WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

На правах рукописи

Хлопьянов Александр Владимирович

ЛИНГВОПОЭТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

АТРИБУТИВНЫХ СЛОВОСОЧЕТАНИЙ

В ПОЭМАХ А.С. ПУШКИНА

Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2008

Работа выполнена на кафедре русского языка филологического факультета ГОУ ВПО "Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова"

Научный руководитель: кандидат филологических наук доцент Ольга Николаевна Григорьева

Официальные оппоненты: доктор филологических наук Михаил Юрьевич Михеев, ведущий научный сотрудник Научноисследовательского вычислительного центра ГОУ ВПО "Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова" кандидат филологических наук доцент Николай Борисович Самсонов, доцент кафедры современного русского языка факультета русской филологии ГОУ ВПО "Московский государственный областной университет".

Ведущая организация: Учреждение Российской академии наук "Институт русского языка имени В.В.Виноградова"

Защита диссертации состоится «4» июня 2008 года в 14.30 на заседании диссертационного совета Д 501.001.19 при ГОУ ВПО "Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова" по адресу: ГСП-2, Москва, Ленинские горы, МГУ им. М.В.Ломоносова, 1-й учебный корпус, филологический факультет.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке 1-го учебного корпуса ГОУ ВПО "Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова".

Автореферат разослан « 28 » апреля 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета профессор Е.В. Клобуков

Общая характеристика работы

Литературная слава А.С. Пушкина как одного из величайших поэтов мира складывалась во многом благодаря популярности его поэм. Появление каждой новой поэмы, в особенности их стиль и язык, становилось событием в культурной среде первой трети XIX столетия. Самые существенные споры в отечественной критике того периода – о классицизме и романтизме, о литературных заимствованиях и подражаниях, о коммерциализации литературы – разворачивались именно вокруг этих пушкинских произведений; многие из них предопределили судьбу не только жанра поэмы в русской литературе, но и явились началом новой литературной эпохи и во многом послужили формированию русского литературного языка.




Историография науки о языке художественной литературы включает большой перечень работ, посвященных поэтике, стилистике художественного слова. Во всех этих исследованиях, так или иначе, упоминается имя А.С. Пушкина, может быть потому, что эстетические возможности русского слова проявились в его поэзии наиболее ярко.

Рассматривая значение ценностных для социума («валидных») высказываний, О.Г. Ревзина обращает внимание на то, что пушкинские высказывания «формируют национальное мировосприятие и восприятие современных событий, дают название эмоциональным переживаниям человека и ментальным актам. Пушкинские валидные высказывания – это оптимальный выбор языковых форм и эстетический идеал русского языка («чистейшей прелести чистейший образец»), и это стилистика русских вариантов, которые включаются через валидные высказывания в современное языковое сознание»1.

Для нас это наблюдение является особенно ценным, так как в нашем представлении именно атрибутивные словосочетания, входящие в состав подобных высказываний, в значительной степени формируют «эстетический идеал» (ср. гений чистой красоты, наука страсти нежной, чудное мгновенье, унылая пора, ножки милых дам и др.). Настоящая работа посвящена лингвопоэтическому анализу таких сочетаний.

Термин «лингвистическая поэтика» был введен в научный оборот благодаря работам В.П. Григорьева (1974, 1979). Это направление явилось синтезом различных научных подходов к исследованию языка художественной литературы: эстетико-философского, структурно-семиотического, стилистического. Каждый из них, так или иначе, учитывал эстетическое воздействие художественного текста и отдельной единицы этого текста.

Лингвопоэтика свободно проецируется на другие науки – литературоведение, историю, философию, психологию, культурологию, когнитивистику. Каждая Ревзина О.Г. Лингвистика XXI века: на путях к целостности теории языка // Критика и семиотика. – Вып. 7. – Новосибирск, 2004. С. 11-20.

проекция открывает новые возможности в изучении слова в тексте художественных произведений и, в свою очередь, требует синтетического подхода к осознанию эстетических функций слова.

Лингвопоэтические исследования языка художественной литературы представлены тремя основными направлениями. Все они так или иначе связаны с трудами академика В.В. Виноградова, который подчеркивал необходимость изучения художественного произведения в единстве его формальной и содержательной сторон. Первое направление связано с исследованием отдельного художественного текста и выявлением роли формальных языковых элементов в передаче идейно-художественного содержания и создании определенного эстетического эффекта. Именно такой подход отличает работы многих ученых – Р.А. Будагова, Г.О. Винокура, И.Р. Гальперина, В.П. Григорьева, А.И. Ефимова, К.В. Кожевниковой, Б.А. Ларина, А.В. Степанова, Б.В. Томашевского, В.Н. Топорова, Л.В. Щербы.





Целью второго направления является исследование отдельных компонентов текста, их тематико-стилистических характеристик, конкретного художественного приема в том или ином произведении или группе М.Л. Гаспарова, С.К. Гаспаряна, О.Н. Григорьевой, А.К. Жолковского, З.Ю. Петровой, В.А. Плунгяна, М.Ю. Сидоровой, Д.Р. Шакировой, Ю.В. Шинкаренко, Ю.К. Щеглова; исследованиями отечественных филологовгерманистов: И.В. Гюббенет, В.Я. Задорновой, М.Э. Конурбаева, А.А. Липгарта и др.

Третье направление представлено работами, в которых отражен опыт описания идиостилей. Такой подход можно обнаружить в исследованиях Е.В. Красильниковой (о языке И.Бродского), М.Ю. Михеева (о языке А. Платонова), О.Г. Ревзиной (о языке М.Цветаевой), Н.А. Фатеевой (о языке Б. Пастернака).

Вполне очевидно, что все три направления взаимообусловлены.

Приведенное деление, как и любая классификация, весьма условно и, на наш взгляд, в большей степени говорит о научных пристрастиях ученых, а не о принципиальных различиях в подходе к художественному тексту.

Актуальность данной диссертационной работы определяется тем, что некоторые аспекты исследования художественного текста, в частности связанные с выявлением функций составляющих его компонентов, нуждаются в последующем уточнении и развитии. Исследование такого рода может не только внести вклад в развитие теории и практики лингвопоэтического анализа, но и прояснить взаимосвязь лингвистики и литературоведения, тем более что междисциплинарным исследованиям в настоящее время уделяется все больше внимания.

Предметом исследования является поэтический текст как особое художественное пространство, создающее уникальные условия для семантического преобразования единиц языка и приобретения ими эстетической значимости. В работе как самостоятельная система текстов рассматриваются четырнадцать поэм А.С.Пушкина.

Объектом исследования являются три типа атрибутивных словосочетаний, употребляющихся в поэмах А.С.Пушкина: адъективные сочетания, генитивные конструкции и комбинированные атрибутивные сочетания – общим количеством 3799 единиц.

Цель исследования состоит в выявлении структурно-семантических и эстетических свойств атрибутивных словосочетаний в поэмах А.С.Пушкина.

Реализация поставленной цели потребовала решения ряда частных задач:

1. Обобщить существующие в рамках различных школ и направлений достижения в области изучения образных средств языка и на основании этого сформулировать основные положения теоретической концепции эстетической значимости отдельной языковой единицы в художественном 2. Выработать критерии классификации атрибутивных словосочетаний с точки зрения их структуры, взаимосвязи компонентов, реализации в поэтическом тексте их семантических свойств с учетом существующих в лингвистической науке подходов.

3. Сделать полную выборку атрибутивных словосочетаний из четырнадцати поэм А.С.Пушкина.

4. Соотнести полученные результаты с данными «Словаря языка Пушкина».

5. Провести контекстуальный и структурно-семантический анализ атрибутивных словосочетаний в каждой из исследуемых поэм.

6. Проследить динамику употребления атрибутивных словосочетаний в разные периоды творчества А.С. Пушкина.

7. Рассмотреть язык пушкинских поэм, в частности исследуемые в работе эстетически значимые единицы, в поэтическом контексте первой трети Методологической базой предпринятого исследования явилось положение о диалектической связи формальной и содержательной сторон художественного текста, их взаимной обусловленности. Работа основана на трудах выдающихся отечественных и зарубежных филологов, прямо или косвенно связанных с исследованием художественного текста.

Цель и задачи исследования определили необходимость привлечения комплексной методики, использующей приемы лингвостилистического и лингвопоэтического исследования материала. Отбор и анализ атрибутивных словосочетаний осуществлялся на основе их сплошной выборки, выявлялись их функции в составе определенного поэтического текста, а также степень реализации ими эстетического эффекта.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые проведено исследование атрибутивных сочетаний как эстетически значимых элементов поэтического текста. Исследование проводилось с учетом того, что атрибутивные словосочетания различаются по структуре, взаимосвязи компонентов, по степени реализации семантических свойств, характеру синтаксической связи. Язык поэм А.С. Пушкина не рассматривался ранее в данном аспекте.

