении ГБ в исследовании, включавшем в себя популяцию из 435 коренных жителей северного Китая [Zhan Y. et al., 2008].

Изучался полиморфизм А1166С гена AGTR1 и его вклад, определяющий риск развития ГБ и функциональное состояние РААС [Tamaki S. et al., 2009].

Согласно работам ряда авторов у больных ГБ определяется преобладание вариантного аллеля С по сравнению с лицами группы контроля [Fan H. et al., 1998; Wang W.Y. et al., 1997; Kainulainen K. et al., 1999; Kikuya M. et al., 2003].

Также описана ассоциация увеличения частоты гомозиготного генотипа по вариантному аллелю С у мужчин, страдающих ГБ легкой степени тяжести [Бойцов С.А., Линчак Р.М., 2003]. При изучении ГБ у жителей московской популяции наблюдается наличие ассоциации между полиморфизмом гена AGTR и риском возникнонения ГБ, при этом носители аллеля А и гомозиготного формирования ГБ [Чистяков Д.А. c соавт., 2001].

моногенных форм ГБ связаны мутации гена MLR (ген минералокортикоидного рецептора [Lifton R.P., 2001; Geller D.S. et al., 2000]. Наиболее изучены полиморфизмы G3514C и A4582C гена MLR. В ряде работ существуют данные об ассоциации данных полиморфизмов с уровнем АД и риском развития сольчувствительной формы ГБ [Ludwig M. et al., 1998; Poch Е. et al., 2001].

Согласно работам по исследованию бразильской популяции определяется связь аллеля С полиморфного варианта А4582С гена MLR с предрасположенностью к ГБ [Freitas S.R., et al., 2007; Vilela1 F.D. et al., 2008].

Также выявлена связь полиморфизма G460W гена ADD1(-аддуцина) с уровнем артериального давления [Bianchi G. et al., 2005]. Согласно данным ряда авторов, существует ассоциация аллеля 460W гена ADD1 с риском развития ГБ [Province M.A. et al., 2000; Cusi D. et al., 1997; Clark C.J. et al., 2000; Castellano M.

Staessen J.A. et al., 2005], а также с риском развития осложнений ГБ [ Van Rijn M.J. et al., 2006; Morrison A.C. et al., 2002].

При изучении этиопатогенеза сердечно-сосудистой патологии, в том числе и ГБ, часто исследуют ген, продуктом которого является эндотелиальная синтаза оксида азота NOS3, экспрессирующаяся в клетках эндотелия кровеносных сосудов. Этот ген также рассматривается в качестве гена-кандидата ГБ [Минушкина Л.О., 2005]. Тем не менее анализ всех имеющихся на сегодняшний день литературных данных об ассоциации различных полиморфных маркеров гена NOS3 с АГ показывает крайнюю противоречивость. Например, у полиморфного маркера -786ТС с риском АГ, но ассоциация данного маркера не подтвердилась в двух японских популяциях [Frstermann U., Sessa W.C., 2012;

Takeuchi F. et al., 2012]. Было установлено, что полиморфный вариант E298D гена NOS3 проявлял положие ассоциации с риском развития острого инфаркта миокарда [Shimasaki Y. et al., 1998; Miyamoto Y. et al., 1998], ишемической болезни [Markus H.S. et al., 1998], артериальной гипертензии [Hibi K. et al., 1998;

Lacolley P. et al., 1998; Shoji M. et al., 2000; Jia C.Q. et al., 2003; Zhang L.P. et al., 2006].

В исследовании генетики ГБ также изучаются полиморфизмы генов различных сигнальных систем. Так, изучению ассоциации полиморфного маркера С825Т гена GNB3 с эссенциальной АГ посвящены многочисленные исследования.

Большинство исследований, проведенных у европейцев, подтверждает ассоциацию полиморфного маркера С825Т гена GNB3 с ГБ. Наиболее ярко это было продемонстрировано в двух крупных исследованиях, изучавших выборки больных АГ немецкой и бельгийской популяций [Rupert J.l., Kidd K.K., 2003; Lu J.

Установлено, что полиморфизм Gly272Ser гена GNB3 играет et al., 2012].

важную роль в регуляции артериального давления, а также ассоциирован с увеличением риска развития гипертонической болезни, в том числе и в популяции русских жителей Курской области [Rankinen et al., 2000; Staessen et al., 2005; Pereira et al., 2007; Шестаков с соавт., 2008; Полоников А.В. с соавт., 2007, 2011, 2001].

Исходя из литературных данных, можно заключить, что генетическую основу ГБ составляют различные классы генов, вовлеченных в регуляцию и поддержания артериального давления. Хотя с помощью полногеномных исследований установлено большое число частых генетических вариантов с умеренными фенотипическими эффектами влияния на уровень АД (1 мм рт. ст.), в совокупности эти генетические варианты объясняют менее 3% вариабельности АД в общей популяции [Munroe et al., 2013]. Анализируя многочисленные зарубежные публикации, следует отметить, что проблема недостаточного понимания этиологии социально значимых болезней человека, в том числе и ГБ, во многом связана и с тем, что зачастую в генетических исследованиях не рассматриваются в качестве основных влияющих факторов влияния окружающей среды, имеющие первостепенное значение для данной категории болезней [Пузырев В.П., 2003; Schwartz C. et al., 2007; Ghassibe-Sabbagh et al., 2012].

I.3 Эколого-токсикогенетические аспекты этиологии гипертонической В настоящее время мы наблюдаем быстрый рост численности популяций мира, с которым связано увеличивающееся количество загрязнений и отходов, в том числе и токсичных, что, в свою очередь, приводит к резкому ухудшению состояния различных экосистем Земли. Обнаружено более 5 млн различных химических соединений, которые перманентно воздействуют на организм человека [Райс Р.Х., Гуляева Л.Ф., 2003]. Особое место среди загрязнителей окружающей среды занимают полициклические ароматические углеводороды (ПАУ), накопление которых сопряжено с повышенным риском развития многих болезней человека, в частности онкологических заболеваний [Apostoli G. Neri et al., 2003; Куценко С.А., 2002]. Также имеются данные о том, что группу ксенобиотиков, оказывающих антропогенное влияние на среду обитания и здоровье человека, составляют тяжелые металлы и их различные соединения. В процессе эпидемиологических и клинических исследований было установлено атерогенное действие, гипертензивный эффект, кардиотоксическое действие тяжелых металлов, хлорорганических и других соединений [Tom Matthews T., 1998; Fleming D.J., 2001; Трахтенберг И.М., 2010; Lagorio S., 2006; Wrede C.E., 2010]. Доказано существование веществ (бензол, бензапирен, органические соединения ртути и свинца), оказывающих кардиовазотоксический эффект, проявляющийся в снижении резистентности микроциркуляторного русла и формировании жировой дистрофии интимы сосудов [Лубянова И.П., 2003;

Bigert C., 2008].

капилляротоксическим действием. Окись углерода, нитросоединения бензола изменяют баланс электролитов, что ведет к нарушению сократительной функции миокарда [Аnderson G.J., 2007].

Следует также констатировать факт, что на сегодняшний день практически не изучены и по-прежнему остаются без внимания исследователей как в России, так и рубежом эколого-генетические аспекты этиопатогенеза социально значимых сердечно-сосудистых заболеваний, в том числе и ГБ. Необходимость, актуальность и практическая значимость данного направления исследований диктуется прогрессирующим ухудшением экологической ситуации в мире и в первую очередь нарастающим химическим загрязнением окружающей среды, которое вносит значительный вклад в формирование социально значимых болезней сердечно-сосудистой системы, не является исключением и ГБ [Sun et al., 2008; Brook et al., 2009; Pope et al., 2004, 2009; Diez Roux et al., 2008; Bauer et al., 2010; Lenters et al., 2010; Knzli et al., 2005, 2010, 2011; Хабриева Р.У., 2010;

Nawrot et al., 2011; Adar et al., 2013; Dong et al., 2013; Foraster et al., 2014]. В этой связи одним из основных вопросов для экологической генетики является определение в популяциях средовых факторов и специфичных генов, которые могут формировать реакции устойчивой адаптации человека к изменяющимся условиям среды.

На роль таких генов могут претендовать гены, продукты которых прямо или косвенно вовлечены в процессы обезвреживания (биотрансформации) чужеродных химических соединений, попадающих в организм из внешней среды – гены ферментов биотрансформации ксенобиотиков (ФБК) [Nebert 1996, 1997;

Carvan et al., 1997; Raunio et al., 1999; Shimada et al.; 2006 Landi et al., 1999;].

