WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 


На правах рукописи

ТАУКЕНОВА АЙГУЛЬ МУРАТОВНА

Функционирование заимствованных фразеологических единиц

русского, казахского, английского и французского языков в аспекте

семантики (на фразеографическом, лексикографическом материале и

материале СМИ Республики Казахстан)

Специальность 10.02.20 – «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Челябинск 2008

Работа выполнена на кафедре русского языка и методики преподавания русского языка ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Гашева Людмила Петровна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Попова Наталья Борисовна кандидат филологических наук, доцент Скнарёв Дмитрий Сергеевич

Ведущая организация: ГОУВПО «Тобольский педагогический институт»

Защита состоится 20 июня 2008 г. в 10 часов на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 212. 295. 05 при ГОУВПО «Челябинский государственный педагогический университет» и «Тюменский государственный университет» по адресу:

454080, г.Челябинск, пр.Ленина, д.69, конференц-зал (ауд.116).

.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Челябинского государственного педагогического университета (454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69).

Автореферат разослан « » мая 2008 года

Ученый секретарь диссертационного совета Л.П.Юздова Реферируемое диссертационное исследование посвящено сопоставительному анализу заимствованных фразеологических единиц русского, английского, французского и казахского языков.

В последние годы существенно возрос интерес лингвистов к сопоставительному исследованию фразеологии генетически и типологически различных языков. В большинстве случаев изучаются общие и отличительные особенности фразеологических единиц в пределах определенных групп, полей и разрядов. При этом до недавнего времени исследовались факты национального своеобразия, «неповторимости», «непереводимости»

фразеологических единиц, а случаи их межъязыкового совпадения или сходства либо игнорировались, либо рассматривались как случайные, несущественные, фоновые, в то время как изучение межъязыковой фразеологической общности позволяет осветить многие аспекты процессов заимствования и образования интернациональной фразеологии, выяснить общность фразеообразовательных механизмов, компонентный состав и определить факторы, обусловливающие возникновение сходных фразеологических единиц в различных языках.

Наиболее значительные проблемы сопоставления языков отражены в трудах ученыхязыковедов: В.Л. Архангельского, В.П. Жукова, А.В. Кунина, А.Г. Назаряна, Р.Н.

Попова, Л.И. Ройзензона, И.И.Чернышевой, Н.М. Шанского, С.К. Кенесбаева, Д.Ю.

Алтайбаевой, Э.М.Солодухо, Л.П.Крысина, К.А. Аханова Актуальность настоящего диссертационного сочинения определяется тем, что изучения отдельных групп, разрядов, категорий фразеологизмов проводились и в дальнейшем будут проводиться, преимущественно в пределах русско-казахскойангийскойфранцузской фразеологической общности, однако исследования этих языков на уровне фразеологической системы при одновременном сопоставлении четырех языков отсутствуют. До настоящего времени не был определен также общий русско-казахский фразеологический фонд, не были установлены генетические и типологические связи русских и казахских фразеологизмов, а также казахских, французских и английских ФЕ, кроме того, интернациональные фразеологизмы в казахском языке еще не подвергались специальному изучению.

Объектом исследования являются фразеологические единицы русской, казахской, французской и английской фразеологии находящиеся в динамическом движении, сопоставление которых позволит определить закономерности и особенности языковых явлений, понять и осмыслить пути заимствования данных ФЕ, их функционирование в аспекте семантики.

Предмет исследования семантическая структура фразеологических единиц, заимствованных из русского, казахского, английского и французского языков, из взаимодействие и развитие.

Цель исследования выявление процессов сближения фразеологии русского, казахского, английского и французского языков, изучение феномена заимствованных фразеологических единиц, образующихся по пути независимого становления в совокупности с различными формами фразеологической миграции, формирующихся преимущественно в общественно-политической сфере языка. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Определить компонентный состав заимствованных фразеологизмов из европейских языков (английского и французского) и отражение их в русском языке;

2. Установить компонентный состав заимствованных фразеологических единиц в казахском языке;

3. Описать функционирование заимствованных фразеологизмов в средствах массовой информации;

4. Исследовать семантическую структуру фразеологических единиц и их компонентов, в частности:

а) Провести семный анализ фразеологических единиц с компонентами французского происхождения и кальками;

б) Провести семный анализ фразеологических единиц с компонентами казахского происхождения и кальками;

в) Выявить семантическую трансформацию во вновь созданных единицах (неофраземах).

Материалом исследования послужили фразеологические словари русского, казахского, английского и французского языков, а также газеты периодической печати.

Всего анализу подверглись 3994 разноязычных (французских998, русских1881 и казахских1205) фразеологических единиц (далее ФЕ) и их эквивалентов во французском, русском и казахском языках.

В ходе изучения материала было использовано 37 лексикографических и фразеографических источника.

Методы исследования. Для достижения поставленной цели использован комплекс методов и исследовательских приемов. Изучение заимствованных фразеологических единиц основано на применении синхронно-сопоставительного, структурнотипологического, сравнительно-исторического методов и историко-этимологического анализа, а также приемов компонентного, структурно-грамматического, лексикосемантического анализа, фразообразовательного моделирования, эквивалентного сопоставления и приема количественного подсчета.

Научная новизна работы заключается в выборе объекта исследования: впервые сделана попытка синтезирующего изучения заимствованной фразеологической общности на материале русского, казахского, английского и французского языков; отобраны, описаны и изучены заимствованные фразеологические единицы рассматриваемых языков;

определены типы заимствованных фразеологических единиц, пути и способы их образования; установлено магистральное направление процесса фразеологических заимствований: французский (или английский) языкрусский языкказахский язык. В первом случае определен корпус интернациональных фразеологизмов казахского языка.

Теоретическое значение исследования состоит в том, что установлен спектр заимствованных фразеологических единиц образующий общий фонд для русского, казахского, английского и французского языков; определены такие единицы: кальки;

полукальки, транслитерации, выработана методика отбора и идентификации заимствованных фразеологических единиц; исследованы основные способы их формирования.

Практическая ценность работы. Результаты исследования могут быть использованы в лексикографической и фразеографической практике, могут послужить дополнительным источником создания русско-казахско-французского фразеологического словаря, а также при изучении разделов лексикологии, фразеологии, спецкурсах и спецсеминарах.

Положения, выносимые на защиту:

1. Во французском, английском, русском и казахском языках имеется значительный общий фразеологический фонд, единицы которого определяются как общий интернациональный фонд четырех языков, в частности в средствах массовой информации.

2. Наиболее продуктивными способами являются такие, как калькирование, транслитерация и ФЕ заимствуемые без перевода.

3. Функционирование фразеологических единиц во французском, английском, русском и казахском языках проходит по трем главным путям: независимое возникновение фразеологических единиц, образование фразеологических единиц по лингвомиграционной линии, возникновение фразеологических заимствований по различным видам соотношений в рядах четырехчленной оппозиции.

4. Мультиязыковое сопоставление межъязыковых фразеологических соответствий позволяет установить магистральное направление процесса фразеологических заимствований: французский язык (английский язык, его американский вариант) русский языкказахский язык, результатом которого является наличие фразеологических заимствований и интернационального фразеологического фонда русского и казахского языков.

Апробация работы. Основные выводы и теоретические положения исследования обсуждены на заседаниях кафедры Челябинского государственного педагогического университета, на кафедре Государственного и мировых языков Академии КУИС МЮ РК, на которой некоторые аспекты диссертационного исследования внедрены в учебный процесс, а также на международных научно-практических конференциях.

Цели и задачи исследования определили структуру работы, включающую введение, три главы, заключение, список использованной литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении определяется общее направление исследования, формулируются основные проблемы, цель и задачи, дается обоснование актуальности работы, ее научной новизны, теоретической значимости и практической ценности, описываются материал и методы исследования, а также формулируются основные положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации результатов исследования и о структуре работы.

Первая глава «Процесс заимствования фразеологических сочетаний»

посвящена причинам заимствования ФЕ, источникам заимствования.

В первом параграфе главы дается понятие фразеологическое заимствование, исходя из данного определения, мы выделяем наиболее продуктивные причины заимствования, к ним относятся: экстралингвистические (или внеязыковые) и интралингвистические причины заимствования.

К экстралингвистическим причинам заимствования, прежде всего, следует отнести торговые, культурные, политические, военные и т.п. контакты между странами. Одной из форм реализации влияния подобных контактов является переход вместе с предметами, понятиями из одного языка в другой и обозначающих их наименований:

мобильный телефон, мыльная опера и др.

К внутриязыковым причинам заимствования относим:

1. Необходимость наименования нового для данного общества понятия или предмета:

пластиковая карта, консалтинговая фирма и др.;

2. Возможность замены исконного описательного оборота заимствованным однословным наименованием, например:

наемный убийца киллер; пересадка органов трансплантация; бег на короткие дистанции спринт; путешествие на пароходе или теплоходе круиз и 3. Тенденцию к «интернационализации» фразеологического состава, которая особенно наглядно проявляется в терминологических системах, так как основная часть терминов интернационализмы, например:

рус. холдинговая компания англ. holding company др.

