WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

На правах рукописи

Федорова Ольга Игоревна

Физиологические ритмы при перемещении

человека в условия высокогорья и пустыни

03.03.01 – физиология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Новосибирск – 2011

Работа выполнена на кафедре зоологии и физиологии

Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет» (г. Барнаул)

Научный консультант: д.м.н., профессор Сергей Георгиевич Кривощеков

Официальные оппоненты: д.м.н., профессор Ендропов Олег Васильевич д.м.н., профессор Власов Юрий Александрович д.м.н., Даниленко Константин Васильевич

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Ульяновский государственный университет» (г. Ульяновск)

Защита диссертации состоится 2011 г. в час на заседании диссертационного совета Д. 001.014.01 в НИИ физиологии СО РАМН (630117, г. Новосибирск, ул. Академика Тимакова, 4, тел.: (383)3348961, факс (383) 3359754).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НИИ физиологии СО РАМН.

Автореферат разослан "_" г.

Ученый секретарь диссертационного совета, к.б.н. И.И. Бузуева

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. В 1960 г. Ю. Ашофф предположил, что изменения в «уровне возбуждения» (общей активности) организма могут индуцировать изменения в циркадных ритмах, а разработка проблемы взаимосвязи между функциональным состоянием и характером циркадианной ритмичности является актуальным направлением хронобиологии (Turek F.W, 1989; Агаджанян. Н.А. с соавт., 1998; Weibel L. е.a., 2002; Sage D. е.a., 2004). Гипотеза Ю.

Ашоффа неоднократно подтверждалась при исследованиях человека и животных в лабораторных условиях (Zacharska-Markiewiez K. e.a., 1988; Сорокин А.А. с соавт., 1990; Мошкин М.П., 1992; Баженов Ю.И., 1994; Арушанян Э.Б., 1999; Duffy J.F., Dijk D.-J., 2002).





Изменения хроноструктуры физиологических функций наблюдались при трансмеридианном (западвосток) перемещении человека в новые условия природной среды при значительном сдвиге фазы внешних времязадателей (Мошкин М.П. с соавт., 1979; Матюхин В.А., Кривощеков С.Г., Демин Д.В., 1986; Матюхин В.А., Путилов А.А., 1989; Ежов С.Н., 2005; Пацевич Ю.Л., Салюк В.И., 2008). Однако и трансширотные (северюг) перемещения, при которых свойства датчиков времени существенно не изменяются, также сопровождаются изменениями хроноструктурной организованности (Колпаков В.В., 1983;

Матюхин В.А. и др., 1986; Степанова С.И., 1986; Слоним А.Д., 1987; Заславская Р.М. с соавт., 1997; Агаджанян Н.А. с соавт., 1998; Кривощеков С.Г., Охотников С.В., 2000; Кривощеков С.Г. и др., 2003). Вопрос о хронобиологических изменениях, возникающих при функциональных напряжениях во время воздействия на организм стрессирующих факторов среды и адаптивном изменении биосистем, и в том числе организма человека, недостаточно хорошо изучен. В частности, изменению мезоров суточных ритмов, отражающих наиболее вероятный уровень физиологических функций в новых условиях, не уделялось должного внимания. Количество данных о характере первичных биоритмологических реакций в ответ на воздействие высокогорной гипоксии и природной гипертермии ограничено, а результаты выполненных работ не вполне удовлетворительны, поскольку физиологические параметры контролировались эпизодически, в разное время случайно выбранных суток (Новожилов Г.Н., Ломов О.П., 1987; Тигранян Р.А. с соавт., 1990; Заславская Р.М. с соавт., 1997). Вследствие этого, существует недостаточная или противоречивая информация об эволюции функционального состояния в начальный период действия новых природных условий. Отсутствуют данные о восстановлении биоритмологических характеристик при возвращении в привычные условия (реакклиматизации) после воздействия высокогорной гипоксии и природной гипертермии.

Несмотря на то, что в литературе накоплено достаточно много фактов, касающихся биологической изменчивости параметров циркадианных ритмов – мезоров, акрофаз и амплитуд (Чибисов С.М. с соавт., 1994; Алпатов А.М., 2000;

Айзман Р.И., 2001; Бородин Ю.И. с соавт., 2002; Хетагурова Л.Г. с соавт., 2005;

Фатеева Н.М., Абубакирова О.Ю., 2006, 2008; Даниленко К.В., 2009), до настоящего времени не предложено теоретической модели, описывающей закономерности перенастройки ритмических процессов в разных частотных диапазонах для отдельных систем организма при стрессогенном воздействии внешних факторов, не затрагивающих состояние главного ритмозадателя – циклов суточной освещенности. Подобная модель, описывающая межпараметрические различия фазовой изменчивости циркадианных ритмов в обычных (хронодинамичность) и субэкстремальных (хронорезистентность) условиях, принципиальные закономерности и факторы изменчивости циркадианных амплитуд позволила бы определить физиологические границы ритмопреобразования и расширила существующие представления о характере биоритмологических нарушений.

Из литературы известно, что стрессовое воздействие приводит к нарушению влияния центрального осциллятора на течение биологических ритмов и последующему их выходу из под синхронизирующего контроля главного пейсмекера (Лурье С.Б., 1990; Мошкин М.П., 1992; Meerlo P. e.a., 1997; Weibel L.





e.a., 2002; Попов А.В., Арушанян Э.Б., 2005). Наиболее часто авторы сообщают о прямой связи между уровнем стрессированности и нарушением хроноструктурной организованности (Мельников В.Н., 1984; Макаров В.И., 1989; Мошкин М.П., 1992; Арушанян Э.Б., Бейер Э.В., 1998). С другой стороны, показано, что некоторый критический уровень глюкокортикостероидов в крови способствует стабилизации циркадных ритмов (Colguhaun W., Condon R., 1981).

В случаях, когда внешние или внутренние флуктуации нарушают стабильность биорезонансных процессов, происходит динамическое изменение сопутствующих суточному ритму высокочастотных гармоник (Daan S., Aschoff J., 1982; Gerkema M.P. e.a., 1990). Отдельные физиологические функции регулируются разными осцилляторными подсистемами, которые сами управляют поступлением энергии от внутреннего или внешнего источника и осуществляют ее перераспределение между ритмами разных частот (Путилов А.А., 1989). Поэтому при внешних воздействиях, при изменении функционального состояния можно ожидать появление различных типов колебательных процессов для отдельных физиологических параметров. Однако на сегодняшний день это является лишь гипотезой, требующей проверки.

Проведенные к настоящему времени исследования по изучению хроноструктуры физиологических функций при адаптации человека к высокогорной гипоксии (Окунева Г.Н. с соавт., 1987; Соломко А.П., 1989; Черноок Т.Б. с соавт., 1990; Максимов А.Л. с соавт., 1990; Домияров С.Б. с соавт., 1991) и условиям природной гипертермии (Стрепков П.С., 1986; Фрейнк А.И. с соавт., 1987) не позволяют ответить на ключевой вопрос: «В чем заключается специфика ритмопреобразования после перемещения человека в субэкстремальные условия высокогорья или пустыни?».

Цель настоящего исследования: выявление общих и специфических характеристик ритмов физиологических функций в инфра- и ультра-циркадианном частотных диапазонах у человека при действии условий высокогорья и пустыни.

Задачи работы:

1) определить типы переходной динамики физиологических функций после перемещения здоровых лиц в регионы с резко измененными геофизическими условиями высокогорья и пустыни и при реадаптации в домашних условиях на основе анализа мезоров циркадианных ритмов показателей основных висцеральных систем (дыхания, сердечно-сосудистой, терморегуляции, эндокринной, минерального обмена);

2) изучить частотно-амплитудные характеристики физиологических функций в инфра- и ультра-циркадианном частотных диапазонах в разных условиях среды;

3) выделить константные и пластичные циркадианные ритмы по показателям вариабельности акрофаз и оценить межпараметрическую фазовую согласованность в обычных и субэкстремальных условиях среды;

4) выявить закономерности влияния внешних (температура среды) и внутренних (среднесуточный уровень физиологических функций, концентрация кортизола в плазме) факторов на хроноструктуру физиологических ритмов.

Работа проводилась на кафедре физиологии человека и животных Алтайского государственного университета в соответствии с тематическим планом госбюджетных НИР (№01.91.0054764) и была поддержана грантами Госкомитета РФ по высшему образованию «Биоритмологические аспекты адаптации человека к средовым факторам» (№01.91.0054764 – 1991 г.), «Циркадианная система человека в субэкстремальных условиях среды (№01.93.0054759 – 1993 г.), «Ритмогенез и ритмопреобразование физиологических функций при адаптивном поведении биосистем» (№01.2.00309687 – 2003 г.), грантом Федеральной целевой программы Минобразования «Валеология» «Хронобиологические механизмы адаптации человека к экстремальным факторам природной среды в зависимости от индивидуально-типологических свойств организма» (№01.99.0011285 – 1999 г.).

Научная новизна. Впервые с позиций теории управления систем проанализированы типы переходной динамики физиологических функций (по данным мезоров суточных ритмов параметров гемодинамики, вариабильности сердечного ритма, дыхания, теплового и водно-солевого состояния) и проведена классификация переходных процессов при 2-недельном воздействии гипоксических и высокотемпературных условий среды. Проведено сравнение биоритмологических реакций отдельных физиологических систем на воздействие высокогорной гипоксии и природной гипертермии, а также скорости восстановления физиологических функций после отмены возмущающих факторов среды.

На основании данных спектрального анализа ритмических процессов в ультра-циркадианном диапазоне впервые показано, что независимо от условий среды существует два класса физиологических ритмов, отличающихся по способу их временной самоорганизации: 1) ритмы, для которых спектральная плотность ультрадианных составляющих преобладает над циркадианной;

2) ритмы, для которых спектральная плотность ультрадианных компонентов остается ниже циркадианной.