За счет существования индивидуальных реакций организма на действие разнообразных химических веществ по причине наличия в строении генов функционально неравноценных полиморфных аллелей ФБК, зависят последствия их негативного влияния на органы и ткани [Nebert, 1996, 1997; Кулинский В.И., 1999; Баранов с соавт., 2002; Tuimala et al., 2002]. На основе результатов мультифакториальных заболеваний, проводившихся на кафедре биологии, медицинской генетики и экологии Курского государственного медицинского университета, была разработана и описана [Полоников с соавт., 2008] экологотоксикогенетическая концепция формирования патогенетически различных социально значимых заболеваний в условиях химического загрязнения окружающей среды. Ключевым моментом в понимании сущности разработанной концепции является разграничение в этиологии болезней двух принципиально различных генетических составляющих, формирующих предрасположенность к распространенным заболеваниям, в том числе и сердечно-сосудистой системы (рисунок 1). Первая генетическая компонента, образованная взаимодействием генами ферментов биотрансформации ксенобиотиков и антиоксидантной защиты, рассматривается нами как «пусковая» составляющая предрасположенности.

Концептуальная модель вовлеченности ферментов биотрансформации ксенобиотиков в развитие МФЗ (Полоников А.В., 2006, 2008) Процессы, контролирующиеся данной генетической компонентой, реализуются посредством активации систем биотрансформации ксенобиотиков и антиоксидантной защиты, направленных на нейтрализацию токсических влияний на организм. Вторая генетическая компонента является «эффекторной», детерминированной генными взаимодействиями, которые регулируют основные физиологические системы гомеостаза (в нашем случае речь идет о сердечнососудистой системе) и подключаются исключительно в случае «недостаточного функционирования» первой генетической компонентыи. Также «эффекторное»

звено ответственно за определение предрасположенности к развитию заболевания. Опираясь на основные постулаты концепции и учитывая адаптивные возможности генофонда населения, проживающего на подвергающейся химическому загрязнению территории, можно предположить, что для компенсации патологических нарушений, вызванных неэффективной детоксикацией ксенобиотиков, воздействующих на сердечно-сосудистую систему, требуется мобилизация имеющихся физиологических резервов для сохранения гомеостаза и поддержания жизнедеятельности. Если по генетическим причинам ферменты биотрансформации ксенобиотиков и антиоксидантной системы не справляются с обезвреживанием проникающих в организм токсикантов, то накопление последних повреждает органы и системы организма. Активация эффекторного звена происходит в ответ на повреждение тканей. Основной функцией работы данной компоненты является уменьшение воздействия токсических активных веществ на окружающие ткани и органы при сохранении равновесия гомеостаза организма. От потенциальных возможностей эффекторной генетической компоненты, контролирующей описанные выше физиологические процессы, фактически зависит дальнейший сценарий патологических изменений в организме.

Учитывая масштабность и темпы ухудшения экологической ситуации, а также отсутствие у населения эффективных приспособительных механизмов к новым (в эволюционном смысле) факторам среды, ответная защитная реакция организма на поллютанты, по всей видимости, носит неспецифический характер, что может нарушать деятельность органов и систем. Так, ответная реакция системы кровообращения на повреждающее действие токсикантов может проявляться индукцией окислительного стресса, системной воспалительной реакцией сосудистого русла, активацией симпатоадреналовой системы, генерализованным спазмом сосудов, эндотелиальной дисфункцией, гиперлипидемией, гипергликемией, тромбообразованием и другими патологическими изменениями, которые, с одной стороны, отражают адаптационные реакции организма, с другой – фактически являются звеньями патогенеза сердечно-сосудистых заболеваний, одно из которых – гипертоническая болезнь.

Выраженность проявления токсических эффектов внешней среды зависит не только от силы, длительности и интенсивности воздействия токсических влияний, но и от индивидуальных особенностей внутреннего метаболизма определенного ксенобиотика. Внешние токсические влияния на организм человека могут спровоцировать дисбаланс эндогенных взаимодействий систем и органов, тем самым нарушая гомеостаз организма и вызывая развитие болезни [Панова Ю.Г., 2012]. Как уже было отмечено выше, в организме человека существует эволюционно сложившаяся система обезвреживания химических соединений окружающей среды – система биотрансформации или детоксикации ксенобиотиков.

Учитывая вышеизложенное, следует отметить, что наиболее подходящими генетическими маркерами для эколого-токсико-генетических исследований механизмов развития ГБ могут служить полиморфные гены ферментов биотрансформации ксенобиотиков (ФБК), экспрессия которых регулируется влияниями внешних факторов химической природы [Меньщикова Е.Б. и др., 2013]. В то же самое время индукция и регуляция экспрессии генов ФБК в организме опосредуется особым видом ядерных рецепторов – арилгидрокарбоновым рецептором (AHR), связанными с ним транскрипционными факторами, которые в совокупности представляют так называемый сигнальный каскад арилгидрокарбонового рецептора (КАРГ). Именно активация арилгидрокарбонового рецептора является первичным пусковым сигналом в запуске каскада регуляторных реакций в геноме по индукции экспрессии генов ФБК [Abel J., 2010; Kiss E.A. еt al., 2012; MacPherson L. et al., 2013]. С момента своего открытия данные рецепторы стали рассматриваться как своеобразные «токсикологические ворота» клетки, вовлеченные в регуляцию метаболизма ксенобиотиков.

I.4 Структура и организация функционирования каскада AHR является частью семейства транскрипционных регуляторов, которые контролируют разнообразные физиологические функции в организме, включая нейрогенез, гемопоэз, формирование трахеи и печени, слюнных протоков, суточные биоритмы, реакции на гипоксию, функционирование рецепторов гормонов, дифференцировка лимфоидной ткани и многие другие процессы [Hankinson O., 2005]. Так, присутствие AHR-сигнального каскада в различных видах тканей и типов клеток свидетельствует о том, что многие биологические и токсические эффекты AHR-лигандов вследствие дифференциального изменения экспрессии генов в восприимчивых клетках играют важную роль в морфогенезе тканей [Fisher M.T., Nagarkatti M., 2005]. Каскадные реакции AHR также играют важную роль не только в индукции экспрессии генов ФБК, но и в регуляции жизненного цикла клеток, включая процессы ее роста дифференцировки и умирания [Allan B. Okey, 2002; Karl Walter Bock, 2006; Wang Y. et al., 2013].

тетрахлородибензо-з-диоксина (ТХДД), галогенированных ароматических углеродов или полициклических углеродов, включая бензопирен БЕНЗ/А/ПИРЕН??? и бензатрацен [Hahn M.E. et al., 2009; Hankinson, 1995]. AHRлиганды можно разделить на две категории: в первую входят синтетические (дибензодиоксины, дибензофураны, бифенилы, бензопирен, бензотрацен и др.) ароматические углеводороды. Вторую составляют лиганды естественного происхождения. Такие токсические вещества, как тетрахлордибензо-диоксин (ТХДД), ПАУ, связываются и оказывают свое действие через цитоплазматические рецепторы арилгидрокарбонового комплеска, который действует как фактор транскрипции и регулирует количество выделяющихся цитокинов и микросомальных ферментов [Гуньков С.В., 2009].

арилгидрокарбонового рецептора (КАРГ) являются: непосредственно сам AHR, а также ядерный его транслокатор (ARNT) и репрессор (AHRR) [Wu D. et al., 2013].

Не связанный с лигандом AHR находится в цитоплазме в комплексе с белком теплового шока hsp90, XAP2, белком p23 и тирозинкиназой c-Src (рисунок 2).

Принцип функционирования каскада арил-гидрокарбонового рецептора Эти белки обеспечивают связывание AHR с поступившими химическими веществами. Белок hsp90 определяет конформацию AНR, облегчая его взаимодействие с лигандом и препятствуя формированию комплекса с ДНК.

При связывании с ПАУ происходит диссоциация белка hsp90 от AHR и его замещение на экзогенный или эндогенный лиганд-проводник. После связывания лиганда AHR проходит ряд конформационных изменений, приводящих к гетеродимеризации с арилгидрокарбоновым ядерным транслокатором (ARNT), в результате чего образовавшийся гетородимер AHR/ARNT связывается со называемые элементы реагирования на ксенобиотики) на молекуле ДНК [Hankinson O., 1995; DeGroot D.E., Denison M.S., 2014]. Комплекс XRE и AHR активирует экспрессию множества генов 1-й фазы детоксикации ксенобиотиков.

