WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

На правах рукописи

Зуева Оксана Сергеевна

Социоструктурный анализ социальных страхов наемных

работников в региональном сообществе

Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и

процессы

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата

социологических наук

Ставрополь – 2013

Работа выполнена в ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет»

доктор социологических наук, профессор

Научный руководитель:

Барсукова Татьяна Ивановна Шилкина Елена Леонидовна, доктор

Официальные оппоненты:

социологических наук, профессор, Институт сферы обслуживания и предпринимательства (филиал) Донского государственного технического университета, заведующая кафедрой «Социальные технологии»

Духина Татьяна Николаевна, доктор социологических наук, доцент, Ставропольский государственный аграрный университет, профессор кафедры педагогики, психологии и социологии Московский государственный гуманитарно

Ведущая организация:

экономический институт, г. Москва

Защита состоится «25» октября 2013 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.245.04 при Северо-Кавказском федеральном университете по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, ауд. № 416.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Северо-Кавказского федерального университета: 355029, г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 120.

Автореферат разослан «23» сентября 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Гапич А.Э.

I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Трансформационные системные и структурообразующие социальные процессы, протекавшие в России в последние десятилетия XX – начале XXI веков, детерминировали глубокие изменения в общественном сознании россиян. Состояние социальной дезорганизации и аномии, в котором оказалось постсоветское общество, проявлялось в дезориентации, демобилизации и социальной атомизации населения страны. Эти явления еще больше усиливали процессы генезиса, распространения социальных страхов и их воздействие на индивидуальное, групповое и массовое сознание. Социальные страхи являются чувствительными индикаторами тех изменений, которые свидетельствуют о состояниях социального неблагополучия, неудовлетворенности и социальной напряженности населения. Анализ динамики социальных страхов позволяет отслеживать влияние объективных социально-экономических, социальнополитических и социокультурных условий на общественное сознание современного российского общества. Воздействие социальных изменений на структуру и состав социальных страхов представляется возможным проанализировать по отношению к одной из самых массовых категорий населения России – наемных работников.





Именно в сознании представителей данной категории населения наиболее рельефно отражаются негативные последствия социально-экономических, социальнополитических и социокультурных трансформаций, реформационных изменений и кризисных процессов. Это определяется, прежде всего, тем, что социально-статусное, социально-профессиональное и материальное положение данной категории населения находится в наиболее жесткой зависимости от социально-экономической ситуации в стране.

Особую значимость в нынешних условиях приобретает исследование и анализ социальных страхов наемных работников в региональном сообществе, что позволит установить «зоны неблагополучия» в структуре региональной экономики и рынка труда, показать специфику интерпретации различными категориями наемных работников своего социально-экономического и социально-профессионального положения. Для этого необходимо дать социологическую научную интерпретацию понятия «социальный страх» и разработать адекватную эмпирическую операционализацию, нацеленную на особенности положения данной категории населения. Социоструктурный анализ позволит выявить дифференциацию в степени выраженности социальных страхов наемных работников в социальной структуре регионального сообщества и показать соотнесенность структуры и состава социальных страхов с социальной позицией общности и группы, социальным статусом индивида.

Степень разработанности темы исследования. В социально-гуманитарном знании выделяются три основных подхода к пониманию явления страха:

философский, психологический и социологический, исторически возникших в указанной последовательности. До возникновения психоаналитического направления в психологии и исследования З. Фрейдом явления фобии проблематика страха разрабатывалась преимущественно в рамках философского знания и была неразрывно связана с именами таких философов, как Платон, Аристотель, Эпикур, Тит Лукреций Кар, Августин Блаженный, М. Монтень, Р. Декарт, Б. Паскаль, Б. Спиноза, Д. Юм, П. Гольбах, К.А. Гельвеций, И. Кант, Л. Фейербах, Г.В.Ф. Гегель, С. Кьеркегор, Ж. П. Сартр, М. Хайдеггер, А. Камю, К. Ясперс и др. Тем не менее, необходимость конкретной эмпирической интерпретации и операционализации данного явления обусловила необходимость обращения к работам современных отечественных ученых-философов. Теоретико-методологический и эмпирический анализ социальных страхов и тревог, состояния риска содержится в работах современных ученых-философов – В.А. Андрусенко, Г.И. Лукьянова, Е.Г. Логиновой, Н.Д. Баринова и Наиболее полно проблематика социальных страхов представлена в рамках психологического подхода. В рамках психоаналитической традиции (З. Фрейд, О. Ранк, А. Адлер, К. Хорни, Э. Фромм, А. Фрейд, Д. Айке и др.) сложился подход, эволюционирующий от прямой биологизации явления страха к акцентуации социальных аспектов тревоги, детерминированной межличностными отношениями, а также объективными социально-экономическими и социально-политическими условиями жизнедеятельности человека. Взгляды последователей З. Фрейда (Э. Фромм, К. Хорни, Г. Салливен и др.) развивались в направлении раскрытия социальной и социокультурной природы и детерминации страха. Рассмотрение и интерпретация страха в качестве эффективного механизма социализации, отчуждения и подавления были характерны для неофрейдизма и, в большей степени, для фрейдомарксизма (Э. Фромм, Г. Маркузе, В. Райх и др.).





Современные ученые-социологи в своих исследованиях используют психологические интерпретации и операционализации понятия «социальный страх», представленные в работах ряда зарубежных (А. Ауэрбах, Дж. Вольпе, К. Изард, Р.Корсини) и отечественных психологов (А.Г. Бусыгин, В.К. Вилюнас, Е.И. Головаха, Р.М. Грановская, Л.Н. Грошева, А.И. Захаров, И.М. Кондаков, А.Н. Леонтьев, Е.В. Лизунова, С.Ю. Мамонтов, Н.В. Панина, О.А. Прилутская, П.В. Симонов, Ю.В. Щербатых и др.).

Социологический подход восходит к трудам М. Вебера, рассматривавшего страх как вид социального действия и аффективного поведения, и П.А. Сорокина, анализировавшего страх как фактор социального поведения и общественной жизни.

На сегодняшний день в социологии существует ряд социологических подходов к исследованию страхов и тревог населения. Первый из них связан с исследованием страхов и катастрофического сознания различных групп населения и представлен работами М.И. Витковской, Л.Д. Гудкова, В.А. Ивановой, С.Я. Матвеевой, В.Э. Шляпентоха, В.Н. Шубкина, В.А. Ядова. Данный подход восходит к исследованиям роли страха в период социальных изменений и катастроф в работах П.А. Сорокина, С. Принца, Э. Картанелли и др. В контексте исследуемой проблемы особого внимания заслуживают работы Е.И. Головахи и Н.В. Паниной, которые рассматривают социальные страхи в контексте явления, интерпретированного ими как «социальное безумие».

Следующий социологический подход, предметом которого являются массовые страхи, связан с исследованием рисков. Начиная с фундаментальной работы У. Бека «Общество риска», данный подход к осмыслению страхов находит выражение в концепции рефлексивной модернизации Э. Гидденса, самореферентности социальных систем Н. Лумана и др.

В отечественной социологии большой вклад в исследование страхов в рамках проблематики риска внесли А. П. Альгин, В.И. Зубков, Ю.А. Зубок, В.Н. Кузнецов, А.В. Мозговая, С.М. Никитин, В.Д. Рудашевский, Н.Л. Смакотина, К. Уильямс, В.И. Чупров, К.А. Феофанов, О.Н. Яницкий и другие ученые.

Данные социологические подходы являются не антагонистическими, а, скорее, комплементарными друг другу, так как, различаются, в основном, по объектпредметной области исследования, нежели обнаруживают фундаментальные различия в его методологии и методике. В большинстве своем, объектом исследований выступает взаимосвязанный комплекс страхов населения, а не специфические «социальные страхи», рассматриваемые отдельно, что более характерно для психологических эмпирических исследований. Помимо этого, на уровне эмпирических изысканий в социологии проблематика страхов и социальных страхов, в частности, имеет следующие особенности и недостатки: во-первых, отсутствие четкого разграничения в интерпретации смежных понятий «тревога», «опасения», «страх», «социальный страх»; во-вторых, различия в структурной операционализации понятия «социальный страх».

