WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 |

«Методологические и содержательные аспекты измерения общественного мнения в практике общественно-политического мониторинга ...»

-- [ Страница 1 ] --

УДК

На правах рукописи

КОНОВАЛОВ СЕРГЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

Методологические и содержательные аспекты измерения

общественного мнения в практике общественно-политического

мониторинга

22.00.04 – социальная структура,

социальные институты и процессы

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук

Республика Казахстан Астана, 2009 Диссертационная работа выполнена на кафедре социологии Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева

Научный руководитель: доктор социологических наук, профессор Сейдуманов С.Т.

Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор Тажин М.М.

доктор социологических наук, доцент Абдирайымова Г.С.

доктор социологических наук Сарсембаева Р.Б.

Ведущая организация: Международный Казахско-Турецкий университет им. А. Яссауи

Защита состоится 26 июня 2009 года в 14.00 часов на заседании Диссертационного Совета Д14.20.03. при Евразийском национальном университете им. Л.Н. Гумилева по адресу: г. Астана, ул. Мунайтпасова, 7, учебно-лабораторный корпус ЕНУ им. Л.Н. Гумилева, ауд. 710.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева по адресу: 010010, г. Астана, ул.

Мунайтпасова, 5, Автореферат разослан 2009 года

Ученый секретарь диссертационного Совета, доктор социологических наук, доцент А.Т. Забирова

ВВЕДЕНИЕ

Общая характеристика работы

.

Работа посвящена практике общественнополитического мониторинга и в качестве центральной категории рассматривает общественное мнение как полигон массового сознания. В диссертации осуществляется попытка совмещения методологического знания и конкретных прикладных исследований, касающихся общественно-политических процессов.

Преимущественно идет опора на постмодернистскую методологию.

Магистральным направлением работы является максимальное приближение языка объяснения происходящего к общим дискурсивным началом нынешней эпохи. Общество должно познаваться и объясняться теми понятиями, языком, смыслами, которые ему же близки.




Актуальность темы исследования.

В Казахстане в результате последовательных политических и социальных реформ складывается общественный сектор и практика общественнополитической жизни. На этом фоне государству необходимо применять все более тонкие технологии и методы управления общественными процессами. С этим связана высокая востребованность профессиональных исследований состояния общества. Вместе с тем, отечественная социологическая наука по многим параметрам отстает от запросов динамично меняющегося общества, которое нуждается в новых технологиях, позволяющих ему развиваться более эффективно и рационально.

Полезный продукт, экономику создают люди, а социология, по характеристике Президента Н.А. Назарбаева, – относится к наукам человекознания [1, c. 2]. Соответственно, кому как не ей создавать механизмы, проводить социальный инжиниринг, чтобы каждый из казахстанцев мог владеть иммунитетом в отношении негативных влияний и факторов социогенного характера.

Главным преимуществом казахстанской социологии стал ее сильный эмпирический блок. Регулярные опросы проводятся на всем протяжении независимости страны. По мере укрепления практики выборов, в особенности альтернативных, спрос на социологию резко пошел вверх не только с точки зрения получения необходимой информации, но и как отдельного публичного, политиконейтрального сегмента общества. На этом фоне исследовательские методики, которые были унаследованы от прошлой эпохи, стали стремительно устаревать. Наивность «совкового» менталитета стала замещаться более гибким умом человека, живущего в условиях конкурентного, рыночного, прагматического мира. Поэтому диссертация нацелена на то, чтобы казахстанская социология и социологи не остались в плену старых исследовательских схем, и стали квалифицированными участниками модернизационной реконструкции казахстанского общества.

Степень разработанности темы исследования.

Вопрос мониторинга – это не только вопрос методики и техники. Проблема в комплексном подходе к тому, как общество измеряется. Поэтому диссертант представляет тематику социологического мониторинга в широком контексте. С этой точки зрения полезно изучать как опыт западной социологии, так и региональных, национальных исследовательских школ.

В первую очередь следует отметить ведущих мыслителей современной западной социологии: Э. Гидденс, Ю. Хабермас, М. Кастельс, П. Бурдье, П.

Штомпка, И. Валлерстайн [2-7].

Э. Гидденс увидел будущее социологии в расширении ее диапазона теорий среднего уровня, проникновении в смежные научные сферы, повышении социальной ответственности и роли в международных процессах. Немецкий социолог Ю. Хабермас раскрыл технологии подчинения в новых глобальных условиях, американский социолог М. Кастельс – открыл законы сетевого общества, П. Бурдье – социальное пространство и «габитус», П. Штомпка – раскрыл значимость фактора социальных изменений, И. Валлерстайн – сформировал основы мир-системного анализа.

Вторым опорным блоком являются герменевтики: К. Берк, И. Гофман, П.





Рикер [8-10]. К. Берк, И. Гофман и П. Рикер особенно продвигают нас по пути обогащения интерпретационного арсенала социологии. К. Берк предложил стиль провоцирования креативности, И. Гофман – изобрел фреймы, П. Рикер – представил социальную реальность как борьбу интерпретаций.

Третий блок авторов – это методологи различных отраслей общественной жизни. Среди них особо следует отметить: наработки С. Хантингтона и Л.

Харрисона по проблемам взаимосвязи вопросов культуры и социального прогресса, М. Каазе – по межстрановым лонгитюдным исследованиям, М.

Монти – по проблемам социального оптимизма, Г. Веттерберга – по вопросам укрепления общественного сектора, Дж. Сороса, Д. Рифкина, А. Тоффлера – по глобалистике. Отдельно отметим авторов М. Буравого – по вопросам социальной ответственности социологии и Э. Ноэль-Нойман – по социологическому поведению.

Серьезный пласт знаний, а также ретрансляциию научных наработок западной науки представляют российские исследователи. Опорными здесь послужили работы крупных исследователей массового сознания Ж.Т. Тощенко, М.К. Горшкова, Г.В. Осипова [11-13].

Отдельно следует отметить работы, которые дали приращение видению методологии исследования. Среди них: М.Ю. Левада, В.А. Ядов – методы опросов, А.Ю. Мельвиль – автор идеи составления универсального индекса демократии, И. Девятко – рассмотревший вопросы методологии интерпретации, А.А. Суворова, М.С. Гусульцева, В.Г. Ланкин, О.А. Григорьева, А.Л. Алюшин – показавшие новые возможности для интерпретаций социальной действительности.

Обогатили работу труды турецких и других зарубежных социологов. Среди них: С. Байкан, Х. Тюфекчиоглу [14-15].

Большое внимание уделялось работе с текстами Президента Н.А.

Назарбаева, в особенности «На пороге XXI века», «В потоке истории», «Эпицентр мира», «Критическое десятилетие», «Казахстанский путь». Этими книгами, фактически, положено начало новой парадигме политического и дипломатического дискурса в Казахстане. Были отработаны все тексты Посланий Президента. Важное приращение для разработки интерпретационной тематики дала статья Президента «Ключи от кризиса» [16].

Большой магистральный путь для развития научной мысли обозначены в текстах М.М. Тажина, в особенности его интервью «Миф есть нечто отличающееся от реальности». Материал стал методологическим во многих отношениях [17].

Среди ведущих отечественных авторов в работе задействованы труды и публикации по следующим темам:

Методология анализа общественно-политической ситуации в транзитном обществе - М.С. Машан, М.С. Ашимбаев, Ж.Х. Жунусова, Д.А. Калетаев, имидж Президента - М.Б. Касымбеков, А. Сагынгали, Г.М. Бураканова, развитие массового сознания - Е.Ж. Бабакумаров, С. Кондыбай, Р. Сабитов, А.

Гали, Г. Иренов, парламентаризм и партии - А.Е. Мусин, С.А. Дьяченко, Е.К.

Ертысбаев, А. Айталы, М.С. Нарикбаев, С.З. Зиманов.

Отдельно по тематике социологии необходимо отметить: вопросы институционализации - М.С. Аженов, Г. Есим, К.У. Биекенов, С.Т. Сейдуманов, К.Г. Габдуллина, А.Н. Нысанбаев, Л.Я. Гуревич, А.Т. Забирова, Ш.Е.

Джаманбалаева, проблематика социального самочувствия - Г.К. Ахметова, З.К.

Шаукенова, А.Ж. Шоманов, Г.Т. Илеуова, Ю.П. Черкасов, возрастные аспекты Л.Ю. Зайниева, Г.С. Абдирайымова, М.Б. Татимов, этнокультурные и исторические - С.Е. Жусупов, Г.Т. Телебаев, Ж.Ж. Маканов, Ж. Джампеисова, С. Аджигалиев, Ж.Б. Абылхожин, Б.И. Ракишева.

Цель исследования – сформировать целостную модель мониторинга общественно-политической ситуации на основе интерпретационного подхода и определения преемственных линий сравнения динамики развития общественных настроений в Казахстане с начала государственной независимости.

Задачи исследования:

- систематизация индикаторов и разработка концепции публичной интерпретации общественно-политической ситуации в Казахстане сквозь призму природы социологического знания;

- подтвердить значимость квалифицированного социологического мониторинга общественно-политической ситуации для обеспечения эффективного управления обществом;

- укрепить возможности казахстанской социологии для перехода от констатационного, эмпирического формата к интерпретационной, социалинжиниринговой модели;

- применить современные западные методологические разработки для укрепления роли социологии как активного инструмента преобразования общества;

- обобщить пласты практических исследований по основным компонентам общественно-политической ситуации, очертить сегодняшнее состояние общества и обозначить траекторию его социально-психологического развития;

- охарактеризовать основные изменения, произошедшие в массовом сознании населения за прошедший период с момента обретения независимости Республики Казахстан;

- показать эксклюзивность роли Первого Президента в социальной реконструкции казахстанского общества;

- обозначить структуру истинного понимания и содержания социального оптимизма как естественной идеологии для общества, стремящегося к успеху;

- дать общую картину произошедших изменений в партийно-политической сфере Казахстана сквозь призму потребностей и устремлений общества;

- показать важность выделения социологической инфраструктуры в качестве отдельного сегмента общественно-политического мониторинга;

- сгруппировать наиболее крупные инновации, которые стали применяться в практике общественно-политического мониторинга.

