WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 


На правах рукописи

Эльмурзаев Имаран Ярагиевич

Инакомыслие в период правления Екатерины II

и деятельность органов государственной власти

по его подавлению: историко-правовое исследование

Специальность 12.00.01 теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

Автореферат диссертации на соискание

ученой степени кандидата юридических наук

Краснодар, 2010 2 Диссертация выполнена в Кубанском государственном аграрном университете

Научный руководитель:

Рассказов Л.П. – доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Официальные оппоненты:

Цечоев Валерий Кулиевич - доктор юридических наук, профессор Упоров Иван Владимирович - доктор исторических наук, кандидат юридических наук, профессор

Ведущая организация – Южный федеральный университет

Защита диссертации состоится 3 марта 2010 г. в 16 час., в ауд. 215 на заседании диссертационного совета по присуждению ученой степени доктора юридических наук ДМ 220.038.10 при Кубанском государственном аграрном университете (350044 Краснодар, ул. Калинина,13).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кубанского государственного аграрного университета (350044 Краснодар, ул. Калинина,13).

Автореферат разослан "" _ 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор юридических наук, профессор Камышанский В.П.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. В общественнополитической истории России годы правления Екатерины II в. характерны прежде всего тем, что заметно повысилась (после петровской эпохи) интенсивность преобразований в государственной сфере. Екатериной II Просвещения, что нашло отражение, например в ее известном Наказе уложенной комиссии. В этом смысле е правление нередко называют эпохой просвещенного абсолютизма. В долгое царствование Екатерины II был проведн курс реформ в социально-политической жизни России, направленный на е модернизацию и укрепивший государственную власть в стране. В частности, законодательная деятельность императрицы отвечала духу времени, новым европейским веяниям и идеям, которые принесла с собой в XVIII в. новая эпоха. Вместе с тем годы правления императрицы наполнены весьма противоречивыми событиями и процессами. «Золотой век русского дворянства» был одновременно веком пугачвщины и укрепления крепостничества, а «Наказ» и Уложенная комиссия, сформированная из представителей разных сословий, сопрягались с гонениями оппонентов политической власти.
Так, одобрительно отзываясь о многих либеральных идеях в переписке в Вольтером, Дидро и другими мыслителями, императрица не допускала их распространения в России. Официальная государственная идеология российского абсолютизма при Екатерине II оставалась прежней. Однако своеобразная «оттепель», возникшая как следствие развития образования, науки, издательского дела, а также влияние буржуазных революций в Западной Европе привели к генерации представителей достаточно высоких сословий, которые стали публично высказывать политико-идеологические соображения, не во всем согласные с государственной идеологией, критиковать (как правило, косвенно, зачастую посредством сатиры) существующие порядки.

Возникло определенное противостояние между властью и этими представителями (Новиков, Радищев, Фонвизин и др.), которых в совокупности есть основания считать первыми инакомыслящими в России. В этом контексте указанные и другие противоречия пока не нашли достаточного освещения в историкоправовой литературе. В частности, неисследованным является вопрос о причинах возникновения инакомыслия, видах и формах его проявления. Требует дополнительного изучения политико-правовые взгляды первых инакомыслящих, учитывая, что они прямо не призывали к революции и, более того, большинство из них не считали нужным менять монархический строй, однако одновременно они выражали идеи, связанные, как правило, с необходимостью более справедливых социальных отношений, изменения законодательства в сторону расширения прав и свобод человека. В связи с развитием инакомыслия стали меняться и способы борьбы государства с этим явлением, при этом действия инакомыслящих расценивались как преступления против государства (таковым было квалифицировано, например, издание Радищевым книги Путешествие из Петербурга в Москву). Соответственно требует дополнительного осмысления деятельность государственного карательного механизма по борьбе с такого рода государственными преступлениями в контексте противостояния официальной государственной идеологии и инакомыслия, имея в виду, что такого рода противостояние впервые стало приобретать формы, которые уже значительно позже станут именоваться феноменом диссидентства. Историко-правовой анализ заявленной проблематики требует также уточнения ряд теоретических позиций, имеющих неоднозначное толкование, в частности, это касается понятия и содержания, таких категорий, как государственная идеология и инакомыслие. В указанных историко-правовых аспектах данная проблематика на диссертационном уровне еще не исследовалось.

Степень разработанности темы. Отдельные стороны проблематики, связанной с борьбой абсолютизма с государственными преступлениями в годы правления Екатерины II, к которым относилось и инакомыслие, были предметом исследования в работах различных авторов и разных эпох – как периода Империи, так и советского и современного периодов. Различные аспекты затрагивались в работах таких ученых, как Анисимов Е.В., Голикова Н.Б., Баршев Я.И., Бернер А.Ф., Богоявленский С., Бобровский П.О., Брикнер А.Г., Веретенников В.И., Голиков И.И., Есипов Г. В., Владимирский-Буданов М.Ф., Кистяковский А.Ф., Сергеевский Н.Д., Сергеевич В.И., Дмитриев Ф.М., Беляев И.Д., Бобровский П.О., Виленский В.Б., Линовский В.А., Фойницкий И.Я., ЧебышевДмитриев А. О., Семевский М.И., Сокольский В.В., Эйдельман Н.Я., Самойлов В.И., Плугин В., Петрухинцев Н.Н., Павленко Н.И., Овчинников Р.В., Лурье Ф.М., Кургатников А.В., Корсаков Д.А., Каменский А.Б., Зуев А.С., Миненко Н.А., Ефремова Н.Н., Ерошкин Н.П., Голубев А.А., Власов Г.И., Гончаров Н.Ф.

и др. Однако авторы исследований изучали, как правило, только отдельные вопросы уголовно-политического процесса, оставляя вне поля зрения сущность и формы противостояния официальной государственной идеологии и инакомыслия. Кроме того, не подвергалась историко-правовому анализу взаимосвязь материального и процессуального права, системы следственных и судебных органов и другие аспекты уголовного судопроизводства по политическим делам, связанных с инакомыслием в екатерининскую эпоху. Соответственно специальных и обобщающих историко-правовых исследований об инакомыслие в период правления Екатерины II и деятельности органов государственной власти по его подавлению в современной юридической литературе до сих пор не было.

Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом исследования является процесс возникновения и развития инакомыслия в годы правления Екатерины II и деятельность государства по его подавлению Предмет исследования составляют политико-правовые взгляды Радищева, Новикова и других инакомыслящих последней трети XVIII в., законодательные акты уголовнопроцессуального характера, правоприменительные акты, касающиеся уголовнополитической сферы, решения органов политического сыска по конкретным делам в отношении инакомыслящих, практика проведения отдельных следственных действий, порядка вынесения и исполнение приговоров, а также научные труды по этой теме.

Хронологические рамки диссертационного исследования охватывают в своей основе российскую историю периода 1762-1796 гг., то есть годы правления Екатерины II. Вместе с тем в работе затрагиваются отдельные аспекты развития истоков инакомыслия и практики государственного карательного аппарата по его подавлению и в более ранний период XVIII в., что необходимо для лучшего понимания закономерностей рассматриваемых общественнополитических отношений и учитывая, что основные законодательные акты, регулирующие уголовно-политический процесс, были выработаны в первой половине XVIII в.

Цель и задачи исследования. Основная цель диссертационного исследования заключается в комплексном изучении особенностей возникновения и развития инакомыслия в годы правления Екатерины II и деятельности государства по его подавлению и получении на основе этого приращения историкоправовых знаний, позволяющих более эффективно использовать опыт взаимоотношений власти и оппозиции в современной России.

Для реализации этой цели поставлены следующие исследовательские задачи:

- раскрыть политико-правовую характеристику инакомыслия в России «просвещенного» абсолютизма;

- утончить понятия государственной идеологии и инакомыслия, выявить концепцию их взаимоотношений в XVIII в.;

- исследовать виды и формы выражения инакомыслия;

- проанализировать общественно-политические взгляды инакомыслящих (Радищев, Новиков, Фонвизин, Щербатов, Десницкий);

- дать характеристику государственному репрессивному механизму и показать особенности его реализация при подавления инакомыслия;

- изучить административно-уголовные меры борьбы с инакомыслием и их процессуальное закрепление;

- исследовать статус органов политического сыска и следственносудебную деятельность по преследованию инакомыслия;

- исследовать уголовно-политический процесс над Радищевым как наиболее характерном представителе инакомыслия в годы правления ЕкатериныII.

