WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

На правах рукописи

Васильченко Татьяна Евгеньевна

Польские граждане на Европейском Севере СССР:

от депортации к амнистии и репатриации

(1939–1946 гг.)

Специальность 07.00.02. – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва 2013

Работа выполнена на кафедре отечественной истории Института гуманитарных наук Государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования города Москвы «Московский городской педагогический университет».

Научный руководитель: Орчакова Лариса Геннадьевна, доктор исторических наук, профессор кафедры отечественной истории Института гуманитарных наук Государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования города Москвы «Московский городской педагогический университет».

Официальные оппоненты: Земсков Виктор Николаевич, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра военной истории России Института российской истории РАН Лебедева Наталья Сергеевна, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Отдела истории международных отношений Института всеобщей истории РАН

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Сыктывкарский государственный университет»

Защита состоится «_14_»_мая 2013 г. в 15.00 на заседании Диссертационного совета Д 850. 007. 01 на базе Государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования города Москвы «Московский городской педагогический университет» по адресу:

129226 г. Москва, 2-й Сельскохозяйственный проезд, 4, корп. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования города Москвы «Московский городской педагогический университет» по адресу: 129226 г. Москва, 2-й Сельскохозяйственный пр., д. 4, корп. Автореферат разослан 2013 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета кандидат исторических наук, профессор В.А. Корнилов I.





Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Вопросы переселения народов в истории советской России, в частности польских граждан, занимают важное место. Объясняется это тем, что данная проблема влияла и продолжает влиять на межгосударственные отношения. Многолетнее замалчивание правды о польских спецпереселенцах создавало неясность и напряжение в отношениях двух народов. Объективное глубокое исследование выбранной темы позволит раскрыть проблемы депортации, амнистирования и репатриации не только поляков, но и в целом населения западных областей, вошедших в состав БССР и УССР в 1939 г. Не случайно, именно эти вопросы обсуждались руководителями правительств России и Польши в сентябре 2009 г. в Гданьске и в апреле 2010 г. в Смоленске. Заявление В.В. Путина на последней из этих встреч о том, что «…и для поляков, и для россиян важна правда о прошлом, какой бы жесткой и неудобной она ни была» усиливает актуальность темы и открывает широкие возможности для ее исследования1.

Актуальность темы также обусловлена повышенным интересом польских граждан к судьбе родственников, находившихся на спецпоселении в СССР, и особенно на его Севере, куда насильственно было вывезено 88 тысяч человек2. С открытием в 1990-е годы российских архивов число запросов о судьбах репрессированных резко увеличилось и не стихает до настоящего времени.

Степень научной разработанности проблемы. Изучение темы осуществлялось в отечественной и зарубежной (главным образом польской) историографии.

В отечественной историографии советского периода исследование истории депортаций польских граждан практически не велось. Советский Союз отрицал наличие секретных протоколов к договору СССР и Германии о ненападении от 23 августа 1939 г., а присоединение к СССР Западной Украины и Западной Белоруссии традиционно называлось «освободительным походом» Красной армии3.

Изучение депортаций польских граждан в отечественной историографии началось с провозглашением в СССР перестройки и гласности, т.е. с середины 1980-х гг. Одной из первых по этой теме стала статья В.С. Парсадановой4. Несомненное значение этой работы в определении депортаций как В.В. Путин в Катыни осудил сталинские репрессии, но призвал не винить за них россиян. Среда, апреля г. ресурс].

7 2010 [Электронный URL:

http://www.newsru.com/russia/07apr2010/katyn.html (дата обращения: 07.04.2010).

Васильченко Т.Е. Польские граждане на Европейском Севере СССР: от депортации к амнистии и репатриации (1939–1946 гг.).— Архангельск: Поморский гос. ун-т, 2010.— С. 1.

О внешней политике Советского Союза: Доклад Председателя Совета Народных Комиссаров и Народного Комиссариата Иностранных дел тов. В.М. Молотова на заседании Верховного Совета СССР 31 октября 1939 г. // Правда.— 1939.— 1 ноября.— С. Парсаданова B.C. Депортация населения из Западной Украины и Западной Белоруссии в 1939–1941гг. // Новая и новейшая история.— 1989.— № 2.— С. 20–36.

политических репрессий. В значительной степени тему расширили и углубили сведения о национальном составе депортированных польских «осадников» и беженцев, их численности и районах расселения, нашедшие отражение в опубликованных в те же годы статьях В.Н. Земскова1 и Н.Ф. Бугая2.





Продолжив исследование темы репрессий, В.Н. Земсков опубликовал несколько книг, обобщив в них свои многолетние изыскания3. Одной из наиболее серьезных в концептуальном плане работ стала монография П.М. Поляна, в которой автор показал национально-этническую сторону принудительных миграций4.

Большую работу по изучению репрессий против поляков и польских граждан проводила и проводит международная общественная организация «Мемориал» и один из ведущих ее исследователей А.Э. Гурьянов. Итогом участия «Мемориала» в международной программе «Общая судьба – Восточная Европа» стали российско-польские научные конференции и серия статей, в которых максимально точно была определена численность переселенных5.

Существенный вклад в развитие темы внесли региональные исследования, позволяющие выявить общее и особенное в условиях жизни и судьбах депортированных6. Наиболее полно история спецпоселенцев в Коми АССР Земсков В.Н. Спецпоселенцы (по документам НКВД – МВД СССР) // Социологические исследования.— 1990.— № 6.— С. 5–17; он же. Заключенные, спецпоселенцы, ссыльнопоселенцы, ссыльные и высланные // История СССР.— 1991.— № 5.— С. 151–165.

Бугай Н.Ф. К вопросу о депортации народов в 30–40-е годы // История СССР.— 1989.— № 6.— С. 35–49; он же. «Погружены в эшелоны и отправлены к местам поселений». Л.

Берия – И. Сталину // История СССР.— 1991.— № 1.— С. 5–30; он же. И. Сталин – Л.

Берии: «Их надо депортировать» // История СССР.— 1991.— № 2.— С. 45–67; он же.

Север в политике переселения народов // Север.— 1991.— № 4.— С. 20–35; он же.

Последствия депортации народов: спецпоселенцы и выселенцы // История СССР.— 1992.— № 1.— С. 18–42; он же. Л. Берия – И. Сталину: «Согласно Вашему указанию».— М., 1995.

Земсков В.Н. Спецпереселенцы (1930–1959 гг.).— М., 1994; он же. Спецпоселенцы (1930–1960).— М., 2003.

Полян П. Не по своей воле. История и география принудительных миграций в СССР.— М., 2001.

Gurjanow A. Cztery deportacje 1940–1941.Wykaz transportow // KARTA. Niezalezne pismo historyczne.— 1994.— № 12.— S. 114–136; Гурьянов А.Э. Масштабы депортации населения в глубь СССР в мае – июне 1941 г. // Репрессии против поляков и польских граждан: исторические сборники «Мемориала».— М., 1997.— Вып. 1.— С. 137–175;

Гурьянов А.Э. Польские спецпереселенцы в СССР в 1940–1941 гг. // Там же.— С. 114–136.

Сабурова Т. Юдоль печали // Правда Севера.— 1991.— 10 января.— С. 3; Дубровина И.А. Котлас – пересыльный пункт массовой ссылки поляков // Поляки в России: история ссылки и депортации : тез. докл. Междунар. науч. конф.— СПб, 1995.— С. 13–14; Зиберт К.

Лимендский леспромхоз – место ссылки поляков // Там же.— С. 14–15; Пузырев М.Д.

Польские спецпоселенцы в Архангельских лагерях в предвоенные годы // Там же.— С. 30– 31; Максимова Л.А. Условия жизни спецпереселенцев-поляков в Коми АССР в 40-е годы // Польская ссылка в России XIX–XX вв.: региональные центры : сб. ст. / под ред. Р.М.

Валеева, И.И. Шарифжанова.— Казань, 1998.— С. 246–251; Мельник Т.Ф. Поляки в тайге // Двина.— 2002.— № 4.— С. 20–26; Морозов Н.А. Евреи в составе депортированных в рассмотрена в работах Н.М. Игнатовой и М.Б. Рогачева. Исследования Н.М.

Игнатовой позволяют представить историю спецссылки в комплексе, сравнить положение депортированных польских граждан с другими категориями спецпоселенцев1. В то же время история польской спецссылки автором изучалась без соотнесения с другими регионами. Более детально тема советских депортаций польского населения освещена М.Б. Рогачевым. В ряде статей автор освещает численность, размещение, трудовое использование и быт польских спецпереселенцев в республике Коми2. Результаты исследований обобщены М.Б. Рогачевым в кандидатской диссертации. Однако, в данное исследование не вошли вопросы, касающиеся репатриации польских граждан в 1945-1946 гг.3.

Зарубежная историография темы обширнее российской. Работы польских авторов, опубликованные с середины 1940-х гг. до начала 1980-х гг.

представляют проблему депортаций польских граждан с позиции агрессивной критики в сторону СССР4. Наиболее серьезными работами социалистического периода являются исследования Е. Дурачиньского и А. Гловацкого.

1940–1945 гг. в Коми АССР // От Воркуты до Сыктывкара: судьбы евреев в Республике Коми : сб. ст. / сост. В.М. Полещиков.— Сыктывкар, 2003.— С. 249–256.