Установлено, что в условиях пустыни и особенно высокогорья ослабляется частотная взаимная синхронизация суточных ритмов вегетативных функций, что сопровождается усилением ультрадианной ритмичности.

Для циркадианных ритмов гемодинамики, вариабельности кардиоинтервалов, содержания натрия и калия в слюне и моче, кортизола плазмы установлена ранее не известная закономерность – прямо пропорциональная зависимость размаха суточных колебаний физиологических показателей от мезора, а для ритмов температуры тела и кожи, показателей газового состава крови и содержания электролитов в эритроцитах – обратно пропорциональная зависимость.

Впервые количественно оценена вариабельность акрофаз циркадианных ритмов вегетативных функций с учетом межсуточной, межиндивидуальной, внутригрупповой и интраиндивидуальной изменчивости в разных условиях среды. По показателям вариабельности периодов и акрофаз выделены фазовоустойчивые и фазово-пластичные циркадианные ритмы. Показано, что максимум внутренней фазовой десинхронизации отмечается в 1–3-е сутки после перемещения неакклиматизированных лиц в субэкстремальные условия.

Установлено, что как недостаточность, так и избыточность кортизола оказывает десинхронизирующий эффект на суточные ритмы гемодинамики и содержания электролитов в слюне и моче. Усиление ультрадианной активности диастолического давления, диуреза, экскреции натрия и калия, содержания натрия в слюне прямо пропорционально уровню кортизола.

Показано, что инфрадианная (с периодами 2–8 суток) ритмичность физиологических функций формируется под влиянием экзогенных факторов, одним из которых являются многодневные циклы температуры среды. Специфика характеристик инфрадианных ритмов в высокогорье и пустыне определяется сочетанием мощности и среднединамического уровня средовых колебаний.

Теоретическая и практическая значимость работы. Показана диагностическая значимость выявления трендов мезоров суточных ритмов для определения типов переходной динамики и оценки напряжения регуляторных механизмов в физиологических системах.

Обосновано и апробировано введение разработанного автором оригинального показателя – коэффициента ритмопреобразования для характеристики колебательных режимов и оценки ультрадианной активности. Выявленная типология ритмопреобразования в условиях высокогорья и пустыни расширяет представление о хронобиологических стратегиях приспособительных процессов у человека.

Данные о динамике мезоров циркадианных ритмов различных физиологических функций под влиянием внешних воздействий и при реакклиматизации, критических периодах изменения хроностуктуры при субэкстремальных воздействиях, взаимоотношении «амплитуда – мезор», влиянии внешней температуры и уровня кортизола плазмы на ритмические процессы имеют прогностическое значение.

Результаты исследования используются при чтении специальных курсов «Физиология адаптации» и «Хронобиология» на биологическом факультете Алтайского государственного университета.

Положения, выносимые на защиту:

1. Перемещение неакклиматизированных лиц из регионов умеренного климата в условия высокогорья и пустыни сопровождается адаптивной перестройкой динамики среднего уровня колебаний физиологических показателей – мезоров циркадианных ритмов вегетативных функций. Эти переходные процессы могут иметь моно-, двух-, полифазный или экспоненциальный характер, отражая фундаментальные свойства приспособительных реакций – функциональную саморегуляцию или адаптивную самоорганизацию.

2. Формирование новой инфрадианной ритмичности физиологических функций в условиях высокогорья и пустыни определяется сочетанием мощности1 и среднединамического уровня колебаний температуры среды.

3. В субэкстремальных условиях усиливается представленность ритмов ультрадианного диапазона большинства исследованных показателей. Уровень гормона стресса – кортизола – избирательно влияет на ультрадианную активность различных параметров гемодинамики и водно-солевого состояния, в связи с чем он может рассматриваться в качестве регулятора процесса адаптивного ультраритмогенеза отдельных физиологических функций.

4. Для циркадианных ритмов показателей гемодинамики, длительности кардиоинтервалов и их вариабельности, содержания натрия и калия в слюне и моче, кортизола плазмы типична прямо пропорциональная зависимость размаха колебаний от мезора, тогда как ритмы показателей внутренней среды (температуры тела, газового состава крови и содержания электролитов в эритроцитах) демонстрируют обратно пропорциональную зависимость. Это свидетельствует о прямом участии биоритмологического механизма в управлении гомеостатическими функциями в адаптивном процессе.

5. Независимо от условий среды наибольшую фазовую стабильность проявляют суточные циклы температуры тела, моды кардиоинтервалов, концентрации натрия и натрий-калиевого коэффициента слюны, кортизола плазмы, напряжения кислорода, оксигемоглобина, рН и электролитного состава крови.

6. В высокогорье и пустыне возрастает вариабельность циркадианных акрофаз физиологических ритмов, что сопровождается внутренним фазовым рассогласованием, степень которого зависит от температуры среды и уровня кортизола плазмы.

Апробация работы. Основные положения диссертации были доложены на всесоюзных и всероссийских конференциях и симпозиумах (Новосибирск, 1990;

Новокузнецк, 1991; Барнаул, 1991; Ашхабад, 1992; Москва, 1990, 1994; Чебоксары, 1993; Сыктывкар, 1994), Съезде Физиологического общества при РАН (Москва, 1994), заседании комиссии Конкурсного центра грантов по фундаментальному естествознанию при Санкт-Петербургском университете (Петрозаводск, 1994), 2м съезде физиологов Сибири и Дальнего Востока (Новосибирск, 1995), XVII, XIX, ХХ съездах Всероссийского физиологического общества им. И.П. Павлова (Ростов на/Д., 1998; Санкт-Петербург, 2004; Барнаул, 2008), Международном симпозиуме «Эколого-физиологические проблемы адаптации» (Москва, 1998), IV, V, VI съездах физиологов Сибири (Новосибирск, 2002; Томск, 2005; Барнаул, 2008), Всероссийской конференции «Актуальные проблемы адаптации к природным и экосоциальным условиям среды» (Ульяновск, 2004), Всероссийской научнопрактической конференции «Окружающая среда и здоровье» (Пенза, 2004), Всероссийской научной конференции «Актуальные вопросы здоровья и среды обитания современного человека» (Ульяновск, 2005).

Публикации. По материалам исследования опубликовано 46 работ, в том числе 10 статей в журналах, рекомендованных ВАК.

Под мощностью (интенсивностью) сложных колебаний понимается сумма квадратов амплитуд составляющих его простых колебаний. См.: Бишоп Р. Колебания. М., 1968. 144 c.

Объем и структура работы. Диссертация изложена на 274 страницах машинописного текста, содержит 57 рисунков, 31 таблицу, состоит из введения, обзора литературы, методической части, четырех глав собственных исследований, заключения, выводов, библиографического списка (380 отечественных и 217 иностранных источника), приложения.

Материалы и методы. В исследовании участвовали коренные жители Сибири (студенты АлтГУ) в возрасте 20–24 лет, весом 48–70 кг, ростом 160–175 см., с одинаковым распределением мужчин и женщин в группах, физически нетренированные и не адаптированные к гипоксии и гипертермии, представители утреннего или смешанного хронотипа, определенного по методике O. Оstberg (1976). Испытуемые поддерживали стандартный режим сна и бодрствования:

умеренную физическую активность (ходьба с выходом за пределы помещения, где проводилось обследование), 3-разовое принятие пищи, потребление воды – по потребности. Суточные исследования гемодинамики, внешнего дыхания, теплового состояния, сбор слюны и мочи проводились по стандартной схеме: в 8, 12, 16, 20, 24 и 4 часа (забор крови для определения содержания электролитов и кортизола – 7, 13, 19 и 1 час) в условиях физиологического покоя и температурного комфорта (22±2 С).

Первая группа (контрольная) включала 23 человека, обследовалась на равнине (г. Барнаул) в условиях среды, близких к комфорту (среднесуточные значения температуры воздуха составили за период исследования от 17,5 до 22,6 °С, атмосферного давления – 739–735 мм рт. ст.). Обследование проводилось в течение 16 суток с перерывом в одни сутки (всего 8 суток). Суточное определение газового состава крови, содержания электролитов в крови и моче осуществлялось с перерывом 3 суток (всего 4 суток).

Вторая группа (высокогорье) включала 14 человек, в течение двух суток перемещенных в условия высокогорья на высоту 3200 м над ур. м. (центральный Тянь-Шань, пер. Туя-Ашу). В двух экспедиционных сериях проведено по 9 суточных исследований (с перерывом в одни сутки). В обеих сериях вариации среднесуточной температуры составляли 2,6–15,6 °С, атмосферного давления – 520,1–528, 3 мм рт. ст., что соответствовало величине парциального давления кислорода во вдыхаемом воздухе 95 мм рт. ст. против его значения на равнине 149 мм рт. ст.

Третья группа (пустыня) состояла из 14 человек, обследованных в аридных условиях г. Ашхабада и г. Нукуса (Приаралье) при среднесуточной температуре воздуха 28,4–34,6 °С, отн. влажности 20,0–59%, скорости ветра 3,0–9,5 м/сек, атмосферном давлении 734–737 мм рт. ст. В двух экспедиционных сериях проведено по 8 суточных исследований. В пустыне также обследовано 10 коренных жителей (однократно). Перед перемещением неакклиматизированных к гипоксии и гипертермии лиц (1-я и 2-я группы) в субэкстремальные условия проводились суточные фоновые исследования (однократно), а на 5–7-е сутки после возвращения в исходные условия (г. Барнаул) – суточные измерения для оценки восстановления функционального состояния (однократно). Всего осуществлено 2298 комплексных регистраций физиологических параметров.