Методология исследования основывается на методах материалистической диалектики, историзма и системности научного анализа, являющиеся общепринятыми в историко-правовом исследовании. Характер диссертационного исследования обусловил также применение таких методов, как статистический, сравнительно-правовой, анализа и синтеза и др. В процессе исследовательской работы диссертантом использовались результаты исследований, содержащиеся в научных трудах дореволюционных, советских и современных авторов. Автором использовались материалы архивов, а также ряд литературных и публицистических работ, где в той или иной мере находила отражения исследуемая проблематика. Нормативно-правовой базой диссертационного исследования послужили законы и другие правовые акты, которые регламентировали различные аспекты издательской деятельности, позволившей инакомыслящим донести свои идеи до общества, а также правовые акты, регламентирующие ответственность за совершение государственных преступлений, включая издание «крамольных» книг, за что в своей основе инакомыслящие подвергались юридической ответственности.

Научная новизна исследования определяется тем, что впервые осуществлено монографическое комплексное научное историко-правовое исследование особенностей возникновения и развития инакомыслия в годы правления Екатерины II и деятельности государства по его подавлению. В работе с историко-теоретических позиций уточняются понятия официальной государственной идеологии и инакомыслия. Раскрываются причины появления и основные тенденции развития инакомыслия в рассматриваемый период. Классифицируются виды и формы инакомыслия в годы правления Екатерины II. Обобщаются политико-правовые взгляды инакомыслящих с точки зрения их противостояния государственной идеологии (абсолютизму) того времени. Дается оценка позиции власти по отношению к инакомыслящим и их опубликованным работам и показывается ее трансформация этой позиции. Раскрывается содержание уголовного судопроизводства по политическим делам, включая исследование норм как материального, так и процессуального права, структурного развития основных карательных органов политического сыска, особенностей производства отдельных следственных действий, содержания и исполнения приговоров по государственным преступлениям. Автором проанализирован ряд правовых актов, которые еще не были предметом научного исследования с точки зрения выявления закономерностей развития уголовно-процессуальных процедур при совершении преступлений против государственной власти. В работе показана роль Екатерины II в реализации конкретных уголовно-политических дел. Диссертант выявляет заданность многих уголовно-политических процессов в рассматриваемый период в угоду верховной власти.

В результате проведенного исследования разработаны следующие основные положения, выносимые автором на защиту:

1. Понятие «государственная идеология» вошло в оборот со второй половины ХIХ в., при этом ее наличие является объективным явлением, поскольку власть в любом государстве в своей деятельности руководствуется вполне определенными принципами, отражающимися в принимаемых государством решениях, нормативно-правовых актах, в которых очерчиваются контуры государственной идеологии. В демократических государствах официальной идеологии в рамках политической конкуренции противостоит легальная оппозиция. В России же длительное время имел место характерный для авторитарнототалитарных государств институт инакомыслия – выражение иных, помимо официальных, точек зрения в части развития общественно-политических отношений, а также критика существующих порядков, влекшие за собой применение репрессивных мер. Инакомыслие как общественно-политическое явление в современном его понимании сформировалось в период правления Екатерины II (завершающая треть XVIII в.), когда появились интеллектуалы, как правило, выходцы из высокосословных слоев, распространявшие в обществе сочинения, в которых подвергалась критике деятельность государственной власти. И тогда же сформировалась и действовала вплоть до распада СССР концепция взаимодействия государственной идеологии и инакомыслия, заключавшаяся в том, что власть нетерпимо относилась к инакомыслящим и расценивала распространение иной общественно-политической идеологии как преступление.

2. Инакомыслие в завершающей части XVIII в. подразделялось на следующие основные виды: публицистика (включая сатиру); художественная литература; сочинения научного характера, то есть основной критерий классификации заключался в литературных жанрах. При этом следует иметь в виду, что указанные виды нередко взаимопереплетались, поскольку тогда четкого их разделения не существовало. Помимо этого в качестве разновидности инакомыслия в некоторой степени можно считать бытовые разговоры, в которых их участники обсуждали политические вопросы. Формы выражения инакомыслия также не отличались многообразием (печатание отдельных книг; печатание статей и иных трудов в журналистской периодике). Митинги, листовки, «самиздат», которые также ассоциируются с инакомыслящими, появятся в России значительно позже. Именно в книгах и журналах инакомыслящие помещали свои воззрения, используя различные литературные жанры. В этой связи достаточно отчетливо проявляется ситуация, при которой появление инакомыслия корреспондирует с развитием в России печатного дела.

3. Проявление инакомыслия в рассматриваемый период истории России в целом не представляло собой радикального противопоставления позиций инакомыслящих официальной государственной идеологии. В значительной степени это объяснялось тем, что инакомыслящие в силу социального происхождения несли в себе психологию «нормального» социального неравенства. На определенном этапе своей жизни их мировоззрение стало корректироваться, и они свои взгляды, расходящиеся с государственной идеологией, стали распространять в обществе. Это была преимущественно критика существующего общественно-политического и социально-экономического положения в стране по отдельным проблемам с акцентом на несправедливость с косвенным возложением вины за имевшиеся недостатки на правящую элиту, причем персонально Екатерину II прямо не критиковали.

4. Екатерина II в силу своих личностных качеств в первые годы царствования позволяла развиваться инакомыслию, но позже, особенно после пугачевского восстания, она поменяет свою позицию практически на противоположную. Как представляется, это объясняется прежде всего тем, что ей, по статусу абсолютному монарху, на определенном этапе пришлось делать выбор – либо сохранение и укрепление абсолютистской власти со всеми вытекающими привилегиями, либо следование западноевропейскому либерализму, которому она питала определенные симпатии – совмещения быть не могло по определению по причине совершено разных, конфликтующих общественно-политических концепций. И выбор был сделан, причем вполне ожидаемый, учитывая сложившиеся самодержавные отношения в России.

5. Общественно-политические взгляды представителей инакомыслия в годы правления Екатерины II отличались как по глубине их обоснования, так и по способам выражения. Наиболее радикально был настроен А.Н. Радищев, полагавший, что абсолютистский строй себя изжил и должен быть заменен республикой. Радищев выступал и как теоретик, и как публицист, резко критикуя существующее положение в России. На формирование его взглядов значительное влияние оказали французские либеральные мыслители, и прежде всего Руссо. В работах Радищева императрица обнаружила призыв к бунту, посягательство на ее власть, чем и объясняется чрезвычайно жесткая репрессия в отношении Радищева. В отличие от Радищева, Новиков делал акцент на журналистсколитературной деятельности, и также подвергал критике, в основном в сатирической, иносказательной форме действующие в России порядки, причем настолько сильно, что был репрессирован в уголовном порядке. При этом по своим взглядам он не был противником монархии, но ратовал за равенство людей.

Другие инакомыслящие (Фонвизин, Щербатов, Десницкий и др.) были более умеренные в своей критике, но всех их объединяли идеи, предусматривающие ограничение «самовластия» в рамках монархической формы правления, укрепление представительной составляющей во властеотношениях, наличие естественных прав людей, обеспечение справедливости в содержании законов и отправлении правосудия.

6. В годы правления Екатерины II, как и ранее, власть вела активную и жесткую борьбу против посягательств на существующий политический строй.

Инакомыслие представляло собой часть таких посягательств. Соответственно власть предпринимала ряд шагов по противодействию инакомыслию. В числе административных мер борьбы с инакомыслием на первом месте была цензура – к тому времени она уже функционировала, хотя и не была закреплена законодательно на системном уровне. В уголовно-правовом порядке действия инакомыслящих квалифицировались как государственные преступления, причем применялись нормы актов, начиная с Соборного уложения 1649 г.

7. Политическим сыском и предварительным следствием по делам инакомыслящих занималась Тайная экспедиция, которая действовала под личным и непосредственным контролем Екатерины II, и в этом она сохраняла подход своих предшественников. Органам политического сыска был придан особый статус в системе органов государственной власти, делавший их деятельность фактически бесконтрольной. По особо важным политическим делам судопроизводство осуществлялось по тщательно продуманной процедуре, которая нормативно так и не была закреплена. При этом в состав специально учреждаемых для этого сначала следственных комиссий, а затем судейских коллегий подбирались лично монархом исключительно преданные ему чиновники. Само следствие и суд велись по заданным направлениям, и исход дел был ясен заранее, хотя приговор мог отличаться от намеченного, но не существенно. Оставаясь один на один (институт адвокатуры еще не появился) со следователями Тайной экспедиции, обвиняемые инакомыслящие, несмотря на отмену пыток, неизменно признавали свою вину, каялись и просили о милосердии, что свидетельствует о традиционном в России страхе перед тайной полицией.