Игнатова Н.М. Спецпереселенцы в Республике Коми в 1930–40-е гг.: заселение и условия жизни // Корни травы : сб. статей молодых историков.— М., 1996.— С. 25–35; она же.

Государственная политика спецпереселения: общие направления и коми региональные особенности // Политические репрессии в России. XX век : материалы Регион. науч.

конф.— Сыктывкар, 2001.— С. 63–64; она же. Система управления спецпоселками и контроля за спецпереселенцами в 1930–1950-е гг. // Политические, экономические и социокультурные аспекты регионального управления на Европейском Севере : тез. докл.

Регион. науч. конф.— Сыктывкар, 2001.— С. 192–196; она же. Источниковая база по проблеме истории спецпереселенцев в Республике Коми в 1930–1950-е годы (общая характеристика) // Архивы в XXI веке: проблемы и перспективы : тез. докл. науч.-практ.

конф.— Сыктывкар, 2002.— С. 94–96; она же. Спецпереселенцы в Республике Коми в 1930–1950-е гг.— Сыктывкар, 2009.

Рогачев М.Б. Поляки в Коми АССР в 1930–1950-е гг. // Вестник культуры Коми АССР.— 1990.— Вып.1 : тез. докл. III Республик. конференции по историческому краеведению.— С. 45–46; он же. «Размещены исключительно в тяжелых условиях» // Карта.— 1993.— № 2.— С. 7; он же. Польские могилы на Коми земле: судьбы депортированных // Проблемы истории репрессивной политики на Европейском Севере России (1917–1956) : тез. докл.

Всерос. науч. конф.— Сыктывкар, 1993.— С. 73–75; он же. Депортация польских граждан в Коми АССР (1940–1941) // Поляки в России: история ссылки и депортации : тез. докл.

Междунар. науч. конф.— СПб., 1995.— С. 35–37; он же. Страницы польской трагедии:

факты и документы // Коми республиканский мартиролог жертв политических репрессий «Покаяние».— Сыктывкар, 2002.— Т.5 / сост. М.Б. Рогачев.— С. 15–463.

Рогачев М.Б. Депортированные польские граждане в Коми АССР в 1940–1944 годах :

дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук.— Сыктывкар, 2005.

Lange O. The Poles in Russia.— Chicago, 1944; Wielhorski W. Los Polakow w niewoli sowieckiej (1939–1956).— Londyn, 1956; Kowalski W., Skrzypek A. Stosunki polskoradzieckie 1917–1945.— Warszawa, 1980; Trela E. Polskie placowki oswiatowe i wychowawcze w Zwiazku Radzieckim w latach 1943–1946. Liczebnosc i rozmieszczenie.— Wroclaw, 1981;

Bugaj T. Dzieci polskie w ZSRR i ich repatriacja 1939–1952 // Prace Karkonoskiego Towarzystwa Naukowego.— 1982.— № 25— S. 12–15.

Монографии Е. Дурачиньского посвящены теме советско-польских отношений. На материалах Института Гувера и архива В. Сикорского автор показал развитие отношений между СССР и Польшей в период Второй мировой войны1. В начале 1980-х гг. появляются публикации А. Гловацкого о деятельности Союза польских патриотов, его структуре и деятельности2, однако перечисленные работы основаны лишь на зарубежных источниках без привлечения российских материалов, что значительно снижает их научную ценность.

Как и в отечественной историографии, данная тема стала углубленно изучаться в Польше лишь с середины 1980-х гг. После распада социалистического лагеря появился ряд монографий, основанных на документах зарубежных и российских архивов, раскрывающих различные страницы польской спецссылки3.

Из наиболее значимых польских научных работ 1990-х гг. следует отметить исследования З. Семашко4, К. Заморского5, А. Гловацкого6 и Д. Бочковского7. Авторы точно определяют категории спецпереселенцев, количество высланных и даты депортационных операций.

В начале XXI века состоялось несколько международных научных конференций, способствовавших определению характера советских депортаций польского населения, выявлению отличий репрессивной политики царского и советского правительств, а также различий в положении польских граждан в разных регионах России в XIX-XX вв. Наряду с польской, в зарубежной историографии следует отметить исDuraczynski E. Stosunki w kierownictwie podziemia londynskiego 1939–1943.— Warszawa, 1966; Duraczynski E. O przyszlosc Polski 1939–1945.— Warszawa, 1985; Duraczynski E.

Mеdzy Londynem a Warszawа. Lipiec 1943 – lipiec 1944.— Warszawa, 1986.

Glowacki A. Powstanie, organizacja i dzialalnosc Wydzialu Opieki Spolecznej Zarzadu Glownego Zwiazku Patriotow Polskich w ZSRR 1943–1946.— Lodz, 1981; Glowacki A.

Struktura i dzialalnosc centralnych wladz Zwiazku Patriotow Polskich w ZSRR (1943–1946).— Warszawa, 1983; Glowacki A. Opieka Zwiаzku Patriotоw Polskich w ZSRR nad inwalidami i starcami (1943–1946).— Lоdz, 1984.

Siedlecki J. Losy Polakow w ZSSR w latach 1939–1986.— Lodz, 1986; Czerniakiewicz J.

Repatriacja ludnosci polskiej z ZSRR 1944–1948.— Warszawa, 1987; Zaron P. Ludnosc polska w Zwiаzku Radzieckim w czasie II wojny swiatowej.— Warszawa, 1990.

Siemaszko Z. W sowieckim osaczeniu 1939–1943.— Londyn, 1991.

Zamorski K., Starzewski St. Sprawiedliwosc sowiecka.— Warszawa, 1994.

Glowacki A. Ocalic i repatriowac. Opieka nad ludnoscia polska w glebi terytorium ZSRR (1943–1946).— Lodz, 1994; Glowacki A. Dla kogo «amnestia» w 1941 roku? // My, Sybiracy.— 1995.— № 6.— S.12–18; Glowacki A., Rogaczow M. Delegatura Ambasady Rzeczypospolitej Polskiej w Komi ASRR 1941–1943 // My, Sybiracy.— 1996.— № 7.— S. 23–28.

Bockowski D. Jak piskleta z gniazd. Dzieci polskie w ZSRR w okresie II wojny Swiatowej.— Warszawa; Wroclaw, 1995; Bockowski D. Czas nadziei. Obywatele Rzeczypospolitej Polskiej w ZSSR i opieka nad nimi placowek polskich.— Warszawa, 1999.

Каторга и ссылка на Севере России : сб. ст. Т. 1.— Архангельск, 2004; Т. 2.— Архангельск, 2006; Польская ссылка. Европейский Север в судьбе России: общее и особенное исторического процесса : сб. ст.— Вологда, 2005.— С. 218–229; Polacy w guberni arhangielskiej w XIX I XX wieku : zbir artykuw.—Т. 27. // Pod redakcja naukowa A.

Kuczynskiego i M. Marczyka.— Wroclaw, 2012.

следования американского историка А. Даллина. В соавторстве с Б. Николаевским1 и Дж. Бреслауэром2 А. Даллин предпринял попытку обобщения доступных материалов о системе трудовых лагерей и поселений НКВД СССР.

Ввиду малочисленности источников издания содержат неточности в указании мест расположения лагерей и их деятельности. В исследованиях Р. Конквеста этнические депортации в СССР представлены как естественное продолжение колониальной политики царской России3.

В английской историографии 1990-х гг. следует отметить работы К.

Сворд4. Автор характеризует депортации как этническую чистку. Верхняя временная граница репатриации определена ею 1948 г., что не подтверждается в источниках, введенных в научный оборот в последнее время.

За последнее десятилетие тема депортаций с территории западных областей Украины и Белоруссии в 1940–1941 гг. получила освещение в работах украинских, белорусских и литовских исследователей5. Польская тема представлена авторами в контексте политических репрессий в СССР в предвоенный период.

Таким образом, в отечественной и зарубежной историографии получили определенное освещение проблемы раздела Польши между Германией и СССР в сентябре 1939 г., советизации польских территорий, подготовки и осуществления депортаций с занятых территорий, раскрыты вопросы административно-правового положения депортированных польских граждан в разных регионах СССР до возвращения их на родину в 1946 г., деятельности польского посольства и Союза польских патриотов в Советском Союзе. Вместе с тем, углубленного изучения требуют региональные особенности судеб депортированных в период нахождения на спецпоселении и после амнистии, условий их жизни и труда, а также влияние на эти условия отношений СССР с союзниками и польским правительством.

Исходя из актуальности и изученности проблемы, в работе сформулированы объект и предмет; цель и задачи исследования, его научная и практическая значимость.

Объектом исследования выступает политика переселения народов в Советской России.

Предметом исследования является трансформация административноDallin A., Nikolaevsky B. Forced Labour in Soviet Russia.— London, 1947.

Dallin A., Breslauer G. Political Terror in Communist Systems.— Stanford, 1970.

Conquest R. The Soviet Deportation of Nationalities.— London, 1960; Conquest R. The Nation – Killers. The Soviet Deportation of Nationalities.— London, 1970; Conquest R. Mordercy narodоw.— Warszawa, 1987.

Sword K. The Soviet Takeover of the Polish Eastern Provinces, 1939–1941.— London, 1991;

Sword K. Deportation and Exile. Poles in the Soviet Union, 1939–1948.— London, 1994.