Методики исследования. Для изучения биоритмов в условиях высокогорья и пустыни выбраны следующие показатели основных биологических систем, вовлеченных в адаптивную реакцию на воздействие гипоксии и гипертермии.

Тепловое состояние. Проводились измерения аксиллярной температуры, как показателя температуры тела (Тт) с помощью термометра "OMRON" (Япония–СССР) с цифровой индикацией показателей. Температура кожи измерялась термометром ТПЭМ-1. Измерения температуры проводили в 7 точках:

грудь (Тгр), спина (Тсп), лоб (Тл), предплечье (Тпр), голень (Тгол), тыльная сторона кисти и стопы (Ткис и Тст). Рассчитывали средневзвешенную температуру кожи (СВТК) по V. Dinnar (1979).

Сердечно-сосудистая система. Аппаратом Рива-Роччи измеряли систолическое (АДС) и диастолическое (АДД) давление по Короткову (мм рт. ст.), рассчитывали пульсовое (ПД), среднединамическое (СДД) давление по формуле Хикема, минутный объем крови по формуле Старра (МОК, мл/мин), общее периферическое сопротивление сосудов по формуле ОПСС = СДДх133260/МОК (ОПСС, дин/ссм5) (Карпман В.Л., 1987), УО (мм). Электрокардиографические исследования проводились с помощью электрокардиографа ЭК/ТЦ-04. У испытуемых в положении «лежа» записывалось ЭКГ на протяжении 130 кардиоциклов во 2-м стандартном отведении. Рассчитывались показатели вариационной пульсометрии по Р.М. Баевскому (1984): средняя длительность кардиоинтервалов (RR, сек), мода кардиоциклов (Мо, сек); дисперсия (2, сек2), вариационный размах (Х, сек), коэффициент вариации (КВ, %), вегетативный показатель ритма (ВПР, усл. ед.), характеризующие активность автономного контура регуляции; амплитуда моды (АМо, усл. ед.), индекс напряжения (ИН, усл. ед.), коэффициент монотонности (КМ, усл. ед.), показатель адекватности процессов регуляции (ПАРП, усл. ед.), характеризующие активность симпатического звена регуляции и участие центрального контура управления сердечным ритмом.

Дыхание и газообмен. Частота дыхания (ЧД, 1/мин) оценивалась визуально, жизненная емкость легких (ЖЕЛ, мл) – с помощью сухого спирометра. Для оценки чувствительности дыхательного центра к гипоксии и гиперкапнии использовали пробы Штанге (время задержки дыхания на вдохе) (ВЗвд, сек) и Генче (время задержки дыхания на выдохе (ВЗвыд, сек) (Дембо А.Г., 1988).

Определение минутного объема дыхания (МОД, л/мин) и потребления кислорода (ПО2, мл/мин/кг) проводилось с помощью газоанализатора ММГ-7. Исходные величины ЖЕЛ и ПО2 приводились к условиям STPD. Показатели кислотно-основного состояния (КОС) и газового состава артериализованной капиллярной крови (ГСК) (рН, усл. ед.; рО2, мм Hg; рСО2, мм Hg) определяли на газоанализаторе АМЕ-1 (Дания) с последующим расчетом оксигенации (НвО2, %) и показателей буферных систем (стандартного бикарбоната, SВ, мэкв/л, буферных оснований ВВ, мэкв/л, избытка (недостатка) буферных оснований ВЕ, мэкв/л) по номограммам Зигаард-Андерсена.

Электролиты слюны, мочи, крови и кортизол плазмы. Собирались пробы крови из пальца (около 0,4–0,5 мл) в пробирку с гепарином, слюны (по 0,4 мл), 4-часовые порции мочи, объемы которых фиксировались. Определение концентрации натрия и калия в слюне (Na+с, К+с, мэкв/л, Na/Кс), моче (Na+м, К+м, мэкв/л), плазме и эритроцитах (К+п, К+э, Na+э, мэкв/л) проводилось на пламенном фотометре FLAPHO-4 (Германия). На основании данных о диурезе (Д, мл/4 часа) и концентрации электролитов рассчитывалась экскреция за 4 часа (Na+экс, К+экс, мэкв/4часа). Определение кортизола плазмы (мкг/100 мл) проводилось безэкстракционным методом по оригинальной методике, основанной на конкуренции гормонов за связывающие места на эндогенном белке транскортине (Тинников А.А., Бажан Н.М., 1984). Данный фрагмент работы проделан на базе НИИЦиГ СО РАН совместно с Л.Н. Масловой.

Методы математического анализа. Для сравнения средних величин использовались критерии Стьюдента (для больших выборок), Вульфа-Вилковица (для малых выборок), для определения вариабельности акрофаз – дисперсионный анализ. Для установления связи межу признаками применялся регрессионный и корреляционный анализ. Выявление многодневных трендов мезоров суточных ритмов проводилось методом аппроксимации эмпирических рядов математическими функциями (Суранов А.Я., 1999). Для оценки колебательных процессов использовались методы: интерполяция прерывных временных рядов (Литтл Р.Дж., Рубин Д.Б., 1991); спектральный и кросс-спектральный анализ Фурье (Серебренников М.Г., Первозванский А.А., 1985), кластерный анализ.

Везде в работе числовые данные выражались как среднеарифметическое значение с ошибкой среднего. Использовался пакет программ STATISTICA (5).

1. Динамика функционального состояния неакклиматизированных лиц в субэкстремальных условиях и в период реакклиматизации Типы переходных процессов при воздействии гипоксии и гипертермии оценивались по виду эмпирического ряда и путем аппроксимации динамических рядов мезоров математическими функциями (Суранов А.Я., 1999). В проведенных нами исследованиях за стартовую точку принимались исходные уровни показателей (фон), полученные на равнине в условиях теплового комфорта.

Как следует из данных рисунков 1–8, в контроле показатели физиологических функций колеблются около уровней, соответствующих физиологической норме покоя. В высокогорье отмечается типичная реакция внешнего дыхания на гипоксическую гипоксию: повышение чувствительности дыхательного центра к гипоксии и гиперкапнии (снижение ВЗвдох, ВЗвыд) и уменьшение ЖЕЛ со стабилизацией на новом уровне; учащение дыхания является транзиторный реакций – к концу экспедиционного периода ЧД восстанавливается до фонового уровня, что может свидетельствовать об усилении механизмов компенсации недостатка кислорода (рис. 1). В жарких условиях среды показатели внешнего дыхания имели собственные тренды, изменяясь, вероятно, в связи со стрессреакцией (Yamauchi M. e.a., 1987) или тканевой гипоксией, возникающей вследствие артерио-венозного шунтирования и снижения давления (Гребнева Н.Н., Межецкая Л.Н.,1987) (рис. 1).

Гипервентиляция в высокогорье закономерно приводит к снижению рСО2 и повышению рН крови, что компенсируются сдвигами буферных систем: значения SB и ВЕ уменьшаются по отношению к контролю и фону и стабилизируются на сниженном уровне (рис. 2). На протяжении всего периода пребывания в горах уровень рО2 остается сниженным, что подтверждает наличие гипоксической гипоксии, однако HbО2 после первичного снижения приближается фоновому уровню. Вероятно, после 7 суток проявляются эффекты компенсаторных реакций, направленных на повышение оксигенации (эритроцитоз, повышение сродства гемоглобина к кислороду и т.п.) (Балыкин М.В., 1988). Восстановление рСО2 после двухнедельного периода согласуется с динамикой ЧД и рН (рис. 2).

Рис. 1. Динамика мезоров суточных ритмов показателей внешнего дыхания Рис. 2. Динамика мезоров суточных ритмов газового состава крови Примечание: здесь и далее указаны виды уравнений аппроксимирующих функций, их коэффициенты, уровни значимости или коэффициенты детерминации.

В высокогорье наблюдаются типичные реакции на воздействие недостатка кислорода и умеренно сниженной внешней температуры: повышение периферического сопротивления сосудов, систолического и диастолического давления, уменьшение пульсового давления, ударного и минутного объема сердца (рис. 3), снижение температура тела и кожи (рис. 4).

Перемещение в аридную зону сопровождалось снижением показателей артериального давления, частоты пульса, ОПСС по отношению к среднединамическому уровню контроля и фона. МОК возрастал к концу экспозиции как компенсаторная реакция на падение ОПСС (рис. 3). В пустыне наблюдалось закономерное возрастание температуры тела и кожи: значения СВТК достигали субпредельных величин (Маркеева С.С. с соавт., 2008) (рис. 4).

ОПСС (дин/с*см5) Рис. 3. Динамика мезоров суточных ритмов показателей гемодинамики Рис. 4. Динамика мезоров суточных ритмов показателей теплового состояния В отличие от контроля, в высокогорье и пустыне наблюдаются отчетливые, статистически значимые, более выраженные и регулярные многосуточные колебания уровня RR, активности симпатической и парасимпатической систем с более продолжительным периодом в пустыне. Изменения среднединамических уровней показателей вариационной пульсометрии по отношению к контролю и фону незначительны и статистически не значимы (рис. 5).

В высокогорье концентрация натрия в моче возрастает с колебательной составляющей, диурез транзиторно увеличивается (рис. 6). Эти изменения могут быть вызваны гипосекрецией альдостерона при гипоксии (Тигранян Р.А., 1985;

Янгалычева Э.А. с соавт., 1992), о чем косвенно свидетельствует выраженное увеличение Na/К коэффициента мочи и снижение секреции АДГ. Концентрация калия в моче снижалась, имела собственный, независимый от динамики натрия однофазный тренд. Возможно, определенный вклад в эволюцию калийуреза и концентрации калия вносит его участие в почечной компенсации респираторного алкалоза.