Объект исследования – система социологического мониторинга общественно-политической ситуации как общественный феномен и практика управленческого процесса.

Предмет исследования – основные концепции, индикаторы и смысловые узлы, связанные с системой социологического мониторинга общественнополитической ситуации, измерения и учета общественного мнения в практике государственного управления, ролью личности Лидера нации как социального инженера.

Гипотеза исследования. В Казахстане сформировалось определенное общественно-политическое поле, которая нуждается в адекватном измерении на основе квалифицированных показателей. Казахстанское общество интенсивно меняется. Нужны четкие социально-инженерные лекала, по которым бы кроились адаптационные стратегии на всех этажах социального бытия общества – общенациональном, групповом и индивидуальном. Мало описывать действительность. Она нуждается в интерпретации.

Социологический мониторинг должен быть активным, то есть вносить элементы реконструкции, задавать тон для полезных социальных изменений.

Научная новизна исследования.

Ключевой инновацией, магистральной линией исследования является изменение представления о социологическом мониторинге общественнополитической ситуации. Преодолевается его узкое техническое значение как одного из сегментов социологических работ. Одновременно предлагается его масштабное видение как самомониторинга общества.

1. Проведенное исследование показывает широту социологических методов, которые распространяются не только на организацию исследований, но и содействие социальной реконструкции общества.

2. Исследование выдвигает активную модель взаимодействия социологии и общества, для чего предлагается своеобразная интерпретационная матрица, то есть шаблон, образец анализа общественных процессов. Это анализ по своей природе избегает констатации, а нацелен на активное преобразование, то есть реконструкцию окружающей действительности.

3. В работе предлагается комплексное видение общественно-политического процесса, основанное на оптимистическом мировоззрении и конструктивистской трактовке будущего.

4. В работе предпринимается попытка насыщения и обогащения казахстанской социологии аналитическими методами.

5. Диссертация предлагает социологии работать не с внешними факторами или проявлениями, а с тем, что может быть скрыто за динамично меняющейся видимой картиной. Это возможно сделать на уровне семантики и работы с текстами. Через это возможно дотягиваться до реальных рычагов – «ключей», которые могут запускать механизмы реальных, неимитационных изменений в обществе.

6. Мониторинг общественно-политической ситуации следует рассматривать как целостный компонент политической системы, без которого невозможно эффективное управление государством в условиях модернизации.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Текущие глобальные тренды, в которые, так или иначе, встроен и Казахстан, диктуют изменение парадигмы мышления. Мы не может квалифицированно доказать, что она поменялась, но что поменялась синтагма или тексты менталитета – об этом можно доложить с уверенностью. Реальная борьба за влияние и сохранение дееспособности разворачивается в плоскости тонких интеллектуальных материй, которые не уловимы обыденным сознанием.

Это сфера столкновения текстов. Главное поймать ту нужную интеллектуальную тональность, понять шифры, которыми закодированы сегодняшние мировые дискурсы.

2. Мониторинг в тех смыслах и значениях, которые он носил ранее, утрачивает свое значение. Его дефектность заключалась в том, что он преимущественно был однонаправленным – слежение за обществом со стороны.

Такой подход себя исчерпал. Общество постепенно закрывается от реального выражения своих мнений в рамках формализованных опросов общественного мнения. Наблюдается кризис агностицизма. Его преодоление может быть связано только с тем, чтобы общество оказалось включенным в общий процесс мониторинга, то есть стало заинтересованным участником реконструкции социальной действительности.

3. Социологическое знание проявляется удивительную способность добираться до неких рычагов запуска социальной действительности. Это нечто из области иррационального. Поэтому сферы тайного, магического, неизведанного, религиозного для нее не являются закрытыми. Социология активно экспансирует, смело вторгается в смежные и даже далекие от устоявшихся представлений об общественных науках, сферы. Теории среднего уровня продолжают стремительно расти, развивается постмодернизм. Но главное укрепляется главная цель – неуклонный разворот в сторону человека, приспособления мира под его потребности и восприятия.

4. Наблюдается стремительный рост технологического аппарата в современном мире. Главный тренд – приход феномена «мягкой мощи», предполагающей конструирование такого рода реальностей и сценариев, при которых социальные группы действовали так, как это предполагается в центре общенациональной воли. Категории дихотомии размягчаются. Это означает конец гражданского общества и зарождение эры общественного государства, которое становится методологическим центром социальной инженерии, конструирования более удобного и благоприятно социального бытия для населения.

5. Западная методология предлагает нам богатый инструментарий интерпретационных методик, расшифровки социальной действительности. В основе своей это постмодернистские концепции. Мы пока живем в условиях модернизационной мобилизации, но, чтобы уйти от ловушки догоняющего развития нам нужно уже сейчас смотреть вперед, как мы должны выглядеть в постмодернизационную эпоху, в период так называемой постсовременности.

Наряду с западной методологией необходимо учитывать и восточные ценности.

Они способны существенно укрепить понимание миропорядка и возможности для гармонизации международной жизни.

6. Мониторинг становится индустрией производства смыслов. Это фиксация изменений, описание и интерпретация действительности. Мониторинг – это аудит общественного поля силами самого общества, в его интересах и для его же блага. Дело государства – выстроить универсальную методическую модель мониторинга, которая бы не уступала и была конкурентной относительно моделей, производимых общественным сектором.

7. Казахстанское общественное сознание сохраняет весомость консервативных настроений и инерции. С одной стороны – это реакция общественного организма на высокую динамику изменений. С другой стороны – это сдерживает развитие, восприятие новаций. Для этого нужны титанические усилия. Трудность кооптации изменений в общественной практике производит имитационную модель поведения в обществе, главной формулой чего является подготовка к жизни, но не сама жизнь, идеология временщиков.

8. Ускоренная модернизация и параллельно неустойчивая внешняя для Казахстана среда провоцируют определенные элементы нестабильности и социальной напряженности. Наблюдается наличие определенных противоречий между ведущими идеологическими течениями – консервативным и модернизационным, которое в большей степени пролегает по линии молодого и старшего поколений.

9. Миссия Первого Президента отличается от того, что будут делать и с чем будут сталкиваться последующие руководители государства. Вместе с тем, потребности и потенциал действующего Главы государства далеко не исчерпаны. На нем концентрируются основные ожидания скачка Казахстана из относительного будущего, которого произошло по сравнению со вчера, в будущую эпоху. Исходя из ментальной специфики казахстанского общества, лидер нации, то есть Президент - не просто лидер-профессионал, лидерфункционер или наемный менеджер. Скорее это, персона, на которую возложена сложная миссия – опека над нацией, задача ее взращения, вывода на самостоятельное, самодостаточное, осмысленное поле.

10. Введение на публичный уровень конкретных рейтинговых показателей стимулировала внедрение прорейтингового общественного сознания. Однако среди населения нет четкого понимания подвижности рейтинговых методологий, их относительный характер, нацеленность на стимулирование определенных трендов развития. Необходимо поступательное внедрение в массовое сознание адекватного понимания, как рейтингового комплекса современности, так и важности индустрии социологических опросов. Должно быть социальное партнерство населения и социологических институтов.

11. В Казахстане в результате проводимых реформ сформированы добротные основы для общественного сектора. Однако для него, для его внутренней среды не хватает связующих нитей. Эту роль должна играть социология как механизм самоинформирования общества о своей жизни, идеях, трендах. Чтобы общество состоялось как целостный организм, ему необходимо владеть самим собой. Для этого важно наращивание практики социологической публичности. Нужно оживление полемик, развитие дискурсивного начала, преодоление кулуарности в политике. Согласие в современном мире – это в первую очередь открытость дискуссий.

12. Категория социального оптимизма имеет несколько иное содержание, чем обычно его представляют. Это не самовосхваление госорганов, это уверенность каждого человека в том, что каждый из них в отдельности, вместе в ассоциациях, через активное поведение способны менять действительность в более выгодную для себя сторону.

13. Роль социологии и социологического аппарата интенсивно трансформируются. Каждое социологическое исследование призвано «взрывать» устоявшиеся рамки, ограничители, высвобождать мысль от устоявшихся штампов и барьеров. Нужно вовлечение новейших интерпретационных методов, семантики современности.

14. Компетентностная модель госслужбы и в целом профессионализация госаппарата требуют выстраивания целостной системы многоуровневого мониторинга, основывающего на четких индикаторах, показателях, которые можно было отслеживать на постоянной основе, проводить сравнения, выявлять динамику. Социологические исследования, то есть опросы общественного мнения должны проводить специализированные, профессиональные организации. Государственные органы взаимодействуют с ними в рамках практики аутсорсинга. При этом есть потребность выстраивания единой системы общественного аудита социологической инфраструктуры, то есть механизма самоконтроля социологических структур.

15. Казахстанская социология все больше приобретает свое особенное научно-профессиональное лицо. И это происходит тем быстрее, чем шире ее связи с внешним миром, в особенности социологами зарубежных стран. У Казахстанской социологии вырастают два крупных центра – Алматы и Астана.

Фактически это два сильных столпа. Алматы представляет добротные традиции и методологические наработки, Астана – это новации, обновление, динамика, акцент на эмпирике и западных методологиях.

16. Усложняющееся общество требует более совершенных методик, нестандартных подходов в изучении, применения более мягких, адаптированных к текущему состоянию способов вылавливания истинных мнений. Следует учитывать, что мнения в большинстве случаев могут быть и несформированными, фрагментарными, обрывочными, так сказать сырьевыми.