Peaбiliтовaнi icтopieю. Iвaнo-Фpaнкiвcькa область : сб. док. : у 5 т. T. 1.— IвaнoФpaнкiвcьк, 2000; T. 2.— 2001; T. 3.— 2002; T. 4.— 2002; T. 5.— 2004; Адамушко В.И., Иванова Н.В. «Помилуйте» : документы по репрессиям 1939–1941 гг. в Вилейской области / гл. арх. упр. при Совете Министров Республики Беларусь.— Молодечно, 1992; Poмaнiв O.M., Федушак I.B. 3axiднoyкpaiньскa тpaгeдiя, 1941.— Львiв; Нью-Йорк, 2002.

правового положения, условий труда и проживания принудительно переселенного польского населения на Европейском Севере СССР.

Цель работы: изучить депортации польских граждан из западных областей Украины и Белоруссии на Европейский Север СССР.

Задачи исследования:

– изучить процесс подготовки депортаций польских граждан с территорий, вошедших в состав СССР после 17 сентября 1939 г;

– выявить особенности административно-правового положения, социально-бытового обустройства и трудовой деятельности депортированных польских граждан в СССР и на Европейском Севере;

– исследовать изменение положения польских граждан после амнистии до возвращения на родину;

– проследить, как отношения СССР с союзниками и польским правительством влияли на изменение положения польских граждан на территории Советского Союза, на процессы их реэвакуации и отправки на родину.

Методология исследования. Тема польской спецссылки рассмотрена в рамках институциональной концепции. Институциональный метод – это метод изучения политических, экономических и социальных институтов и их взаимодействий. В качестве концептуальной основы диссертационного исследования институциональный метод помогает понять историческую реальность посредством изучения трансфомации социальной группы польских граждан и политического процесса в целом.

В соответствии с институциональной концепцией диссертантом рассмотрены вопросы советизации, формирования партийных и государственных структур в западных областях Украины и Белоруссии, подготовка и осуществление депортаций, административно-правовое положение польских граждан в период спецссылки, после амнистии и в процессе репатриации.

При написании диссертации автор опиралась на принципы объективности, научности и историзма. Базируясь на разных источниках, диссертант исследовала тему польской спецссылки без политической и идеологической предвзятости. Принцип научности предусматривает применение таких методов исторической науки как: хронологический;

группировки, систематизации и обобщения; историко-типологический;

историко-сравнительный и синхронный; историко-генетический и статистический. Посредством хронологического метода факты изложены в логической последовательности исторических событий. Реализация метода группировки, систематизации и обобщения позволила выявить существенные качественные изменения в административно-правовом положении социальной группы польских граждан: спецпереселенцев, амнистированных и репатриантов как следствия изменения политики советского государства по отношению к ним и союзникам. Применение историко-типологического метода позволило дать полную характеристику различных категорий польских спецпереселенцев. Используя историко-сравнительный и синхронный методы, исследователь сопоставила положение польских спецпереселенцев с другими категориями репрессированных в рассматриваемых регионах Европейского Севера и в целом в СССР.

Историко-генетический метод способствовал выделению проблемы союзнических отношений СССР и выявлению влияния «польского вопроса»

на исторический процесс.

На основе статистического метода были получены точные сведения не только о количестве спецпереселенцев разных категорий, их возрастном и половом составе, но и местах их проживания до и после амнистии.

Хронологические рамки исследования ограничены 1939–1946 гг.

Нижняя граница объясняется вступлением советских войск в сентябре 1939 г. на польскую территорию. В рамках этого временного отрезка четко прослеживается два периода, различных по характеру отношений СССР и Польши и соответственно положению польских граждан в советском государстве и их правовому статусу:

– осень 1939 г. – лето 1941 г. – период, когда со вступлением Красной армии на территорию Польши началась советизация новых областей, подготовка, осуществление принудительного переселения, а также пребывания депортированных на спецпоселении;

– лето 1941 г. – 1946 г. – период от начала Великой Отечественной войны, изменившей советско-польские отношения и положение польских спецпереселенцев до их возвращения на родину.

Верхняя граница диссертационного исследования соответствует возвращению польских граждан на родину в 1946 г.

Территориальные рамки исследования охватывают Архангельскую, Вологодскую области и Коми АССР – важнейшие регионы дислокации исправительно-трудовых лагерей и трудовых спецпоселений, куда было направлено основное количество репрессированных польских граждан. С точки зрения экономического деления, понятие Европейский Север помимо названных регионов, включает в себя Мурманскую область и Карельскую АССР. Однако подтверждения нахождения польских спецпереселенцев в Карелии и в Мурманской области, кроме участия заключенных поляков в строительстве аэродрома на Поное, автору найти не удалось1. Это объясняет исключение этих административных единиц из исследования.

Источниковую базу диссертационного исследования сформировали изданные и неопубликованные ранее архивные материалы.

Опубликованные документы.

Первые сборники документов и материалов по советско-польским отношениям и депортациям поляков были опубликованы еще в 1943–1945 гг. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Фонд (Ф.) 9479. Опись (Оп.) 1, Дело (Д.) 62. Лист (Л.) 37, 67; Д. 61. Л. 34–39, 47–49; Шашков В.Я. Спецпереселенцы на Мурмане.— Мурманск, 1997; он же. Репрессии в СССР против крестьян и судьбы спецпереселенцев Карело-Мурманского края.— Мурманск, 2000; он же. Спецпереселенцы в истории Мурманской области.— Мурманск, 2004.

Polish-Soviet Relations 1918–1943: Official Documents Issued by the Polish Embassy in С тех пор вышло более двухсот наименований сборников документов, включивших большое количество документов российских и зарубежных архивов.

В сотрудничестве с международным обществом «Мемориал» и российскими архивохранилищами Восточным архивом Центра КАРТА продолжается публикация серии «Индекс репрессированных»1. Ценность данной серии заключается в поименной базе всех польских спецпереселенцев в СССР в годы Второй мировой войны. В течение последних пяти лет были изданы сборники разных архивов, посвященные или включающие в себя нормативнозаконодательные и статистические документы по истории депортаций польских граждан2.

Отдельную группу в опубликованных источниках составляют нарративные документы – воспоминания польских политиков, спецпереселенцев и их родственников. Диссертантом были привлечены только те материалы, сведения из которых нашли подтверждение в других источниках3. Одним из Washington.— Washington, 1943; Polish-Soviet Relations 1917–1945. Facts and Documents / H. Henderson.— Glasgow, 1945.

Обзор томов «Индекса репрессированных» см.: Книги памяти жертв политических репрессий в СССР : аннотир. указатель / сост.: Ю.П. Груздев, А.Я. Разумов.— СПб., 2004.— С. 328–333. Indeks represjonowanych. T. XIV : Deportowani w obwodzie archangielskim, Cz. 1: Alfabetyczny wykaz 9320 obywateli polskich wywiezionych w 1940 roku z obwodu bialostockiego.— Warszawa, 2003; Ibid. Cz. 2: Alfabetyczny wykaz 8559 obywateli polskich wywiezionych w 1940 roku z obwodu baranowichiego i wilejskiego.— Warszawa, 2004; Ibid. Cz. 3: Alfabetyczny wykaz 10344 obywateli polskich wywiezionych w 1940 roku z obwodu lwowskiego.— Warszawa, 2004; Ibid. Cz. 4: Alfabetyczny wykaz 6672 obywateli polskich wywiezionych w 1940 roku z obwodu brzeskiego.— Warszawa, 2004; Ibid. Cz. 5:

Alfabetyczny wykaz 6730 obywateli polskich wywiezionych w 1940 roku z obwodu piskiego.— Warszawa, 2004; Ibid. Cz. 6: Alfabetyczny wykaz 7004 obywateli polskich wywiezionych w 1940 roku z obwodu wolynskiego.— Warszawa, 2007; Ibid. Cz. 7:

Alfabetyczny wykaz 7680 obywateli polskich wywiezionych w 1940 roku z obwodow rowienskiego, tarnopolskiego, stanislawowskiego i drohobyckiego orz bez ustalonego obwodu wywozki.— Warszawa, 2007; Ibid.— T. XV : Aresztowani na Zachodniej Bialorusi.— Warszawa; Вологда; Москва, 2005; Indeks represjonowanych. Deportowani w Komi ASSR. Cz.

1 : Alfabetyczny wykaz 10 686 obywateli polskich wywiezionych w lutym 1940 z zachodnich obwodw Ukraiskiej SRR.— Warszawa, 2008; Ibid. Cz. 2 : Alfabetyczny wykaz obywateli polskich wywiezionych w czerwcu 1940 i czerwcu 1941.— Warszawa, 2009; Ibid. T.XVII :

Deportowani w obwodzie wologodzkim. Alfabetyczne wykazy 14 226 obywateli polskich wywiezionuch w 1940 roku z zachodnich obwodw Bialoruskiej SRR i Ukrainskiej SRR / red.

A. Dzienkiewicz, E. Rybarska, A. Gurjanow, A. Raczinskij, S. Starostin.— Warszawa, 2005.

Сталинские депортации. 1928–1953 : сб. док. / отв. ред. А.Н. Яковлев.— М., 2005;

Советско-американские отношения, 1939–1945 : сб. док. / под ред. Г.Н. Севостьянова.— М., 2004; Депортации польских граждан из Западной Украины и Западной Белоруссии в 1940 году : сб. док.— Варшава; М., 2003; Deportacje Polakow z polnocno-wschodnich ziem II Rzeczypospolitej 1940–1941.— Warszawa, 2001.

Kot S. Rozmowy z Kremlem.— Londyn, 1959; Kochanowicz T. W Komi i gdzie indziej.

