WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

На правах рукописи

Лобанов Александр Владимирович

РАЗВИТИЕ ПОВЕДЕНИЯ В ГНЕЗДОВОМ ПЕРИОДЕ У МЫШЕЙ C57BL/6

С НАРУШЕНИЯМИ ЗАКЛАДКИ КОРЫ ПРИ ВВЕДЕНИИ

ЦИТОЗИНАРАБИНОЗЫ НА РАЗНЫХ ЭТАПАХ ЭМБРИОГЕНЕЗА

03.03.01 – физиология

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата биологических наук

Москва 2010

Работа выполнена в Филиале Учреждения Российской академии наук Института биоорганической химии им. академиков М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова, Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Пущинский государственный университет федерального агентства по образованию».

Научные руководители: Доктор биологических наук, Мурашев Аркадий Николаевич Кандидат биологических наук, Зарайская Ирина Юрьевна

Официальные оппоненты: Доктор биологических наук Серова Ольга Николаевна Доктор медицинских наук, член.-корр.

РАМН, профессор Морозов Сергей Георгиевич Ведущее учреждение: Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Защита диссертации состоится « » 2010 года в « » часов на заседании Диссертационного совета Д 001.008.01 при Учреждении Российской академии медицинских наук Научно-исследовательском институте нормальной физиологии им. П.К. Анохина РАМН: 125009, Москва, ул. Моховая, д. 11, строение 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НИИ нормальной физиологии им.

П.К. Анохина РАМН по адресу: 125009, Москва, ул. Моховая, д. 11, строение 4.

Автореферат разослан « » 2010 года

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат медицинских наук В.А. Гуменюк

1.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы Совокупность процессов и механизмов, обеспечивающих созревание функциональных систем поведения в процессе онтогенеза рассматривается в рамках концепции системогенеза, разработанной П.К. Анохиным (Анохин, 1948, 1968).

Ранний период онтогенетического развития позволяет изучать формирующуюся динамику поведенческих актов «в «рафинированном» виде пока развитие не обогащено множественностью и большой вариабельностью этих актов» (Хаютин, Дмитриева, 1991, с. 3). Ранние, впервые возникающие в индивидуальной жизни формы видоспецифического поведения, формируются у незрелорождающих животных в гнездовом периоде развития. Поведенческие акты в раннем онтогенезе консолидируются при минимальном субстратном обеспечении центральных механизмов, которые представлены у новорожденных избирательно созревшими структурными элементами.




К моменту рождения у незрелорождающихся животных, таких как грызуны, кора мозга представляет сложную многослойную структуру (Максимова, 1990; Bayer, Altman, 1991). Незрелые нейроны коры способны генерировать импульсы (Corlew et al., 2004) и включены в межнейронные взаимодействия (Peinado, 2001), образуя кортикокортикальные, кортикоталамические (Crandall, Caviness, 1984), кортикоспинальные связи (Joosten, Bar, 1999; Hsu et al., 2006). Структура и физиологические свойства таких нейронов имеют ряд особенностей, позволяющих осуществлять ими минимальное обеспечение функций еще за долго до их созревания (Шулейкина, 1985). Функциональная активность нейронов коры на раннем этапе постнатально онтогенеза показана в исследованиях по изучению спонтанной электрической активности этих клеток и их реакции на стимулы (Corlew et al., 2004;

McCandlish et al., 1993), а также выявлена по экспрессии генов c-fos (Klejbor et al., 2003). Взаимосвязь между созревающими структурами коры и функциями поведенческого уровня у грызунов в постнатальный период, за исключением послегнездового периода развития (Hicks, D’Amato, 1974, Kolb, 2000), остается малоизученным вопросом. Еще менее исследована роль отдельных клеточных элементов коры в обеспечении формирования поведения в ранний период, изучению этого вопроса и посвящено наше исследование. Решение поставленной задачи возможно при создании такой экспериментальной модели, которая позволила бы направленно действовать на формирование определенных клеточных структур коры с целью выявлений взаимосвязи между изменениями в закладке мозга и изменениями в динамике развития поведения в гнездовой период при минимизации или максимальной диссоциации неспецифических эффектов.

Цитозинарабиноза (Ara-c) является сильным антипролиферативным агентом, специфически влияющим на процессы нейрогенеза в сроки его введения (Mikita, Beardsley, 1988, Ohno, 1984; Ono-Yagi et al., 2000; Takano et al., 2006). При этом Ara-c вероятно вызывает меньше неспецифических токсических осложнений в сравнении с другими веществами этого класса, т.к. является лекарственным препаратом и используется при лечении лейкозов (Grant, 1998).

В эмбриональном периоде закладки коры у мышей можно выделить этапы преимущественного деления клеток глубоких слоев коры – ранний этап (12,5-13,5-е сутки), деления клеток четвертого слоя – средний этап (13,5-14,5-е сутки) и период пролиферации клеток верхних второго и третьего слоев – поздний этап (15,5-16,5-е сутки) (Takahashi et al., 1999; Tarabykin et al., 2001; Lopez-Bendito et al, 2004;

Hammond et al., 2006). Предполагается, что воздействие Ara-c в каждый из этих периодов должно приводить к специфическим морфо-функциональным нарушениям в соответствующих слоях коры. Изучение влияния таких нарушений на формирование постнатального поведенческого фенотипа, может являться важным этапом для установления механизмов развития двигательной координации и когнитивных процессов в раннем постнатальном периоде, как в норме, так и при патологии.





Цели и задачи исследования Целью настоящей работы является изучение особенностей формирования видоспецифического поведения мышей C57BL/6 в гнездовом периоде в условиях нарушенного в результате действия цитозинарабинозы морфогенеза коры мозга.

Для достижения цели были поставлены следующие задачи:

1. Изучить характер морфологических изменений в новой и старой коре развивающегося мозга в зависимости от сроков воздействия на пролиферацию клеток мозга при использовании цитозинарабинозы у 2. Изучить формирование сенсомоторных координаций у мышей в постнатальный период при пренатальном введении цитозинарабинозы на раннем (12,5-13,5-е сутки), среднем (13,5-14,5-е сутки) и позднем (15,5е сутки) этапах кортикогенеза 3. Изучить физическое созревание и оценить его влияние на формирование раннего поведения у мышей после введения цитозинарабинозы в разные пространственной ориентации и формирование рабочей пространственной 5. Изучить поведение в открытом поле у мышей в зависимости от сроков введения цитозинарабинозы Научная новизна Впервые изучена адекватность фармакологической модели нарушения закладки коры мозга у мышей при помощи Ara-c с целью изучения взаимосвязи между нарушениями в мозге и изменениями в формировании поведения в гнездовой период. Впервые проведено комплексное исследование физиологических эффектов пренатального воздействия антипролиферативного агента Ara-c, при разных сроках его введения, на постнатальное развитие животных. Обнаружен избирательный характер действия Ara-c на различные отделы конечного мозга, зависящий от сроков введения вещества и отражающий особенности динамики пролиферативных процессов в развивающемся мозге. Впервые выявлены и описаны эффекты пренатального введения Ara-c на развитие раннего поведения у мышей линии C57BL/6. Показана специфичность действия антипролиферативного агента в разные сроки кортикогенеза на развитие поведенческого фенотипа.

Теоретическая и практическая значимость Результаты работы свидетельствуют о том, что исследованная модель нарушения морфогенеза мозга в пренатальном периоде позволяет устанавливать взаимосвязи между вызванными изменениями в развитии мозга и сдвигами в формировании поведенческого фенотипа. Выявленная специфика изменений в формировании поведения в раннем онтогенезе в зависимости от сроков введения Ara-c характеризует этапы наибольшей восприимчивости организма к нарушению морфогенеза в пренатальный период. Выявленные в работе нарушения в развитии раннего постнатального поведения, вызываемые воздействием Ara-c в определенные периоды эмбриогенеза, позволяют обосновать и найти новые подходы к разработке методов диагностики и профилактики последствий болезней, связанных с пренатальной патологией.