8. Во время рассмотрения дела Радищева в Палате уголовного суда и в Сенате ему не был задан ни один вопрос по сути обвинения, связанного с «крамольным» содержанием его книги «Путешествие из Петербурга в Москву», соответственно в приговоре и определении не было упомянуто ни одного фрагмента книги, а материалы предварительного следствия не были переданы в суд, который фактически расследовал дело с нуля, сосредоточив все внимание на поиске сообщников и выяснении адресатов распространенных экземпляров книги. Возникает вопрос: на основании чего суд сделал вывод о криминальном характере содержания самой книги, если об этом не было никакого обсуждения, а признание Радищева носило общий характер? Ответ кроется в кратком указе Екатерины II о предании Радищева суду Палаты уголовного суда от июля 1790 г., в котором Радищев без какого-либо обоснования уже был объявлен преступником, при этом конкретных обвинений не содержалось. Такой ход императрицей был сделан не случайно – ей не хотелось в принципе выносить на публичное обсуждение негативные факты российской действительности, описанные Радищевым в очень резкой форме и с явным намеком на ответственность за них самой императрицы, то есть могло получиться обсуждение политического строя, и резонанс мог быть серьезным, а вместе с ним могли появиться предпосылки расшатывания политических устоев. Такая позиция свидетельствует о том, что власть стала всерьез опасаться инакомыслия, причем настолько, что были отвергнуты закрепленные в законе элементарные принципы правосудия, а инакомыслящий Радищев на основе только личного мнения императрицы был приговорен первоначально к смертной казни с последующей ее заменой ссылкой.

Теоретическое значение исследования. Результаты диссертационного исследования позволяют существенно расширить знания об истории российской общественно-политической мысли, российского права в целом и уголовного судопроизводства в частности. Теоретические положения, содержащиеся в диссертационном исследовании, могут представить определенный научный интерес в изучении истории взаимоотношений власти и оппозиции, а также при исследовании развития форм судопроизводственной деятельности в нашей стране.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что собранный и обобщенный историко-правовой материал может быть использован в учебном процессе при изучении историко-правовых дисциплин, а также соответствующих разделов ряда других правовых дисциплин (история политических и правовых учений, уголовный процесс и др.). Он представит также интерес для законодателя при совершенствовании политической системы в России.

Апробация результатов исследования. Наиболее важные результаты диссертационного исследования нашли отражение в авторских публикациях.

Научные, педагогические работники, работники правоохранительных органов, общественных организаций могли ознакомиться с основными положениями диссертации на научно-практических конференциях в Краснодаре, Уфе, Ростове-на-Дону, Ставрополе, в работе которых участвовал диссертант.

Структура диссертации определена характером и объемом научного исследования и включает в себя введение, две главы, объединяющие шесть параграфов, заключение и библиографический список.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Первая глава «Политико-правовая характеристика инакомыслия в России «просвещенного» абсолютизма» включает в себя три параграфа.

В первом параграфе «Государственная идеология и инакомыслие: понятие и концепция взаимоотношений в XVIII в.» в его начале рассматривается понятийный аппарат, а именно уточняются понятия «инакомыслие» и «государственная идеология». Это необходимо сделать потому, что понятие «инакомыслие» еще только сравнительно недавно стало входить в научный оборот, а понятие «государственная идеология» уже длительное время, начиная со второй половины XIX в., является дискуссионным. Автор анализирует разные точки зрения и формулирует собственную позицию. Указывается, в частности, что инакомыслие связывается с политической составляющей общественных отношений. Еще один важный признак инакомыслия заключается в том, что инакомыслие предполагает наличие и обнародование взглядов, отличающихся от официальной государственной идеологии, а также ее публичной критикой.

Инакомыслие в таком понимании появляется при Екатерине II. Что касается государственной идеологии, то таковая существовала всегда – с момента возникновения государства вообще, и отсутствие теоретических разработок в какуюлибо эпоху не говорит о том, что государственная идеология отсутствовала: в любом случае монарх, в наибольшей степени олицетворявший государство, в своей деятельности руководствовался определенными принципами. Например, Петр I в толковании к Артикулу воинскому 1715 г. дал настолько четкое определение самодержавной абсолютной власти монарха, что оно сохранилось на все последующее время существования абсолютизма в России: «Кто против его величества особы хулительными словами погрешит, его действо и намерение презирать и непристойным образом о том разсуждать будет, оный имеет живота лишен быть, и отсечением главы казнен. Толкование. Ибо его величество есть самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен. Но силу и власть имеет свои государства и земли, яко христианский государь, по своей воле и благомнению управлять. И яко же о его величестве самом в оном артикуле помянуто, разумеется тако и о его величества цесарской супруге, и его государства наследии» (арт. 20). Диссертант полагает, что здесь достаточно четко и жестко отражена суть государственной идеологии российского абсолютизма эпохи начала ХУIII в., несмотря на отсутствие столь же четкого теоретического обоснования (в современном его понимании). При этом автор в целом солидаризируемся с подходом, согласно которому государственная идеология обычно фиксируется в конституциях или других законах. В рассматриваемый период ХУIII в. существенное значение имели и иные документы, исходящие от монарха и характеризующие государстенную идеологию, в частности, известный «Наказ» Екатерины II 1767 г. как раз очень ярко характеризует официальную государственную идеологию того времени.

Давая далее общую характеристику XVIII веку с позиций господствующей тогда государственной идеологии, диссертант отмечает, что в отечественной истории это столетие характерно тем, что приход к власти монархов после Петра I происходил, как правило, в результате интриг среди высшей аристократии и приближенных к трону высокопоставленных чиновников при активном участии гвардии, что послужило основанием называть это столетие эпохой «дворцовых переворотов». Обязательным следствием дворцового переворота было уголовно-политическое преследование соперников победителей в схватке за власть. Здесь очень важно подчеркнуть то обстоятельство, что смена монархов на престоле совершенно не изменяла сущности абсолютизма как формы государственного правления, то есть государственная идеология оставалась прежней в своей основе, хотя в правлении каждого монарха имелись свои особенности, и в работе они раскрываются.

После сформирования абсолютизма в петровскую эпоху, во второй половине XVIII в., произошла стабилизация политической системы, были выработаны новые формы взаимоотношений между монархией и обществом. Это не были какие-либо письменные взаимные обязательства в виде конституционного закона, скорее императорской властью были осознаны пределы ее возможностей, которые она старалась не переступать, понимая, что в противно случае трон может закачаться. Именно эта необходимость самоограничения обусловила и относительную успешность царствования Екатерины II, которое завершилось без очередного дворцового переворота. Необходимость считаться с общественным мнением стала неотъемлемой чертой государственной системы и легла в основу государственной идеологии, получившей название «просвещенного абсолютизма». Заметным политико-методологическим отличием ее от традиционного абсолютизма являлась двойственность проводимых мероприятий. С одной стороны, власть активно противодействовала попыткам изменениям существующей системы, но с другой – была вынуждена время от времени делать частичные уступки требованиям общества. Так, Екатерина II в первые годы после прихода к власти организовала созыв и работу Уложенной комиссии (1767–1769 гг.), ограничившейся, правда, лишь чтением наказов, санкционировала создание Вольного экономического общества. И все же главным направлением во внутренней политике оставалось стремление сохранить сложившиеся отношения в неизменном виде, для чего использовалась, причем очень жестко, вся карательная мощь государства, характеристика которой дается в диссертации.

Затем автор раскрывает истоки инакомыслия в XVIII в., называя, в частности, имена Посошкова и Прокоповича и обосновывая позицию, согласно которой эпоха таких мыслителей была своеобразным переходным периодом, поскольку именно в эти десятилетия была подготовлена почва для возникновения уже принципиальной новой волны мыслителей, которых не было ранее и которых уже можно относить к инакомыслящим в современном понимании этого термина. «Новые мыслители», ставшие олицетворением начального периода формирования инакомыслия в истории России, появляются при Екатерине II, которая невольно этому способствовала, показывая интерес к западным либеральным идеям и стремясь предстать перед Европой в более приглядном, современном виде – здесь налицо влияние обрушившихся на Европу буржуазных революций. На этом фоне сформировались критики существующего строя, и прежде всего Н.И. Новиков и А.Н. Радищев, которые, правда, избегали прямо указывать на императрицу как объекта своей критики (это время в России придет позже, вместе с декабристским движением). Помимо этих инакомыслящих, появлялись и интеллектуалы, причем в достаточном количестве, которых с определенной долей условности можно считать инакомыслящими (М.М. Щербатов, Д.И. Фонвизин, С.Е. Десницкий, И.П. Пнин, Н.И. Панин, Я.П. Козельский и др.). В их работах звучала мысль о необходимости политического переустройства, поскольку абсолютизм явно тормозил развитие России. Это подтвердило и пугачевское восстание. Однако, как и ранее, правящая элита не прислушалась к новым веяниям – инакомыслящие были преследуемы, а восстание жестоко подавлено.