Проблема влияния социоструктурных изменений в обществе на динамику массовых страхов в общественном сознании россиян определенной степени исследована, однако, проблема дифференциации восприятия и отражения социальных страхов в коллективном сознании отдельных социально-профессиональных групп населения остается малоизученной. В силу этого, очевидна востребованность и своевременность настоящего социологического исследования.

Указанные обстоятельства обусловливают научную проблему данного исследования, заключающуюся в центральном исследовательском вопросе: какова связь между социальным статусом наемного работника и позицией его социальнопрофессиональной группы в социальной структуре регионального сообщества и выраженностью тех или иных социальных страхов?

Объектом исследования являются социальные страхи в современном российском обществе.

Предметом исследования являются социальные страхи наемных работников в региональном сообществе.

Цель исследования – выявить выраженность тех или иных социальных страхов у наемных работников, относящихся к различным социальнопрофессиональным группам в социальной структуре регионального сообщества.

В соответствии с поставленной целью в диссертационном исследовании решаются следующие основные задачи:

1. Рассмотреть социальные страхи в качестве объекта социологического исследования.

2. Охарактеризовать страхи в общественном сознании современного российского общества.

3. Разработать социологическую операционализацию социальных страхов наемных работников в региональном сообществе.

4. Проанализировать положение различных категорий наемных работников в социальной структуре регионального сообщества Ставропольского края.

5. Исследовать социальные страхи наемных работников в Ставропольском крае.

Основная гипотеза исследования строится на предположении о том, что существует связь между социальным статусом наемного работника и позицией его социально-профессиональной группы в социальной структуре регионального сообщества, с одной стороны, и выраженностью тех или иных социальных страхов, с другой.

Вспомогательные гипотезы:

1. Степень выраженности социальных страхов у представителей низшего класса выше, чем у представителей среднего и высшего классов.

2. Групповые/квазигрупповые, массовые интернализированные и индивидуально-личностные социальные страхи дифференцированы по степени выраженности в социальной структуре и стратификации регионального сообщества.

Теоретико-методологическая основа исследования строится на понимании общества как самоорганизующейся системы, изучение которой невозможно без учета взаимодействия всех ее элементов и структур.

Методология исследования социальных страхов основывается на понимании страха П.А. Сорокиным, рассматривавшим его как фактор социального поведения и общественной жизни.

При выявлении характеристик и анализе динамики страхов в общественном сознании российского общества использовались концептуальные положения структурно-функциональной методологии Т. Парсонса и Р. Мертона.

Анализ социальных страхов в контексте явления риска опирается на концепцию риска У. Бека, рассмотрение «среды риска» в концепции рефлексивной модернизации Э. Гидденса, интерпретацию риска в концепции самореферентности социальной системы Н. Лумана.

Типизация страхов в целом и, в частности, социальных страхов осуществлялась на основании типологии страхов в работах В.Э. Шляпентоха, В.Н. Шубкина и В.А. Ядова. Классификация социальных страхов предполагала соотнесение позиции индивида в его самооценке с социальной структурой, структурой малой группы и внутригрупповыми процессами, что предопределило методологическую опору на концепцию «групповой динамики» К. Левина.

В целом диссертационная работа строится на необходимой взаимосвязи теоретического и эмпирического уровней научного поиска. Результаты эмпирического исследования, осуществленного на уровне регионального сообщества, подтверждают и конкретизируют теоретические предположения и выводы автора.

При этом сфера значимости основных положений и выводов не ограничивается только лишь одним регионом РФ.

Методы и информационная база исследования:

- вторичный анализ социологических данных исследований страхов и социальных страхов ведущих социологических служб России (Фонд «Общественное мнение», ВЦИОМ, Центр Юрия Левады за период с 1998 по 2012 год);

- статистический анализ данных по проблеме положения различных категорий наемных работников в социальной структуре регионального сообщества Ставропольского края (по данным Статрегистра по Ставропольскому краю хозяйствующих субъектов по организационно-правовым формам по состоянию на октября 2012 г.);

- наблюдение (визуальное и статистическое) внешних проявлений социальных страхов в процессе осуществления трудовой деятельности и в социально-трудовых отношениях;

- анкетный опрос наемных работников, представляющих различные социальнопрофессиональные группы в социальной структуре регионального сообщества Ставропольского края; выборочная совокупность исследования представлена наемными работниками (тип выборочной совокупности – квотный; основные квоты:

пол, возраст, тип поселения, уровень образования, организационно-правовая форма предприятия, отрасль региональной экономики).

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

- дана социологическая интерпретация понятия «социальные страхи наемных работников», базирующаяся на рассмотрении индивида как работника, осуществляющего трудовую деятельность в контексте определенных социальнотрудовых отношений в организации;

- выявлены основные характеристики и детерминанты динамики страхов и, в частности, социальных страхов в современном российском обществе;

- разработана классификация социальных страхов, включающая три основных типа, выделяемых на основании соотнесения фактора страха и его субъекта с макро-, мезо- и микроуровнями социальной реальности, и соответствующие им виды социальных страхов;

- разработан эмпирический инструментарий исследования социальных страхов наемных работников, явившийся результатом селекции и интеграции существующих в современной социологии подходов и методик и собственных разработок автора;

- на основании результатов эмпирического исследования впервые осуществлен социологический анализ социальных страхов наемных работников в социальной структуре конкретного регионального сообщества.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Социальный страх – устойчивый страх перед социальными ситуациями, то есть ситуациями, в которых другие (особенно «значимые другие») могут увидеть, проверить, оценить, обвинить, унизить. Социальные страхи основываются на неуверенности личности в собственных возможностях и качествах, они всегда подразумевают типическую боязнь негативной реакции других. Социальные страхи наемных работников – это страхи перед социальными объектами и/или ситуациями социального взаимодействия, проявляющиеся в процессе осуществления трудовой деятельности и в социально-трудовых отношениях в организации.

2. Социоструктурный аспект анализа детерминации социальных страхов позволяет исследовать специфику распространения данного явления на различных уровнях социально-экономической и социально-профессиональной структуры.

Различия в положении наемных работников относительно их места в социальной, социально-экономической и социально-профессиональной структуре детерминируют дифференциацию в распространении и распространенности тех или иных социальных страхов.

3. Анализ динамики страхов в России за прошедшие два десятилетия позволяет выделить следующие тенденции:

- по мере того, как общественное сознание смещается в сторону роста социального пессимизма, разочарования, ухудшения социального самочувствия, происходит взаимообусловленный процесс роста страхов и тревог;

- доминирование социально-экономических факторов массовых страхов – они могут не занимать лидирующего положения в структуре страхов массового сознания россиян, однако социально-экономические факторы страхов продолжают доминировать;

- в ситуации экономического роста, повышения уровня доходов и улучшения социального самочувствия населения происходит определенный ситуативный поворот от экономических к социальным страхам, по мере улучшения социальноэкономического положения населения социальные страхи начинают вытеснять страхи экономические и физические;

- неуверенность в будущем и социальные страхи образуют своеобразную «петлю обратной связи» – рост страхов провоцирует неуверенность в будущем и, наоборот, неуверенность в будущем вызывает к жизни социальные страхи.

4. Авторская классификация социальных страхов позволила выделить три типа страхов и соответствующие каждому из них виды и разновидности. Индивидуальноличностные социальные страхи наемных работников – социальные страхи, обусловленные повседневной трудовой деятельностью индивида. Этот тип включает страхи потерь, страхи неприятия и подавления, страхи неудач и поражения, страхи коммуникации, страхи самостоятельности, которые дифференцированы на соответствующие разновидности. Групповые/квазигрупповые социальные страхи – социальные страхи, имеющие групповые или общностные источники детерминации, каналы распространения и рамки локализации. К ним относятся социальные страхи, специфические для категории наемных работников и тех трудовых коллективов, в которых они осуществляют свою трудовую деятельность: 1) страх массовых сокращений работников данной категории/квалификации; 2) страх ликвидации самой организации, в которой осуществляется трудовая деятельность работника; 3) страх возможности конкуренции среди работников данной категории/квалификации на рынке труда; 4) страх падения уровня доходов работников данной категории/квалификации в ситуации социально-экономического кризиса; 5) страх потери работниками данной категории/квалификации своего положения в обществе.