Апробация работы Основные результаты работы были доложены, обсуждены и опубликованы в материалах следующих конференций: VIII чтениях, посвящённых памяти академика Ю.А.Овчинникова (Москва-Пущино, 2006), Школе-конференции молодых ученых (Пущино, 2009), III Международной конференции "Актуальные проблемы биологии, нанотехнологий и медицины" (Ростов-на-Дону, 2009), XIII школе-конференции молодых ученых по физиологии высшей нервной деятельности (Москва, 2009), 46-th Annual Meeting of the Society of Toxicology (Charlotte, USA. 2007), XXXV Итоговая научная сессия НИИ нормальной физиологии им. П.К. Анохина (Москва, 2010).

Структура и объем диссертации Диссертация состоит из введения, обзора литературы, описания методики исследования, изложения экспериментальных данных, обсуждения полученных результатов, выводов и списка литературы, содержащего 328 источников. Работа, изложенная на 177 страницах машинописного текста, включает 44 рисунка и таблиц.

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 14 работ: 2 статьи и 12 тезисов.

2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

У самок мышей линии C57BL/6 получали датированную беременность. Мышам экспериментальных групп вводили в дозе 3 мг/кг цитозинарабинозу (1--DArabinofuranosylcytosine), растворенную в 1%-й диметилсульфоксиде (Dimethyl Sulfoxide) на 12,5-13,5-е (первая группа Ara-c1), 13,5-14,5-е (вторая группа Ara-c2) или 15,5-16,5-е (третья группа Ara-c3) сутки развития эмбрионов. Эти сроки введения соответствуют раннему, среднему и позднему этапам кортикогенеза. Используемая доза Ara-c была выбрана на основании предварительных исследований. Для каждого периода введения Ara-c контролем служили: интактная группа, животные которой не получали никаких веществ, и контрольная группа, животные которой получали DMSO в те же сроки беременности, что и соответствующие экспериментальные группы. Мозг животных фиксировали через 12 часов после введения веществ на 14-е, 15-е и 17-е сутки эмбрионального развития. Фиксацию и проводку материала, а также заливку ткани в парафин осуществляли по общепринятой методике (Микроскопическая техника, 1996). Нарезку осуществляли через весь конечный мозг животного, расстояние между секциями составляло 30-50 мкм, из одного участка последовательно брали срезы толщиной 4 мкм и 7 мкм. Окраску 4-х мкм срезов проводили гематоксилин-эозином. Срезы толщиной 7 мкм окрашивали иммуногистохимически по методу TUNEL (Terminal deoxynucleotide transferase dUTP Nick End Labeling) с использованием Apo-BrdU-IHC In Situ DNA Fragmentation Assay Kit (BioVision, США). Микроскопическое исследование срезов проводили с помощью светового микроскопа Leica DM LA (Германия). Структуру формирующейся новой и старой коры и пролиферативных зон ганглионарных возвышений конечного мозга изучали при увеличении 200. Количество апоптотически меченных телец оценивали при увеличение 500 (масляная иммерсия) в этих же областях мозга.

Микроскопические изображения сканировали с использованием видеокамеры Cool Snap Roper Scientific (Германия) и сохраняли в формате «jpg» при помощи программы «Мекос» (Россия). Полученные изображения анализировали при помощи программы «ImageJ» (National Institutes of Health, USA) (Abramoff et al., 2004), которая позволяла определять размеры изучаемых структур, проводить автоматический и ручной учет клеток и апоптатических телец на плоскости (plugin ICTN, plugin Point Picker). Апоптотический индекс рассчитывали как отношение числа апоптотических телец к числу неповрежденных клеток в процентах. Клетки учитывали на участке фиксированной ширины (150 мкм) через всю длину исследуемой структуры.

Поведение животных изучали ежедневно начиная с 1-го дня рождения и по 21ые сутки постнатального развития. Всего было обследовано 311 детенышей мышей из 43-х пометов. Для исследования потомства использовали набор тестов для оценки развивающегося поведенческого фенотипа мышей, разработанный в институте нормальной физиологии им. П.К.Анохина (Зарайская и др., 2001), представляющий собой расширенную модификацию наборов сенсомоторных тестов (Altman et al, 1975;

Fox, 1965). Самок перед тестированием потомства отсаживали из домашних клеток в индивидуальные клетки с чистым подстилом. Мышат, предназначенных для обследования, из пометов рассаживали в индивидуальные подогреваемые (30-36°С) боксы. Для оценки соматического развития с 1-х по 21-е сутки постнатального развития ежедневно определяли массу тела, с 3-х по 5-е сутки животных обследовали для выяснения сроков выделения ушных раковин и появления шерсти, с 3-х по 6-е сутки постнатального развития изучали расхождение пальцев на передних и задних конечностях. Открытие глаз определяли на 11-15-е сутки постнатального развития.

Поведенческое тестирование использовали для изучения формирования координации движений и когнитивных процессов у мышей. Способность поддерживать позу изучали с 1-х по 9-е сутки при помощи тестов «переворачивание на горизонтальной плоскости, избегание наклонной плоскости и края плоскости». Способность координировать другие целенаправленные движения оценивали с 7-х по 14-е сутки в тесте «координация конечностей на деревянном стержне», с 5-х по 14-е сутки в тестах «удерживание на горизонтальном канате передними/задними конечностями», с 10-х суток и до момента прозревания в тесте «вибриссный плейсинг», с 10-х по 12-е сутки в тесте «удерживание на вертикальной сетке», от момента прозревания и до 18-х суток постнатального развития в тесте «зрительный плейсинг», с 12-х по 18-е сутки в тесте «спуск по вертикальному канату», с 17-х по 21-е сутки в тесте «прохождение по планке», на 21-е сутки в тесте «вращающийся цилиндр». Развитие тактильного контакта с матерью исследовали с 1-х по 9-е сутки в тесте «рутинг». Формирование способности ориентироваться в пространстве и развитие пространственной рабочей памяти и изучали с 6-х суток постнатального развития и до момента прозревания в тесте «выбор домашнего отсека в Y-образном лабиринте». Эмоциональную реактивность оценивали с 10-х по 18-е сутки постнатального развития в тесте «спуск с приподнятой платформы». На 21-е сутки постнатального развития в открытом поле (40x40 см) у мышей определяли горизонтальную и локальную (вертикальную) исследовательскую активность и оценивали уровень тревожности. Для анализа поведения животных в открытом поле получали траектории их перемещения (использовалась программа «SwisTrack» (DISA Laboratory, EST Institute, Switzerland)), которые далее делили на отдельные сегменты с использованием программы «Segment Analyser» (Отдел Системогенеза НИИ НФ им. П.К.Анохина РАМН): остановки, низкоскоростные, среднескоростные и высокоскоростные передвижения. В каждой выделенной группе сегментов определяли продолжительность и среднюю скорость движения мышей. Помимо автоматического анализа поведение в открытом поле изучали классическими методами с учетом вертикальных стоек, груминга и пересечения центрального сектора.

Статистический анализ полученных численных экспериментальных данных осуществляли, путем оценки генеральных эффектов возраста и влияния введения препаратов. Межгрупповые сравнения проводили с определением t-критерия Стьюдента, непараметрического критерия Манна-Уитни, а так же с использованием Post-hoc анализа (тест Ньюмана-Кеулса, ANOVA). Бинарные данные сравнивали по Фишеру с определением критерия Chi2. Динамику развития признаков, выраженных бинарными данными, оценивали при сравнении показателей в первый и последний дни формирования признаков с определением Chi2. Для численных данных вычисляли коэффициент корреляции Пирсона, для бальных значений определяли коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Обработка данных проводилась программой STATISTICA 7.0.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

3.1. Влияние пренатального воздействия Ara-c на формирование мозга В наших исследованиях было показано, что у мышей, получавших Ara-c в дозе 3мг/кг при ее растворении в DMSO, происходили достоверные нарушения в формировании мозга, выраженность которых зависела от сроков введения антипролиферативного агента. Введение Ara-c на 12,5-13,5-е и 13,5-14,5-е сутки эмбрионального развития вызывало апоптоз во всех исследованных пролиферативных зонах старой, новой коры и базальных ганглиев (Таблица 1). При этом более высокие апоптотические индексы были выявлены при раннем сроке введения Ara-c.

