WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«ВОЗМОЖНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ БИОЛОГИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ АНТРОПОГЕННО НАРУШЕННЫХ ЗЕМЕЛЬ В АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Здесь распространены горные буротаежные иллювиально - гумусовые, буро - болотные и пойменные почвы. В пределах гор представлены буротаежные, буротаежные иллюво-алюво-гумусовые и болотные почвы. В долинах горных рек получили развитие различные пойменные почвы, эволюционирующие на надпойменных террасах в буротаежные и болотные [Иванов, 1976; Пустовойтов, 1971; Почвы..., 1997;Природные комплексы …, 2002]. В Селемджинском районе в местах проведения исследований преобладают буро таежные глеевые (буроземы грубогумусовые глеевые) и дерново – буроземные глееватые и глеевые почвы [Национальный атлас почв …, 2011].

На юге Амуро-Зейской равнины и на Архаринской низменности распространены бурые лесные и осушенные, бурые лесные оподзоленные глеевато средне суглинистые, подзолисто-бурые лесные и осушенные, бурые лесные остаточно-пойменные, бурые лесные слабо-среднесмытые и осушенные, аллювиально луговые слоисто примитивные почвы [Тереньтьев, 1969; Хабаров, 2007]. В местах проведения исследований в Шимановском районе преобладают бурые лесные глееватые и глеевые (буроземы глееватые и глеевые) почвы. На бывших сельхозугодиях в этом районе Амурской области почвы принадлежат к классу агробуроземы темные постагрогенные структурно метаморфические [Классификация и диагностика …, 2004]. В Благовещенском районе в местах проведения исследований преобладают те же виды почв – бурые лесные слабонасыщенные (буроземы слабонасыщенные) и агробуроземы темные постагрогенные структурно метаморфические. В Архаринском районе залежи исследованы в местностях, где представлены торфяные болотные верховые, лугово-болотные (перегнойно-глеевые) и бурые лесные слабонасыщенные (буроземы слабонасыщенные) почвы.

2.4 Растительность Амурская область, находится на стыке четырех флористических зон [Комаров, 1897; Основы учения …, 1953; Сочава, 1957; Корецкая, 1962; Геоботаника, 1963; Ворошилов, 1966; Амурская тайга, 1969; Южная часть …, 1969; Колесников, 1969, 1995; Варнавский, Мамонтова, 1979; Флора и растительность …, 1981;

Шульман, 1984, 1991; Зубов, 1984; Дымина, 1985; Лесная энциклопедия, 1986;

Амурская область …, 1989; Гуков, 1989, 1990; Зоны и типы …, 1999; Сосудистые растения Буреинского …, 2000; Природные комплексы..., 2002; Яборов, 2000, 2007; География природных …, 2003; Травянистые растения Приамурья …, 2005; Беркутенко, 2006; Старченко, 2008; Борисова, 2011]. По современным представлениям это монголо-даурская, маньчжурская, охотско-камчатская и восточносибирская (якутская). В области выделено 4 полностью ограниченных флористических района – Даурский, Нижне-Зейский, Верхне-Зейский, Нюкжинский и отчасти Амгунский и Буреинский Территория области, как и всего Дальнего Востока, в четвертичный период не испытывала сплошного оледенения. Это позволило многим древним растениям сохраниться до наших дней. Реликтовая растительность придает амурским лесам и лугам яркое своеобразие.

Преобладает тайга, которая разделена на подзоны средней тайги и южной тайги. Исследования проводились в зоне южной тайги. Здесь на северо-востоке в бассейне Селемджи слабо нарушенная тайга состоит из ели аянской и лиственницы Каяндера (лиственница Каяндера (Larix gmelinii (Rupr.) Rupr.) [Коропачинский, 1989] (по мнению других авторов [Гуков, 1990; Ивашинников, 2001], лиственница Гмелина (L. gmelinii (Rupr.) Rupr.) или лиственница даурская(Larix dahurica Turcz. Ex Trautv.)).

В поймах рек бассейна Селемджи развиты тополевые, лиственничные и елово-пихтовые леса. В их состав входят чозения (Chosenia arbutiflolia (Pall.) A.

Skvorts.), ель аянская, пихта почкочешуйная (Abies nephrolepis (Trautv.) Махim), береза плосколистная, рябина амурская (Sorbus amurensis Koehne), ольха волосистая. В подлеске произрастают шиповник иглистый (Rosa acicularis Lindl.), смородина бледноцветковая (Ribes pallidiflorum Pojark.).

В южной тайге встречаются виды из родов, обычных для южных районов. К ним относятся дуб монгольский (Quercus mongolica Fisch. ex Ledeb.) и сопутствующие ему виды леспедеца двуцветная (Lespedeza bicolor Turcz.) и лещина разнолистная (Corylus heterophylla Fisch. ex Trautv.). В пределах южной тайги гораздо чаще встречаются луга, почти отсутствующие в среднетаежной полосе. На отдельных участках преобладают лиственничные, лиственнично-березовые леса и мари, т.е. заболоченные лиственничные леса с редким угнетенным древостоем, кустарниковой и мохово-травянистой растительностью.

Северо-западный район южной тайги отличается от восточного значительным распространением сосны обыкновенной, которая встречается не только как примесь к лиственнице Каяндера и березе плосколистной, но и образует самостоятельные древостои.

В южной части Амурской области в подзоне смешанных или широколиственно-хвойно-таежных лесов, занимающей всю юго-восточную часть АмуроЗейской равнины характерна неморальная лесная растительность. Элементами неморальной растительности являются широколиственные леса с участием таких представителей маньчжурской флоры как бархат амурский (Phellodendron amurense Rupr.), маакия амурская (Maackia amurensis Rupr. et Maxim.), орех маньчжурский (Juglans mandshurica Maxim.) и лиан – лимонник китайский (Shisandra chinensis (Turcz.) Baill), виноград амурский (Vitis amurensis Rupr.).

На территории юга Амуро-Зейской равнины выделяются четыре основных типа растительности: лесная, кустарниковая, луговая и водно-болотная. Лесная растительность представлена следующими формациями: сосняки (чистые и смешанные), дубняки (чистые и смешанные), березняки, осинники и фрагменты пойменных лесов.

П.М. Верхунов [1976, 1979] выделяет следующие типы сосняков: почти чистые леспедецево-разнотравные сосняки; сосняки рододендроново-брусничные с участием лиственницы Каяндера; сосняки с участием дуба монгольского (преимущественно леспедецево-разнотравные); сосняки с участием березы плосколистной, дуба монгольского, березы даурской, осины. Основная лесообразующая порода сосняков – сосна обыкновенная (Pinus sylvestris L.), сопутствующие – дуб монгольский, береза плосколистная, береза даурская (Betula davurica Pall.), осина (тополь дрожащий), реже – лиственница Каяндера. В подлеске рябина амурская (Sorbus amurensis Koehne), ивы (Salix abscondita Laksch., S. hastata L., S. nipponika Franch. et Savat.), рододендрон даурский, леспедеца двуцветная, лещина разнолистная.

Встречаются практически чистые леспедецево-разнотравные дубняки, а также дубняки с участием березы плосколистной и даурской. Главная лесообразующая порода – дуб монгольский, сопутствующие – сосна обыкновенная, береза плосколистная, береза даурская, осина, липа амурская (Tilia amurensis Rupr.). В подлеске ивы, леспедеца двуцветная, лещина разнолистная, рододендрон даурский, спирея иволистная (Spiraea salicifolia L.), шиповник даурский (Rosa davurica Pall.).

В березняках основной лесообразующей породой обычно является береза плосколистная, реже – береза даурская, сопутствующими – дуб монгольский, осина, липа амурская, редко сосна обыкновенная. В подлеске обычны различные виды ив, леспедеца двуцветная, спирея, шиповник, иногда ольха кустарниковая.

Травяной покров достаточно разнообразен. В травяном покрове березняков в заметном количестве присутствует орляк обыкновенный (Pteridium aquilinum (L.) Kuhn).

В осинниках основной лесообразующей породой является осина (тополь дрожащий), сопутствующей – береза плосколистная, дуб монгольский, ольха волосистая. В подлеске встречаются ивы, шиповник и спирея иволистная. Травяной покров относительно беден (вейники (Calamagrostis extremiorientalis (Tzvel.) Probat., C. langsdorfii (Link) Trin., C. angustifolia Kom.), некоторые осоки, лабазник дланевидный (Filipendula palmata (Pall.) Maxim.).

Кустарниковая растительность занимает относительно большие площади, в основном, на нарушенных территориях (гари, бывшие сельскохозяйственные земли) и представлена в основном зарослями ив, таволгой средней (Spiraea media Fr.

Schmidt) и таволгой иволистной (Spiraea salicifolia L.), лещиной разнолистной, леспедецой двуцветной, реже – рябинником рябинолистным (Sorbaria sorbifolia (L.) A. Br.) и шиповником даурским (Rosa davurica Pall.). В травяном покрове достаточно богато представлены виды из семейств астровые, мятликовые, губоцветные, колокольчиковые, лютиковые. Видовой состав кустарниковой растительности зависит от рельефа, степени увлажнения и типов почв, степени дигрессии почвенно-растительного покрова.

Луговая растительность представлена комплексом суходольных полыннопырейных и разнотравно-злаковых лугов с кустарником. Расположены эти луга на повышенных, плоских формах рельефа и на южных склонах увалов. Общим свойством лугов данного типа является периодически проявляющаяся прерывистость их водного питания.

Суходольные полынно-пырейные луга приурочены к плоским рлочным повышениям. В их травостоях преобладают пырей ползучий (Elitrigia repens (L.) Nevski), полевица Триниуса (Elitrigia repens (L.) Nevski), полыни (Artemisia mandshurica (Kom.) Kom., A. capillares Thunb., A. vulgaris L.), подмаренник настоящий (Galium verum L.), из бобовых – горощек однопарный (Vicia unijuga A.Br.), клевер люпиновидный (Trifolium lupinaster L.).

Суходольные разнотравно-злаковые луга приурочены к дренированным участкам междуречий и примыкают обычно к лещинникам.

Остепненные бобово-разнотравно-злаковые луга занимают незначительную площадь на дренированных участках междуречий и на крутых южных склонах увалов обычно с выходами песков на поверхность.

Остепненные бобово-разнотравно-злаковые луга с кустарником и кустарниковым возобновлением дубово-черноберезового леса. В рединах таких лесов развиваются остепненные луга с участием пижмы обыкновенной (Tanacetum vulgare L.) и мятлика узколистного (Poa angustifolia L.).

Присутствуют комплексы долгопоемных, краткопоемных и заболоченных вейниковых и осоково-вейниковых лугов. Ценозообразователями на них являются осока придатковая (Carex apendiculata (Trautv. et Mey.) Kuk.), вейник узколистный (Calamagrostis angustifolia Kom.).

Сырые вейниково-разнотравные луга с кустарниковым возобновлением белоберезового леса. Они образовались в поймах рек Приамурья на месте осиновобелоберезовых травяных лесов.

Водно-болотная растительность представлена растительностью болот и зарастающих озер и стариц. На болотах преобладают осоки (Carex vesicata Meinsh., C. apendiculata ), сабельник болотный (Comarum palustre L.), зюзник блестящий (Lycopus lucidus Turcz. ex Benth.), мытники (Pedicularis striata Pall., P. sceptrum – carolinum L.), калужница болотная (Caltha palustris L.). На кочках довольно часто встречаются сфагнум и мелкие кустарнички: багульник болотный и голубика.