Теоретическая значимость диссертации заключается в уточнении критериев разграничения атрибутивных словосочетаний на основе категориального подхода, направленного на выявление соотношения предметно-логических и лингвопоэтических свойств текста.

Лингвопоэтический анализ разных типов атрибутивных сочетаний позволил описать ряд условий, необходимых для объективной оценки сравнительной значимости этих языковых единиц.

Практическое значение диссертации определяется необходимостью дидактического осмысления исследуемых вопросов. Преподавание художественной литературы было и остается одной из центральных, важнейших задач классического филологического образования. Эффективность преподавания значительно увеличивается, если оно не сводится к перечислению содержательных, композиционных особенностей текста и классификации употребленных в нем стилистических приемов, а эти особенности и приемы рассматриваются в связи с общим содержанием текста.

Лингвопоэтические исследования помогают понять специфику употребления языковых единиц и их эстетические свойства. Поэтические произведения А.С.Пушкина предоставляют неограниченные возможности для анализа лингвопоэтических свойств атрибутивных словосочетаний. Практические результаты работы могут быть использованы на занятиях по стилистике и лингвопоэтике.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Атрибутивные словосочетания являются особой, эстетически значимой единицей художественного текста, они служат для автора важнейшим средством выражения его видения окружающего мира.

2. Особенности семантики атрибутивных словосочетаний, принадлежность их определенным тематическим полям, целый ряд их структурных особенностей могут служить признаком авторского стиля.

3. Тексты поэм А.С.Пушкина предоставляют уникальный языковой материал, свидетельствующий о доминирующей роли атрибутивных словосочетаний в идиостиле поэта.

4. Атрибутивные сочетания – важнейшая единица поэтического языка, особенно языка поэзии первой трети XIX столетия. История атрибутивных сочетаний является отражением не только истории поэтического языка, но и поэтического сознания.

5. Тексты нового времени оказывают влияние на читательское восприятие поэтических текстов прошлого и, следовательно, на характер их эстетического воздействия.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования нашли отражения в статьях и докладах, сделанных на следующих конференциях: Ломоносовские чтения 2000, Ломоносовские чтения 2007, Международной научной конференции, посвященной 85-летию со дня рождения Н.А.Кондрашова в 2004 г., Международной научно-практической конференции «Традиции и новации в преподавании русского языка как иностранного» в 2006 г. По теме диссертации опубликовано 5 статей.

Структура диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, включающего наименований, и приложения.

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, ее научная новизна и практическая значимость, определяется объект, предмет, цели и задачи исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, характеризуется анализируемый в работе языковой материал и методика его описания.

Глава 1 «Лингвистическая поэтика в контексте научных исследований о языке художественной литературы» посвящена обзору основных направлений исследования художественного текста.

В первом параграфе освещаются основные этапы становления лингвистической поэтики как самостоятельной науки. Словосочетание «лингвистическая поэтика» вошло в научный оборот после работы В.П. Григорьева «О задачах лингвистической поэтики» (1974). Сам термин «поэтика» на протяжении истории своего существования имел разное толкование и использовался для обозначения новых научных направлений, таких как «теоретическая поэтика» (А.А. Потебня), «историческая поэтика»

(А.Н. Веселовский), «научная поэтика» (Г.О. Винокур), «структурная поэтика», «генеративная поэтика» и т.д.

Во втором параграфе представлен обзор важнейших подходов, которые применялись различными научными школами в изучении языка художественной литературы.

В конце XIX – первой половине XX века были написаны многочисленные работы по эстетике и философии слова представителями русской научной школы (Ю.И. Айхенвальд, М.М. Бахтин, Г.О. Винокур, А.Ф. Лосев, А.А. Потебня, Г.Г. Шпет, Л.В. Щерба). Религиозно-философское миросозерцание отражено в работах Ю.И. Айхенвальда – одного из лучших литературных критиков Серебряного века.

Психологический подход к решению проблемы эстетики слова был разработан А.А. Потебней, которого в значительной степени интересовал читатель, процесс восприятия и толкования произведения на основе его внутренней формы (образа, изображения) и внешней формы. Во многих современных психолингвистических исследованиях (В.П. Белянин, Т.М. Дридзе, А.А. Залевская, Ю.А. Сорокин) подчеркивается сложность и многоплановость процессов восприятия и понимания текста, их тесная взаимосвязь. Восприятие и понимание принято рассматривать как две стороны одного явления.

В методологии формальной школы важным было рассмотрение самого искусства как приема, который служит сам себе целью. Там, где прежние исследователи видели сложность мысли, новые увидели игру художественной формы (В.Б. Томашевский, В.М. Жирмунский, Р.О. Якобсон). Основным тезисом структурной поэтики и семиотики, которые органично связаны с формальной школой, является положение о системности художественного текста (и любого семиотического объекта). Важнейшим свойством системности, или структурности, считается иерархичность уровней структуры (М.Л. Гаспаров, Вяч. Вс. Иванов, Ю.М. Лотман, З.Г. Минц, А.М. Пятигорский, О.Г. Ревзина, В.Н. Топоров Б.А. Успенский).

Основатели генеративной поэтики, А.К. Жолковский и Ю.К. Щеглов стремились не к описанию текста, а к моделированию процесса его порождения. Ключевым понятием этой концепции являются «приемы выразительности»: для того, чтобы тема превратилась в текст, она должна пройти через сетку приемов выразительности, обогащаясь и конкретизируясь на каждом шагу2.

В третьем параграфе рассматриваются различные направления лингвопоэтических исследований, в основе которых лежит идея объединения лингвистического и литературоведческого анализа художественного текста.

Создание науки о языке художественной литературы и стилистике связано с именем В.В. Виноградова, который стремился к широкой постановке проблем, когда в круг исследовательских интересов вовлекаются фольклористика, этнография, искусствоведение, социология, история духовной культуры. В своих работах он наметил три направления, по которым в дальнейшем шло развитие русской стилистики: структурная стилистика, стилистика речи и стилистика художественной литературы.

Художественный текст как самостоятельный объект исследования в его целостности и завершенности рассматривается с позиций стилистики текста в трудах И.Р. Гальперина, И.И. Ковтуновой, К.В. Кожевниковой, при этом актуальными для анализа являются как статический, так и динамический аспекты текста. Художественное произведение анализируется и как результат, и как отражение в нем процесса творческой деятельности.

Осмысление художественного текста как сложного знака, выражающего знания писателя о действительности, осуществляется в рамках когнитивного подхода. Художественный текст предстает как отражение индивидуальноавторской картины мира в работах Ю.Д. Апресяна, Н.Д. Арутюновой, Жолковский А.К., Щеглов Ю.К. Работы по поэтике выразительности. – М., 1996.

Анны А. Зализняк, И.М. Кобозевой, М.Ю. Михеева, Ю.С. Степанова, Н.Ф. Фатеевой, Л.О. Чернейко.

Особое место в современном изучении поэтического языка занимает системно-функциональный подход, который представлен в работах О.Г. Ревзиной; основанный на сложном понятии «выразительность», этот метод во многом позволяет прояснить природу эстетического воздействия художественного слова.

М.Ю. Михеев предлагает при толковании ключевых мест текста и его элементов использовать в качестве исходного инструмента анализа «предположение» – то есть «отрезок смысла, способный служить законченным целым при толковании отдельного места текста и представляющий собой стандартный языковой оборот. Каждое используемое предположение соответствует, как правило, какому-то уже имеющемуся в языке словосочетанию или синтаксической конструкции, организующей вокруг себя смысл данного места3.

Исследование языка произведений словесно-художественного творчества, в особенности поэтического языка, требует постоянного поиска новых подходов и методов, многообразие которых объясняется сложностью изучаемого объекта.

В Главе 2 «Атрибутивные словосочетания и критерии их разграничения» приведен обзор основных подходов к классификации атрибутивных словосочетаний и предлагается своя классификация, на основе которой осуществлялся отбор языкового материала.

В первом параграфе рассматривается словосочетание, его отличие от других языковых единиц, его виды и функционально-стилистические свойства в работах Ф.Ф. Фортунатова, А.М. Пешковского, А.А. Шахматова, М.Н. Петерсона, В.В. Виноградова, Н.Ю. Шведовой, И.И. Ковтуновой, Л. Блумфилда, Ф. де Соссюра и других ученых.