Последствия введения Ara-c на 15,5-16,5-е сутки эмбрионального развития характеризовались отдельными очагами апоптотической гибели клеток в формирующихся структурах коры (Таблица 1). Морфологические изменения в структурах конечного мозга возникали у мышей со всеми сроками введения Ara-c. У животных, перенесших введение Ara-c на раннем сроке, наблюдалось уменьшение толщины вентрикулярной зоны гиппокампа (Таблица 2). У животных со средним сроком введения было выявлено уменьшение толщины корковой пластинки моторной коры (интактная группа – 80,2±7,5 мкм, n=3, DMSO2 – 51,0±8,7 мкм, n=3, Ara-c2 – 32,7±1,8 мкм, n=3, p0,05), изменение толщины промежуточной зоны соматосенсорной области (интактная группа – 68,4±2,9 мкм, n=3, DMSO2 – 33,0±0, мкм, n=3, Ara-c2 – 50,3±3,5 мкм, n=3, p0,05) относительно контроля. Изменение толщины пролиферативных участков гиппокампа и ганглионарных возвышений при этом сроке введения показано в Таблице 2. У мышей с поздним воздействием уменьшение толщины развивающихся мозговых структур относительно контроля было определено для корковой пластинки моторной (интактная группа – 184,1±3, мкм, n=3, DMSO3 – 133,6±18,8 мкм, n=3, Ara-c3 – 109,0±8,6 мкм, n=3, p0,05), зрительной (интактная группа – 229±14 мкм, n=3, DMSO3 – 199±8 мкм, n=3, Ara-c3 – 137±16 мкм, n=3,p0,05), цингулярной коры (интактная группа – 186,8±4,5 мкм, n=3, DMSO3 – 149,7±21,2 мкм, n=3, Ara-c3 – 104,7±6,1 мкм, n=3, p0,05) и гиппокампа (интактная группа – 103±7 мкм, n=3, DMSO3 – 83±10 мкм, n=3, Ara-c3 – 50±7 мкм, n=3, p0,05), промежуточной зоны зрительной коры (интактная группа – 229,0±14, мкм, n=3, DMSO3 – 198,7±8,0 мкм, n=3, Ara-c3 – 137,3±15,8 мкм, n=3, p0,05),а также для пролиферативной зоны соматосенсорной коры (Таблица 2). Таким образом, морфологические изменения были наиболее выраженными при среднем и позднем сроке введения Ara-c.

Таблица 1. Апоптотический индекс в пролиферативных зонах новой, старой коры и ганглионарных возвышениях в пренатальном периоде у интактных мышей и у животных через 12 часов после введения Ara-c возвышение возвышение возвышение Примечание: + - р 0,05 относительно интактной группы, # - p 0,05 относительно группы DMSO, по тесту Манн-Витни.

Таблица 2. Изменение толщины пролиферативных зон новой, старой коры и ганглионарных возвышениях у мышей C57BL/6 в пренатальном периоде через 12 часов после второго введения Ara-c Моторная 155,3± 143,3± 157,4± 270,6± 239,5± 181,8± 151,8± 139,2± 135,1± Соматосенсор 147,5± 150,7± 173,2± 259,2± 210,9± 244,8± 135,8± 146,6± 117,0± Зрительная 136,5± 161,7± 120,7± 210,1± 206,0± 185,0± 124,6± 116,6± 132,2± Цингулярная 137,6± 139,6± 141,5± 165,8± 158,9± 164,2± 202,6± 187,1± 170,4± Латеральное 113,2± 116,8± 145,9± 68,7± 88,3± 123,6± 30,2± 24,6± 43,6± возвышение возвышение Примечание: + - р 0,05 относительно интактной группы, # - p 0,05 относительно DMSO, по тесту Манн-Витни Качественный анализ морфологической структуры латерального таламуса и вентрального гипоталамуса изменений в этих отделах не выявил, что подтверждало специфичность выбранных сроков воздействия Ara-c в первую очередь в отношении коры.

Сравнение наших данных по эффектам Ara-c на закладку коры на 13,5-14,5-е сутки эмбрионального развития и результатов, описанных в литературе показали, что действие Ara-c по числу TUNEL-позитивных клеток было менее выраженными, чем нарушения, возникавшие при использовании водной субстанции Ara-c в дозе 30 мг/кг в те же сроки (Takano et al., 2006). Установлено, что Ara-c в используемой нами дозе мг/кг вызывала направленную гибель клеток преимущественно в пролиферативных зонах конечного мозга, которое, вероятно, определялось основным эффектом Ara-c – нарушением клеточного цикла в S-фазе митоза (Mikita, Beardsley, 1988 Grant, 1998).

Избирательный характер действия Ara-c на зоны моторной, соматосенсорной, зрительной коры определяется различными пролиферативными программами, определяющими процесс формирования мозга (Rakic, 1988; O’Leary, 1989; Poleux et all., 1997; Poleux et all., 2001). Различие в пролиферативных программах на разных сроках эмбриогенеза может являться причиной отсутствия в наших исследованиях согласования между апоптозом и морфологическими нарушениями в одних структурах мозга, т.к. выявляемый апоптоз является в первую очередь следствием последнего (за 12 часов до взятия мозга), а морфологические изменения – первого (за 36 часов до взятия мозга) введения Ara-c (Yamauchi et al., 2004).

Общее для всех областей коры снижение уровня апоптоза при более поздних сроках воздействия Ara-c, вероятно, так же определяется уменьшением скорости пролиферации за этот период развития (Caviness el al., 2000, 2003) и согласуется с данными по повреждающему действию на развивающийся мозг других внешних факторов (Журавин, 2006; Berman, Hannigan, 2000). Показанные различия в формировании старой и новой коры и подкорковых ядер у мышей в зависимости от сроков введения Ara-c предполагают возникновение специфических изменений в формировании ранних поведенческих актов у этих животных.

3.2. Влияние пренатального воздействия Ara-c на формирование поведения в раннем онтогенезе мышей 3.2.1. Соматическое развитие животных, перенесших воздействие Ara-c на разных сроках пренатального развития Наиболее значимым изменением соматического развития мышей, перенесших пренатальное воздействие Ara-c, было снижение набора массы тела (Рис. 1). Самые выраженные отставания по этому признаку наблюдались у мышей с поздним сроком введения препарата на 15,5-16,5-е сутки эмбрионального развития.

3.2.2. Формирование раннего постурального поведения у мышей, перенесших воздействие Ara-c на разных сроках пренатального развития Во всех группах исследованных животных с 1-х по 9-е сутки постнатального развития наблюдалась возрастная динамика увеличения числа особей, способных переворачиваться на горизонтальной поверхности и избегать край обрыва. Эффекты Ara-c на формирование раннего поведения поддержания позы характеризовались как изменением динамики числа мышей, которые осуществляли данные акты, так и изменением скорости их реализации.

вес, г вес, г В группе животных, получавших Ara-c на 12,5-13,5-е сутки, наблюдалось увеличение числа особей, переворачивающихся на плоскости на 2-е сутки постнатального развития (животные, которые переворачивались в интактной группе составляли 0%, n=21; в DMSO1 – 0%, n=19; в Ara-c1 – 24±7%, n=33; р 0,05) в сравнении мышами контрольных и интактных групп и увеличение числа животных, избегавших край обрыва на 8-е сутки постнатального развития (животные, которые избегали край обрыва в интактной группе составляли 72±7%, n=37; в DMSO1 – 66± % n=27; в Ara-c1 – 88±5%, n=40; р 0,05) относительно контрольных животных.

В группе с введением Ara-c на 13,5-14,5-е сутки было выявлено отставание в созревании избегания края обрыва на 5-е сутки постнатального развития (животные, которые избегают обрыв в интактной группе составляли 38±8%, n=37; в DMSO2 – 41±14%, n=33; в Ara-c 2– 19±6%, n=40; р 0,05), а также показано более быстрое переворачивание на плоскости на 7-е сутки постнатального развития (скорость переворачивания: интактная группа – 19,2±4,9 c, n=21; DMSO2 – 14,7±3,6 c, n=32;

Ara-c2 – 4,5±0,9 c, n=32; p0,05) относительно контрольных животных.