Поэтому нужно стимулировать их «допроизводство» без политической программы, исходя из внутренних сентенций опрашиваемого поля. Важно, чтобы сами социологические инструментарии были убедительными, чтобы им можно было доверять. Нужно найти оптимальный коридор между ловушками «эмпиризма» и «граунд» теориями.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования.

Среди критериев значимости результатов проведенной работы в первую очередь следует назвать качественный разворот внимания казахстанской социологии ее внутренней практике и инструментарию. Социология – тонкий инструмент, который может развиваться только в демократических обществах.

При этом важно доверие к социологии со стороны населения. Отсутствие такового сдерживает центростремительные движения у гражданского общества и в целом процесс политической модернизации, на которую нацелился Казахстан как председатель ОБСЕ, как страна, которая в ближайшие 2-3 года должна будет руководить в 8-ми международных организациях, принимать у себя Азиатские Олимпийские игры, то есть показываться на вид всему миру.

Значимость исследования заключается в том, что в практике эмпирических прикладных исследований накопился очень богатый социологический материал, который необходим для обобщения, выстраивания целостных, мониторинговых, преемственных, сравнительных линий.

Массовые опросы стремительно двигаются к той ситуации, когда они производят артефакты, а не выявляют истинное мнение общества. Слишком сложный, «холодный» язык вопросов и ответов вызывают отторжение среди населения. Поэтому социологический мониторинг должен расширяться в плане применяемых методов исследования, углубляться в плане качества, «размягчения» вопросных композиций анкет, усиливаться за счет обратной связи, то есть информирования населения о том, как оно отвечает на вопросы социологов.

Проработка данной темы нужна для совершенствования практики социологического мониторинга по линии Администрации Президента РК, Министерства культуры и информации РК, НДП «Нр Отан», Управлений внутренней политики в областях, гг. Астане и Алматы. Также производимые наработки важны для расширения знаний обучающихся в вузах страны.

Методологические и теоретические основы исследования.

В основу исследования положен герменевтический подход, концепция «понимающей» социологии, методы семиосоциопсихологии. Значительное влияние на формирование содержания исследования оказывали теории коммуникации, в особенности, М. Кастельса и Ю. Хабермаса. Особое внимание уделялось теории повседневности в трудах И. Гофмана, герменевтическим разработкам К. Берка и П. Рикера, методологии социального пространства и габитуса по П. Бурдье, концепции социального действия, а также постмодернистским концептам И. Валлерстайна. Важное методологическое значение имели идеи Э. Гидденса, изложенные в рамках его концепции «Третьего пути», М. Буравого о социальной ответственности современной социологии, П. Штомпки – о социальных изменениях. Также рассматривались вопросы соотношения универсальных и национальных научных дискурсов по М.С. Аженову и разработкам турецких социологов, феномене мифов и территориальности – по М.М. Тажину, системные подходы М.С. Машана.

Эмпирическая база исследования.

Ведущей эмпирической основой исследования стал ежеквартальный социологический мониторинг общественно-политической ситуации Министерства культуры и информации РК, в организации и проведении которого автор участвует сам примерно с 2000 года. Помимо этого проводилась масса тематических исследований, позволивших более детально изучать общественную реальность в Казахстане.

Межконфессиональное взаимодействие в условиях глобализации (Институт философии и политологии МОН РК, 2003); «Межэтнические отношения в современном Казахстане и этнический фактор в политике» (Центр гуманитарных исследований, октябрь 2003 года); «Власть глазами казахстанцев:

политические предпочтения и ожидания» (ИССИ «ЦЕССИ-Казахстан», апрель 2004 года); «Предвыборные настроения и предпочтения граждан» (июль года, ИССИ «ЦЕССИ-Казахстан»); Исследования в рамках проекта «Евразийский монитор» (два раза в полугодие, начиная с октября 2004 года, ИССИ «ЦЕССИ-Казахстан», ЦКТ «Репутация», Центр «Стратегия»);

Исследование проблем политической стратификации казахстанского общества (декабрь 2004 года, ИССИ «ЦЕССИ-Казахстан»); Фокус-групповые исследования (Институт демократии, 2005 год); «Имидж политического лидера», Центр коммуникативных технологий «Репутация» (январь-март года); «Электоральная база Президента: проблемы и перспективы» (ТОО PRАгентство «Интеллект-Капитал», июль 2005 года); «Политическая расстановка сил: позиции, перспективы и имидж ключевых политических субъектов»

(Евразийское Рейтинговое агентство, август-сентябрь 2005 года);

Электоральные предпочтения избирателей в августе 2005 года (АСиП);

«Восприятие казахстанцами политики и имиджа Президента» (ИССИ «ЦЕССИКазахстан, октябрь 2006 года); «Социально-политическая обстановка в молодежной среде и роль Конгресса молодежи Казахстана» («Парасат», ноябрь 2006 года); Экспертный опрос по проблемам развития НПО (ИССИ «ЦЕССИКазахстан», май 2007 года); «Исследование глубины восприимчивости религий населением и ее влияние на различные слои общества (молодежи, детей, женщин)» (ИССИ «ЦЕССИ-Казахстан», ноябрь 2007 года); «Предвыборные настроения и предпочтения казахстанцев на фоне подготовки к парламентским выборам» (ИССИ «ЦЕССИ-Казахстан», июль 2007 года); Этнорелигиозная идентификация молодежи Казахстана (ОФ «Центр этнополитических и гуманитарных исследований, 2007); «Media-Index: Newspapers (Ksilon Astana cg, за 2006-2007 гг.); «О развитии социологии в Казахстане» (экспертный опрос, март-апрель 2008 года, Центр этно-политических и гуманитарных исследований).

Большой пласт исследований проводился в рамках работы Государственной комиссии по разработке и конкретизации программы демократических реформ (2006-2007 гг.). Всего таковых было порядка семи.

Для обеспечения сравнительных показателей использовались данные исследований Информационно-аналитического центра Администрации Президента РК за период с 1993 по 1997 гг., данные опросов Института развития Казахстана за 1996 г.

Публикация результатов, апробация результатов исследования.

Автор принял участие более, чем в 30-ти международных научнопрактических конференциях, конгрессах, форумах, семинарах, проходивших в Казахстане и за рубежом – Великобритании, России, Турции, Азербайджане.

Выступления, тезисы, статьи опубликованы по итогам 13-ти конференций:

«Установление взаимоотношений между социологами Азербайджана и Казахстана, обсуждение особенностей отношения в этих странах к демократическим ценностям», Баку, 2004 г.; летний университет «Менеджмент избирательной кампании», г.Алматы, 2004 г.; «Казахстанско-российское сотрудничество в 21 веке: опыт проведения модернизационных реформ», Астана, 2004 г.; осенняя социологическая школа АСК в Казахско-Турецком университете им. А. Яссауи «Социальные вопросы аулов: состояние, достижения и перспективы», Туркестан, 2004 г.; зимняя школа социологов «Социология духовной жизни казахстанского общества: образование, наука и культура», Оскемен, 2004 г.; Второй Конгресс социологов Казахстана «Глобализация и вопросы социокультурной адаптации», Астана, 2005 г.;

«Повышение конкурентоспособности государства через продвижение общественного участия в принятии парламентских решений», Астана, 2006 г.;

республиканская научно-практическая конференция «Языковая политика в образовательной сфере Республики Казахстан: опыт, проблемы, перспективы», Астана 2006 г.; «Социальная модернизация Казахстана: проблемы и перспективы» в свете Послания Президента Республики Казахстан Н.А.

Назарбаева «Казахстан на пороге нового рывка вперед в своем развитии», Астана, 2006 г.; «Казахстанская наука - социология». Алматы, 2007 г;

конференция Социологического факультета Российского государственного гуманитарного университета «Государства и нации между локальным и глобальным», Москва, 2007 г.; конференция, посвященная 15-летию установления дипломатических отношений между РК и РФ «Казахстанскороссийские отношений на современном этапе: итоги и перспективы сотрудничества», Астана, 2007 г.; «Молодежь и современность: проблемы мировоззрения, политики и морали», г. Семей, 2007 г.; «Парламентаризм в Казахстане: состояние и перспективы развития», Астана, 2007; «Роль личности в истории», проводимая в рамках празднования Дня Республики Музеем Первого Президента РК, партией «Нур Отан» и «Республиканским движением «А Орда», Астана, 2007 г.; конференция, посвященная памяти доктора политических наук, профессора М.С. Машана «Безопасность: международная, региональная, национальная (системный подход)», Алматы, 2007; «Социология Казахстана в условиях глобализации: состояние, проблемы и перспективы», Астана, 2007 г.; «Этносоциальные процессы во Внутренней Евразии:

материалы», Семей-Новосибирск, 2008 г.; семинар «Путь в Европу:

Использование возможностей председательства Казахстана в ОБСЕ», Лондон, Великобритания, 2008 г.; Второй конгресс социологов тюркоязычных стран «Гражданское общество и социальный прогресс в XXI веке», Алматы, 2008 год;

Третий конгресс социологов «Социологические исследования и инновационное развитие», Алматы, 2008 год.

Отдельные результаты исследования были использованы на семинарах повышения квалификации государственных служащих Академии государственного управления при Президенте Республики Казахстан, лекциях для Центра музейной педагогики Музея Первого Президента РК, на кафедре социологии Евразийского Национального университета им. Л.Н. Гумилева.

По теме диссертации автором опубликовано 37 статей, 11 из них в изданиях, рекомендованных Комитетом по контролю в сфере образования и науки Министерства науки и образования РК, 4 статьи опубликованы в зарубежных научных изданиях.

Структура диссертационной работы. Работа состоит из введения, семи разделов, тридцати трех подразделов, заключения, списка использованных источников и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность темы, характеризуется степень изученности, определяются цель и задачи исследования, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту. Всего представляется 16 положений для защиты.