Во втором параграфе «Виды и формы выражения инакомыслия» отмечается, что, поскольку инакомыслие в современном его понимании возникло в период правления Екатерины II, то и классификация видов инакомыслия тогда была относительно небольшой. Исходя из этого автор обосновывает свою классификацию, в концентрированном виде изложенную в положениях. выносимых на защиту. Наиболее выпукло инакомыслие проявлялось прежде всего в публицистике – характерными являлись, например, работы М.М. Щербатова («О повреждении нравов в России» и др.). В художественной литературе инакомыслие проявлялось через образы, например, у Д.И. Фонвизина в его комедиях. Из научного вида инакомыслия выделяется С.Е. Десницкий («Представление о учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской империи» и др.). А у А.Н. Радищева, например, все виды инакомыслия присутствовали в одном произведении («Путешествие из Петербурга в Москву»), при этом у него были также работы и иных жанров по отдельности. Вместе с тем, по мнению диссертанта, к инакомыслию не относятся обсуждения текущих проблем правительственной деятельности с участием официальных высокопоставленных лиц, в процессе которых также высказывались разные мнения. Так, в начальный период правления Екатерины II, когда она, очевидно, в наибольшей степени склонялась к либерализму, довольно активно обсуждались дворянские проекты создания «третьего чина» - в связи с тем, что городское население все более широко вовлекалось в предпринимательскоэкономические отношения. Для этого была создана Комиссия о коммерции, в которую входили известные государственные деятели Я.П. Шаховский, Г.Н.

Теплов, И.И. Неплюев, Э. Миних и др. В частности, Теплов предлагал дать некоторые привилегии посадским людям. Дискуссия по этой проблеме предполагала разные точки зрения, но все они не выходили за рамки абсолютизма, то есть саму сущность государственной идеологии никто не подвергал сомнениям.

То же было и несколько позже с указанной выше Уложенной комиссией.

Инакомыслящие же поднимали планку критику несколько выше, поскольку затрагивали существующие основы властеотношений, за что, собственно, и попадали в опалу и подвергались репрессиям. Но это (повышение планки) происходило постепенно и, более того, как правило инакомыслящие, высказывая идеи, расходящиеся по содержанию с официальной государственной идеологией, определенное время оставались при своих должностях. При этом формы выражения инакомыслия, как и виды, тогда не отличались многообразием. Собственно, основных форм было всего две: 1) печатание отдельных книг; 2) печатание статей и иных трудов в журналистской периодике. Митинги, листовки, «самиздат», которые также ассоциируются с инакомыслящими, появятся в России значительно позже. Именно в книгах и журналах инакомыслящие помещали свои воззрения, используя различные литературные жанры. В этой связи достаточно отчетливо проявляется ситуация, при которой появление инакомыслия корреспондирует с развитием в России печатного дела.

Далее в работе рассматривается состояние книгоиздания и использование инакомыслящими этих возможностей. Так, новый этап в своем развитии издательское дело получило после выхода указа Екатерины II «О вольном книгопечатании» (1783 г.), давшем разрешение на создание частных типографий, чем впоследствии воспользовался Радищев, напечатавший свое «Путешествие из Петербурга в Москву» в собственной типографии, расположенной в его же доме. Особая заслуга в развитии издательского дела принадлежала крупнейшему деятелю культуры, издателю, редактору, журналисту Н.И. Новикову, также ставшему инакомыслящим и который, как и Радищев, за инакомыслие будет осужден как политический преступник. В работе подробно освещается издательская деятельность Новикова, в частности, он предпринял издание газеты «Московские ведомости» и серии журналов. Среди них: нравственнорелигиозный «Утренний свет», сельскохозяйственный - «Экономический магазин», первый в России детский журнал - «Детское чтение для сердца и разума», первый женский - «Модное ежемесячное издание, или Библиотека для дамского туалета», первый библиографический - «Санкт-Петербургские ученые ведомости», первый естественнонаучный - «Магазин натуральной истории, физики и химии» и ряд сатирических - «Трутень», «Живописец», «Пустомеля», «Кошелек». Каждое из периодических изданий, созданных Новиковым, было заметным явлением общественной жизни и осталось в истории русской журналистики и русской культуры как значительное событие. Кроме того, Новиков выпустил много книг научного, учебного и просветительского характера. Наибольшую известность получил журнал «Трутень». Эпиграфом к журналу Новиков взял стих из притчи Сумарокова «Жуки и Пчелы», а именно – «Они работают, а вы их труд ядите». «Трутень» вооружался против злоупотреблений помещичьей властью, против неправосудия и взяточничества, выступал с обличениями против очень влиятельных (например, придворных) сфер. По вопросу о содержании сатиры «Трутень» вступал в полемику со «Всякой Всячиной», органом самой императрицы; в полемике этой принимали участие и другие журналы, разделившиеся на два лагеря. «Всякая Всячина» проповедовала умеренность, снисходительность к слабостям, осуждая «всякое задевание особ». «Трутень»

стоял за более смелые, открытые обличения.

Это была уникальная и по сути единственная в российской истории открытая полемика абсолютного монарха со своими оппонентами (это была не политическая оппозиция в современной ее понимании, но это была иная, чем официальная, позиция по отдельным вопросам общественной жизни). В характерной по тем временам манере полемика велась, как правило, в несколько насмешливом, ироничном тоне и от имени различных вымышленных авторов, но ни для кого не составляло секрета в том, кто стоит за тем или иным псевдонимом (Новиков часто использовал псевдоним «Правдорубов», что само по себе примечательно). Довольно скоро Новиков стал более дерзким в своих рассуждениях, написанных ему якобы его корреспондентами, хотя в действительности он сам и писал их. Так, в октябре 1769 г. появляется следующая реплика: « Г.

Издатель! При нынешнем рекрутском наборе, по причине запрещения чинить продажу крестьян в рекруты и с земли до окончания набора, показалося новоизобретенное плутовство. Помещики, забывшие честь и совесть, с помощию ябеды выдумали следующее: продавец, согласись с покупщиком, велит ему на себя бить челом в завладении дач; а сей, имев несколько хождения по тому делу, наконец подаст обще с истцом мировую челобитную, уступая в иск того человека, которого он продал в рекруты. Г. издатель! вот новый род плутовства, пожалуйте напишите ко отвращениию сего зла средство. Ваш слуга П. С. Москва, 1769 года, октября 8 дня». А позже он направил письмо во «Всякую всячину», где оно осталось неопубликованным. В письме указывалось: «Госпожа бумагомарательница Всякая всячина! По милости вашей нынешний год отменно изобилует недельными изданиями. Лучше бы изобилие плодов земных, нежели жатву слов, которую вы причинили (представляется, что этот тезис весьма актуален и в настоящее время – авт.). Ели бы вы кашу да оставили людей в покое: ведь и профессора Рихмана бы гром не убил, если бы он сидел за щами и не вздумал шутить с громом. Хрен бы вас всех съел». Такого выпада Екатерина II стерпеть уже не могла. Полемика закончилась, журнал был закрыт, а Новиков еще через некоторое время будет осужден.

Далее в работе раскрываются проявления инакомыслия в других видах и формах. Так, инакомыслие в виде публицистики рассматриваемого периода наиболее характерно проявлялось у М.М. Щербатова. Если иметь в художественную литературу как вид инакомыслия последней четверти XVIII в., то здесь выделяется известный писатель Д.И. Фонвизин, который написал ряд интересных и злободневных произведений. Еще одним представителем инакомыслия из сферы художественной литературы был баснописец И.А. Крылов. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что прогрессивно настроенные интеллигенты начинают попытки соорганизации на основе общих общественнополитических взглядов, хотя, вероятно, еще ясно не выраженных. Такой подход будет характерен для последующих поколений инакомыслящих, сплоченность единения которых будет постепенно возрастать. Следует заметить, что развитие науки в рассматриваемый период не могло не привести к тому, одной из форм инакомыслия станут научные трактаты. Примером этого является профессор права С.Е. Десницкий. В диссертации затрагивается также проблема пугачевщины как протестного движения низшего сословия, которое способствовало развитию инакомыслия в рассматриваемый период.