У животных, получавших Ara-c на 15,5-16,5-е сутки эмбрионального развития, было показано отставание в развитии переворачивания на 6-е сутки постнатального развития (животные, которые переворачивались в интактной группе составляли 75±9%, n=21; в DMSO3 – 80±9%, n=30; в Ara-c3 – 63±8%, n=36; р 0,05) и 7-е сутки постнатального развития (животные, которые переворачивались в интактной группе составляли 100%, n=21; в DMSO3 – 97±3%, n=30; в Ara-c3 – 74±7%, n=36; р 0,05) относительно интактных и контрольных мышей, выявлено худшее избегание обрыва на 3-е сутки (животные, которые избегали обрыв в интактной группе составляли 27±7%, n=37; в DMSO3 – 59±8%, n=32; в Ara-c3 – 15±6%, n=40; р 0,05) и 6-е сутки (животные, которые избегали обрыв в интактной группе составляли 68±8%, n=37; в DMSO3 – 91±3%, n=32; в Ara-c3 – 68±7%, n=40; р 0,05) в сравнении с мышами контрольной группы, а так же замедленное переворачивание на плоскости на 6-е (скорость переворачивания: интактная группа – 31±6 c, n=21; DMSO3 – 13±3 c, n=30;

Ara-c3 – 34±8 c, n=36; р 0,05) и 7-е сутки постнатального развития (скорость переворачивания: интактная группа – 19±9 c, n=21; DMSO3 – 7±2 c, n=30; Ara-c3 – 20±4 c, n=36; р 0,05)относительно контрольных животных.

Для выявления зависимости поведения от соматического развития животных (масса тела) был проведен корреляционный анализ в пределах суток, в которые были выявлены изменения в поведении. У мышей с ранним введением Ara-c на 2-е сутки постнатального развития коэффициент корреляции между массой тела и скоростью переворачивания на плоскости составлял r=0,48, p=0,11; у мышей со средним сроком введения Ara-c на 7-е сутки постнатального развития коэффициент корреляции составлял r=-0,10; p=0,57; у мышей с поздним сроком воздействия на 6-е сутки r=0,25, p=0,24, на 7-е сутки постнатального развития r=0,86; p=0,87. Коэффициент корреляции между массой тела и скоростью избегания обрыва у мышей группы Arac1 на 8-е сутки равнялся r=0,42, p=0,18; у мышей группы Ara-c2 коэффициент корреляции на 5-е сутки постнатального развития составлял r=-0,44, p=0,88; у животных группы Ara-c3 на 6-е сутки r=-0,94, p=0,83. Таким образом, у мышей со всеми сроками введения Ara-c зависимость соматического развития на формирование поведения поддержания позы показана не была.

3.2.3. Формирование координации движений конечностей в раннем онтогенезе у мышей, перенесших воздействие Ara-c на разных сроках пренатального развития У животных всех групп происходило развитие координации передних конечностей на деревянном стержне в период с 7-х по 12-е и задних конечностей – с 7-х по 14-е сутки постнатального развития, при этом у мышей с введением Ara-c на 12,5-13,5-е сутки эмбрионального развития было выявлено отставание в развитии координации на стержне передних конечностей на 8-9-е сутки, а у мышей с введением агента на 15,5-16,5-е сутки на 11-12-е сутки – задних конечностей относительно контроля (Рис. 2).

Координация пердних конечностей, введение Ara-c на признаком, % исследуемым животные с Рис. 2. Развитие координации конечностей на деревянном стержне у мышей C57BL/6 в постнатальный период * - р 0,05 группа с введением DMSO относительно интактной группы, + - р 0, группа с введением Ara-c относительно интактной группой; # - р 0,05 группа с введением Ara-c относительно контроля DMSO, по Фишеру, критерий Chi Оценка поведения, обеспечивающего обретение опоры передними конечностями на основе зрительной афферентации (зрительный плейсинг), проводилась с 14-х по 18-е сутки постнатального развития, и выявило отставания в его формировании у мышей экспериментальных групп относительно контроля. У мышей с первым сроком введения Ara-c изменения в развитии координации конечностей в тесте «Зрительный плейсинг» возникали на 15-16-е сутки постнатального развития, у мышей со вторым сроком введения Ara-c – на 14-е и 17-е сутки, а у грызунов с третьим сроком введения препарата на – 15-18-е сутки относительно соответствующих контрольных групп (Рис. 3). При межгрупповом сравнении животных, с разными сроками воздействия Ara-c, было показано, что у мышей с введением Ara-c на 15,5-16,5-е сутки эмбрионального развития формирование этой двигательной координации запаздывало на 18-е сутки постнатального развития в сравнении с животными других экспериментальных групп (в группах Ara-c1 (n=21) и Ara-c2 (n=29) поведение выполняли 100% мышей, в группе Ara-c3 (n=20) – 62±11%, р 0,05).

В тесте «Прохождение по планке» изучалась способность мышей координировать постановку конечностей на планку (плейсинг конечностей) и поддерживать равновесие при локомоции. Было показано, что данные способности развивались у животных всех групп постепенно в период с 17-х по 21-е сутки постнатального развития, при этом у мышей, получавших Ara-c, были выявлены изменения в развитии, как координации конечностей, так и в формировании способности поддерживать равновесие. У мышей с введением Ara-c на 12,5-13,5-е сутки эмбрионального развития возникали сложности в координации передних конечностей при постановке на планку на 19-е сутки постнатального развития (в интактной группе ошибалось 11±5% мышей, n=36, в группе DMSO1 – 17±7%, n=29, в группе Ara-с1 – 65±10%, n=21, р 0,05) относительно контроля.

животные с исследуемым животные с исследуемым У животных с введением Ara-c на 13,5-14,5-е сутки достоверных изменений в способности координировать постановку лап на планку не возникало. У мышей, получавших Ara-c на 15,5-16,5-е сутки, были установлены нарушения в плейсинге передних конечностей на 19-е сутки постнатального развития (в интактной группе ошибалось 11±5% мышей, n=36, в группе DMSO3 – 33±11%, n=20, в Ara-c3 – 64±11% n=18, р 0,05) и задних конечностей на 21-е сутки постнатального развития (в интактной группе ошибался 41±7% мышей, n=44, в группе DMSO3 – 45±12%, n=16, в группе Ara-c3 – 94±4%, n=32, р 0,05) в сравнении с контрольными животными. При межгрупповом сравнении динамики формирования координации передних конечностей у экспериментальных животных было показано, что мыши с введением Ara-c на 13,5-14,5-е сутки эмбрионального развития совершают меньше ошибок на 21-е в – сравнении с мышами, получавшими Ara-c на 12,5-13,5-е и 15,5-16,5-е сутки эмбрионального развития (животные, которые ошибались: Ara-c1 – 41±11%, n=21, Ara-c2 – 9±5%, n=28, Ara-c3– 59±11%, n=18, р 0,05). В группе животных, получавших Ara-c на 15,5-16,5-е сутки эмбрионального развития, было выявлено увеличение числа особей с неточной постановкой задних лап на 21-е сутки постнатального развития в сравнении с мышами других экспериментальных групп (животные, которые ошибались: Ara-c1 – 29±9%, n=27, Ara-c2 – 18±6%, n=43, Ara-c – 94±4%, n=32, р 0,05). Отставания в способности поддерживать равновесие на планке наблюдалось в группах с ранним и поздним сроками введения Ara-c.

Показано, что у мышей, получавших агент на 12,5-13,5-е сутки, увеличивалось число особей не способных удержаться на планке на 18-е сутки постнатального развития (животные, которые срывались и повисали на планке: интактная группа– 4±4%, n=27;

мышей; группе DMSO1 – 7±5%, n=20; группе Ara-c1 – 33±11%, n=20; р 0,05), а у мышей с введением Ara-c на 15,5-16,5-е сутки на – 17-е сутки постнатального развития (животные, которые падали с планки: интактная группа – 4±4%, n=21;

DMSO3 – 0%, n=11; Ara-c3 – 18±9%, n=18; р 0,05) относительно животных соответствующих контрольных групп.