Вблизи водоемов и на длительно подтопляемых участках часто встречаются сабельник болотный (Comarum palustre L.), вахта трехлистная (Menyanthes trifoliata L.), касатик гладкий (Iris laevigata Fisch. et Меу.), калужница болотная (Caltha palustris L.), рогоз широколистный (Typha latifolia L.), камыш ниппонский (Scirpus nipponicus Makino) и тростник обыкновенный (Phragmites australis (Cav.) Trin. ex Steud.). В зарастающих водоемах чаще всего произрастают рдест пронзеннолистный (Potamogeton perfoliatus L.), пузырчатки (Utricularis intermedia Hayne, U. macrorhisa Le Conte), водяная звздочка (красовласка) (Callitriche palustris L), реже – водяной орех (Trapa sibirica Fler.).

По геоботаническому районированию Дальнего Востока Архаринская низменность входит в состав лесостепной зоны. Существуют различные мнения о типе ландшафта и коренной растительности южной сельскохозяйственной зоны Амурской области. К.И.Максимович [1862] и С.И. Коржинский [1892] отмечали степной характер растительности Зейско-Буреинской равнины. Б.П. Колесников [1969] и В.В. Никольская c коллегами [1958] высказывали мысль о лесостепном ландшафте. В.Л. Комаров [1897], М.Ф. Короткий [1912] и В.С. Доктуровский [1935], утверждали, что по физико-географическим условиям настоящие степи и лесостепи на Зейско-Буреинской равнине отсутствуют, поэтому исходным типом растительности является лесной в сочетании с лугово-пойменными ценозами.

И.А. Губанов [1958] считает, что травянистая растительность Зейско-Буреинской равнины является луговой.

Эту территорию относят также к зоне восточноазиатских прерий. Здесь представлены дубовая, березово-дубовая, липовая, елово-пихтовая, березовоосиновая формации. Преобладают дубовые леса, в кустарниковом ярусе которых произрастают шиповник даурский (Rosa davurica Pall.), леспедеца двухцветная (Lespedeza bicolor Turcz.), лещина разнолистная (Corylus heterophylla Fisch. ex Trautv.). Травостой под пологом леса осоково-разнотравно-злаковый и разнотравно-злаковый с широким участием тонконога гребенчатого (Koeleria cristata (L.) Pers.), мятлика узколистного (Poa angustifolia L.), кровохлебки мелкоцветковой (Sanguisorba parviflora (Maxim.) Takeda), лапчатки земляничной (Potentilla fragarioides L.).

Большая часть Архаринской низменности занята нелесными фитоценозами.

Здесь господствуют луговая и болотная, а по мелководью озерно-водная растительность. В условиях проточного увлажнения выделяются луга с преобладанием вейника Лангсдорфа (Calamagrostis langsdorfii (Link) Trin..). При избыточном застойном увлажнении формируются луга с преобладанием кочкообразующих осок (Carex falcate Turcz., C. (Trautv. et Mey.) Kuk.). На хорошо дренированных релочных повышениях отмечаются луга с преобладанием разнотравья. Они представлены бобово-злаково-разнотравными, полынно-злаковыми и разнотравнополынными сообществами.

Таким образом, естественная растительность в местах проведения исследований представлена большим биологическим разнообразием, отличается насыщенностью и своеобразием. Все это позволяет говорить о высоком потенциале биологических ресурсов природы Амурской области. В результате человеческой деятельности большие территории в области превратились в антропогеннонарушенные земли, где естественная растительность была уничтожена полностью. Потенциал биологических ресурсов существенно подорван. После прекращения антропогенного вмешательства или уменьшения степени такого воздействия природная среда начинает восстанавливаться. Судьба растительных сообществ здесь не определена. Возможность восстановления и использования биологических ресурсов до конца не выяснена.

3.1 Объекты исследований Исследования проведены на территории Амурской области (рис. 2). В качестве техногенных ландшафтов выбраны участки дражной добычи золота (1) и разработки строительных карьеров (2) в Селемджинском районе. Урбанизированная территория изучалась на примере селитебно-промышленной зоны города Благовещенска (6). Залежные земли (3,4,5) изучались на заброшенных полях различных хозяйств южной сельскохозяйственной зоны Амурской области (в Шимановском, Благовещенском и Архаринском районах).

Рисунок 2 – Места проведения исследований: 1 – дражные отвалы; 2 – карьеры; 3,4,5 – залежи; 6 – урбанизированная территория В Амурской области основными районами золотодобычи являются Зейский, Селемджинский и Сковородинский [Геология СССР …, 1966], находящиеся на севере области. Эти территории находятся в бореальном поясе Верхнеамурско-буреинской почвенно-географической провинции и относятся по своим природно-климатическим характеристикам к зоне южной тайги лиственничных и сосново-лиственичных лесов [Южная часть …, 1969; Агроклиматические ресурсы …, 1973; Шульман, 1984, 1991; Базилевич, 1993; Национальный атлас почв …, 2011].

Для исследований выбраны участки на территории бывшего прииска Токур (Селемджинский район) в пойме реки Малый Караурак (притоки реки Селемджи), находящиеся в пределах Буреинского флористического района [Сосудистые растения советского …, 1985 – 1996].

Русла рек в условиях северной таежной зоны являются наиболее богатыми в отношении биотического разнообразия биоценозами [Миркин, 1974; Harper, 1997;

Шевцов, 2005]. Особенностью рек в этом районе является то, что большинство малых рек промерзают зимой до дна, образуя мощные наледи площадью несколько десятков гектаров и толщиной 3 – 5 м. В узких затененных долинах наледи могут сохраняться до августа. Иногда около рек встречается слои никогда не таящего льда, сверху покрытого наносами. Широкое распространение наледей связано с многолетней мерзлотой. Мощность такой толщи в пределах гор составляет около 60 м при глубине залегания от 20 – 30 см до 1 м. Мерзлота расположена на южных склонах и в долинах отдельными пятнами, а северные склоны покрыты ею сплошь. В период с октября – ноября по апрель – май реки замерзают, но в течение 160 – 170 дней в году они свободны от льда [Агроклиматические …, 1973;

Шульман, 1991].

В Селемджинском районе Амурской области при строительстве БайкалоАмурской магистрали (БАМ) было создано большое количество строительных карьеров, предназначенных для выемки грунта с целью отсыпки полотна железной дороги. Были обследованы заброшенные карьеры в окрестностях железнодорожной станции Февральск.

Изучение трансформации растительных сообществ, применительно к урбанизированным территориям, проведено на примере города Благовещенск [Благовещенск, электронный ресурс, 2012]. Город расположен в междуречье рек Амур и Зея. В соответствии со СНиП 2.07.01-89* территория города подразделяется на селитебную, производственную и ландшафтно-рекреационную. Объектами исследований на территории города являются микроэкосистемы зеленых насаждений общего пользования – уличные аллеи, скверы и парки, относящиеся к селитебнопромышленной зоне города [Ковязин, 2008]. По функциональному назначению внутригородские озеленнные территории подразделяют на следующие категории:

общего пользования – общегородские и районные парки, специализированные парки, городские сады и сады жилых районов, межквартальные сады, сады при группе жилых домов, скверы на площадях, в отступах застройки, бульвары вдоль улиц, пешеходных трасс, на набережных;

ограниченного пользования – территории жилых комплексов районов и микрорайонов, участки детских учреждений, школ, вузов, техникумов, культурнопросветительных учреждений, спортивных сооружений, учреждений здравоохранения, участки на территориях промышленных предприятий;

специального назначения – озеленнные территории, связанные с защитой жилых районов от неблагоприятных воздействий, защитные зоны между промышленными объектами и жилой территорией, участки магистралей и улиц, территории кладбищ, питомники [Баранов, 1962; Кудрявцев, 1971; Хромов, 1974].

По данным Н.А. Тимченко [2012] дендрофлора Благовещенска (в пределах городского округа и рекреационной зоны пригородных лесов) насчитывает видов, в составе которых 77 представителей аборигенной флоры, 38 адвентивных видов и 24 условных интродуцента.

Благовещенск, как объект изучения биоресурсного потенциала урбанизированной территории в Амурской области, исторически не является индустриальноразвитым поселением и его промышленная зона намного меньше селитебной территории. Вместе с тем промышленная зона и селитебная территория располагается вдоль основных уличных магистралей с зелеными насаждениями. В соответствии со СНиП 2.07.01 – 89 зеленые насаждения, расположенные внутри этих зон относятся к категории насаждений общего пользования.

Все озелененные территории, входящие в планировочную структуру города, классифицируют по территориальному признаку и функциональному назначению. По территориальному признаку объекты озеленения делят на внутригородские, находящиеся в пределах административных границ города, в застройке, и внегородские объекты, расположенные за пределами городской застройки, в пригородной зоне.

А. В. Яблоков [2007] в работе – «Россия: здоровье природы и людей» город Благовещенск относит к категории городов экологически неблагополучных.

Главной причиной является загрязнение воздушной среды пылью.

Исследованные залежи географически расположены на юге Амуро-Зейской равнины и на Архаринской низменности, занимающей крайнюю юго-восточную часть Зейско-Буреинской равнины. По природно климатическим характеристикам эти районы принадлежат к зоне неморальной растительности Зейско-Буреинской почвенной провинции дубовых, хвойно-широколиственных лесов [Национальный атлас почв …, 2011]. Все изученные залежи находятся в Нижне-Зейском флористическом районе [Геоморфология юга …, 1973; Сосудистые растения Буреинского …, 2000; Травянистые растения Приамурья …, 2005].

Территории, на которых располагаются изучаемые залежи, можно подразделить на три категории, а именно: лесистые, лесостепные и лугостепные.

В Благовещенском районе исследования окрестностях села Грязнушка на сельскохозяйственных угодьях бывшего совхоза «Новомихайловский». Общий вид и схема размещения залежей приведены на рисунке 3.

В Архаринском районе исследования проведены на сельскохозяйственных угодьях:

а) бывшего совхоза «Архаринский» (п. Архара) – в двух и четырех километрах на север и шести километрах на северо-запад от поселка Архара;

б) бывшего совхоза «Целинный» (с. Антоновка) – на второй надпойменной террасе реки Амур;

в) бывшего колхоза «Приамурский пограничник» (с. Инокентьевка) – на первой надпойменной террасе реки Амур.

Рисунок 3 – а) общий вид залежи в сельхозугодиях бывшего совхоза Новомихайловский (фото 2008 г.); б) схема размещения залежей разного возраста в окрестностях с. Грязнушка, Благовещенский р-н, Амурская обл. (космо-снимок год) (на схеме участки залежей: 1 – возраст 4 года; 2 – 6 лет; 3 – 11 лет; 4 – 16 лет) В Шимановском районе исследования проведены в окрестностях села Свободный труд на землях сельхозугодий бывшего совхоза «Георгиевский».

Рядом с исследуемыми участками залежей в непосредственной близости находятся лесная растительность, болота, реки, используемые сельхозугодья, населнные пункты. Хронология вхождения полей в залежь устанавливалась по документам хозяйств, которым эти поля принадлежали.

3.2 Методы исследований При проведении исследований использовался метод маршрутных наблюдений по схеме, предложенной Б. М. Миркиным [1989], в основу которой положен описательно-регистрационный метод (наблюдение). Для описания отдельных сообществ на маршрутах выделялись пробные площадки размером не менее 25х м. В описании исследуемых площадок использовался метод абсолютного учета, то есть подсчет количества особей данного вида или каких-либо его фитоценотических характеристик, имеющих количественное выражение безотносительно к количеству особей или особенностям других видов, то есть – шкальный (глазомерный) метод учета [Геоботаника, 1963].

На маршрутах и в пробных площадках учитывалась видовая принадлежность, подсчитывалось общее количество видов, определялись экологические группы растений по отношению к увлажнению, приуроченность видов к типам растительности, характер произрастания отдельных видов, характеристики обилия видов (густота, степень проективного покрытия), учитывались периоды массового цветения и смены аспектов, проводились наблюдения за флуктуационными изменениями. На площадках, где присутствовали деревья, проводился абсолютный учет древесных растений, по пятибалльной шкале оценивалось их прижизненное состояние, определялась ярусность насаждений и измерялась длина окружности ствола на высоте 1,25 м.