В эритроцитах снизились содержание натрия и Na/Кэ коэффициент, что может объясняться влиянием кортизола (Галиулина М.В., Симхович Е.И., 1994) (рис. 6).

Рис. 5. Динамика мезоров суточных ритмов показателей сердечной деятельности Пребывание испытуемых в нагревающих условиях пустыни сопровождается значительным и стабильным снижением диуреза, что может объясняться большими потерями воды с потом, а также включением гормональных механизмов задержки жидкости (рис. 6). Концентрация электролитов в моче существенно возрастает, что, несмотря на олигурию, приводит к прогрессирующему росту экскреции калия и натрия.

Начальная тенденция концентрации калия в плазме и эритроцитах к снижению и выраженное падение содержания натрия в эритроцитах говорит о недостаточности гормональных механизмов задержки электролитов во внутренней среде:

только начиная с 7-х суток наблюдается падение Na/Кмочи, что косвенно свидетельствует о включении механизмов ренин-ангиотензин-альдостероновой системы, обусловливающих стабилизацию концентрации и экскреция калия и натрия (рис. 6). В пустыне уровень концентрации натрия в эритроцитах и Na/Кэ экспоненциально снижается, что может быть связано как с недостаточностью альдостерона, так и с активацией симпато-адреналовой системы.

Диурез, л/4час Рис. 6. Динамика мезоров суточных ритмов концентрации электролитов В высокогорье содержание натрия с слюне варьирует вокруг фонового уровня, калия – повышается (рис. 7), а уровень Na/К коэффициента снижается, что авторы связывают с увеличением активности симпато-адреналовой системы (Агаджанян Н.А. с соавт., 1998), действием кортикостероидов на слюнные железы (Селиверстова Г.П., 1990; Брюханов В.М., 2008). Гипертермия сопровождается пропорциональным повышением содержания Na+ и К+ в слюне (рис. 7).

Высокогорная гипоксия и пустынная гипертермия сопровождались повышением концентрации кортизола в плазме (рис. 8), что, по мнению ряда авторов, свидетельствует о наличии неспецифического напряжения (Губарева Л.И., 2001; Кузьмина В.Е., Цыбирева К., 2008).

Рис. 7. Динамика мезоров суточных ритмов содержания электролитов в слюне Рис. 8. Динамика мезоров суточных ритмов концентрации кортизола в плазме крови В теории управления выделяют два класса способов реагирования на внешнее возмущение. Первый класс переходных процессов (ПП) характеризуется тем, что параметр остается в режиме саморегуляции: система имеет целью поддержание исходно заданного значения регулируемой величины. Второй класс принципиально отличается от первого переходом на новый, оптимальный для данных условий уровень функционирования, когда параметр изменяется по определенному закону, в соответствие с новым алгоритмом управления («самоорганизация», «самонастройка», «самоадаптация») (Войтенко В.П., Полюхов А.М., 1986; Павлов С.Е., 2000; Петров Ю.П., 2004; Медведев В.Н., 2006). Нами были установлены и классифицированы следующие тренды изменения мезоров суточных ритмов (табл. 1).

Классификация физиологических показателей по типам переходных процессов при двухнедельном воздействии на человека условий высокогорья и пустыни Класс ПП, отражающих режим саморегуляции, представлен тремя типами.

Тип a1 описывается полифазной кривой: колебания совершаются на уровне, близком к исходному или в каждом последующем цикле проходят через фоновый уровень: система поддерживает тот уровень постоянства, который был задан при ее формировании. Тип b1 (двухфазная кривая) отличается более высоким коэффициентами затухания, система демонстрирует большую инерционность. Тип c1 описывается однофазной кривой: наблюдается временное отклонение от исходно заданного значения, что является транзиторной реакцией на внешнее воздействие при сохранении принципа регулирования по отклонению (табл. 1).

Класс ПП, отражающий режим самоорганизации характеризуется тремя типами (a2, b2 и c2), которые взаимно отличаются по признакам инерционности и точности регуляции: если при вариантах a2 и b2 возможны эпизоды «перерегулирования» или «недорегулирования», то экспоненциальная кривая типа c наиболее оптимальный способ перехода на новый уровень. Особый вариант переходного процесса типа с2 – переход на новый уровень функционирования с временной задержкой (концентрация калия и натрия в моче, их экскреция, содержание кортизола плазмы в пустыне). Выход на плато этих показателей происходит с 5–7-суточным лаг-периодом. С позиций теории управления в таких случаях изменение алгоритма управления не связано с прямым воздействием на параметр, но опосредовано изменением внутреннего состояния системы, в частности, влиянием межзвеньевых взаимодействий (Савин М.М. с соавт., 2007).

Характерно, что полифазные кривые как в режиме саморегуляции, так и в режиме самоорганизации свойственны показателям сердечного ритма, параметров его регуляции, содержания натрия и Na/К коэффициента слюны, что свидетельствует об основной роли вегетативной нервной системы как системы быстрого реагирования в управлении этими функциями.

Уровень восстановления, % Уровень восстановления, % Рис. 9. Уровень физиологических функций на 5–7-е сутки реакклиматизации по отношению к исходному. Знак «*» – наличие различий при Р0,005;

Изменение алгоритма управления предполагает вовлечение дополнительных контуров регуляции, их взаимодействие, участие новых звеньев в управлении параметрами системы. Применительно к биологической системе это означает активацию дополнительных нервно-эндокринных центров, вовлечение вышестоящих уровней в регуляцию физиологическими функциями. Следовательно, тип переходного процесса может рассматриваться как критерий напряжения регуляторных механизмов: наличие переходных процессов типов a1, b1 и c1 – признаки умеренного напряжения, а типов a2, b2 и c2 – значительного.

В таблице 1 тонированием выделены физиологические показатели, которые независимо от качества внешнего воздействия демонстрируют режим реактивной саморегуляции или адаптивной самоорганизации.

В качестве меры устойчивости системы и ее отдельных подсистем к внешнему воздействию в теории управления систем принята скорость восстановления функций после отмены возмущающего фактора среды (Афанасьев В.Н. с соавт., 2003; Никулин Е.А., 2004). В качестве показателя темпов восстановления рассматривалось процентное отношение среднесуточного уровня физиологических функций на 5–7-е сутки реакклиматизации в г. Барнауле по отношению к исходному. Данные, представленные на рисунке 9, свидетельствуют о многодневных следовых эффектах воздействия субэкстремальных факторов. Сопоставление показателей функциональной устойчивости в высокогорье и пустыне показывает, что при реакклиматизации после 2-недельного действия гипоксии, наибольшая инертность восстановления характерна для показателей системы гемодинамики, внешнего дыхания, концентрации калия в плазме, а после пребывания в пустыне – для средневзвешенной температуры кожи, концентрации и экскреции электролитов, Na/К – отношения в эритроцитах, диуреза и кортизола плазмы.

2. Спектральные характеристики ритмов физиологических функций в разных условиях среды Воздействие факторов внешней среды сопровождается преобразованием макроритмов, что относится и к их частотно-амплитудным характеристикам (Путилов А.А., 1979; Сорокин А.А., 1981; Соломко А.П., 1989; Фатеева Н.М., Абубакирова О.Ю., 2006 и др.). Для определения частотно-амплитудных характеристик колебательных процессов в инфра-, цирка- и ультрадианном частотных диапазонах проводилась интерполяция прерывных временных рядов путем усреднения соседних значений и преобразование Фурье для отдельных испытуемых. По результатам спектрального анализа рассматривались информационные (преобладающие частоты) и энергетические (мощности и спектральная плотность) характеристики временных рядов вегетативных функций в трех диапазонах частот.

Ультрадианный диапазон включает ритмы с периодом менее 0,83 суток (0,5– часов), циркадианный – ритмы с периодом 0,83–1,2 суток (20–28 часов), инфрадианный диапазон – ритмы с периодом, превышающим 1,2 суток (Катинас Г.С., Моисеева Н.И., 1980; Агаджанян Н.А., Шабатура Н.Н., 1989).

Инфрадианный диапазон. Актуальным является решение вопроса об эндогенном или экзогенном происхождении многосуточных ритмов биохимических и физиологических функций и, в частности, инфрадианных и циркасептидианных (с периодом около 1,3–7 суток) (Ашофф Ю., 1984; Агаджанян Н.А., Шабатура Н.Н., 1989; Carr J.R. e.a., 1991; Turek F.W., Reeth O.V., 2011). На рисунке 10 представлены нормированные по максимальному значению спектры мощности колебаний физиологических показателей (гемодинамика, длительность кардиоциклов и параметры их регуляции, показатели теплового состояния, концентрация электролитов в слюне) в контроле. Видно, что в инфрадианном спектре доминируют гармоники с периодами 1.3, 2.2, 5.8 и 8 суток (при шаге замеров в каждые 4 часа), что близко к данным Н.А. Агаджаняна и Н.Н. Шабатуры (1989), установивших для функций дыхания, кровообращения и терморегуляции периоды 2.6, 5–7 и 8–10 суток. В пустыне и, особенно, в высокогорье инфрадианный спектр обогащается новыми ритмическими составляющим, что свидетельствует об экзогенном происхождении многосуточных ритмов.

Экзогенным фактором инфраритмогенеза может являться температура воздуха (Твоз) и ее девиации от суток к суткам (Бреус Т.К. с соавт., 1995; Владимирский Б.М., Темурьянц Н.А., 2000; Бреус Т.К., Конрадов А.А., 2002). Относительно стабильной характеристикой климата низкогорья Западной Сибири, высокогорья Тянь-Шаня и пустыни Средней Азии в летний сезон является среднединамический уровень колебаний внешней температуры (рис. 11), но характер многодневных ритмов Твоз может варьировать в определенный сезон года (рис. 12, 13).

Температура воздуха, оС Интегральный показатель когерентности, от.ед.