Wspomnienia z pobytu w ZSRR (1939–1942).— Warszawa, 1989; Wspomnienia Sybirakow. Т.

1 / оprac. J. Przewlocki.— Warszawa, 1989; Т. 2.— Warszawa, 1990; Т. 3.— Warszawa, 1991; Т.

4.— Warszawa, 1991; Т. 5.— Warszawa, 1991; Т. 6.— Warszawa, 1992; Т. 7.— Warszawa, 1993; Т. 8.— Warszawa, 1994; Т. 9.— Warszawa, 1998; My, deportowani / оprac. B.

Klukowski.— Warszawa, 1989; Berling Z. Wspomnienia.— Т.1: Z lagrow do Andersa.— важнейших корпусов опубликованных источников является периодическая печать. При проведении исследования были обработаны периодические издания военного времени и 1945–1946 гг. В периодической печати указанного периода публиковались официальные документы, обращения правительства, приказы и распоряжения. В этом смысле особое значение имеют распоряжения и отчеты о проводимой советским правительством репатриации советских граждан в СССР (газеты: «Правда», «Труд», «Правда Севера»). Периодическая печать соответствующего периода является носителем визуальных источников, поскольку в ней публиковались фотографии и плакаты. Все изученные диссертантом издания указанного выше периода являлись официальными проводниками политики советской власти. Поэтому помещенная в них информация была согласована с цензурой и подавалась читателю выборочно.

Что снижает объективность данного источника.

Основной массив источников составили неопубликованные архивные документы. В ходе проведения исследования были использованы материалы 17 фондов 8 российских архивов и 9 фондов 4 архивохранилищ Республики Польша. Понимание переселенческой политики невозможно без изучения документов государственных и партийных органов власти. Данный комплекс источников составили документы фонда ЦК КПСС (Ф. 17) Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ): фондов Верховного Совета СССР. 1937-1989 гг. (Ф. 7523), Министерства внутренних дел СССР. 1934гг. (Ф. 9401), Отдела трудовых поселений Главного Управления Лагерями Народного комиссариата внутренних дел (Ф. 9479), Переселенческого управления при Совете министров СССР (Ф. 5446), а также фонда Архангельского областного комитета партии Отдела документов социально - политичеcкой истории государственного архива Архангельской области Отдела документов социально-политической истории Государственного архива Архангельской области (ГААО. ОДСПИ. Ф. 296), Архангельского облисполкома совета депутатов трудящихся (Ф.2063), фонда Архангельского областного Отдела народного образования (Ф. 5247. Спецсектор), а также фондов Главного управления лесозаготовок, лесного хозяйства, и сплава северных районов «Главсевлес» Наркомата лесной промышленности СССР (Ф. 3065) и лесозаготовительных трестов (Ф. 2377) Государственного архива Архангельской области (ГААО).

Warszawa, 1990; Czapski J. Na nieludzkiej ziemi.— Warszawa, 1990; Glowala J. Purga, wsrod wiezniow i zeslancow w ZSRR 1941–1955.— Warszawa, 1990; Wspolny los. Pamietniki i wspomnienia z zeslania / J. Hilderbrandt, I. Jablonska, H. Jaskiewicz, W. Zlomanoff : pod red. I.

Grzeszczak i M.B. Kuczynskiej.— Wroclaw, 1991; Polacy w ZSRR 1939–1942: Antologia / pod red. M. Czapskiej.— Warszawa, 1991; Bohusz-Szyszko Z. Czerwony sfinks. Uzupelnienie do wspomnieс gen. Andersa.— Wyd. 2. — Londyn, 1993; Polacy w Rosji mowia o sobie / wybor ks. E. Walewander.— Lublin, 1993; Konarska F. Liscie na wietrze.— Warszawa, 1994; Anders W. Bez ostatniego rozdzialu: Wspomnienia z lat 1939–1946.— Lublin, 1995; Widzialem Aniola Smierci. Losy deportowanych Zydow Polskich w ZSRR w latach II wojny swiatowej.— Warszawa: Zydowski Instytut Historychny, Привлеченные документы содержат сведения о подготовке и осуществлении депортаций, раcположении спецпоселков, административно- правовом положении польских спецпереселенцев, их трудовом использовании, быте, обучении детей и заболеваемости, судебные дела, а также статистические материалы.

Директивные документы о пребывании польских спецпереселенцев и списки призванных польских граждан в Войско Польско в Коми АССР объединены в фонде Совета министров Коми АССР Государственного учреждения Республики Коми «Национальный архив Республики Коми» (ГУРК НА РК. Ф. 605).

Персоналии Информационного центра Управления внутренних дел Архангельской области (ИЦ УВД АО)1 и архива Управления внутренних дел по Вологодской области (АУВД по ВО)2 являются базой для наиболее объективной количественной оценки польских спецпереселенцев в названных регионах. Следует отметить высокий уровень репрезентативности названных источников, обусловленный соответствием сведениям, приводимым в других источниках.

Проблема источниковой обеспеченности периода нахождения польских граждан на Европейском Севере и в СССР в целом после амнистии до репатриации заключается в раздробленности материалов. После амнистии бывшие польские спецпереселенцы перешли в статус рядовых советских граждан. Наибольшее количество сведений об этом периоде их жизни содержится в документах зарубежных архивохранилищ, воспоминаниях и интервью с бывшими спецпереселенцами.

Особое место в исследовании занимают материалы зарубежных архивов: фондов документов из архива Гувера, воспоминаний спецпереселенцев Восточного архива Центра КАРТА (Archivum Wschodnie.KARTA.) в Варшаве, Отделов Союза сибиряков (Oddzial Zwiazku Sybirakow) во Вроцлаве, Варшаве, Белостоке и Кракове, Архива новых актов (Archiwum Akt Nowych) в Варшаве, фонда Архива сибиряков Польского этнологического общества во Вроцлаве (Archiwum sybirackie. Polskie Towarzystwo Ludoznawcze) во Вроцлаве, повышающие объективность исследования.

К группе неопубликованных архивных документов следует также отнести нарративные источники – мемуары, дневниковые записи, интервью3.

Говорить о репрезентативности такого источника как воспоминания достаИнформационный Центр Управления внутренних дел Архангельской области (ИЦ УВД АО). Ф. 7. Коллекция личных дел на лиц, направленных на спецпоселение.

Архив Управления внутренних дел по Вологодской области (АУВД по ВО). Ф. 20.

Коллекция личных дел на лиц, направленных на спецпоселение.

Borkowska A. Wspomnenia z pobytu na Syberii i w Kazachstanie.— Wroclaw, PTL, Archiwum sybirackie, nv 25, sygn. 107 / s, mps.— S. 1–2; Smolenski K. Moje wspomni z przezyc.— Ibid.— sygn. 374 / s, mps.— S. 14; Stocka J. Wspomnienia.— Ibid.— sygn. 371 / s, mps.— S. 16–17; Walczewski L. Ur.1934. Krakow, Rzeznicza 2 a. Запись 15. 04. 2007. (Из личного архива автора. Пленка № 6); Helwing Z. Ur. 1930. Wroclaw, ul. Katowicka 36 / 3.

Запись 03. 05. 2007. (Из личного архива автора. Пленка № 4); Wojczyk Z. Ur.1914.

Warszawa, ul. Szewska 15 / 4. Запись 28. 12. 2007. (Из личного архива автора. Пленка № 5).

точно сложно, так как человеческая память избирательна, события эмоционально окрашены. В связи с чем, в диссертационном исследовании использованы только материалы, содержащие названия мест расселения, фамилии и имена соседей, членов администрации спецпоселков, что подтверждается сведениями из личных дел, анкет и иных источников. Большая часть архивных документов автором выявлена и введена в научный оборот впервые.

В диссертационном исследовании использована группа визуальных источников – групповые фотографии и портреты спецпереселенцев1, которые находятся на хранении в Восточном архиве Центра КАРТА (Archivum Wschodnie. KARTA) в Варшаве. Следует отметить малочисленность данной группы источников по причине запрета выселяемым польским гражданам брать с собой фотоаппараты. Сохранившиеся фотографии относятся к периоду после амнистии.

Диссертантом изучены разные группы источников: правительственные и партийные документы, материалы местных органов власти, документация комендатур спецпоселков, воспоминания политиков и бывших спецпереселенцев, интервью.

Научная новизна заключается, прежде всего, в постановке самой проблемы. Впервые комплексно исследована советская переселенческая политика в отношении польского населения в 1939-1946 гг. Автором освещены аспекты административно-правового положения, трудоустройства, быта, обучения в разные периоды Второй мировой войны и репатриационного этапа. Показана трансформация положения польских граждан в СССР в зависимости от изменений в советско-польских отношениях и решения «польского вопроса». Выявлены особенности положения польских спецпереселенцев на Европейском Севере в сравнении с другими регионами СССР и другими категориями репрессированных советских граждан.

Теоретическая значимость исследования. Научные результаты заключаются в комплексном исследовании депортационной политики советского государства в период Второй мировой войны в отношении польских граждан и польской спецссылки на Европейском Севере СССР на основе институционального подхода, способствуют приращению новых знаний по теме исследования, истории Второй мировой и Великой Отечественной войн.