Второй параграф посвящен рассмотрению различных походов к изучению словосочетания. В классических исследованиях был намечен грамматический подход в изучении словосочетаний (М.В. Ломоносов, А.Х. Востоков, В.В. Виноградов, М.Н. Петерсон, А.М. Пешковский, Ф.Ф. Фортунатов, А.А. Шахматов и др.). В дальнейшем словосочетания интерпретировались в русле синтаксического подхода. В работах отечественных лингвистов представлен, главным образом, структурносинтаксический подход к описанию словосочетаний (М.В. Всеволодова, Б.Н. Головин, О.А. Ермакова, Л.Ю. Максимов и др.). В этих исследованиях изучается грамматическая природа словосочетаний, определяются закономерности взаимодействия компонентов не только на уровне словосочетания, но и в строе предложения.

Михеев М.Ю. Описание художественного мира Андрея Платонова по данным языка:

Автореф. дис. … д-ра. филол. наук. – М., 2004 – С.5.

Идеи академика В.В. Виноградова получили развитие в учении В.А. Белошапковой о формальной и смысловой организации словосочетания, Словосочетание «строится по определенной структурной схеме, представляющей собой отвлеченный образец словосочетания минимальной конструкции, по которому оформляются многочисленные словосочетания с разным лексическим наполнением главного и зависимого компонентов»4.

В работах Г.А. Золотовой представлен коммуникативно-смысловой подход к исследованию словосочетаний: «Изучение синтаксических форм слова, синтаксем, показало, что роль “строительного материала” для предложения принадлежит по праву синтаксемам, а не словосочетаниям.

Словосочетания не что иное как распространенные синтаксемы, или соединения синтаксем»5.

В рамках лексико-фразеологического подхода выделяются три направления: логико-семантический, лексико-семантический и фразеологический. Логико-семантический подход базируется на факте возможности/невозможности существования во внеязыковой действительности реалий, обозначенных номинациями словосочетаний, и касается взаимоотношений между логической и грамматической правильностью речи (Ш. Балли, Е. Гуссерль, Б. Смит, Х. Штейнталь). При лексико-семантическом подходе основное внимание исследователей сконцентрировано на характере взаимоотношений значений компонентов словосочетаний и создании множества различных лексико-семантических, тематических, функциональных и иных классификаций атрибутивных сочетаний в целом (Ю.Д. Апресян, О.С. Ахманова, Е.М. Вольф, А.К. Жолковский, В.А. Звегинцев, И.А. Мельчук, А.Н. Шрамм и др.) В третьем параграфе дается характеристика словосочетаний, компоненты которых находятся в атрибутивных отношениях. Отличительной чертой атрибутивных словосочетаний является тесная связь между его составляющими. С помощью определения, фиксирующего некоторую характеристику объекта, осуществляется объединение отдельных объектов в единый класс (процесс категоризации), а с другой стороны, происходит деление множества однородных объектов на подмножества (процесс классификации).

Источниками формирования семантики словосочетания являются грамматические особенности его компонентов. Синтаксической моделью, чаще всего употребляемой для выражения атрибутивных отношений, является модель «прилагательное + существительное». Это свидетельствует о том, что прилагательное, являясь одной из самых древних по употребительности в атрибутивной функции частей речи, по-прежнему занимает ведущее место в системе средств выражения атрибутивных отношений. Прилагательное как Белошапкова В.А., Брызгунова Е.А., Земская Е.А. и др. Современный русский язык / Под ред. В.А.Белошапковой.– М., 1999. – С. 674.

Золотова Г.А., Онипенко Н.К., Сидорова М.Ю. Коммуникативная грамматика русского языка, М., 1998. – С. 53.

часть речи характеризуется общим категориальным значением качества, свойства, признака.

Помимо модели «прилагательное + существительное» существуют другие формы выражения атрибутивных отношений. В функции определения могут выступать причастия, местоимения, числительные, существительные наречия и инфинитив.

Актуальным является вопрос о самой атрибутивности, поскольку это понятие семантическое. А.А. Шахматов рассматривал атрибутивные отношения в рамках классификации членов предложения как определение6. Л.Д. Чеснокова разделяет взгляды академика А.А. Шахматова, рассматривая значение синтаксических отношений как содержательную сторону членов предложения7.

Сложность квалификации атрибутивных словосочетаний состоит в том, что их модели весьма разнообразны, и зачастую понятие атрибутивности сводится лишь к определительности; другая позиция не закрепляет атрибутивные отношения только за определениями. В результате возникают термины типа «атрибутивное дополнение» (И.П. Распопов). Психолингвистические исследования дали новый взгляд на теорию сочетаемости существительных с прилагательными в том смысле, что обратили внимание на человека как носителя языка и культуры, в чьем сознании живет, по А.М. Пешковскому, «стойкая форма словосочетания»8. Среди работ этого направления наиболее значимы исследования А.Н. Брудного, Т.М. Дридзе, А.А. Залевской, А.А. Леонтьева, А.Р. Лурии, Г.С. Щура.

И.И. Ковтунова выделяет атрибутивные и субстантивные словосочетания, понимая под первыми конструкции типа «прилагательное + существительное», под вторыми – «существительное + существительное», и приходит к заключению, что в атрибутивных словосочетаниях более сильное ударение падает на имя существительное: белые лилии, на зеленых блюдах, слабый свет и т.д., а в субстантивных словосочетаниях «более сильное ударение несет на себе зависимая предложно-падежная словоформа: приклад ружья, загон для скота, куча листьев, вдоль берега реки»9.

Согласно коммуникативному подходу в изучении атрибутивных словосочетаний, предложенному М.Ю. Сидоровой, «прилагательное, относясь к существительному любого категориально-семантического типа, может выражать признак другого носителя, названного в предложении, чем создается сложное взаимодействие значений двух существительных и прилагательного, обогащающее смысловую структуру текста»10.

Шахматов А.А. Синтаксис русского языка. – М., Чеснокова Л.Д. Связи слов в современном русском языке. – М., 1980.

Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. – М., 2001.

Ковтунова И.И. Современный русский язык. Порядок слов и актуальное членение. – М., 2002. – С. 100.

Золотова Г.А., Онипенко Н.К., Сидорова М.Ю. Коммуникативная грамматика русского языка, М., 1998. – С. 88.

В четвертом параграфе рассматривается лингвокогнитивный подход к исследованию атрибутивных словосочетаний, который сложился во второй половине 1970-х годов и представляет собой исследование «процессов, связанных с получением, обработкой, хранением и использованием, организацией и накоплением структур знания, а также с формированием этих структур в мозгу человека»11.

В исследованиях лингвокультурологического характера фиксируется уникальность анализируемых единиц, способных либо репрезентировать лингвокультурные концепты, либо являться компонентами других концептов.

Некоторые из этих сочетаний хранятся в индивидуальном и коллективном языковом сознании в целостном виде, и поэтому только в единстве прилагательного и существительного возможна правильная интерпретация создаваемого и воспроизводимого образа (константы - родная земля, ментальные миры, тайная власть, гражданское общество, харизматическая личность, прецедентные имена – волшебная палочка, гадкий утенок, живая вода, золотая рыбка; прецедентные тексты – «Аленький цветочек», «Золотой ключик», «Красная шапочка»12.

Пятый параграф посвящен рассмотрению атрибутивных конструкций, которые являются предметом настоящего исследования. Они классифицируются по двум признакам: характеру атрибутивной части (прилагательное или родительный падеж без предлога) и количественному составу (двучленные или многочленные). Таким образом, мы можем говорить об адъективных простых и сложных словосочетаниях, генитивных простых и сложных конструкциях и комбинированных атрибутивных словосочетаниях, являющихся соединением первых и последних. Степень спаянности элементов словосочетания имеет значение только в связи с его специальной функцией в конкретном поэтическом тексте.

Сочетания имен существительных с именами прилагательными, известные в лингвистической литературе как адъективные словосочетания, представляют собой одну из самых продуктивных и регулярных атрибутивных конструкций в поэмах А.С.Пушкина. Многие признают уникальность сочетаний существительных с прилагательными как единиц, обладающих особым, промежуточным статусом, связанным с формальной расчленностью состава и одновременной синтетичностью значений (В.В. Виноградов, И.И. Ковтунова, Н.В. Юдина).

Генитивные конструкции с атрибутивным значением привлекают внимание тем, что в качестве определения одной субстанции выступает другая.

Такие словосочетания разнообразны и выражают различные оттенки смысловых отношений. Распространение имени существительного – главного Кубрякова Е.С. Начальные этапы становления когнитивизма: лингвистика – психология – когнитивная наука // Вопросы языкознания. – 1994. – №4. C. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. – М., 1997.