Материальное заимствование слов и морфем характеризуется переносом в иноязычную систему как материального экспонента, так и значения данных единиц, например: англицизмы «кеб» (кэб), «босс», «вигвам» в русском языке. Исследуемый тип является наиболее распространенным и к тому же обеспечивает интеграционные языковые процессы, которые внедряются плодотворно не только благодаря усвоению иноязычного значения, но и формы употребления.

В английском языке в различные периоды возникновение заимствований связывается с фактом «престижности», либо, по-другому говоря, моды на язык, например, латинского и греческого в средние века.

Необходимость усвоения русским обществом новых лексем в период правления Петра I привела к огромному притоку иностранных слов, несущих новые понятия в русский язык. Различные временные периоды характеризуются преимущественным воздействием определенных языков (Танабаева А.Н.:1986). Например, в 18 столетии отмечена ведущая роль французского в межъевропейском общении (Каика Н.Е.:1989).

Процесс обращения одного языка к лексическому фонду других языков в целях пополнения своего словарного запаса – неизбежный и необходимый процесс в его развитии.

Одним из видов заимствования является морфологическое. Понятие морфологическое заимствование подразумевает под собой поморфемный перевод морфологического состава иностранных слов. Образование новых единиц происходит по строго заданной формуле, по клише, основанного на первоисточнике: рус. небоскреб с англ.

Scyscraper, каз. кітапмар с рус. книголюб, теледидар с рус. телеэкран, олжазба с рус.

рукопись.

По мнению Л. П. Крысина, заимствование есть «процесс регулярного использования в данном языке единиц разных уровней структур другого языка», что в достаточной мере отражает сущность данного языкового явления (Крысин Л.П.:1965). Необходимо также обозначить, что заимствования, рассматриваются как непосредственные (или прямые), когда слова из одного языка прямо попадают в другой, и опосредствованные (или косвенные), когда слова одного языка проникают в другой через посредство третьего языка (Крысин Л.П.:1965).

Таким образом, как нам представляется, под «фразеологическим заимствованием»

необходимо понимать новое для языка-реципиента семантико-синтаксическое целое (сочетание слов, словосочетание или предложение), воссозданное в нем с помощью его собственных или иноязычных материальных средств и имеющее в нем регулярный характер употребления, обладающее цельностью значения, воспроизводимостью в языке и речи, соотносящееся со словом или словосочетанием.

Следует отметить, что существенным этапом в обнаружении результата заимствования является обнаружение языковисточников. Этимологическим источником фразеологического заимствования признается язык–источник, в котором впервые возникла ФЕ, а затем из него она заимствуется языком–реципиентом. Исторический характер источника фразеологического заимствования по сути является – язык-посредник из какоголибо иного языкаисточника или языкапосредника.

В данное время общеизвестным является тот факт, что на современном этапе, особенно в последнее десятилетие (данная точка зрения была высказана Ф.П. Филиным), среди мировых языков наибольший удельный вес в процессе международного лингвистического взаимообогащения имеет английский язык, его американский вариант (Филин Ф.П.:1981).

Наряду с исконной фразеологией в русском языке выделяют фразеосочетания иноязычные, заимствованные из других языков. Заимствование закономерный процесс развития любого языка, так как ни один из народов, который является в свою очередь определенным носителем, источником творения того или иного языка, не может жить совершенно изолированно, обособленной жизнью.

Выделяются следующие типы фразеологических заимствований:

1. Фразеологические единицы, заимствованные без перевода:

bon ton [бон тон] хороший тон, благовоспитанность; en face [ан фас] лицом к смотрящему, вид лица прямо спереди;

2. Транслитерированные формы фразеологических заимствований:

comme il faut [комиль фо] как надо, как следует; momento more [момэнто морэ] думай о смерти;

3. Калькируемые фразеологические обороты /здесь же фразеологические единицы с отождествляемым компонентомполукальки/: вышли на большую дорогу, сторонник твердой руки.

Для анализируемых русских фразеологических заимствований установлено магистральное направление процессов фразеологических заимствований: европейский язык /английский или французский/русский язык.

Во второй главе «Функционирование заимствованных фразеологических единиц русского, казахского, английского и французского языков в средствах массовой информации» исследуются способы трансформации фразеосочетаний, механизм образования фразеологических калек, функционирование заимствованных фразеологизмов в средствах массовой информации.

На современном этапе развития русского языка наблюдается активное использование им заимствованных средств. Ведущим источником этих заимствований, в частности фразеологических, в настоящее время является английский язык. Большинство заимствований из западноевропейских языков проникает в русский язык или непосредственно из языка источника, или через английский язык. Как показали наши наблюдения, за счет непосредственных фразеологических заимствований особенно активно пополняются в современном русском языке следующие группы:

1. Финансовые наименования, экономические термины:

фьючерсный контракт (англ. Futures contract); кредитный рейтинг (англ. credit rating); экономические реформы (англ. economical reforms) и др.;

2 Наименования государственных или общественных учреждений, организаций, их совокупность:

коммерческий банк (англ. commercial Bank); рекламное агентство (из франц.

через нем. die Rklamenhafte Agentur), коммерческая ассоциация (англ. commercial association) и др.;

3.Наименования понятий из области науки и техники:

виртуальная реальность (англ. Virtual reality), мобильный телефон (англ.

Mobile telephone), компьютерная продукция ( англ.Computer production ) и др.

Следующей по количеству представленности в русском языке фразеологических заимствований является семантическая группа, называющая научно-технические термины.

Это говорит о наличии тесных экономических, культурных контактов между странами.

В русском языке заимствование осуществляется и путем калькирования, причем калькирование происходит намного чаще, чем прямое заимствование иноязычных фразеосочетаний.

В современном русском языке фразеологические кальки обнаружены нами в составе следующих групп:

1. Финансовые наименования, экономические термины:

свободный рынок (англ. Free market), торговый договор (нем. der Handelsvertrag) и др.;

валютный счет (англ. currency account) и др.;

черный рынок (франц. marche noir) и др.;

горячие деньги (англ. hot money) и др.;

2. Наименования понятий политической сферы деятельности:

третий мир (франц. tier monde) и др.;

3. Наименования понятий из области образования:

частное образование (англ. private education);

4. Наименования места, пункта, в котором расположено или происходит чтонибудь:

Белый дом (англ. White House) и др.;

Семантическое значение каждого из представленных в примерах ФС сложилось вследствие многократного их употребления в различных сферах жизнедеятельности человека, его социального имиджа и экономического статуса.

Таким образом, наши наблюдения позволяют утверждать, что фразеологические кальки в русском языке, в отличие от непосредственных фразеологических заимствований, представлены как денотативными (1113 ФС), так и коннотативными (459 ФС) сочетаниями лексемкомпонентов, преобладающими из которых являются денотативные.

Среди фразеологических калек так же, как и в непосредственных фразеологических заимствованиях, наблюдается преобладание фразеосочетаний, называющих понятия из сферы экономики, что обусловлено экстралингвистическими причинами.

Семантика калькированных фразеосочетаний в современном русском языке передана точно. Иногда наблюдается развитие полисемии таких фразеосочетаний в русском языке, как например, ФС Белый дом. В первом значении данное фразеосочетание вошло первоначально в русский язык из английского как обозначение резиденции президента США в Вашингтоне, а также переносно как обозначение правительства Соединенных Штатов Америки. В дальнейшем, функционируя в русском языке, это ФС стало употребляться также и для обозначения резиденции правительства, местной исполнительной власти России, Казахстана и других стран СНГ, то есть произошло развитие значения данного фразеосочетания.

Анализ иноязычных фразеосочетаний, возникших в современном русском языке, свидетельствует о том, что из всех заимствованных фразеологических средств самыми многочисленными в современном русском языке являются фразеологические полукальки (654 ФС). Они обозначают:

Наименования лица, к примеру, по профессии, роду деятельности, занимаемой должности:

мэр города (англ. Mayor of City),частный детектив (англ. Private detective);

Финансовые наименования, экономические термины:

финансовый рынок (англ. Market of finance); государственный грант (англ. state grant), рыночная экономика (англ. market economy);

Наименования различных видов деятельности:

спонсорская помощь (англ. sponsor ship), малый бизнес (англ. small business), средний бизнес (англ. mediumsized business), большой бизнес (англ. big business) и др.;

Наименования понятий из области образования:

образовательный грант (англ. educational grant);

Наименования понятий политический сферы:

президентские выборы (англ. presidential elections), черные пантеры (англ. Black panther). Возможно, в английском языке в этом фразеосочетании при употреблении лексемы пантеры возникают определённые ассоциативные связи и семема этой лексемы является мотивированной. Но в русском языке эта мотивация теряется, поскольку носителям русского языка, в связи с незнанием особенностей политических взглядов данной партии, неясна причина употребления именно данной лексемы. Вероятно, в основу номинации положены как цветоразличительный признак, так и определенные качества, присущие пантере. Но какие именно из них стали основанием номинации, нам не известно:

черные пантеры ловкие воры в масках, автомобили, женщина-вамп, амазонские кошки.

Потеря мотивации данным фразеосочетанием в русском языке, более того, незнание большинством носителей русского языка значения этой фразеологической единицы приводят к появлению новых значений ФС, обусловленных ассоциативным мышлением языковой личности.

Так, по результатам исследования респондентами были выявлены следующие значения:

Наименования различных видов оружия:

генетическое оружие (англ. genetical weapon), этническое оружие (англ. ethnic weapon), бактериологическое оружие (англ. bacteriological weapon) и др.