В третьем параграфе «Общественно-политические взгляды инакомыслящих (Радищев, Новиков, Фонвизин, Щербатов, Десницкий)» дается анализ основных воззрений представителей инакомыслия времен Екатерины II в сопоставлении с официальной государственной идеологией.

Значительное внимание уделено «главному» инакомыслящему эпохи просвещенного абсолютизма – А.Н. Радищеву. Отмечается, свои общественнополитические взгляды Радищев изложил в публицистических, литературных трудах, а также в проектах тех документов, в разработке которых он принимал участие. Среди них как ранние работы «Житие Федора Ушакова» (1773 г.), ода «Вольность» (1781-1783 гг.), «Путешествие из Петербурга в Москву» (1790 г.), так и работы, написанные после ссылки - «О праве подсудимых отводить судей выбирать себе защитника», «О ценах за людей убиенных», «О законоположении», «Проект для разделении уложения Российского», «Проект Гражданского Уложения», «Проект всемилостивейшей грамоты, Русскому народу жалуемой», «Рассуждения члена Государственного Совета, графа Воронцова, о непродаже людей без земли» и др. Примечательно, что часть взглядов, за распространение которых он был осужден как инакомыслящий, позже, после ссылки, уже не составляли причину применения к нему репрессивных мер. В целом Радищев принадлежал к наиболее радикальному крылу европейского просветительства.

Еще в годы обучения в Лейпцигском университете, куда он был послан вместе с другими русскими студентами изучать юриспруденцию, Радищев познакомился с работами Монтескье, Мабли, Руссо, Гельвеция. Своеобразие общественной позиции Радищева состояло в том, что он сумел связать просветительство с политическим строем России и ее социальной системой - с самодержавием и крепостным правом, и выступил, как обычно утверждалось в советской литературе, с призывом к их ниспровержению. Однако, на взгляд диссертанта, в отношении «ниспровержения» следует относиться более осторожно, поскольку прямых ниспровергающих призывов у Радищева не было. Другое дело, что его критика российской действительности, оценки власть имущих, вольнолюбивые рассуждения содержали в совокупности вектор, направленный на необходимость изменения существующего строя – самодержавия, абсолютизма, имея в виду ценности европейских буржуазных революций. Свои взгляды Радищев в наиболее концентрированном виде изложил в замечательной по глубине и смелости книге «Путешествие из Петербурга в Москву» (1790 г.). Книга сразу же была замечена властями. Один из ее экземпляров попал в руки Екатерины II, которая тут же написала, что «сочинитель наполнен и заражен французским заблуждением, ищет... все возможное к умалению почтения власти...

к приведению народа в негодование противу начальников и начальства». Здесь конфликт инакомыслия и официальной государственной идеологии был выдержан вполне зримо. Если иметь в виду общую концепцию взглядов Радищева, то она выражается в следующем. Термин «самодержавие» Радищев употребляет в смысле сосредоточения неограниченной власти в руках монарха, и в этом смысле, как видно, он вполне современен. Радищев рассматривает самодержавие как состояние, «наипротивнейшее человеческому естеству». В отличие от Монтескье, различавшего просвещенную монархию и деспотию, Радищев ставил знак равенства между всеми вариантами монархической организации власти. В «Путешествии из Петербурга в Москву» он вложил свои мысли в монолог одной из героинь-странницы, где, в частности, указывалось, что царь есть «первейший в обществе убийца, первейший разбойник, первейший предатель». Радищев критикует и бюрократический аппарат, на который опирается монарх, отмечая необразованность, развращенность и продажность чиновников, окружающих трон. В сфере права Радищев придерживался демократических принципов, утверждая «равную зависимость всех граждан от закона» и требование осуществлять наказания только по суду, причем каждый «судится равными себе гражданами». Организацию правосудия он представлял в виде системы земских судов, избираемых гражданами республики.

Другим заметным инакомыслящим в годы правления Екатерины II был Н.И. Новиков. Выше о нем говорилось в основном как об издателе. Однако помимо издательской деятельности, Новиков немало размышлял, и не только по части журналистики, экономики, педагогики и других областей, но также и о политическом бытии своего времени и истории. И хотя глубина его теоретических рассуждений, безусловно, уступала Радищеву, но основные его взгляды, содержащиеся преимущественно в статьях и переписке с различными корреспондентами, а также в художественных произведениях, заслуживают внимания. Так, в ряде произведений Новикова (прежде всего в «Крестьянских отписках», цикле «Писем к Фалалею» и «Писем дяди к племяннику», в «Отрывке путешествия») показана гибельность для России утвердившегося крепостного права. Новиков вместе с тем не считает, что крепостное право связано с абсолютизмом. Как просветитель он верил в силу просвещения, полагая, что главный и единственный путь к уничтожению зла крепостничества – воспитание;

сатирически изображая Екатерину II, воюя против конкретной ее политики, против деспотизма и фаворитизма, он никогда не выступал против самодержавия вообще. Идея равенства сословий, по Новикову, должна была составлять основу нового, созданного путем просвещения и воспитания общественного строя. В целом роль Новикова в развитии инакомыслия времен Екатерины II заключалась прежде всего в его критике (преимущественно в сатирической форме) текущей деятельности государственного аппарата, в том числе и самого монарха, то есть, иными словами, это было практическое инакомыслие – в отличие от инакомыслия Радищева, которое, очевидно, можно считать теоретически инакомыслием. Но в любом случае именно эти два общественных деятеля, писателя в наибольшей мере подверглись репрессиям со стороны власти за свои сочинения, что дает основание именно их считать наиболее яркими представителями инакомыслия в рассматриваемый период.

Далее в работе рассматриваются политико-правовые взгляды других, менее радикальных инакомыслящих екатерининской эпохи, соответственно они не репрессировались в уголовном порядке, однако это не умаляет значимости тех модернизационных интеллектуальных новаций, которыми они обогатили российскую общественно-политическую мысль.

Так, Д.И. Фонвизин более известен как баснописец и драматург. Тем не менее, его перу принадлежит ряд сочинений, в которых он излагает свои представления о сущности государственной власти и права и свое отношение к имевшемуся в тогдашней России правосудию; вместе с тем суждения Фонвизина по этим вопросам не составляют стройной системы. В основе государственно-правовых взглядов Фонвизина лежит представление о том, что человечество должно оказывать личности содействие, помощь, соответственно отправной точкой деятельности государства, как формы организации общества, и его органов, основное назначение права заключается в обеспечении прав личности. Относительно М.М. Щербатова указывается, в частности, что самовластие, по его мнению, «разрушает силу государства в самом ее начале». Республиканское правление также не вызывает симпатий мыслителя, поскольку, по его представлениям, оно всегда чревато возможностью бунтов и мятежей. Симпатии Щербатова на стороне ограниченной монархии, причем он не делает различия между наследственной и выборной ее организацией. В юридической среде периода правления Екатерины II известность получил один из первых профессоров права С.Е. Десницкий. Проект государственных преобразований, предложенный Десницким, в основе которого лежала политико-правовая концепция, предусматривал установление в России конституционной монархии. В качестве принципов организации и деятельности судебной власти Десницкий обосновывал законность, гласность, состязательность и равноправие сторон, устный судебный процесс, независимость и несменяемость судей, коллегиальность принятия решений, всестороннее исследование истины, право на использование родного языка в судебном процессе, непосредственность, непрерывность судебного процесса. В целом Десницкий, оставаясь в своих убеждениях монархистом, полагал, что представительная составляющая во власти должна была быть укреплена. А это автоматически означало уменьшение власти абсолютного монарха, и в этом смысле его теория встречала сопротивление приверженцев абсолютизма.

Вторая глава «Государственный репрессивный механизм и его реализация при подавления инакомыслия» включает в себя три параграфа.

В первом параграфе «Административно-уголовные меры борьбы с инакомыслием и их процессуальное закрепление» указывается, что меры противодействия инакомыслию разделялись, если использовать современную терминологию, на меры административного характера и меры уголовного характера – в зависимости от тяжести правонарушения, которое выражалось либо в распространении «крамольных» идей, либо в критике верховной власти. Далее в работе рассматриваются вопросы правового регулирования и правоприменения указанных мер.