Экологические группы растений по отношению к увлажнению определены на основании шкалы А.П. Шенникова [1964] и данных Г.Д. Дыминой [1985].

При определении приуроченности видов к типам растительности использовались данные Л.А. Корецкой [1962].

Характер произрастания отдельных видов был изучен на основе классификации, предложенной В.Н. Сукачвым [1975].

Характеристика обилия видов дана по шкале О. Друде [Drude, 1919; Работнов, 1992], однако в отличие от классического способа, когда описание участка зависит от даты, обилие определялась в момент массового цветения каждого вида.

Это отражает фенологическую смену растений в сообществе.

При пользовании шкалой Друде неизбежно приходится учитывать представление о покрытии, то есть о занимаемой сообществом площади. Во многих случаях отметка Soc (фон) будет соответствовать покрытию особями данного вида более 90% площади участка, отметка Cop 3 – 90 – 70%, Cop 2 – 70 – 50%, Cop – 50 – 30%, Sp – 30 –10%, Sol – менее 10% [Общая геоботаника, 1982].

Использовалась шкала обилия с системой количественных придержек по проективному покрытию и степенью участия вида в фитоценозе, приведенная Г.Д. Дыминой [1985] (табл. 1). При этом в соответствии с представлениями Т.А.

Работнова [1992] к доминантам отнесены виды со степенью участия 8% и более, к содоминантам 2,5 – 8%.

Определение видовой принадлежности растений проводили с использованием общепринятых руководств и сводок [Комаров, Клобукова-Алисова, 1931, 1932; Соколов, 1965; Ворошилов В.Н., 1966, 1985; Дикорастущие деревья …, 1968; Ареалы деревьев …, 1977,1980, 1986; Древесные породы мира, 1982; Древесная флора …, 1982; Сосудистые растения советского …, 1985 – 1996; Сосудистые растения Буреинского …, 2000].

Таблица 1. Соотношение шкалы обилия и проективного покрытия [Дымина, 1985] Названия растений приведены в соответствии со сводкой «Сосудистые растения советского Дальнего Востока» [1985 – 1996].

В древесных сообществах ярусность насаждения определялась в соответствие с методами, предложенными Г.В Гуковым [1989] и П.С. Погребняком [1988].

Использовался абсолютный метод учета древесных растений и шкальная (по пятибалльной шкале) оценка их прижизненного состояния [Методы изучения …, 2002; Оценка состояния …, 2009; Гусев, Андрушко, 2011].

Плотность или густота насаждения имеет важное, а может быть и определяющее значение в способности растительного сообщества соответствовать своим функциям. Определяется данный показатель учетом численности растений на исследуемой территории. Для естественных лесов при густоте древостоя меньше 1500 шт. на 1 га насаждение относится к категории крайне редкого насаждения [Поликарпов, 1983]. Естественно, что в лесных формациях густота древостоя во многом зависит от возраста. В старых лиственничных и сосновых лесах сибирской тайги на одном гектаре можно встретить всего 150 – 200 деревьев, но при этом под пологом этих деревьев развивается густой подлесок из пород второго яруса и кустарников [Куликова, 1981].

В районе золотодобычи исследования проводились в 2000 – 2003 гг. Выбраны участки, где процесс добычи золота был завершен 70, 35 и 10 лет до момента проведения исследований. Хронология установлена по документам бывшего прииска Токур. Для сравнения выбран участок коренного леса в месте проведения исследований. На дражных отвалах пробные площадки, расположены в разных точках рельефа (рис. 4): на вершинах отвалов, на их склонах и в ложбинах между ними. На каждом исследуемом участке исследовано по три сектора в каждом элементе рельефа.

В 2005 – 2006 гг. обследованы карьеры, эксплуатация которых завершилась 25 лет назад (к моменту начала исследований). Обследовано 5 карьеров. Пробные площадки (не менее трех на каждом элементе карьера) закладывались на террасах, склонах и в ложах.

Исследование залежных земель проводилось в 2000 – 2009 гг. Изучались залежи, находящиеся в разных зонах растительности (лугостепная, лесостепная и лесная). В каждой растительной зоне изучено не менее трех залежей. Возраст залежей колебался от 4 до 16 лет. Фитоценотические характеристики определялась при прохождении маршрутов и на пробных площадках. На каждой залежи закладывалось не менее четырех площадок квадратной формы.

На урбанизированной территории (селитебно-промышленная зона города Благовещенска) исследования проводили в 2006 – 2009 гг. На уличных аллеях, в скверах, парках, вдоль русел рек Чигири, Бурхановка, на территории Асташинских озер и пустырях проводились маршрутные исследования. На каждом объекте закладывалось не менее трех пробных площадок. В 2006 – 2007 гг. проведена инвентаризация, которая заключалась в проведение абсолютного учета всех деревьев, произрастающих на главных улицах города Благовещенска [Методика инвентаризации …, 1997; Бланк, 2002]. В качестве индикатора состояния древесных насаждений в городе выбрана береза плосколистная (Betula platyphylla Sukacz.).

Оценка состояния берез этого вида в городских насаждениях проводилась вдоль магистральных улиц и в скверах города. Отмечалось наличие изъянов коры, искривленность стволов, наличие сухих веток [Гусев, 1984].

Известно, что одним из перспективных подходов для интегральной характеристики качества среды является оценка состояния живых организмов по стабильности развития, которая характеризуется уровнем флуктуирующей асимметрии (ФА) морфологических структур [Здоровье среды, 2000]. В настоящее время установлено, что величина ФА билатерально симметричных структур может рассматриваться как неспецифический индикатор суммарного негативного воздействия на организм различных экологических факторов [Константинов, 2001; Рябухина, Брежнева, 2011].

Оценка асимметрии листовых пластинок деревьев берзы плосколистной (Betula platyphylla), произрастающих в городе Благовещенске и в естественном лесу в пригороде, проведена с использованием методики В.Ю. Солдатовой [2005].

Отбор листьев берез осуществлялся на основных улицах города. С каждого дерева отбиралось по 30 листьев. За городом сбор листьев проводился в районе автомобильной трассы Благовещенск – Аэропорт. Листья отбирались с деревьев, произрастающих в непосредственной близости от трассы и на расстоянии от нее 50 и 100 м. На листовой пластине визуально проводили 2 оси и измеряли их размеры.

Определялся коэффициент корреляции большой и малой осей и площади правой и левой половины листа. Площадь определялась как площадь треугольников. Вариабельность значений площадей листовых пластин оценивали по показателю среднего квадратического отклонения, что позволяет оценить вариации признака в совокупности.

Исследование зависимости вторичной сукцессии агрофитоценозов на залежах от вида антропогенной нагрузки осуществлялось при однократном обследовании в июле.

Изучение сезонной динамики, сукцессионных и флуктуационных закономерностей на залежах осуществлялось при обследовании залежей в течение всего вегетационного периода.

Наблюдения за динамикой зарастания залежей древесными растениями и флуктуационными изменениями проводились в течение нескольких лет.

Чтобы полнее охарактеризовать растительные сообщества на исследуемых участках, выделялись пограничные (буферные) зоны. Исследования в пограничных зонах позволили оценить принадлежность к типу растительности, заселяющих залежь растений, их ценотическое распределение. При выделении пограничных зон учитывались следующие факторы: близость какого-либо типа растительности (болото, лес, ивняк), характер видового состава. Схема участка одной из залежей в Благовещенском районе с выделением буферных зон приведена на рисунке 5.

Рисунок 5 – Залежь в сельхозугодиях бывшего совхоза Новомихайловский (с. Грязнушка, Благовещенский р-н, Амурская обл.) и выделенные буферные зоны Основную площадь залежи обозначали как зона «луг», а буферные зоны в зависимости от граничащих с ней биотопов. Такими для всех изученных залежей являются зоны «луг-болото», «луг-дорога», «луг-лес», «луг-ивняк» и характерная только для 16-летнего участка зона «луг-сельхозугодие».

Для изучения состояния почвы на исследуемых участках выполнены почвенные разрезы по общепринятым в почвоведении методикам [Иванов, 1976; Голов, 2001; Ганжара, 2002; Прокопчук, Наумченко, 2003; Федорец, Медведева, 2009]. Применялся профильный метод, сущность которого заключается в изучении морфологии генетических горизонтов, включая почвообразующую породу.

Изменения в почвенном профиле служат основой для суждения о природе процессов почвообразования. Названия почв и почвенно-техногенных образований приведено в соответствии с классификацией 2004 года [Классификация и диагностика почв …, 2004]. При морфологическом описании почвенных разрезов обозначения почвенных горизонтов приведены в соответствии с представлениями В.И. Росликовой [2006].

Оценка возможности восстановления биологических ресурсов Техногенные ландшафты, как правило, представляют из себя полностью уничтоженные участки естественной природной среды при осуществлении горнотехнических работ. В результате огромные территории выводятся из естественного биосферного круговорота вещества, оскудевают запасы биологических ресурсов. После прекращения хозяйственной деятельности на этих землях восстановление биоресурсного потенциала возможно либо за счет самовозобновления, либо в результате проведения рекультивационных работ. В том и другом случаях восстановление, в первую очередь, подразумевает формирование растительного сообщества.

4.1 Восстановление растительности на участках золотодобычи Россыпная золотодобыча ведется в руслах рек, которые являются основными источниками золотоносного песка. Существуют различные технологии добычи золота, но все они сходны в одном – при проведении горных работ осуществляется так называемая "вскрыша торфов", что означает снятие верхнего слоя земли c полным уничтожением растительности и части почвенных горизонтов [Горная энциклопедия, электронный ресурс, 2012].

При дражном способе добычи (рис. 6 а) полигон подготавливается проведением вскрышных работ и в дальнейшем перемещается впереди двигающейся по руслу реки драги. Для ее перемещения создается котлован (достаточно глубокий водоем). Драгу поэтому называют «плавающей фабрикой», хотя плавает она в переносном смысле слова. Получается, что драга как бы «утюжит» русло реки. Первые, золотодобывающие драги в Амурской области появились в 1896 году (р.

Уруша). В 1945 году в области работало 35 драг [История Амурской области …, 2008]. К настоящему времени в Амурской области в результате золотодобычи таким способом разрушено около 150 малых рек общей длиной около 200 километров с водосбором более 12 тысяч квадратных километров [Амурская область …, 2001; Антропогенное воздействие..., 1979].

Реки и их русла после вскрышных работ и прохождения драг совершенно опустыниваются (рис. 6 б). При этом разрушаются наиболее ценные пойменные экосистемы. Растительность и почвенный покров полностью исчезают, изменяется характер водного режима и химический состав вод подземного и поверхностного водотоков. Наблюдается изменение численности и видового состава животного населения. На месте речной поймы появляются навалы пескогравийных смесей (отвалы) с множеством водоемов - котлованов. Эти водоемы в первые годы своего существования полностью лишены жизни [Яборов, 2007].

Рисунок 6 – а) дражный способ добычи золота; в) русло реки после прохождения драги (бывший прииск Токур, Селемджинский р-н, река Малый Кароурак, Фитоценоз коренного, естественного леса, не затронутого горнорудными работами, в районе нахождения участков золотодобычи характерен тем, что основными лесообразующими породами в нем являются пихта почкочешуйная (Abies nephrolepis (Trautv.) Махim) и ель аянская (Picea ajanensis (Lindl. et Gord.) Fisch. ex Carr.) (табл. 2).

В коренном лесу эти виды представлены достаточно крупными деревьями с диаметром стволов до одного метра. Присутствует подрост пихты и ели, что говорит о нормальном развитии насаждения и идущих в нем процессах самовосстановления.