Наименования из области спорта:

Таким образом, наши наблюдения позволяют утверждать, что фразеологические кальки в русском языке, в отличие от непосредственных фразеологических заимствований, представлены больше денотативными, а коннотативные фразеосочетания, частотно встречаются на страницах в периодической печати и порой носят характер фамильярности, иронии.

Нами установлено, что наибольший удельный вес в казахском (82,6 %) среди всех прочих типов фразеологических соответствий представляют кальки. Калькирование получает различную интерпретацию в зависимости от того, с каких позиций рассматривают данные образования.

В предлагаемом исследовании фразеологические кальки понимаются в широком смысле и определяются как фразеологические единицы, возникающие в результате точной или приблизительной передачи компонентно-грамматической структуры и семантического объема прототипов иноязычных ФЕ средствами заимствующего языка. Такая позиция является традиционной в рамках определения фразеологической кальки как создания фразеологической единицы по модели иноязычного образца.

Различные аспекты фразеологического калькирования с русского языка-источника изучались в казахстанской лингвистике Г.Г. Мусабаевым, К.А. Ахановым и другими. При этом рассматривалась преимущественно двухсторонняя оппозиция: русский языкисточник казахский языкдонор.

В нашей лексикографической и переводческой практике мы не раз сталкивались с трудностями при подборе слов и их смысловой характеристики в словарях и при переводе определенного произведения с русского на казахский язык.

Однако многие заимствованные фразеологизмы в казахском языке образовались в результате миграционных процессов фразеологических единиц, первоначально возникших в каких-либо европейских языках и рецепиированных русским языком.

английских )русскихказахских фразеологических соответствий опровергают мнение З.Г.

Ураксина, выраженное следующим образом: «Заимствуемые из западноевропейских языков фразеологизмы русского языка, как правило, не калькируются и не входят в систему тюркских языков» (Ураксин З.Г.:1990). Трудно согласиться с этим выводом, так как подобные взгляды отражают недооценку роли опосредствованного заимствования, характера и масштабов процессов фразеологических заимствований и различных типов лингвистической миграции в целом.

Термины «миграция», «миграционные процессы», «лингвомиграционные процессы»

активно употребляются Э. М. Солодухо (Солодухо Э.М.:1974) и представляются удачными для отражения сущностной характеристики процессов заимствования, особенно опосредствованного, ряды которого включают от трех и более языковзвеньев.

Существенным в определении результата заимствования является этимологизация.

Таковой, например, в казахском языке в следующем ряду является наличие исторических сведений о преимущественно кочевом укладе жизни казахов, в связи с чем устанавливается, что пчеловодство не являлось исконным для казахов видом натурального хозяйства, отсюда констатация результата фразеологического калькирования в казахском языке: англ.

honeymoon – франц. la lune de miel, рус. медовый месяц каз. балдай ттті кез –русская ФЕ медовый месяц, по мнению Н.М. Шанского, скорее всего калька с французского.

Диахронический анализ раскрывает сложность и многообразие путей формирования и развития межъязыковых фразеологических соответствий, представленных в определенных языках фразеологическими кальками, и является одним из свидетельств отсутствия прямолинейности развития фразеологии разных языков.

В предлагаемом исследовании фразеологические кальки определяются как фразеологические единицы, возникающие в результате точной или приблизительной передачи компонентнограмматической структуры и семантического объема прототипов иноязычных ФЕ средствами заимствующего языка.

Материалы исследования подтверждают, что наличие результата фразеологического калькирования в некоторых случаях может обосновываться признаками инородности грамматической структуры и сочетаемости словкомпонентов; ср. следующие фразеологические кальки и их прототипы: англ. alignment movement рус. движение неприсоединения (более нормативным представляется выражение движение неприсоединившихся стран) каз. осымаан елдер озалысы.

Образование фразеологических калек в последнее время наиболее продуктивно происходит в общественнополитической сфере языка. Данные количественного анализа согласуются с выводом А. Д. Райхштейна: «Наибольшей эквивалентностью отличаются ФЕ, характерные для стилей публичного общения газетно-публицистического, научнотехнического, официально-делового, и наименее ФЕ, употребление которых ограничено обиходно-разговорным стилем и особенно просторечием»; «в публицистике удельный вес ФЕ, обладающих структурносемантическими эквивалентами в сопоставляемых языках, достигает 40-45% (ср. средний показатель для ФЕ иностранного происхождения и русской фразеологии около 27%) (Райхштейн А.Д.:1980)».

«...Наконец, из публицистики ФЕ постепенно проникают в художественную литературу и в обиходную речь, повышая меру их межъязыковой фразеологической эквивалентности» (Райхштейн А.Д.:1980).

В целом, массовые средства информации, массовая культура представляют собой «новое социально-историческое системное явление» (Землянова Л.М.:1995), благодаря которым происходит не только обмен информацией международного значения, но и проникновение иноязычной лексики и различных типов ФЕ, в первую очередь, терминологических, составных наименований и т.д. (Наумова И.О.:1983).

Функционирование фразеологических единиц в газетном тексте, экспрессивность общественнополитической лексики и фразеологии, их яркая эмоциональнооценочная стилистическая функция были предметом интенсивных исследований лингвистов (Адам Гамель Насер:1988; Капралова С.Г.:1980; Мануйлова Н.А.: 1986; Шишлянникова А.М.:1984; Костомаров В.Г.:1971).

Количественное распределение иноязычных фразеологических калек в казахском языке по составу основных источников (в %) Полученные нами данные исследования подтверждают доминатную роль английского языка.

В казахском языке большинство фразеологических калек, этимологическим источником которых является английский, возникают и формируются в зависимости от исторического прототипа. Переход фразеологических единиц не прямо, а через языкпосредник ведет к изменениям на различных уровнях структуры.

В результате такого способа деривации, каким является фразеологическое калькирование, функционируют как точные (этот термин понимается условно), так и неточные русские и казахские фразеологические кальки. Здесь необходимо оговорить процедуру выявления фразеологических калек, в инструментарий которой входят:

поиск этимологического источника, в связи с этим рассмотрение смысловой соотнесенности рассматриваемого фразеологического образования с реалиями народа заимствуемого языка;

поиск аналога ФЕ в языке-доноре исконного происхождения, устанавливаемого на структурносемантическом уровне;

выявление в составе фразеологической полукальки транслитерированного компонента;

поиск несвойственных для заимствующего языка синтаксических связей по образцу прототипа, не являющихся нормой сочетаемости компонентов заимствования, образованного по модели иноязычного прототипа.

Появление точных фразеологических калек (совпадающих в компонентном, в грамматическом и семантическом отношениях с их прототипами) явление редкое, и, возможно, оно свидетельствует о высокой частотности анализируемого вида построений и в языке-источнике, и в языкепосреднике: англ. White House франц. Blanc maison Белый Дом каз. А й.

В целом, при опосредствованном фразеологическом заимствовании (англ. ФЕ =франц. ФЕ= русск. фразеологическая калька = каз. фразеологическая калька) сохраняется тенденция оформления фразеологической кальки по образцу исторического прототипа. В области грамматики, как в области наиболее стабильных отношений, расхождения носят более регулярный характер, чем в лексике. Данная тенденция обусловлена действием различных факторов, например, несовпадением синтаксических отношений или их неодинаковой продуктивностью в сопоставляемых языках (для русского языка преобладающими являются согласование и управление, для английского, французского примыкание, для казахского примыкание, управление).

Различные расхождения в структуре, компонентнолексической наполняемости и т.д. между фразеологической единицей Я1 (английский или французский язык) и фразеологической калькой в Я2 (русский язык) отражаются на результате последующего заимствования в Я3 (казахский язык). Так, например: basket of goods (или consumer goods basket) потребительская корзина (компонентное стяжение, уменьшение компонентного состава), франц. corbeille de consummation, каз ттыну оржыны; англ. the first lady первая леди, обычно – первая леди Америки (уменьшение семантического объема), франц.

premiere madame, каз. Американы бірінші ханымы; англ. trade mark фабричная марка, фирменный знак (частичные компонентные расхождения), франц. la signe de la firme, каз.фирма белгісі.

Анализ калькируемых единиц выявил преобладание ФЕ следующего компонентного состава. Самыми распространенными типами фразеологического калькирования являются модели ФЕ «прил. + сущ.» и «сущ. + сущ.», они же представляют наиболее продуктивный пласт фразеологического ареала ФЕ в различных языках. Здесь составляет расхождение именная предложная конструкция «сущ. + предлог оf (de) + сущ.», имеющая широкое распространение в английском: англ. The corridors of power французская фразеологическая калька le corridor de pouvoir русская фразеологическая калька коридоры власти казахская фразеологическая калька кімет коридорлары; англ. The wind of change французская фразеологическая калька le vent de changement русская фразеологическая калька ветер перемен казахская фразеологическая калька згерістер лебі.

Регулярным структурным расхождением считается несовпадение прототипов рус.

третий мир (также: корзина, рынок, степень, страны); казахская фразеологическая калька шініші нл калька с ФЕ третий нуль, казахская фразеологическая калька шініші елдер русское калькированное образование третьи страны.