Рис. 14. Интегральные показатели когерентности циклов Твоз и инфрадианных 1 – АДС, 2 – АДД, 3 – СДД, 4 – ПД, 5 – УО, 6 – МОК, 7 – ОПСС, 8 – ЧСС, 9 – Амо, 10 – ИН, 11 – Мо, 12 – ПАПР, 13 – Х, 14 –, 15 – RR, 16 – КМ, 17 – ВПР, 18 – Ткис, Влияние колебаний температуры воздуха (Твоз) на формирование многосуточных ритмов физиологических функций оценивалось методом кросспектрального анализа, позволяющего определять когерентность спектров на разных частотах. Длина временных рядов (16 суток) и их шаг (1 сутки) позволила анализировать когерентность спектров с периодами от 2 до 8 суток. Результаты представлены коэффициентами детерминации (r2) (при значениях r 0.66, статистически значимыми считались коэффициенты детерминации (когерентности), не принижающие 0.44 [(0.66)2 = 0.44]. На основании этих данных вычислялось интегральные показатели когерентности (их сумма на всех частотах).

Рис. 15. Показатели когерентности инфрадианных ритмов физиологических функций с колебаниями температуры воздуха в высокогорье и пустыне Из данных рисунка 14 следует: 1) колебания внешней температуры являются экзогенным фактором формирования инфрадианной ритмичности физиологических функций; 2) мера воздействия внешних температурных циклов на вегетативные функции определяется сочетанием мощности и среднединамического уровня средовых колебаний: в пустыне и, особенно в высокогорье, синхронизирующее влияние внешних многодневных циклов на физиологические функции по сравнению с контролем ослабевает; 3) в контроле наиболее чувствительны к синхронизирующему действию температуры воздуха функции гемодинамики, температура периферических участков тела и Na+c, в высокогорье – функции гемодинамики и концентрация электролитов в слюне, а в пустыне не наблюдается существенных различий в отклике большинства функций на воздействие температурных колебаний; 4) совокупность низкой интенсивности колебаний температуры среды с ее высоким среднединамическим уровнем в пустыне сопровождается взаимной синхронизацией многодневных ритмов вегетативных функций (рис. 15).

Ультра-циркадианный диапазон. Циркадианная система участвует в генерации короткопериодных ритмов, поэтому при анализе колебаний среднечастотного диапазона необходимо помимо суточных учитывать досуточные ритмы (Daan S., Aschoff J.,1982; Gerkema M.P. e.a., 1990). Живым системам свойственна не обычная субординация (соизмеримость частот) со строго детерминированными связями, а динамическая регуляция частично автономных ритмических процессов (Путилов А.А., 1989). Внешние и внутренние воздействия, стресс нарушают стабильность колебательных режимов (Матюхин В.А. с соавт., 1986; Данияров С.Б. с соавт., 1991; Попов А.В., Арушанян Э.Б., 2005). На рисунке 16 приведены спектры мощности ритмов для 24 функций (показатели гемодинамики, сердечного ритма и его вегетативной регуляции, теплового состояния, концентрации натрия и калия в слюне).

Мощность (усл. ед.) Рис. 16. Нормированные по максимальному значению периодограммы 24 физиологических параметров у 8 человек (192 реализации), зарегистрированные в разных условиях среды в ультра-циркадианном частотном диапазоне У большинства испытуемых преобладают циркадианные составляющие с периодом около 24 часа, и с относительно меньшей мощностью – ритмы с периодами около 12 и 8 часов, что демонстрирует кратнопериодический режим синхронизации независимо от внешних условий, характерный для высокоорганизованных нелинейных систем (Сорокин А.А., 1981; Путилов А.А., 1989).

В субэкстремальных условиях среды изменяется спектральная плотность ритмов ультра- и циркадианного диапазонов по отношению к контролю (на рисунке 17 указаны случаи статистически значимых различий по критерию Вулфа-Вилкоксона).

Изменение спектральной Рис. 17. Изменение спектральной плотности ультра- и циркадианного диапазонов в высокогорье и пустыне по сравнению с контролем Изменению спектральной плотности циркадианного диапазона, как правило, сопутствует однонаправленное изменение спектральной плотности ультрадианного диапазона, но с разными коэффициентами пропорциональности для разных показателей. В связи с этим, для оценки представленности ультрадианных составляющих в циркадианной динамике рассчитывались индивидуальные коэффициенты ритмопреобразования (КР) как отношение «спектральная плотность ритмов ультрадианного диапазона/спектральная плотность ритмов циркадианного диапазона» (табл. 2). В отношении уровня КР рассмотренные физиологические функции можно подразделить на три класса. К 1-му классу относятся функции, для которых независимо от условий среды ультрадианная мощность преобладает над циркадианной или равна ей): КР 1.00 для показателей гемодинамики, вагусной регуляции сердца, концентрации калия в слюне.

Во 2-й класс входят функции, для которых ультрадианная мощность независимо от условий среды остается ниже циркадианной: КР1.00 для показателей частоты сердечных сокращений, температуры тела и кожи. К 3-му классу можно отнести те функции, для которых КР варьирует в зависимости от условий:

это косвенные показатели активности симпатической системы (средняя продолжительность кардиоциклов, параметры центральной и симпатической регуляции сердечного ритма, концентрации натрия в слюне и Na/K коэффициент слюны. Индивидуальные вариации КР для всех изученных функций составили 0,37±0,05 – 2,72±0,42 от. ед.

Для субэкстремальных условий среды типично повышение КР (исключения – снижение коэффициента для КМ и Х в высокогорье и Тстопы – в пустыне); характерно, что увеличение КР в высокогорье и пустыне наблюдается для одноименных параметров, что указывает на общие закономерности реагирования и типологии ритмопреобразования: к таким параметрам относятся показатели гемодинамики, длительность кардиоциклов, Мо, АМо, Ткис, СВТК и концентрации электролитов в слюне (табл. 2).

Наблюдения авторов о том, что ульрадианная активность возрастает при стрессовых состояниях (Сорокин А.А., 1981; Арушанян Э.Б., 2001) еще не доказывают влияния собственно стресса на появление или увеличение мощности ультрадианных составляющих: этот феномен мог быть связан с изменением функционального состояния, переходными процессами, другими причинами.

Вместе с тем, результаты экспериментов на животных свидетельствуют об усилении ультрадианных колебаний физиологических параметров при повышении уровня кортизола (Colguhaun W., Condon R., 1981; Мельников В.Н., 1984).

Средние значения коэффициентов ритмопреобразования, диапазон их изменчивости в комфортных и субэкстремальных условиях среды (от. ед.) и процентное изменение Примечание: знаком «*» отмечены случаи отличий от контроля по критерию ВулфаВилковица при Р 0,025.

Для проверки гипотезы о влиянии кортизола на ультрадианную активность у человека рассчитывались коэффициенты корреляции между значениями среднесуточных уровней кортизола и коэффициентами ритмопреобразования для функций гемодинамики и водно-солевого состояния (табл. 3).

Из таблицы 3 следует, что стресс избирательно влияет на ультраритмогенез: в высокогорье КР для АДД, Na+экскр, К+экскр и диуреза, а в пустыне – для Na+экскр и Nа+с пропорциональны уровню кортизола. Отсюда следует, что влияние кортизола на ультраритмогенез зависит от особенностей циркадианного управления в отдельных осцилляторных субсистемах и не является универсальной закономерностью.

Коэффициенты корреляции между среднесуточным уровнем кортизола и коэффициентами ритмопреобразования (выделены значения при Р0,05)

АДС АДС

СВТК ОПСС

АДД СДД

МОК МОК

ОПСС УО

Дисперсия Размах КИ

ЧСС ПАПР

Рис. 18. Классификация ультра-циркадианных ритмов по признаку сходства Для оценки внутренней частотно-амплитудной синхронизации физиологических ритмов проводился кластерный анализ. Анализу подвергались векторы, составленные из рядов коэффициентов Фурье, полученных для отдельных индивидуумов (рис. 18). Перемещение людей в климатоконтрастные условия среды сопровождаются внутренней частотной десинхронизацией ультра-циркадианных ритмов, что более выражено в высокогорье. Это доказывается: 1) увеличением количества кластеров от 7 (контроль) до 10; 2) увеличением эвклидовых расстояний для кластеров в высокогорье; 3) убыванием интегральных величин взаимной синхронизации (сумма всех 288 коэффициентов межпараметрической корреляции спектров для 24 физиологических показателей): в контроле этот показатель составил 169.9, в высокогорье – 128,1, в пустыне – 152,4 ед.

3. Факторы, влияющие на изменчивость амплитуд циркадианных Амплитуды суточных ритмов – крайне вариабельный параметр, зависящий от внешних и внутренних факторов (Duffy J.F., Dijk D.-J., 2002; Хетагурова Л.Г. с соавт., 2005; Фатеева Н.М., Абубакирова О.Ю., 2006). Результаты исследование влияния мезора на размах (удвоенная амплитуда) суточных ритмов, акротуду (расстояние от мезора до акрофазы) и батитуду (расстояние от мезора до батифазы) методом регрессионного анализа представлены в таблице 4 и на рисунке 19.

Для ритмов гемодинамики и параметров регуляции сердечного цикла, концентрации электролитов в слюне и моче, диуреза характерна прямо пропорциональная зависимость размаха от мезора. Увеличение размаха определяется линейными однонаправленными изменениями акротуды и батитуды. Этот тип взаимосвязи отражает распространенную в природе, так называемую мультипликативную модель временного ряда, когда изменения амплитуды происходят пропорционально тренду и реализуется положительная обратная связь (Серебренников М.Г., Первозванский А.А., 1985). Для ритмов Тт, Тст, Ткис, СВТК, HbО2, рСО2 К+э Na+э, рН, рО типична обратно пропорциональная связь между мезором и размахом, что свидетельствует о взаимосвязи механизма гомеостатического регулирования и управления суточными вариациями параметров внутренней среды.