В первом разделе «Герменевтическое измерение мониторинга: новая интерпретационная карта» рассматривается новый подход в практике анализа и отслеживания общественных процессов. На основе ведущих научных разработок выведена новая модель мониторинга как механизма семантического взаимодействия с окружающей действительностью, позволяющего вносить в нее необходимые реконструкции, то есть собственно запускать процесс управляемых изменений.

Первый подраздел « Понятие герменевтики и интерпретативный подход» раскрывает суть интерпретативного метода.

На основе анализа авторов И. Девятко, А. Шнитке, Ш. Рише, Э. Кассирера, К. Юнга, Ю.М. Лотмана, К. Берка, В.М. Розина, П. Рикера, Р. Коллинза показано насколько важны символические, семантические формы отображения действительности. Среди моделей семантического взаимодействия с действительностью выделяется интерпретация, как наиболее креативная институция, способная предлагать некие ответы, как поменять то, о чем мы говорим. В этом контексте углубляется видение понятия измерения. Из системы формальных моделей и индикаторов, оно превращается в определенную культуру или даже эстетику ума, в которой сочетаются изящность, гибкость и одновременно дисциплинированность мысли.

Текст предстает в качестве главного инструмента интерпретаций. Он не абсолютен, но представляет высокий уровень эвристичности. В действительности, мы имеем дело не с физическими объектами, социальными процессами, погодой, климатом и т.д., а их интерпретациями. Видя физический объект – мы его воспринимаем через словесную расшифровку. Субъект осознает свое бытие, что он живое, разумное существо через «истолкование своей жизни».

Основной вывод в том, что интерпретация – это производство смыслов из сжатых символов, свернутых интерпретаций, сигналов, событий, действий [10, с. 15-16]. Возможно, это само производство социального бытия, то есть вытаскивание новых смыслов, которые не сходятся ни в том, что хотели передать, но не могли в силу ограниченности языка, ни в том, что хотели бы скрыть, но после интерпретации не сумели блокировать утечку или понимание, догадку о скрываемом.

Второй подраздел « Природа социальных изменений и потребность в упреждающей политике» поднимает наверх две базовые категории – изменений и упреждения. Главная опора делается на двух противоположных измерениях – изменения есть, их не может не быть с одной стороны и ничто никогда не меняется [7, с. 9]. Основной итог, что изменения происходят, но они не обязательно могут быть прогрессивными, однонаправленными. Периоды роста могут сменяться этапами падения. Но главное, что изменения в любом случае приносят социальные стрессы, которые иногда доходят до нанесения «культурной травмы» [6, с. 6]. Поэтому с изменениями надо работать.

Особую важность приобретает рисковый анализ. Мониторинг - не обязательно отслеживание предмета внешней стороной. Это может быть и самомониторинг, то есть внутреннее слежение. Причем это один из самых эффективных видов мониторинга, поскольку кто лучше может знать свое самочувствие, так этот тот, в ком оно продуцируется. Попросту ему нужен инструментарий, чтобы распознавать свое состояние, диагностировать его.

Вместе с тем, роль государства здесь сохраняется. В некоторой степени оно играет роль «методолога мысли». Соответственно мониторинг должен осуществляться в первую очередь под эгидой государства, во взаимодействии с институтами гражданского общества собираться, компоноваться и выдаваться по каналам обратной связи, в т.ч. через политическую риторику и рефлексию.

В третьем подразделе «Дискурс о рациональности» показывает, что не все общественные процессы можно объяснить через инструменты разума. Должно оставаться достаточно места для иррационального, эмоционального и подвижного. Человек пытается максимально упорядочить свою жизнь, поставить ее, так скажем, на поток и это превращается в рациональный конвейер. Однако кризисы парадигм, показывают, что человеческая природа намного сложнее и его трудно заковать в рамках неких рациональных схем.

Поэтому, как по мысли Н.А. Назарбаева, высказанной на съезде лидеров мировых и традиционных религий в 2006 году, религия не становится реликтом.

Она как «отдушина», позволяющая современному человеку питаться духовностью в условиях, когда весь мир стал сверхпрагматичен [16, с. 2].

Мир не может обойтись без мифологии. По М.М. Тажину они действуют как на национальном, так и глобальном уровнях. Причем производится сознательное мифотворчество [17]. Главным инструментом продвижения мифов становится информация. По М. Кастельсу сегодня речь идет об информациональном обществе как специфической форме социальной организации, в которой генерирование информации становится источником производительности и власти.

Четвертый подраздел «Реконструкция социальной реальности через текст» демонстрирует возможности интерпретаций, так сказать, в действии.

Раскрыто их реконструирующее начало. Разум может быть поражен тем, насколько мощно может менять картину представлений интерпретация, описание, казалось бы, обыденных вещей. Причем реконструирующие потенции текстов раскрываются и в сфере международных отношений. Это проявляется в рамках деятельности таких крупных международных площадок как Давосский форум.

Примечательной стала статья Президента Н.А. Назарбаева «Ключи от кризиса», в которой был предложен отнюдь нетривиальный для политиков, текст-реконструкция [18]. Материал насыщен новациями, новыми подходами и видением изменений в мировой системе. Как отмечает российский эксперт Уразалиева Г.К., предложенный дискурс отличается кардинально, ведь им предлагается конструирование, как новых Институтов мирового масштаба, так и изменения терминологии, языка науки и политической практики, отражающих деятельность инновативных структур [19, c. 1].

Образцы текстов-реконструкций Н.А. Назарбаева содержатся практически во всех его творческих произведениях и выступления. Среди них историческое выступление на 47 сессии Генеральной Ассамблеи ООН в октябре 1992 года, в котором была выдвинута идея созыва СВМДА, книга «Критическое десятилетие», в которой говорится конкретно, о предвидении критических лет в наступившем XXI веке.

В пятом подразделе «Коммуникативная концепция и сжатие времени»

приводится анализ коммуникативного развития общества. Говорится, что с момента зарождения письменности, человечество прошло большую эволюцию и в настоящее время основой коммуникации современного общества становится текст – либо это символы, либо месседжи, либо спичи.

Мир стремится сжимать информацию. Все сходится до минимального набора знаков или символов. Вместе с этим, происходит и сжатие исторического времени. За относительно малые промежутки времени теперь могут совершаться такие действия, на которые ранее могло потребоваться ни одно десятилетие, как, например, это иллюстрируется развитием Казахстана. В этом контексте важно наращивание адаптивных свойств обществ, зачастую не успевающих справляться со стремительными изменениями. Гармонизация теперь кроется в семантическом согласии по Ю. Хабермасу.

Шестой подраздел «Цифровой формат самоорганизации глобального мира» фокусирует внимание на феномене гипертекстуальности или гиперреальности. Мир переходит на цифровую версию не только в технологическом смысле, но и семантическом [4, с. 206]. Это связано с развитием индустрии рейтингов и индексов. Поле рейтингов и индексов разрослось сегодня до такой степени, что они становятся не только методом исследования, но и самостоятельной областью научного интереса. Мир тяготеет к «цифровой максиме», то есть попробовать объяснить мир только языком цифр и кодов. Однако цифры или по И. Валлерстайну «квантификация» будучи абсолютным рационализированным стереотипом противоречит человеческой природе, которая носит элементы иррациональности. Поэтому рейтинги, цифровое облачение социологических текстов необходимо рассматривать с точки зрения цифровой аппликации, то есть наложением на общий живой текст жизни определенных показательных элементов, улучшающих понимание реальности.

Седьмой подраздел «Антропологизация и разворот общества к человеку» показывает усиление акцентов на человеке в социологии.

По П. Бурдье нам приходится иметь с тремя видами субтекстов: докса, гетеродоксия и ортодоксия. Это вскрывает сложность развития главного объекта изучения в социологии – это общественные настроения и предпочтения.

С. Московичи ушел от субстанционалистской трактовки представлений Э.

Дюркгейма. Он усматривал во множественности, напряженности представлений их реальную сущность. Социальные представления – это несущая конструкция повседневности. Они изменчивы, летучи. Поэтому жизнь устоявшейся, не хаотической делает то, когда происходит интерпретация действительности, синтезирования и упаковка смыслов в рамках конкретных лингвистических или графических форм.

Изменение в подходах осмысления, интерпретации связаны с общим обновлением мировой мысли, берущей основания еще со споров вокруг пересмотра концепции «государства всеобщего благосостояния».

Общественный сектор стал восприниматься не столько как объект воздействия или политической эксплуатации, а как самостоятельный феномен, обладающий собственной экономикой. На таком фоне возрастает спрос на публичность, то есть такую практику, которая предполагает взаимодействие с обществом.

Восьмой подраздел «Баланс глобального и национального» раскрывает резервы возможностей региональных и национальных социологических школ в копилку знаний современности. По идее профессора М.С. Аженова, который вместе с К.У. Биекеновым является патриархом казахстанской социологии, является положение о том, что национальный вид науки имеет право быть. Она должна уделять внимание особенностям развития национальнотерриториальной общности, выявлять новые прецеденты и находить стыки, обогащать всеобщую теорию и методологию [20]. Западная методология нужна Казахстану, но ее нужно хорошо знать и квалифицированно усваивать. Поэтому доктор социологии А.Т. Забирова предостерегает казахстанскую социологию, стремящуюся преодолеть ловушки абстрактного эмпиризма и выйти на широкие теоретические поля, от так называемых «граунд» теорий [21, c. 22].

В этом контексте глобальный кризис, с которым столкнулась человеческая цивилизация в 2007-2008 гг., во многом был спродуцирован недостаточным учетом восточной философии. Идея перехода к обществу «акметала», отсылки на высказывания крупных ученых Евразии в статье «Ключи от кризиса»

Президента Н.А. Назарбаева, подталкивают нас обратить внимание на первоистоки, начиная еще с древнегреческих философов, ученых раннего средневековья, когда в мире доминировала восточная по своему характеру мудрость.