В частности, происходит индукция экспрессии цитохромов P450 1A1, 1A2 и 1В1, а также ферментов 2-й фазы биотрансформации: НАД(Ф) дегидрогеназы - NQO1, уридиндифосфат-глюкоронозилтрансферазы - UGT1, глутатион-трансферазы GSTA1, альдегиддегидрогеназы – ALDH [Hahn M.E., 2009; Перепечаева М.Л., 2006; Smith et al., 2013]. Среди ФБК 1-й фазы детоксикации ведущее место занимает система цитохромов Р450 с точки зрения активности в отношении огромного спектра ксенобиотиков. Гены, которые находятся под управлением AHR, принадлежат двум основным функциональным группам: гены ФБК, индукция которых может вызывать как позитивные, так и повреждающие эффекты; гены, которые влияют на процессы пролиферации и дифференцировки клеток.

эндоплазматическом ретикулуме гепатоцитов, где они играют важнейшую роль в образовании более токсичных промежуточных метаболитов ксенобиотиков [Kawajiri K., 2007; Wincent E. et al., 2012]. Механизм индукции цитохромов Р довольно сложен и запускается под влиянием ПАУ - основных лигандов AНR.

Результатом такой индукции является увеличение транскрипции генов CYP1A1, CYP1A2 и CYP1В1 [Sachse C., 2003; Wall R.J. et al., 2012]. Чрезмерная экспрессия цитохромов Р450 и других ФБК может повлиять на метаболизм арахидоновой кислоты, тем самым способствуя проявлению большего токсического эффекта по причине накопления промежуточных токсичных метаболитов [Rifkind A.B., 1990; Nakai, K., 1992]. Однако индукция данных ФБК не всегда проявляется токсическими эффектами на ткани [Heid S.E., Pollenz R.S., 2000]. Существуют доказательства, что степень токсичности ПАУ может также зависеть от экспрессий и других генов, в частности, ответственных за рост клеток и дифференцировку [Ansari M.A. et al., 2013].

Существует также механизм обратной регуляции каскада. В этом случае AHR индуцирует транскрипцию собственного репрессора - AHRR. Репрессор AHR играет важную роль в регуляции AHR опосредованной экспрессии генов, индуцируемой воздействием ПАУ. AHRR конкурирует с AHR за связывание с транслокатором ARNT, который конкурентно связывается с промоторами генов, не влияя на их активность, тем самым блокируя их экспрессию. Таким образом, AHRR взаимодействует с ядерным компонентом КАГР по принципу обратной отрицательной связи. Соответственно, комплекс AHRR-ARNT препятствует образованию тройного комплекса индуктор-AHR-ARNT – таким образом AHRR осуществляет контролирующую индукцию, вызванную ПАУ и диоксинами [Chaffin C.L., Hutz R.J., 1997; Liang Y. et al., 2012].

Независимо от описанного транскрипционного пути и его ядерной локализации, AHR может реализовывать свои эффекты через альтернативный путь, который локализован в цитоплазме. Предполагается, что под воздействием диоксинов происходит изменение активности тирозинкиназы, что приводит к индукции фосфорилирования целого каскада белков. В этом случае не связанный с диоксинами AHR в цитоплазме соединяется с hsp90, xap2, p23 и тирозинкиназой (c-Src) или протеинкиназой. При связывании AНR лигандами (диоксином) происходит освобождение активной c-Src, что приводит к стимуляции протеинкиназы [Pocar P. et al., 2005]. По всей видимости, активная тирозинкиназа c-Src фосфорилирует и активирует стероидные рецепторы, такие как рецепторы эстрогенов, вызывая эстроген-подобные эффекты в отсутствии самих эстрогенов.

Гены КАГР экспрессируются в различных органах и тканях организма.

Согласно исследованию, проведенному в японской популяции, экспрессия генов AНR и ARNT у взрослых индивидов и фетальных образцов приблизительно одинакова [Jacobs H. et al., 2011; Wu D. et al., 2013]. Одинаково высокий уровень экспрессии гена AHR был обнаружен в легких, плаценте и селезенке у взрослых, а также в легочной ткани и ткани селезенки в фетальном образце [Kiss E.A. et al., 2011; Ziv-Gal A. et al., 2013]. Экспрессия гена ARNT обнаружена в яичниках, легких, селезенке, яичках и поджелудочной железе у взрослых, а также в легких и почках плода [Abe H. et al., 2013; Ayed-Boussema I. et al., 2011]. Ген AНRR был изначально обнаружен у мышей [Mimura et al., 1999], а дальнейшем появились сведения о наличии данного гена в тканях человека [Watanabe et al., 2001;

Karchner et al., 2008]. Ген AНRR экспрессируется в различных тканях человека на наиболее высоком уровне в легочной ткани, поджелудочной железе, тканях яичек, яичников, легких и поджелудочной [Karchner et al., 2008; Yamamoto et al., 2004].

Наличие генов КАГР в сердечно-сосудистой системе нашло подтверждение в некоторых исследованиях. Согласно литературным данным, гены КАГР экспрессируются в аорте, а также играют важную роль в моделировании гипертрофии миокарда и формировании атеросклеротических процессов [Ziv-Gal A. et al., 2013]. Согласно полученным данным, диоксин и диоксинподобные эффекты, опосредованные функционированием сигнального КАГР, могут вызывать различные структурные изменения сердечно-сосудистой системы, в том числе и посредством увеличения апоптоза клеток и снижения пролиферативной активности кардиомиоцитов [Karen S., 2005; Phillip G., 2009;

Vilahur G. et al., 2013; Maayah Z.H. et al., 2013].

I.5 Полиморфизм генов КАГР и ФБК и их связь с развитием болезней Гены сигнального каскада арилгидрокарбонового рецептора по своей структуре являются достаточно полиморфными. По данным многочисленных исследований были идентифицированы наиболее частые полиморфные варианты генов КАГР: аминокислотная замена Arg554Lys в 10 экзоне гена AНR, нуклеотидная замена GC в 7 экзоне гена ARNT и аминокислотная замена Pro185Ala в 5 экзоне гена AHRR [Kawajiri K., Watanabe J., 1995; Scheel J., Hussong R., 2002; Cauchi S., Stucker I.; Alvaro Puga, 2011].

Известно, что полиморфизм в кодоне 554 в 10 экзоне (1661GA) гена AHR влияет на выживаемость больных саркомой мягких тканей [Park D.J., Stoehlmacher J., 2001]. В другой работе были получены данные о том, что у носителей гетерозиготного генотипа полиморфизма Arg554Lys гена AHR имеет место повышенная активность цитохромов CYP1А1 и CYP1А2 [Marianne Berwick, 2004]. Известно, что индуцированная активность цитохрома Р4501А1 выше у носителей гетерозиготного генотипа гена AНR или вариантных гомозигот (Arg554/Lys554 or Lys554/Lys554), чем у диких гомозигот (Arg554/Arg554) [Wong et al., 2001; Harper et al., 2002]. Однако в японской популяции полиморфизм гена AНR в кодоне 554 не был ассоциирован с повышенной активностью цитохрома Р 4501А1 в легочной ткани в группе курильщиков [Josse A.R. et al., 2012]. Согласно данным исследований в Германии, вариантные гомозиготы Lys554Lys гена AHR ассоциированы с низким уровнем экспрессии mRNA генов AHR, ARNT и CYP1B1, тем самым демонстрируя деактивирующий эффект данного полиморфизма [Helmig S., 2011].

Согласно данным исследования, по изучению влияния полиморфизмов T3801C гена CYP1A1 и G1661A гена AHR на уровень артериального давления в группе курильщиков получены следующие данные: уровень систолического и диастолического артериального давления существенно различался в зависимости от генотипа полиморфизма T3801C гена CYP1A1 между группой курильщиков и группой индивидов, которые в прошлом имели определенный стаж курения.

Более того, была определена статистически значимая взаимосвязь между изучаемыми полиморфизмами генов CYP1A1 и AHR, которая характеризовала различные показатели систолического и диастолического артериального давления у носителей аллеля C3801гена CYP1A1 и аллеля A1661 гена AHR соответственно [Gambier N. et. al., 2006; Volkova M. et al., 2011]. Имеются сведения о том, что при воздействии ТХДД, происходит активация AHR, которая опосредует накопление супероксиддисмутазы, что может приводить к увеличению артериального давления и индуцировать формирование миокардиогипертрофии [Kopf P.G., Huwe J.K., Walker M.K., 2008].