Закономерны совпадения и расхождения между фразеологическими кальками и их прототипами в следующих случаях: англ. Star wars programme франц. programme des guerres d’toile рус. программа звездных войн каз. жлдызды соыс программасы, где анализируется позиция совпадения/несовпадения взаиморасположения компонентов ФЕ параллельных структур.

Структурные изменения в составе калькируемых оборотов наблюдаются как под воздействием коррелятивной ФЕ языкаисточника, так и независимо от прототипа ФЕ языкаисточника. Они могут вести к расширению или сокращению компонентного состава (сопровождающиеся и не сопровождающиеся смысловыми изменениями): англ. Position of strength policy рус. политика с позиции силы силовая политика с позиции силы каз.

Кш позициясынан. Наблюдаемая в казахском примере экономия фразеологического образа (его свертывание) ведет к смысловой недостаточности (характерное для публицистики стремление к экономии речевых средств, ведущее к количественному изменению ФЕ). Однако формирование казахских терминологических ФЕ общественнополитической сферы во многих случаях еще не завершилось там, где этот процесс уже окончательно оформился в русском. Отсюда наличие вариантов в казахских текстах периодической печати, в частности: «озоновая дыра» каз. озон абатындаы тесік и озон абатыны уысы.

Тенденцию количественного несоответствия в результате прибавления компонента в компонентном составе ФЕ можно рассматривать как более вынужденное явление для казахского: каз. сыры беймлім жылы /лар рус. темная лошадка (амер. малоизвестный кандидат на выборах) англ. Dark horse; франц. noir vendredi каз. ара тнек жма рус. черная пятница.

Явления фразеологической вариантности и синонимии устанавливаются как межъязыковые для определенных языковых единиц: англ. Rond table conference рус.

встреча / беседа за круглым столом круглый стол – франц. ronde table каз. днгелек стол басындаы схбат днгелек стол.

Квантитативный анализ фразеологических калек подтверждает гипотезу о продуктивности заимствований ФЕ с минимальным числом компонентов (как правило, двух, трехкомпонентные образования).

В целом, образование и ассимиляция фразеологических заимствований в языкерецепторе сопровождается следующими тенденциями: стремлением калькируемого оборота приспособиться к строю языкареципиента и тяготением фразеологической кальки остаться в структурном и семантическом отношениях тождественной прототипу.

Материалы исследования подтверждают, что наличие результата фразеологического калькирования в некоторых случаях может обосновываться признаками инородности грамматической структуры и сочетаемости словкомпонентов.

При опосредствованном фразеологическом заимствовании (англ. ФЕ = рус.

фразеологическая калька = каз. фразеологическая калька) наблюдаются изменения на различных уровнях структуры, чаще всего отмечено уменьшение семантического объема многозначных этимонов.

Вследствие всей совокупности сложности этимологических изысканий необходимым явилось вычленение обширной группы деэтимологических фразеологических единиц, связанное со следующими моментами:

1. Отсутствуют какие-либо данные о происхождении русской ФЕ, сравним: англ. ФЕ ice age рус. ФЕ ледниковый период; англ. ФЕ material aid рус. ФЕ материальная помощь и т. д.;

2. Трудно установить, является ли русское образование заимствованием, например:

рус. ФЕ культурный обмен англ. cultural exchange, рус. ФЕ обмен мнениями англ.

exchange of opinions, где семантическое совпадение в англо-русском ряду и несвойственная сочетаемость лексем в русском, возможно, свидетельствуют о результате заимствования;

3. Установление результата заимствования, однако, имеет большое значение, так как возможно решающее увеличение роли миграционных процессов в образовании как русских фразеологических соответствий, так и в становлении общего фонда межъязыковых фразеологических соответствий. Сравним следующие ряды межъязыковых фразеологических соответствий, характеризующиеся параллелизмом лексического состава, где русские единицы представлены деэтимологическими образованиями, а казахские соответствия калькированными: рус. легкая музыка – каз. жеіл музыка, рус.

организованная преступность – каз. йымдасан ылмыс, рус. массовые волнения – каз.

кпшілік озалысы.

4. Наблюдается образование определенной сочетаемости лексем под иноязычным влиянием, в пользу этого предположения может служить также общность значений и не совсем обычная сочетаемость (казахские фразеологические соответствия представлены кальками): зашита прав – ы орау, сфера влияния – сер ету саласы;

ряды с высокой продуктивностью лексемы: культурный обмен – мдени алмасу, обмен мнениями – пікір алмасу (ср.: биржа труда – ебек биржасы), сила закона – за кші, текущая политика – аымды саясат, ключевые позиции – тйінді позициялар, волна забастовок – ереуіл толыны (волна), свежие новости – жаа жаалытар (свежий по отношению к новости в рус. ФЕ), холодное оружие – суы ару, спорт. финальная встреча – соы кездесу, спорт. товарищеская встреча – достасты кездесу.

5. Выявлена группа русских фразеологических соответствий, этимологические связи которых представляются довольно смутно (казахские фразеологические соответствия кальки): перен. открытое письмо – ашы хат, историческая необходимость – тарихи ажеттілік, точка зрения – кзарас (универб).

6. Определенные ФЕ образовались в различных языках непосредственно под влиянием мифологических сюжетов другого языка, или какого-либо фразеологического образа в литературе и т. д., однако сама языковая единица формируется позже. Так, например, образовано русское фразеологическое соответствие в следующем ряду:

марионеточное государство ырша мемлекет ;

7. Требует дополнительных этимологических изысканий образование многих составных терминов в русском языке (казахские фразеологические соответствия кальки):

прикладные науки – олданбалы ылымдар, профессиональный спорт – ксіптік спорт, территориальные воды территориялы, (аумактык) сулар, дипломатическая нота дипломатиялы нота, нота правительства кімет нотасы, нота протеста – наразылы нотасы.

Отдельные единицы в казахском языке занимают промежуточное положение между заимствованиями и собственно исконными образованиями, так как образование некоторых казахских фразеологических соответствий происходило параллельно с образованием каких-либо ФЕ в русском (одновременное возникновение некоторых ФЕ для обозначения реалий, общих для носителей русского и казахского языков); например: народный банк – халы банкі, легкая (тяжелая) промышленность жеіл(ауыр) нерксіп.

С другой стороны, транслитерация является одним из наиболее продуктивных способов пополнения языкового фонда. Появление транслитерированных форм также связывается с номинативными потребностями языкарецептора, с необходимостью точно определить понятие, для адекватной передачи которого не найдены собственные равноценные лексические средства. В подобных случаях речь идет о заимствовании понятийнодифференцирующей функции.

Структурная организация большинства подобных оборотов представляет собой различные синтаксические модели словосочетаний, среди которых субстантивные доминируют. Например: из английского (французского) языка: англ.франц.рус.

каз. Интеллидженс сервис (общее наименование сети разведывательных служб Великобритании), англ. рус. Флит-стрит (общее название английской прессы), англ.

рус. Биг Бен (часы на здании английского парламента), франц. рус. ide fixe навязчивая мысль, англ. рус. Мэдисонавеню (американская реклама многие рекламные агентства расположены на Мэдисон-авеню в Нью-Йорке), англ. рус. Скотленд-Скотланд-Ярд каз.

Скотланд-Ярд, рус., каз. Уолл-стрит (1. Улица в Нью-Йорке, на которой расположены крупнейшие банки, фондовая биржа и т.д.; 2. Наименование финансового центра страны);

из русского (обратный процесс заимствования из русского языка в английский, во французский): новые русские (казахи, корейцы), постсоциалистическая экономика.

из казахского (процесс заимствования идентичен предыдущему) в русский, французский и английский: Нур Отан наименование политической партии, Асем Ай, Сары Ааш – наименования питьевой воды, Курбан айт – праздник мусульман.

Наиболее продуктивны русскоказахские параллели рассматриваемых оборотов, что во многом объясняется составом контактирующих языков, высокой степенью подготовленности почвы для этого процесса.

Для языка прессы более характерно использование транслитерированных единиц по сравнению с нетранслитерированными, но и здесь появление незнакомого оборота часто требует специального пояснения.

В целом транслитерация, особенно заметная в языках с разной графической системой, ведет к расширению межъязыковой общности.

Возникают межъязыковые оппозиции, соотносимые как с параллельными заимствованиями, вошедшими в оригинальной и преобразованной форме в целый ряд языков, так и с их иноязычными прототипами:

англ., франц, рус., каз. ноухау, англ. рус. массмедиа, англ. рус хотдог, франц. рус. прэт-а-портэ и т.д.

Заимствованные единицы и их этимоны вступают в различные виды семантических отношений. Производные слова и их базовые иноязычные словосочетания могут находиться в отношениях семантического равенства. Равнозначность характерна преимущественно для моносемантических образований, чаще всего ими оказываются терминологические единицы. В большинстве случаев заимствуются не все значения полисемантических этимонов, например: hot dog англ. разг. бутерброд с горячей сосиской, здорово!; рус. хот дог (употребляется в первом из указанных значений английского прототипа).

Гораздо меньше случаев несовпадения значения у английских прототипов и соответствующих заимствований, относящихся к технической, спортивной терминологии.

Подобные термины характеризуются повышенной специализацией и отличаются сильной ограниченностью сферы употребления англ. рус. ватерполо, водное поло, казахское фразеологическое соответствие представлено калькой су добы.