компонента словосочетания – именами существительными в родительном падеже и в косвенных падежах с различными предлогами представляет собой живой, продуктивный способ синтаксического сочетания слов для выражения определительных отношений в русском языке. Такие словосочетания обычно выражают отношение принадлежности или владения: лицо женщины, дневники Пришвина, дом отца и т.д. В присубстантивном употреблении семантическое своеобразие родительного падежа раскрывается наиболее полно. Р. Якобсон обращает внимание на то, что это «единственный падеж, который может быть подчинен чистому, то есть свободному от каких-либо оттенков глагольного значения, существительному. В связи с этим мы считаем, что присубстантивное употребление родительного является типичнейшим выражением этого падежа» Термин комбинированные словосочетания используется Н.Ю. Шведовой в «Грамматике-70» по отношению к словосочетаниям, которые образованы на основе связей, исходящих от разных стержневых слов, и являются структурно неразложимыми (судья республиканской категории, револьвер марки Смита). При обращении к поэмам А.С. Пушкина внимание привлекают атрибутивные словосочетания, состоящие из нескольких (двух, трех, четырех) компонентов, например, волн осенний хлад, в часы досугов золотых, свадьбы день ужасный. Такие конструкции являются соединением двух атрибутивных словосочетаний (адъективного сочетания и генитивной конструкции) и могут быть разделены формально на отдельные составляющие единицы – осенний хлад и хлад волн; в часы досуга и золотой досуг; день свадьбы и ужасный день. Каждое из разделенных словосочетаний вполне может существовать в языке (и существует), тем не менее, часто при таком разъятии составных компонентов нарушается тонкое именование того или иного явления, ощущения, реалии художественного мира поэмы. Эти сочетания различаются по характеру синтаксической связи между компонентами, по позиции составляющих их грамматических форм: нормативной (толпа могучих сыновей; наслажденья дикой неги) или стилистически отмеченной, когда атрибут может оказаться в препозиции (волн осенний хлад) или в смешанном препозитивно-постпозитивном положении (свадьбы день ужасный; часы досугов золотых). Эту группу разнородных сочетаний нельзя определить с помощью какого-то общепринятого термина, но поскольку между ними наличествует уже отмеченное формальное и содержательное сходство, в работе вводится понятие «комбинированных атрибутивных словосочетаний», независимо от того, исходит ли связь от одного слова или от разных слов.

Среди этих единиц существуют и структурно неразложимые сочетания, и формально свободные. Существенным показателем будет то, является ли такое атрибутивное словосочетание неделимой единицей эстетической информации.

Якобсон Р.О. Избранные работы. – М., 1985. – С. 49.

В Главе 3 «Лингвопоэтическая функция атрибутивных словосочетаний в поэмах А.С.Пушкина» проводится лингвопоэтический анализ атрибутивных словосочетаний в поэмах Пушкина «Руслан и Людмила», «Кавказский пленник», «Бахчисарайский фонтан», «Братья-разбойники», «Цыганы», «Полтава», «Медный всадник».

В первом параграфе поэмы Пушкина рассмотрены в восприятии их современниками поэта и широком контексте русской культуры XIX и XX веков.

Во втором параграфе приводятся критерии лингвопоэтического анализа текстов пушкинских поэм. При исследовании атрибутивных словосочетаний в работе учитываются такие признаки, как коннотативность, клишированность, идиоматичность, культурологическая и историческая обусловленность.

Под коннотативностью понимается наличие у слова дополнительного компонента значения, который выражает субъективную оценку выраженного в слове понятия. Коннотативное значение, наряду с денотативным, является важным элементом художественного произведения.

Вопрос о клишированности употребляемых Пушкиным атрибутивных словосочетаний может вставать не в общеязыковом, а лишь в индивидуальноавторском плане, когда использование элементов, реализующих функцию воздействия, утрачивает яркость, а само атрибутивное словосочетание становится поэтическим клише.

Лингвопоэтический анализ использованных Пушкиным словосочетаний включает определение статуса их идиоматичности.

Признак культурологической и исторической обусловленности употребления атрибутивных словосочетаний имеет экстралингвистическую природу, поэтому возникает необходимость выходить за пределы языковой материи и обращаться не только к особенностям национальной культуры, но и к общечеловеческой психологии. Маркированность словосочетания по этому признаку не всегда совпадает с его лингвопоэтической значимостью.

В третьем параграфе детальному лингвопоэтическому анализу подвергаются атрибутивные словосочетания в поэме «Руслан и Людмила», в которой они выполняют ряд важных с художественной точки зрения функций.

Во-первых, атрибутивные словосочетания помогают автору в создании особого былинно-сказочного колорита поэмы и вносят исторический компонент в общую атмосферу произведения. Во-вторых, атрибутивные словосочетания различных типов являются важнейшим средством создания речевых портретов героев поэмы (например, старца финна, Мертвой головы), подчеркивают их отличие от авторского повествовательного фона. Одной из наиболее важных особенностей атрибутивных единиц в поэме является их роль в формировании образа автора, а также в выражении авторской оценки в произведении. Образ автора начинает проявляться уже в первых строках поэмы, в «Посвящении», которое, как обязательный элемент романтической поэмы в «Руслане и Людмиле» носит предельно обобщенный характер, в отличие, например, от посвящений в поэме В.А. Жуковского «Двенадцать спящих дев». На основе перифрастических оборотов, включающих атрибутивные словосочетания, возникают развернутые сравнения, которые объединяют авторские отступления с сюжетом самой поэмы. Атрибутивные словосочетания, входящие в состав отступлений, являются также выражением авторской самоиронии. В Посвящении они принципиально отличаются от соответствующих единиц, встречаемых, например, в речи финна или Мертвой головы. Перифрастическое выражение души моей царицы, выраженное генитивной конструкцией, в авторской речи получает своеобразную расшифровку (красавицы).

Компоненты, составляющие данную конструкцию, получают интересное осмысление именно при сочетании. Комбинированное атрибутивное словосочетание души моей царицы в поэтическом контексте 1810-х гг. может являться поэтическим клише, одним из заимствованных «символов фразеологии».14 Так, например, Жуковский называет А.А. Воейкову, адресата поэмы «Двенадцать спящих дев», сердец очарованьем. Использование Пушкиным данной генитивной конструкции не просто подражание образцам, но осознанно обыгрываемый элемент текста, своего рода удачная пародия на ориентальный стиль.

Четвертый параграф посвящен лингвопоэтическому анализу «южных поэм». В «Кавказском пленнике» Пушкин использует созданные Батюшковым, но детально не разработанные им приемы. Речевой портрет молодой горянки содержит атрибутивные словосочетания, которые представляют собой готовые романтические (элегические) формулы: взор унылый, в тишине ночной, жребий готовый.

Языковая организация первой части поэмы сводится к тому, что автор, наряду с другими средствами, широко применяет образные атрибутивные словосочетания, при помощи которых, словно аккуратными мазками, вырисовывает картину жизни пленника до его попадания в плен:

В этих описаниях разворачивается целый спектр различных мотивов, представленных с различной степенью яркости, плавно, незаметно переходящих один в другой. Сложные атрибутивные словосочетания, разложимые на компоненты с позиции формального синтаксиса, отражают О «символах фразеологии» писал В.В.Виноградов в работе «Стиль Пушкина» (1941).

сложные (неделимые) поэтические образы, переплетение которых и передает авторский замысел. Внимание читателя привлечет словосочетание жертвою привычной по двум причинам. Во-первых, состоящее из стилистически нейтральных компонентов, оно приобретает контекстуальную коннотацию и, в рамках данного отрывка, становится перифрастическим эквивалентом именования героя поэмы. Во-вторых, данное словосочетание входит в состав сложной генитивной контрукции, в которой занимает позицию главного члена, атрибутом к которому выступают три коннотативных атрибутивных словосочетания: жертвою привычной презренной суеты, неприязни двуязычной, простодушной клеветы.

В «Кавказском пленнике» понятия «плен», «тоска» и «скука» получают самое неожиданное толкование: эти понятия в большей степени связаны с образом юной черкешенки, с ее неразделенной любовью, с ее грустью, в то время как сам герой предстает перед читателем пленником своего равнодушия, уснувшим бесчувственной душой.

В этом ряду вызывает интерес генитивная конструкция царь души моей.

Мы уже встречали подобную формулу в поэме «Руслан и Людмила», в Посвящении: души моей царицы. Не вызывает сомнения, что это словосочетание – особого рода: его использование в поэтическом, романтическом контексте привлекает внимание тем, что отсылает читателя к известному стихотворению Г.Р. Державина «Бог», в котором встречается генитивная конструкция душа души моей и царь. Пушкин по-разному обыгрывает эти слова в двух поэмах: в «Руслане и Людмиле» использование ориентального стиля сопряжено с ироническим отношением молодого лицеиста к работам его наставников, в «Кавказском пленнике» употребление его лишено какого-либо иронического подтекста, гармонично вписывается в общее романтическое звучание речи героини и отражает в определенной степени «восточный» характер молодой черкешенки.