В исследованиях японской популяции не было найдено статистической взаимосвязи полиморфизма Arg554Lys гена AHR с риском развития рака мочевого пузыря как в группах обследуемых, подвергавшихся периодическому воздействию бензопирена, так и в группах, не имевших данного влияния ПАУ [Zhang N., 2011; Luo C. et al., 2013]. Установлена взаимосвязь полиморфизма гена со степенью тяжести эндометриоза [Denison M.S., Pandini A., 2002;

AHR Ziv-Gal A. et al., 2013]. Также были выполнены работы по исследованию связи полиморфного варианта Arg554Lys гена AHR с риском развития мужского бесплодия, однако ассоциаций полиморфизма с риском развития болезни не установлено [Watanabe et al., 2004]. У женщин-курильщиц носительниц дикого генотипа гена AНR рождались дети с пониженным весом и длиной тела, в сравнение с новорожденными детьми в группе некурящих [Sasaki S., 2004;

Kobayashi S. et al., 2013].

Известно, что аллель 185Pro гена AHRR оказывает более слабое ингибирующее действие на ARNT, чем аллель 185Ala гена AНRR [Hideki fujita, 2002; Hung W.T. et al., 2013]. Согласно данным литературы, генотипы C/G и G/G 185 кодона в гене AНRR ассоциированы с риском развития эндометриоза [Tsuchiya et al., 2005; Asada et al., 2009]. Полиморфизм Pro185Ala гена AНRR также рассматривался в качестве маркера мужского бесплодия, вызванного диоксиновым воздействием [Hung W.T. et al., 2013; Kovac J.R., Pastuszak A.W., 2013]. Более того, негативный эффект обратной связи гена AНRR и диоксининдуцированного воздействия слабее выражен для носителей аллеля Pro [Masanori Watanabe, 2004]. Также гомозиготы 185Pro гена AНRR увеличивают возможность развития синдрома микропениса [Fukami M.A., 2012].

При изучении полиморфизма G189C гена ARNT генотип GG гена ARNT ассоциирован с высокой индуцибельностью активности CYP1A2, а генотип CC ассоциирован с меньшей индукцией данного цитохрома [Hung W.T. et al., 2011].

Однако, согласно другим литературным данным, не было найдено статистически значимых корреляций для уровня активности CYP1A2, которая непосредственно находится под контролем комплеска транскрипционного AHR/ARNT [Julia Scheel, 2002].

Согласно исследованиям, проведенным в японской популяции, полиморфизм V189V гена ARNT был ассоциирован с риском развития незаращения твердого неба [Kayano S. et al., 2004]. Однако при анализе риска развития эндометриоза у женщин в китайской популяции для полиморфизма V189V гена ARNT не было обнаружено значимых ассоциаций [Wang y. f. et al., 2011].

CYP1A1 является ферментом 1-й фазы биотрансформации, который вовлечен в метаболизм многих ксенобиотиков, в том числе и ПАУ [Van Duursen M.B., 2005]. Цитохром P4501A1 катализирует гидроксилирование эстрадиола и арахидоновых кислот, образуя вазоактивные субстанции, что послужило основанием для рассмотрения фермента в качестве возможного кандидата предрасположенности к АГ [Lanca V. et al., 2002]. Так, полиморфизм Ile462Val гена CYP1A1 оказывает влияние на метаболизм эйкозапентаеновой кислоты, изменяя индивидуальную вариабельность метаболизма, увеличивая продукцию физиологически активных метаболитов жирных кислот в сердечнососудистой системе и печеночной ткани [Dieter Schwarz, 2005]. По данным исследования, женщины в постменопаузальном периоде при повышенной активности цитохома Р450 1А1 имели повышенный риск развития ГБ. Кроме того, носители дикого аллеля гена CYP1A1 и D аллеля гена ACE имели повышенный риск развития ГБ в постменопаузальном периоде [Lanca V. et al., 2002].

Согласно данным исследования в Индии, вариантный генотип гена CYP1A был ассоциирован с повышенным риском развития мужского бесплодия в группе курильщиков и лиц, злоупотребляющих алкоголем [Vani G.T. et. al., 2009].

Генотип Ile/Ile462 гена CYP1A1 ассоциирован с риском развития дисменореи в группе пассивных курильщиц, в сравнении с группой некурящих [Hong Liu, 2007]. Генотип 462Val/Val гена CYP1A1 увеличивает риск рака женской репродуктивной системы [Aktas D., 2002, 2006; Murata M., 1998; Hung R.J., 2003;

Esteller M., 1997; Cagatay Taskiran, 2006].

Экспрессируется фермент преимущественно в печени и играет важную роль в реакциях деметилирования кофеина [Butler M.A., 1998]. Кроме ПАУ данный цитохром вовлечен в метаболическую активацию множества токсичных и канцерогенных веществ (2-аминофлуорена, 3-амино-1-метил-5Н-пиридо [4,3-b]индола и 2-амино-1-метил-6-фенилимидазоло [4,5-б] пиридина) [Nakajima M., 1999]. Фермент цитохром Р450 1А2 может индуцироваться табачным дымом [Miki Nakajima, 1999; Nakajima M., 1996; Quattrochi L.C., 1994].

полиморфизма (2964GA, 154CA) согласно исследованиям, которые могут быть связаны с изменением ферментативной активности [Corchero et al., 2001;

Oscarson M. et al., 1999]. Более того, наличие полиморфизмов 2964GA, 154CA гена CYP1A2 может влиять на скорость конъюгирования метаболитов ПАУ и определять чувствительность к данным метаболитам [Balakrishnan R., 2011].

Известно, что вариантный аллель полиморфизма 154CA гена CYP1A2 способен увеличивать активность данного фермента в группе курильщиков [Tay J.K.X. et al., 2007]. Наличие аллеля С ассоциировано со сниженной индукцией и уменьшением ферментативной активности CYP1A2 [Guessous I. et al., 2012]. У людей с длительным стажем курения вариантный аллель полиморфизма 154CA гена CYP1A2 увеличивает токсичность соединений, вызывающих рак мочевого пузыря [Pavanello S. et al., 2005; Moonen H.S. et al., 2004]. Примечательно, что наличие генотипа 462Ile/Val гена CYP1A1 связано с повышенной активностью CYP1A2 у курильщиков и лиц, употребляющих сильно прожаренное мясо [Liu L.

et al., 2013].

Многочисленные исследования показали, что женщины фертильного возраста с генотипом СС или СА полиморфизма 154СA гена CYP1A2, употребляющие более 3 чашек кофе в день, имеют меньший объем груди и меньший риск заболевания рака молочной железы [Lowcock E.C. et al., 2013].

Причем женщины с мутацией гена BRCA1 и аллелем С полиморфизма 154СA гена CYP1A2, употребляющие более 3 чашек кофе в день, имели на 64% ниже риск развития рака молочной железы [Wiseman A., 2005]. Ученые из Торонто опубликовали результаты, согласно которым полиморфизм гена CYP1A повышает риск возникновения инфаркта миокарда с каждой лишней выпитой чашкой кофе. Как выяснилось, у носителей аллеля 154С гена CYP1A2 (около 50% населения) кофеин метаболизируется в 4 раза медленнее, чем у носителей аллеля А. Поэтому С аллель полиморфизма 154СA (варианты генотипа АС и СС) является показателем медленного метаболизма кофеина, а аллель А в гомозиготе – показателем быстрого метаболизма кофеина [Renda G. et al., 2012]. В исследовании, в котором приняло участие более 2000 больных, перенесших инфаркт миокарда, было показано, что употребление более 1 чашки кофе значительно повышает риск возникновения инфаркта миокарда у носителей аллеля 154А (2-3 чашки в день на 36%, более 3 - на 64%), в то время как количество выпитого кофе у носителей аллеля С с инфарктом миокарда не ассоциировалось [Amin N. et al., 2012]. Установлено также, что сигаретный дым может стимулировать увеличение количества иммунореактивных ферментов CYP1A2 в микросомах печени человека и увеличивют индекс активности CYP1A2 [Nakajima M., 1999; Bartsch H., 1999; Hung W.T. et al., 2013].

Полиморфизм CYP1A2 ассоциирован с риском развития рака легких у курильщиков [Bernauer U., 2006] и развитием колоноректальной аденомы [Sachse C., 2003].