Таким образом, мы пытаемся найти наиболее адекватные инструменты для изучения нашей социальной реальности, в которой доминирует восточноазиатский-номадический-умеренно-модернизированный, смешанно урбанизированный субстракт.

Второй раздел «Основные изменения в структуре массового сознания казахстанского общества» рассматривает факторы изменений в настроениях в обществе, ключевые закономерности в социально-политическом поведении населения, динамику в социальной повестке дня, приводит модель политического сознания казахстанцев. Общая хронология анализа затрагивает 18 лет, то есть период независимости Казахстана.

Первый подраздел «Факторы изменений массового сознания казахстанцев» содержит материал о периодизации постсоветского транзита Казахстана, трех ключевых магистральных направлениях социальной адаптации населения - миграции, культурно-духовном развитии и изменении социально-экономического поведения.

Специфика Казахстана определялась «тройным транзитом». Причем самым сложным оказалось развитие третьего компонента переходного периода – изменение сознания.

Ведущим фактором адаптации населения в условиях транзита стала миграция. Миграция выступила в качестве главного инструмента замещения неадаптивного населения на ориентированного приспосабливаться в изменившейся среде. В результате миграционных изменений произошло переструктирование этнодемографического полотна Казахстана. Численность коренного населения достигла квалифицированного большинства. Возросла доля азиатских этносов и понизилась – еврославянских. Это сказалось на изменении стратегий социальной адаптации. Возрос спрос на казахский язык и культуру. С Казахстаном сегодня идентифицирует себя порядка 91 % респондентов, тогда как в 1991 году 86 % не могли себя представить вне Советского Союза. Это стало результатом гибкой модели формирования единой общности, границы которой пролегают между «чистым» либерализмом (равенство этнических групп) и консолидацией вокруг главного этноса.

На этом фоне поступательно нарастает значимость конфессионального фактора. Более двух третьих населения Казахстана является по своему этническому происхождению мусульманским. Но доминанта Ислама в Казахстане никаким образом не препятствует полноценному функционированию других вероисповеданий [16, с. 2].

В целом население поддерживает доминанту светского формата и мягкую протекцию традиционным конфессиям в соответствии с долей их последователей в демографической структуре общества. Причем среди казахов превалирует мнение, что Казахстан скорее исламская страна, чем территория, где преобладают две конфессии.

В блоке социально-экономической адаптации в результате реформ граждане в целом принимают условия нынешнего времени и готовы активно строить свою жизнь с учетом требований и канонов рынка. Вместе с тем, в массовом сознании сохраняется сильная приверженность идее сохранения сильного государства. Патернализм – это и проблема, и ресурс влияния власти в сегодняшних условиях. На нем в принципе и зиждется внутриполитическая стабильность. Особенно чувствительно общественное мнение реагирует на социальные меры госорганов в кризисный период.

Второй подраздел «Закономерности социально-политического поведения граждан» рассматривает ключевые наклонности граждан, их практики реагирования на политические процессы.

Динамика протестного потенциала сильно зависит от экономической конъюнктуры. Пиковые показатели социальной напряженности наблюдались в середине 90-х годов. С началом периода экономического роста протестность снизилась до минимальных отметок. В условиях новых волн кризиса в 2007гг. вновь уровень готовности к протестным акциям стал возрастать. По такой же закономерно развивается уровень политизации. Закономерность здесь проста – граждане тем больше интересуются политикой, чем хуже ситуация в экономике.

Снижающийся характер политизации населения в межкризисный период сказался на электоральной активности – с 83,9 % на выборах Верховного совета Казахской ССР ХII созыва 25 марта 1990 года до 64,56 % на парламентских выборах 2007 года. По итогам электорального цикла 2003-2007 гг.

политическое поведение казахстанцев в принципе с некоторыми спецификами отражало законы «бэндвэгона», «андердога» и знаменитая «спираль молчания»

Э. Ноэль-Нойман. В ходе опросов нами было выявлено, что выборы и политические партии выступают как механизм снятия социальной напряженности.

Третий подраздел «Социальная повестка дня» показывает изменения в проблемном ряде. Вместе с тем, фокус проблем, волнующих население достаточно подвижен. Поэтому следует говорить лишь об относительной устойчивости проблемного ряда.

1. Высокие цены, инфляция – 67 %. Данная проблема всегда была в числе самых злободневных, но особенно она проявилась в условиях экономического роста как выражение «перегрева» экономики. Пиковый показатель актуальности пришелся на начало 2008 года - 81% опрошенных. В марте года этот показатель составил уже 67%. Но это говорит об усилении остроты ряда других проблем.

2. Состояние тревожности – 42 %. В ранг важнейшей проблемы общественная тревога вышла в течение 2007-2008 гг. В сравнительном году она не входила в первую десятку. Однако в 2008 году показатель тревожности достиг 44 %, то есть почти каждый второй из опрошенных имеет какие-то социальные опасения или страхи.

Одновременно следует говорить, что все-таки больше половины общества накопило определенный ресурс прочности. Уровень тревожности 2008 года составил чуть больше двух третьих от показателя 1997 года. При этом в рамках кризисной волны осени 2008 года тревожность даже несколько снизилась.

Население более сдержанно отреагировало на новую волну кризиса, чем по итогам осени-зимы 2007 года.

3. Проблема отсутствия работы или трудоустройства, риски потери работы - 35 %. Тревожность населения в большей степени проявилась на росте озабоченности населения проблемой безработицы, которая по показателю стала приближаться к периоду 1997 года. Особенно усилилась актуальность проблемы на волне кризиса осени-зимы 2008 года. Получается, что каждый третий из опрошенных проявляет беспокойство за отсутствие работы, удержание работы, сохранение позиций на своем трудовом месте, либо работой, имеющей только периодический, не постоянный характер.

4. Вопрос коррупции также остается среди самых важных проблем – 32 %. Усилия власти, предпринятые в 2004-2008 гг., в частности, в рамках политической, административной и судебно-правовой реформы, сказались на снижении актуальности коррупции с 47,5 до 24 %. Вместе с тем, уровень обеспокоенности населения коррупцией в 2008 году превышает показатель 1997 года. Следовательно, о кардинальном переломе ситуации здесь говорить пока преждевременно. К тому же на фоне нового витка усиления полномочий исполнительной власти и перевода экономики в «ручной механизм»

управления актуальность коррупции вновь возросла. Теперь о ней говорит каждый третий из опрошенных.

5. Проблема преступности входит в пятерку самых актуальных вопросов – 29 %. По сравнению с 1997 годом актуальность снизилась вдвое.

Постепенно была снята инерция сознания, заключающаяся в стереотипе о том, что ситуацию с преступностью переломить практически невозможно. Тем не менее на волне кризиса актуальность проблемы возросла. Социологический показатель числа граждан, сталкивающихся с проявлениями преступности, достигает 15 %, по некоторым регионам 20 %. При этом есть проблемы сокрытия преступлений.

Среди прогрессирующих проблем следует отметить здоровье населения (29 %), жилищный вопрос (27 %), проблемы села (21 %), перегруженность, нехватка дошкольных учреждений (20 %), экология (17 %).

Таким образом, четыре главных фактора будут определять перспективы социальной стабильности в Казахстане. Это: рост цен и инфляция, безработица, коррупция и преступность. Все проблемы находятся в критической зоне с негативными ожиданиями. Для инфляции – это негарантированная реакция рынка на девальвацию, для безработицы – сокращение производств, для коррупции – новое развертывание полномочий исполнительной власти и выделение больших средств антикризисной программы, преступность – сокращение социального оптимизма, помноженное на недостатки в работе правоохранительных служб.

Четвертый подраздел «Модель политического сознания казахстанского общества» содержит обоснование доминирующих типов политического сознания среди населения страны. Главный сдвиг в политической психологии казахстанцев заключается в в дрейфе с левого фланга в центр и нивелирование угрозы «красного ренессанса».

С одной стороны, на массовое сознание казахстанцев влияют нарастающие рыночные отношения в стране. С другой стороны, в массовом сознании явно прослеживается наличие своеобразного социального иммунитета относительно быстрых изменений. В этой связи, форсирование реформ наталкивается на внутреннее противодействие в обществе, вызывает инерцию, скрытый или открытый протест со стороны основной части населения. Это и представляет собой базу консерватизма, отраженный в модели политического сознания.

Емкость консервативного поля достигает порядка 50-55 %, что коррелирует с данными, которые фиксируются в российском социуме [22, с. 61].

Группы носителей консервативного сознания представляют собой опорную базу поддержки политического курса. Среди них, прежде всего, следует отметить группы так называемого среднего класса, средний возраст, высококвалифицированные и высокостатусные социально-профессиональные группы. В качестве основного носителя консервативного сознания выступает средний класс.

Пятый подраздел «Характеристика доминантного типа политического сознания» концентрируется на обосновании преимуществ консерватизма.

Первым преимуществом консервативного (центристского) типа политического сознания является то, что он может лечь в основу консолидирующей идеологии на фоне антатонизирующих типов политического мышления - левоориентированного и правоориентированного. Вторым преимуществом консерватизма является наиболее сбалансированная поддержка среди различных социальных групп общества.

С учетом сложившейся политической структуры общества радикальные реформы, ускорение фактически невозможно. Речь может идти о постепенной накачке консервативного сознания модернизационными, рыночными стимулами.

Третий раздел «Первый Президент и феномен социальной инженерии»

говорит о факторе лидерства в современной истории и особой миссии первого руководителя независимой страны.

Первый подраздел «Роль личности лидера нации в успехе модернизации страны» проводит параллели с такими фигурами, как К. Ататюрк, Ф.Д.