Особое значение в поэме «Бахчисарайский фонтан» имеют два женских образа – Марии и Заремы. В этих образах противопоставлены два типа любви, отражено противоречие между духовным идеалом Мадонны и языческой страстью, в то время как образ хана Гирея, заведомо статичный, по замыслу Пушкина не получает в поэме полноценного развития. Противопоставление Марии и Заремы в «Бахчисарайском фонтане» повторяет отношение Гюльнары и Медоры в «Корсаре» Байрона. Так, Марию, в отличие от Заремы, характеризует не враждебность к «миру» и «страстям», а гармония: движенья стройные, живые и очи томно-голубые. Прилагательное томный несколько раз встречается в тексте поэмы и приобретает различные оттенки значения в зависимости от определяемого слова: в описании Тавриды (луна... сиянье томное наводит; И тихий вздох, и ропот томный) оно характеризует поведение гарема хана Гирея. Здесь эпитет томный можно толковать как «преисполненный сладкого томления, устало-нежный», а сами словосочетания, в которые он входит, приобретают определенную степень клишированности (ср. И между тем луна сияла / И томным светом озаряла / Татьяны бледные красы («Евгений Онегин», гл.3:ХХ).

Тем интереснее становится употребление этого эпитета при описании Марии в плену во дворце Гирея при появлении Заремы:

В приведенном отрывке прилагательное томный приобретает иное, устаревшее значение – «ослабевший, изнуренный»15. В данном контексте употребление этого слова отражает столкновение двух состояний героини – счастливая жизнь с отцом и плен хана Гирея. Во сне Мария возвращалась к мыслям о счастливом детстве, и приятные воспоминания вызывали улыбку, пробивавшуюся сквозь невысохшие слезы (причиной этому было ее заточение), а последующее сравнение ее заплаканного лица с цветком, отягощенным влагой, а улыбки – с лунным светом и следующие один за другим глаголы озарялись, озаряет возвращают взгляд читателя к атрибутивному словосочетанию девственный сон.

Как и в «Кавказском пленнике», в «Братьях разбойниках» дается обязательная для романтической поэмы мотивировка бегства и отчуждения, но автором изначально задается более сниженный тон. Вместо неприязни двуязычной, презренной суеты, простодушной клеветы, побудивших пленника к бегству, в данной поэме приводятся иные причины: нужды глас и горькое презренье. Метафоризация данных выражений происходит уже на общеязыковом уровне, возникают своего рода стершиеся метафоры, которые употребляются, как писал Ю.В. Манн, «в самом прямом, материальном смысле»16.

Пятый параграф представляет собой лингвопоэтический анализ поэмы «Полтава», в тексте которой представляется возможным выделение трех языковых пластов: эпического, лирико-романтического и церковнославянского.

В основе произведения лежит эпическая языковая стихия, выражающая нейтральную, объективную (безоценочную) позицию автора в отношении героев.

Коннотативность некоторых атрибутивных словосочетаний, характерных для данной языкового пласта, например, долгогривыми конями, объясняется коннотацией, присущей определению долгогривый, его отнесенностью к народно-поэтическому дискурсу. Обращает на себя внимание интересный авторский прием использования атрибутивных словосочетаний прямой Виноградов В.В. История слов. – М., 1994.

Манн Ю.В. Русская литература XIX века. Эпоха романтизма. – М., 2001. – С. 61.

номинации при создании обобщенной картины природы: вечерней, утренней порой / На берегу реки родной, / В тени украинских черешен. Яркие пейзажные элементы позволяют читателю дорисовать картину самостоятельно, при этом замечательно сохраняется местный колорит. Этот прием Пушкин использует и в ранних «южных» поэмах, и в «Цыганах».

Церковнославянская стихия находит свое применение в создании особого драматического фона повествования, придании поэме летописного стиля.

Церковнославянская символика, по мнению В.В.Виноградова, «устанавливает идеологический критерий, риторические нормы оценки и освещения лиц и событий»17. Элементы церковнославянского языка встречаются практически во всех ранних поэмах Пушкина, что объясняется их глубоким проникновением в общепоэтический язык. Иное дело, когда церковнославянизмы не осмысливаются как единственно возможное средство выражения, а становятся членами оппозиции «мирское – духовное», «лирическое – эпическое», что свидетельствует о серьезных изменениях, произошедших в поэтическом мышлении Пушкина к концу 1820-х гг.

Интересно отношение Пушкина к употреблению прилагательного святой.

Выражение святая кровь и тело, встречаемое в «Полтаве», является неделимым, поскольку представляет собой христианский символ и используется в данном контексте в этом значении. Поэт использует его и в значении «дорогой, заветный»: в любовной лирике – святой залог любви.

Сравнение Она свежа, как вешний цвет, / взлелеянный в тени дубравной включает клишированные словосочетания вешний цвет и в тени дубравной, характерные для поэзии начала XIX века, что способствует восприятию образа Марии в традиционном романтическом ключе (ср. Он на столбе, как вешний цвет, / убитый хладом предо мной. В.А.Жуковский, перевод «Шильонского узника» Байрона). Соединение образов вешнего цвета и дубравы оказывается не просто случайным совпадением, природа у Пушкина обладает особым характером: так, тень или шум дубравы может нести в себе идеальное начало – мир, в котором Мария воспитана именно такой, а также может быть романтическим символом стихийной свободы, как, например, в «Братьях разбойниках». Пушкин подчеркивает неоднозначность образа Марии, в которой сочетается романтическая легкость и страсть, в чем можно убедиться, обратившись к следующему примеру:

Словосочетание с неженскою душою, которое объясняет характер героини, требует определенного культурологического комментария.

Основными качествами женщины в русской культуре являются красота, нежность, ранимость, великодушие, то есть качества, которые соотносятся со Виноградов В.В. Язык Пушкина. – М., 2000. – С. 154.

словом душа и широко используются в художественном тексте. Воспитание и народные традиции также могут объяснять характер женской души: то, что свойственно одному народу, может отсутствовать в культуре другого. Так, женщине в русской культуре XIX века приписывалось терпение и покорность судьбе, а то, что противоречило этим качествам, трактовалось как «неженское»

(ср. Но жёны гор не с женскою душою! / За поцелуем вслед звучит кинжал, / Отпрянул русский – захрипел – и пал! М.Ю. Лермонтов «Измаил-Бей»).

Многие детали в обрисовке образа Петра в «Полтаве» сближают пушкинскую поэму с эпопеями поэтов классической школы, что становится очевидным при сопоставлении «Полтавы» с текстами поэм о Петре I традициями классицизма связывают пушкинскую поэму нередкие в ней эпитеты в грамматической форме приложения:

Отдельными штрихами пушкинское описание психологии бегущего Мазепы напоминает «Петриады»: Куда бежал от угрызений змеиной совести своей; сон Мазепы смутен был (ср. Бежит злодея сладкий сон — Сладковский); в нем мрачный дух не знал покоя, (ср. Сидел он мрачен и угрюм;

ученьем скорби безотрадной пронзаясь до души своей — Шихматов). Но в целом психология Мазепы дана у Пушкина иначе: как естественные в данных условиях переживания. Это свидетельствует о чертах реализма в изображении внутреннего состояния героев поэмы.

Арибутивные словосочетания в поэме «Полтава» участвуют в формировании трех языковых пластов, которые переплетаются в тексте произведения и помогают более ярко очертить образы главных героев поэмы, показать их внутренние переживания.

В шестом параграфе проводится лингвопоэтический анализ поэмы «Медный всадник». Само заглавие поэмы «Медный всадник» представляет собой атрибутивное словосочетание. В тексте поэмы встречаются его структурные и семантические модификации: кумир на бронзовом коне; кумир с простертою рукою сидел на бронзовом коне; возвышался во мраке медною главой; за ним несется Всадник Медный; за ним повсюду Всадник Медный.

Отдаленная связь обнаруживается и со словосочетанием сиянье шапок медных.

Медь в высокой поэтической традиции пушкинского времени является синонимом вечности и славы, бронза же по отношению к нему выступает как нейтральный синоним. Важным источником высоких ассоциаций, связанных с медью, была для русских поэтов Библия.

Имеются в виду поэмы «Петр Великий» Р.Сладковского, «Петриада» А.Н.Грузинцова, «Петр Великий» С.А. Ширинского-Шихматова.