Фермент CYP1B1 метаболизирует эстрогены и отвечает за образование токсичных и канцерогенных ДНК-аддуктов [Nock N.L., 2007; Belous A.R., 2007].

В гене CYP1B1 функционально активным является полиморфизм Val432Leu.

Было выявлено, что данный цитохром активирует ПАУ и диоксины, в результате чего образуются высокореактивные промежуточные метаболиты, их уровень образования наиболее повышен у носителей аллеля 432Val. Данный полиморфизм оказывает влияние на активность реакций гидроксилирования ксенобиотиков [Li D.N. et al., 2000]. В процессе метаболической активации ксенобиотиков (преимущественно ПАУ), фермент CYP1B1 обладает перекрывающей субстратной специфичностью с ферментом CYP1A1 [Shimada T., 2001] У носителей аллеля 432Val обнаруживается повышенное содержание 4- и 2гидроксил метаболитов ПАУ [Paracchini V., 2007]. Интересным также является тот факт, что при избытке поступления соли в организм CYP1B1 увеличивает риск развития дисфункции сердечно-сосудистой системы, а также ассоциирован с повышением концентрации катехоламинов в крови [Jennings B.L. et al., 2012].

Носители генотипов 432Leu/Val и Val/Val432 имеют повышенный риск развития миеломной болезни [Gold L.S. et al., 2009]. По данным исследования Paracchini et al., аллель Val полиморфизма Val432Leu гена CYP1B1 связан с повышенным риском развития рака легких [Paracchini V., 2007; Kato I. et al., 2009]. Аллель 432Val гена CYP1B1 ассоциирован с высоким риском развития рака [Shimada T., 2001]. Также имеются данные о том, что генотип 432 Val/Val гена CYP1B беременности [Karypidis A-H., 2006]. Имеются данные о связи полиморфных вариантов гена CYP1B1 с развитием глаукомы [Бикбов М.М., 2010], почечноклеточным раком [Sasaki M., 2006]. Описаны варианты влияния данного фермента на развитие легочной гипертензии [Dempsie Y. et al., 2013].

NQO1 (хинон 1) - НАД(Ф)Н дегидрогеназа является гoмoдимерным ферментoм, кoтoрый oсуществляет каталитическое превращение хинoнoв в стабильные гидрoхинoны и предoтвращет образoвание пoтенциально тoксичных пoлухинoнoвых радикалoв. NQO1(хинон 1) инактивирует хиноны, которые образуются в процессе метаболизма бензола, тем самым регулируя процессы детоксикации бензола. Индукторами экспрессии гена являются окислительный стресс, циклические ароматические углеводороды, вещества табачного дыма [Traver R.D. et al., 1997]. NQО1 опосредует превращение убихинона и хинона витамина Е в их активизированные антиоксидантные формы.

Другим известным субстратом является -L (3,4-дигидро-2,2-диметил-2ннафтоло[1,2-b] пуран-5,6-дион), способный ингибировать опухолевый рост [Pardee A.B., 2004].

увеличивает соотношение NAD+/NADH через активацию NQO1. Более того, увеличенное соотношение NAD+/NADH в цитоплазме способно уменьшать степень ожирения у мышей и ингибировать пролиферацию гладкомышечных клеток артериальных сосудов у крыс [Kim S.Y., 2006]. Согласно работе YongHoon Kim, 2010, у крыс с моделированной АГ происходит увеличение соотношения NAD+/NADH в результате активации NQO1 через эндотелиальную NO-синтазу на снижение концентрации -L. В другом исследовании на лабораторных крысах было обнаружено, что концентрация ACE регулируется под влиянием NQO1 и связана с уменьшением АД у гипертензивных крыс.

Представленные результаты исследований могут свидетельствовать о том, что NQO1 может выступать в качестве модулирования активности АСЕ, тем самым оказывая влияние на уровень АД [Song S.Y. et al., 2010].

Описаны два наиболее часто встречаемых полиморфизма в гене NQO1:

P187S и R139W, характеризующиеся межпопуляционными различиями в частотах их аллелей [Kelsey K.T. et al., 1997].

Носители гетерозиготного генотипа 187PS характеризуются снижением ферментативной активности в 3 раза, в сравнении с носителями гомозиготного генотипа по дикому аллелю187PP, в то время как носители гомозоготного генотипа по вариантному аллелю характеризуются полным отсутствием ферментативной активност [Moran J.L. et al., 1999; Traver R.D., 1997]. Есть данные о том, что носители гомозиготного генотипа 187SS гена NQO1 характеризуются повышенным риском токсического воздействия бензола [Moran J.L. et al,. 1999].

Также существует ассоциация полиморфизма гена NQO1 с болезнью Паркинсона [Dardiotis E. et al., 2013], раком легкого [Guo S. et al., 2012] и пищевода [Yanling H.

et al., 2013].

Таким образом, для многих экзогенных химических соединений КАГР является первичным медиатором их токсичности для органов и тканей, в том числе и для сердечно-сосудистой системы. Изучение генетического контроля над процессами регуляции биотрансформации ксенобиотиков посредством оценки токсикогенетические механизмы формирования при гипертонической болезни в условиях современной техногенной цивилизации.

II.1 Характеристика обследованных групп пациентов Объектом данного исследования явилась выборка индивидов русской национальности, не состоявших в родственной связи друг с другом и проживающих на территории преимущественно Курской области. В исследование был вовлечен 1151 человек. Объектами исследования были больные гипертонической болезнью и здоровые индивиды. В ходе исследования была сформирована выборка больных ГБ в количестве 602 индивидов, из которых человек с ОНМК на фоне ГБ в анамнезе, а также 549 относительно здоровых лиц с нормальным артериальным давлением. Выборки больных и здоровых формировались сплошным методом. Критериями отбора пациентов в исследуемые группы были: отсутствие родственных связей между индивидами, руccкая нациoнальнoсть и проживание на территории Курской области.

Формирование групп больных ГБ проводилось на базах профильных кардиологических и неврологических отделений областной клинической больницы города Курска и больницы скорой медицинской помощи города Курска в периоды 2003-2004 гг., 2008-2009 гг. и 2011-2012 гг.

Включение пациентов в группу больных ГБ осуществлялось только после установления клинического диагноза заболевания, подтвержденного клиническими и лабораторно-инструментальными методами обследования.

Критериями включения в группу больных ГБ были: 1) САД140; ДАД90;

СМАД130/80; 2) русская национальность; 3) проживание на территории ЦЧР.

Критериями исключения являлись: 1) наличие патологических процессов, обусловливающих развитие симптоматических АГ; 2) наличие родства с уже обследованными.

Контрольная выборка относительно здоровых лиц формировалась как из здоровых добровольцев, пациентов травматологического, отоларингологического, хирургических отделений областной клинической больницы города Курска, так и при диспансерных осмотрах населения на предприятиях, из экспедиций в образовательных и других учреждениях г. Курска и Курской области. В контрольную группу включались индивиды при наличии следующих условий:

нормальный уровень артериального давления и отсутствие хронических заболеваний. Характеристика обследованных групп пациентов по полу и возрасту представлена в таблице 1. Как видно из таблицы 1, группа больных ГБ соответствовала контрольной по половозрастным категориям (р0,05).

Распределение обследованных групп по половозрастным категориям квалифицированными врачами кардиологами и неврологами на базе стационаров производили сбор жалоб, анамнеза vitae и morbi, описание объективного статуса.

Окончательный клинический диагноз ГБ устанавливался в соответствии с клиническими рекомендациями ВНОК. С учётом возможности существования клинико-патогенетических особенностей течения ГБ [Евсиков А.П. с соавт., представлялось важным изучение генетических аспектов лабильной и 2011], стабильной форм артериальных гипертензий в отдельности. Верификация лабильной и стабильной форм АГ осуществлялась на основании анамнестических данных и результатов суточного мониторирования АД. Диагноз ОНМК у больных компьютерной томографии или магнитно-резонансной томографии головного мозга. В исследование было включено 125 пациентов, перенесших ишемический мозговой инсульт на фоне гипертонической болезни.

У всех пациентов осуществлялось клинико-генеалогическое исследование данных семейного анамнеза, а также с целью выявления факторов риска развития болезни (образ жизни, наличие вредных привычек, особенности питания и др.) прoвoдилoсь анкетирoвание пациентoв с испoльзoванием анкет, разрабoтанных на кафедре биoлoгии, медицинскoй генетики и экoлoгии ГБОУ ВПО КГМУ.