Интернализированные массовые социальные страхи – страхи, детерминируемые состоянием общественного сознания, оценкой в нем массовых угроз, а также влиянием средств массовой информации: 1) страх массовых увольнений и безработицы; 2) страх падения уровня доходов наемных работников в ситуации социально-экономического кризиса.

5. Большая степень выраженности социальных страхов, более высокий уровень тревожности соотносятся с более низкими позициями в социальной структуре регионального сообщества и низшим классом в социальной стратификации общества.

Степень выраженности групповых/квазигрупповых и массовых интернализированных социальных страхов демонстрирует свойство полярности в социальной структуре и стратификации регионального сообщества. Данные группы социальных страхов характерны для носителей высоких и низких социальных статусов. Более высокая степень выраженности индивидуально-личностных социальных страхов коррелирует со средними позициями в социальной структуре и стратификации регионального сообщества.

Теоретическая значимость исследования определяется приращением социологического знания среднего уровня, состоящем в теоретическом обосновании интегративного социологического подхода в исследовании явления социальных страхов, обобщении критериев и показателей анализа социальных страхов в современном российском обществе, перенесении проблематики социальных страхов в сферу труда и социально-трудовых отношений.

Выводы и результаты исследования могут служить основой для дальнейшего изучения проблем генезиса, характеристики и динамики социальных страхов в общественном сознании.

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования научного аппарата социологического анализа социальных страхов и, в частности, социальных страхов наемных работников в социальной структуре регионального сообщества.

Выводы и результаты исследования могут быть использованы:

в различных отраслях социологического знания – социологии социальных изменений, в контексте исследования и изучения социальной структуры и стратификации, экономической социологии и социологии труда, социологии личности, общественного мнения и массового сознания;

в практике осуществления мер социальной политики и управленческой деятельности;

для разработки и чтения спецкурсов для студентов социологических, психологических, управленческих и экономических специальностей;

для разработки программ эмпирического исследования социологами социальных страхов сотрудников в конкретных социальных организациях.

Материалы диссертационного исследования могут использоваться специалистами органов государственного управления, служб занятости населения, специалистами в области управленческого и организационного консультирования, массовых коммуникаций и средств массовой информации, общественными объединениями и организациями, занимающимися проблемами социального самочувствия населения России, управления трудовыми ресурсами, социальнотрудовыми отношениями.

Соответствие диссертации паспорту научной специальности. Отраженные в диссертации научные положения соответствуют области исследования специальности 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы: пункту 1.

Социальная структура и социальная стратификация. Понятие «социальностратификационная структура общества». Различные критерии социальной стратификации; пункту 12. Наемные работники, их социальная дифференцированность в зависимости от сектора занятости, профессиональной и отраслевой принадлежности, региона проживания; пункту 11. Социальная динамика и адаптация отдельных групп и слоев в трансформирующемся обществе; пункту 29.

Проблемы социальных конфликтов, социальной напряженности, проявления группового, корпоративного эгоизма.

Апробация результатов исследования. Основные результаты исследования отражены в 11 научных публикациях автора общим объемом 9,52 п.л., в том числе, в одной монографии и 2 публикациях в журналах, рекомендованных ВАК.

Результаты исследования докладывались и получили позитивную оценку на Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2012» (Украина, г. Севастополь, 2012 г.); Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2013» (Украина, г. Севастополь, 2013 г.); VI Всероссийской научно-практической конференции «Феноменология и профилактика девиантного поведения» (г. Краснодар, 2012 г.);

Всероссийской научно-практической конференции «Культура и общество: история и современность» (г. Ставрополь, 2012 г.); Всероссийской научно-практической конференции – I Северо-Кавказских социологических чтениях «Социальные изменения в современном мире: общество и государство» (г. Ставрополь, 2012 г.);

региональной научно-практической конференции студентов, аспирантов и преподавателей «Формирование новой управленческой парадигмы в современном мире: тенденции и проблемы» (г. Ставрополь, 2011 г.); XLI научно-технической конференции по итогам работы профессорско-преподавательского состава СевКавГТУ за 2011 год (Ставрополь, 2011 г.); I-й ежегодной научно-практической конференции Северо-Кавказского федерального университета «Университетская наука – региону» (г. Ставрополь, 2013 г.).

Объем и структура диссертационной работы. Диссертация содержит введение, две главы, состоящие из 5 параграфов, заключение, библиографический список использованной литературы из 131 наименования и приложения. Объем диссертации составляет 200 страниц.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, рассматривается степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, формулируются цель и задачи исследования, раскрываются элементы научной новизны работы, излагаются основные положения, выносимые на защиту, описываются теоретико-методологические основы исследования, освещается теоретическая и практическая значимость работы и формы ее апробации.

В первой главе – «Теоретико-методологические аспекты исследования социальных страхов в современном обществе», состоящей из 2 параграфов, раскрываются теоретические и методологические подходы к изучению социальных страхов в социологии и психологии; дается характеристика страхов и описываются основные тенденции развития социальных страхов россиян на рубеже XX –XXI веков.

В первом параграфе – «Социальные страхи как объект социологического исследования» – показано, что в социально-гуманитарном знании выделяются философский, психологический и социологический подходы к исследованию страха и обосновывается возможность и правомерность социологического анализа данного социального явления.

В диссертации отмечается, что при изучении страха с социально-философских позиций внимание акцентировалось на выявлении сфер, условий и смысла его проявления на различных уровнях организации общественного сознания, роли страха в жизни личности. В первой половине ХХ века исследования страха начинают приобретать междисциплинарный характер: явление страха изучается в психологии, социальной психологии, психиатрии, социальной и культурной антропологии. В психологии интерпретация страха связывается с такими явлениями, как чувства, эмоции, аффекты, страсти, фобии, фрустрации.

Введение категории «страх» в социологию связано, прежде всего, с исследованием социальных изменений и их отражением в общественном сознании.

Первые работы, предметом которых являлся страх, появились в 20-х годах ХХ века, однако, данная категория еще не подвергалась всесторонней интерпретации и мыслилась априорно, как само собой разумеющееся и профанно наблюдаемое явление, не нуждающееся в методологической детализации. Постепенно возникает понимание значения социальной обусловленности и природы страха. Так, П.А. Сорокин рассматривал страх как рефлекторную реакцию, имеющую сложную социальную детерминацию. Страх существует объективно на генетическом уровне как чувство-эмоция, однако он имеет и социальную генетику и обусловленность.

М. Вебер рассматривал страх как социальное действие, а не только лишь как фактор, влияющий на социальное действие и поведение. Только в конце 70-х годов ХХ века предпринимаются попытки социологических исследований страха, поэтому в российской социологии данная проблематика является достаточно новым направлением.

Социологический подход к исследованию страхов разрабатывается в рамках нескольких направлений, в каждом из которых страх определяется по-своему и имеет свои критерии и показатели. В связи с этим, констатируется методологическое разнообразие социологической интерпретации и операционализации социальных страхов, и даже противоречивость как полученных исследователями данных, так и сделанных заключений и выводов.

На основе всестороннего анализа теоретических источников сферы социогуманитарного знания в диссертации сделан вывод о том, что понятие «страх»

соединяет ряд комплиментарных категорий, таких как «тревога», «риск», «опасность»

и «угроза» как эмпирических показателей катастрофического сознания. Так, в работе обосновывается, что риск может отражаться и функционировать в общественном сознании как страх. Страх, так или иначе, сопровождает рискованное поведение и выполняет функцию его торможения. Социология риска связана и с социологией безопасности. С позиции данного подхода необходимость учета рисков и выявления механизмов их минимизации с неизбежностью предполагает исследование социальных страхов: в одном случае, как показателей значимости и веса риска, а в другом – степени влияния и воздействия риска на массовое сознание. В диссертации констатируется, что методология исследования социальных страхов находится на настоящее время в процессе формирования; в науке до сих пор отсутствуют легитимные и четкие показатели и индикаторы страхов населения; недостаточно изучен механизм генезиса и развития страха, особенно механизм возникновения крайней формы его проявления – паники.