Исследователи высказывают мысль о том, что медная глава Петра — намек на его медный лоб. Само выражение медный лоб является калькой с французского front d’airain. Следует отметить, что в Библии, В Ветхом завете, в Книге пророка Исайи так сказано о язычниках, об идолопоклонниках (гл. 48, ст. 4): «Я знал, что ты упорен, и что в шее твоей жилы железные, и лоб твой – медный». Значение этого выражения – «ограниченный, упрямый человек», и знание этого не может не оказывать влияния на восприятие словосочетания «медная глава», даже если мы исключим возможность метонимического переноса.

В составе атрибутивных словосочетаний в «Медном всаднике» крайне редко встречаются церковнославянизмы при сохранении общего торжественного звучания поэмы, которое реализуется, прежде всего, на синтаксическом уровне (инверсия, повтор, сложные синтаксические конструкции, риторические фигуры)19. В тех редких случаях, когда церковнославянская лексика входит в состав атрибутивных словосочетаний, обнаруживается стремление Пушкина выразить противоречивую авторскую позицию в отношении Петербурга – одическое восхваление города и реалистическое изображение повседневной жизни, их употребление сосредоточено главным образом во Вступлении к поэме, которое открывает описание Петербурга в поэме. Церковнославянизмы, входящие в состав атрибутивных словосочетаний, настраивают читателя на восторженное отношение к городу; метафорические перифразы юный град, полнощных стран краса и диво держат читателя «на почтительном расстоянии» от Петербурга, поскольку имя его пока не названо. Интересно употребление эпитета полнощный, который дважды встречается в поэме.

Полуночными во времена поэта называли северные страны, а полуденными, по аналогии, – края южные. Например, по отношению к злодею Черномору, герою поэмы «Руслан и Людмила» Пушкин употребляет перифрастическое атрибутивное сочетание полнощных обитатель гор. В стихотворении «Погасло дневное светило…» встречаем:

Слова эти относятся к традиционно-поэтической лексике и сейчас воспринимаются как устаревшие. Таким образом, в словосочетаниях полнощных стран краса и диво и полнощная царица прилагательное полнощный является стилистически возвышенным синонимом к слову северный.

При рассмотрении контекстуального окружения первого словосочетания читатель легко обнаружит его связь с развернутым сравнением, заканчивающим третью условную строфу Вступления:

О порядке слов и его стилистических вариациях см. И.И. Ковтунова Поэтический синтаксис. – М., 1986.

Употребление стилистически отмеченного прилагательного полнощный в первом примере выполняет ряд важных функций: во-первых, является элементом одического стиля Вступления в целом, во-вторых, эксплицирует метонимическое значение словосочетания юный град и, в-третьих, являясь еще одним определением к слову град, формирует смысловую оппозицию со словосочетанием старая Москва (новый – старый vs юный – старый). Эта оппозиция получает развитие в противопоставлении новая царица – порфироносная вдова.

Здесь мы наблюдаем переплетение двух языковых стихий.

Церковнославянское град представляется современникам Пушкина символом допетровской эпохи, в первой трети XIX века это слово воспринимается как поэтическое. Определение юный к слову град вызывает ряд ассоциаций, связанных с историческими реалиями: Петру I к моменту основания города был 31 год (для царя возраст юный). Образ молодого и дерзкого правителя, который поднял город из тьмы лесов, из топи блат, на наш взгляд, соотносится с образом молодого города. В данном случае словосочетание юный град олицетворяет черты характера самого Петра. Прослеживается также связь с памятником Фальконе – вознесся пышно, горделиво. Среди художественных приемов наиболее часто употребляемым в «Медном всаднике» является олицетворение, одним из примеров которого служит рассмотренная перифраза юный град. Она словно открывает целый ряд атрибутивных словосочетаний, связанных с образом «ожившего» Петербурга.

Инверсия в комбинированном атрибутивном словосочетании задумчивых ночей прозрачный сумрак и расположение его в двух разных строках расставляют дополнительные смысловые ударения на обеих частях сочетания, что, с одной стороны, позволяет сделать паузу при чтении и осмыслить первый возникший образ (задумчивых ночей), с другой стороны, создает «эстетическое напряжение», настраивает читателя на продолжение фразы – поиск определяемого (прозрачный сумрак), поскольку форма родительного падежа (ночей) предполагает атрибутивное значение в генитивной конструкции: в нашем случае сумрак ночей (ср. ночной сумрак). С формальной точки зрения прозрачный сумрак выступает в качестве центральной части комбинированного атрибутивного словосочетания, с лингвопоэтической позиции – перед нами соединение двух пейзажных образов в единое целое, где выделение главных и зависимых компонентов затруднительно. Этот целостный образ не мог остаться без авторского комментария (Когда я в комнате моей пишу, читаю без лампады). Пушкин любит сопровождать поэтические образы своего рода разъяснениями, которые мы наблюдали и в ранних поэмах. Такой комментарий не только не приводит к «упрощению» образа, но способствует развитию новых ассоциаций: задумчивая ночь становится верным спутником автора, временем, когда поэту является муза, а в прозрачном сумраке рождается поэтическое вдохновение.

По сходной модели строится атрибутивное словосочетание зимы жестокой недвижный воздух и мороз. Здесь мы находим двойную инверсию, что позволяет сконцентрировать внимание читателя на атрибуте жестокий, значение которого переосмысливается как в самом словосочетании, так и благодаря более широкому контексту. Присущее этому прилагательному значение «безжалостный, беспощадный» в данном случае совмещается с другим его значением – «очень сильный, выходящий за пределы обычного» (ср.

жестокий мороз). Семантически это прилагательное согласуется и с первой, и со второй частью словосочетания, что является своего рода метонимическим выносом определения. Так рождается удивительный поэтический образ. При осмыслении этих строк возникает ощущение сменяющихся состояний, переживаемых читателем: трепетное, торжественное замирание и освобождение от оцепенения при чтении следующих строк поэмы (Бег санок вдоль Невы широкой, / Девичьи лица ярче роз). Этот эффект объясняется именно языковой организацией текста. Несмотря на то, что в отрывке из Вступления «Люблю тебя, Петра творенье…» повествование необычайно динамично, приведенные комбинированные атрибутивные словосочетания из-за своей сложной конструкции требуют сравнительно медленного прочтения.

Прилагательное бледный, встречаемое в различных контекстах, безусловно, содержит общий компонент лексического значения – «лишенный чего-либо», но в приведенных атрибутивных словосочетаниях его семантика различна: бледный – «лишенный интенсивной окраски», бледный – «не имеющий румянца», бледный – «жалкий». На лингвопоэтическом уровне, как нам представляется, можно говорить об их тождестве, иными словами, о реализации в этих словосочетаниях единого поэтического замысла.

Употребление эпитета бледный характеризует отношение к Петербургу и его жителям автора, который смотрит на город глазами своего героя – бедного чиновника Евгения. Петербург предстает перед читателем не тем юным цветущим градом, который мы видели во Вступлении, а городом-призраком, бледным и трепетным городом, отражением в воде, с которым играючи справляется разбушевавшаяся Нева. Выше мы определили ряд значений прилагательного бледный, но его употребление в поэме подсказывает еще и значения «болезненный», «охваченный страхом», которые связаны с состоянием Евгения (страшно бледный Евгений). С этим соотносятся и построенное на олицетворении словосочетание усталых, бледных туч.

Бледность Евгения объясняется и его волнением за Парашу, и усталостью, но не от стихии (от нее страдает бледная нищета), а от его жалкого («бледного») существования в Петербурге. Кстати, по этому признаку происходит сближение словосочетаний бледная нищета и бледный Евгений. Болезненное восприятие Евгением статуи Петра также происходит, когда Медный всадник озарен луною бледной – здесь важна не столько луна, сколько тусклый, «болезненный» свет, исходящий от нее. Это словосочетание можно сопоставить с рассмотренными выше задумчивых ночей прозрачный сумрак и блеск безлунный, которые имеют положительную эмоциональную окраску.

Словосочетание бледный день в первом из приведенных примеров также включается в рассматриваемые ассоциативные ряды «болезненность» и «страх». Бледный день наступает после ненастной ночи, явившейся предсказанием неминуемой беды. Такое толкование является метафорическим, оно существует наряду с основным значением – «неясный, пасмурный».

Образ Петербурга, вознесшегося из топи блат, подобен и родственен образу воды, о чем свидетельствует употребление общего эпитета пустынный.