Рузвельт, Дэн Сяопин, М. Мохаммад, Шарль де Голль, Ли Куан Ю, М. Ганди, которые создали базу для прорыва своих наций. С учетом этого выводится миссия Первого Президента Казахстана.

Президента Н.А. Назарбаева отличает умение воспринимать общественное мнение, но не идти у него на поводу. Исходя из этого для ментальной специфики казахстанского общества, лидер нации, Первый Президент должен выступать в качестве ключевого фактора адаптации общества, как в политическом, так и экономическом смыслах.

Второй подраздел «Неординарность и способность Лидера воспринимать общественное мнение» показывает, что Лидер нации обязан смотреть поверх будничных дней, совершать нечто неординарное, что может менять общий социальный и политический контекст. И в этом плане выделяется, что Первый Президент стремиться ухватывать некий стержень, глубину истории и тонко увязывать ее с текущим развитие страны [23, с. 223Главным выводом стало, что лидерство заключается в тонком чутье общественных настроений. В то же время важным фактором является избегание ловушки идти на поводу у социальных групп, подверженных желанию манипулировать или реализовывать собственные интересы под прикрытием первой фигуры в стране. Президент Н.А. Назарбаев является ведущим фактором консолидации казахстанского общества. Но миссия его сложна тем, что он призван вывести нацию на саморазвивающийся путь, когда уже будет работать не личность, а институты. Решение такой задачи еще не завершено и в этом содержатся основные ожидания от персоны действующего Главы государства.

Третий подраздел «Послания народу как инструмент социального инжиниринга» демонстрируют на основе дискурс анализа, какая программа содержится в обращениях Главы государства к народу и какова на нее имеется реакция адресата. Отмечается, что с началом практики Посланий более управляемым стал не только государственный сектор, но и процесс формирования массового сознания. Безусловно, поворотным во всех отношениях стало Послание Президента 1997 года, когда была провозглашена Стратегия «Казахстан-2030».

С учетом этого приведена динамика показателей поддержки Президента со стороны населения за период с 1993 по март 2009 гг. В целом самый минимальный уровень поддержки Главы государства по социологическим опросам отмечался в 1994 году, когда он равнялся 57 %. Максимальный уровень зафиксирован в июле 2007 года после завершения конституционной реформы и объявления внеочередных парламентских выборов – 96,3%.

Четвертый подраздел «Основные имиджевые характеристики Президента Казахстана» отмечает, что во многом образ идеального Президента у казахстанцев сформировался под воздействием реально действующего Главы государства. Сделан вывод, что Президент в поствыборный период продолжал держать контроль за ситуацией в стране в своих руках. В то же время он дал больше свободы действий для представителей своей команды. То есть, пришла модель мудрого управления. С началом кризиса президентский контроль усилился. Глава государства укрепляет своим влиянием доверие Правительству как главному антикризисному инструменту.

Доминирующим в образе Назарбаева является представление о нем как о крупном государственном деятеле, безусловном лидере нации, что выражается сравнениями с крупными животными и растениями: лев, медведь, волк, байтерек. Заметная часть ассоциаций свидетельствует о том, что Назарбаева считают не просто «отцом», но и создателем нации: так можно интерпретировать многочисленные сравнения с государственными символами (беркут, барс) и историческими персонажами, которые играли аналогичную роль в истории своих народов (Абылай-хан, который объединил народы;

народный герой, Петр I, король Артур, Бейбарс).

В то же время при анализе ассоциаций отчетливо проявилось восприятие Н.А. Назарбаева как политика, который стоит один на один с гигантскими для массового сознания политическими проблемами. Он человек, который «ведет за собой народ» и в то же время оказывается никем не подстрахован ему не на кого надеяться, кроме себя.

Пятый подраздел «Ключевые достижения Президента Н.А. Назарбаева и имиджевые ожидания населения» на результатах фокус-группового исследования показаны качественные оценки населением заслуг Президента и запросы к Лидеру нации.

Отмечается, что всех положительных изменениях, произошедших в стране, так или иначе прослеживается вклад Первого Президента. Глава государства и есть архитектор современного Казахстана. Президент достигал не просто отдельных успехов или поднимал отдельные отрасли, но двигался комплексно, сформировав тем самым некий свой подход, особую модель развития.

Благодаря президентскому курсу Н.А. Назарбаева, Казахстану удалось выскочить из «прокрустова ложа» постсоветской провинции, отягощенной целым комплексом, которые были способны привести страну в ряд несостоявшихся государств. Теперь это уже страна с собственным именем, ведущей свою внешнюю политику, решающей в соответствии с собственными интересами внутриполитические вопросы, наконец, с четко устоявшимся имиджем крупной энергетической державы, с динамично растущей экономикой.

Неспокойный, динамичный характер, энергетика Президента изначально сфокусировались на беспрестанном поиске прогрессивных начал, проектов, идей.

Казахстанцы верят своему Президенту, действующему Главе государства Н.А. Назарбаеву. Тот ресурс, которым он обладает, является не только его политическим преимуществом, но, прежде всего, социально-психологическим преимуществом Казахстана. Оно воспроизводит и подкрепляет другое прогрессивное преимущество – это социальный оптимизм.

Четвертый раздел «Социальный оптимизм как социологическое открытие и идеология в Казахстане» раскрывает суть одной из ведущих доктрин идейно-политического конструирования рыночных обществ, взятых на вооружение в Казахстане.

Первый подраздел «Новые контуры социальных политик за рубежом»

показывает характер изменений в характеристиках роли государства в западных системах.

В Казахстане длительное время экспертные дискуссии о национальной идее шли без учета глобальных трендов. Несмотря на скептическое отношение постмодернистов к тематике прогресса, тем не менее, возникают новые концепции оптимистического восприятия истории и будущего человечества.

Эксклюзивные преимущества протестантизма в развитии рыночных отношений стали преодолеваться конфуцианской философией, ставшей основой возникновения особого психотипа наций, создавших экономическое чудо стран Юго-Восточной Азии. В этот контекст хорошо вписывается продвижение идей мусульманских технократов в Малайзии и Индонезии. Эксперты стали говорить об особом феномене социального оптимизма как стимуле развития догоняющих экономик. В этом русле лежат оценки развития Испании, России, стран Латинской Америки, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии.

В целом, в западных обществах длительное время дискутировалась проблематика пересмотра концепции «Welfare State» и вообще вокруг либерализма как такового. Обрушившийся кризис спровоцировал столкновение укрепляющегося либерализма и возникшей потребности глубокого вмешательства государства в экономику. Поэтому запад озабочен сегодня формированием так называемой «философии надежды», то есть восстановления глобального доверия и снижения планки протекционизма.

Второй подраздел «Разворот в сторону доктрины социального самочувствия» содержит материал о начале социологического дискурса в Казахстане по тематике социальных настроений, самочувствия и предпочтений как категорий социологии. Начало этого берется примерно с 2004 года [24, с.

46-47]. Внутренние социологические открытия казахстанских исследователей с этого же периода начинают подтверждаться и зарубежными оценками, в частности исследованиями ЕБРР и Всемирного банка в 2004 году. Наличие важных конкурентных социально-психологических свойств казахстанского социума подтверждает «Евразийский монитор». Превышение показателя поддержки населением Президента над уровнем удовлетворенности жизнью говорит о том, что доверие граждан своему лидеру основывается не только и не столько на аргументах материального плана, а на более высоких мотивах.

Третий подраздел «Вопросы закрепления социального оптимизма в Казахстане» отмечает, что Казахстан благоприятно отличается от всех постсоветских стран тем, что здесь социальный оптимизм хорошо укоренился в общественной психологии населения. Но как любой ресурс он требует пополнения. Даже в США, считающей страной, спродуцировавшей «американскую мечту» в 2008 году пришла ситуации обновления. Корни победы Б. Обамы кроются именно в социальных факторах, в возникновении активной электоральной базы, ориентированной на улучшения. Это преимущественно молодое поколение, включая мигрантов.

Как отмечает профессор Л.Ю. Зайниева: «анализ накопленного мировым сообществом опыта показывает, что доверие молодого поколения можно завоевать только решительными действиями по поддержке его жизнедеятельности» [25, с. 79]. Молодежь как наиболее энергичная, меняющая часть общества будет подкреплять общественный энтузиазм, амбиции. Это важный резервуар для укрепления социального оптимизма.

Сложность сегодняшней ситуации в том, что в плане наших достижений мы слишком расточительны. Мы слабо верим в свои силы, скептически оцениваем инициативы, недостаточно продвигаем своих героев, что-то все время недоделываем, склоняясь преимущественно к имитационным моделям поведения, то есть «психологии временщиков».

Четвертый подраздел «Возведение социального оптимизма в ранг идеологической доктрины» показывает, как социологическое открытие социального оптимизма трансформировалось в идеологию, перешло на уровень целенаправленной политики. В первую очередь указывается Послание Президента 2008 года, в котором была прямо приведена категория социального самочувствия. Далее говорится о хронологии событий 2008 года, в рамках которых власть предприняла важный идеологический ход, артикулировав социальный оптимизм в качестве одной из базовых идеологем, наряду с такими из них, как «стабильное развитие», «укрепление государственности» и «единство народа». Таким образом, произошло окончательное преобразование важнейшего социологического открытия, сделанного за последние 4 года в Казахстане, в идеологическую доктрину. Власть сделала это намеренно, собирая в «один кулак» все имеющиеся ресурсы, даже, если они такие, на первый взгляд, неочевидные, как социальный оптимизм.

Пятый раздел «Реконструкция пространства политики и партий в Казахстане» демонстрирует основные вехи партийно-политического строительства в стране на основе комплекса различных показателей.

Первый подраздел «Этапы партийно-политической реконструкции»

показывает, что главной линией континуума преобразования партийной системы в Казахстане за почти два десятилетия независимости стал переход от атомизированной или неограниченной многопартийности к системе сначала умеренной многопартийности, а затем полуторопартийности.