Таблица 2. Характеристика растительности коренного леса в районе дражной добычи золота (Селемджинский район, поселок Токур, долина реки Малый Кароурак), (диаметр ствола деревьев, см) 3П3Е2Т2И В первом и втором древесных ярусах присутствуют крупные (половозрелые) представители лиственных пород (тополь душистый Populus suaveolens Fisch., ива козья(Salix caprea L.), которые способны обеспечить семенами участки после прекращения дражной добычи золота. В коренном лесу развиты кустарниковый и травянистый ярусы. Среди кустарников преобладают шиповник тупоушковый(Rosa amblyotis C.A. Mey.), смородина печальная (Ribes triste Pall.) и малоцветковая (Ribes pauciflorum Turcz.ex Pojark.).

Среди трав преобладают папоротник (орляк обыкновенный Pteridium aquilinum (L.) Kuhn) и хвощ зимующий (Eguisetum hyemale L.). Степень покрытия травянистого покрова – невысокая, что характерно в условиях сомкнутости крон хвойных насаждений.

Через 10 лет после окончания добычи золота дражным методом растительность на отвалах представлена слабо. Насаждение формируется пятнами (куртинами). На больших пространствах гравийно-каменистых насыпей (отвалов) вообще нет растений (рис. 7).

Рисунок 7 – Участок отвалов золотодобычи с 10-летней историей самовосстановления (дражный полигон бывшего прииска Токур, долина реки Малый Кароурак, Селемджинский р-н, Амурская обл., фото 2003 г.) Особенно оголены вершины и склоны отвалов, где редко удается обнаружить участки с произрастающими на них деревьями и травами. Характеристика растительности на пробных площадках отвалов с 10-летней историей восстановления приведена в таблице 3.

Таблица 3. Характеристика растительности 10-летних отвалов после дражной добычи золота (дражный полигон бывшего прииска Токур, долина реки Малый Кароурак, Селемджинский р-н, Амурская обл.) густота, Из древесных видов на вершине 10-летних отвалов встречаются береза плосколистная (Betula platyphylla Sukacz.), тополь душистый, ива козья. Эти породы деревьев наиболее охотно заселяют пустыри и относятся к так называемым пионерам леса [Погребняк, 1988, Яборов, 2007]. Склоны таких отвалов заселены деревьями реже, чем вершины (крутизна склона). На склонах обнаруживаются редкие деревья тополя душистого.

Более густо деревья произрастают в ложбинах, где достаточно часто обнаруживается водоем (заполненный водой котлован). Ложбины, в основном, заселены теми же лиственными породами, что и вершины. Иногда в подросте обнаруживается подрост лиственницы Каяндера (Larix cajanderi Mayr) и ольхи волосистой (Alnus hirsuta (Spach) Fish. ex Rupr.). Деревья, произрастающие на 10-летних отвалах, невелики (8 – 12 см в диаметре), насаждение сформировано в один ярус.

Кустарниковый ярус здесь достаточно редкий, (в ложбине – средней густоты) и представлен в основном подростом ивы козьей, малиной Комарова (Rubus komarovii Nakai), шиповником тупоушковым и смородиной печальной.

В травянистом ярусе преобладают хвощ зимующий, иван-чай узколистный (Chamerion angustifolum (L.) Holub), пырей ползучий (Elitrigia repens (L.) Nevski).

Степень покрытия травянистой растительностью на вершине едва достигает 30%.

На склонах травянистой растительности, как правило, вообще нет, а в ложбине покрытие не превышает 50%.

Из анализа почвенного разреза, выполненного на вершине 10-летнего участка (табл. 4.) следует, что здесь еще не происходит заметных почвообразовательных процессов.

Таблица 4. Морфологическое описание почвенного разреза на вершине 10летнего дражного отвала Отвалы дражного полигона бывшего прииска Токур, долина реки Малый Кароурак, Селемджинский р-н, Амурская обл. Вершина отвала. Растительность редкая – березы, тополя, иван-чай узколистный, хвощ зимующий. 10-й год после образования отвала.

Почва: Литострат инициальный Техногенно-поверхностное образование на вершинах 10-летних участков дражной добычи золота классифицируется как литострат инициальный. Почвенные структуры практически лишены генетических горизонтов.

Лучшее развитие растительности в ложбинах этих отвалов определяет более высокий уровень почвообразования (табл. 5). Например, в ложбине, в отличие от вершины, наблюдается горизонт листового опада. Поэтому в этом месте почвенную структуру можно квалифицировать как литострат органоаккумулятивный.

На 35-летних отвалах растительность представлена более густо, по сравнению с 10-летними участками (табл. 6).

Таблица 5. Морфологическое описание почвенного разреза в ложбине 10летнего дражного отвала Отвалы дражного полигона бывшего прииска Токур, долина реки Малый Кароурак, Селемджинский р-н, Амурская обл. Ложбина между отвалами. Растительность редкая – березы, тополя, иван-чай узколистный, хвощ зимующий. 10-й год после образования отвала.

Почва: Литострат органо-аккумулятивный Деревья на пробных площадках 35-летнего участка почти вдвое крупнее, чем на 10-летнем. Диаметр стволов в среднем 12 см у ольхи и 29 см у тополей.

Незаселенные растениями участки здесь либо отсутствуют, либо невелики по размерам и, как правило, покрыты мхами и лишайниками (рис. 8).

Рисунок 8 – Участок отвалов золотодобычи с 35-летней историей самовосстановления (дражный полигон бывшего прииска Токур, долина реки Малый Кароурак, Селемджинский р-н, Амурская обл., фото 2003 г.) Таблица 6. Характеристика растительности 35-летних отвалов после дражной добычи золота (дражный полигон бывшего прииска Токур, долина реки Малый Кароурак, Селемджинский р-н, Амурская обл.) породы, Помимо растений, отмеченных на 10-летних отвалах, здесь встречаются волчник корейский (Daphne koreana (L.) Nakai), смородина малоцветковая (Ribes pauciflorum), бузина кистистая (Sambucus rasemosa L.). Густота насаждения в кустарниковом ярусе оценивается как средняя. Среди травянистых растений преобладают звездчатка средняя (Stellaria media (L.) Vill.), крапива узколистная (Urtica angustifolia Fisch. еx Hornem.) и воронец красноплодный (Actaea erythrocarpa (L.) Fisch). Они доминируют в травяном покрове склона и ложбины. На вершине преобладают хвощ зимующий (Equisetum hyemale) и иван-чай узколистный (Chamerion angustifolum). Степень покрытия травянистой растительностью везде, кроме склонов, высокая. В ложбине этот показатель превышает 80%.

На вершине и в ложбине 35-летних отвалов среди почвенных горизонтов уже выявляется дерновый слой, мощностью 3 – 5 см (табл. 7).

Таблица 7. Морфологическое описание почвенного разреза на вершине 35летнего дражного отвала Отвалы дражного полигона бывшего прииска Токур, долина реки Малый Кароурак, Селемджинский р-н, Амурская обл. Вершина отвала. Растительность - березняк разнотравно злаковый. 35-й год после образования отвала.

Почва: Литострат дерновый Техногенно-поверхностное образование на вершинах 35- летних отвалов следует квалифицировать как литострат дерновый. Более высокая плотность древесных и травянистых растений в итоге приводит к началу формирования горизонтов в почвенных слоях.

На склонах отвалов 35-летнего возраста дерновый слой еще не прослеживается и почвенное образование по-прежнему следует относить к литострату инициальному либо к органо-аккумулятивному.

К 70-летнему сроку восстановления на бывших дражных отвалах полностью отсутствуют прогалины. Деревья на этом участке крупные. Диаметр деревьев у тополей достигает 40 см (табл. 8).

Насаждение во всех точках рельефа формируется в два древесных яруса.

Видовой состав первого и второго яруса представлен лиственными породами (Populus suaveolens, Salix caprea, Betula platyphylla, Alnus hirsuta). В подросте присутствует ель аянская (Picea ajanensis) и пихта почкочешуйная (Abies nephrolepis).

Таблица 8. Характеристика растительности 70-летних отвалов, дражной добычи золота (дражный полигон бывшего прииска Токур, долина реки Малый Кароурак, Селемджинский р-н, Амурская обл.) породы, густота, степень покрытия (%), На участке дражных отвалов с 70- летней историей встречаются очень густые заросли кустарников (рис. 9), которые представлены малиной Комарова (Rubus komarovii), шиповником тупоушковым (Rosa amblyotis), волчником корейским (Daphne koreana), смородиной печальной (Ribes triste) и малоцветковой (R. pauciflorum).

Более плотен здесь и травяной покров. На вершине, склоне и в понижениях преобладают звездчатка средняя, крапива узколистная, хвощ зимующий, пырей ползучий и папоротник орляк. Степень покрытия травянистой растительностью достигает 80%.

Рисунок 9 – Участок отвалов золотодобычи с 70-летней историей самозарастания (дражный полигон бывшего прииска Токур, долина реки Малый Кароурак, Селемджинский р-н, Амурская обл., фото 2003 г.) Высокая плотность растительного сообщества на 70-летнем участке определяет появление в почвенном разрезе горизонтов лесной подстилки, дернины и гумусового (AU, табл. 9). Размер этого горизонта достигает 2 см.

Техногенно поверхностное образование на 70-летних отвалах генетически более соответствует почвенным горизонтам естественного типа и может быть квалифицированно как литострат гумусово-аккумулятивный.

По своей структуре и составу фитооценоз на участках после прекращения дражной золотодобычи только к 70-годам восстановления начинает приближаться к состоянию коренного леса данного района. К этому возрасту в подросте лесонасаждения появляются представители коренных пород (Picea ajanensis, Abies nephrolepis) и происходит формирование почвенного профиля, подобного естественному.

Таблица 9. Морфологическое описание почвенного разреза на вершине 70летнего дражного отвала Отвалы дражного полигона бывшего прииска Токур, долина реки Малый Кароурак, Селемджинский р-н, Амурская обл. Вершина отвала. Растительность – березняк разнотравно-злаковый. 70-й год после образования отвала.

Почва: Литострат гумусово-аккумулятивный 4.2 Восстановление растительности в карьерах Карьеры стали неотъемлемым элементом современного техногенного ландшафта. Карьеров достаточно много вокруг городов и других населенных пунктов. Много карьеров сосредоточивается вдоль строящихся железных и шоссейных дорог. Из-за рельефа местности в данном районе, разработка карьера заключалась в выемке грунта у подножья сопки. При этом уничтожался растительный покров вместе с плодородным слоем почвы как со стороны входа в карьер, так и на склоне вплоть до вершины. Общий вид и схема обследованных карьеров приведена на рисунке 10.

Эксплуатация карьеров начинается с того, что со всего склона сопки убирается растительность вместе с верхним, плодородным слоем почвы. Затем происходит выемка грунта. Выборка грунта начинается с разработки подножия увала, с последующим углублением в сопку и в результате образуется чаша.

Формируются ложе (дно) карьера, склон и верхняя терраса, которая частично сохраняется к моменту прекращения работ в карьере. На днище карьера (ложе) в процессе его эксплуатации может образовываться водоем, подпитываемый паводковыми водами. Склоны (борта) карьера довольно высоки и обрывисты.

Рисунок 10. – а) общий вид карьера (25 км восточнее ст. Февральск, Амурская обл., фото 2005 г.); б) схема карьера: 1 – терраса, 2 – склон, 3 – водоем Все обследованные карьеры отличаются друг от друга по глубине и размерам (объемам выбранного грунта). Объединяет их то, что все они имеют высокие и обрывистые склоны. Максимальная глубина карьера достигает 20 м, минимальная 5 м. Условно их можно разделить на 2 типа: карьеры, на дне которых образовался водоем, и карьеры без водоема. Естественный, коренной лес примыкает к террасе вплотную и на ее территорию активно заселяются его представители (рис.11).

Терраса начинает заселяться растительностью значительно раньше окончания эксплуатации карьера. Разработка карьеров в районе станции Февральск была начата в 1979 – 1980 гг. Через 25 лет терасса карьера достаточно обильно заселена древесной растительностью.