У всех индивидов исследуемых выборок проводился забор экземпляров венозной крови объемом 5-10 мл в специальные пробирки с ЭДТА. Далее кровь хранилась в морозильных камерах при t=20С.

В работе также использовались образцы ДНК биобанка кафедры биологии, медицинской генетики и экологии КГМУ, полученные от больных ГБ и здоровых индивидов за периоды обследования 2003-2004 гг. и 2008-2009 гг.

Этапы выделения ДНК. Для проведения молекулярно-генетического эксперимента использовали главным образом импортные биоматериалы и реактивы высокой степени чистоты (ОСЧ и Biotechnology grade). Для выделения геномной ДНК использовали образцы замороженной крови обследованных индивидов. Процесс выделения выполнялся методом фенольно-хлороформной экстракции [Маниатис Т.С. и соавт., 1984]. Лейкоцитарную массу, осажденную дважды с Na-фосфатным буфером (pH=7,8) с помощью центрифугирования, затем лизировали ТЕ-буфером, протеиназой К и 0,4% додецилсульфатом натрия.

Образовавшуюся клеточную суспенцию лизировали в термостате в течение часов при поддержании температурного режима на уровне 42С. Далее проводилось 3-этапное выделение геномной ДНК из полученного клеточного лизата: первоначально использовался раствор фенола в соотношении 1:1 с 10 мМ Трис-HCl (рН=8,0), далее одинаковые объемы растворов фенола и хлороформа, завершали данный этап добавлением раствора хлороформа. Тотальную ДНК преципитировали ледяным 96% этанолом, высушивали и растворяли в ТЕ-буфере для последующего хранения.

Генотипирование ДНК-полиморфизмов. В рамках исследования проводилось генотипирование 7 полиморфизмов (SNP-маркеров) генов сигнального каскада арилгидрокарбонового рецептора (КАГР) и ферментов биотрансформации ксенобиотиков (ФБК): AHR (R554K), ARNT (V189V), AHRR (P185A), CYP1A1 (I462V), CYP1A2 (154CA), CYP1B1 (V432L) и NQO1 (P187S).

Выбор указанных генов связан с их непосредственным участием в передаче сигналов от ксенобиотиков через активацию транскрипционных факторов к промоторам данных генов ФБК с последующей индукцией их экспрессии. Для изучения межгенных взаимодействий дополнительно использовались результаты генотипирования различных генов-кандидатов ГБ, выполненного в генетической лаборатории кафедры биологии, медицинской генетики и экологии КГМУ в рамках ранее проведенных исследований [Полоников А.В., 2006;

Солодилова М.А., 2010]: AGT (M235T, rs699), AGT (T174M, rs4762), AGTR (1166A/C, rs5186), ACE (I/D, rs4340), NOS3 (E298D, rs1799983), NOS3 (-786TC, rs2070744), GNB3 (G814A/G272S, rs5442), GNB3 (C825T, rs5443), MPO (-463GA, rs2333227), GSTM1 (+/del), GSTT1 (+/del) и GSTP1 (I105V, rs1695), CAT1 (-262C/T, rs1001179), ADD1 (G460W, rs4961), TGFB1 (R25P, rs1800471).

Генотипирование ДНК-маркеров генов КАГР осуществлялось методом полимеразной цепной реакции в режиме реального времени и дискриминации аллелей с помощью TaqMan-зондов на амплификаторе CFX96 фирмы Bio-Rad (США). Для генотипирования каждого из ДНК-маркеров были подобраны соответствующие условия ПЦР. Для проведения ПЦР использовали реакционную смесь в количесвте 25 мкл. В состав используемой смеси входили следующие компоненты: геномная ДНК в количестве 1 мкл, концентрация ДНК составила 15нг/мл; раствор хлорида магния (25-55 мМ MgCl2); расвтвор смеси dNTP в количестве 0,4 мкл (dATP, dCTP, dTTP и dGTP); по 0,1 мкл каждого праймера, по 0,05 мкл каждого TaqMan-зонда, 0,4 мкл Taq-полимеразы и деионизированная вода. Концентрация MgCl2 подбиралась путем титрования для каждого исследуемого ДНК-маркера.

генотипирования полиморфизма R554K гена AHR методом ПЦР и аллельной генотипирования в отношении 10% образцов по каждому ДНК-маркеру было проведено повторное генотипирование, результаты которого полностью (100%) соответствовали первоначальным данным.

Структура праймеров и TaqMan-зондов, использованных для генотипирования CYP1A CYP1A CYP1B1 (rs1056836) AHRR Генотипирование полиморфизма R554K гена AHR методом ПЦР и аллельной Методы генетико-статистической обработки данных Оценка соответствия распределений генотипов равновесию ХардиВайнберга (РХВ) и сравненительный анализ распределений частот генотипов и аллелей в выборках больных и здоровых.

Для анализа соответствия распределения исследуемых генотипов генов КАГР и ФБК ожидаемым значениям гетерозиготности при равновесии ХардиВайнберга (РХВ) и для сравнительного анализа распределения аллелей и частот генотипов исследуемых генов в ходе настоящего исследования использовали критерий 2 Пирсона [Вейр Б., 1995]. Для расчета показателя ожидаемой гетерозиготности использовали показатель Nei. Для расчета относительного отклонения ожидаемой гетерозиготности от наблюдаемой использовали следующую формулу: D = (Ho-He)/He, где Ho - наблюдаемая гетерозиготность, He - ожидаемая гетерозиготность.

предрасположенностью к ГБ. Сравнение частот аллелей и генотипов между различными группами осуществлялось в таблицах сопряженности 22 (df=1) с [Реброва О.Ю., 2003]. Ассоциации аллелей и генотипов с предрасположенностью к ГБ оценивали по показателю отношения шансов – odds ratio (OR) [Pearce N., 1993; Реброва О.Ю., 2003]. Если OR=1, то это определялось как отсутствие ассоциативная связь ДНК-маркера и исследуемой паотлогии в качестве «фактора риска»; значение OR1 расценивалось как наличие отрицательной ассоциативной устойчивости». Для определения доверительного интервала 95%CI использовали метод B. Woolf.

Анализ генно-средовых взаимодействий осуществлялся при сравнении показателей ОR, которые были рассчитаны в различных группах для каждого генотипа. При этом формирование групп осуществлялось в зависимости от наличия или отсутсвия изучаемого фактора внешней среды [Pearce N., 1993]. В качестве средового фактора, отражающего индивидуальный уровень экспозиции химических веществ на организм человека, использовалось курение.

Анализ парных генных взаимодействий. Межгенные взаимодействия изучали путем сравнения парных сочетаний генотипов КАГР и ФБК, а также генотипов ферментов антиоксидантной системы и некоторых известных кандидатных генов ГБ.

Расчет гаметических корреляций проводился по W.G. Hill [Hill W.G., 1974].

Расчет проводился с использованием метода максимального правдоподобия, при наличии частот генотипов в таблицах сопряженности 33. Важным требованием при проведении данного анализа было наличие кодоминирования между изучаемыми полиморфизмами определенного гена Для статистического анализа полученных в ходе исследования данных использовался персональный компьютер с пакетом прикладных программ STАTISTIСА for Windоws v8.0 (StatSoft Inc., США) и MS Excel 2007. При уровне значимости p0,05, полученные данные рассматривались как статистически значимые.

Глава III. ЧАСТОТЫ АЛЛЕЛЕЙ И ГЕНОТИПОВ КАГР И ФБК

У РУССКИХ ЖИТЕЛЕЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РОССИИ И ИХ СВЯЗЬ

С ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТЬЮ К ГИПЕРТОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ

III.1 Характеристика частот аллелей и генотипов генов сигнального каскада арилгидрокарбонового рецептора и биотрансформации ксенобиотиков у русских жителей Центрального Черноземья В таблице 3 представлены данные по распределению генотипов полиморфизмов генов КАГР и ФБК и результаты анализа их соответствия равновесию Харди-Вайнберга в группе больных гипертонической болезнью.