Если иметь в виду меры административного характера, то следует назвать прежде всего действие института цензуры. В этой связи следует заметить, что особенностью рассматриваемого периода является то, что наряду с развитием журналистики и книгоиздательского дела этот институт довольно активно развивался и быстро укреплялся. Екатерина II начала свою цензурную политику с совершенствования уже сложившейся еще ранее структуры цензуры. В 1763 г.

подписывается Указ «О воздержании каждому себя от непристойных званий, толкований и рассуждений». Вместе с тем этот указ еще не носил системного характера. Однако по мере развития издательского дела необходимость в соответствующем цензурном законодательстве становилась для власти все насущнее. Так, при решении вопроса о дозволении выходцу из Германии И.М. Гартунгу начать в России типографское дело указом Сената от 1 марта 1771 г. позволялось «печатать на собственном своем или чужом иждивении книги Гартунгу и прочие сочинения на всех иностранных языках, кроме российского; однако ж такие, кои непредосудительны ни христианским законам, ни правительству, ниже добронравию». В Указе «О вольном книгопечатании» 1783 г. обобщались и определялись пределы «вольности»: «В сих типографиях печатать книги на российском и иностранном языках, не исключая и восточных, с наблюдением однако ж, чтоб ничего в них противного законам божиим и гражданским не было, чего ради от Управы благочиния отдаваемые в печать книги свидетельствовать, и ежели что в них противное сему нашему предписанию явится, запрещать; а в случае самовластного напечатывания таковых соблазнительных книг, не только книги конфисковать, но и о виновных в подобном самовольном издании недозволенных книг сообщать куда надлежит, дабы оные за преступления законов наказаны были». Куда следует – это, конечно, органы политического сыска.

В дальнейшем эти запретительные нормы (среди других) будут использованы для репрессий инакомыслящих того времени, и прежде всего Н.И. Новикова и А.Н. Радищева. В сентябре 1796 г., то есть незадолго до смерти, Екатерина II, не на шутку напуганная активным развитием в государстве книгоиздательства и бурным ростом количества «вольных типографий» и «происходящими от того злоупотреблениями», подписывает «Указ об ограничении свободы книгопечатания и ввоза иностранных книг, об учреждении на сей конец ценсур и об упразднении частных типографий». Отмеченные документы по контролю за издательской деятельностью показывают, что попытки Екатерины II в рамках продекларированного ею либерализма получить в результате издательской деятельности сочинения интеллектуалов исключительно в свою поддержку оказались неоправдавшимися – отнюдь не все интеллектуалы воспользовались некоторой свободой печати для возвеличивания монарха, и, более того, набрались мужества критиковать многие решения и действия правительства – такого власть терпеть не могла, соответственно и появился указ 1796 г. Важно констатировать, что это произошло в период подъема, а затем практически прекращения деятельности либерально настроенной интеллигенции по распространению своих взглядов, отличных от официальной государственной идеологии, которые впоследствии станут предпосылкой появления конституционных идей в России (действие указа 1796 г. прекратилось лишь в 1801 г. в изданием первого цензурного устава). Причем в процессе упадка либерализма в самом конце ХУIII в. цензура сыграла существенную роль.

Другой разновидностью административных мер борьбы с инакомыслием была досрочная отставка чиновников, в том числе высокопоставленных, в отношении которых императрица могла иметь основания подозревать их либо в сочинении (издании) «развратных» (в терминологии того времени противоправительственных) публикаций либо содействии инакомыслящим. Так, граф А.Р.

Воронцов, бывший на высоких постах при четырех императорах (начиная с Елизаветы и заканчивая Александром I) благоволил Радищеву. Во многом благодаря его заступничеству (а по мнению ряда исследователей в решающей степени) смертная казнь Радищеву была заменена ссылкой. Бесспорно, Екатерина II знала об отношениях Воронцова и Радищева, равно как и то, что он отказался участвовать в заседании Сената при обсуждении приговора Радищеву, и то, что по осуждении последнего Воронцов помогал ему материально. И в 1792 г. Екатерина II не выдержала – выдающиеся способности Воронцова как государственного деятеля отошли на задний план, и важнее стал факт поддержки им Радищева – Воронцов получил отставку. Как административную можно, вероятно, считать и меру, примененную властью к Герасиму Зотову. Этот купецкниготорговец был дружен с Радищевым, немало помогал ему в издании и распространении «Путешествия и Петербурга в Москву». Сам он «сочинителем»

не был, свои политические взгляды не подчеркивал. Однако по близости отношений его с Радищевым можно предположить, что позиции последнего он, вероятно, во многом разделял. Когда над Радищевым сгустились тучи, Зотова вызывали в Тайную канцелярию, допрашивали, добиваясь подробностей, связанных с появлением крамольной книги. Зотов давал противоречивые показания, не желая, с одной стороны, усугубить участь Радищева, а, с другой стороны, думая и о своей судьбе. Его дважды подвергали аресту, но обвинений не предъявляли. И в итоге Зотова выпустили из крепости, предупредив, чтобы он под страхом наказания никому не говорил о том, где был и о чем его спрашивали.

В целом меры административного характера не имели какой-либо системы, и в решающей степени определялись в основном личной позицией императрицы и других высших чиновников. Далее рассматриваются меры уголовного характера. Здесь уже действовала система, и достаточно устойчивая. Достаточно сказать, что уголовное законодательство ХУIII в. характеризуется прежде всего тем, что основа его была заложена нормами сначала Соборного уложения 1649г. (Гл. I, II, ХХ, ХХI, XXII) и затем Артикула воинского 1715г. и Морского устава. Эти нормативно-правовые акты (в части уголовно-правовых отношений) носили целенаправленно уголовно-правовой характер, и в них сформировалось вполне определенное отношение к преступлениям против государства, к которым относились и деяния инакомыслящих, а именно - предельно жесткое наказание за любые посягательства против существующей власти, и в системе этих наказаний были смертная казнь, ссылка и телесные наказания. Важно отметить, что после принятия Артикула воинского 1715 г. в течение всего ХУIII в. не принимались полномасштабные уголовные законы, поэтому нормы Уложения и Артикула были законодательной основой для судебных органов при вынесении приговоров за совершение преступлений против государства (ссылки на нормы Уложения и Артикула содержатся, в частности, в приговоре по делу Пугачева, приговоре по делу Радищева, приговоре по делу Новикова и др.).

Так, одна из множества норм, вмененных Радищеву, содержалась в арт. 149:

«Кто паскивли, или ругательныя письма тайно сочинит, прибьет и распространит, и тако кому непристойным образом какую страсть или зло причтет, чрез что его доброму имени некакой стыд причинен быть может, онаго надлежит наказать таким наказанием, каковою страстию он обруганного хотел обвинить. Сверх того палач такое письмо имеет зжечь под виселицею». Затем автор исследует нормы уголовного процесса, применяемые к инакомыслящим в рамках расследования и судебного решения уголовно-политических дел. Отмечается, что здесь также действовала правовая база, заложенная еще при Петре I.

Вместе с тем в эпоху просвещения была отменена пытка. Широко применявшиеся общие повальные обыски к середине ХУIII в. постепенно исключились из практики. При Екатерине II была проведена также реорганизация судов, которая рассматривается в работе, в частности, были созданы Палаты уголовного суда, одна из которых выносила приговор Радищеву.

Во втором параграфе «Статус органов политического сыска и следственно-судебная деятельность по преследованию инакомыслия» указывается, что в течение ХУIII в. органы политического сыска в России претерпевали определенные изменения в организационно-правовом плане. Однако цели и задачи этих секретных государственных учреждений оставались неизменными – укрепление верховной власти, обеспечение ее безопасности от потенциальных заговорщиков и изменников, это относилось и к эпохе Екатерины II. Императрица, вступив на престол, продублировала некоторые указы своего предшественника (мы не касаемся вопроса о мотивации такого решения), и вслед за Петром III упразднила Тайную розыскных дел канцелярию Указом от 16 октября 1762 г.). Однако довольно скоро была создана Тайная экспедиция с теми же функциями. Это и неудивительно – Екатерина II, получившая власть в результате заговора, вполне осознавала необходимость ведомства по защите государства, да и сама она нуждалась в надежной опоре. Тайная экспедиция являлась высшим органом политического надзора и сыска в России. Главу Тайной экспедиции А.А. Вяземского императрица Екатерина считала человеком преданным себе и незаменимым. Вся деятельность Тайной экспедиции Сената проходила под непосредственным контролем Екатерины II. Тайная экспедиция, войдя в Первый департамент Сената, сразу же заняла важное место в системе власти.