Практическая значимость. Материалы и выводы исследования могут быть использованы для дальнейшего изучения советской депортационной политики, разработки общих и специальных курсов по истории спецссылки на Европейском Севере СССР, а также при составлении обновленной и дополненной базы данных депортированных польских граждан. Изложенные факты, подкрепленные сведениями из архивных источников и имеющие высокую степень достоверности, могут быть востребованы политиками и дипломатами при урегулировании спорных вопросов в межгосударственных отношениях.

Из личного архива диссертанта.

Апробация результатов работы. Результаты исследования обсуждались на заседании кафедры отечественной истории Института гуманитарных наук ГБОУ ВПО г. Москвы «Московский городской педагогический университет».

Основные положения диссертации отражены в 1 монографии, 12 научных статьях, 3 из которых опубликованы в научных изданиях в соответствии с перечнем ВАК Министерства образования и науки РФ. Общий объем публикаций по материалам диссертации составил 17, 6 п. л.

Отдельные результаты исследования изложены в докладах автора на международных конференциях, в том числе: «Каторга и ссылка на Севере России» (Россия, Архангельск, 2002), «История пенитенциарной системы России в XX веке» (Россия, Вологда, 2007), VII международная конференция:

«Поляки в Архангельской губернии в XIX–XX» (Польша, Пултуску, 2007).

Структура диссертации обусловлена целью и поставленными задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

Положения, выносимые на защиту:

1. Депортации польского населения из западных областей Украины и Белоруссии стали частью советской переселенческой политики, чем обусловлен механизм их подготовки и осуществления.

2. Принудительно переселенные польские граждане имели статус спецпереселенцев, что обусловила их административно-правовое положение, социально-бытовое обустройство и трудовое использование в СевероЕвропейской зоне и СССР в целом.

3. В 1940-1946 гг. статус польских граждан менялся несколько раз: спецпереселенцы, амнистированные, реэвакуанты и репатрианты.

4. Изменения в положении польских граждан были связаны с развитием советско-польских отношений: от конфронтации и репрессий (сентябрь 1939 г.

– июль 1941 г.) к восстановлению дипломатических отношений и амнистии (31.07.1941 г. – 12.08.1941 г.), от ограничений деятельности польского посольства, ухудшения положения польских граждан, разрыва советскопольских отношений (1942 г. - 25.04.1943 г.) к установлению отношений с Польским Комитетом народного освобождения, реэвакуации и репатриации.

II. Основное содержание исследования Во Введении обоснована актуальность темы исследования, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, определены объект и предмет, сформулированы цель и задачи, обозначены территориальные и хронологические рамки исследования, дан обзор литературы и источников по теме диссертации.

Первая глава «Подготовка депортации польских граждан из западных областей Украины и Белоруссии» раскрывает проблемы европейской политики в 1939 г., государственного переустройства территорий, вошедших в состав СССР после 17 сентября 1939 г., и положения бывшего польского населения до 22 июня 1941 г.

В первом параграфе автором исследованы процесс складывания военно-политических блоков накануне войны, позиция польского правительства и роль Польши в планах СССР и Германии. На основе, главным образом, документов Архива внешней политики (Москва) и Архива новых актов (Варшава) сделан вывод о том, что во всех вариантах развития европейской дипломатии в 1939 г. Польша становилась объектом оккупации со стороны Германии.

Сугубо прагматическая позиция Москвы определяла ход переговоров с представителями ведущих европейских государств в 1939 году и, в конечном счете, присоединение Советского Союза к германскому блоку. Правовым обоснованием советской внешней агрессии стал подписанный 23 августа 1939 г. договор о ненападении с Германией. Тайный протокол пакта зафиксировал раздел Польши на сферы влияния стран – участников договора.

У советского руководства были свои интересы в Польше. Результатом войны 1920–1921 гг. стало включение в состав Польши западных областей Украины, Белоруссии и Литвы. В основе внешней политики СССР лежала кроме конкретных тактических расчетов, стратегическая революционная концепция войны на поражение мировой буржуазии, смешанная с национальными интересами. В рамках пакта Молотова – Риббентропа СССР посредством ввода войск 17 сентября 1939 г. присоединил утраченные прежде территории.

Во втором параграфе рассматривается процесс формирования властных и хозяйственных структур на территориях, вошедших в состав УССР и БССР в период с 17 сентября 1939 г. до 22 июня 1941 г. За 12 дней «освободительного похода» Красная армия продвинулась на 250– километров на запад. 31 октября 1939 г. в докладе В. Молотова на V Чрезвычайной сессии Верховного Совета СССР прозвучали цифры о занятой территории: 196 тысяч квадратных километров с населением 13 миллионов человек, из которых 7 миллионов украинцев, 3 миллиона белорусов и миллион евреев1. Следует отметить, что польские источники оценивают общее количество граждан в восточных областях (Кресах) в 13 021 300 – 402 000 граждан. Из них поляков – 5 199 000 – 5 597 000 человек, украинцев – 4 529 000, белорусов – 1 123 000, евреев – 1 109 000, русских – 134 000, немцев – 89 000 и приблизительно 950 тысяч человек иных народностей с преобладанием католического вероисповедания2. Завышение численности украинского и белорусского населения советским руководством оправдывало «освободительный» характер польской кампании.

С первых недель началась унификация государственного строя и О внешней политике Советского Союза: Доклад Председателя Совета Народных Комиссаров и Народного Комиссариата Иностранных дел тов. В.М. Молотова на заседании Верховного Совета СССР 31 октября 1939 г. // Правда.— 1939.— 1 ноября.— С. Kowalska E. Przezyc aby wrocic. Polscy zaslancy lat 1940-1941 w ZSRR i ich losy do roku 1946.— Warszawa, 1998.— S. 32.

управления новых советских областей, осуществляемая жесткими командными методами. По сути, происходила инкорпорация, присоединенных территорий в состав СССР. Изменения проявлялись в преобладании коммунистической идеологии, формировании партийных и государственных структур с применением различных способов подавления на основе классового принципа, включая аресты, расстрелы и депортации.

Уже с конца сентября 1939 г. были ликвидированы польские магистраты и старостат, организованы временные городские управления, крестьянские комитеты в деревнях и рабочая гвардия. Возглавили все эти органы работники, командированные ЦК Компартий УССР и БССР. 1–2 ноября 1939 г.

на V сессии Верховного Совета СССР бывшие восточные районы Польши были включены в состав Украинской и Белорусской ССР.

Третий параграф посвящен подготовке депортационных операций польского населения, проходившей по единому сценарию, как, например, это происходило с осадниками1. 10 октября 1939 г. Л. Берией была подписана директива НКВД СССР «О работе по осадникам». 4 декабря 1939 г. последовало решение Политбюро ЦК ВКП(б) и 5 декабря 1939 г. – Постановление СНК СССР о выселении осадников и использовании их на лесных разработках Наркомлеса СССР2. Директивой НКВД СССР от 19 декабря 1939 г. было предписано немедленно завершить составление списка всех осадников и членов их семей, определить территорию, населенную осадниками, разбить на оперативные участки по 250–300 семей. Конкретные оперативные планы проведения депортации разрабатывались специально организуемыми оперативными тройками, а выселение осуществлялось оперативными группами.

Так была решена судьба 21 тысячи семей. Они подлежали депортации вглубь СССР, в том числе и на Европейский Север3.

Аналогичным образом осуществлялась подготовка депортации и других категорий граждан: лесников и беженцев. Всего в 1940–1941 гг. советскими властями были осуществлены 4 крупные депортационные операции по отношению к польскому населению: 10 февраля 1940 г. принудительному переселению подверглись 28 553 семьи осадников и лесников общей численностью 139 299 человек; 13 апреля 1940 г. – 60 351 человек - членов семей репрессированных4; 29 июня 1940 г. – 74 387 семей беженцев общей численностью 90 511 человек5; в мае – июне 1941 г. – 35 541 семья ссыльнопоселенцев6.

Непрочность советско-германского союза во многом объясняла Осадниками в Польше называли колонистов, преимущественно демобилизованных участников советско-польской войны 1919–1920 гг., получивших на завоеванных территориях Белоруссии и Украины земельные наделы от правительства Польши в 1920 г.

Депортации польских граждан из Западной Украины и Западной Белоруссии в 1940 г. :

сб. док.— Варшава; Москва, 2003.— С. 40–42.

Там же.— С. 48–52.

Там же.— С. 684.

Там же.— С. 632.

Там же.— С. 684.

мероприятия советского руководства в западных областях Украины и Белоруссии. С первых дней оккупации весь уклад жизни подлежал изменению: была разрешена только одна партия – ВКП (б), члены которой занимали все руководящие административные посты. Прежние органы власти заменялись советскими. Экономическая сфера, система образования и средства массовой информации были также поставлены под государственный контроль. Неугодные и неблагонадежные граждане подверглись репрессиям.

В 1940 –июне 1941 гг. 320 тысяч человек были депортированы в разные регионы СССР.

Во второй главе «Депортация польского населения на Европейский Север СССР (февраль 1940 г. – июнь 1941 г.) рассмотрены советскопольские отношения в указанный период и их влияние на положение польских граждан от первых депортационных операций до начала Великой Отечественной войны, освещены вопросы административно-правового положения польских спецпереселенцев в СССР и на Европейском Севере.

В первом параграфе отмечается, что оккупация восточных областей Польши Красной армией вызвала резко негативную реакцию во всем мире.

Особенно негативной была позиция президента Республики Польша в эмиграции В. Рачкевича и сформированного в октябре 1939 г. в Лондоне польского правительства.