Прослеживается роль и значимость президентского фактора в партийнополитической реконструкции Казахстана. Глава государства заложил основы, чтобы общественно-политическая жизнь регулировались через Парламент, то есть партии, обладающие поддержкой населения. Произошло упорядочение политического процесса через активное участие Президента в партийном конструировании. Ведущим инструментом упорядоченной политической системы призван был стать Парламент. Соответственно, конституционные реформы 1999 года и затем 2007 года были посвящены главным образом ему и в целом системе представительных органов.

Второй подраздел «Модель партийно-политической сферы Казахстана после реформ 2007 года» отмечает, что реализованный в Казахстане механизм общественного диалога на пути к политическим реформам соотносится с концепцией «делибертативной демократии» Ю. Хабермаса. Здесь и опыт Постоянно действующего совещания по выработке предложений по дальнейшей демократизации и развитию гражданского общества, Национальной комиссии по вопросам демократии и гражданского общества, Государственной комиссии по разработке и конкретизации программы политических реформ. По итогам их работы в 2007 году было принято свыше 60 поправок в Конституцию, в том числе 12 концептуального характера.

Ведущей парадигмой конституционной реформы стал переход к президентско-парламентской форме правления. Была введена система полной пропорциональности. При проведении конституционной реформы была осуществлена целостная количественная и качественная проработка новых параметров политической системы. В частности, это проявилось при расчетах необходимого количества депутатов относительно численности населения.

Наряду с мерами, высвобождающими политическую инициативу общества, в результате реформ все же сохранен ряд механизмов охранительного и чрезвычайного характера. Важным охраняющим «чипом» является сохранение сильным и функциональным института президентской власти.

Третий подраздел «Выход «Нр Отана» на позиции доминантной партии» фокусирует внимание на преимуществах доминантной партии.

Главным преимуществом НДП «Нр Отан» стало прямое председательство в ней Н.А. Назарбаева [26, с. 5]. Оценочно решение Президента стать партийным дало приращение рейтингам «Нр Отана» в пределах 20-25 %, что от базового показателя составило примерно треть. Но, безусловно, не только фактор Президента сыграл в пользу партии. Имел значение мощный политический капитал: массовость партии, разветвленная структура, поддержка квалифицированного большинства избирателей, каналы «обратной связи», постоянный активный стиль, разработка внешнего ресурса, выстраивание внутрипартийной жизни на демократической основе.

Таким образом, по итогам политической реконструкции нишу доминантной партии, занял «Нр Отан». Он сконцентрировал существенные ресурсы для электоральной мобилизации и выступает как единственная в Казахстане массовая партия. Фактически, партия приближается к тому периоду, когда может отделиться от административного ресурса и сыграть роль в качестве самостоятельного политического фактора.

Четвертый подраздел «Новые шаги в партийно-политической реконструкции» говорит, что выборы 2007 года ускорили политические реформы, прописанные в рамках Основного закона страны. Но именно «общественная посадка» реформ является важным аспектом их эффективности.

И в этом контексте стали возникать замечания по функционированию обновленной политической системы. Они лежали как в русле критики партийной системы, так и качества самого Парламента. Эксперты А. Айталы, М.С. Нарикбаев высказывали замечания по однопартийному характеру Парламента. Корифей казахстанской юридической науки С.З. Зиманов выделил ряд проблем функционального порядка.

Но это было только часть проблемы. В целом необходимо было произвести определенные коррекционные меры на уровне системы. Выступая на 17-ой ежегодной сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ 29 июня 2008 года, на открытии второй сессии Парламента 4 созыва 2 сентября 2008 года Глава государства высказался за формирование механизмов представительства в Парламенте не менее двух политических партий и упрощения процедур их государственной регистрации. В конце 2008 года произошел новый шаг по пути реконструкции политической системы – принятие поправок в законы «О политических партиях», «О выборах», «О СМИ». Были включены новые страховочные механизмы, своеобразный «субсидиарный режим», когда государство гарантирует партии номер два участие в распределении парламентских мест, даже, если она не сумеет преодолеть 7-процентый барьер.

На эту роль могут претендовать как минимум четыре партии - «А жол», «Ауыл», ОСДП и «ділет».

Шестой раздел «Социологическая инфраструктура как объект мониторинга» показывает, что социология должна выступать не только как инструмент изучения социальной реальности, но и как предмет изучения и мониторинга.

Первый подраздел «Вопросы институционализации казахстанской социологии» доказывает рост актуальности социологического знания в Казахстане в силу прочеловеческого разворота государственной политики.

Социология в Казахстане начала институционализироваться до обретения страной независимости. Первые социологические исследования и подразделения в стране начали создаваться в конце 1960-х годов. Официальной датой появления структуры, готовящей социологов, считается 1988 год [27, c.

13].

В рамках независимого Казахстана социология пережила несколько ключевых этапов. Первый этап относится к периоду становления государства с 1991 по 1997 год, когда возникли социологические исследовательские центры первой волны. Вторым важным рубежным этапом развития социологии в Казахстане можно считать 1997 год, когда Президент Н.А. Назарбаев предложил так называемую Стратегию развития страны до 2030 года. На третьей стадии, начиная с 2002 года, произошло объединение казахстанских социологов в общую Ассоциацию. С этого же периода начинается мощная волна создания исследовательских служб на региональном уровне. Профессор Л.Я. Гуревич также отмечает рубежный характер 2002 года для казахстанской социологии. К примеру, в этот период в обороте БИСАМ доля заказов казахстанских компаний возросла с 5% в 1997 году до 70% в 2004 году [28, c.

34].

Таким образом, социология в Казахстане состоялась как общественный, научный и образовательный феномен. Социологическое сообщество имеет возможности как-то реагировать и противодействовать политизации практики социологических исследований, их использования в нечистоплотных целях.

Второй подраздел «Ассоциация социологов Казахстана как корпоративный научно-профессиональный институт» обобщает деятельность АСК за шесть лет с момента создания. АСК объединила всех социологов Казахстана. Единство казахстанских социологов выгодно отличает их от других стран СНГ.

Профессор К.Г. Габдуллина выделяет 14 наиболее значимых фигур в АСК [29, с. 13-15]. Этот список, конечно, можно расширять. Ассоциация – это добровольное объединение и здесь многое зависит от личной инициативы его участников. В этом смысле полного охвата институционализации социологии АСК сделать не может. Но самое важное, что за последние несколько лет к мероприятиям АСК потянулись регионы.

Важным преимуществом казахстанской социологии являлось то, что она, разрабатывая собственную научную лоцию, все же не стала разделяться с российской социологией. Однако у казахстанской социологии имеется собственная реальность. Поэтому важна кооперация национальных школ, например, в рамках тюркского пространства, что обсуждалось на Втором конгрессе социологов тюркоязычных стран, прошедшем в апреле 2008 года.

Однако, конгресс не ограничился узкими вопросами исследования культуры и специфик стран тюркского пространства. Была дана попытка ответить на вопросы глобального характера по гидденсовскому принципу «Третьего пути».

Третий подраздел «Диагноз социологического поля» обращает внимание на исследовательский рынок Казахстана. В общей сложности здесь действует от 75 до 100 кампаний или служб. Несмотря на интенсивное развитие социологического пространства и социологических исследований, уровень социологии в целом в стране остается далеки от желаемого. По данным Центра этно-политических и гуманитарных исследований вскрываются резервы для дальнейшего развития и институционализации казахстанской социологии.

Помимо общественной структуры, которая бы выступала механизмом консолидации и диалога социологов, необходимы механизмы, которые поставили социологические исследования на профессиональный уровень.

Другими словами нужен Институт профессиональной социологии. То, что в этом потребность существует, показывает нарастание отдельных негативных моментов в социологической практике, особенности в исследованиях общественного мнения в рамках мониторинга общественно-политической ситуации.

Четвертый подраздел «Механизмы экспертного аудита за качеством социологических исследований» показывает важность слежения за качеством социологического мониторинга.

Определенные защитные механизмы против некачественных, политизированных исследований были заложены в рамках поправок в избирательное законодательство, внесенных еще в 2005 году. Но надо двигаться дальше. Открытое выступление вице-президента АСК, профессора С.Т. Сейдуманова на парламентских выборах 2007 года просигнализировало о попытке вторжения в социологическое пространство некачественных исследований. Речь идет о явном использовании предвыборных опросов в политических целях [30].

Высказанный критерий относительно качества исследований был подхвачен казахстанскими учеными-социологами. В рамках журнала «Саясат-Policy», презентованного на международном круглом столе в Алматы в октябре 2007 г., имеется статья профессора К.У. Биекенова и доктора социологических наук Ш.Е. Джаманбалаевой. Ими выделяется два ключевых критерия, определяющих качество социологических служб и вследствие этого доверие к производимой ими опросной продукции. Это наличие стабильной сети интервьюеров и обеспечения ее контроля [31, с. 21-22].

Также приводятся результаты экспертного аудита достоверности данных исследовательских служб в рамках выборных кампаний 2005 и 2007 гг.

социологического мониторинга» концентрирует новые технологии, используемые для повышения адекватности исследований реалиям сегодняшнего общества.

Первый подраздел «Основные тенденции в мире технологий мониторинга» показывает глобальный контекст усовершенствования аппарата технологий управления общественными и шире геополитическими процессами.

Двадцать первый век приносит новый феномен «сетевого общества».

Повышение уровня знаний, коммуникации в современном мире ведет к усложнению организации общественного мнения. Следовательно, для получения необходимого знания необходимо прибегать все более к сложным и, что самое главное, тонким, ненавязчивым методам исследования, чтобы интересующее нас мнение было выявлено, а не скрылось опасениями респондентов, нежеланием делиться сокровенным. Магистральным направлением в развитии опросных технологий сегодня является более чувствительный и гибкий инструментарий, способный улавливать тонкие нити в развитии общественных настроений, скрытые мотивы, латентные тенденции в массовом сознании.