Многочисленность моносемантических единиц объясняется следующими факторами как экстралингвистического, так и лингвистического порядка: наличием большого числа терминов, облегченностью процесса заимствования однозначных образований, потерей при внедрении в иноязычные системы части семантического объема многозначных этимонов.

Мы считаем возможным объединить эти ФС в следующие семантические группы:

1. Наименования лица а) по профессии, роду деятельности, занимаемой должности: президент Казахстана, самарский губернатор, наемный убийца, политическая элита, элитные политики и др.;

б) по праву владения какой-либо собственностью: собственники квартир и др.;

в) по социальному положению: новые русские, новые бедные, средние казахстанцы, средний класс, экономические беженцы и др.;

г) называющие известных личностей (политиков, спортсменов, музыкантов, актеров и т.п.):

народная принцесса, первый президент, первая леди Казахстана и др.;

2.Финансовые наименования, экономические термины: казахстанская валюта (тенге), постсоциалистическая экономика, международный валютный фонд и др.;

3.Наименования понятий политической сферы деятельности человека: казахстанское законодательство, ближнее зарубежье, дальнее зарубежье, государственный суверенитет, суверенный Казахстан, независимый Казахстан, губернаторские выборы, демократизация общества и др.;

4. Наименования географические объектов: новая столица (Астана), Малое море, Малая Мекка и др.;

5. Наименования государственных или общественных учреждений, организаций, их совокупность: областная прокуратура, элитная лечебница, элитный вуз, областной или городской акимат и т.д.;

В приведенных нами сочетаниях отсутствует какая бы то ни было идиоматичность, однако они характеризуются явной устойчивостью, воспроизводимостью, обозначают одно понятие, что и позволяет, с наших позиций, отнести их к фразеосочетаниям.

Как показали наши наблюдения, наиболее представлены данные фразеосочетания в качестве наименований лица, что объясняется антропоцентричностью фразеологической семантики.

Следующими по количеству наименований выступают фразеосочетания, обозначающие понятия политической сферы деятельности человека. Это обусловлено экстралингвистическими причинами изменениями политического устройства в Казахстане, являющимися следствием распада СССР. Большинство фразеосочетаний данной группы является единственными наименованиями обозначаемых понятий (казахстанское законодательство, суверенный Казахстан, независимое государство, демократизация общества и др., заполняющими лакуны в лексическом обозначении фрагментов действительности.

На отношении родвид построены и следующие фразеосочетания:

Терроризм политический терроризм, генетический терроризм, международный терроризм, газовый терроризм, телефонный терроризм.

Исконно русские фразеосочетания других семантических групп имеют однословные эквиваленты, например:

новая столица Астана, наемный убийца киллер, благотворительная деятельность благотворительность, казахстанская валюта тенге и др.

Одновременное использование в языке наряду с однословным обозначением понятия его двусловного эквивалента, представленного денотативным сочетанием лексем (в отличие от коннотативных ФС, которые используются с целью внести дополнительные экспрессивные оттенки значения), вполне обоснованно. Так, например, для лиц, не проживающих в Казахстане, фразеосочетание казахстанская валюта обладает большей информативностью по сравнению с однословным тенге, так как предполагается, что не всем известно наименование денежной единицы Республики Казахстан.

Нами выявлены следующие семантические группы, представленные сочетаниями лексем в современных газетных текстах:

1. Наименования лица: а) по профессии, роду деятельности, занимаемой должности: независимые журналисты, семейный врач, титулованные особы, страж порядка, криминальный авторитет, уголовный авторитет и др.; б) по социальному положению: нужные люди и др.; 2. Наименования понятий политической сферы деятельности человека: демократическое развитие, национальный паспорт, республиканская гвардия, республиканская партия, избирательная кампания, чеченская бойня и др.; 3. Финансовые наименования, экономические термины: экономический кризис, платные услуги, паевой взнос, паевой фонд и др.; 4. Наименования понятий, относящихся к экологии: экологическая катастрофа, экологический баланс, экологическое бедствие и др.; 5. Наименования различных видов деятельности:

челночный бизнес, детский бизнес, модельный бизнес и т.д.

С точки зрения фраземообразования фразеосочетания с семемой К1 (условное обозначение К1, К2, К3) представляют собой главным образом сочетания, образованные способом метафоризации. Значительно меньше в их числе фразеосочетаний, образованных путем метонимизации, например: краповые береты (спецназовцы). Это фразеосочетание образовано на основе метонимии: необходимый атрибут спецназовцев краповые береты становится наименованием самого носителя признака.

Довольно редки в современных газетных текстах фразеосочетания с семемой К2. Их малочисленность объясняется отсутствием мотивации данной семемы, что создает определенные трудности в изучении ее становления. Исконно русские фразеосочетания с семемой коннотации в современных газетных текстах малочисленны. Однако необходимо отметить, что не все выявленные нами сочетания мы можем с полной уверенностью отнести к коннотативным. Такие фразеосочетания мы относим к промежуточным типам.

Возможность выделения таких типов обусловлена отсутствием резко очерченных границ между различными типами сочетаемости. Необходимость отнесения ФС к промежуточным типам зависит от степени сохранения коннотативной семемой мотивированной связи с первичным значением. Так, например, наличие промежуточных типов между Д1К1 и Д1К2, К1К1 и К2К1 (объединенные денотативные и коннотативные семемы) и др.

объясняется постепенной утратой коннотативной мотивированной семемой ассоциативной связи с первичным денотатом. При этом в сознании части носителей языка эти связи утрачиваются, однако другая часть, более осведомленная, еще продолжает ощущать мотивацию. Именно это и позволяет относить такие ФС к промежуточным типам.

Нами обнаружены следующие типы ФС: К1/К2Д1 мыльный дуэт, крутой детектив; К1/К2Д2 голубая мафия; К1/К2К1 голубые мальчики; розовые девочки;

мыльные звезды; К1К2 черный тюльпан и др. Фразеосочетания данного типа образуют следующие семантические группы: 1. Наименования лица а) по профессии, роду занятий, занимаемой должности: мыльные звезды, мыльный дуэт и др.; б) по сексуальной ориентации: голубые мальчики, голубая мафия, розовые девочки и др.; 2. Наименования бытовых реалий: черный тюльпан и др.; 3. Наименования литературных произведений или кинофильмов: крутой детектив и т.д.

Фразеосочетаний с семемой К3 нами не обнаружено, что, видимо, объясняется отсутствием денотативной семемы у лексемы, несущей К3, и, следовательно, невозможностью ее использования для наименования нового понятия, поскольку активное включение возникающих номинаций в словарь носителей языка возможно при ясности, мотивированности нового обозначения.

Таким образом, русская фразеология на современном этапе развития языка пополняется как за счет денотативных, так и коннотативных ФС, с преобладанием последних.

Среди денотативных ФС наиболее многочисленными являются типы сочетаний лексем с семемой Д1.. Этот факт мы объясняем свойством первичной денотативной семемы непосредственно обозначать экстралингвистическую сущность. В большинстве своем денотативные ФС выполняют собственно номинативную функцию, непосредственно называя предметы, явления внеязыковой действительности.

Динамизм фразеологического состава современного русского языка определяется не только обогащением его новыми единицами, но и дальнейшим их развитием в синхронии (трансформация ФС).

Можно выделить ряд способов трансформаций интертекстем в контекстах публицистической речи:

1) изменение компонентного состава В связи с увиденным возник риторический вопрос: является ли Князев сторонником «твердой руки»? (Костанайские новости.№ 138, 6.10. 2007);

2) изменение структуры Анекдотические «новые» (ср.: новые русские, казахи и т.д.) должны были совершить акт коллективного самосожжения на его (Джанни Версаче - Б.С.) могиле. Он отец, царь и бог. (Наше дело. 2.09.99);

3) изменение семантики без изменения структуры «Мыльная опера с пеной и без» (Наше дело. 5.08.99);

4) фразеологическая конвергенция Обзавелись оружием и вышли на большую дорогу в прямом смысле этого слова нападали на водилдальнобойщиков.

(Вне закона. № 31, 2.08.99);

5) контаминация Но ни Галина, ни Аня всерьез своих новых «старых»

знакомых не воспринимали и относились к ним с прохладцей. (Вне закона. №31, 2.08.1999).

Выделяются ФС, выражающие позитивные эмоционально-оценочные отношения (одобрения, почтения, уважения, вежливости, ласкательности) и негативные эмоциональнооценочные отношения (неодобрения, презрения, насмешки, осуждения, уничижения, порицания, снисхождения, бранного, грубого, грубопросторечного, фамильярного, ругательного).

В.Н.Телия отмечает: «Когда мы употребляем слово смерть или смех, то не умираем и не смеемся, а только называем и описываем эти состояния как факты: когда мы говорим дать дуба или умирать от смеха, то передаем еще и чувство отношение своего «я» к обозначаемым умереть или сильно смеяться. Это отношение как бы «наслаивается» на дескриптивное отображение обозначаемого в виде модальной «рамки», несущей информацию и об этом чувствеотношений» (Телия В.Н.:1996).

Например:

белая полоса – радостный, ничем не омраченный, счастливый период жизни (денотативный компонент значения) вызывает у говорящего эмоцию одобрения:

Снова сомнения...Снова они приходят, а потом снова уходят. Не могу понять, что происходит. Полоса белая, полоса черная... Снова белая и снова черная... (Наше дело.