В рамках диссертационного исследования понятие «страх» интерпретируется как базовое эмоциональное состояние, возникающее в ситуации угрожающей спокойствию и безопасности субъекта и сопровождающееся ощущением беззащитности перед угрозой, эмоцией избегания сознательно распознаваемой, обычно внешней, реальной или нереальной воображаемой опасности.

На основании теоретико-методологического анализа в диссертации сделаны следующие обобщения. 1. Социальные страхи могут вытекать из страхов биологических, но всегда имеют специфический социокультурный компонент, актуализирующийся и оттесняющий биологические факторы выживания. 2.

Социальные страхи основываются на неуверенности личности в собственных возможностях и достоинствах, они всегда подразумевают типическую боязнь негативной реакции других.

Социоструктурный аспект анализа предполагает дифференциацию вертикального и горизонтального аспекта социального взаимодействия, включение категорий и явлений «социального статуса» и «социальной роли» в качестве единиц исследования социальных страхов в обществе. Внутригрупповой аспект анализа социальных страхов предполагает отражение опыта взаимодействия в малой группе, позиции индивида в малой группе – «личного статуса». Классификации социальных страхов также предполагают соотнесение позиции индивида в его самооценке с социальной структурой, структурой малой группы и внутригрупповыми процессами (процессами «групповой динамики», по К. Левину).

В диссертации также отмечается, что интерпретация социальных страхов, включает боязнь и опасения за изменения социального статуса индивида. Боязнь и опасения за изменения социального статуса на индивидуальном уровне экстернализируются и массовизируются в форму массовых социальных страхов.

Следовательно, ситуации массовой нисходящей мобильности в обществе или же напротив, проблемы с восходящей мобильностью и, как следствие массовая неудовлетворенность собственным социальным положением провоцируют генезис и распространение массовых социальных страхов в обществе.

В рамках социологического подхода страх – это не только базовая эмоция и эмоциональное состояние индивида, но и явление, имеющее различия в интерпретации и калькуляции на уровне социально-профессиональных групп.

Во втором параграфе – «Характеристика страхов в общественном сознании современного российского общества» – проведен анализ вторичной информации о массовых социальных страхах, отражающих, так или иначе, восприятие рисков и тревог большинством или отдельными группами и общностями населения, что позволило вывить социальные страхи наемных работников в России, которые представляют собой достаточно редкий объект эмпирических социологических исследований.

Для выявления особенностей массовых социальных страхов в общественном сознании современного российского общества был выбран диахронический аспект данного явления.

Анализ вторичной социологической информации, произведенный в данной части диссертационного исследования, позволил сформулировать ряд выводов, касающихся методологии исследования.

1. Эмпирические исследования, проведенные российскими социологическими службами, демонстрируют существенные различия в инструментарии, в первую очередь, это касается критериев и показателей выделения и измерения страхов и угроз.

2. Вызывают вопросы методологические основания выделения страхов в программах социологических исследований. Зачастую непонятны критерии типологизации и основания выделения видов страхов. Лексическая маркировка целого ряда показателей страха вызывает также некоторые сомнения, так как скорее отражает субъективизм и волюнтаризм исследователя, чем результат предварительных пилотажных исследований. Вследствие этого возникает вопрос о соответствии лексической маркировки показателей страхов и угроз языковому стилю, как представителей всей генеральной совокупности, так и отдельных целевых групп.

Исследование показало: актуальный негативный опыт в массовом сознании порождает больше страхов, чем прошедший; существует зависимость между ростом страхов и общим состоянием общественного сознания – по мере того, как общественное сознание смещается в сторону роста социального пессимизма, разочарования, ухудшения социального самочувствия происходит взаимообусловленный процесс роста страхов и тревог; подобно тому, как социальные страхи выступают в качестве причин и следствий неуверенности индивида (что показал теоретический анализ психологического подхода в исследовании страхов, осуществленный в первом параграфе данного исследования), так и массовые социальные страхи связаны с явлением неуверенности в будущем.

В параграфе сформулированы следующие положения:

- комплекс основных страхов жителей России в постсоветский период развития страны претерпевал существенные изменения: меньше ощущалась угроза войны, массовых убийств, голода и физического насилия, характерные для начала 1990-х годов XX века. Постепенно все менее болезненно воспринималась вероятность и угроза военных конфликтов, но росла более естественная в стабилизирующейся социально-экономической и социально-политической ситуации боязнь нищеты, болезней, старости и связанной с ними беспомощности;

- наблюдается определенная зависимость (например, характерная для середины 2000-х годов XXI века) между социально-экономическими факторами страхов и неэкономическими страхами в массовом сознании российского общества. Данные социологических исследований, проведенных в период экономического роста середины 2000-х годов XXI века, свидетельствуют что социально-экономические факторы страхов являются наиболее чувствительными для массового сознания россиян;

- в ситуации экономического роста, повышения уровня доходов и улучшения социального самочувствия населения (характерной до первой волны мирового экономического кризиса) наметился определенный ситуативный поворот от экономических страхов к социальным страхам, затрагивающих жизнь и здоровье индивида и его близких. Экономические факторы страхов, в данном случае, продолжали оказывать влияние, но это влияние в массовом сознании носила инерционный характер. Относительно стабильная ситуация экономического роста, увеличения доходов населения РФ в этот период определенным образом «оптимизировали» массовое сознание;

- сравнение результатов исследования 2007 г. с исследованием 2006 г.

подтверждают сделанный в диссертации вывод о повороте социальных страхов в период «путинской стабильности» от массовых к индивидуальным и от экономических страхов к собственно социальным, связанным с положением, личностью и здоровьем индивида и его ближайшего окружения.

В заключительной части параграфа дана характеристика страхов в общественном сознании современного российского общества.

Вторая глава – «Социоструктурная характеристика социальных страхов наемных работников в региональном сообществе» – посвящена анализу эмпирических материалов исследуемой проблематики.

В первом параграфе второй главы – «Социологическая операционализация социальных страхов наемных работников в региональном сообществе» – проведена социологическая операционализация понятия «социальный страх», необходимая для перехода к эмпирической части исследования, а именно, к – выявлению социальных страхов наемных работников в региональном сообществе.

Произведенная в параграфе факторная операционализация социальных страхов наемных работников выявила следующие факторы, обусловливающие дифференциацию социальных страхов:

1) возраст наемного работника;

2) пол наемного работника;

3) оценка наемным работником своего материального положения;

4) образование наемного работника;

5) оценка наемным работником своего социального статуса;

6) положение наемного работника в институциональной структуре регионального сообщества;

7) положение наемного работника в государственном или частном секторе народного хозяйства;

8) положение наемного работника в социально-профессиональной структуре организации.

Структурная операционализация социальных страхов наемных работников в региональном сообществе дала основание выявить следующие виды страхов:

1) страх потери работы;

2) страх потери уважения коллег по работе;

3) страх потери расположения руководства;

4) страх потери социально-профессиональной репутации;

5) страх потери дохода (-ов);

6) страх перед возможностью оказаться в ситуации поиска новой работы;

7) страх перед возможностью оказаться в ситуации необходимости смены сферы деятельности (или изменения квалификации);

8) страх критики;

9) страх перед начальством;

10) боязнь конфликтов на работе;

11) страх быть отвергнутым коллегами по работе, трудовым коллективом;

12) страх высказывания и отстаивания своего мнения перед коллегами по работе;

13) страх выполнения задания в ситуации контроля;

14) страх преследований в случае участия в забастовках и других протестных акциях;

15) страх нового дела;

16) страх не пройти испытания (например, проверки);

17) страх не суметь отказать в требовании, сказать «нет»;

18) страх оказаться непрофессионалом;

19) страх обращения к руководству;

20) страх завязывания новых рабочих контактов;

21) страх территориальных перемещений и контактов (рабочими поездками, командировками);

22) страх самостоятельного выполнения рабочих заданий;

23) страх самостоятельного принятия решений;

24) страх ответственности;

25) страх массовых сокращений работников данной категории/квалификации;

26) страх ликвидации самой организации, в которой осуществляется трудовая деятельность работника;

категории/квалификации на рынке труда;

28) страх падения уровня доходов работников данной категории/квалификации в ситуации социально-экономического кризиса;

29) страх потери работниками данной категории/квалификации своего положения в обществе;

30) страх массовых увольнений и безработицы;

31) страх падения уровня доходов наемных работников в ситуации социальноэкономического кризиса.