Изменение ситуации наметилось с началом Великой Отечественной войны, вхождением СССР в антигитлеровскую коалицию и формированием на территории СССР польской армии из числа репрессированных поляков.

Создание такого воинского соединения стало возможным только при условии амнистии.

Соглашение об амнистии и восстановлении советско-польских отношений было достигнуто 30 июля 1941 г. и предусматривало освобождение всех польских граждан, находящихся в заключении и ссылке в разных регионах СССР. В дальнейшем положение польских граждан в СССР и на Европейском Севере от амнистии и до репатриации их на родину во многом определялись именно советско-польскими отношениями и отношением к «польскому вопросу» союзников по антигитлеровской коалиции.

Во втором параграфе рассматривается осуществление депортационных операций по отношению к польскому населению. Отмечается, что принудительное переселение польских граждан стало частью советской депортационной политики, характерными чертами которой являлись произвол и направленность на определенные социальные и политические группы. Восприятие советским правительством Польши как врага на этом этапе объясняет отнесение депортированных осадников, лесников и беженцев в системе советской репрессивной терминологии к спецпереселенцам. Так до 1934 г.

именовались высланные враги трудового народа – кулаки, проходившие по ведомству ГУЛАГ ОГПУ. Спецпоселки, построенные раскулаченными, стали основным местом расселения и депортированных из западных областей УССР и БССР.

В договорах ГУЛАГа НКВД с различными хозяйственными ведомствами польские спецпереселенцы обозначены как рабочие второй (осадники и лесники) и третьей (беженцы) категорий. Жители западных, южных и восточных границ, выселенные до 1939 г. были названы, как административновысланные. Этот статус приобрели и депортированные в апреле 1940 г. семьи расстрелянных польских офицеров, чиновников и осадников, что указывает на превентивно - репрессивный характер выселения. Все они находились в ведении ОГПУ – НКВД – МВД, занимая промежуточное положение между планово-добровольными переселенцами и заключенными.

Третий параграф посвящен пребыванию польских спецпереселенцев на Европейском Севере СССР. Здесь было расселено 88 тысяч человек, что составило около 30 % всех депортированных польских граждан. В сравнении с другими регионами, в которых, например, в Сибири от Омской области до Якутской АССР было размещено 26 % репрессированных, в Казахстане – 23 %, Северо-Европейская зона стала одной из территорий компактного расселения наибольшего количества принудительно переселенных поляков. Высланные проживали в 39 районах, в 131 поселке, каждый из которых насчитывал в среднем по 450 человек. Размещение их в Архангельской, Вологодской областях и Коми АССР определялось наличием в этом регионе экспортируемых природных ресурсов и значительным дефицитом рабочих рук. Государство, не имея ни финансовых, ни материальных средств стимулирования притока людей в эти районы, использовало утвердившиеся в системе государственного руководства командно - административные методы.

Сравнительный анализ показывает, что административно-правовое положение, транспортировка, бытовые условия польских спецпереселенцев и раскулаченных были идентичны, косвенным образом указывая на схожесть их статуса в системе ГУЛАГа НКВД. Оформление документов репрессированных, контроль за ними и количественный учет были возложены на комендатуры НКВД2. Покрытие расходов на содержание комендатур осуществлялось за счет ежемесячных отчислений из заработной платы спецпереселенцев. В случае с польскими гражданами они составляли 10 %3. Раскулаченные же выплачивали сначала 25 %, потом 15 % и с 1938 г. – 5 %4. «Наказанные народы» подобному обложению не подвергались. От заключенных их отличало бесконвойное перемещение с разрешения коменданта спецпоселка.

Особенностью польской спецссылки следует назвать принудительную русификацию: запрет разговаривать, читать, петь песни на польском языке, обучение школьников исключительно на русском языке. Следует отметить разницу между размещенными на Европейском Севере спецпереселенцами Каторга и ссылка на Севере России : сб. ст. / сост. и науч. ред. М.Н. Супрун.— Архангельск, 2004.— Том 1: Польская ссылка.— С. 130–131.

Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий / под ред. Г.Ф. Весновской.— Курск, 1999.— Ч.1.— С. 367–368;

ГАРФ. Ф. 9479. Оп. 1. Д. 52. Л. 6.

ГАРФ. Ф. 9479. Оп. 1. Д. 52. Л. 4–7.

Бугай Н. Север в политике переселения народов // Север.— 1991.— № 4.— С. 93.

осадниками и беженцами. Формально советские власти не делали различий между ними, они проживали в одних и тех же спецпоселках. В действительности они имели различный национальный состав (основная масса беженцев – евреи), конфессию, социальную структуру (сельское – городское население), а также уровень образования. Что указывает на репрессивный характер депортаций по политическим, идеологическим и экономическим мотивам, а не по национальным.

Репрессивная политика советского государства, усугубленная произволом властей всех уровней, перегибами на местах и неподготовленностью принимающих предприятий стала причиной заболеваний и высокой смертности среди польских спецпереселенцев, что обусловило их массовый отъезд из мест ссылки после амнистии.

В третьей главе «Положение бывших польских спецпереселенцев в 1942–1946 гг.» установлена зависимость административно-правового положения амнистированных польских граждан на Европейском Севере и в СССР в целом от советско-польских отношений и решения «польского вопроса»

членами антигитлеровской коалиции.

Первый параграф освещает изменения в отношениях СССР, Польши, Великобритании и США по «польскому вопросу» в 1942–1946 гг.

В соответствии с достигнутым в июле 1941 г. соглашением о восстановлении советско-польских отношений, с сентября того же года в Москве начало свою работу польское посольство во главе со С. Котом. 4 декабря 1941 г. в рамках визита польского премьер-министра В. Сикорского в СССР была подписана совместная декларация о дружбе и взаимной помощи. Нерешенным остался вопрос о безоговорочном признании польского гражданства за всеми амнистированными польскими гражданами в СССР, что впоследствии послужило причиной несогласия советского правительства с выдачей польских паспортов гражданам непольской национальности.

С марта 1942 г. наметилось устойчивое нарастание конфликта. Значительное ухудшение советско-польских отношений было связано с отказом союзников признавать новые западные границы Советского Союза и выводом польской армии В. Андерса из СССР в августе 1942 г., вследствие чего началась принудительная советская паспортизация польских граждан. 25 апреля 1943 г. в связи с катынским делом Советский Союз в одностороннем порядке разорвал дипломатические отношения с польским эмиграционным правительством. Изменения в составе польского правительства и вступление Красной армии в западные области Украины и Белоруссии усилили напряженность в союзнических отношениях.

Новое развитие советско-польских отношений связано с образованием в Люблине Польского Комитета народного освобождения (ПКВН). 6 июля 1945 г. между правительством СССР и Временным правительством народного единства Польши был подписан договор о репатриации польских граждан.

В 1945–1946 гг. большинство граждан, подтвердивших польское подданство, смогли вернуться в Польшу.

Во втором параграфе установлена связь изменений административноправового положения бывших польских спецпереселенцев от трансформации союзнических отношений, в остальном же они разделяли трудности военного времени наравне с советскими гражданами. Согласно справки Отдела спецпоселений НКВД СССР «О расселении спецконтингентов в НКВД СССР» на 2 июня 1942 г. всего на учете состояло 132 458 польских осадников и лесников, 75 662 польских беженца и 66 000 членов семей репрессированных офицеров и других чиновников Польши1. Для оказания помощи соотечественникам к началу апреля 1942 г. польским посольством была организована деятельность 19 делегатур и 304 представительств в разных регионах СССР, через которые оформлялись польские паспорта, осуществлялся набор в польскую армию, а также распределялись предметы первой необходимости2.

Средства на эти цели выделялись зарубежными благотворительными организациями и советским правительством. В январе 1942 г. государственным банком Советского Союза было направлено польскому посольству 30 миллионов рублей3. Также с сентября 1941 г. до мая 1942 г. польским посольством во взаимодействии с делегатурами были организованы учреждения для детей и взрослых (детские дома, дома для инвалидов, детские сады, школы, медпункты, а также трудовые артели)4. Через вышеназванные учреждения помощь была оказана свыше 31 тысяче граждан.

Разрыв советско-польских отношений привел к ликвидации делегатур и волне репрессий против польских граждан в СССР. Преемником посольства в оказании помощи соотечественникам стал Союз польских патриотов (СПП), образованный польскими коммунистами 16 мая 1943 г. Отношение к Союзу среди польского населения было неоднозначным, но помощь СПП была действенной и эффективной. Союз польских патриотов имел разветвленную структуру из 16 отделов и свои представительства («краевые отделы»

- КОСы) в местах проживания польских граждан. При поддержке советского правительства деятельность СПП была настолько активной, что с 1944 г. по 1946 г. число КОСов увеличилось в 5 раз, с 200 до 10075. С целью оказания помощи польским детям в июне 1943 г. при Наркомате просвещения РСФСР был организован Комитет по делам польских детей в СССР (Компольдет), в состав которого вошли и представители СПП. Работниками КОСов в мае 1944 г. была проведена перепись 329 225 польских граждан, проживавших в СССР6. Следует отметить, что в их число входили амнистированные заключенные и спецпереселенцы, часть населения, покинувшая оккупированные немцами западные области Украины и Белоруссии. По инициативе СПП, в 1944 г. советским правительством была выделена квота на 55 тысяч граждан Польши для реэвакуации их из районов с неблагоприятными климатическиГАРФ. Ф. 9479. Оп. 1. Д. 107. Л. 25–30.