05.11.98).

Черная полоса – трудный, связанный с какими-нибудь невзгодами, тяжелый период жизни (денотативный компонент значения) вызывает негативную эмоциональную реакцию говорящего:

В жизни их кумира, кажется, завершилась черная полоса, начавшаяся после осуждения боксера за изнасилование (Караван. 25.04.97).

Эмоциональнооценочные ФС необходимо отличать от эвфемизмов стилистически нейтральное слово или выражение, употребляемое вместо синонимичной языковой единицы, которая представляется говорящему неприличной, грубой или нетактичной; эвфемизмы нередко вуалируют, маскируют суть явления; например:

скончаться вместо умереть, говорить неправду вместо врать, либерализация цен вместо повышение цен, изделие (об атомной бомбе).

Анализ материала показал, что во фразеологической системе русского языка наблюдается преобладание ФС с отрицательной эмоциональной оценкой над ФС, несущими положительную эмоциональную оценку (наши материалы дают соотношение 2:1). То есть из приведенных нами 24 ФС, 13 ФС представлены с отрицательной эмоциональной оценкой. Это, очевидно, можно объяснить тем, что отрицательное как отступление от нормы более интенсивно воздействует на эмоции и поэтому воспринимается более остро, чем положительное как проявление нормы, которое, вероятно, меньше интересует людей.

Эмоционально-оценочные ФС используются при описании:

а) социального положения человека: с позитивной семантикой областной голова, высокий гость, большой человек (большие люди), первая леди; с пейоративной семантикой люди подземелья (бомжи), люди помоек (бомжи), маленький человек (маленькие люди) и др.;

б) личностных качеств человека, преимущественно отрицательных:

жадность ненасытная утроба; хитрость, лицемерие – продувная бестия;

сумасбродство шальная голова; робость заячья душа; коварство змея подколодная; болтливость длинный язык; жестокость каменное сердце и др.;

в) умственных способностей: позитивных светлая голова, ходячая энциклопедия;

негативных дубовая башка, баранья голова, дурья голова, куриные мозги, голова садовая и др.;

г) внешних, физических качеств и состояний человека, в основном негативных:

коломенская верста, тяжелая артиллерия, драная кошка, мокрая курица, белая ворона и др.

Таким образом, эмоционально-оценочные ФС не только называют, но и характеризуют лицо, предмет, явление действительности с точки зрения говорящего.

Причем наблюдается явное преобладание ФС с негативной оценкой как отклонение от нормы, присущей данному языковому коллективу.

ФС могут использоваться в целях создания комического, в частности, таких его разновидностей, как сатира, юмор, ирония, сарказм.

Для создания комического эффекта используются различные языковые средства, одним из которых является неожиданное, необычное столкновение несоотносимых понятий. При образовании таких ФС происходит нарушение логических законов, когда совмещаются логически несовместимые понятия. Внутренняя форма таких ФС представлена нереальным образом (целлулоидный президент, поролоновые сенаторы):

В современном русском языке может происходить актуализация существовавших ранее номинаций, принадлежащих пассивному словарю. «Актуализация это реализация потенциальных свойств языковых элементов в речи, приспособление их требованиям данной речевой ситуации». Так, упомянутое нами выше ФС семейный врач существовало ещё в XIX веке. После октябрьской революции оно вышло из употребления.

Сейчас это ФС с созданием семейных поликлиник снова постепенно входит в активный запас языка. Только ранее чаще употреблялось ФС семейный доктор, а сейчас семейный врач. Содержание осталось без изменения: специалист с высшим медицинским образованием, оказывающий медицинскую помощь всей семье, независимо от пола и возраста её членов:

Семейный врач должен владеть практически всем спектром знаний в медицине (Голос народа. № 1, 7.01.2000).

В результате проведенного исследования мы пришли к выводу, что фразеосочетание в номинативной системе современного русского языка в качестве номинативной единицы не уступает слову и способно являться как единственно возможным обозначением понятия, что свидетельствует об исключительной номинативной ценности ФС (это подтверждают результаты проведенных нами подсчетов:

более 70 % ФС не имеют однословных эквивалентов, являясь единственными наименованиями обозначаемых денотатов), так и содержать дополнительную информацию по сравнению с лексическим обозначением того же объекта действительности, выступая в функции вторичной его номинации.

При возникновении нового понятия фразеосочетание становится основным средством номинации, так как позволяет более точно назвать новые явления постсоветской действительности. Именно этим мы объясняем отсутствие у большинства новых ФС однословных эквивалентов, что не исключает, однако, в процессе дальнейшего развития языка возможности возникновения однословной эквивалентной номинации.

Наши наблюдения показали, что новые, характерные для современной газетнопублицистической речи, ФС представлены преимущественно денотативными сочетаниями лексем. Наиболее многочисленными являются типы сочетаний лексем с семемой Д1Д1Д1, Д1Д2. И это не случайно: денотативная первичная семема отражает экстралингвистическую сущность непосредственно.

В третьей главе «Семантическая структура фразеологических единиц и их лексем» рассматриваются проблемы, связанные с сущностью лексического и фразеологического значения, со структурой ФЕ, ее компонентным составом.

Согласно научному исследованию коллектива ученых во главе с профессором, языковедом в области русской фразеологии А.М. Чепасовой морфологически изменяемые фразеологизмы по структурной характеристике делятся на двухкомпонентные, трехкомпонентные, четырехкомпонентные, пятикомпонентные, шестикомпонентные в зависимости от модели словосочетаний.

Анализируя стремительный процесс развития французского языка и внедрения единиц французского языка в русский, можно выделить следующие сферы человеческой деятельности, где наиболее часто употребляются фразеологизмы с компонентами французского происхождения.

Проведя экскурс по газетам и журналам, необходимо сделать следующий вывод:

основная часть предметных фразеологизмов, создается по формуле:

прилагательное+существительное:

Самое интересное, что даже не было авангардной какофонией музыкальная мысль хоть с трудом, но прослеживалась и развивалась внутри джазовых канонов.

(Караван.№9.- 5 октября 2007);

Подчиненный компонент предметного фразеологизма может быть выражен местоимением, как правило, притяжательным или возвратным:

Формируется по формуле=местоимение+существительное:

Однако мы люди в погонах, и наше поведение, наш имидж должны оставаться всегда на высоте (Караван.№ 8.-28 сентября 2007);

существительное+существительное в форме родительного падежа. Например:

Но подлинным успехом сам Джозеф считает похвалу маэстро моды Валентино, своего кумира». (Burda.-9/2007);

Трехкомпонентные, структура которых представлена следующим образом:

глагол+на+сущ.:

Когда в девяностые годы повсюду торжествовал минимализм, Станисласия Кляйн, талантливый начинающий дизайнер, вывела на подиум модели в одежде самых невероятных оттенков» (Burda.-7/2007).

Семантика фразеологизмов имеет по сравнению со значением лексем более сложную структуру, что объясняется особенностями формирования раздельнооформленных косвенных знаков вторичной номинации. Согласно фразеологической концепции И.И. Чернышевой о «фразеологическом единстве» и «фразеологическом сочетании» семантическая структура образных фразеологизмов включает в себя три уровня:

1. Исходное (прямое, регулярное) значение отдельных компонентов;

2. Исходное (прямое, регулярное) значение всего словного комплекса, лежащего в основе фразеологизации;

3. Совокупное фразеологическое значение словесного комплекса.

В частичнообразных и необразных фразеологизмах можно отметить лишь два семантических уровня:

1. Уровень прямого значения отдельных компонентов;

2. Уровень совокупного (прямого) значения всего словесного комплекса.

Национально-специфические элементы могут присутствовать на любом из указанных семантических уровней фразеологизмов.

Методика исследования, применяемая при разборе фразеологических единиц, состоит их нескольких этапов. Наиболее важные из них следующие:

• формальное отождествление, предусматривающее:

1) Определение фонографического сходства 2) Установление сходства в лексическом варианте • семантическое отождествление (установление сходства значения соотносимых ФЕ);

• этимологическое равенство (историческое, генетическое);

• определение независимого фразеологического образования или фразеологического заимствования.

Для анализа фразеоединиц французского языка мы используем метод семемного анализа, предложенный М.М. Копыленко и З.Д. Поповой. (Копыленко М.М., Попова З.Д.:

1983). На основе классификации В.В. Виноградова, авторы выделяют 5 разновидностей семем для лексемы: Д1-денотативная первичная семема, выраженная в лексеме вне контекста, непосредственно по прямому соответствию с денотатом: перо, указывает отношение к живому существу-птице, Д2-денотативная вторичная семема, выраженная лексемой по ранее использованной Д1, обозначающая денотат по сходству с другим денотатом, то есть пишущую ручку, которая в свою очередь по внешнему облику не отличается от первичного объекта: бойкое перо, ложиться под перо, владеть пером пишет, сочиняет; кошкаживотное, как угорелая кошка – бессмысленно, жить как кошка с собакой – в постоянной ссоре, вражде, драная кошка худая, изможденная женщина, черная кошка пробежала произошла ссора, размолвка между кемлибо.