Рисунок 11 – Общий вид карьера в зоне строительства БАМ, 25 лет восстановления растительности (Селемджинский район, Амурская обл., 25 км Насаждение на терассе формируется в два яруса. Первый ярус из пионеров леса – лиственницы Каяндера (Larix cajanderi) и березы плосколистной (Betula platyphylla). Высота деревьев достигает 2 – 2,5 м. Второй ярус состоит из подроста этих деревьев (высотой 0,5 – 1 м) и ивы скрытой (Salix abscondita Laksch.).

Преобладает лиственница. Наблюдается, как у всякого молодого насаждения, сильное загущение ( 3 – 4 шт./м2) (табл. 10).

Таблица 10. Густота деревьев (шт./м2) в разных частях карьера (25 лет восстановления растительности) В почвенных разрезах террасы (рис. 12) наблюдается слабо развитый слой лесного опада (не более 1 см), формирующийся на иллювиальных слоях почв коренного леса данной территории.

Рисунок 12 – Почвенный разрез на террасе карьера, 25 лет восстановления растительности (Селемджинский район, Амурская обл., 25 км восточнее станции Верхние слои были уничтожены (механически срезаны) при подготовке карьера к эксплуатации, и это почвенное образование следует отнести к абраземам – почвенным структурам, лишенным верхних диагностических горизонтов в результате той или иной деятельности человека [Почвы ландшафтов …, 2011]. При отсутствии растительного покрова и под влиянием воздействия эрозии эти почвы быстро разрушаются. Растительность на терассе карьеров присутствует, но образования дернового и тем более гумусированного слоев на момент проведения исследований не прослеживалось.

Крутые клоны карьеров практически не заселены ни древесной, ни травянистой растительностью из-за сильной крутизны обрывов (табл. 11). В некоторых карьерах местами склоны обвалились (самопроизвольное выполаживание) и растительность спускается «языками». Тип растительности и ее плотность в «языках» такие же, как и на террасе. Ложе карьера находится в самой начальной стадии зарастания растительностью. И происходит это неравномерно. Наибольшая концентрация растительности отмечается возле образовавшегося на дне карьера водоема, который, как правило, неглубок (максимальная глубина до одного метра) и, по всей видимости, часто пересыхает.

Наличие влаги создает определенные преимущества для заселения растительности. Сюда в центр со склонов паводковыми водами смываются илистые и глинистые отложения, что способствует укоренению трав и деревьев. У уреза воды отмечается наличие деревьев лиственницы Каяндера (Larix cajanderi) и кустарниковых форм ивы копьевидной (Salix hastata L.). Густота насаждения здесь не высока. Высота растений не превышает двух метров. В ложе у водоема преобладает ива копьевидная.

На удалении от водоема в ложах карьеров древесная растительность практически отсутствует. Ложа у карьеров сильно уплотнены в результате выемки грунта до скальных пород и работы тяжелой техники. Для произрастания растений создаются крайне неблагоприятные условия. На ложе карьера пытаются заселиться лиственница Каяндера и кустарниковые формы ивы копьевидной. В разных частях ложа можно наблюдать редкий подрост этих растений высотой от 0,5 до 1 м. Среди них встречается много погибших, неперезимовавших сеянцев лиственницы.

Травянистый покров ложа карьеров также не развит. У водоема степень покрытия не превышает 50%. Из трав здесь наиболее часто встречаются иван-чай узколистный (Chamerion angustifolum), хвощ луговой (Eguisetum pratense L.), клевер ползучий (Trifolium repens L.), полынь Гмелина (Artemisia gmelinii Web. ex Stechm.) и полынь Сиверса (Artemisia sieversiana Willd.). Эти же виды трав в основном представлены в удалении от водоемов. Травянистая растительность формируется отдельными пятнами. Степень покрытия в них не превышает 30%.

Отсутствие травянистого покрова лишает всходы лиственницы естественного укрытия и в результате они погибают зимой от ветров и мороза.

Г.В. Гуков [1990] отмечает, что, несмотря на неприхотливость лиственницы к условиям обитания, в случае резкого воздействия факторов и, в первую очередь, антропогенных, приводящих к разрушению насаждений, занимаемые лиственницей участки могут довольно быстро перейти в нелесные площади, в том числе и каменистые россыпи. Это наблюдается на склонах и в ложах карьеров.

Таким образом, в районах проведения золотодобычи на дражных отвалах после прекращения техногенного воздействия наблюдается первичная сукцессия восстановления фитоценозов. Отвалы заселяются представителями широколиственных древесных пород, кустарниками и травами. Процесс восстановления растительности идет медленно. Только к 70- годам отвалы зарастают полностью, в подросте древесных пород появляются представители коренных лесов, обозначаются почвенные горизонты (дерновый и плодородный слой) и фитоценоз начинает проявлять тенденцию соответствовать естественному лесу. В районах строительства БАМ в заброшенных карьерах без осуществления горнотехнических мероприятий по их рекультивации даже через 25 лет не наблюдается сколь-нибудь заметных процессов восстановления растительных сообществ. Крутые склоны карьеров и плотные, скальные грунты на их днищах не позволяют растениям закрепиться и произрастать.

Возможность самовосстановительных процессов для условий Амуской тайги указывалась В.Б. Сочавой [1969]. Он отмечал, что в результате динамических превращений здесь происходит полное или частичное, быстро или медленно осуществляющееся восстановление нарушенной структуры коренного сообщества.

Для техногенных ландшафтов на севере Амурской области, в частности отвалов дражной добычи золота и карьеров в районе строительства БайкалоАмурской магистрали, процессы самовосстановления растительности затруднены.

Основными ограничивающими факторами, являются дефицит тепла и сложность создаваемого человеком техногенного рельефа.

Можно предложить следующую схему зарастания отвалов дражной добычи золота в условиях южнотаежной зоны Амурской области – рисунок 13.

Рисунок 13. Схема формирования фитоценозов на отвалах дражной добычи золота (зеленым цветом отмечены пятна растительности) В соответствии с этой схемой восстановление растительности начинается из ложбины, поднимаясь по склонам к их вершинам. Через 10 лет на отвалах растения произрастают пятнисто на вершинах и в ложбинах. В это время еще много голых не заселенных участков. Через 35 лет растительность гуще покрывает отвалы.

Незаселенные участки покрыты мхами и лишайниками. В насаждении начинает формироваться кустарниковый ярус. Степень покрытия травянистой растительностью к этому сроку достигает 60 – 80%. К семидесяти годам развития фитоценоз начинает проявлять тенденцию соответствовать окружающим естественным лесам. Густота насаждения достигает больших значений. Практически отсутствуют незаселенные растениями места. Насаждение состоит из двух древесных и достаточно густого кустарникового ярусов. Во второй ярус под полог лиственных деревьев начинают заселяться представители основных лесообразующих пород коренного леса (пихты и ели).

Ель аянская (Picea ajanensis) – дерево первого яруса и пихта почкочешуйная (Abies nephrolepis) обычно присутствующая во втором, являются теневыносливыми, самосев и подрост этих видов развиваются под плотным пологом древостоя.

На открытых местах всходы страдают от выжимания морозом. Смолоду растут медленно [Усенко, 2009; Майорова, 2013].

По-видимому, только к 70-и годам развития растительного сообщества на отвалах дражной добычи золота в условиях южно-таежной зоны Амурской области создаются экологические условия, допускающие заселение ели и пихты.

В литературе отмечается, что форма и крутизна создаваемого рельефа техногенных ландшафтов являются факторами риска для последующего восстановления растительности [Махинов, Махинова, 2005, 2006]. Эффективность и целесообразность выполаживания крутых склонов отмечена в исследованиях на примере оврагов [Самойлов,1997] и откосов земляного полотна объектов транспортного строительства [Афонина, 2006]. Горнотехническая рекультивация снижает интенсивность эрозионных процессов, улучшает режим влажности почвы, положительно сказывается на приживаемости и росте лесных культур. Действительно, крутизна создаваемого рельефа на дражных отвалах и в карьерах сказывается на восстановлении растительного покрова на них. Крутизна склонов затрудняет закрепление растений. В карьерах склоны настолько круты (почти отвесны), что постоянно происходят оползни, которые уничтожают всходы, поселяющихся здесь растений. Поэтому склоны на отвалах длительное время остаются "голыми", а в карьерах не зарастают вообще.

Карьеры в зоне лиственичных южно-таежных лесов на севере Амурской области, оставленные после завершения строительства без проведения надлежащих рекультивационных работ, практически не зарастают растительностью на протяжении длительного времени. Крутизна склонов и твердое ложе карьеров, сформированное в результате работы тяжелой техники и выборки грунта до скальных пород, препятствуют заселению их древесными и травянистыми растениями. Только терраса карьера через 25 лет достаточно плотно зарастает подростом лиственницы, а склоны и ложе остаются практически голыми. При образовании на дне карьера водоема подрост лиственниц и ив появляется по его берегам.

Лиственница Каяндера (Larix cajanderi Mayr) при достаточном обсеменении и хорошей освещенности отлично возобновляется на кромках минерализованных полос, свежих кюветов, по земляным карьерам и на незадерненных откосах насыпей и выемок и только молодняки в результате пожаров сгорают полностью [Усенко, 2009]. По всей видимости, в днищах карьеров и на их склонах создаются совершенно не пригодные для произрастания лиственницы и других пород деревьев условия.

Активное заселение террасы карьеров и ложбин дражных отвалов говорит о том, что обеспечение территории семенами растений происходит успешно.

В районе расположения дражных отвалов в качестве положительного фактора также следует отметить наличие влаги в виде большого количества небольших водоемов (котлованов), что создает благоприятные микрозоны для успешного закрепления растительности по их берегам и повышает пожарозащищенность участков самовосстановления. Для условий Амурской области А.Н. Алешичев [2007, 2009] отмечает, что возобновление растительности на отработанных отвалах угледобычи в большой степени зависит от лесных пожаров.

Трудности в процессах восстановления растительности определяются также медленными процессами почвообразования в северных районах Амурской области. В условиях более южных районов Дальнего Востока России аналогичные процессы идут быстрее. Исследования по изучению почвенных структур на аналогичных ландшафтах в Приморье [Костенков, Пуртова, 2010; Почвы ландшафтов …, 2011; Комачкова, 2012; Пуртова, 2013], показали, что почвенное образование «литострат инициальный», т.е. самая первая стадия формирования почвенных горизонтов, на техногенно нарушенных землях появляется на участках однолетних отвалов, а следующая стадия («литострат органо-аккумулятивный») на пятилетних.

Первичная сукцессия фитоценозов на отвалах дражной добычи золота в районе бывшего прииска Токур протекает так, что даже через 10 лет на вершинах отвалов почвенное образование характеризуется как «литострат инициальный». И только в ложбинах к этому сроку можно говорить об образовании «литостратаоргано-аккумулятивного», почвенной структуры со слоем листового опада. На 35летних отвалах этот тип почвенной структуры сохраняется на склонах. Только через 70 лет в почвенных образованиях на отвалах появляются дерновый и плодородный горизонты, и формируемую почвенную структуру можно отнести к «литострат аккумулятивному» типу.

Таким образом, установлена способность растительных сообществ на техногенно-нарушенных землях в условиях южнотаежной зоны северных районов Амурской области к восстановлению, что позволяет предположить, что в случае успешного завершения процессов первичной сукцессии здесь будет сформирован биоресурсный потенциал.

Оценка состояния растительных ресурсов урбанизированной территории Урбанизированные территории (места проживания и производственной деятельности) отличаются от техногенно-нарушенных тем, что при начале их освоения естественные растительные сообщества также уничтожаются, как это произошло при образовании города Благовещенска, но затем воссоздаются в виде культурных, зеленых насаждений.