Фактически Экспедиция получила статус центрального государственного учреждения, а ее переписка стала секретной. При этом по особо важным делам Екатерина II лично наблюдала за ходом следствия, вникала во все его тонкости, составляла вопросные листы для проведения допросов или письменных ответов подследственных, анализировала их показания, обосновывала и писала приговоры. В частности, исторические материалы свидетельствуют о том, что императрицы проявляла необычайное активное вмешательство по делам Е.И. Пугачева (1775 г.), А.Н. Радищева (1790 г.), Н.И. Новикова (1792 г.). Так, при расследовании дела Пугачева Екатерина II усиленно навязывала следствию свою версию мятежа и требовала доказательств ее. Известным политическим делом, которое было начато по инициативе императрицы, стало ранее неоднократно упомянутое дело о книге А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву». Екатерина II указала разыскать и арестовать автора, прочитав только страниц сочинения. Через два года Екатерина II руководила расследованием дела Н.И. Новикова. Кроме того, через Тайную экспедицию прошли такие политические процессы, как дело ростовского архиепископа Арсения Мациевича, выступившего против секуляризации в 1763 г.; дело офицера Василия Мировича, пытавшегося летом 1764 г. освободить заключенного в Шлиссельбургскую крепость Иоанна Антоновича; ряд дел, связанных с разговорами о судьбе Петра III и появлением под его именем самозванцев (еще до Е.И. Пугачева); массовый процесс участников «чумного бунта» в Москве в 1771 г.; дело самозванки «княжны Таракановой»; множество дел, связанных с оскорблением имени Екатерины II, осуждением законов, а также дела о богохульстве, подделке ассигнаций и другие. Особенностью организации деятельности органов политического сыска при Екатерине II было и то обстоятельство, что важное место в сфере политического судопроизводства занял главнокомандующий Москвы, которому была подчинена Московская контора Тайной экспедиции – П.С. Салтыков (позднее эту должность занимали князь М.Н. Волконский и князь А.А. Барятинский). Политическим сыском занимались и главнокомандующие Петербурга князь А.М. Голицын и граф Яков Брюс, а также другие доверенные чиновники и генералы, действовавшие как в одиночку, так и в комиссиях, – генерал Веймарн, К.Г. Разумовский и В.И. Суворов. Особым доверием императрицы пользовались А.И. Бибиков и П.С. Потемкин. Отчеты об их работе, как и другие документы политического сыска, Екатерина II читала в числе важнейших государственных бумаг. В целом же в екатерининскую эпоху фактически всеми текущими делами Тайной экспедиции со дня ее основания в течение 32 лет руководил С.И. Шешковский, который, не достигнув и 35 лет, уже имел огромный опыт сыскной работы и служил асессором Тайной канцелярии, став вторым лицом в политическом сыске.

В противостоянии подозреваемых (обвиняемых) и Тайной экспедиции, конечно, все преимущества были на стороне последней, поскольку попавший в ее сети человек уже изначально полагался государственным преступником и был абсолютно беззащитным - институт адвокатуры отсутствовал, равно как и нормы, гарантирующие процессуальные права подозреваемых (обвиняемых). И в этом смысле следователи Тайной экспедиции могли делать со своим «клиентом» что угодно – не случайно, что практически все фигуранты уголовнополитических дел признавались в предъявляемых им преступлениях, если того хотели следователи. Далее в работе рассматриваются некоторые примеры правоприменительной деятельности Тайной экспедиции. В частности, по делу Новикова Шешковским были разработаны несколько десятков «вопросных пунктов», который отвечал на них письменно в течение нескольких дней. Многие ответы были пространными и объемными (до 10 страниц). Это свидетельствует о тщательности письменного допроса. Следует отдать должное Шешковскому – с следственно-технологической точки зрения вопросы ставились вполне последовательно, логично и достаточно корректно. Новиков, как видно из ответов, каялся в большинстве предъявляемых обвинения, просил императрицу о милосердии, и при этом не пытался перевести вину на других лиц. Как показывает анализ других дел, обвиняемые в инакомыслии также признавали свою вину и просили о снисхождении.

В третьем параграфе «Уголовно-политический процесс над Радищевым как наиболее характерном представителе инакомыслия в годы правления Екатерины II» отмечается, что данное уголовно-политическое дело являлось характерным для понимания сущности взаимоотношений между носителями официальной государственной идеологии (в лице прежде всего самой императрицы, а также представителей аристократических кругов) и инакомыслия. Это дело показывает, что абсолютистская власть, осуществляя определенные позитивные шаги в части некоторой модернизации российского общества (развитие науки, образования, появление «человеколюбивых» нормативно-правовых актов), вместе с тем категорически не принимала публичных идей, рассуждений и тем более практических шагов, связанных с возможным изменением укрепившейся сословной системы в целом и системы властеотношений в частности.

Об этом свидетельствует то, что сам факт появления всего одной лишь книги («Путешествие из Петербурга в Москву») и частичного ее распространения вызвал у Екатерины II неподдельный испуг – она с карандашом в руках, бросив все дела, прочитала ее «от доски до доски», сделав по ходу многочисленные комментарии, которые станут общим планом для репрессивных органов в отношении автора, который тут же был объявлен преступником. И в дальнейшем Екатерина II контролировала и направляла ход всего дела Радищева. Как отмечалось выше, органом политического сыска в то время являлась Тайная экспедиция. Она на первом этапе и занялась Радищевым, проведя предварительное расследование.

Затем в соответствии с действующим тогда дело рассматривалось в Петербургской палате уголовного суда, которая вынесла смертный приговор (при этом материалы предварительного следствия в суд переданы не были, и в этом заключается одна из особенностей данного процесса, о которой речь пойдет ниже). Этот приговор далее был рассмотрен в Сенате, где был смягчен (вместо смертной казни – ссылка на десять лет). Затем дело рассмотрел Непременный (государственный) совет, не нашедший причин изменять приговор, и, наконец, сама Екатерина II, за которой было последнее слово, санкционировала наказание в виде ссылки. Это было полноценное уголовнополитическое дело – с арестом подозреваемого, допросами его и свидетелей, очными ставками, вещественными доказательствами, довольно объемной официальной перепиской. В работе подробно рассматриваются все стадии этого уголовно-политического дела.

Тайной экспедиции не пришлось ломать голову над политической оценкой (а вслед за ней и юридической) творения Радищева - вектор для следствия был определен Екатериной II в ее замечаниях на книгу Радищева. В частности, она отмечает, что автор «надежду полагает на бунт от мужиков … С 350 до содержит, по случие будто стихотворчеству, ода, совершено и явно и ясьно бунтовской, где царям грозится плахою. Кромелев пример приведен с похвалою. Сии страницы суть криминального намерения, совершено бунтовские».

Как видно, политическая позиция Екатерины II предельно ясная. И далее довольно четко заработал репрессивный механизм. Уже 30 июня 1790 г. главнокомандующий Санкт-Петербурга граф Я. А. Брюс со ссылкой на императрицу подписывает ордер на заключение А.Н. Радищева в Петропавловскую крепость.