При дальнейшем тестировании способности мышей поддерживать равновесие на вращающемся с ускорением цилиндре на 21-е сутки постнатального развития было выявлено уменьшение времени удерживания на цилиндре в группе с поздним сроком получения Ara-c, как относительно контроля (время удерживания: интактная группа – 13,5±0,2 с, n=20; DMSO3 – 11,2±1,1 с, n=23; Ara-c3 – 6,0±0,7 с, n=21; р 0,05), так и в сравнении с другими экспериментальными группами (время удерживания: Ara-c1 – 12,2±0,2 с, n=21; Ara-c2 – 12,0±0,2 с, n=20; р 0,05). Корреляционный анализ показал, что отставание в наборе массы тела у экспериментальных мышей на 21-е сутки постнатального развития не влияло на продолжительность удерживания животных на вращающемся цилиндре(r=0,26, p=0,32).

Известно, что большинство экспериментальных фармакологических моделей осложнено неспецифическими токсическими эффектами, затрудняющими установление связей между вызванными изменениями в развитии мозга и сдвигами в формировании поведенческого фенотипа (Gavin et al., 1994; Goldey et all., 1994;

Henck, 2003). В наших исследованиях проверка корреляции между возникновением изменений двигательных координаций с нарушениями соматического созревания у мышей экспериментальных групп показала, что в подавляющем большинстве случаев изменения в формировании поведенческих актов в постнатальном периоде возникала по причине изменения сенсомоторного развития и не зависели от отставаний в наборе массы тела, как основного показателя физического развития. Полученные результаты диссоциации специфических и неспецифических эффектов пренатального воздействия Ara-c на развитие мышей позволяют использовать данную модель для анализа роли определенных структур мозга в формировании раннего поведения.

В наших исследованиях было показано, что наибольшее число изменений в динамике развития поведения в гнездовой период возникало при раннем и позднем сроках введения Ara-c, меньше всего изменений поведения было выявлено при среднем сроке введения препарата (Таблица 3). Установлено, что эффекты воздействия Ara-c на раннем сроке характеризовались изменениями на начальных этапах формирования поведенческих актов, которые быстро компенсировались. При введении Ara-c на позднем сроке изменения в созревании поведения были наиболее продолжительными и могли выходить за рамки формирования актов в раннем онтогенезе, свойственных линии мышей C57BL/6. При среднем сроке введения Ara-c сдвиги в развитии поведенческих актов характеризовалось промежуточными показателями продолжительности изменения поведения в сравнении с ранним и поздним сроками введения Ara-c. Показано, что при раннем и среднем сроках введения Ara-c сдвиги в формировании ранних поведенческих актов носили характер, как отставания, так и ускорения, тогда как при позднем сроке введения препарата наблюдалось только замедление в развитии поведения.

Специфичность эффектов разных сроков введения препарата на формирование ранних двигательных координаций, вероятно, определяется изменениями в формировании нейронных сетей и межклеточных контактов в новой коре и стриатуме, которые происходят при нарушении пролиферации клеток мозга в результате действия различных повреждающих факторов (Журавин и др., 2005;

Calcagnotto et al., 2002; Takano et al., 2006; Mameli, Valenzuela; 2006; Nakanishi et al., 2004). Предполагается, что при раннем и среднем сроках введения препарата, происходит изменение эфферентного контроля и планирования движений, на уровне моторной коры с вовлечением сенсорных и ассоциативных областей и базальных ганглий (нарушение пролиферации клеток IV, V слоев новой коры, клеток стриатума и бледного шара базальных ганглиев). Спецификой среднего срока введения, вероятно, является нарушение интеграции первичной сенсорной информации различной модальности (выпадение клеток VI слоя новой коры). При позднем сроке введения, по-видимому, происходит изменение ассоциативных взаимодействий между различными отделами коры (выпадение клеток II, III слои новой коры) (Mink, Thach 1993; Georgopoulos, 1999; Markram et al., 2004; Staiger et al., 2004; Martin, 2005).

Выявленные нами изменения в формировании ранних сенсомоторных координаций движений, связаны с нарушениями пролиферации закладок клеточного субстрата и как результат, изменениями в динамике консолидации функциональных систем этих поведенческих актов на разных этапах постнатального развития (Анохин, 1968). Установлено, что нарушение начального этапа консолидации систем поведения, которое заключается как в отставании, так и ускорении их формирования, возникает у животных с ранним и средним сроками воздействия Ara-c. Отставания в развитии поведения на более поздних этапах развития, после того, как функциональные системы уже были первоначально сформированы, возникают из-за нарушений интеграции дополнительных компонентов системы, и характерны для животных со всеми сроками воздействия на кортикогенез, но наиболее выражены у мышей с поздним сроком введения Ara-c (Таблица 3). Воздействие на раннем сроке кортикогенеза приводит к преимущественным изменениям к координации передних, а введение Ara-c на позднем этапе – задних конечностей (Таблица 3), что отражает закономерности развития клеточных структур, обеспечивающих координацию конечностей, на уровне процессов пролиферации клеток коры.

Таблица 3. Влияние разных сроков пренатального введения Ara-c на формирования поведения у мышей в гнездовой период Сроки Изменения формирования поведения у мышей, сутки постнатального Координа Раннее/ ция передних конечнос тей Координа Раннее/ ция задних конечнос Позднее/ тей Сложные Раннее/ координа ции движений Известно, что формирующиеся нервная система обладает механизмами компенсации нарушений ее развития, которые зависят от сроков повреждения мозга (Kolb et al., 2001). Экспериментальное повреждение структуры коры у крыс и кошек в период ее активной пролиферации, выявило высокие компенсаторные способности нервной ткани, которые снижались на более поздних этапах миграции и дифференцировки нервных клеток (Hicks, D’Amato, 1961; Villablanca et al., 1993).

Показанные в наших исследованиях различия в сроках продолжительности изменений ранних поведенческих актов, которые тем быстрее компенсировались, чем раньше проводилось воздействие на мозг, определяются более высокой способность к компенсации мозга на ранних этапах развития.

3.2.4. Формирование ориентации в пространстве и формирование рабочей пространственной памяти до момента прозревания у мышей, перенесших воздействие Ara-c на разных сроках пренатального развития Изучение формирования пространственной ориентации и рабочей памяти у незрячих животных проводилось в Y-образном лабиринте со сменой положения домашних опилок при каждом последующем помещении животного в лабиринт.

Способность ориентироваться мышей в пространства оценивалась по возможности найти ими отсек с домашними опилками при первом помещении в лабиринт.

Было обнаружено, что у мышей с введением Ara-c на 12,5-13,5-е сутки на 8-е сутки постнатального развития наблюдалось большее число животных правильно ориентировавшихся в лабиринте при первом его посещении и способных выбирать отсек с домашним запахом. Однако в последующие 9-10-е сутки в этой группе обнаруживалось худшая ориентация в пространстве. У мышей, получавших Ara-c на 15,5-16,5-е сутки эмбрионального развития, были выявлены отставания в формировании пространственной ориентации, которые возникали на 8-е сутки постнатального развития (Рис. 4). У животных с введением Ara-c на 13,5-14,5-е сутки достоверных изменений в поведении показано не было. Межгрупповые различия заключались в лучшем пространственном выборе отсека с домашним запахом на 8-е сутки постнатального развития у мышей с первым сроком введением агента относительно животных с более поздними сроками получения препарата (животные, которые правильно ориентировались: Ara-c1 – 8±6%, n=24; Ara-c2 – 6±5%, n=25;

Ara-c3 – 3±3%, n=26; р 0,05).