Биологические ресурсы урбанизированных территорий, земель на которых человек, проживает и работает, направлены на удовлетворение жизненных потребностей людей, на создание комфортных условий их существования. Эту важную для человека задачу выполняют почвы и растения, произрастающие на них.

Человек, создавая культурные растительные сообщества в местах своего проживания, стремится использовать эти ресурсы по назначению, формируя с их помощью среду, благоприятную для жизни. В первую очередь, это воздух, очищенный от пыли и вредных примесей, насыщенный кислородом, увлажненный в периоды засухи. Это микроклимат в жилище и на улицах. Шумозащита от транспорта на улицах и близкорасположенных производств. И, наконец, это эстетическое качество восприятия окружающей среды, которую создают декоративные насаждения.

От того в каком они состоянии, какова их численность и внешний вид зависит способность урбанизированной территории выполнять, отведенную им роль.

5.1 Плотность зеленых насаждений в городе Благовещенске На уличных аллеях города Благовещенска произрастает 6 пород деревьев, среди них четыре вида тополей – тополь душистый (Populus suaveolens Fisch.), черный (P. nigra L.), Симона (P. simonii Carr.) и осина (тополь дрожащий) (P. tremula L.); два вида берез – береза даурская (Betula davurica Pall.) и плосколистная (B. platyphylla Sukacz.); и по одному виду ильма, клена и ясеня – вяз мелколистный (U. pumila L.), клен негундо (Acer negundo L.), ясень маньчжурский (Fraxinus mandshurica Rupr.). Черемуха обыкновенная (Padus avium Mill.) и некоторые виды ив (Salix caprea L., S. miyabeana Seem., S. nipponika Franch. et Savat.) присутствуют в уличных посадках, как растения, заселяющиеся сюда самосевом [Низкий, 2011].

Уличные аллеи в городе в основном выполнены в виде однорядовых посадок с каждой стороны улицы. Такие насаждения в городе занимают площадь порядка 56 га. Общее количество деревьев на улицах города приведено в таблице 11.

С учетом того, что площадь селитебно-промышленной зоны города составляет 10400 га [Амурская область …, 2001], густота зеленого насаждения общего пользования за счет уличных аллей составляет всего 4 дерева на 1 гектар. В сравнении с данными приведенными выше для естественных насаждений это, конечно, очень мало.

Таблица 11. Количество деревьев на уличных аллеях города Благовещенска (2008 г.) им. Калинина (с транспортной развязкой) Уличные аллеи играют важную экологическую роль среди зеленых насаждений, снижая уровень шума и загрязнения воздуха от автомобильного транспорта. Вместе с тем имеются определенные ограничения в плане увеличения их площади. Селитебно-промышленная зона города в основном занята жилыми домами, учреждениями и предприятиями. Поэтому основным резервом увеличения площади зеленых насаждений являются объекты садово-паркового назначения.

В городе Благовещенске основное количество парков и скверов сосредоточено в центральной части, где находятся главные и значимые объекты социальнобытового назначения, высшие учебные заведения, школы, кинотеатры, то есть те учреждения, на территории которых и рядом с ними обычно и формируются объекты ландшафтного дизайна. В таблице 12 представлены данные результатов обследования парков и скверов в центральной части города (по состоянию на июль 2008 года). Площадь, занимаемая парками и скверами в центральной части города, не велика и составляет всего 0,2% от селитебно-промышленной зоны. Густота насаждений в скверах колеблется от 73 до 1300 шт/га. Пролонгируя данные по объектам садово-паркового назначения, на всю селитебно-промышленную зону города, с учетом плотности уличных аллей, получаем, что густота древесных насаждений в городе не превышает 25 деревьев на 1 гектар. Такое насаждение по густоте многократно не дотягивает до самого редкого естественного леса.

Таблица 12. Площадь скверов и парков в центральной части города Благовещенска и количество древесно-кустарниковой растительности в них (по состоянию на июль 2008 г.) Сквер на пересечении ул. им. Ленина и Богдана Хмельницкого Сквер на пересечении ул. Ленина и Чайковского (территория бывшего Шадрин- 1,12 ского собора) Сквер на пересечении ул. Калинина и ул.

Октябрьская 5.2 Состояние растительности парков и скверов в городе Благовещенске Обследованы нескольких объектов садово-паркового назначения с целью установить причины не удовлетворительного состояния инфраструктуры зеленых насаждений. При этом оценивали из специфику каждого из них.

Первомайский парк является самым крупным представителем объектов этого класса. Сквер на главной площади города (им. Ленина) самый урбанизированный. Сквер бывшего Шадринского собора имеет самую длинную историю своего развития. Сквер на территории Дальневосточного государственного университета (ДальГАУ) расположен на крутом склоне первой надпойменной террасы реки Амур (рельеф городской территории в основном ровный). Сквер на территории Всероссийского института сои (ВНИИ сои) как пример успешного освоения урбанизированной территории. В качестве саморазвивающегося участка городской территории обследован пустырь на окраине.

Первомайский парк находится на оконечности полуострова Затонский в месте слиянии рек Амур и Зея (рис.14).

Рисунок 14 – Первомайский парк в городе Благовещенске на космическом снимке 2008 года (слева) и фотографии 2009 года (справа) Общая площадь Первомайского парка около 9 га. Парк является местом отдыха горожан. В нем установлены аттракционы, беседки, имеется небольшой стадион. Растительность неравномерно распределена между этими объектами.

В таблице 13 приведен видовой состав древесных растений, произрастающих в парке и их количество. Преобладающим по численности (19% от общего количества древесно-кустарниковых растений) в Первомайском парке является дуб монгольский (Quercus mongolica Fisch. ex Ledeb.), основной представитель окрестных лесов, что может свидетельствовать о том, что парк когда-то был разбит на участке, где сохранилась естественная растительность.

Таблица 13. Древесные растения и кустарники, произрастающие в Первомайском парке (г. Благовещенск, июль 2009) Дуб монгольский (Quercus mongolica Fisch. ex Ledeb.) Боярышник даурский (Crataegus dahurica Kohne. ex C.K. Schneid.) Трескун амурский (Сирень амурская) (Ligustrina amurensis Rupr.

(Syringa amurensis Rupr.)) Тополь черный (Populus nigra) и вяз мелколистный (Ulmus pumila ) в этом парке занимают всего 23%, что намного меньше объема, занимаемого этими породами на улицах города. Из 78 деревьев вяза большая часть представлена деревцами, участвующими в формировании «живых изгородей». Редко встречаемый в городских посадках тополь корейский (Populus koreana Rehd.) в парке представлен 9 экземплярами. Березы (Betula platyphylla Sukacz., B. davurica Pall.) наоборот, в парке встречается чаще (23%), чем на уличных аллеях. В парке произрастает много осин (Populus tremula L.), тогда как в уличных аллеях эти деревья встречаются очень редко.

В парке много хвойных пород. Сосна обыкновенная (Pinus sylvestris L.), ель сибирская (Picea obovata Ledeb.) и лиственница Каяндера (Larix cajanderi Mayr) вместе занимают 5% в списке деревьев парка.

Всего в парке установлено 17 древесных видов. Произрастают и кустарники (бузина корейская Sambucus coreana (Nakai) Kom.) и сирень обыкновенная (Syringa vulgaris L.). Густота насаждения в парке не высокая и составляет 74 дерева на 1 га.

Сквер на центральной площади города (площадь им. Ленина) не является типичным, так как большая часть его занята асфальтированными дорожками, газонами и монументами (рис. 15).

Рисунок 15. Сквер на площади им. Ленина (г. Благовещенск, космический Площадь сквера 2,1 га. В сквере произрастает 195 деревьев. Плотность насаждения 93 дерева на 1 га. В сквере отмечено 11 различных видов деревьев (табл.14). Чаще других в этом сквере встречается ясень маньчжурский (Fraxinus mandshurica Rupr.) (19%). Много деревьев липы амурской (Tilia amurensis Rupr.) (17%). Тополь черный (Populus nigra ) и вяз мелколистный (Ulmus pumila) в этом сквере не являются самыми многочисленными, вместе занимая всего 26 %. Вяз присутствует в виде крупных деревьев («живых изгородей» в этом сквере нет).

Таблица 14. Видовой состав и количество деревьев в сквере на пл. им. Ленина (г. Благовещенск, 2008 год) Достойное место у клена негундо (Acer negundo) (12%). Сосна обыкновенная (Pinus sylvestris) вместе с елью сибирской (Picea obovata ) занимают 8% в списке дендрофлоры сквера. Из кустарников присутствует только сирень обыкновенная (Syringa vulgaris L.). В сквере на площади им. Ленина прижизненное состояние большинства деревьев хорошее, очевидно, что за состоянием сквера на центральной площади города ведется тщательный уход.

Сквер, примыкающий к зданию бывшего Шадринского собора (рис. 16), имеет давнюю историю своего развития. Собор, а вместе с ним и сквер, были основаны в конце 19 века. После революции собор был частично разрушен. В середине прошлого века в этом здании находился кинотеатр, потом здесь размещался зоопарк. В последние годы здание находилось в заброшенном состоянии (рис. 43, б), а в 2010 году снесено полностью, сквер при этом сохранился. Сквер имеет прямоугольную форму, находится на пересечении оживленных магистралей города (улицы им. Ленина и Чайковского). Со стороны этих улиц сквер окружен изгородью. Общая площадь участка, 1,12 га из них 0,75 га занимают зеленые насаждения (рис. 17).

Рисунок 16 – город Благовещенск, Шадринский собор (Троицкая церковь), а) – фотография начала ХХ века [Благовещенск 150 лет, электронный ресурс]; б) – Рисунок 17 – Лужайки в сквере бывшего «Шадринского собора» (г. Благовещенск, фото 2008 г.) Сквер засажен деревьями неравномерно, но достаточно плотно. Густота насаждений в разных участках сквера составляет от 200 до 435 шт./га.

Видовой состав дендрофлоры сквера представлен 8 видами деревьев: вяз мелколистный (53%), сосна обыкновенная (18%), клен негундо (10%), ясень маньчжурский (8%), боярышник даурский (5%), береза плосколистная (2%), береза даурская (4%).

В сквере произрастают достаточно крупные деревья сосны обыкновенной (диаметр ствола до 1 м), вяза мелколистного (диаметр ствола до 0,8 м) и березы даурской (диаметр ствола до 0,5 м).

Прижизненное состояние сосен хорошее, вязов удовлетворительное, а берез (особенно плосколистной) плохое. Среди берез встречаются погибшие и частично сухие деревья. Практически отсутствует подрост деревьев. Нет кустарников. Растительность сформирована в один ярус. Постоянно выкашиваются травы, вследствие чего уничтожается подрост. Все это указывает на то, что деревья, произрастающие в данном сквере, в первую очередь лиственные породы, достигли своего предельного возраста, стареют и начинают погибать. Возобновления не происходит. Наблюдается постепенная деградация растительного сообщества.

Видовое разнообразие травянистой растительности в сквере не превышает 20 видов (табл. 15). Степень покрытия травянистой растительностью под деревьями в сквере составляет около 50%, а на открытых площадках достигает 80 %.

Таблица 15. Видовой состав травянистой растительности в сквере бывшего Шадринского собора (г. Благовещенск, июль 2008 г.) Одуванчик монгольский (Taraxacum mongolicum Hand.-Mazz.) Полынь обыкновенная (Artemisia vulgaris L.).

Бодяк щетинистый (Cirsium setosum (Willd.) Bieb.) Осот полевой (Sonchus arvensis L.) Пырей ползучий (Elitrigia repens (L.) Nevski) Щирица запрокинутая (Amaranthus retroflexus L.) Гравилат аллепский (Geum aleppicum Jacq.) Молочай двуцветный (Euphorbia discolor Ledeb.) Паслен черный (Solanum nigrum L.) Пастушья сумка обыкновенная (Capsella bursa-pastoris (L.) Medic.) Подорожник приземистый (Plantago depressa Willd.) Марь белая (Chenopodium album L.) Анализ состояния почвенных структур на территории сквера Шадринского собора свидетельствует, что в данном месте сложилось типичное техногенно почвенное образование, которое по современным классификациям характеризуется как стратизем антропогенно созданный [Росликова, 2006] (рис.18).