Распределение частот генотипов полиморфизмов генов КАГР и ФБК их соответствие равновесию Харди-Вайнберга в общей выборке Ген Полиморфизм Генотипы * - статистически значимые ассоциации Установлено статистически значимое отклонение от равновесия ХардиВайнберга для полиморфизма R554K гена AHR (р=0,05), что обусловлено уменьшением показателя фактической гетерозиготности (0,171) в сравнении с показателем ожидаемого значения (0,186). В отношении остальных генов отклонений частот их генотипов от равновесия Харди-Вайнберга выявлено не было. Как следует из таблицы 3, частоты генотипов полиморфизмов генов КАГР и ФБК характеризовались широким разнообразием - уровень наблюдаемой гетерозиготности варьировал от 0,156 в полиморфизме I462V гена CYP1A1 до 0,488 в полиморфизме V432L гена CYP1B1.

полиморфизмов генов КАГР и ФБК и их соответствие РХВ в контрольной группе.

характеризовалось отклонением от равновесия Харди-Вайнберга (p=0,02), вследствие снижения уровня фактической гетерозиготности – 0,194 при ожидаемой гетерозиготности 0,219. Остальные полиморфизмы не имели статистически значимых отклонений от равновесия Харди-Вайнберга.

Распределение частот генотипов полиморфизмов генов КАГР и ФБК их соответствие равновесию Харди-Вайнберга в контрольной выборке * - статистически значимые ассоциации В таблицах 5 и 6 представлены частоты аллелей и генотипов изучаемых полиморфизмов в группах больных ГБ и контроля в сравнении со средними популяционными частотами европеоидных популяций HapMap-CEU (dbSNP, Database of Short Genetic Variation), включающей европейцев, проживающих на территории восточной и северной Европы [Kitts A. et al, 2013].

Сравнительный анализ частот аллелей контрольной группы настоящего исследования и средних популяционных частот исследуемых полиморфизмов Сравнительный анализ частот генотипов контрольной группы настоящего исследования и средних популяционных частот исследуемых полиморфизмов Установлено, что по частотам аллелей и генотипов исследуемых генов жители Курской области не отличались от таковых значений в других европеоидной популяции HapMap-CEU (dbSNP, Database of Short Genetic Variation), включающей европейцев, проживающих на территории восточной и северной Европы [Kitts A. et al, 2013].

III.2 Анализ ассоциации полиморфизма генов сигнального каскада арилгидрокарбонового рецептора и биотрансформации ксенобиотиков с предрасположенностью к гипертонической болезни Следующим этапом исследования было изучение ассоциаций аллелей и генотипов генов арилгидрокарбонового каскада и генов биотрансформации ксенобиотиков с риском развития гипертонической болезни. Результаты сравнительного анализа частот аллелей вышеописанных генов для группы с ГБ описаны в таблице 7. Исходя из данных, представленных в таблице 7, частоты аллелей полиморфных генов КАГР и ФБК у больных гипертонической болезнью не отличались от таковых в контрольной группе (p0.05) Распределение частот аллелей генов КАГР и ФБК у больных гипертонической Вариантные аллели (мутации) расположены в нижних ячейках описанных ДНК-маркеров.

Однако при анализе распределения частот аллелей генов КАГР и ФБК у больных ГБ в сравнении со здоровыми индивидами отмечаются тенденции в увеличении частоты аллеля 554R гена AHR (2 =2,20, p=0,12) и аллеля 154A гена CYP1A2 (2 =2,11, p=0,15).

В таблице 8 продемонстрированы данные анализа сравнения частот генотипов исследуемых генов КАГР и ФБК в выборке больных ГБ и в контрольной выборке.

Распределение частот генотипов генов КАГР и ФБК у больных гипертонической Как и при сравнении частот аллелей, нами не были выявлены статистически значимые различия в частотах генотипов КАГР и ФБК между анализируемыми группами пациентов (p0,05). Отмечалась тенденция в уменьшении частоты генотипа 462II гена CYP1A1 в группе с гипертонической болезнью по сравнению группой контроля (2 =3,12 p=0,08), которая не достигла уровня статистической значимости, принятого в исследовании.

III.3 Проявление полового диморфизма в ассоциациях генов сигнального каскада арилгидрокарбонового рецептора и биотрансформации ксенобиотиков с предрасположенностью к гипертонической болезни Принято считать, что генетический вклад в развитие мультифакториальной патологии для обоих полов одинаков, однако норма реакции для проявления патологичного признака может существенно различаться у мужчин и женщин [Turner S.T., 1999; Weiss L.A., 2006]. В этой связи представлялось важным исследовать взаимосвязи полиморфных вариантов генов КАГР и ФБК с предрасположенностью к гипертонической болезни раздельно у мужчин и женщин. В таблице 9 представлен сравнительный анализ частот аллелей между женщинами с гипертонической болезнью и здоровыми пациентками. При сравнительном анализе аллелей не было обнаружено статистически значимых ассоциаций.

Сравнительный анализ распределения частот аллелей полиморфных вариантов генов у больных гипертонической болезнью среди женщин Вариантные аллели (мутации) расположены в нижних ячейках описанных ДНК-маркеров.

Обнаружено, что ни один из генотипов полиморфных вариантов КАГР и ФБК не ассоциировался с риском развития гипертонической болезни у женщин (таблица 10).

Распределение частот исследуемых генотипов полиморфных вариантов генов КАГР и ФБК у больных с гипертонической болезнью и здоровых индивидов среди Затем нами был проведен сравнительный анализ частот аллелей и генотипов полиморфизмов генов КАГР и ФБК между группами больных ГБ и контроля среди мужчин. Данные анализа сравнения распределения частот аллелей изучаемых генов КАГР и ФБК в выборках больных ГБ и контроля продемонстрированы в таблице 11.

Сравнительный анализ распределения частот аллелей полиморфных вариантов Вариантные аллели (мутации) расположены в нижних ячейках описанных ДНК-маркеров.

* - статистически значимые ассоциации ассоциировались с риском развития ГБ. Так, аллель 554R гена AHR был ассоциирован с риском развития гипертонической болезни у мужчин (OR=1, 95%CI 1,07-2,14 при р=0,02). В то же самое время аллель 154A гена CYP1A ассоциировался с риском развития заболевания (OR=1,28 95%CI 1,01-1,62 при р=0,04). Кроме того, аллель 189C гена ARNT ассоциировался с повышенным риском развития ГБ, но ассоциация не достигала уровня статистической значимости (2=3,66 p=0,06).

Данные сравнения частот изучаемых генотипов в выборках больных ГБ и гомозиготный генотип по аллелю дикого типа 554RR гена AHR был ассоциирован с риском развития гипертонической болезни у мужчин (OR=1,54; 95%CI 1,04-2, при р=0,03). В отличие от аллелей, генотипы полиморфизма -154CA гена CYP1A не показали статистически значимых различий в их частотах между группами больных ГБ и здоровых мужчин. Тем не менее в отношении указанных генотипов наблюдалось увеличение частоты гомозиготного генотипа по аллелю дикого типа 154CC гена CYP1A2 в контрольной выборке (2=2,80, p=0,09), а гомозиготный генотип по аллелю вариантного типа 154АА преобладал в группе больных ГБ (2=2,79, p=0,09), которые не достигали статистической значимости.

Распределение частот генотипов полиморфных вариантов генов КАГР и ФБК в выборке больных ГБ у мужчин CYP1A1 I462V 462II 274 85,1 266 80,9 2,07 (0,15) 0,74 (0,49-1,12) * - статистически значимые ассоциации Кроме того, отмечалось несколько тенденций в накоплении отдельных генотипов полиморфизмов генов КАГР и ФБК в группе больных гипертонической болезнью, в сравнении со здоровыми индивидами. В частности, наблюдалось увеличение частоты гомозиготного генотипа по аллелю дикого типа 189GG гена ARNT в группе больных ГБ (2=2,55, p=0,11). Отмечено также преобладание гетерозиготного генотипа 462IV гена CYP1A1 в контрольной группе (2=2,81, p=0,09) и гомозиготного генотипа по аллелю вариантного типа 462VV гена CYP1A1 в группе больных ГБ (2=1,05, p=3,08).Однако вышеописанные тенденции не достигали статистической значимости.

Полученные результаты свидетельствуют о значимой роли отдельных полиморфных вариантов генов сигнального каскада арилгидрокарбонового рецептора (AHR R554K) и биотрансформации ксенобиотиков (CYP1A2 154CA) в формировании предрасположенности к гипертонической болезни у мужчин.



Pages:   || 2 | 3 |
 


Похожие работы:

«Никитенко Елена Викторовна МАКРОЗООБЕНТОС ВОДОЕМОВ ДОЛИНЫ ВОСТОЧНОГО МАНЫЧА 03.02.10 – гидробиология Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель : доктор биологических наук, Щербина Георгий Харлампиевич Борок – 2014 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ГЛАВА 2. ФИЗИКО–ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАЙОНОВ ИССЛЕДОВАНИЯ...»