Оценка формирования пространственной рабочей памяти осуществлялась при втором и третьем помещении мышей в лабиринт после смены стороны размещения домашних опилок на противоположную. Оценивался заход мышей в чистый отсек, попадание в который являлось ошибкой при выборе домашнего отсека и свидетельствовало об использовании животными рабочей памяти при поиске домашних опилок. Было показано, что у мышей с ранним и поздним сроками введения Ara-c возникало отставание в формировании пространственной рабочей памяти на 13-е сутки постнатального развития, которое проявлялось в уменьшении числа особей (Рис. 5) и увеличении времени выбора чистого рукава лабиринта. При раннем сроке введения Ara-c увеличение продолжительности выбора чистого отсека наблюдалось на 12-е сутки постнатального развития (время выбора чистого рукава:

интактная группа – 18,7±7,1 с, n=19; DMSO1 – 16,2±1,7 с, n=18; Ara-c1 – 22,3±1,5 с, n=25; р 0,05) и 13-е сутки постнатального развития (время выбора чистого рукава:

интактная группа – 8,6±2,0 с, n=19; DMSO1 – 10,3±1,3 с, n=18; Ara-c1 – 18,0±1,8 с, n=25; р 0,05), у мышей с поздним сроком введения агента на 12-е сутки постнатального развития (время выбора чистого рукава: интактная группа – 8,6±2,0 с, n=19; DMSO3 – 15,5±1,9 с, n=23; Ara-c3 – 21,6±1,9 с, n=26; р 0,05), относительно соответствующих контрольных групп. У животных со средним сроком получения Ara-c было обнаружено изменение только временной характеристики поведения на 13-е сутки постнатального развития (время выбора чистого рукава: интактная группа – 8,6±2,0 с, n=18; DMSO2 –12,2±1,6 с, n=26; Ara-c2 – 20,3±3,4 с, n=25; р 0,05) относительно контрольных мышей.

Известно, что основными структурами, обеспечивающими функционирование пространственной рабочей памяти в первую очередь является префронтальная кора (Jones, 2002) и дорзальный гиппокамп (Jung et al., 1994; Kesner et al. 1996; Yoon et al., 2008). Взаимосвязь между нарушениями развития этих структур мозга вследствие пренатального действия алкоголя с формированием рабочей памяти была изучена у потомства алкоголизированных мышей.

Введение Ara-c на 12,5-13,5-е признаком, % исследуемым животные с Рис. 4. Развитие способности выбирать домашний отсек при первом помещении в лабиринт у мышей C57BL/6 в постнатальный период + - р 0,05 группа с введением Ara-c относительно интактной группы; # - р 0, группа с введением Ara-c относительно группы с введением DMSO, по Фишеру, критерий Chi2.

Последствия пренатального воздействия Ara-c на развивающийся мозг согласуется с этими результатами, однако нами было изучено формирование рабочей памяти на более ранних этапах онтогенеза у мышей (Berman, Hannigan, 2000; SakataHaga et al., 2003). Нарушения в развитии префронтальной коры специально не исследовались нами, но предполагается, что повреждение этой области коры происходило в результате действия антипролиферативного агента Ara-c в сроки ее формирования у мышей (Gourevitch et al., 2004; Goto, Grace, 2006; Lavin et al., 2004).

животные с данным признаком, % Рис. 5. Изменение средних значений второго и третьего выбора чистого отсека лабиринта в постнатальный период у мышей C57BL/ + - р 0,05 группа с введением Ara-c относительно интактной группы; # - р 0, группа с введением Ara-c относительно группы с введением DMSO, по Фишеру, критерий Chi2.

Сложности в ориентации в незнакомом обстановке с вовлечением ассоциативных областей коры и дорзального гиппокампа (Hok et al., 2007; Johnson, Redish, 2007; Ji, Wilson, 2008; Welberg, 2008) у мышей, получавших Ara-c, возникали раньше чем отставания в формировании рабочей памяти и, вероятно, были связаны с проблемами в принятии решения при использовании новой обстановочной афферентации. Показано, что нарушение пролиферации клеток гиппокампа и новой коры на разных этапах их формирования, приводили к изменениям в когнитивных процессах в онтогенезе у мышей до момента открытия глаз, причем наиболее выраженные сдвиги возникали при действии Ara-c на раннем и позднем этапах кортикогенеза у мышей.

3.2.5. Изменение поведения в открытом поле у мышей, перенесших воздействие Ara-c на разных сроках пренатального развития Изучение поведения животных в открытом поле на 21-е сутки постнатального развития выявило изменение в структуре исследовательского поведения у мышей экспериментальных групп относительно контроля. Характер этих изменений зависел от сроков введения препарата.

У животных, получавших Ara-c на 12,5-13,5-е сутки эмбрионального развития было показано увеличение числа вертикальных стоек и снижение средних показателей скорости высокоскоростных и среднескоростных сегментов передвижений в открытом поле, что свидетельствовало о увеличении вертикальной и снижении горизонтальной исследовательской активности (Таблица 4).

В этой группе мышей также наблюдалось уменьшение числа пересечений центрального квадрата и увеличение числа актов груминга в сравнении с контрольной и другими экспериментальными группами, что свидетельствовало о повышенном уровне тревожности у этих животных (Буреш, Бурешова, 1991).

Таблица 4. Эффекты разных сроков пренатального введения Ara-c на поведения мышей в открытом поле на 21-е сутки постнатального развития Число всех пересеченных 117±10 123±10 111±10 109±13 126±17 122±26 76± секторов центрального сектора сегменты, см/с передвижения Примечание: P0,05 по Манн-Витни тесту: + - относительно интактной группы, # - относительно групп DMSO, & - p 0,05 различия между группами Ara-c1 и Ara-c2, $ - p 0,05 между группами Ara-c1 и Ara-c2, - p 0,05 между группами Ara-c2 и Ara-c У мышей, с введением Ara-c на 13,5-14,5-е сутки, было обнаружено увеличение продолжительности остановок и числа стоек, а также увеличение средних показателей скорости высокоскоростных перемещений, что являлось показателем повышения как вертикальной, так и горизонтальной исследовательской активности. У мышей с введением Ara-c на 15,5-16,5-е сутки эмбрионального развития изменение поведения заключалось в снижении вертикальной и горизонтальной активности, которое характеризовалось уменьшением числа остановок и снижением их продолжительности, уменьшением числа высокоскоростных актов и общего числа актов движения (Таблица 4).

Таким образом, используемые нами методы сегментирования поведения в открытом поле позволили выявить специфические изменения в структуре исследовательского поведения мышей в зависимости от сроков пренатального воздействия на закладку коры. Такие результаты ранее не были показаны в исследованиях пренатального воздействия Ara-c и других антипролиферативных агентов (Ono-Yagi et al., 2000; Flagstad et al., 2004; Venerosi et al., 2004) на поведение в открытом поле при использовании классических методов (Буреш, Бурешова, 1991).

Снижение горизонтальной исследовательской активности у животных с ранним воздействием, вероятно, возникало из-за страха перед открытой неисследованной площадкой, и могло быть связано с проблемами в пространственной ориентации и нарушением пространственной памяти у этих мышей. По-видимому, животным было сложно принять решение для горизонтального освоения поля. Увеличение как локальной, так и горизонтальной активности мышей в открытом поле, выявленное у животных с введением Ara-c на 13,5-14,5-е сутки эмбрионального развития, характерно для животных с фенотипом повышенной активности с нарушенным вниманием (Pandolfo et al., 2007). Снижение вертикальной и горизонтальной активности у мышей с поздним воздействием Ara-c не были связаны с повышенным чувством тревожности у них, и вероятно возникали из-за пониженной мотивации к исследованию новой территории. Установлено, что изучаемые нами формы горизонтального и вертикального исследовательского поведения имеют свои различные сроки онтогенеза.

Обнаруженные в нашем исследовании изменения уровня тревожности у мышей в открытом поле с введением Ara-c на 12,5-13,5-е сутки эмбрионального развития вероятно связаны с изменениями в эмоциогенном комплексе, включающим базолатеральные ядра миндалины, гиппокамп, префронтальную кору, базальные ядра (Hale et al., 2008). Известно, что формирование фенотипа повышенной тревожности зависит от многих внешних факторов, влияющих на развитие животных в пренатальный период (Weinstock, 2001; Nagano et al., 2007; Weinstock, 2008), однако вклад нарушения процессов морфогенеза в переднем мозге в результате действия Ara-c на уровень эмоциональной реактивности показан впервые.

Таким образом, в настоящей работе была отработана экспериментальная модель направленного нарушения морфогенеза мозга в пренатальном периоде у мышей при помощи антипролиферативного агента Ara-c. Исследованная модель впервые позволила охарактеризовать взаимосвязи между вызванными изменениями в закладке коры и сдвигами в формировании поведенческого фенотипа в постнатальном периоде развития. Выявленные изменения характеризуют специфическую роль клеточного обеспечения коры в формировании поведенческих актов в гнездовом периоде развития у мышей и определяются этапами наибольшей восприимчивости организма к нарушению морфогенеза коры.