Пустынные волны Невы повторяются в пустынных улицах Петербурга и пустынном острове, последнем прибежище Евгения, и пустой площади, где перед ним оживает Медный Всадник. Прилагательное пустынный, как и пустой, характеризует мир Евгения, его одиночество после гибели возлюбленной; оживленная столица предстает в сознании героя пустынным городом. Особенно интересным нам кажется употребление прилагательного пустой в следующем контексте:

Выражения сон пустой и насмешка неба над землей представляют собой реакцию Евгения, к которому постепенно приходит осознание происходящего:

он не хочет верить в гибель своей возлюбленной, в нем еще теплится надежда.

До этого момента Евгений жил только мечтами, которые выдавал за реальность, строил планы вплоть до совместной кончины с воображаемой супругой в один день, и вдруг он понимает, что жизнь – сон пустой, насмешка неба над землей. Если раньше Евгений только жаловался на судьбу, на свое бедственное положение (что мог бы бог ему прибавить ума и денег), то с этого момента в герое зарождаются дерзкие мысли. Метафорическое осмысление неба и земли помогают Пушкину в создании отвлеченного плана содержания:

«небо» понимается как «Бог», «судьба», а «земля» ассоциируется со всеми земными, но только Евгений, погруженный в свою личную трагедию и не желающий замечать горя других, страдает за всех.

Согласно классификации в словосочетании насмешка неба над землей представлено субъектное значение родительного падежа, однако это грамматическое описание никак не объясняет значения словосочетания. Метод семантической трансформации дает возможность вытроить такой ряд:

насмешка неба – насмешка Бога – Божий гнев. По сути это продолжение (или начало?) бунта Евгения (поскольку это еще до Ужо тебе), продолжение его жалобы на горестную судьбу. Бедность не так страшит Евгения (у него есть светлые надежды на будущее – труд упорный), но мечта о счастье растворяется как утренний петербуржский туман – там оне, вдова и дочь, его Параша, его мечта... Здесь мы сознательно выходим за границы, очерченные темой нашего исследования. Важным, в том числе и для осмысления словосочетаний сон пустой и насмешка неба, представляется следующее: вдова и дочь – это настоящий статус героини и ее матери, его Параша – это желание Евгения (Параша пока ЕГО воображаемая супруга), его мечта – это как раз и есть реальность. Параша – мечта, которая растворяется на глазах по мере приближения к острову.

Евгений не верит, что все это видит наяву. И жизнь – ничто, и сон пустой, насмешка неба над землей... Метафорическое именование неба и земли дает Пушкину возможность, с одной стороны, показать метания Евгения, с другой стороны, позволяет создать отвлеченный план содержания: если небо однозначно трактуется как «судьба» и «Бог», то, по всей вероятности, земля – это и Евгений, и все земные, но только Евгений страдает за всех, потому что сейчас эта насмешка пришлась на него одного. Он не замечает, вернее, не хочет замечать горя других людей, он погружен в свою личную трагедию.

Атрибутивные конструкции в «Медном всаднике» выступают координатами художественного пространства поэмы, которые расположены по нескольким смысловым осям: ЖИЗНЬ (по оживленным берегам) – СМЕРТЬ (размытое кладбище; вечный сон Петра; усталые, бледные тучи; признак мертвый), СВЕТ (золотые небеса; сиянье шапок медных) – ТЬМА (тьма ночная; омраченный Петроград; ночная мгла; черный куст), БОГАТСТВО (богатые пристани) – БЕДНОСТЬ (бедный челн; приют убогого чухонца;

пожитки бледной нищеты; обломки хижин; ветхий домик; бедный ужин).

Обнаруживается, что «град Петров», при всем величии, великолепии, присущему новой столице, лишен тепла, в нем почти нет жизни, ничто не противостоит безумию, и ничто не противостоит воле Бога.

В Заключении формулируются основные выводы исследования:

1. В результате анализа текстов поэм А.С. Пушкина можно прийти к заключению, что в ряде случаев форма словосочетания влияет на общее содержание атрибутивной конструкции, позволяя сочетать различные семантические признаки входящих в нее компонентов. Ответ на вопрос о лингвопоэтической функции, реализуемой каждым конкретным атрибутивным словосочетанием, зависит от того, в какой ситуации (контексте) используется это атрибутивное словосочетание.

2. Cложившееся в сознании современного читателя на протяжении всей его жизни представление о языке Пушкина влияет на восприятие его поэм.

Проблема вхождения пушкинского текста в современный русский язык и возникновения явления интертекстуальности относится к семиотическому аспекту лингвопоэтического анализа. С позиции интертекстуальности эстетическая функция атрибутивного словосочетания проявляется в той мере, в какой автор текста сообщает о своих культурно-семиотических ориентирах или о прагматических установках. В поэмах Пушкина часто такими ориентирами выступают клишированные атрибутивные словосочетания, которые являются не только отсылками к другим произведениям самого Пушкина или других писателей, но и наполняют текст поэмы звучанием иных, метатекстов. В связи с этим имеет значение функционирование пушкинских выражений в произведениях других авторов.

3. Лингвопоэтический анализ атрибутивных словосочетаний наводит на мысль о существовании различных типов дискурса в рамках одного поэтического произведения. Так, в поэме «Полтава» представляется возможным выделение двух дискурсов – светского и религиозного, а результаты проведенного исследования словосочетаний в «Медном всаднике»

дают основание говорить о дискурсе власти в этой поэме.

4. Синтаксический анализ атрибутивных словосочетаний в ряде случаев позволяет говорить о том, что закрепленность постпозитивного употребления прилагательного объясняется принадлежностью данного словосочетания к народно-поэтическому дискурсу (конь ретивый, море синее, руки белые); есть случаи, когда инверсия придает определенное эмоциональное звучание тексту, например, создание торжественного звучания описания Петербурга в поэме «Медный всадник».

5. Исследование атрибутивных словосочетаний с точки зрения функционирования в их составе перцептивной лексики дает основания утверждать, что в текстах поэм преобладает семантика слухового восприятия (плач совы, зверя вой, пытки стон, гром пушек, журчание фонтана).

6. Проведенный контекстуальный и структурно-семантический анализ атрибутивных конструкций позволяет говорить о том, что в рассматриваемых поэмах они выступают как своего рода система координат, определяющих художественное пространство и время (пустынный остров, бег санок, степей широкой полукруг, минутная супруга, старой битвы поле).

7. Поэмы Пушкина являются самостоятельной художественной системой в поэтическом контексте первой трети XIX столетия, которая остается открытой благодаря интертекстуальным связям, в реализации которых немалая роль отведена атрибутивным сочетаниям. Анализ атрибутивных конструкций в ряде случаев позволяет объяснить эстетический эффект, который оказывают тексты поэм на читателя; атрибутивные словосочетания являются важнейшим элементом системы языковых средств, формирующих идиостиль А.С.Пушкина.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Хлопьянов А.В. Опыт лингвостилистического анализа атрибутивных словосочетаний в религиозно-философской лирике А.С.Пушкина // Вестник Московского университета. Серия 9:

Филология. – 2007. – №6. – С. 88-92.

2. Хлопьянов А.В. Опыт лингвопоэтической стратификации поэмы А.С.Пушкина «Медный всадник» // Русский филологический вестник. – 1998. – №1-2. – С.112-124.

3. Хлопьянов А.В. Лингвопоэтика атрибутивных словосочетаний в религиозной лирике А.С.Пушкина // Слово. Грамматика. Речь. Сб.

научно-методических статей по преподаванию РКИ. Вып. V. Изд. МГУ.

– М., 2003. – С.281-292.

4. Хлопьянов А.В. Лингвопоэтика рассказа А.П.Чехова «Дама с собачкой» // Русский язык и славистика в наши дни. Материалы международной научной конференции, посвященной 85-летию со дня рождения Н.А.Кондрашова. – М., 2004. – С. 685-690.

5. Хлопьянов А.В. Опыт стилистического анализа рассказа А.П.Чехова «Дама с собачкой» // Традиции и новации в преподавании русского языка как иностранного. Тезисы докладов. – М., 2006. – С.198-199.



 
Похожие работы:

«Борисова Анна Степановна ФРАНЦУЗСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР СКВОЗЬ ПРИЗМУ СОВРЕМЕННЫХ ФРАНЦУЗСКИХ ПЕЧАТНЫХ РЕКЛАМНЫХ ТЕКСТОВ Специальность 10.02.05 – романские языки АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Москва – 2010 1 Работа выполнена на кафедре иностранных языков филологического факультета Российского университета дружбы народов. Научный руководитель : Академик МАН ВШ, Фирсова Наталья Михайловна доктор филологических наук,...»

«АНТОНЕЦ Екатерина Владимировна ПРОБЛЕМЫ ЛАТИНСКОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ РУКОПИСНОЙ КНИГИ В АНТИЧНОСТИ (II в. до н. э. – III в. н. э.) Специальность 10.02.14 – классическая филология, византийская и новогреческая филология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Москва 2009 Работа выполнена на кафедре древних языков исторического факультета ФГОУ ВПО Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова Официальные оппоненты : доктор...»