Основной задачей второго параграфа – «Положение различных категорий наемных работников в социальной структуре регионального сообщества Ставропольского края» – явился статистический и социологический анализ структуры наемного труда регионального рынка труда Ставропольского края. Исходя из логики решения данной задачи, диссертант сосредоточился на показателях занятого и трудоспособного населения, игнорируя косвенные индикаторы положения наемных работников, связанные с явлениями безработицы, уровня жизни, демографии и трудовой миграции и т.д. Одной из промежуточных задач стало определение генеральной совокупности и на ее основании – выборочной совокупности исследования.

На основании исследования был сделан вывод, что в структуре хозяйствующих субъектов регионального экономического комплекса выделяются своим количественным доминированием сферы торговли и сельского хозяйства.

Численность экономически активного населения увеличивается и коррелирует с ростом занятости. За исследуемый трехлетний период с 2010 по 2012 год, уровень безработицы снизился; большая часть занятого населения края сосредоточена на предприятиях и в организациях (в августе 2012 года в них работало 736,6 тыс.

человек, или 55,7% общей численности занятых, из них 495,4 тысяч – штатные работники организаций, не относящиеся к субъектам малого предпринимательства).

На условиях совместительства и по договорам гражданско-правового характера для работы в этих организациях привлекались 21,6 тыс. человек (в эквиваленте полной занятости).

В параграфе отмечено, что заявленная потребность организаций в работниках в период с 2011-2012 гг. демонстрирует тенденцию к увеличению. Пики количества предоставляемых организациями вакансий приходятся, как правило, на май-месяц. По характеру труда наибольшая нехватка организациями ощущается в работниках физического труда, имеющих рабочие специальности.

Динамика номинальной и реальной средней заработной платы в период 2011гг. обнаруживает определенные колебания сезонного характера, но, тем не менее, показывает явную тенденцию к ее увеличению. Средняя номинальная заработная плата, начисленная работникам в январе-августе 2012 г. (по полному кругу предприятий и организаций, включая субъекты малого предпринимательства), увеличилась по сравнению с январем-августом 2011 г. на 10,5% и составила 15236, рубля в расчете на одного работника. Реальная заработная плата (скорректированная на рост цен) составила 100,7% к январю-августу 2011 г. В августе 2012 г. по сравнению с предыдущим месяцем рост реальной заработной платы составил 101,9%.

Номинальная начисленная заработная плата по видам экономической деятельности в расчете на одного работника показывает неравномерность оплаты труда и перераспределения доходов в региональной экономике. Максимальный размер номинальной и реальной заработной платы характерен для организаций, занимающихся финансовой деятельностью, для предприятий транспорта и связи, по производству и распределению электроэнергии, газа и воды. Характерной чертой распределения размера номинальной и реальной заработной платы в региональной экономике является аутсайдерская позиция агентов институтов социальной сферы:

образования, здравоохранения, культуры и спорта.

Низкоранговая позиция агентов институтов социальной сферы: образования, здравоохранения, культуры и спорта по уровню оплаты труда в региональной экономике характерна и для работников таких отраслей, как рыбоводство и рыболовство, для гостиничного и ресторанного бизнеса, обрабатывающих производств. Неравномерность в уровне оплаты труда в региональной экономике в соотношении с величиной прожиточного минимума демонстрирует административно-территориальное и социально-поселенческое распределение.

Ставропольского края, его экономики и рынка труда является миграция.

Миграционный прирост населения в январе-августе 2012 г. составил 2214 человек. В пределах края сменили место жительства 19896 человек. С начала года объем межрегиональной миграции составил 35,6 тыс. человек, миграционный отток населения – 1,9 тыс. человек.

Исследование позволяет констатировать тот факт, что ситуация на рынке труда Ставропольского края после воздействия последствий первой волны мирового экономического кризиса показывает тренд на стабилизацию с июля 2010 года.

В третьем параграфе – «Социологический анализ социальных страхов наемных работников в Ставропольском крае» – приводятся результаты социоструктурного анализа социальных страхов наемных работников Ставропольского края, осуществленного на основании результатов эмпирического исследования.

В целях удобства анализа результатов эмпирического исследования, наглядности и представления результатов внимание исследователя было сосредоточено на степени выраженности социальных страхов, которая является результатом суммирования значений от «4» – выше среднего значения страха до «5» – максимального значения актуализации страха. Анализ данных исследования свидетельствует о том, что существует дифференциация в социальных страхах наемных работников разного пола. В целом, и у мужчин, и у женщин доминируют страхи, носящие групповой/квазигрупповой и массовый интернализированный характер и связанные с изменением социально-экономического и социальностатусного положения, но у мужчин они более выражены. Мужчины больше женщин опасаются потерять работу, потерять уважение коллег по работе, расположение руководства, репутацию профессионала в глазах окружающих, опасаются падения доходов работников своей квалификации в ситуации кризиса. Наемные работникимужчины демонстрируют большую зависимость от группового и социальнопрофессионального измерения своего статуса (как личного статуса, так и социального). Они значительно больше женщин боятся быть отвергнутыми коллегами по работе, трудовым коллективом, а также вместе с работниками своего профиля и квалификации боятся потерять положение в обществе.

Наемные работники-женщины больше мужчин опасаются оказаться в ситуации поиска новой работы, смены профессиональной деятельности. Женщины меньше мужчин опасаясь потерять работу, более них боятся оказаться в ситуации поиска новой работы, то есть в ситуации неопределенности, негарантированности нового трудоустройства. Следовательно, женщины менее боясь потерять работу, осознают риски нового трудоустройства и стараются избегать необходимости смены профессиональной деятельности. Во многом это объясняется традиционной зависимостью женщины от социально-профессионального статуса мужчины, его доходов и положения в обществе.

Наемные работники возрастных категорий от 36 до 45 лет и от 46 до 55 лет, значительно более уверенно чувствуют себя на рабочем месте, нежели молодые работники категории до 35 лет и пожилые работники категории старше 56 лет. Они относятся к среднему трудовому и пред пенсионному трудовому возрасту. Однако обе данные категории боятся падения уровня заработной платы. Это можно объяснить необходимостью работников данных возрастных категорий обеспечивать как собственное экономическое положение и уровень потребления, так и материальное благосостояние собственных семей, домохозяйств.

В параграфе также отмечается, что степень выраженности страхов, носящих групповой/квазигрупповой и массовый интернализированный характер возрастает по мере снижения уровня образования. Социальные страхи, носящие характер «репутационных» издержек и потерь, менее выражены у работников с общим средним образованием, чем у наемных работников с высшим образованием, однако демонстрируют резкий рост у работников с начальным профессиональным образованием. Наемные работники муниципальных организаций представляют собой категорию с наибольшей степенью выраженности социальных страхов относительно работников государственных и коммерческих учреждений и предприятий. У данной категории работников акцентированы страхи, носящие групповой/квазигрупповой и массовый интернализированный характер и связанные с изменением социальноэкономического и социально-статусного положения. Они в большей степени испытывают страх перед потерей работы, возможностью ликвидации организации, сокращением работников своего профиля, падением уровня доходов, как работников своей квалификации, так и в обществе в целом, боятся потерять положение в социуме.

Далее следует сравнение структуры и степени выраженности социальных страхов работников государственных и коммерческих организаций, ввиду очевидной разницы в их социальном и, в частности, структурно-стратификационном положении.