ВЫВОДЫ

1. Действие цитозинарабинозы на всех сроках кортикогенеза приводит к апоптотической гибели клеток в пролиферативных зонах конечного мозга и морфологическим изменениям в структуре формирующейся коры, апоптоз более выражен при раннем, а нарушение морфологии при – позднем сроках воздействия агента.

2. Воздействие на раннем, среднем и позднем сроках кортикогенеза приводит к изменениям в динамике формировании поведения, которое выражается как в ускорении, так и замедлении созревания сенсомоторных координаций в гнездовой период развития. Изменения в поведении наиболее выражены при воздействии на раннем и позднем сроках кортикогенеза.

3. Воздействие на пролиферацию клеток коры на начальном этапе кортикогенеза приводит к более значительным изменениям сенсомоторных координаций передних конечностей, а воздействие на позднем этапе пролиферации клеток коры - задних конечностей.

4. Точечное пренатальное воздействие цитозинарабинозы вызывает изменения в физическом созревании. При этом изменения в динамике развития поведенческих актов не зависят от отставаний в физическом созревании.

5. Пренатальное введение цитозинарабинозы вызывает изменения в развитии пространственной ориентации и в формировании пространственной рабочей памяти в постнатальный период, которые наиболее выражены при раннем и позднем сроках воздействия на пролиферацию клеток коры.

6. Воздействие на разные этапы пролиферации клеток коры приводит к специфическим изменениям в структуре исследовательского поведения, однако, только при раннем нарушении кортикогенеза у мышей наблюдается увеличение уровня тревожности.

1. Лобанов А.В., Хохлова О.Н, Зарайская И.Ю., Мурашев А.Н. Особенности соматического созревания и сенсомоторного развития у мышей в раннем онтогенезе при пренатальном воздействии цитозинарабинозы. // Журн. высш.

нерв. деят. 2008. 58(1):98-110.

2. Лобанов А.В., Хохлова О.Н., Захарова Л.А., Зарайская И.Ю., Мурашев А.Н.

Модель для анализа нейротоксического действия на эмбриональное развитие по оценке соматосенсорного созревания у мышей. // Токсикологический вестник.

2008. 2:22-25.

3. Суворова М.М., Лобанов А.В., Зарайская И.Ю., Мурашев А.Н. Влияние пренатального введения цитозинарабинозы на формирование видоспецифического поведения у мышей. // Материалы конференции Биология наука 21 века. Пущино, 2006. с. 151.

4. Лобанов А.В., Суворова М.М. Нарушение моторных координаций у мышей в постнатальный период при пренатальном введении цитозинарабинозы. // Материалы девятой медико-биологической конференции молодых исследователей «Человек и его здоровье». Санкт-Петербург, 2006. с. 195-196.

5. Лобанов А.В., Суворова М.М., Мурашев А.Н., Захарова Л.А.Особенности соматического и сенсомоторного развития у мышей в постнатальный период при пренатальном введении цитозинарабинозы. // Тезисы докладов и стендовых сообщений VIII чтений, посвящённых памяти академика Ю.А.Овчинникова. – Москва-Пущино, 2006. – С.51.

6. Суворова М.М., Лобанов А.В., Мурашев А.Н. Влияние пренатального введения цитозинарабинозы на формирование кратковременной памяти у мышей в раннем онтогенезе. // Материалы конференции Биология наука 21 века.

Пущино, 2007. с. 279.

7. Лобанов А.В., Суворова М.М., Захарова Л.А., Мурашев А.Н. Эффекты различных сроков введения цитозинарабинозы на формирование видоспецифического поведения в раннем онтогенезе у мышей. // Материалы конференции Биология наука 21-го века. Пущино, 2007. с. 259.

8. Лобанов А.В., Суворова М.М. Модель для анализа нейротоксического действия на эмбриональное развитие по оценке соматического созревания и сенсомоторного развития у мышей. // Материалы третьего съезда фармакологов России, Санкт-Петербург. 2007. 7(1) с. 1771.

9. Лобанов А.В., Захарова Л.А. Изменение раннего постурального поведения у мышей, перенесших пренатальное воздействие цитозинарабинозы на этапах формирования коры и базальных ганглиев. // Материалы конференции Биология наука 21 века. Пущино, 2008. с. 138.

10. Лобанов А.В. Особенности исследовательского поведения у мышей с нарушениями пролиферации клеток коры на разных этапах кортикогенеза. // Материалы конференции Биология наука 21 века. Пущино. 2009. с. 279.

11. Лобанов А.В., Зарайская И.Ю. Влияние диметилсульфоксида на формирование коры мозга в пренатальный период и развитие раннего поведения у мышей C57BL/6. // Материалы III Международной конференции "Актуальные проблемы биологии, нанотехнологий и медицины". Ростов-на-Дону. 2009 c. 92.

12. Лобанов А.В., Зарайская И.Ю. Развитие раннего поведения в онтогенезе мышей C57BL/6 при воздействии цитозинарабинозы на разных этапах эмбриогенеза. // Материалы XIII школы-конференции молодых ученых по физиологии высшей нервной деятельности и нейрофизиологии, Москва. 2009. c.

13. Zakharova L.A., Lobanov A.V., Suvorova M.M. The influence of the abnormalities in maturing of vibrissae sensitivity for the forming of motor coordination in mice during the postnatal period by prenatal cytosine arabinoside injection // Materials of the 2-nd Russian-Chinese international scientific conferences on pharmacology.

Perm, 2006. - p. 64.

14. Murashev A.N., Lobanov A.V., Suvorova M.M. A model for the analysis of neurotoxic action on embryonic development by the estimation of the somatosensory maturation in mice. // Materials of the 46th Annual Meeting of the Society of Toxicology. Charlotte, USA. 2007. p. 164.



 
Похожие работы:

«СТАРУЩЕНКО АЛЕКСАНДР ВИКТОРОВИЧ РОЛЬ МАЛЫХ G-БЕЛКОВ В РЕГУЛЯЦИИ ЭПИТЕЛИАЛЬНЫХ НАТРИЕВЫХ КАНАЛОВ 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук Санкт-Петербург 2010 Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Институт цитологии РАН, Научном центре здоровья Университета Техаса (США) и Медицинском колледже Висконсина (США) Научный консультант : доктор биологических наук Негуляев Юрий...»

«Соломахин Алексей Александрович Применение пропиогеста у высокопродуктивных коров-первотелок при овариальной дисфункции АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук 03.03.01 – Физиология Дубровицы - 2011 1 Работа выполнена в лаборатории эндокринологии сельскохозяйственных животных Государственного научного учреждения Всероссийский научно – исследовательский институт животноводства Российской академии сельскохозяйственных наук. доктор...»

«ЖУРАВЛЕВ Александр Владимирович МОЛЕКУЛЯРНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ДЕЙСТВИЯ МЕТАБОЛИТОВ КИНУРЕНИНОВОГО ПУТИ ОБМЕНА ТРИПТОФАНА НА ГЛЮТАМАТЕРГИЧЕСКУЮ И ХОЛИНЕРГИЧЕСКУЮ СИСТЕМЫ НЕЙРОТРАНСМИССИИ У МУТАНТОВ ДРОЗОФИЛЫ 03.03.01 — физиология 03.02.07 – генетика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Санкт-Петербург Работа выполнена в лаборатории нейрогенетики Института физиологии им. И. П....»

«БУДУК-ООЛ Лариса Кара-Саловна АДАПТАЦИЯ СТУДЕНТОВ РЕСПУБЛИКИ ТЫВА К ОБУЧЕНИЮ В ВУЗЕ (ЭТНОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ, МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ И ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ) 03.03.01 – Физиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук Челябинск – 2010 2 Работа выполнена на кафедрах анатомии, физиологии и безопасности жизнедеятельности ГОУ ВПО Тывинский государственный университет и Новосибирский государственный педагогический университет Научный...»