Документы и материалы по истории советско-польских отношений.— М., 1973.— T.VII.— С. 55, 57.

Там же.— С. 32.

Там же.— С. 55.

Archiwum Akt Nowych (AAN). Syg. 216 / 6, k. 70.

AAN. ZPP, Syg. 216 / 24. K. 12–20.

ми условиями в освобожденные области Украины и Ставропольский край1.

До конца 1944 г. при поддержке Союза польских патриотов переселение по этой квоте было осуществлено в полном объеме.

Третий параграф освещает положение польских граждан на Европейском Севере в 1942–1946 гг. Процесс амнистирования польских спецпереселенцев на Европейском Севере был продолжительным и завершился только в октябре 1941 г. Во многом это было связано с позицией руководителей предприятий, на которых работали депортированные. С началом Великой Отечественной войны многие работники были мобилизованы, в преддверии лесозаготовительного сезона образовался дефицит рабочей силы. Этим объясняются нежелание администрации предприятий увольнять получивших свободу польских граждан, воспрепятствование их выезду из спецпоселков и, как следствие, хаотичность переселения в первые месяцы после амнистии. В Коми АССР со спецучета было снято 18 083 человека2, в Вологодской области спецпереселенцев3, в Архангельской области – более 30 тысяч человек4.

По данным польского посольства, на 30 ноября 1942 г. в Коми АССР проживало 11 649 человек, в Архангельской области – 7 783 человек, в Вологодской области – 3 359 человек, на 1 февраля 1943 г. Коми АССР проживало 11 661 человек, в Архангельской области – 7 480 человек, в Вологодской области – 3 165 человек5. Следует отметить, что суровые климатические условия и материальные трудности стали основными причинами массового отъезда амнистированных.

Разрыв советско-польских отношений привел к увольнениям польских граждан с работы, выселению с занимаемой жилплощади, арестам.

Положение улучшилось только при поддержке Союза польских патриотов. В ходе проводимой по инициативе СПП реэвакуации в мае – ноябре 1944 г. с Европейского Севера в южные районы СССР выехал 17 641 польский гражданин6.

После заключения соглашения между правительствами Польши и СССР о разрешении бывшим польским гражданам вернуться на родину от июля 1945 г. начался длительный процесс репатриации.

Таким образом, начало Великой Отечественной войны привело к нормализации советско-польских отношений в рамках антигитлеровской коалиции, следствием чего стало амнистирование репрессированных польских Ibid. ZPP. Syg. 761. K 28–31.

Рогачев М.Б. Депортированные польские граждане в Коми АССР в 1940–1944 годах:

диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук.— Сыктывкар, 2005.— С. 152.

Архив Управления внутренних дел Вологодской области (Архив УВД по ВО). Ф. 29. Оп.

2. Д. 21. Л.14–418 об.

Архив Информационного Центра Управления внутренних дел Архангельской области (Архив УВД АО). Ф. 7.

Личный архив автора. Д. П.IV. Hoower. Ambasada w Kujbyszewe (AK). 31 / 211.— S. 1–2;

31 / 213.— S. 1–2.

ГАРФ. Ф. 9479. Оп. 1. Д. 178. Л. 2.

граждан в СССР. Де-юре бывшие спецпереселенцы получили гражданские права. Де-факто они не могли воспользоваться своей свободой в полной мере по объективным причинам, сопряженным с условиями военного времени, ограничениями в передвижении, лишениями и тяготами, которые разделяли все советские граждане. Положение польских граждан в СССР напрямую было связано с развитием союзнических отношений и решением «польского вопроса».

В Заключении обобщены результаты исследования и сформулированы основные выводы.

В соответствии с советско-германским пактом от 23 августа 1939 г., в сентябре того же года РККА заняла восточные области Польши с населением более 13 миллионов человек. Изменениям подвергся весь уклад жизни на присоединенных территориях: были преобразованы государственный и управленческий аппарат, сформированы партийно-хозяйственные структуры, внедрялась коммунистической идеологии, осуществлялись репрессии против «неблагонадежных граждан». В 1940 –июне 1941 гг. из западных областей Украины и Белоруссии принудительному выселению вглубь СССР подверглись около 320 тысяч человек.

88 тысяч человек, что составило примерно 30 % депортированных на Восток поляков, было расселено на Европейском Севере. В сравнении с другими регионами размещения польских спецпереселенцев североевропейский отличали суровый климат, неподготовленность спецпоселков к проживанию людей, а предприятий – к их трудоустройству, и как следствие, высокая смертность и массовый хаотический выезд польских граждан после амнистии в другие регионы.

Положение польских спецпереселенцев изменилось с началом Великой Отечественной войны и подписанием советско-польского договора о союзе в войне против фашистской Германии. Изменился и статус репрессированных польских граждан. Они были амнистированы и, получив свободу, смогли выехать из спецпоселков с документом, временно заменяющим паспорт – удостоверением амнистированного. Администрацией лесотрестов была проведена работа по улучшению жилищно-бытовых условий и трудоустройства амнистированных с тем, чтобы не допустить значительного оттока рабочей силы. Это в малой степени остановило поток выезжавших. Те, кто остались в Архангельской, Вологодской областях и Коми АССР, смогли переехать в крупные поселки, райцентры и города. Из 88 тысяч спецпереселенцев до амнистии дожило около 61 тысячи. Смертность составила 31%. До конца 1942 г. из снятых с учета в районах Европейского Севера выехали 38 694 человека, т.е. более 60 %. Они ехали в разные регионы СССР, зачастую не способствуя улучшению своего положения.

Разрыв отношений СССР с польским правительством в эмиграции в 1943 г. привел к принудительной советской паспортизации и новым репрессиям против польских граждан. Только в 1944 г. по инициативе прокоммунистического Союза польских патриотов советским правительством была осуществлена реэвакуация польского населения. 55 тысяч польских граждан получили возможность переехать из районов с тяжелыми климатическими условиями в освобожденные от немецкой оккупации области Украины и Ставропольский край, из них 6 091 человек – из районов Европейского Севера СССР. Послевоенное закрепление приобретенных в сентябре 1939 г. польских территорий за СССР способствовало принятию решения о репатриации польских граждан на родину в 1945–1946 гг.

Публикации автора по теме диссертации:

1. Васильченко Т.Е. Польские граждане на Европейском Севере СССР:

от депортации к амнистии и репатриации (1939–1946 гг.).— Архангельск:

Поморский гос. ун-т, 2010.— 184 с.

Статьи в изданиях в соответствии с перечнем ВАК Министерства образования и науки РФ:

2. Васильченко Т.Е. Депортации польских граждан из западных областей УССР и БССР на Европейский Север (февраль 1940 – 22 июня гг.) // Вестник Поморского университета. Сер. «Гуманитарные и социальные науки».— 2008.— Вып. 2— С. 5–9.

3. Васильченко Т.Е. Польская ссылка на Архангельском Севере // Вестник Поморского университета. Сер. «Гуманитарные и социальные науки».— 2008.— Вып. 2.— С. 125–127.

4. Васильченко Т.Е. (Архангельск) Международная конференция:

«Поляки в Архангельской губернии в XIX–XX веках // Новая и новейшая история.— 2008.— № 5.— С. 236–237.

Статьи и материалы научных конференций:

5. Васильченко Т.Е. Польские спецпереселенцы в Архангельской области в годы Второй мировой войны // Каторга и ссылка на Севере России :

сб. ст. / ред. кол. М.Н. Супрун, Р.А. Ханталин, С.О. Шаляпин.— Архангельск:

Кира, 2006.— Т. 2.— С. 140–155.

6. Васильченко Т.Е. Наказанная нация // Культура.nord.— 2006.— № 6/7.— С. 24–29.

7. Васильченко Т.Е. Польские спецпереселенцы в Архангельской области в годы Второй мировой войны // XVII Ломоносовские международные научные чтения : сб. науч. тр.— Архангельск: Поморский гос. ун-т им. М.В. Ломоносова, 2006.— Вып. 3.— С. 210–213.

8. Васильченко Т.Е. Депортация польских граждан на Европейский Север (1939–1941 гг.) // История политических репрессий в СССР в 1930– 1950-е годы : материалы Всерос. науч. конф. студентов и аспирантов.— Сыктывкар: Сыктывкарский гос. ун-т, 2006.— С. 113–117.

9. Васильченко Т.Е. Польские осадники и беженцы в Архангельской области в 1940–1941 гг. // История пенитенциарной системы России в XX веке : сб. материалов междунар. науч. семинара.— Вологда: ВИПЭ ФСИН России, 2007.— С. 199–201.

10. Васильченко Т.Е. Польские «осадники» и «лесники» в ссылке на Русском Севере в годы Второй мировой войны (по воспоминаниям бывших спецпереселенцев) // Каторга и ссылка на Севере России : сб. ст.—Т. 3 :

Воспоминания поляков / сост. и науч. ред. М.Н. Супрун.— Архангельск:

Поморский университет, 2008.— С. 196–209.

11. Васильченко Т.Е. Особенности депортации польских граждан на Русский Север (февраль 1940-го – июнь 1941 г.) // Историческая полоника, XX век : работы победителей Первого открытого конкурса студенческих и аспирантских работ «Актуальная наука» (СССР и Польша в мировой политике XX в.) памяти О.Н. Кена.— СПб, ООО «ИПК «Коста», 2009.— С.