В диссертации отмечается, что у работников коммерческих организаций, относительно работников государственных организаций, большая степень выраженности страхов, носящих групповой/квазигрупповой и массовый интернализированный характер. Наемные работники коммерческого сектора в большей степени, нежели работники государственных организаций, испытывают страх перед возможностью ликвидации организации, массовым сокращением работников соответствующего профиля и массовыми сокращениями в стране и регионе, в целом, падением уровня доходов, как работников своей квалификации, так и в обществе в целом, боятся потерять положение в обществе. С другой стороны, наемные работники коммерческих организаций обладают несколько меньшей степенью выраженности индивидуально-личностных социальных страхов. Наемные работники коммерческого сектора в меньшей степени, нежели работники государственных организаций, боятся потерять работу, уважение среди коллег, расположение руководства, боятся критики со стороны коллег, конфликтов на работе и испытывают страх перед начальством. Однако несколько больше (в диапазоне 4-6%, что несколько выше уровня статистической погрешности) боятся падения уровня заработной платы, репутации профессионала во мнении окружающих, оказаться в ситуации необходимости смены сферы профессиональной деятельности.

Таким образом, наемные работники коммерческих организаций демонстрируют большую, чем работники государственных учреждений, зависимость от внешних социально-экономических факторов своей трудовой деятельности, нежели от внутриорганизационных факторов. Выражают меньшую зависимость от отношений с начальством и коллегами в трудовом коллективе. В свою очередь, работники государственных учреждений в большей степени акцентируются на внутриорганизационных условиях своей трудовой деятельности, демонстрируя более высокую степень выраженности индивидуально-личностных социальных страхов.

Наемные работники с высокими доходами демонстрируют большую степень выраженности страхов, носящих групповой/квазигрупповой и массовый интернализированный характер; единственное исключение являет собой страх возможности конкуренции среди работников соответствующего профиля и квалификации на рынке труда. Также у данной категории наемных работников в той или иной степени, относительно других категорий, акцентированы определенные индивидуально-личностные страхи: оказаться в ситуации необходимости смены сферы профессиональной деятельности, ситуации поиска новой работы, потерять репутацию профессионала, боязнь критики со стороны коллег, конфликтов на работе, страх перед начальством, боязнь нехватки знаний и умений, страх обращения к руководству, страх потери работы. Следовательно, наемные работники с высокими доходами ощущают большую зависимость от общего социально-экономического положения в стране, а также собственного социально-профессионального статуса в организации. Они привязаны к сфере профессиональной деятельности, боятся потерять работу и оказаться в ситуации ее поиска.

В структуре групповых/квазигрупповых и массовых интернализированных социальных страхов работников с низкими доходами, относительно категории работников со средними доходами, более выражены: страх массовых сокращений работников соответствующего профиля и квалификации, ликвидации организации, страх массовых увольнений и безработицы в стране и регионе, страх массового падения уровня доходов под воздействием социально-экономического кризиса. Среди индивидуально-личностных социальных страхов работников с низкими доходами, относительно работников со средними доходами, более выражены следующие страхи:

потери работы, уважения коллег, расположения руководства, оказаться в ситуации поиска новой работы и смены сферы профессиональной деятельности, боязнь конфликтов на работе, быть отвергнутым коллегами по работе, трудовым коллективом. Наемные работники с низкими доходами ощущают свою зависимость как от общего социально-экономического положения в стране и регионе, так и от ситуации в трудовом коллективе, в котором они осуществляют трудовую деятельность, отношения руководства и коллег. Боятся потерять не только работу, но и уважение коллег, не менее, чем работники со средними доходами, боятся потерять репутацию профессионала, быть отвергнутыми коллективом.

Наемные работники со средними доходами демонстрируют наименьшую степень выраженности, относительно других категорий по уровню доходов, групповых/квазигрупповых и массовых интернализированных социальных страхов.

Относительно других они меньше боятся потерять работу, репутацию профессионала, оказаться в ситуации поиска новой работы и смены профессиональной деятельности, испытывают меньший страх перед начальством, меньше боятся конфликтов на работе. Для данной категории характерна низкая выраженность таких страхов, как страх выполнения работы под присмотром начальства, страх перед выполнением непривычного задания, перед необходимостью отчитываться о своей работе, не суметь сказать коллегам «нет», страх обращения к руководству, боязнь нехватки опыта и умений.

У наемных работников, расценивающих свое социальное положение как высокое, выделяются страхи потери репутации профессионала, страх оказаться в ситуации поиска новой работы, смены профессиональной деятельности, боязнь критики со стороны коллег, страх перед начальством, боязнь конфликтов на работе, страх завязывания новых рабочих контактов. Характерен также страх преследований в случае участия в забастовках и других протестных акциях. Наемные работники с высоким положением в обществе дорожат своей работой и профессиональной деятельностью, не очень боятся потерять уважение коллег и расположение руководства. Страх завязывания новых рабочих контактов у данной категории работников, скорее всего, детерминирован наличием и использованием устоявшихся рабочих контактов и пониманием зависимости своего социального положения от существующих выстроенных социальных сетей.

У наемных работников, расценивающих свое социальное положение как среднее – относительно других категорий – выделяются страхи падения заработной платы, страх быть отвергнутым коллегами, высказывать и отстаивать свое мнение перед коллегами, выполнять работу под присмотром начальства.

Групповые/квазигрупповые и массовые интернализированные социальные страхи у них выражены менее, чем у наемных работников, оценивающих свое положение в обществе как высокое и низкое.

Наибольшую степень выраженности социальных страхов демонстрируют наемные работники, оценившие свое социальное положение как низкое. У данной категории ярко выражены групповые/квазигрупповые и массовые интернализированные социальные страхи, по степени выраженности которых они превосходят другие категории.

В параграфе проведен анализ – посредством ранжирования наиболее выраженных социальных страхов (со значением не менее 50%) – относительно каждой из категорий наемных работников по их должностному положению.

Анализ ранжирования социальных страхов руководящего звена наемных работников позволяет сделать следующие выводы.

1. Наибольший уровень тревожности демонстрируют заместители руководителей, как по количеству акцентированных социальных страхов, так и по степени их выраженности.

2. Наименьший уровень тревожности демонстрируют руководители структурных подразделений, по количеству акцентированных социальных страхов уступающие по уровню тревожности руководителям.

3. Если у руководителей и заместителей руководителя в составе социальных страхов высокие позиции занимают групповые/квазигрупповые и массовые интернализированные социальные страхи, то у руководителей структурных подразделений доминируют исключительно индивидуально-личностные социальные страхи.

Анализ ранжирования социальных страхов наемных работников – специалистов позволил автору сделать вывод о том, что по количеству и степени выраженности страхов они превосходят руководителей структурных подразделений, но явно уступают заместителям руководителей. У них, как и у руководителей и у заместителей руководителей в составе социальных страхов высокие позиции занимают групповые/квазигрупповые и массовые интернализированные социальные страхи.

Состав акцентированных социальных страхов работников рядового звена не отличается от специалистов, однако демонстрирует различия в структуре. Рядовые работники несколько в большей степени опасаются потери работы, а специалисты – доходов.

Далее в параграфе проводится анализ данных исследования – посредством ранжирования наиболее выраженных социальных страхов (со значением не менее 50%) – относительно каждой из категорий наемных работников по признаку принадлежности к той или иной отрасли региональной экономики Ставропольского края.

Работники торговли, в первую очередь, боятся потерять работу, что может произойти под воздействием массового падения уровня доходов населения в условиях социально-экономического кризиса, что в свою очередь вызовет падение заработной платы работников торговли и ликвидации торговых организаций. Анализ ранжирования страхов показал, что работники торговли дорожат своей профессией, для них значимо уважение коллег, но они боятся, что социально-экономический кризис изменит их экономическое положение.

Работники производственной сферы боятся падения уровня доходов, массовых увольнений и безработицы под воздействием кризисных явлений. У них акцентирован страх ликвидации организации, что является следствием вышеуказанных процессов и опыта деиндустриализации постсоветской России.

Работники сельского хозяйства больше всего боятся обусловленного теми или иными факторами падения уровня доходов. Возможность потери работы ими связывается с внешними неблагоприятными социально-экономическими явлениями и процессами. Потерять работу они опасаются в меньшей степени, чем работники других отраслей, они больше дорожат своими доходами, чем своей работой. Сельское хозяйство отличается наиболее негативной демографической статистикой организаций.