«Никенина Екатерина Валерьевна РОЛЬ ПОЯСНОГО ПУЧКА МОЗГА В РЕАЛИЗАЦИИ НОЦИЦЕПТИВНЫХ РЕАКЦИЙ У КРЫС 03.03.01 - Физиология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Москва - 2010 Работа выполнена в Учреждении Российской академии медицинских наук НИИ нормальной физиологии имени П.К. Анохина РАМН, г. Москва. Научный руководитель : доктор медицинских наук Абрамов Юрий Борисович Официальные оппоненты : доктор медицинских наук, профессор...»

«БЕЗПРОЗВАННЫЙ Илья Борисович НЕЙРОНАЛЬНАЯ КАЛЬЦИЕВАЯ СИГНАЛИЗАЦИЯ И НЕЙРОДЕГЕНЕРАТИВНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2010 2 Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Институт цитологии РАН и в Юго-западном медицинском центре Техасского университета в Далласе Официальные оппоненты : доктор биологических наук, Маргулис Борис...»

«СУДАРИКОВА Анастасия Владимировна НАТРИЕВЫЕ КАНАЛЫ В КЛЕТКАХ ЛЕЙКЕМИИ ЧЕЛОВЕКА К562 И ЛИМФОМЫ U937: ИДЕНТИФИКАЦИЯ И ОСОБЕННОСТИ РЕГУЛЯЦИИ 03.03.04 – Клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2011 Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Институт цитологии РАН Научный руководитель : доктор биологических наук Юрий Алексеевич Негуляев Институт цитологии РАН,...»

«МИНАЕВА ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА НЕСПЕЦИФИЧЕСКАЯ ИММУНОЛОГИЧЕСКАЯ РЕЗИСТЕНТНОСТЬ У КРЫС С РАЗЛИЧНОЙ ПРОГНОСТИЧЕСКОЙ УСТОЙЧИВОСТЬЮ К СТРЕССОРНЫМ ВОЗДЕЙСТВИЯМ 03.03.01 – физиология АВТОРЕФЕРАТ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Казань – 2011 -2 Работа выполнена на кафедре нормальной физиологии государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Ижевская государственная медицинская академия Минздравсоцразвития России...»

«КОПТЕВА Юлия Сергеевна ОБМЕН ВЕЩЕСТВ И ПРОДУКТИВНОСТЬ МОЛОДНЯКА СВИНЕЙ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ КОМПЛЕКСА ПРОБИОТИКОВ В УСЛОВИЯХ ПРОМЫШЛЕННОЙ ТЕХНОЛОГИИ 03.03.01 – физиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Боровск – 2011 Диссертационная работа выполнена на кафедре химии ФГОУ ВПО Брянская государственная сельскохозяйственная академия Научный руководитель : доктор биологических наук Талызина Татьяна Леонидовна Официальные оппоненты :...»

«ГАРАЕВ Вугар Ризван о глы НЕЙРОИММУНОЛОГ ИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ ПОСТА НОКСИЧЕСКОЙ ЭНЦЕФАЛОПАТИИ НОВОРОЖДЕННЫХ И ПРОГНОЗ ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ 03.03.01 – физио логия 14.01.08 – педиатрия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Санкт-Петербург 2013 1 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении Научно-исследовательский институт экспериментальной медицины Северо-Западного отделения Российской академии...»

«Суворова Ирина Игоревна Активация ATM/ATR-сигнального пути в эмбриональных стволовых клетках после повреждения ДНК 03.03.04 Клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Санкт-Петербург 2014 Работа выполнена в лаборатории молекулярных основ дифференцировки клеток Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института цитологии РАН, Санкт-Петербург Научный руководитель : доктор...»

«Якунина Елена Николаевна ОСОБЕННОСТИ АДАПТАЦИИ СТУДЕНТОВ К УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРИ ЗАНЯТИЯХ ПАРНЫМ КОЛЛЕКТИВНЫМ ТАНЦЕМ Специальность 03.03.01 – физиология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Томск – 2011 Работа выполнена на кафедре спортивно-оздоровительного туризма, спортивной физиологии и медицины федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Национальный...»

«ЕРМОЛИНА Евгения Вячеславовна МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ГИПОТАЛАМОГИПОФИЗАРНО-АДРЕНОКОРТИКАЛЬНОЙ И ИММУННОЙ СИСТЕМ ОРГАНИЗМА ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ ЖИВОТНЫХ ПРИ ВОЗДЕЙСТВИИ ХРОМА И БЕНЗОЛА 03.03.04. Клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Оренбург 2013 Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Оренбургская государственная...»

«АЛЕКСАНДРОВ Георгий Вячеславович ИЗУЧЕНИЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ РЕКОМБИНАНТНОГО ИНТЕРЛЕЙКИНА-1 ЧЕЛОВЕКА НА ЗАЖИВЛЕНИЕ ОСЛОЖНЕННОЙ КОЖНОЙ РАНЫ И ЯЗВЫ ЖЕЛУДКА 03.03.04 - Клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата биологических наук Санкт – Петербург 2013 Работа выполнена в лаборатории иммунофармакологии Федерального государственного унитарного предприятия Государственный научно-исследовательский институт особо чистых...»

«Сухорукова Елена Геннадьевна СТРУКТУРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ АСТРОЦИТОВ НЕОКОРТЕКСА КРЫСЫ И ЧЕЛОВЕКА, СОДЕРЖАЩИХ ГЛИАЛЬНЫЙ ФИБРИЛЛЯРНЫЙ КИСЛЫЙ БЕЛОК 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Санкт-Петербург 2011 Работа выполнена в Отделе общей и частной морфологии Учреждения Российской академии медицинских наук Научно-исследовательский институт экспериментальной медицины Северо-западного...»

«РОМАНОВ Василий Сергеевич РЕГУЛЯТОР КЛЕТОЧНОГО ЦИКЛА p21Waf1: РОЛЬ В ОНКОГЕН-ИНДУЦИРОВАННОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ И КЛЕТОЧНОМ СТАРЕНИИ специальность 03.03.04 – Клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Санкт-Петербург 2011 г. Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Институт цитологии РАН, Санкт-Петербург Научный руководитель : кандидат биологических наук Поспелова Татьяна Викторовна...»

«ГУМЕРОВА АНИСА АЗАТОВНА ГИСТО- И ЦИТОГЕНЕЗ ПЕЧЕНИ ЧЕЛОВЕКА И КРЫСЫ В ХОДЕ ПРЕНАТАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ И РЕПАРАТИВНОЙ РЕГЕНЕРАЦИИ 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени доктора медицинских наук Казань – 2012 2 Работа выполнена в ГБОУ ВПО Казанский государственный медицинский университет Министерства здравоохранения и социального развития России Научный консультант : доктор медицинских наук, профессор Киясов Андрей...»

«ТРУЛЁВ Андрей Сергеевич Роль Fc-рецепторов в реализации биологического действия С-реактивного белка на иммунокомпетентные клетки 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология 14.03.03 – патологическая физиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Санкт-Петербург 2013 Работа выполнена в Отделе иммунологии и Отделе биохимии Федерального государственного бюджетного учреждения Научно-исследовательский институт экспериментальной...»

«ЧУБИНСКИЙ-НАДЕЖДИН Владислав Игоревич РОЛЬ МЕМБРАННОГО ХОЛЕСТЕРИНА В РЕГУЛЯЦИИ МЕХАНОЧУВСТВИТЕЛЬНЫХ ИОННЫХ КАНАЛОВ И АКТИНОВОГО ЦИТОСКЕЛЕТА 03.03.04 – Клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2012 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институт цитологии Российской академии наук Научный руководитель : доктор биологических наук Елена Алексеевна...»

«Тараканова Оксана Ивановна РОЛЬ ХОЛЕСТЕРИНА МЕМБРАНЫ В СЕКРЕЦИИ НЕЙРОМЕДИАТОРА И ЭКЗОЦИТОЗЕ СИНАПТИЧЕСКИХ ВЕЗИКУЛ ИЗ ДВИГАТЕЛЬНЫХ НЕРВНЫХ ОКОНЧАНИЙ 03.03.01 - физиология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Казань-2011 1 Работа выполнена в ГБОУ ВПО Казанский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию РФ Научный руководитель : доктор медицинских наук, профессор, член-корр....»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.