Коэффициенты регрессии для зависимости размаха колебаний, акротуды и батитуды Данные таблицы 5 демонстрируют, что повышение температуры среды сопровождается снижением циркадианных амплитуд отдельных физиологических показателей. Судя по коэффициентам регрессии, наиболее чувствительны к депрессирующему воздействию внешней температуры показатели температуры конечностей, длительности кардиоциклов, параметры их парасимпатической регуляции (в табл. 5 эти показатели выделены жирным шрифтом). Вероятней всего снижение размаха циркадианных колебаний вызвано маскирующими влияниями, оперативными физиологическими реакциями на нагревание и в ночной, и в дневной периоды, когда суточная контрастность температур снижена.

Рис. 19. Примеры зависимости размаха колебаний от мезора в высокогорье

СВТК ПД

4. Оценка фазовой динамичности и устойчивости циркадианных ритмов к действию высокогорной гипоксии и природной гипертермии Фундаментальное свойство биоритмов – межиндивидуальная и межсуточная вариабельность их параметров (Путилов А.А., 1986; Aschoff J., 1998; Duffy J.F.

e.a., 2002; Okamura H., 2004). Однако даже среди вегетативных ритмов существуют более или менее фазово-стабильные циклы, что авторы объясняют наличием константных и пластичных компонентов циркадианной системы, которые отличаются разной степенью сопряжения с центральным (-и) осциллятором (-и) и надежностью циркадианного управления (Leise T., Siegelmann H., 2006).

Для межпараметрического сравнения фазовой вариабельности суточных ритмов вегетативных функций рассматривалось два дисперсионных комплекса:

в первом – строки соответствовали суткам исследования, столбцы – отдельным индивидуумам, так что факториальная изменчивость определялась изменением среднегрупповой акрофазы, а внутригрупповые изменения за все учтенные сутки являлись помехой (остаточная изменчивость); второй комплекс создавался инверсией исходной матрицы (строки – индивидуумы, столбцы – сутки), так что факториальная изменчивость определялась динамикой среднеиндивидуальных акрофаз, а остаточная изменчивость – межсуточными вариациями акрофаз у отдельных индивидуумов. Достоверные изменения межсуточной изменчивости (МСИ) свидетельствует об однонаправленном изменении акрофаз у большинства испытуемых от суток к суткам, а увеличение внутригрупповой изменчивости (ВГИ) – о снижении синхронизирующего действия природных или социальных циклов. Различия среднеиндивидуальных значений акрофаз (межиндивидуальная изменчивость, МИИ) – признак гено-фенотипических индивидуальных вариаций. Интраиндивидуальная изменчивость (ИИИ) отражает колебания акрофаз около «заданных значений», характерных для каждого испытуемого, но учтенных в целом для группы. Общая изменчивость (ОИ) включает все виды изменчивости.

Рис. 20. Изменчивость акрофаз циркадианных ритмов вегетативных функций в контроле В условиях контроля выделяются ритмы с относительно стабильной акрофазой независимо от критерия ее вариабельности: Na+с, Na/K слюны, Тт, Тк, СВТК, Мо, ПД (рис. 20). Их принадлежность к совокупности с однородной дисперсией подтверждено критерием Кокрена (Дронов С.В., 2006) при 0.1Р0.05.

Эти результаты указывают на согласование двух, на первый взгляд, различных тезисов: 1) внешний времязадатель синхронизирует циркадные ритмы отдельных особей популяции и держит их в одной фазе (Ашофф Ю., 1964); 2) существует гено-фенотипическое разнообразие акрофаз отдельных физиологических функций для человеческой популяции, что составляет основу индивидуальных приспособительных механизмов к периодически меняющимся факторам среды (Мошкин М.П., 1992; Taillard J. e.a., 2004; Roennenberg T. e.a., 2003). В этой связи можно говорить о существовании фазово-константных ритмов, акрофазы которых варьируют в минимальных пределах как от суток к суткам, так и внутри популяции. Однако при внешних возмущениях эти закономерности нарушаются. Из данных рисунка 21 следует, что для большинства функций статистически значимые изменения вариабельности акрофаз в субэкстремальных условиях происходят в сторону ее увеличения. Основным критерием фазовой устойчивости к условиям гипоксии и нагревания служили факты сохранения контрольных значений акрофаз (их модальных, наиболее вероятных значений в выборках) или отклонения от них не более, чем на 4 часа. Как видно из таблицы 7, хронорезистентность проявляют исходно константные ритмы вегетативных функций (Мо, Тт, ПД, Na+сл, Na/Ксл), а также ритмы показателей внутренней среды: для этих суточных циклов ритмогенный контур регуляции преобладает над маскирующими эффектами внешней среды.

Среднее квадратичное Рис. 21. Общая изменчивость акрофаз циркадианных ритмов 1 – РО2, 2 – Na э, 3 – К+э, 4 – К+п, 5 – HbО2, 6 – рН, 7 – Na/Кэ, 8 – ВЕ, 9 – рСО2, 10 – SB, 11 – Na/Кс, 12 – Тт, 13 – СВТК, 14 – Тст, 15 – Мо, 16 – Na+с, 17 – К+экс, 18 – ПД, 19 – RR, 20 – диурез, 21 – Ткис, 22 -Ткис, 23 – К+м, 24 – К+с, 25 – ВПР, 26 – Nа+экс, 27 – МОК, 28 – На/Км, 29 – КМ, 30 – ИН, 31 – АДС, 32 – Х, 33 – 2, Модальные значения акрофаз физиологических ритмов в разных условиях среды (тонированные ячейки – существенные сдвиги фаз) Можно обобщить, что циркадианные ритмы температуры тела, газового и электролитного состава внутренней среды отличаются фазовой стабильностью, преобладанием отрицательной зависимости между мезором и амплитудой. Эти наблюдения подтверждают тезис о том, что поддержание системного гомеостаза как стационарно-равновесного состояния биосистемы невозможно без участия механизмов, регулирующих ритмическую организацию.

Высокой степенью фазовой стабильности отличаются циркадианные ритмы кортизола плазмы с акрофазой 7±0 час. Поскольку суточная цикличность кортизола участвует в синхронизации периферических клеточных часов (Schibler U. e.a., 2003), можно заключить, что в данных условиях среды сдвиги акрофаз кортизол-зависимых физиологических ритмов (в частности, циркадианного цикла концентрации калия в моче, артериального давления) не являются следствием нарушения ритмичности кортизола плазмы.

5. Межпараметрическая фазовая синхронизация и влияющие на нее факторы Оценка фазового согласования различных вегетативных функций в субэкстремальных условиях среды может быть осуществлена только в сравнении с обычными условиями среды. За нормативную фазовую структуру принималось сочетание наиболее вероятных значений акрофаз различных функций, свойственное контролю, или модальных значений в выборке, равной произведению количества испытуемых на количество суток.

Коэффициент внутреннего согласования (от.ед.) Для изучения временной динамики изменения степени внутреннего согласования рассчитывались коэффициенты корреляции фазовых паттернов в каждые сутки исследования с базовым эталоном – коэффициенты внутреннего согласования (КВС) день ото дня для каждого испытуемого. В обычных условиях среды в течение 2-недельного периода показатель фазовой согласованности циркадных ритмов отклоняется от наиболее вероятного для группы фазового паттерна на 32–46%; уровень фазового согласования в высокогорье и пустыне намного ниже контрольных величин с максимумом на 1–3-и сутки действия субэкстремальных факторов (рис. 22). Максимального внутреннего согласования, близкого к норме, суточные изменения вегетативных функций достигают в диапазоне изменения внешних температур 15–20 °С, а вне этих пределов происходит ухудшение внутренней синхронизации. Как изменение уровня температурного воздействия, так и сам внешний температурный цикл способны маскировать естественный суточный ход физиологических процессов (рис. 23).

Нами изучалась роль гормона стресса – кортизола в регуляции хроноструктурной организованности функционально взаимозависимых функций: концентрация калия, натрия и натрий-калиевый коэффициент слюны, концентрация и экскреция этих электролитов в моче, Na/К коэффициент мочи, диурез, показатели гемодинамики (систолического, диастолического, среднединамического и пульсового давления). В субэкстремальных условиях среды межиндивидуальные и межсуточные индивидуальные вариации среднесуточных величин кортизола в высокогорье составили 9–11 мкг/100 мл, а в пустыне – 4.3 до 15.9 мкг/100 мл.

Коэффициент синхронизации (от.ед.) В высокогорье и в пустыне выявляются сходные типы зависимости КВС от уровня кортизола: как снижение, так и повышение концентрации кортизола в плазме по отношению к некоторому оптимальному уровню (10±2 мкг/ 100 мл) приводит к внутреннему фазовому рассогласованию (рис. 24).

Ослабление синхронизирующего действия центральных ритмозадающих структур на периферические осцилляторы Проявление собственных эндогенных циркадианных периода и фазы Рис. 25. Концептуальная модель ритмопреобразования при воздействии на человека На основании полученных собственных данных, результатов экспериментальных работ и теоретических разработок других авторов в диссертации дается интерпретация разные аспектов ритмопреобразования при перемещении людей в климато-контрастные регионы. Рассмотрено два гипотетических механизма усиления ультрадианной ритмичности при внешних воздействиях неримогенной природы: 1) эндогенный – связанный с изменениями в механизме функционирования циркадианной системы, индуцированными стрессом; 2) экзогенный – в основе которого лежат изменения выходных параметров циркадианной системы по типу «маскировки». Предложена концептуальная модель ритмопреобразования под влиянием факторов внешней среды, предусматривающая возможность реализации как эндогенного, так и экзогенного механизма появления (усиления) ультрадианной активности (рис. 25).