Наемные работники общественного питания отличаются повышенным уровнем тревожности, большинство страхов у данной категории работников имеют близкую степень выраженности, состав социальных страхов в их структуре наиболее разнообразен количественно и качественно. Страхи потери работы взаимосвязаны со страхами потери доходов, они наиболее жестко увязывают свои риски с внешней социально-экономической конъюнктурой и влиянием кризиса на российскую экономику. Зависимость сферы общественного питания от изменения объема и структуры спроса на данные услуги в стране и регионе, во мнении ее наемных работников, выступает в качестве основной детерминанты их социального и экономического положения.

Для работников сферы обслуживания характерен акцент на страхах потери доходов и работы, данные явления для них взаимосвязаны. Помимо социальноэкономических страхов для этой категории наемных работников характерны «репутационные» индивидуально-личностные страхи.

У работников здравоохранения, как и у работников образования, доминируют индивидуально-личностные социальные страхи, за исключением одного массового интернализированного страха «массового падения уровня доходов под воздействием социально-экономического кризиса» у работников образования. Состав социальных страхов носит во многом схожий характер, данные категории наемных работников боятся потерять работу, ощущают свою зависимость от руководства, боятся репутационных потерь и ликвидации организации, в которой они работают.

Потерю работы они, в большей степени, связывают не с неблагоприятными внешними социально-экономическими факторами, а с расположением руководства и коллег. При этом работники здравоохранения более зависимы от конкретного места работы, отношений с руководством и коллегами, нежели работники образования, в свою очередь отличающиеся страхом потерять репутацию профессионала.

Принадлежность к сфере и привязка к конкретной организации у работников здравоохранения дает большие гарантии реализации профессиональной карьеры, они в отличие от работников образования не боятся оказаться в ситуации необходимости смены сферы профессиональной деятельности.

Набор сильно выраженных социальных страхов у работников органов власти относительно невелик. Данная категория наемных работников характеризуется сильной идентификацией со своей профессиональной деятельностью, которую они боятся потерять в большей степени, чем саму конкретную работу. На своем рабочем месте работники органов власти, в первую очередь, ощущают зависимость от расположения руководства, а во вторую очередь – от восприятия себя окружающими в качестве профессионала, что, опять же, коррелирует с фактором отношения представителей руководства, которое выступает наиболее «значимыми другими»

среди окружающих членов трудового коллектива.

Подобно наемным работникам здравоохранения, работники органов власти индифферентны к массовым интернализированным социальным страхам и склонны к акцентуации на сфере профессиональной деятельности и своем месте в системе социально-трудовых отношений в конкретной организации.

Нельзя не отметить определенного сходства в составе социальных страхов работников финансового сектора и наиболее тревожной социально-профессиональной категории – работников общественного питания. Первые два ранга занимают массовые интернализированные социальные страхи, связанные с негативной социально-экономической ситуацией в стране и регионе. Как следствие данных негативных факторов выступает страх перед падением уровня доходов и заработной платы, последующей возможной ликвидацией организации и потерей положения в обществе. Акцент на внешней массовой детерминации социальных страхов во многом объясняется и «экспертным» характером знания и оценки работниками финансового сектора происходящих в мире и стране социально-экономических процессов, разворачивающихся на фоне протекающего мирового экономического кризиса и имеющимся недавним опытом сокращения рабочих мест в данной отрасли в ситуации воздействия «первой волны мирового экономического кризиса» в 2008 году.

Работники финансового сектора региональной экономики Ставропольского края ощущают свой высокий социальный и социально-профессиональный статус, и в отличие от работников органов власти боятся потерять положение в обществе, ощущают свою зависимость от внешних неблагоприятных социально-экономических условий и не боятся в случае необходимости сменить сферу профессиональной деятельности.

Анализ результатов эмпирического исследования позволил прийти к следующему выводу: большая степень выраженности социальных страхов, более высокий уровень тревожности соотносится с более низкими позициями в социальной структуре регионального сообщества и низшим классом в социальной стратификации общества. Степень выраженности групповых/квазигрупповых и массовых интернализированных социальных страхов демонстрирует свойство полярности в социальной структуре и стратификации регионального сообщества. Данные группы социальных страхов характерны для носителей высоких и низких социальных статусов. Более высокая степень выраженности индивидуально-личностных социальных страхов коррелирует со средними позициями в социальной структуре и стратификации регионального сообщества.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования, намечаются перспективные направления изучения проблематики социальных страхов в современном социологическом знании:

Анализ результатов исследования позволил сформулировать ряд рекомендаций:

1. Работникам региональных и муниципальных органов власти следует обратить внимание на высокую степень выраженности социальных страхов и высокий уровень тревожности у наемных работников муниципальных предприятий и учреждений. Данное состояние требует выработки конкретных мер социальноэкономической поддержки и стимулирования данной категории наемных работников.

2. Работникам региональных и муниципальных органов власти необходимо также обратить внимание на высокую степень выраженности социальных страхов и высокий уровень тревожности у наемных работников системы общественного питания. Общественное питание является одним из значимых направлений развития туристической и курортно-рекреационной сферы региона.

3. Специалистам в области организационной социологии и управленческого консалтинга рекомендуется использовать разработанный эмпирический инструментарий исследования с целью выявления структуры, состава и степени выраженности социальных страхов у работников предприятий и учреждений и разработки системы практических мер по их уменьшению.

4. Специалистам в области управления политическими процессами и политическим технологам рекомендуется обратить внимание на результаты исследования, показывающие дифференциацию социальных страхов в социальной структуре и использовать разработанный эмпирический инструментарий при проведении комплексных социально-политических и электоральных исследований.

III. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ВЫВОДЫ ДИССЕРТАЦИИ

ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ

1. Зуева, О.С. Социологический анализ структуры социальных страхов работников образования Ставропольского края [Текст] /О.С. Зуева //Социальногуманитарные знания. – 2012. – № 12. – С. 78 – 85. – 0,4 п.л.

2. Зуева, О.С. Социальный страх как объект социологического исследования [Текст] /О.С. Зуева //Вестник Северо-Кавказского государственного технического университета. – 2012. – № 3. – С. 142 – 145. – 0,5 п.л.

3. Зуева, О.С. Социальные страхи наемных работников в региональном сообществе: монография [Текст] /О.С. Зуева. – Ставрополь: ООО «Мир данных», 2013. – 180 с. – 7,02 п.л.

4. Зуева, О.С. Проблемы анализа социальных страхов в социологии [Текст] /О.С. Зуева // Формирование новой управленческой парадигмы в современном мире:

тенденции и проблемы: материалы региональной научно-практической конференции.

– Ставрополь: ООО «Мир данных», 2011. – С. 82 –83. – 0,1 п.л.

5. Зуева, О.С. Актуальность социологического исследования социальных страхов [Текст] /О.С. Зуева // Материалы XLI научно-технической конференции по итогам работы профессорско-преподавательского состава СевКавГТУ за 2011 год. – Т. 2. Общественные науки. Экономика. – Ставрополь: Изд-во СевКавГТУ, 2012. – С. 56. – 0,1 п.л.

6. Зуева, О.С. Проблемы интерпретации и классификации социальных страхов в социологии [Текст] /О.С. Зуева // Ломоносовские чтения 2012 года: материалы научной конференции и материалы Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2012». – Севастополь: ООО «Экспресспечать», 2012. – С. 367 – 368. – 0,1 п.л.

7. Зуева, О.С. Страх перед преступностью в общественном сознании российского общества конца XX – нач. XXI веков [Текст] /О.С. Зуева // Феноменология и профилактика девиантного поведения: материалы VI Всероссийской научно-практической конференции. – Краснодар: Изд-во Краснодарский университет МВД России, 2012. – С. 94 – 98. – 0,5 п.л.

8. Зуева, О.С. Социальные страхи наемных работников [Текст] /О.С. Зуева Ломоносовские чтения 2013 года: материалы научной конференции и Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых Ломоносов-2013. – Севастополь: ООО «Экспресс-печать», 2013. – 494 с. – 0,1 п.л.

9. Зуева, О.С. Социокультурный аспект катастрофического сознания и социальных страхов [Текст] /О.С. Зуева // Культура и общество: история и современность: материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Ставрополь: СевКавГТУ, 2012. – С. 227 – 229. – 0,2 п.л.