«Лукина Юлия Николаевна ПРОБЛЕМЫ ЗДОРОВЬЯ РЫБ В ВОДНЫХ ЭКОСИСТЕМАХ ЕВРОПЕЙСКО-СИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ ПАЛЕАРКТИКИ Специальности: 03.02.08 – экология 03.02.06 – ихтиология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Петрозаводск 2014 2 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ФИЗИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАЙОНОВ ИССЛЕДОВАНИЯ,...»

«Коваленко Константин Алексеевич Молекулярно-генетическая характеристика факторов цитокиновой системы при ранних эмбриональных потерях 03.02.07 – генетика ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель : кандидат биологических наук, доцент Е.В. Машкина Ростов-на-Дону...»

«Орлова Ольга Геннадьевна ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ МИКРООРГАНИЗМОВ С ПРОДУКТАМИ ГИДРОЛИЗА ИПРИТА Специальность 03.00.07 - микробиология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель : д.т.н. Медведева Н.Г. Научный консультант : к.б.н.Зайцева Т.Б. Санкт-Петербург ОГЛАВЛЕНИЕ стр. ВВЕДЕНИЕ.. Глава 1. Обзор литературы.....»

«КОЗЛОВА Юлия Олеговна РАЗРАБОТКА ТЕХНОЛОГИИ ПРЕ- И ПОСТНАТАЛЬНОЙ ДИАГНОСТИКИ ГРУППЫ СИНДРОМОВ, ОБУСЛОВЛЕННЫХ МИКРОДЕЛЕЦИЕЙ 22q11.2 03.02.07 – генетика Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель : доктор биологических наук, профессор Т.В. Золотухина Москва 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования...»

«МИЛАНОВСКИЙ Евгений Юрьевич ГУМУСОВЫЕ ВЕЩЕСТВА КАК СИСТЕМА ГИДРОФОБНОГИДРОФИЛЬНЫХ СОЕДИНЕНИЙ Специальность 03.00.27 - почвоведение Диссертация в виде научного доклада на соискание ученой степени доктора биологических наук МОСКВА – 2006 Работа выполнена на кафедре физики и мелиорации почв факультета почвоведения Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Официальные оппоненты :...»

«Гегерь Эмилия Владимировна ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ ТЕХНОГЕННЫХ НАГРУЗОК ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ НА ФОРМИРОВАНИЕ БИОЛОГИЧЕСКИХ И МЕДИЦИНСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 03.02.08 – Экология...»

«Подсвирова Ирина Александровна Микробиологический мониторинг патогенов гнойновоспалительных заболеваний в хирургических отделениях и в отделении реанимации и интенсивной терапии в многопрофильном стационаре 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание учёной степени кандидата медицинских наук...»

«МАКСИМОВ ДАНИИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ РАЗЛИЧИЯ В ХРОМОСОМНОЙ ЛОКАЛИЗАЦИИ БЕЛКА SUUR В РАЗВИТИИ DROSOPHILA MELANOGASTER КОРРЕЛИРУЮТ С АКТИВНОСТЬЮ ГЕНОВ И СОСТОЯНИЕМ ХРОМАТИНА Молекулярная генетика – 03.01.07 Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель : к.б.н. Белякин Степан Николаевич Новосибирск...»

«Захаров Алексей Борисович Дендроиндикация загрязненности окружающей среды урбанизированных территорий на примере искусственных популяций сосны обыкновенной (Pinus sylvestris L.) Балахнинской низменности 03.02.08 – экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель :...»

«ЧИКИНА ЕЛЕНА ЭНГЕЛЬСОВНА ФОТОДИНАМИЧЕСКАЯ ТЕРАПИЯ ОСТРЫХ И ХРОНИЧЕСКИХ ВЕРХНЕЧЕЛЮСТНЫХ СИНУСИТОВ 03.00.02 - биофизика 14.00.04 – болезни уха, горла и носа Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные руководители: доктор медицинских наук, профессор О.В. Мареев кандидат физико-математических наук А.Н. Башкатов Саратов - 2005 г....»

«ТАРАНОВА НАДЕЖДА АЛЕКСЕЕВНА КОМПЛЕКСЫ АНТИТЕЛ С НАНОДИСПЕРСНЫМИ НОСИТЕЛЯМИ: СИНТЕЗ, СВОЙСТВА И ПРИМЕНЕНИЕ В ИММУНОХРОМАТОГРАФИИ 03.01.04 Биохимия Диссертация на соискание ученой степени кандидата химических наук Научные руководители: доктор химических наук, профессор Б.Б. Дзантиев кандидат биологических наук А.В. Жердев МОСКВА ОГЛАВЛЕНИЕ СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ ВВЕДЕНИЕ...»

«МИХЕЕВ ВЯЧЕСЛАВ АРКАДЬЕВИЧ ЭКОЛОГИЯ СЕРЕБРЯНОГО КАРАСЯ CARASSIUS AURATUS GIBELIO Bloch ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЧАСТИ КУЙБЫШЕВСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА 03.00.16. – Экология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель : к.б.н., профессор В.А. НАЗАРЕНКО Ульяновск, ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ... Глава I. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ЭКОЛОГИИ СЕРЕБРЯНОГО КАРАСЯ. Глава II. МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА.. Глава...»

«Петренко Дмитрий Владимирович Влияние производства фосфорных удобрений на содержание стронция в ландшафтах Специальность 03.02.08 - экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель : доктор биологических наук, профессор Белюченко Иван Степанович Москва – 2014 г. Содержание Введение Глава 1. Состояние изученности вопроса и цель работы 1.1...»

«Богоутдинов Наиль Шамильевич БИОТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАЗРАБОТКИ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ ВАКЦИНЫ ПРОТИВ АКТИНОМИКОЗА КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА 03.01.06 – биотехнология (в том числе бионанотехнологии) 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научные руководители: доктор...»

«Симакова Мария Николаевна ХАРАКТЕРИСТИКИ СТРУКТУРЫ И СВОЙСТВА БЕЛКОВ СИСТЕМ ИНФИЦИРОВАНИЯ БАКТЕРИОФАГОВ Т4 И PHIKZ И НЕКОТОРЫХ МЕМБРАННЫХ БЕЛКОВ 03.01.02 – биофизика ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук Научный руководитель : доктор химических наук Мирошников Константин Анатольевич Москва СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ...»

«Максимишин Сергей Валентинович СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ КОРЫ БОЛЬШОГО МОЗГА ПРИ ОСТРОЙ ИШЕМИИ И ИХ КОРРЕКЦИЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПЕРФТОРАНА (экспериментально-клиническое исследование) 03.00.25 – гистология, цитология, клеточная биология 14.00.37 – анестезиология и реаниматология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные...»

«Бабоша Александр Валентинович МНОГОФАЗНЫЙ ХАРАКТЕР КОНЦЕНТРАЦИОННОЙ ЗАВИСИМОСТИ ДЕЙСТВИЯ ФИЗИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ НА РОСТ РАСТЕНИЙ И УСТОЙЧИВОСТЬ К ФИТОПАТОГЕНАМ Специальность 03. 01. 05 – Физиология и биохимия растений Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Москва – 2014 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ Основные представления о природе...»

«ПОПОВ АНАТОЛИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ ФАУНА И ЭКОЛОГИЯ ТАМНО – И ДЕНДРОБИОНТНЫХ ПИЛИЛЬЩИКОВ (HYMENOPTERA, SYMPHYTA) ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЯКУТИИ 03.02.05 – энтомология Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель : доктор биологических наук Н.Н. Винокуров Якутск – ОГЛАВЛЕНИЕ Введение. Глава 1. История исследований пилильщиков...»

«ЧЕБОТАРЕВА Наталья Александровна ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ФЕРМЕНТОВ ГЛИКОГЕНОЛИЗА В УСЛОВИЯХ МОЛЕКУЛЯРНОГО КРАУДИНГА 03.00.04 – Биохимия ДИССЕРТАЦИЯ в виде научного доклада на соискание ученой степени доктора биологических наук Москва 2006 Работа выполнена в отделе структурной биохимии белка Ордена Ленина Института биохимии им. А.Н. Баха Российской Академии Наук Официальные оппоненты : доктор биологических наук, профессор Муронец...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.