1. Перемещение неакклиматизированных лиц из регионов умеренного климата в условия высокогорья и пустыни сопровождается адаптивной перестройкой динамики среднего уровня колебаний физиологических показателей – мезоров циркадианных ритмов. Эти переходные процессы могут иметь монодвух-, полифазный или экспоненциальный характер, характеризуя фундаментальные свойства приспособительных реакций – функциональную саморегуляцию или адаптивную самоорганизацию.

2. На основании динамики мезоров циркадианных ритмов установлено, что при реакклиматизации после действия высокогорной гипоксии наибольшая инертность восстановления характерна для показателей системы гемодинамики, внешнего дыхания, концентрации калия в плазме, а после действия природной гипертермии – для средневзвешенной температуры кожи, концентрации и экскреции электролитов, Na/К-отношения в эритроцитах, диуреза и кортизола плазмы.

3. Инфрадианные (с периодами 2–8 суток) ритмы физиологических функций имеют экзогенное происхождение. Характер частотно-амплитудного согласования физиологических функций с колебаниями внешней температуры и межпараметрические различия в функциональном отклике на экзогенные циклы определяются сочетанием мощности и среднединамического уровня средовых колебаний. Совокупность низкой интенсивности колебаний внешней температуры с ее высоким среднединамическим уровнем в пустыне сопровождается взаимной синхронизацией многодневных ритмов вегетативных функций.

4. Независимо от условий среды для показателей гемодинамики, парасимпатической регуляции сердца, концентрации калия в слюне и натрия в моче спектральная плотность ультрадианных ритмов преобладает над циркадианной (коэффициент ритмопреобразования – КР 1), а для частоты сердечных сокращений, температуры тела и кожи остается ниже циркадианной (КР 1), что указывает на существование классов локальных колебательных субсистем, принципиально отличающихся по способу внутренней временной самоорганизации.

5. Реализация адаптивного механизма ритмопреобразования при перемещении людей в условия пустыни и, особенно, высокогорья, выражается в ослаблении взаимной частотной синхронизации ультра-циркадианных ритмов физиологических функций и усилении ультрадианной активности. Мощность ультрадианных ритмов диастолического давления, диуреза, экскреции натрия и калия, содержания натрия в слюне пропорциональна уровню кортизола.

6. Независимо от условий среды наибольшую фазовую стабильность проявляют суточные циклы температуры тела, пульсового давления, моды кардиоинтервалов, концентрации натрия в слюне и показателей внутренней среды (электролитный, газовый состав и рН крови), что демонстрирует высокую надежность управления фазой этих ритмов и их способность поддерживать хроноструктурную организованность при внешних воздействиях.

7. Для циркадианных ритмов показателей гемодинамики, длительности кардиоинтервалов и их вариабельности, содержания натрия и калия в слюне и моче, кортизола плазмы характерна прямо пропорциональная зависимость размаха колебаний от мезора; ритмы температуры тела и кожи, показателей газового состава крови и содержания электролитов в эритроцитах демонстрируют обратно пропорциональную зависимость размаха колебаний от мезора, что свидетельствует об участии биоритмологического механизма в управлении гомеостазом.

8. При трансширотном перемещении людей в высокогорье и пустыню возрастают вариабельность акрофаз физиологических функций и их рассогласование, наиболее выраженные: а) в первые трое суток акклиматизации; б) при отклонении внешней температуры от диапазона 15–20 °С; в) при снижении или повышении среднесуточного уровня кортизола плазмы (при его межиндивидуальных и межсуточных вариациях от 4.3 до 15.9 мкг/100 мл).

Список основных работ, опубликованных по теме диссертации 1. Федорова О.И., Киселев В.Д., Кудрявцева Н.Р. Суточная динамика показателей дыхания, газообмена и кислотно-щелочного состояния у здоровых лиц в условиях 24-часового бодрствования. Деп. в ВИНИТИ 23.02.90, №1077В90. (24 с.).

2. Федорова О.И., Окунева Г.Н., Булатецкая Л.М. Исследование термореактивности у здоровых лиц и больных с сердечно-сосудистой патологией в зависимости от времени суток, пола, возраста и места жительства. Деп. в ВИНИТИ 23.02.90, №1078. (24 с.).

3. Федорова О.И., Синицына С.В. Циркадные ритмы температуры тела, частоты пульса, и артериального давления у здоровых лиц после их перемещения в Среднюю Азию из различных климато-географических регионов // Актуальные вопросы возрастной, прикладной и экологической физиологии. – Барнаул : Изд-во АГУ, 1991. – С. 134–142.

4. Федорова О.И., Носкова О.В., Филатова О.В., Филатов К.Н. Регуляция сердечного ритма у здоровых лиц при адаптации к жаркому климату // Механизмы адаптации физиологических функций организма : сб. науч. трудов. – Барнаул, 1991. – С. 7–12.

5. Федорова О.И., Филатова О.В. Суточные ритмы показателей температурного гомеостаза у здоровых лиц в процессе акклиматизации к условиям аридной зоны // Физиология человека. – 1992. – Т. 18, №3. – С. 162–168.

6. Федорова О.И. Суточная и часовая динамика температуры у больных пороками сердца // Физиология человека. – 1992. – Т. 18, №2. – С. 114–120.

7. Федорова О.И., Окунева Г.Н., Орехов К.В. Суточные ритмы показателей температурного гомеостаза, кислотно-основного состояния и газового состава крови при краткосрочной адаптации людей к условиям высокогорья // Кислотно-основной и температурный гомеостаз : материалы конференции. – Сыктывкар, 1994. – С. 168– 170.

8. Федорова О.И., Окунева Г.Н., Балыкин М.В. Влияние умеренной высокогорной гипоксии на структуру суточных ритмов кислотноосновного состояния и газового состава крови // Физиология человека. – 1995. – Т. 21, №3. – С. 116–124.

9. Федорова О.И. Хронобиологическое исследование регуляции сердечной деятельности в динамике срочной адаптации здоровых лиц к условиям высокогорья // Физиология человека. – 1995. – №4, Т. 21. – С. 100–110.

10. Федорова О.И. Характер суточной ритмичности выведения электролитов со слюной при острой адаптации человека к климатоконтрастным условиям среды // Физиология человека. – 1995. –Т. 21, №6. – С. 76–84.

11. Федорова О.И., Северин Е.А., Киселев В.Д., Дутов В.С. Состояние кардиореспираторной системы у представителей разных климатогеографических регионов при адаптации к жаркому климату // Физиология человека. – 1997. –Т. 23, №1 – С. 25–28.

12. Федорова О.И., Подкорытова Е.В., Киселев В.Д. Состояние гемодинамики у здоровых людей в течение двухнедельной адаптации к условиям аридного климата // Актуальные проблемы медицины и биологии : сборник научных работ. – Т. 3, №1. – Томск, 2004. – С. 156–158.

13. Федорова О.И., Подкорытова Е.В., Бургардт Т.А. Экзогенные и эндогенные факторы, влияющие на внутреннюю синхронизацию суточных ритмов вегетативных функций человека в обычных и субэкстремальных условиях среды // Физиология человека. – 2009. – Т. 35, №2. – С. 96–102.

14. Fedorova O.I., Podcorytova E.V., Burgardt T.A. Exogenous factors influencing the internal synchronization of the daily rhythms of autonomic functions in humans under normal and subextreme environmental conditions // Human Physiol. – 2009. – V. 35, №2. – P. 215–221.

15. Федорова О.И., Подкорытова Е.В. Оценка фазовой константности и пластичности циркадных ритмов вегетативных функций человека в комфортных и субэкстремальных условиях среды (высокогорье и пустыня) // Физиология человека. – 2009. – Т. 35, №5. – С. 105–115.

16. Fedorova O.I., Podcorytova E.V. Assessment of constancy and plasticity of biological rhythms of physiological processes under comfortable and subextreme (high altitude and desert) conditions // Human Physiol. – 2009. – V. 35, №5. – P. 616–624.

17. Федорова О.И., Лепендин А.А., Стрельникова И.Ю., Кривощеков С.Г. Инфраритмогенез вегетативных функций человека в условиях высокогорья и пустыни // Естествознание и технические науки. – 2010. – №5, Т. 49. – С. 103–107.

18. Федорова О.И., Лепендин А.А., Кривощеков С.Г. Спектральный анализ ритмов вегетативных функций ультра-циркадианного диапазона у людей в субэкстремальных условиях среды // Экология человека. – 2011. – №1. – С. 19–27.

_ Подписано в печать 08.08.2011. Формат 60х84 1/ Усл. печ. л. 2,0. Тираж 150 экз. Заказ 217.

Типография Алтайского государственного университета:



 
Похожие работы:

«Мальцева Елена Александровна ОСОБЕННОСТИ ВНЕШНЕГО ДЫХАНИЯ И СОСТОЯНИЯ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОЙ СИСТЕМЫ У ЗДОРОВЫХ ЛИЦ ЮНОШЕСКОГО ВОЗРАСТА 03.03.01 – физиология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Красноярск - 2011 Работа выполнена в Государственном общеобразовательном учреждении высшего профессионального образования Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В.Ф.Войно-Ясенецкого Министерства здравоохранения и...»

«ШАРОВ Аркадий Валерьевич ВЛИЯНИЕ ЗАНЯТИЙ ЭКСТРЕМАЛЬНЫМИ ВИДАМИ СПОРТА НА АДАПТАЦИОННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ОРГАНИЗМА СТУДЕНТОВ 03.03.01 физиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Набережные Челны – 2012 2 Диссертация выполнена на кафедре адаптивной и лечебной физической культуры Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Пермский государственный гуманитарнопедагогический...»