Рисунок 18 – Почвенный разрез в сквере бывшего «Шадринского собора».

На глубине 40 – 50 см прослеживаются слои, имеющие техногенное и насыпное происхождение, выше которых можно констатировать трансформацию почвенных горизонтов. Сформированы дерновый и гумусированный горизонты.

В городе Благовещенске много скверов, которые находятся на территории тех или иных предприятий и учреждений. Такие скверы, как правило, не являются местом отдыха горожан, а выполняют сугубо декоративную, озеленительную функцию. Примером таких объектов культурных насаждений урбанизированной территории являются скверы, расположенные на территории Дальневосточного государственного университета (ДальГАУ) и Всероссийского научно исследовательского института сои (ВНИИ сои).

Сквер на территории ДальГАУ расположен на южном склоне холма, на вершине которого находятся учебные корпуса. Форма участка по склону почти прямоугольная, площадь 2,3 га (рис. 19).

Рисунок 19 – Сквер на территории ДальГАУ на космическом снимке Перепад высот (от вершины к подножию холма) составляет 21 м. Профиль участка достаточно сложный, неоднородный. В некоторых местах крутизна склона достигает больших значений. На вершине и у подножья имеются ровные, выположенные участки. Основными древесными породами в этом сквере являются вяз мелколистный (Ulmus pumila), сосна обыкновенная (Pinus sylvestris) и береза даурская (Betula davurica). Реже в сквере встречается черемуха обыкновенная (Betula davurica), яблоня маньчжурская (Malus mandshurica (Maxim.) Kom.) и ивы (Salix caprea L., S. nipponika Franch. et Savat.). Характеристика растительности в этом сквере приведена в таблице 16.

Таблица 16. Характеристика растительности в сквере Дальневосточного государственного аграрного университета (г. Благовещенск, 2008 г.) породы, Травянистый:

Практически по всему скверу нет кустарниковых пород. Зеленое насаждение в этом сквере сформировано рядами из сосны обыкновенной и вяза мелколистного вдоль склона. Расстояние между рядами три метра, между деревьями в ряду до 4 метров. Разрывов между лентами не прослеживается. На склоне насаждение сформировано в один ярус. На ровных (выположенных) участках на вершине и у подножья черемуха обыкновенная, яблоня маньчжурская и ивы формируют второй ярус.

Состояние древесной растительности в этом сквере оценивается как «хорошее». Больных и погибших деревьев не отмечено. Фаза развития – «сбрасывание сучьев» [Погребняк, 1988], что характеризует его, как относительно молодое насаждение (сквер закладывался в середине 50-х годов прошлого века). Диаметр стволов вяза и сосны варьирует от 10 до 40 см. Густота насаждения высокая – от 1000 до 2400 шт./га (средняя 1300 шт./га).

Травянистая растительность под пологом древесных насаждений представлена крайне скудно, степень проективного покрытия травянистой растительностью невысока.

На склоне (особенно под соснами) травянистых растений вообще нет, очевидно, из-за смыва осадками. Здесь отсутствует листовой опад. Поверхность оголена, почвенный профиль не сформирован. Это участки с высокой эрозионной опасностью, что подтверждается наличием глубоких рытвин, образующихся в местах тропинок, идущих поперек склона. На выровненных участках, расположенных на вершине и у подножья, травянистая растительность присутствует, но из-за сомкнутости крон степень проективного покрытия низкая.

Сквер на территории Всероссийского научно исследовательского института сои представляет интерес еще и потому, что расположен в непосредственной близости от пустыря. Эти два элемента городской территории до определенного времени имели общую историю развития и изначально представляли собой элемент пойменно-лугового биоценоза с характерной для него растительностью. В году этот элемент природной среды расчленили на два. На одном из них началось строительство административно-лабораторного здания института, ввод которого в эксплуатацию произошел в 1978 году. В этом же году начинается благоустройство территории, примыкающей к нему. А другой участок с этого момента начинает превращаться в пустырь, испытывая все возрастающее антропогенное воздействие. В результате получилось два, совершенно отличных друг от друга и от естественной природной среды участка селитебной территории (рис.20).

Рисунок 20 – Космический снимок (2008 г.) пересечения улиц Воронкова и При строительстве института, из-за болотистого характера местности, территория, отведенная под строительство, была отсыпана грунтом, в состав которого преимущественно входил строительный мусор.

Через 5 – 10 лет после начала освоения данной территории вокруг участков сложилась типичная для селитебно-промышленной зоны среда. Пустырь ежегодно, а зачастую 2 раза в год (весной и осенью в периоды засухи) выжигается пожарами (рис. 21).

На момент начала исследований (2003 г.) возраст растительных сообществ можно оценить в 25 лет. За это время оба участка испытывают возрастающее антропогенное воздействие, к ним все ближе подходит городская застройка.

Вдоль улиц, обрамляющих пустырь, в свое время были высажены деревья.

На Игнатьевском шоссе аллея тополя душистого (Populus suaveolens) (возраст более 40 лет). На ул. Воронкова аллея тополя черного (Populus nigra) и вяза мелколистного (Ulmus pumila) (возраст 25 лет).

Рисунок 21 – Общий вид пустыря со стороны ул. Василенко в городе Благовещенске (фото 2007 г.) Среди тополей и вяза встречается ива скрытая (Salix abscondita Laksch.), которая, повидимому, появилась в результате самосева. Сам пустырь практически не заселен деревьями. Встречаются единичные, одно – двух летние побеги ив (Salix hastate, Salix caprea). Всего на пустыре произрастает порядка 30 видов растений (табл. 17).

Таблица 17. Видовое разнообразие и густота растений на пустыре (пересечение улиц Игнатьевское шоссе и Василенко, (г. Благовещенск, 2007 г.) Тысячелистник обыкновенный (Achillea millefolium L.) 17,6 ± 3, Полынь Гмелина (Artemisia gmelinii Web. ex Stechm.) 28,4 ± 8, Бодяк щетинистый (Cirsium setosum (Willd.) Bieb.) 2,8 ± 0. Крылатосемянник Радде (Pterocypsela raddeana (Maxim.) Shih) 1,2 ± 0. Одуванчик монгольский (Taraxacum mongolicum Hand.-Mazz.) 1,7 ± 0, Пепельник Кирилова(Tephroseris kirilovii (Turcz. ex DC.) Holub) 3,2 ± 0, Борщевик рассеченный (Heracleum dissectum Ledeb. ) 4,4 ± 1, Донник ароматный (Melilotus suaveolens Ledeb.) 1,2 ± 0, Бекмания восточная (Beckmannia syzigachne (Steud.) Fern.) 1,1 ± 0, Eжовник обыкновенный (куриное или петушье просо) (Echinoch- 5,4 ± 0, loa crusgalli (L.) Beauv.) Шерстяк мохнатый (Eriochloa villosa (Thunb.) Kunth) 10,4 ± 3, Ветровник вильчатый (Anemonidium dichotomum (L.) Holub) 3,2 ± 0. Репяшок мелкобороздчатый (Agrimonia striata Michx.) 1,5 ± 0, Ива козья (Salix caprea L.) - встречается редко Ива копьевидная (Salix hastata L.) – встречается редко Из травянистых растений в центре пустыря, в основном, преобладают полыни – Сиверса (Artemisia sieversiana Willd.), Гмелина (Artemisia gmelinii Web. ex Stechm) и пырей ползучий (Elitrigia repens (L.) Nevski), а вдоль одной из границ в понижении – камыш Ипполита (Scirpus hypollyti V. Krecz.) и осока Шмидта (Carex schmidtii Meinsh.).

Из-за постоянных пожаров процесс формирования растительного сообщества зациклился на самой ранней стадии. Наличие массового количества полыней говорит именно об этом. И эта стадия начинается всякий раз после очередного пожара.

Пустырь находится на окраине города. Здесь, до момента начала исследований, никаких работ не производилось. Можно считать и почвенные разрезы это подтверждают, что почва на пустыре является естественной и по современной классификации принадлежит к стволу синлитогенных, отделу аллювиальных, а по типу к аллювиальным остаточно пойменным (табл. 18).

Таблица 18. Морфологическое описание почвенного разреза на пустыре Первая надпойменная терраса реки Амур, северо-западный район г. Благовещенска, пересечение улиц Василенко и Игнатьевское шоссе, 200 м на север от ВНИИ сои. Растительность – рудеральная травянистая, редко ивы почва: бурозем аллювиальный остаточно-пойменный Темно-серый, сырой, корни растений, круглые конА/Bg 10-30 см креции до 3 мм., глинистый, переход резкий с затеками, языковатый.

30-50 см включения, черные конкреции, ржавые сизые пятна, Ежегодные пожары приводят к тому, что травянистый опад и дернина выгорают, поэтому в почвенном разрезе поверхностный слой представлен золой и остатками травянистой и листовой подстилки (0pir), прослеживается дерновый горизонт (Аd) и гумусовый со следами оглеения (1А/Bg), а ниже достаточно глубокое залегание почвообразующих глинистых материалов и песков.

По причине пожаров на пустыре отсутствует древесная и кустарниковая растительность, скудеет состав травянистой.

Территория сквера, примыкающего к ВНИИ сои, начинала озеленяться с момента ввода института (1978 г.) в эксплуатацию (рис. 22).

Рисунок 22 – Вид на территорию сквера Всероссийского научно исследовательского института сои в 1978 году (г. Благовещенск, фото из архива ВНИИ сои) За прошедшие годы участок ни разу не подвергался выжиганию в отличие от окрестных территорий (пустырь). Сквер правильной прямоугольной формы размерами, сопоставимыми с описанным выше пустырем.

Территория сквера так же, как и пустырь, ограничена с двух сторон асфальтовым покрытием внутриквартальной проезжей части и шоссейной асфальтированной дорогой, а с восточной стороны, отсыпанной и застроенной территорией Амурского государственного университета (АМГУ). Отсыпка и застройка прилегающей территории проводилась несколько позже начала формирования зеленого насаждения и получилась по уровню выше на 1 – 2 м. Общий профиль сквера выровненный, плоский. Одна часть, примыкающая к шоссе, немного заболочена.

При обустройстве территория сквера была выровнена и засажена саженцами хвойных и лиственных пород. Из древесных пород на данную территорию были высажены: ель сибирская (Picea obovata), сосна обыкновенная (Pinus sylvestris), береза плосколистная (Betula platyphylla), береза даурская (Betula davurica), тополь черный (Populus nigra), тополь корейский (Populus koreana), орех маньчжурский (Juglans mandshurica Maxim.), черемуха Маака (Padus maackii (Rupr.) Kom.), пузыреплодник амурский (Physocarpus amurensis (Maxim.) Maxim.), липа амурская (Tilia amurensis Rupr.), аралия высокая (Aralia elata (Miq.) Seem.). Одни из них представители естественных лесов, другие интродуценты. Наиболее интенсивные посадки проводились в 1979 году.

В 1980 – 1981 году высевались семена трав, обычно используемых для создания лугов (искусственных пастбищ) [Емельянов, 2008]: кострец безостный (Bromopsis inermis (Leys.) Holub), тимофеевка луговая (Phleum pratense L.), люцерна посевная (Medicago sativa L.), клевер луговой (Trifolium pratense L.), пырей ползучий (Elitrigia repens (L.) Nevski).

Все породы деревьев, саженцы которых были высажены в 1978 – 1980 гг., прижились. В настоящее время более 60% всех деревьев занимает ель (Picea obovata). Деревья ели опоясывают участок, создавая внутри закрытый от ветров участок, где произрастают другие породы. Внутри контура из елей, которые высажены в два ровных ряда, деревья других пород высажены хаотично, небольшими группами.