Кенесбаев С.К. предложил выделить в качестве основных критериев фразеологических единиц казахского языка три признака:

1. Семантическая связанность (неделимость) компонентов фразеологических единиц или идиоматичность (маына ттастыы);

2. Лексическая связанность компонентов фразеологических единиц или устойчивость (тіркес тиянатылыы);

3. Воспроизводимость фразеологических единиц в качестве готовых единиц языка (олдану тиянатылыы) (Кеесбаев І.:1977).

Все фразеологические единицы казахского языка разделяются Кенесбаевым С.К. на две основные группы:

1. Фразеологические сращения (фразеологиялы тйдектер): жаны кйді, ит арасы иянда, жрек жтан;

2. Фразеологические сочетания (фразеологиялы тіркестер): мырсандай жынаан, асар тау, екі жзді.

Мы полагаем, что для тюркской, в частности для казахской фразеологии, приемлемы некоторые другие методы исследования фразеологического материала, к примеру семемный анализ М.М. Копыленко и З.Д. Поповой.

М.М. Копыленко и З.Д. Попова различают денотативные и коннотативные семемы, которые выражаются лексемами. Семема является компонентом смысловой, содержательной стороны слова.

Основным критерием при классификации фразеосочетаний является критерий идиоматичности, который определяется как «семантический сдвиг лексем в сочетании»

(Копыленко М.М.:1973). В качестве сопровождающего признака используется критерий устойчивости, который понимается как предсказуемость компонентов (Копыленко М.М., Попова З.Д.:1972; Копыленко М.М.:1973) Приведем примеры и характеристику 7 из 15 типов двулексемных фразеосчетаний:

ызы кездесу интересная встреча, аылды бала умный ребенок, ататы аламгер выдающийся деятель, красивое платье, писать статью. Фразеосочетания такого типа относят к числу «свободных». В них оба компонента отражают экстралингвистическую сущность непосредственно, их сочетаемость друг с другом определяется предметно-логическими связями.

бет жаы лицевая сторона чего-либо, ауыз блме передняя комната, дгелек ая круглая ножка стула, стола и т.д., грудная клетка, вольный перевод. В сочетаниях лексем этого типа один из компонентов (Д2) отражает внеязыковую действительность опосредованно.

ана тілі родной язык, йрыты жлдыз комета, а айын береза, авторский лист, английская соль, обстоятельство времени. В этих фразеосочетаниях оба компонента представляют вторичные денотативные семемы. Их устойчивость довольно высока, поскольку они в подавляющем большистве случаев являются составными терминами.

тйінді мселе основная проблема, ткір тіл острый язык, астарлы сз слова, имеющие скрытый смысл, жабыса кісі назойливый, надоедливый, пристающий человек, куриная память, волчий аппетит, острая боль, холодная вежливость.

Отличительной особенностью данных фразеосочетаний является то, что один из компонентов отражает экстралингвистическую сущность непосредственно, другой компонент отражает внеязыковой денотат опосредованно, однако коннотативная семема логически связана и мотивирована денотативной семемой той же лексемы.

бос сз, ысыр сз пустые слова, арам су стоячая вода, біз кше тонкий каблук, стоять над душой, довести до сведения. Однако, ввиду относительной редкости вторичной денотативной семемы сочетаний лексем этого типа в языках мало.

ашы ауыз ротозей, ростяпа, саалды басымен имея преклонный возраст, малма тыма ни рыба, ни мясо, слабый безвольный человек, йма ла понятливый о человеке, белая ворона, махнуть рукой, закинуть удочку. В сочетаниях данного типа оба компонента характеризуются отсутствием прямой связи с денотатом. Оба компонента во фразеосочетаниях с семемной формулой К1К1 претерпевают семантический сдвиг.

Степень идиоматичности и устойчивости данных фразеосочетаний велика, они характеризуются семантической целостностью.

жер болу опозориться, балы жылы год рыбы, кк жалау лентяй, реветь белугой, друг ситцевый, медвежий угол. В этих фразеосочетаниях одна лексема полностью сохраняет предметно-логический характер и употреблена в прямом номинативном значении, другая утратила всякую связь с денотативной семемой своей лексемы и др.

Если речь идет об определительных отношениях, то они выражаются тремя видами словосочетаний изафета (Искаков А.И.:1964), а также имеными сочетаниями с причастиями, с первообразными и производными прилагательными.

Оформленный изафет характеризует определяемое по признаку принадлежности ему другого предмета: оушыны кітабы – книга ученика, аашты бтаы – ветка дерева, кесіні баласы – дитя отца.

Существительные в неоформленном родительном падеже определяют вещественные качества других предметов и выражают неопределенное родовое понятие, показывающее, к какой категории относится определяемое білім ясы – место, где получают знания, кз жасы – слезы глаз, ат басы – лошадиная голова, ала трындары – жители города.

Атрибутивные компоненты изафетных конструкций третьего типа это существительные со строго определенной семантикой реального, установленного в практике отношения предметов, того или иного материала: алтын білезік – золотой браслет, темір крек – железная лопата, шай асы – чайная ложка, жібек жіп – шелковая нить, тас жол – мощенная дорога. В ряде тюркских языков этот тип изафета включает определение, обозначающее профессию, специальность, официальное звание, титулы, ученую степень и принадлежность к определенному полу (Гаджиева Н.З.:1970;

Гарипов Т.М.: 1983):

дрігер йел букв. врач женщина, хатшы жігіт – букв. секретарь парень, ыз бала – букв. девочка дитя.

М.Б. Балакаев отмечает следующие смысловые отношения в подобном типе изафета:

1. Материал, из которого сделан предмет: темір пеш – железная печь, ааш крек – деревянная лопата. 2. Сравнительный эпитет: ой кз – бараньи глаза, жібек жн – шелковистая шерсть.3. Назначение предметов: ат ора – конюшня, кір сабын – хозяйственное мыло.4. Пространственные отношения предметов: тау теке – горный козел, ауыз й – проходная комната (Балакаев Неоформленный атрибут есть определенный признак, свойство. выраженное субстантивом (Уемов А.И.:1963) Такие отношения между вещами, предметами лежат на поверхности, мы их наблюдаем во время «живого созерцания», не отвлеченно, они зримы. Первый компонент сочетаний такого рода нередко приобретает статус К1, происходит идиоматизация ФС (Таева Р.М.:1983), например:

ойма ауыз – маленький рот, ау мойын – лебединая шея, шалбар бет, кемпір бет морщинистое лицо, ора мрын – нос крючком, бйрек бет – лицо с выпуклыми щеками, азан бас – большая голова, жылан жріс – бесшумная походка, кміс клкі – звонкий смех, айма ерін – тонкие губы.

Самым продуктивным способом для казахского языка признается калькирование.

Абсолютные эквиваленты – это фразеосочетания, образованные под воздействием русского языка и имеющие в обоих языках семантический статус Д1Д1: активное участие белсее атысу, изредка Д2Д1: белый хлеб а нан.

Кальки фразеосочетания, в лексемах которых возник под влиянием русского языка сдвиг до степени Д2 или К1. Семантический сдвиг может коснуться всех лексем: белое золото (Д2Д2) а алтын или не всех: в полном смысле слова (К1К1К1) сзді толы маынасында.

Полукальки фразеосочетания, в которых одна из лексем является заимствованной из русского языка, а вторая под влиянием русского языка приобрела семантический статус Д2 или К1, например: Ахиллесова пята (К1К1) Ахиллесті кшесі, государственная машина (Д2К1) – мемлекеттік машина.

Независимые тождественные образования фразеосочетания, семемы которых (денотативные, коннотативные) оказались тождественными семемам русского языка не вследствие его воздействия, а спонтанно, в ходе самостоятельного развития казахского языка: говорить в открытую дверь (Д1К1) – ашы айту, сделать глупость (К1Д1) – аыматы жасау, сделать человеком кого-либо (К1Д1) – адам ылу.

Абсолютное большинство фразеосочетаний – калек типа «относительное прилагательное +существительное» составляют кальки:

открытый урок ашы саба, звездная война – жлдызды соыс, сухие факты – ра дерек, коренная проблема – тбірлі мселе, лишь единицы – полукальки:

кристально чистый коммунист – кіршіксіз таза коммунист, и независимые тождественные образования:

Достаточно систематическое и регулярное функционирование исследуемых фразеосочетаний – калек подтверждает мысль о том, что калькирование активизирует словообразовательный процесс и выявляет новые возможности языка в этой области.

Освоения иноязычных оборотов в транслитерированной и нетранслитерированной форме, аббревиации подобных построений, как одного из способов построения новых элементов (а именно английских, французских, русских и казахских параллелей с английского, французского, русского, казахского и других языков источников).

Широкое исследование функциональной природы иноязычных (казахских) вкраплений (в русских художественных и публицистических текстах) проведено казахстанскими исследователями (Жаркынбекова Ш.К.:1994) В специальной монографии, посвященной таким образованиям, авторы приходят к следующим выводам (Копыленко М.М., Ахметжанова З.К., Жолтаева Т.У. и др:1990):

а) вкрапления не отягощены новой для читателя денотативной семантикой;

б) возникновение подобных казахских языковых единиц в оригинальных русских художественных текстах и в переводах с казахского языка на русский связано с колоризующей функцией и рядом дополнительных, в частности, они характеризуют русскоказахское двуязычие, сообщают полезные сведения о казахском речевом этикете и т. д. (Копыленко М.М., Ахметжанова З.К., Жолтаева Т.У. и др.:1990).