10.. Зуева, О.С. Социально-экономические кризисы как факторы динамики социальных страхов [Текст] /О.С. Зуева // Проблемы развития полиэтничного региона: социологические и психологические контексты: Материалы подсекции социально-психологического факультета, проведенной в рамках I-й ежегодной научно-практической конференции Северо-Кавказского федерального университета «Университетская наука – региону». – Ставрополь: ООО «Мир данных», 2013. – С. – 60. – 0,1 п.л.

11. Зуева, О.С. Социологическая операционализация социальных страхов наемных работников в местном сообществе [Текст] /О.С. Зуева //Социальные изменения в современном мире: общество и государство. I Северо-Кавказские социологические чтения: сборник материалов Всероссийской конференции. – Ставрополь: ООО «Мир данных», 2013. – С. 146 – 150. – 0,4 п.л.



 
Похожие работы:

«Корбут Андрей Михайлович Концепция конститутивного порядка в этнометодологической традиции Специальность: 22.00.01 — Теория, методология и история социологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва — 2014 Работа выполнена в федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего профессионального образования Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики Научный руководитель Кандидат...»

«ЛОСКУТОВА Ирина Мироновна ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО В ОБЩЕСТВЕ РИСКА (на примере средней общей школы современной России) Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы (социологические наук и) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук Москва - 2014 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Московский педагогический государственный университет на кафедре теории и истории социологии факультета социологии, экономики и...»

«Шумкова Наталья Викторовна СУБКУЛЬТУРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ ГОРОДСКОЙ МОЛОДЕЖИ (НА ПРИМЕРЕ г. САРАНСКА) Специальность 22.00.04 — Социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Саранск — 2014 1 Работа выполнена на кафедре социологии ФГБОУ ВПО Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарёва Научный руководитель : Богатова Ольга Анатольевна доктор социологических наук, доцент...»

«МИННАХМЕТОВ Заудат Мидехатович РОССИЙСКОЕ СЕЛО: ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМИРУЮЩЕГОСЯ ОБЩЕСТВА (НА МАТЕРИАЛЕ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН) Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Казань - 2007 Диссертация выполнена на кафедре социологии Казанского государственного университета Научный руководитель : доктор педагогических наук, профессор Шакиров Роберт...»

«Логачева Екатерина Александровна ЗДОРОВЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ СРЕДНЕГО РОССИЙСКОГО ГОРОДА 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону 2014 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Южно-Российский государственный политехнический университет (НПИ) им. М.И. Платова Научный руководитель доктор социологических наук, доцент Илюхина Любовь Васильевна Официальные...»

«СКУДИНА ЕКАТЕРИНА ЮРЬЕВНА СОЦИАЛЬНО-УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ДОСТИЖЕНИЯ КОМАНДНОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ В СПОРТЕ Специальность 22.00.08. – Социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва 2010 3 Диссертация выполнена на кафедре Социология, психология и педагогика ГОУ ВПО МГТУ Станкин. Научный руководитель : доктор социологических наук, профессор Карлова Татьяна Владимировна Официальные оппоненты : доктор философских наук,...»

«Юмагузин Валерий Валерьевич СМЕРТНОСТЬ ОТ ВНЕШНИХ ПРИЧИН В РОССИИ В ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД Специальность 22.00.03 – Экономическая социология и демография АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва – 2013 Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Государственный академический университет гуманитарных наук и на кафедре демографии федерального...»

«Логачева Екатерина Александровна ЗДОРОВЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ СРЕДНЕГО РОССИЙСКОГО ГОРОДА 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону 2014 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Южно-Российский государственный политехнический университет (НПИ) им. М.И. Платова доктор социологических наук, доцент Научный руководитель Илюхина Любовь Васильевна Официальные...»

«М. Г. Руднев Базовые ценности населения: сравнение россиян с жителями других европейских стран Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Avtoreferat_RudnevMG.pdf Перепечатка с сайта Института социологии РАН http://www.isras.ru/ М. Г. Руднев Базовые ценности населения: сравнение россиян с жителями других европейских стран Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата...»

«Полторак Мария Николаевна САМОСОХРАНИТЕЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ УЧАЩЕЙСЯ МОЛОДЁЖИ В УСЛОВИЯХ АКСИОЛОГИЧЕСКОЙ ДИНАМИКИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учной степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону-2010 Диссертация выполнена в Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Новочеркасская государственная мелиоративная академия Научный...»

«Головченко Людмила Владимировна ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕМСЯ ИНСТИТУТЕ ОБРАЗОВАНИЯ: СОСТОЯНИЕ И ТЕНДЕНЦИИ 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону – 2007 2 Работа выполнена в ФГОУ ВПО Южный федеральный университет в Институте по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук, на кафедре социологии,...»

«ГУСЕВА Анна Владиславна УПРАВЛЕНИЕ СОЦИОКУЛЬТУРНЫМИ ПРОЦЕССАМИ (СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) Специальность: 22.00.08 – социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва – 2012 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. Научный руководитель...»

«Трофименко Дмитрий Викторович ГОРОДСКОЕ СООБЩЕСТВО: РАЗРЕШЕНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ КОНФЛИКТОВ В ПОЛИЭТНИЧНОЙ СРЕДЕ 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону – 2008 Работа выполнена в ФГОУ ВПО Южный федеральный университет Заслуженный деятель науки РФ, Научный Доктор философских наук, профессор руководитель: Волков Юрий Григорьевич Член-корреспондент РАН,...»

«СОКОЛОВ Илья Валерьевич СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ В АМБУЛАТОРНО-ПОЛИКЛИНИЧЕСКИХ УЧРЕЖДЕНИЯХ РОССИИ Специальность 22.00.08 – социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Нижний Новгород 2014 Диссертация выполнена на кафедре общей социологии и социальной работы факультета социальных наук ФГАОУ ВО Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского доктор философских наук, профессор Научный руководитель :...»

«Скульмовская Любовь Григорьевна ПРОТИВОРЕЧИЯ РАЗНОНАПРАВЛЕННОГО РАЗВИТИЯ КУЛЬТУРЫ РЕГИОНА В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ 22.00.06 - социология культуры, духовной жизни Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук Екатеринбург 2005 Работа выполнена на кафедре прикладной социологии ГОУ ВПО Уральский государственный университет им. А.М. Горького Научный консультант : доктор философских наук, профессор Меренков А. В. Официальные...»

«Портнов Игорь Анатольевич Организационная культура российского малого бизнеса 22.00.08 – социология управления Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону – 2007 2 Диссертация выполнена в ФГОУ ВПО Южный федеральный университет, в Институте по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук на кафедре социологии, политологии и права доктор социологических наук Научный руководитель :...»

«Любовникова Оюна Викторовна Влияние социальных и экологических факторов на здоровье сельского населения (на материалах Республики Бурятия) Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Улан-Удэ – 2009 Работа выполнена на кафедре Связи с общественностью, социологии и политологии ФГОУ ВПО Бурятская государственная сельскохозяйственная академия им. В.Р. Филиппова...»

«Чернявская Ольга Сергеевна ВКЛЮЧЕННОСТЬ ГОРОЖАН В СОЦИАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО СОВРЕМЕННОГО ГОРОДА (НА ПРИМЕРЕ НИЖНЕГО НОВГОРОДА) Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Нижний Новгород – 2013 Работа выполнена на кафедре общей социологии и социальной работы ФГБОУ ВПО Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского Научный доктор исторических...»

«Колесникова Татьяна Анатольевна УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ В УСЛОВИЯХ РОСТА СОЦИАЛЬНОЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ 22.00.08 – социология управления Автореферат Диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону - 2011 Работа выполнена в ФГАОУ ВПО Южный федеральный университет Научный Заслуженный деятель науки РФ, руководитель: доктор философских наук, профессор Волков Юрий Григорьевич Официальные доктор социологических наук, профессор...»

«Слободенюк Екатерина Дмитриевна БЕДНЫЕ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: СТРУКТУРА ГРУППЫ И СОЦИАЛЬНАЯ ДИНАМИКА Специальность 22.00.04 Социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва - 2014 1 Работа выполнена в федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего профессионального образования Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики Научный...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.