В этой связи говорится, что интерпретация данных – это сложнейшая социологическая технология. Приведены примеры «цифрового жонглирования» - элемента социологической «кухни».

Второй подраздел « Технология определения параметров опросного инструментария» раскрывает суть новых подходов в программинге исследований. Мы сконцентрировались на том, как через количественные показатели, определять качественную сторону социологического инструментария, то есть опросной анкеты.

На примере деликатной темы религиозных предпочтений была апробирована методика раскрытия потенциала инструментария. Была дана структура параметров инструментария: 1) количество вопросов; 2) доля основных вопросов в анкете; 3) количество вариантов ответа; 4) средняя тестовая нагрузка на вопросы; 5) протяженность, на которой располагаются вопросы того или иного блока; 6) порядковый номер начального вопроса того или иного блока; 7) порядковый номер конечного вопроса того или иного блока;

число вопросов, последовательно располагающихся друг за другом; 8) число фрагментов вопросов, разделенных вопросами других блоков; 9) среднее фрагментирование блоков вопросов, рассчитываемое от количества вопросов на один фрагмент. Помимо этого были сконструированы интегрированные индексы по ключевыми направлениям: индекс глубины религиозности; индекс неудовлетворенной потребности в информации о вероучениях;

интегрированный показатель толерантности населения; интегрированный показатель лояльности населения к политике власти в сфере религиозных отношений.

Третий подраздел «Применение дискурс-методики при анализе политических платформ партий» говорит о методике дискурс-анализа.

Опираясь на него, можно представить весь потенциал дискурсной методики анализа политических текстов. Через дискурсивный подход можно увидеть не только текст, но и то, что он хотел бы сказать, исходя из имманентно заложенного в нем смысла.

На примере дискурс-анализа предвыборных выступлений лидеров партий и их платформ показываются возможности вскрытия закрытых мотивов. В частности, было доказано, что лидерство доминантной партии «Нр Отан»

содержится в первую очередь в универсальности ее программы.

Оппозиционные партии отличаются популизмом и очернением действительности. Конструктивная оппозиция балансирует на грани между лояльными и радикальными.



Pages:   || 2 |
 
Похожие работы:

«САДРЕЕВА ЭЛЬВИРА ФАРГАТОВНА КОРПОРАТИВНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСЬ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА: ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ Специальность 22.00.03 – экономическая социология и демография Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Казань – 2010 Диссертация выполнена в ГОУ ВПО Казанский государственный финансово–экономический институт Научный руководитель : доктор социологических наук, профессор Зиятдинова Флюра Газизовна...»

«КИСЕЛЕВ Евгений Анатольевич СТИЛЬ ЖИЗНИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ (региональный аспект) Специальность 22.00.03 – Экономическая социология и демография Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук ПЕНЗА 2013 Работа выполнена на кафедре Социология и управление персоналом в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Пензенский государственный университет....»

«Портнов Игорь Анатольевич Организационная культура российского малого бизнеса 22.00.08 – социология управления Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону – 2007 2 Диссертация выполнена в ФГОУ ВПО Южный федеральный университет, в Институте по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук на кафедре социологии, политологии и права доктор социологических наук Научный руководитель :...»

«Кирпичников Василий Сергеевич СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ОСНОВАНИЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ СРЕДНЕГО СЛОЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 22.00.06 - социология культуры, духовной жизни (социологические наук и) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону 2002 Работа выполнена в Ростовском государственном педагогическом университете на кафедре регионоведения и этносоциологии. Научный руководитель доктор социологических наук,...»

«Корнеева Ольга Тихоновна ВЛИЯНИЕ СМИ НА ФОРМИРОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО НЕРАВЕНСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону – 2010 Работа выполнена в Южно-Российском государственном техническом университете (Новочеркасский политехнический институт) Научный руководитель : доктор социологических наук, профессор Самыгин Сергей Иванович...»

«Скиданова Лилия Алексеевна РЕЙДЕРСТВО КАК СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН Специальность 22.00.03 – Экономическая социология и демография АВТОРЕФЕРАТ диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва 2010 1 Работа выполнена на кафедре социологии управления факультета государственного управления Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова Научный руководитель : доктор философских наук профессор Маслова Алла Гавриловна Официальные...»

«Галатов Сергей Васильевич ПРОБЛЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМОЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ 22.00.08. – социология управления Автореферат на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону - 2008 Работа выполнена в ФГОУ ВПО Южный федеральный университет Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Волков Юрий Григорьевич Официальные оппоненты : доктор социологических наук, профессор Попов Михаил Юрьевич кандидат...»

«Биканов Роман Михайлович СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ МОДЕЛИРОВАНИЯ В УПРАВЛЕНИИ Специальность 22.00.08.- Социология управления АВТОРЕФЕРАТ Диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва - 2003 Работа выполнена на кафедре Социологии, психологии и педагогики Московского государственного технологического университета Станкин Научный руководитель : Доктор экономических наук, профессор Чараев Г.Г. Официальные оппоненты : Доктор социологических наук,...»

«АНИСИМОВА Екатерина Георгиевна УПРАВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТЬЮ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА НА РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Специальность: 22.00.08 – Социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Санкт-Петербург 2009 2 Работа выполнена на кафедре социологии ГОУ ВПО СанктПетербургский государственный инженерно-экономический университет Научный руководитель доктор философских наук, профессор Оганян Каджик...»

«Любовникова Оюна Викторовна Влияние социальных и экологических факторов на здоровье сельского населения (на материалах Республики Бурятия) Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Улан-Удэ – 2009 Работа выполнена на кафедре Связи с общественностью, социологии и политологии ФГОУ ВПО Бурятская государственная сельскохозяйственная академия им. В.Р. Филиппова...»

«Чернышов Алексей Владимирович РУССКИЕ АРХЕТИПЫ В БРЕНДИНГЕ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ТЕЛЕРЕКЛАМЫ Специальность 22.00.03. – Экономическая социология и демография Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Нижний Новгород – 2011 Диссертация выполнена на кафедре прикладной социологии факультета социальных наук Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского Научный руководитель : доктор экономических наук, профессор Иудин...»

«Кузьмина Светлана Витальевна ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ВЕРБАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ КАК СРЕДСТВА СОЗДАНИЯ ИМИДЖА СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ПОЛИТИКА Специальность 22.00.01 – теория, методология и история социологии Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Саратов – 2012 Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Саратовский...»

«ТАИРОВА Нелли Рифатовна ПРАКТИКИ КОНСТРУИРОВАНИЯ СТИЛЕЙ ЖИЗНИ СТУДЕНТОВ В ПРОВИНЦИАЛЬНЫХ ВУЗАХ РОССИИ Специальность 22.00.06 – социология культуры, духовной жизни (социологические наук и) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону – 2009 Работа выполнена в Педагогическом институте ФГОУ ВПО Южный федеральный университет на кафедре социальных коммуникаций и технологий Научный руководитель : доктор социологических наук,...»

«ИСАКОВА Инна Александровна СОЦИАЛЬНОЕ ВЛИЯНИЕ ГОРОДСКОЙ ТРАНСПОРТНОЙ РЕКЛАМЫ НА ЖИТЕЛЕЙ ГОРОДА Специальность 22.00.04 – социальные структуры, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Нижний Новгород 2013 Диссертация выполнена на кафедре общей социологии и социальной работы факультета социальных наук ФГБОУ ВПО Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского доктор исторических наук,...»

«Косинов Сергей Сергеевич Спорт в системе социальной мобильности российской молодежи Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону 2014 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Новочеркасский государственный политехнический университет (НПИ) имени М.И. Платова доктор социологических наук, профессор Научный руководитель Самыгин Сергей Иванович Официальные...»

«Ли Елена Романовна СОЦИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ И УПРАВЛЕНИЕ СФЕРОЙ ТУРИЗМА В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Специальность 22.00.08 – Социология управления Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата социологических наук МОСКВА 2009 3 Работа выполнена на кафедре социологии Российского университета дружбы народов Научный руководитель : Полякова Наталья Львовна доктор социологических наук...»

«МОРГУНОВА ОКСАНА АНАТОЛЬЕВНА РОЛЬ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ФОРМИРОВАНИИ ГРАЖДАНСКИХ ПРАКТИК СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ (НА ПРИМЕРЕ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва 2009 2 Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Московский городской педагогический университет...»

«КАЛАЧЕВА Ольга Валерьевна ФОРМИРОВАНИЕ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ И КОЛЛЕКТИВНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В КОНТЕКСТЕ НЕОФИЦИАЛЬНОГО ПРАЗДНИКА ( на пр им ере пра з дно ва ни я Д ня ро ждения в Ро с сии советс кого и по с тсо ветс к ого п ер и о до в) Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва 2003 Работа выполнена в Государственном Университете – Высшей школе экономики и...»

«Григорьева Мария Валерьевна ИЗМЕРЕНИЕ ГОМОСЕКСУАЛЬНОСТИ В ОПРОСНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ: теория, методология, методы Специальность 22.00.01 – Теория, методология и история социологии Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва – 2006 3 Работа выполнена на кафедре социологии Ивановского государст–венного энергетического университета Научный руководитель : Доктор социологических наук, профессор А.Ю. Мягков Официальные оппоненты : Доктор...»

«Грядунов Михаил Валентинович Социокультурная регуляция морально-нравственных ценностей студенческой молодежи в современной России Специальность 22.00.06 – Социология культуры, духовной жизни Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва 2009 г. Диссертация выполнена на кафедре Социологии, психологии и педагогики ГОУ ВПО МГТУ СТАНКИН. Научный руководитель : доктор политических наук, профессор Феофанов Константин Анатольевич...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.