Не далее, как на следующий день, 1 июля, Радищеву были предложены первые вопросные пункты, общеустановочного характера с акцентом на духовные отношения («Где вы жили в приходе и у которой церкви», «Кто у вас и семьи вашей отец духовный», «Когда вы и семья ваша были у исповеди и святаго причастия» и др.). При этом материалы дела не содержат записей устного диалога следователя с обвиняемым, но, конечно же, такой диалог не мог не иметь места, и с большой долей вероятности можно предположить, что Шешковский подробно беседовал с Радищевым, и, скорее всего, при этих беседах определялась позиция самого Радищева, в частности, есть основания для гипотезы о том, что Шешковский предложил Радищеву признать вину и покаяться - в расчете на снисхождение со стороны императрицы. В общем-то, это обычный прием большинства следователей, и вряд ли Шешковский был тут исключением. Во всяком случае в первоначальных показаниях Радищев едва ли не с первых же строк предается покаянию и самобичеванию. Затем Радищеву были предложены «вопросные пункты», в которых явно чувствуется рука Екатерины II, особенно в тех, где автор вопроса не удерживается, и не только задает собственно вопрос, но и прилагает возражение-рассуждение, призванное опровергнуть радищевские мысли, содержащиеся в его «Путешествии…». Характерным является самый объемный 20 вопросный пункт, в котором указывалось: «На странице явно вы судили помещика, чтоб крестьяне за непозволенныя с их девками поступки предавали их смерти, приводя в резон, будто б бывший Пугачева бунт произошел по притчине помещиков со своими крестьянами дурнаго обхождения; но как сия ваша сентенция положена дерзко, а притом, вместо суждения правительством, даешь волю людям, не имеющим совершенно просвещения, такою можно сказать страшною и безчеловечною карать казнию, в противность не только государственных, но и божеских законов, ибо никто в собственной обиде судиею быть не может, а сим самым потеряна вся должность судопроизводства». Радищев в полемику, естественно, вступать не стал, и ответил, как и ранее, в соответствии с выбранной линией защиты (он много раз повторял, что написал книгу для того, чтобы «прослыть известным сочинителем»

и получить прибыль от продажи книги): «Признаюсь в дерзости моих изречений, но написал сие истинно без всякого к возмущению намерения, или чтоб научать крестьян убивать своих господ, того отнюдь я не помышлял; а сии без расудною дерзостию наполненныя строки написал он (здесь писарь перешел на ответ от третьего лица – авт.) в том мнении, чтоб дурными поступками с крестьянами помещиков от сего написания посрамить, а не меньше и навести страх». Вряд ли, конечно, Екатерина II верила в искренность этого и других ответов Радищева Затем дело Радищева рассматривала Палата уголовного суда. Обращает на себя внимание, что императрица лично принимает важное процессуальное решение о предании Радищева именно этому суду. Более того, соответствующий указ можно расценивать как краткое обвинительное заключение. И более того, для суда это заключение являлось обязательным, поскольку верховная власть дала однозначную оценку содеянному Радищевым. И в этом смысле данное заключение приобретает черты приговора – но без меры наказания. И, таким образом, Палате уголовного суда, сформированной по личному усмотрению Екатерины II, оставалось не столько судить, сколько определить только меру наказания (впрочем, и здесь вероятность смертной казни была очевидной), и надлежащим образом юридически оформить это. В работе подробно рассматривается судебный процесс, а также особенности принятия решения Сенатом и Непременным (государственным) советом. Одной из особенностей процесса следует отметить поиск Палатой уголовного суда законодательных норм, на основании которых следовало выносить приговор Радищеву. В этом отношении была проведена, бесспорно, большая работа – достаточно сказать, что выписки составили ни много ни мало 10 страниц современного книжного текста при мелком шрифте, начиная с Соборного уложения 1649 г. и заканчивая Уставом благочиния от 8 апреля 1782 г. времен Екатерины II. В «Выписке из законов»

все эти нормы (несколько десятков) расписаны подробнейшим образом – с указанием правового акта, номеров статей, текстов этих статей, толкований к ним, если таковые имелись. И хотя некоторые нормы дублировали друг друга, нельзя не отметить огромного правового массива, который Палата уголовного суда обрушила на Радищева за его книгу, практически полностью повторив «Выписку» в приговоре. С чисто юридической стороны здесь был, на взгляд автора, явный перебор. Но, видно, настолько инакомыслие напугало абсолютистскую власть, что последняя решила не экономить юридического материала для обвинения Радищева.

В параграфе автором выявлена и обоснована гипотеза, связанная с тем, что в судебном заседании Радищеву не был задан ни один вопрос по сути его «крамольных» рассуждений в книге, а в весьма объемных приговоре суда и определении Сената нет ни одного упоминания ни об одном фрагменте злополучной книги. Авторская версия отражена в положениях, выносимых на защиту.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

Статьи в ведущих рецензируемых государственных изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации для публикации результатов диссертационных исследований.

1.Особенности общественно-политического развития российского государства в ХУ111 в.: противостояние официальной идеологии абсолютизма и инакомыслия// История государства и права. № 21. 2009. – 0,35 п.л.

2. Пугачевщина как политическое антигосударственное явление и действие репрессивного механизма по его подавлению // Общество и право. № 5 (27).

2009. – 0,2 п.л.

Иные публикации.

3. Развитие института политического сыска в ХУ111 в. и его особенности в период «просвещенного абсолютизма» // Всероссийская научно-практическая конференция 14-15 февраля 2008 г. «Актуальные проблемы правовой системы общества» Уфимский филиал Уральской государственной юридической академии. – 0,2 п.л.

4. Политико-правовые взгляды А.Н. Радищева как источник последующего развития инакомыслия в России // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Правовая политика как способ формирования российской правовой системы» 3-4 февраля 2009 г. Уфимский филиал Уральской государственной юридической академии. – 0,2 п.л.

5. Судебные органы в период правления Екатерины 11 и особенности судопроизводства по политическим делам // Материалы Всероссийской научнопрактической конференции «Актуальные проблемы правовой системы общества» 15 апреля 2009 г., Уфимский филиал УрГЮА, г.Уфа. – 0,25 п.л.



 


Похожие работы:

«Вознесенский Константин Леонидович АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ АНТИМОНОПОЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 12.00.14 - административное право, финансовое право, информационное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук САРАТОВ 2010 Диссертация выполнена на кафедре административного права и государственного строительства Федерального государственного...»

«Мельников Антон Сергеевич Правовой статус дворянства в Области войска Донского: историко-правовое исследование 12.00.01 – теория и история права и государства, история учений о праве и государстве Автореферат на соискание ученой степени кандидата юридических наук Краснодар - 2011 1 Работа выполнена в ФГОУ ВПО Северо-Кавказский научный центр высшей школы Южного федерального университета Научный руководитель : Почетный работник высшего профессионального образования, доктор...»

«СТЕПАНОВ ДМИТРИЙ ВАЛЕРЬЕВИЧ ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ ГРАЖДАН НА НАХОДЯЩИЕСЯ У НИХ ВО ВЛАДЕНИИ ЗЕМЕЛЬНЫЕ УЧАСТКИ, ДАЧИ, ГАРАЖИ И ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ЖИЛЫЕ ДОМА Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право. АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Краснодар 2008 Работа выполнена на кафедре гражданского права и процесса НОУ ВПО Институт международного права, экономики,...»

«БОЙКО Александр Иванович СИСТЕМНАЯ СРЕДА УГОЛОВНОГО ПРАВА 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук Москва - 2008 2 Работа выполнена в Северо-Кавказской академии государственной службы (г. Ростов-на-Дону) Официальные оппоненты : Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Кругликов Лев Леонидович (Ярославский государственный...»

«Сабирзянова Нурия Нургаязовна Право общей собственности на земельный участок Специальность 12.00.03 - гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Казань – 2008 2 Работа выполнена на кафедре гражданского и предпринимательского права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Казанский государственный университет...»

«Солдатова Лариса Владимировна Правовой режим земель железнодорожного транспорта Специальность 12.00.06 - природоресурсное право; аграрное право; экологическое право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва 2008 Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Саратовская государственная академия права Научный руководитель : кандидат юридических наук, профессор Пандаков Константин...»

«Клюшников Станислав Сергеевич ИНСТИТУТ ДОСУДЕБНОГО СОГЛАШЕНИЯ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ И ЕГО УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Краснодар 2013 2 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Кубанский государственный университет Научный руководитель :...»

«ПАРШИНА Наталья Викторовна ОСОБЕННОСТИ ОБЩЕСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА И ЗЕМЕЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ КАЗАЧЕСТВА ЮГА РОССИИ (XV – начало XX вв.) (историко-юридическое исследование) 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва – 2013 Диссертация выполнена в секторе истории государства, права и политических учений Федерального государственного бюджетного учреждения...»

«Сидоренко Владимир Николаевич ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВЕДЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЗЕМЕЛЬНОГО КАДАСТРА Специальность: 12.00.06 – природоресурсное право; аграрное право; экологическое право. АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук Москва 2003 Работа выполнена в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова (юридический факультет). Научный руководитель : доктор юридических наук, профессор Голиченков Александр Константинович...»

«СМОЛИНА ЛАРИСА АЛЕКСАНДРОВНА ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ СУПРУГОВ И БЫВШИХ СУПРУГОВ Специальность 12.00.03 - гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Казань – 2006 Работа выполнена на кафедре гражданского права и процесса ЮжноУральского государственного университета Научный руководитель : доктор юридических наук, профессор Эрделевский Александр...»







 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.