«Капелюшник Евгения Владимировна КУЛИНАРНЫЙ КОД КУЛЬТУРЫ В СЕМАНТИКЕ ОБРАЗНЫХ СРЕДСТВ ЯЗЫКА Специальность 10.02.01 – русский язык Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Томск 2012 Работа выполнена на кафедре русского языка как иностранного ФГБОУ ВПО Национальный исследовательский Томский политехнический университет Научный руководитель : доктор филологических наук, доцент Юрина Елена Андреевна Официальные оппоненты : Резанова Зоя...»

«СИДНЕВА СВЕТЛАНА АЛЕКСАНДРОВНА РАСТИТЕЛЬНЫЙ КОД В НОВОГРЕЧЕСКОМ ФОЛЬКЛОРЕ Специальность 10.02.14 – классическая филология, византийская и новогреческая филология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва 2008 Работа выполнена на кафедре византийской и новогреческой филологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова Научный руководитель : доцент, кандидат филологических наук И.И. Ковалева Официальные...»

«Чу Шуся РЕЧЕВЫЕ СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ КОММУНИКАТИВНОГО ДИСКОМФОРТА В МЕЖКУЛЬТУРНОМ ДЕЛОВОМ ОБЩЕНИИ Специальность 10.02.01 – Русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Санкт-Петербург 2014 2 2 2 Работа выполнена на Кафедре русского языка как иностранного и методики его преподавания ФГБОУ ВПО Санкт-Петербургский государственный университет. Научный руководитель : Попова Татьяна...»

«НИКОЛАЕВА Светлана Вячеславна СТРУКТУРА СТИХОТВОРНОГО ТЕКСТА В АСПЕКТЕ ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ ИНТЕРПРЕТАЦИИ (на материале английского сонета XVI-XIX вв.) Специальности 10.02.19 – теория языка 10.02.04 – германские языки АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Ростов-на-Дону – 2012 Работа выполнена на кафедре английской филологии ФГАОУ ВПО Южный федеральный университет Научный руководитель : доктор филологических наук, профессор...»

«ПОЛЯКОВА ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА СТИЛИСТИЧЕСКИЕ И ЛИНГВОПОЭТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАССКАЗОВ Г.Х. МАНРО Специальность 10.02.04 – германские языки АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва-2014 Работа выполнена на кафедре английского языкознания филологического факультета ФГБОУ ВПО Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова НАУЧНЫЙ доктор филологических наук, профессор РУКОВОДИТЕЛЬ: Липгарт Андрей Александрович...»

«СОЛОПОВ Алексей Иванович ГРЕКО-ЛАТИНСКАЯ ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ НОМЕНКЛАТУРА: ЕЁ ВНЕШНЯЯ И ВНУТРЕННЯЯ СТРУКТУРА Специальность 10.02.14 — классическая филология, византийская и новогреческая филология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Москва 2009 Работа выполнена на кафедре классической филологии филологического факультета Московского государственного...»

«ШАЛИНА Ирина Владимировна УРАЛЬСКОЕ ГОРОДСКОЕ ПРОСТОРЕЧИЕ КАК ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН 10.02.01 – русский язык Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Екатеринбург 2010 1 Работа выполнена на кафедре риторики и стилистики русского языка Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Уральский государственный университет имени А. М. Горького Научный консультант : доктор филологических наук, профессор...»

«САВИНА ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА КАК СТИЛИСТИЧЕСКИЙ РЕСУРС В ТЕКСТАХ Ж. СИМЕНОНА Специальность 10.02.05 – романские языки АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва 2013   Работа выполнена на кафедре французского языкознания филологического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ: доктор филологических наук Разлогова Елена Эмильевна ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ:...»

«ПОТАПОВА ГАЛИНА АЛЕКСАНДРОВНА ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ИНОЯЗЫЧНЫХ МОРФЕМ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ НА РУБЕЖЕ XX-XXI ВЕКОВ Специальность 10.02.01 – русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва – 2014 2 Работа выполнена на кафедре русского языка ФГБОУ ВПО Московский педагогический государственный университет Научный руководитель : кандидат филологических наук, профессор Николина Наталия Анатольевна Официальные оппоненты : Алтабаева Елена...»

«ГРОМОВА Елена Арсентьевна ДИАХРОНИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ СЛОВАРНОГО СОСТАВА АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА Специальность 10. 02. 04 – германские языки АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Ростов-на-Дону – 2011 Работа выполнена на кафедре теории и практики английского языка Педагогического института ФГАОУ ВПО Южный федеральный университет Научный руководитель : доктор филологических наук, доцент Муругова Елена Валерьевна Официальные оппоненты : доктор...»

«ЖУРАВЛЕВА Марина Владимировна ФОРМИРОВАНИЕ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ НЕМАРКИРОВАННЫХ СЛОЖНЫХ ГИПОТАКТИЧЕСКИХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ 10.02.19- теория языка Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Ижевск 2005 Работа выполнена в ГОУ ВПО Глазовский государственный педагогический институт им. В. Г. Короленко. Научный руководитель : доктор филологических наук доцент Наталья Николаевна Орехова Официальные оппоненты : доктор филологических наук профессор...»

«Елизавета Александровна ЩЕРБАКОВА ПСЕВДО-ГИППОКРАТОВСКИИ ТРАКТАТ ОБ ОБРАЗЕ ЖИЗНИ КАК ИСТОЧНИК ДЛЯ РЕКОНСТРУКЦИИ УЧЕНИЯ ГЕРАКЛИТА Специальность 10.02.14 – классическая филология, византийская и новогреческая филология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата наук Москва 2013 Работа выполнена на кафедре классической филологии филологического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Научный руководитель : доктор...»

«ГАВРИКОВА ЭЛИНА ОЛЕГОВНА ФОРМИРОВАНИЕ АНТРОПОНИМИИ В ДЕТСКОМ РЕЧЕВОМ СОЗНАНИИ Специальность: 10.02.01. – Русский язык Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тюмень 2005 1 Работа выполнена на кафедре общего языкознания Тюменского государственного университета Научный руководитель : доктор филологических наук, профессор, академик АРЭ, РАЕН, АГН, заслуженный деятель науки РФ Фролов Николай Константинович Официальные оппоненты : доктор...»

«Мостовая Вера Геннадиевна ФУНКЦИЯ СЕНТЕНЦИЙ В ГОМЕРОВСКОМ ЭПОСЕ Специальность 10.02.14 – классическая филология, византийская и новогреческая филология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва 2008 Работа выполнена на кафедре классической филологии филологического факультета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова доктор филологических наук Научный руководитель : Аза Алибековна Тахо-Годи доктор...»

«БЕЛОГЛАЗОВА ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА ДИСКУРСНАЯ ГЕТЕРОГЕННОСТЬ ЛИТЕРАТУРЫ ДЛЯ ДЕТЕЙ: КОГНИТИВНЫЙ И ЛИНГВО-ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ Специальность 10.02.04 – Германские языки АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Санкт-Петербург – 2010 2 Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов доктор филологических наук, профессор...»

«Жаркая Варвара Юрьевна СПЕЦИФИКА РАБОТЫ С ИСТОЧНИКАМИ ВО “ВСЕМИРНОЙ ХРОНИКЕ” МИХАИЛА ГЛИКИ: ТВОРЧЕСТВО КОМПИЛЯТОРА Специальность 10.02.14 – классическая филология, византийская и новогреческая филология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Москва 2013 Работа выполнена в Институте Высших Гуманитарных Исследований Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Российский...»

«Михайлова Татьяна Александровна СРАВНИТЕЛЬНО-СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ “ИОСИФА И АСЕНЕФ” И “КНИГИ ИУДИФИ”: ПРОБЛЕМА ЛИТЕРАТУРНОЙ ЗАВИСИМОСТИ И ИДЕЙНОЙ ПОЛЕМИКИ Специальность 10.02.14 – Классическая филология, византийская и новогреческая филология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва – 2011 Работа выполнена в Институте высших гуманитарных исследований им. Е.М. Мелетинского Российского государственного гуманитарного...»

«Быкова Татьяна Васильевна ЖАНРОВО-СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ И СТРУКТУРА ДЕЛОВЫХ ДОКУМЕНТОВ УЧРЕЖДЕНИЙ ПРОСВЕЩЕНИЯ г.ТОБОЛЬСКА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII в. Специальность 10.02.01 – Русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Челябинск – 2012 Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Тобольская государственная социально-педагогическая академия им.Д.И....»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.