М.М. Копыленко выявляет функциональные особенности русских вкраплений в казахском художественном тексте: прямое отражение двуязычных ситуаций, экспрессию иноязычного средства создания колорита, отражение плохого знания казахского языка.

Исходными условиями появления в языке рассматриваемых оборотов являются языковые контакты прямые или опосредствованные, практика переводов, и в целом, культурный взаимообмен. Так, как не существует словаря русских или казахских нетранслитерированных оборотов, то исследованию подверглись нетранслитерированные типы фразеологических единиц, функционирующие в средствах массовой информации и пропаганды.

Так, наблюдения над использованием нетранслитерированных оборотов в казахоязычных средствах массовой информации приводят к выводу, что чаще всего они возникают на уровне речи, на фоне активного освоения терминологической лексики и представляют собой русские образования. Однако, в русскоязычных массмедиа подобные единицы выполняют определенную стилистическую роль, в первую очередь, функцию выделения, и чаще всего представлены латинскими и английскими иноязычными выражениями. В целом, использование нетранслитерированных выражений рассматриваемого типа более характерно для книжной речи.

Нехарактерность подобных оборотов для русскоязычной прессы, связана, прежде всего, со стилистическим фактором (многими исследователями подчеркивается роль именно стилистической функции в удержании воспринятых собственно заимствований, цель употребления которых, например, в книжной речи - создание речевой характеристики действующих лиц). Данное положение согласуется с выводами Э.М. Солодухо и других специалистов, что в большинстве случаев данные образования являются принадлежностью книжной речи (Солодухо Э.М.:1989). Закрепленный фактический материал также позволяет выявить их незначительность в казахских газетных текстах, возникающих в большинстве случаев как идиоматические названия конкурсов, фирм и т.д. Вслед за появлением незнакомого иноязычного оборота, как правило, идет пояснение:

«You are as good as you last concert». Как это лучше перевести... «Ты хорош настолько, насколько ты сыграл свой последний концерт» (Караван, 27.12.96).

Появление подобных построений объясняется высокой степенью идиоматичности, особенно ФЕ коммуникативного типа, своеобразием передаваемого ими смысла, нивелирование которых в связи с внутриязыковой заменой может вести к утрате не только собственно стилистической, но и вообще коммуникативной ценности оригинала.

Стремление к рецепиированию сверхсловных комплексов в иноязычной материальной оболочке с минимальным числом компонентов обуславливается принципами языковой экономии.

ласты или педали – самые обыкновенные ноги, отсюда неофраземы – крути педалями, шевели ластами (Костанайские новости, 05.09.2007г.№122) Чем шире ареал фразеологической единицы, тем шире ее вариационные возможности. Признавая широкое варьирование большинства фразеологизмов, необходимо оговорить возможность чисто синхронического подхода к их стабильности. Задача исторического анализа фразеологии (в противоположность ее синхроническому исследованию) выявление переменного, хронологически весьма подвижного контекста.

Структурная модель это каркас фразеологизма, один из факторов, обеспечивающих его устойчивость и воспроизводимость, в определенной мере даже регулирующий его семантическую тождественность.

В заключении реферируемой работы излагаются основные результаты исследования, делаются выводы о наличии общего и национальноспецифического в русских, казахских, английских и французских фразеологизмах. Проведенный анализ является перспективным для дальнейшего исследования фразеологизмов двух языков, позволит выявить наличие синонимичных и антонимичных фразеосочетаний русского и казахского языков, определить новые классы стилистического порядка.

Наблюдения над происхождением некоторых фразеологизмов в данной работе могут быть полезными для создания фразеологического этимологического словаря русского и казахского языков.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Публикации в изданиях, включенных в перечень изданий, рекомендованных ВАК:

1. Таукенова А.М. Заимствованные фразеологизмы из европейских языков и отражение их в русском и казахском языках/ А.М. Таукенова//Вестник ЧГПУ, Научные статьи, материалы конференций:

2. Сравнительный анализ фразеологических единиц, образующих интернациональную группу/ А.М. Таукенова // ГылымНаука: Международный научный журнал. Костанай: КЮИ МВД РК, 2002.№ 1(1). С.114118.

3. Фразеологизмы библейского происхождения/ А.М. Таукенова// ГылымНаука:

Международный научный журнал. Костанай: КЮИ МВД РК, 2003. № 1(3).

4. Обучение языкам в ведомственных учебных заведениях специфика и значение/ А.М. Таукенова// Сборник материалов республиканской научнопрактической конференции «Актуальные проблемы обучения и воспитания курсантов и их адаптация в служебнобоевой деятельности в войсках: опыт, проблемы и перспективы». Петропавловск, 2004. С.8992.

5. Функционирование заимствованных фразеологизмов в средствах массовой информации/ А.М. Таукенова//Сборник статей международной научнопрактической конференции Костанайского юридического института

 


Похожие работы:

«ГАВРИКОВА ЭЛИНА ОЛЕГОВНА ФОРМИРОВАНИЕ АНТРОПОНИМИИ В ДЕТСКОМ РЕЧЕВОМ СОЗНАНИИ Специальность: 10.02.01. – Русский язык Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тюмень 2005 1 Работа выполнена на кафедре общего языкознания Тюменского государственного университета Научный руководитель : доктор филологических наук, профессор, академик АРЭ, РАЕН, АГН, заслуженный деятель науки РФ Фролов Николай Константинович Официальные оппоненты : доктор...»

«СИДНЕВА СВЕТЛАНА АЛЕКСАНДРОВНА РАСТИТЕЛЬНЫЙ КОД В НОВОГРЕЧЕСКОМ ФОЛЬКЛОРЕ Специальность 10.02.14 – классическая филология, византийская и новогреческая филология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва 2008 Работа выполнена на кафедре византийской и новогреческой филологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова Научный руководитель : доцент, кандидат филологических наук И.И. Ковалева Официальные...»

«Капишева Татьяна Юрьевна Опыт сопоставления структурно-семантических и когнитивных категорий в русской и немецкой фитонимной фразеологии 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Уфа 2009 Работа выполнена на кафедре общего языкознания Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Башкирский государственный...»

«Стародубцева Анастасия Николаевна Скорописные тексты делопроизводства Тобольского губернского правления конца XVIII в. как лингвистический источник: функционально-стилистический и источниковедческий аспекты 10.02.01 – русский язык Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Архангельск – 2013 Работа выполнена на кафедре филологического образования федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего...»

«АНТОНЕЦ Екатерина Владимировна ПРОБЛЕМЫ ЛАТИНСКОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ РУКОПИСНОЙ КНИГИ В АНТИЧНОСТИ (II в. до н. э. – III в. н. э.) Специальность 10.02.14 – классическая филология, византийская и новогреческая филология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Москва 2009 Работа выполнена на кафедре древних языков исторического факультета ФГОУ ВПО Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова Официальные оппоненты : доктор...»

«ГРОМОВА Елена Арсентьевна ДИАХРОНИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ СЛОВАРНОГО СОСТАВА АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА Специальность 10. 02. 04 – германские языки АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Ростов-на-Дону – 2011 Работа выполнена на кафедре теории и практики английского языка Педагогического института ФГАОУ ВПО Южный федеральный университет Научный руководитель : доктор филологических наук, доцент Муругова Елена Валерьевна Официальные оппоненты : доктор...»

«Елисеев Вячеслав Сергеевич ИДЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ФРАГМЕНТА ПОЛЯ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОЦЕНОЧНОГО ОТНОШЕНИЯ В АРАБСКОМ ЯЗЫКЕ В СОПОСТАВЛЕНИИ С РУССКИМ Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва – 2013 1 Работа выполнена в Российском университете дружбы народов на кафедре общего и русского языкознания филологического факультета Научный...»

«ШАЛИНА Ирина Владимировна УРАЛЬСКОЕ ГОРОДСКОЕ ПРОСТОРЕЧИЕ КАК ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН 10.02.01 – русский язык Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Екатеринбург 2010 1 Работа выполнена на кафедре риторики и стилистики русского языка Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Уральский государственный университет имени А. М. Горького Научный консультант : доктор филологических наук, профессор...»

«ГАНИЕВ ЖУРАТ ВАЛИЕВИЧ ВАРИАТИВНОСТЬ В РУССКОМ ПРОИЗНОШЕНИИ: ПЕРМАНЕНТНАЯ БОРЬБА ВОКРУГ НОРМЫ (ПРОШЛОЕ, СОВРЕМЕННОСТЬ) Специальность 10.02.01 – русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Москва – 2009 2 Работа выполнена на кафедре русского языка и общего языкознания филологического факультета ГОУ ВПО Московский городской педагогический университет Официальные оппоненты : доктор филологических наук, профессор Бархударова Елена...»

«ПОТАПОВА ГАЛИНА АЛЕКСАНДРОВНА ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ИНОЯЗЫЧНЫХ МОРФЕМ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ НА РУБЕЖЕ XX-XXI ВЕКОВ Специальность 10.02.01 – русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва – 2014 2 Работа выполнена на кафедре русского языка ФГБОУ ВПО Московский педагогический государственный университет Научный руководитель : кандидат филологических наук, профессор Николина Наталия Анатольевна Официальные оппоненты : Алтабаева Елена...»







 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.