«СТОЛЯРОВА Марина Владимировна СРАВНИТЕЛЬНАЯ МОРФОЛОГО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И РЕАКТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЭПИТЕЛИАЛЬНЫХ СИСТЕМ У ЖИВОТНЫХ РАЗНЫХ УРОВНЕЙ ОРГАНИЗАЦИИ И ЧЕЛОВЕКА: ФИЛОГЕНЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук Санкт-Петербург 2012 2 Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования...»

«Хващинский Дмитрий Альбертович ФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ МЕТОДОВ ОТБОРА ПОДРОСТКОВ К СОВРЕМЕННОМУ ПРОФИЛЬНОМУ ОБУЧЕНИЮ 03.03.01 – Физиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Москва – 2011 Работа выполнена на кафедре нормальной физиологии медицинского факультета Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Российский университет дружбы народов. доктор медицинских...»

«Попов Сергей Геннадьевич УСТОЙЧИВОСТЬ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ПЕРИФЕРИЧЕСКОЙ ГЕМОДИНАМИКИ К ОРТОСТАТИЧЕСКОМУ ВОЗДЕЙСТВИЮ У СПОРТСМЕНОВ ПОСЛЕ АЭРОБНОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ НАГРУЗКИ 03.03.01 – физиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Архангельск – 2014 2 Работа выполнена на кафедре физического воспитания ФГБОУ ВПО Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского доктор биологических наук, профессор, Научный заведующий...»

«ПРОСЕКОВА Елена Александровна РОСТ И МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ОРГАНОВ И ТКАНЕЙ БРОЙЛЕРОВ, ВЫРАЩЕННЫХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПРОБИОТИКОВ 03.03.01 – физиология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Москва – 2011 Работа выполнена на кафедре морфологии и физиологии животных ФГОУ ВПО Российский государственный аграрный университет – МСХА имени К.А. Тимирязева Научный руководитель : доктор биологических наук, профессор Панов Валерий...»

«ЧИЖОВ АЛЕКСАНДР ЕВГЕНЬЕВИЧ Особенности рубцового пищеварения и обмена веществ у бычков при скармливании силоса, приготовленного с различными консервантами 03.03.01 - Физиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Дубровицы - 2011г. 2 Работа выполнена в отделе кормления сельскохозяйственных животных и технологии кормов Государственного научного учреждения Всероссийский научно-исследовательский институт животноводства Российской...»

«Сердюк Татьяна Сергеевна ИЗУЧЕНИЕ МЕХАНИЗМОВ НЕСПЕЦИФИЧЕСКОЙ МОДУЛЯЦИИ ВОЗБУДИМОСТИ И ПЛАСТИЧНОСТИ НЕЙРОННЫХ КОЛОНОК СОМАТИЧЕСКОЙ КОРЫ КРЫСЫ 03.03.01. - физиология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Ростов-на-Дону 2010 2 Работа выполнена в Научно-исследовательском институте нейрокибернетики им. А.Б. Когана Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования Южный федеральный...»

«Суворова Ирина Игоревна Активация ATM/ATR-сигнального пути в эмбриональных стволовых клетках после повреждения ДНК 03.03.04 Клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Санкт-Петербург 2014 Работа выполнена в лаборатории молекулярных основ дифференцировки клеток Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института цитологии РАН, Санкт-Петербург Научный руководитель : доктор...»

«Хаертдинов Наиль Назимович ЭФФЕКТЫ И МЕХАНИЗМЫ ДЕЙСТВИЯ СЕРОВОДОРОДА НА СОКРАТИТЕЛЬНУЮ ФУНКЦИЮ МИОКАРДА ЛЯГУШКИ 03.03.01 – физиология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Казань – 2011 Работа выполнена на кафедре физиологии человека и животных федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования Казанский (Приволжский) федеральный университет Федерального агентства по...»

«АЛЕКСЕЕНКО Лариса Леонидовна РЕАКЦИЯ СТВОЛОВЫХ КЛЕТОК ЧЕЛОВЕКА НА ТЕПЛОВОЙ СТРЕСС 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Санкт-Петербург 2014 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институт цитологии Российской академии наук (ИНЦ РАН), Санкт-Петербург Научный руководитель : доктор биологических наук, академик РАН Никольский Николай Николаевич...»

«ФИРСАНОВ Денис Владимирович ДИНАМИКА ОБРАЗОВАНИЯ И ЭЛИМИНАЦИИ ФОСФОРИЛИРОВАННОГО ГИСТОНА Н2АХ В КЛЕТКАХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ ПОСЛЕ РЕНТГЕНОВСКОГО ОБЛУЧЕНИЯ 03.03.04 — Клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Санкт-Петербург 2012 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институт цитологии Российской академии наук Научные руководители: кандидат биологических наук Кропотов...»

«КОЩЕЕВА АННА ВАСИЛЬЕВНА ФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ЛОШАДЕЙ ТРАКЕНЕНСКОЙ ПОРОДЫ РАЗЛИЧНЫХ ПОЛОВОЗРАСТНЫХ ГРУПП ПРИ ВВЕДЕНИИ В РАЦИОН КОНЪЮГИРОВАННЫХ ФОРМ МИКРОЭЛЕМЕНТОВ 03.03.01 – Физиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата биологических наук Москва – 2012 1 Работа выполнена на кафедре физиологии, общей биологии и основ ветеринарии ФГБОУ ВПО Тверская государственная сельскохозяйственная академия Научный руководитель : доктор биологических наук,...»

«КИПРЮШИНА Юлия Олеговна ФАКТОРЫ РОСТА ИЗ СЕМЕЙСТВ ФАКТОРОВ РОСТА ЭНДОТЕЛИЯ СОСУДОВ И ФАКТОРОВ РОСТА ФИБРОБЛАСТОВ, Si-VEGF2 И Si-FGF, И ИХ РЕЦЕПТОРЫ В ОНТОГЕНЕЗЕ МОРСКОГО ЕЖА STRONGYLOCENTROTUS INTERMEDIUS 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук ВЛАДИВОСТОК – 2013 2 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институт биологии моря им. А.В. Жирмунского...»

«ИЛАТОВСКАЯ Дарья Викторовна РОЛЬ АКТИН-СВЯЗЫВАЮЩЕГО БЕЛКА КОРТАКТИНА В РЕГУЛЯЦИИ ЭПИТЕЛИАЛЬНЫХ НАТРИЕВЫХ КАНАЛОВ (ENaC) 03.03.04 — Клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2012 2 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институт цитологии Российской академии наук и Медицинском колледже Висконсина, Милуоки, США Научные руководители: доктор...»

«Никанова Людмила Анатольевна ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРОДУКТОВ ГИДРОБИОНТОВ И ПРИРОДНЫХ КОРМОВЫХ ДОБАВОК В ПРОФИЛАКТИКЕ НАРУШЕНИЙ ОБМЕНА ВЕЩЕСТВ, ПОВЫШЕНИИ РЕЗИСТЕНТНОСТИ ОРГАНИЗМА И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ПРОДУКТИВНОСТЬ СВИНЕЙ 03.01.04 – биохимия 03.03.01 – физиология Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук - п. Дубровицы – 2011 г. Работа выполнена в отделе биохимических и химико-аналитических исследований Государственного научного учреждения...»

«АКИМОЧКИНА ТАТЬЯНА ИВАНОВНА ЦИТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СПЕРМИЕВ ЦЕННЫХ ВИДОВ РЫБ ВОЛГО-КАСПИЙСКОГО БАССЕЙНА И ИХ ИЗМЕНЕНИЕ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ УСЛОВИЙ КРИОКОНСЕРВАЦИИ 03.03.04 – клеточная биология, цитология и гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Астрахань – 2010 1 Работа выполнена на кафедре биотехнологии и биоэкологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Астраханский...»

«ГУМЕРОВА АНИСА АЗАТОВНА ГИСТО- И ЦИТОГЕНЕЗ ПЕЧЕНИ ЧЕЛОВЕКА И КРЫСЫ В ХОДЕ ПРЕНАТАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ И РЕПАРАТИВНОЙ РЕГЕНЕРАЦИИ 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени доктора медицинских наук Казань – 2012 2 Работа выполнена в ГБОУ ВПО Казанский государственный медицинский университет Министерства здравоохранения и социального развития России Научный консультант : доктор медицинских наук, профессор Киясов Андрей...»

«ПОПОВ БОРИС ВАЛЕНТИНОВИЧ КЛЕТОЧНЫЕ МЕХАНИЗМЫ РЕГЕНЕРАТИВНОГО ПОТЕНЦИАЛА МЕЗЕНХИМНЫХ СТВОЛОВЫХ КЛЕТОК, РОЛЬ СЕМЕЙСТВА ПРОДУКТА ГЕНА РЕТИНОБЛАСТОМЫ 03.03.04 — клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени доктора биологических наук Санкт-Петербург 2014 EA Работа выполнена в 1991-2013 гг. в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институт цитологии Российской академии наук, Санкт-Петербург Официальные оппоненты :...»

«ЖУРАВЛЕВ Александр Владимирович МОЛЕКУЛЯРНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ДЕЙСТВИЯ МЕТАБОЛИТОВ КИНУРЕНИНОВОГО ПУТИ ОБМЕНА ТРИПТОФАНА НА ГЛЮТАМАТЕРГИЧЕСКУЮ И ХОЛИНЕРГИЧЕСКУЮ СИСТЕМЫ НЕЙРОТРАНСМИССИИ У МУТАНТОВ ДРОЗОФИЛЫ 03.03.01 — физиология 03.02.07 – генетика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Санкт-Петербург Работа выполнена в лаборатории нейрогенетики Института физиологии им. И. П....»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.