Под елями травянистый покров отсутствует, что характерно для таких насаждений. Хороший травянистый покров сформировался под лиственными породами. Из подсеваемых ранее трав сохранился только клевер. Травянистое разнообразие, сформировавшееся под пологом деревьев, представлено в таблице 19.

Не наблюдается антагонизма во взаимоотношениях тех или иных деревьев друг с другом. Практически все деревья находятся в хорошем состоянии. Нет больных и сухих деревьев. Сформировавшееся лесонасаждение можно оценить как многоярусное. В первом древесном ярусе ели и тополя, во втором черемухи и березы, в кустарниковом пузыреплодник амурский, леспедецa двухцветная (Lespedeza bicolor Turcz.), заселившаяся самосевом (рис. 23) Рисунок 23 – Общий вид сквера на территории Всероссийского научно исследовательского института сои в 2012 году Деревья достигли размеров 10 – 12 метров в высоту, 12 – 24 см в диаметре у ели, до 40 см у тополя, 10 – 15 см у березы. Деревья ели находятся в начале фазы сбрасывания сучьев, то есть нижние ветви засыхают и опадают. К настоящему времени уже видно, что посадка ели явно загущена, но на общем состоянии деревьев это пока не сказывается.

Произошла смена видового состава травянистого покрова. Это объясняется тем, что постепенно изменились экологические условия. На месте луговоболотного ценоза сформировался экотоп с древесно-кустарниковой растительностью, культурный образец лесной экосистемы. Травы, характерные для луга, исчезли, заселились травы, свойственные лесной растительности. Семена, повидимому, были занесены ветром, птицами, с посадочным материалом.

Таблица 19. Видовой состав травянистой растительности в сквере Всероссийского НИИ сои (г. Благовещенск, июль 2007 г.) Горошек ложносочевичный (Vicia pseudorobus Fisch. et Mey.) Клевер луговой (Trifolium pratense L.) Овсяница красная (Festuca rubra L.) Полевичка волосистая (Eragrostis pilosa (L.) Beauv.) Земляника восточная (Fragaria orientalis Losinsk.) Борец крупноносный (Aconitum macrorhynchum Turcz. ex Ledeb.) Мытник скипетровидный (Pedicularis sceptrum – carolinum L.) Вьюнок полевой (Convolvulus arvensis L.) Пастушья сумка обыкновенная (Capsella bursa-pastoris (L.) Medic.) Купена приземистая (Polygonatum humile Fisch. ex Maxim. Fisch.) Осока Шмидта (Carex schmidtii Meinsh.) Подорожник приземистый (Plantago depressa Willd.) Марь белая (Chenopodium album L.) С целью оценить влияние растительного сообщества сквера на состояние почвенного покрова в нескольких точках сквера в 2006 году были выполнены почвенные разрезы. Морфологическое описание одного из них приведено в таблице 20.

В сквере наблюдается типичное антропогенное почвенное образование – стратозем, имеющий насыпной характер. В почвенных разрезах четко выделяется горизонт (0) листового и травянистого опада (до 4 см), в состав которого входят опавшие и неперегнившие листья, сучья и прошлогодняя трава. Далее идет горизонт, который обозначается как дерновый (Uh), так как в нем отмечается частицы почвы светло-серой структуры и много корней травянистых растений. Этот горизонт достигает 6 см.

Таблица 20. Морфологическое описание почвенного разреза в сквере ВНИИ сои (г. Благовещенск, 2007 г.) Первая надпойменная терраса реки Амур, северо-западный район г. Благовещенска, пересечение улиц Василенко и Игнатьевское шоссе, сквер на территории ВНИИ сои, растительность – культурное насаждение: ели, сосны, березы, кустарник, разнотравье.

почва: стратозем естественно нарушенный Светло-серый, пылевато-комковатый, легкий суглинисм стый, корни, влажный, переход резкий 150 – 185 Цвет ржавый, серо-темнобурый, структура глинистая, При озеленении сквера на территорию наносился слой плодородной почвы, остатки которой, по-видимому, и представлен в этом горизонте. Дерновый горизонт меньше под хвойными породами и на вытоптанных местах (тропинках). Ниже идет горизонт (Ua), представляющий остатки материалов, которыми данный участок отсыпался (гравий, песок, щебень). Глубже (50 см и более) так же, как и на пустыре, начинаются горизонты почвообразущих пород – глинистые материалы и пески (UС,C,1С).

За 25 лет на данном участке, изначально практически не имевшем плодородной почвы, начинает формироваться почвенный профиль с наличием дернового и плодородного горизонтов. Почвенный профиль начинает соответствовать таковым для естественного лесного насаждения.

Таким образом, на селитебно-промышленной территории города Благовещенска не сохранилось ни одного уголка естественной природной среды. Это подтверждается результатами исследований, которые показывают практически полное отсутствие в городских зеленых насаждениях основного представителя окрестных лесов – дуба монгольского, что соответствует выводам, сделанным В.Г. Коратаевым [1989].

В зеленых насаждениях города деревья представлены аборигенными и интродуцированными видами. К первой категории относятся два вида тополей (душистый и осина), вяз мелколистный, два вида берез (плосколистная и даурская), черемуха обыкновенная, ясень маньчжурский и ивы (скрытая, ниппонская). К интродуцентами относятся 4 вида тополей (черный, корейский, Симона и белый) и клен негундо. Вовлечение интродуцентов в растительные сообщества урбанизированных территорий считается перспективным направлением фитодизайна. В.М.

Урусов [2010] отмечает, что это, объясняется тем, что люди с одной стороны, возвращают в поселения исчезнувшие (чаще всего в результате человеческой деятельности) элементы экосистем, а с другой, в регулярные посадки вводятся инорайонные виды, обладающие теми или иными преимуществами перед аборигенными.

В составе растительности уличных аллей, скверов и парков города Благовещенска произрастает всего около 20 наименований деревьев. Основные представители дендрофлоры в городских насаждениях тополя и ильмы, значительно реже в посадках отмечаются клены, ясени и березы. Очень мало хвойных деревьев, что, по мнению О.Н. Ухваткиной [2007], приводит к уменьшении устойчивости насаждений, увеличению риска эпитофий и других неблагоприятных тенденций.

Скуден видовой состав травянистых растений на селитебно-промышленной территории города. Травы представлены рудеральными видами. Видовое разнообразие не превышает 30 наименований, преобладают полыни. В литературе отмечается, что травянистые фитоценозы города обычно имеют в своем составе более 50% сорных растений [Салагаев, 2002], и преобладание сорняков в населенных пунктах является экологосанитарной проблемой [Ильминских, 1993].



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 


Похожие работы:

«Робенкова Татьяна Викторовна ПСИХОТИПОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АДАПТАЦИИ СТУДЕНТОВ КОЛЛЕДЖА 03.00.13 – физиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель : доктор биологических наук, профессор В.Н. Васильев Томск - 2003 ОГЛАВЛЕНИЕ. ВВЕДЕНИЕ..7 ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.. 1.1.Современный подход к проблеме адаптации студентов. 1.1.1. Роль стресса в...»

«КОЗЛОВА Юлия Олеговна РАЗРАБОТКА ТЕХНОЛОГИИ ПРЕ- И ПОСТНАТАЛЬНОЙ ДИАГНОСТИКИ ГРУППЫ СИНДРОМОВ, ОБУСЛОВЛЕННЫХ МИКРОДЕЛЕЦИЕЙ 22q11.2 03.02.07 – генетика Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель : доктор биологических наук, профессор Т.В. Золотухина Москва 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования...»

«Лыкшитова Людмила Станиславовна ЭКОЛОГО - БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АДАПТАЦИИ MALUS BACCATA (L ), ULMUS PUMILA (L ), SYRINGA VULGARIS( L. ) К ВОЗДЕЙСТВИЮ ФАКТОРОВ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ 03.02.01 – ботаника (биологические науки) 03.02.08 – экология (биологические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой...»

«Баканев Сергей Викторович Динамика популяции камчатского краба (Paralithodes camtschaticus) в Баренцевом море (опыт моделирования) Специальность 03.00.18 – Гидробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель – доктор биологических наук, профессор А. В. Коросов Мурманск – 2009 Содержание Введение... Глава 1....»

«Бабоша Александр Валентинович МНОГОФАЗНЫЙ ХАРАКТЕР КОНЦЕНТРАЦИОННОЙ ЗАВИСИМОСТИ ДЕЙСТВИЯ ФИЗИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ НА РОСТ РАСТЕНИЙ И УСТОЙЧИВОСТЬ К ФИТОПАТОГЕНАМ Специальность 03. 01. 05 – Физиология и биохимия растений Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Москва – 2014 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ Основные представления о природе...»

«Захаров Алексей Борисович Дендроиндикация загрязненности окружающей среды урбанизированных территорий на примере искусственных популяций сосны обыкновенной (Pinus sylvestris L.) Балахнинской низменности 03.02.08 – экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель :...»

«УДК 612.821.6; 612.825 НОВИКОВА Маргарита Робертовна РОЛЬ ОРБИТО-ФРОНТАЛЬНОЙ КОРЫ И ГИППОКАМПА В АДАПТИВНО-КОМПЕНСАТОРНЫХ ПРОЦЕССАХ ПРИ ПОРАЖЕНИИ СТВОЛА МОЗГА КРЫС Специальность 03.00.13 Физиология Биологические наук и Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научные руководители: Д.б.н., проф. В.П.Подачин Д.б.н. Е.В.Шарова Москва – СОДЕРЖАНИЕ: Стр. ОГЛАВЛЕНИЕ.. ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1....»

«СЕРГЕЕВА ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВНА ПРИМЕНЕНИЕ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ЗАКВАСОК ДЛЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ МЯСНОГО СЫРЬЯ И УЛУЧШЕНИЯ КАЧЕСТВА ПОЛУЧАЕМОЙ ПРОДУКЦИИ Специальность 03.01.06 – биотехнология ( в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Доктор биологических наук, профессор Кадималиев Д.А. САРАНСК ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»

«ПОПОВ АНАТОЛИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ ФАУНА И ЭКОЛОГИЯ ТАМНО – И ДЕНДРОБИОНТНЫХ ПИЛИЛЬЩИКОВ (HYMENOPTERA, SYMPHYTA) ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЯКУТИИ 03.02.05 – энтомология Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель : доктор биологических наук Н.Н. Винокуров Якутск – ОГЛАВЛЕНИЕ Введение. Глава 1. История исследований пилильщиков...»

«Пильганчук Оксана Александровна ГЕНЕТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА НЕРКИ, ONCORHYNCHUS NERKA (WALBAUM), ПОЛУОСТРОВА КАМЧАТКА 03.02.07 – генетика Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель : кандидат биологических наук Н.Ю. Шпигальская Петропавловск-Камчатский – ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.....»

«ЧУДНОВСКАЯ ГАЛИНА ВАЛЕРЬЕВНА БИОЭКОЛОГИЯ И РЕСУРСЫ ЛЕКАРСТВЕННЫХ РАСТЕНИЙ ВОСТОЧНОГО ЗАБАЙКАЛЬЯ Специальность 03.02.08 – Экология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант : Чхенкели Вера Александровна, доктор биологических наук, профессор Иркутск – СОДЕРЖАНИЕ Введение.. Глава 1. Обзор литературы по состоянию проблемы исследований ресурсов лекарственных растений.. 1.1...»

«Вознийчук Ольга Петровна ПРОСТРАНСТВЕННАЯ СТРУКТУРА И ОРГАНИЗАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ НАЗЕМНЫХ ПОЗВОНОЧНЫХ ЦЕНТРАЛЬНОГО АЛТАЯ 03.02.04 – зоология Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель : доктор биологических наук, профессор Ю.С. Равкин Горно-Алтайск – ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.