14–30.

12. Васильченко Т.Е. Польские граждане на Европейском Севере СССР после амнистии. Начало репатриации // Историческая полоника, XX век :

работы победителей Второго открытого конкурса студенческих и аспирантских работ «Актуальная наука» (СССР, Польша и другие страны Центральной и Восточной Европы в мировой политике: XX век) памяти О.Н.

Кена.— СПб, ООО «ИПК «Коста», 2010.— С. 38–52.

13. Васильченко Т.Е. Польские спецпереселенцы в Архангельской области в годы Второй мировой войны // Polacy w guberni arhangielskiej w XIX I XX wieku : zbir artykuw.— Т. 27. // Pod redakcja naukowa A.

Kuczynskiego i M. Marczyka.— Wroclaw, 2012.— S. 193-210.



 
Похожие работы:

«КИДЯРОВ АЛЕКСЕЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ ЯРОСЛАВСКИЙ МЯТЕЖ 1918 Г. В КОНТЕКСТЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В РОССИИ Специальность: 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ярославль – 2010 Работа выполнена на кафедре истории России ГОУ ВПО Костромской государственный университет имени Н.А. Некрасова Научный руководитель - доктор исторических наук, профессор Белов Андрей Михайлович Официальные оппоненты : доктор исторических...»

«ИЛЬИНА Ольга Викторовна ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ДЕРЕВНЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА РОССИИ В 1940–1950-е ГОДЫ Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ярославль – 2010 Работа выполнена на кафедре отечественной истории ГОУ ВПО Вологодский государственный педагогический университет. Научный руководитель – заслуженный деятель науки РФ, доктор исторических наук, профессор Безнин Михаил Алексеевич...»

«Шевырин Сергей Андреевич Принудительный труд в лагерях и колониях на территории современного Пермского края, конец 1920-х – середина 1950-х гг. Специальность 07.00.02 – отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ижевск 2008 1 Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Пермский государственный педагогический университет Научный руководитель : кандидат...»

«КИРЕЕВА Надежда Анатольевна РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО С ОКТЯБРЯ 1917 ПО 1928 ГОД (НА МАТЕРИАЛАХ УФИМСКОЙ ГУБЕРНИИ — БАШКИРСКОЙ АССР) Специальность 07.00.02 — Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Оренбург 2009 2 Работа выполнена на кафедре Отечественная история ГОУ ВПО Уфимская государственная академия экономики и сервиса Научный руководитель : кандидат исторических наук, профессор С....»

«Бухтияров Максим Николаевич ЗАРОЖДЕНИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ ДОНСКОЙ КАЗАЧЬЕЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ (XVIII- начало 60-х гг. XIX вв.) Специальность – 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание учной степени кандидата исторических наук Ростов-на-Дону 2010 2 Диссертация выполнена на кафедре истории Отечества и кавказоведения Института по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук Южного федерального университета. Научный...»

«Папушева Оксана Николаевна Кризис испанского общества конца XVI- первой половины XVII века в свете междисциплинарного анализа ментальности пикаро (по плутовским романам) 07.00.09 – историография, источниковедение и методы исторического исследования Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Томск – 2006 Работа выполнена на кафедре истории древнего мира, средних веков и методологии истории ГОУ ВПО Томский государственный университет Научный...»

«МОРОЗОВ Вячеслав Юрьевич СОВЕТЫ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ В 1918-1920 ГОДАХ 07.00.02 - отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Самара 2000 Работа выполнена на кафедре экономической истории Самарской государственной экономической академии. Научный руководитель - доктор исторических наук, профессор Н. Л. Клейн. Официальные оппоненты - доктор исторических наук, профессор Л. В. Храмков;...»

«ПЛЕШАНОВ ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ ГОРОД РОСТОВ В РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ ПЕРИОДА ФЕОДАЛИЗМА (IX в. - 1861 г.) 07.00.02. — Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук ЯРОСЛАВЛЬ 2004 Работа выполнена на кафедре отечественной средневековой и новой истории Ярославского государственного университета им. П.Г.Демидова. Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Юрчук Клара Ивановна Официальные оппоненты : доктор...»

«Зоркова Нина Николаевна СТОЛЫПИНСКАЯ АГРАРНАЯ РЕФОРМА В МОРДОВСКОМ КРАЕ (1906 – 1914 гг.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Чебоксары – 2013 Работа выполнена в отделе истории и археологии ГКУ РМ Научноисследовательский институт гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия доктор исторических наук, профессор Научный руководитель : Юрченков Валерий Анатольевич Официальные...»

«Пивоваров Никита Юрьевич ОРГАНИЗАЦИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОЮЗА СИБИРСКИХ КООПЕРАТИВНЫХ СОЮЗОВ (ЗАКУПСБЫТА) В АПРЕЛЕ 1916 – ФЕВРАЛЕ 1920 года Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание учной степени кандидата исторических наук Новосибирск 2013 Работа выполнена в секторе истории общественно-политического развития ФГБУН Институт истории Сибирского отделения Российской академии наук (ИИ СО РАН) Научный руководитель : доктор исторических наук,...»

«ПИМЕНОВА Ирина Ивановна СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ МИРОВОЗЗРЕНИЯ А.Л. ВОЛЫНСКОГО (1880-е – начало 1900-х гг.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва – 2013 2 Диссертация выполнена на кафедре истории России факультета гуманитарных и социальных наук ФГБОУ ВПО Российский университет дружбы народов доктор исторических наук, профессор Научный руководитель : БЛОХИН Владимир Владимирович...»

«Мазур Людмила Николаевна СЕЛЬСКОЕ РАССЕЛЕНИЕ НА СРЕДНЕМ УРАЛЕ В XX в.: НАПРАВЛЕНИЯ И ВАРИАНТЫ ТРАНСФОРМАЦИИ ПОСЕЛЕНЧЕСКОЙ СЕТИ Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Екатеринбург 2006 Работа выполнена на кафедре документационного и информационного обеспечения управления Уральского государственного университета имени А. М. Горького, в отделе Отечественной истории XX в. Института истории и...»

«БОРИСОВ Виктор Евгеньевич ИРБИТСКАЯ СЛОБОДА В XVII ВЕКЕ: СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА И ПОВСЕДНЕВНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЛОКАЛЬНОМ СООБЩЕСТВЕ Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук Москва – 2010 Работа выполнена на кафедре истории России средневековья и раннего нового времени Историко-архивного института ГОУ ВПО Российский государственный гуманитарный университет доктор исторических наук Научный...»

«Чижикова Юлия Алексеевна Институт атаманства на Дону (середина XVI – начало XX вв.) Специальность 07.00.02. – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ростов – на – Дону 2007 Работа выполнена на кафедре историографии, источниковедения и методологии истории Ростовского Государственного Университета. Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Королев Владимир Николаевич...»

«Комарова Ирина Геннадьевна ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ И МАРКЕРЫ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ТОМСКИХ ТАТАР 07.00.07 – Этнография, этнология и антропология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Томск – 2009 Работа выполнена на кафедре археологии и исторического краеведения ГОУ ВПО Томский государственный университет Научный руководитель : кандидат исторических наук, доцент Васильев Евгений Алексеевич Официальные оппоненты : доктор исторических...»

«ПУДИНА СВЕТЛАНА ИВАНОВНА ДВОРЯНСКАЯ СЛУЖБА В КОНЦЕ XVII – ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII вв.: ИДЕОЛОГИЯ И ПРАКТИКА Специальность 07.00.02 - отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва-2012 2 Работа выполнена на кафедре отечественной истории ГБОУ ВПО г. Москвы Московский городской педагогический университет. Научный руководитель : кандидат исторических наук, профессор Андреев Игорь Львович Официальные оппоненты : доктор...»

«Юдин Александр Иванович КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ЭПОХИ НЕОЛИТА И ЭНЕОЛИТА НА ТЕРРИТОРИИ НИЖНЕГО ПОВОЛЖЬЯ Специальность 07.00.06 – археология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Ижевск 2006 Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Саратовский государственный университет им. Н.Г.Чернышевского Официальные оппоненты : доктор исторических наук Никитин Валерий Валентинович...»

«Ву Тхуи Чанг МЕСТО И РОЛЬ ВЬЕТНАМА В АСЕАН (1995-2011 гг.) Специальность 07.00.15 История международных отношений и внешней политики АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва — 2011 Работа выполнена на кафедре теории и истории международных отношений факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов кандидат исторических наук, доцент Научный руководитель : Борзова Алла Юрьевна доктор исторических...»

«ДИЯНОВ КОНСТАНТИН СЕРГЕЕВИЧ ПОЛЕМИКА ГРЕКОФИЛОВ И ЛАТИНСТВУЮЩИХ В ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВЕРТИ XVII В. Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Омск – 2014 Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Омский государственный педагогический университет, на кафедре отечественной истории. Научный руководитель : доктор...»

«САКСА АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ ДРЕВНЯЯ КАРЕЛИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ I — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ II ТЫС. Н. Э. ПРОИСХОЖДЕНИЕ, ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА НАСЕЛЕНИЯ ЛЕТОПИСНОЙ КАРЕЛЬСКОЙ ЗЕМЛИ 07.00.06 - археология Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Санкт-Петербург 2006 Работа выполнена в Институте истории материальной культуры РАН Ведущая организация : Государственный Эрмитаж Официальные оппоненты : доктор исторических наук Кочкуркина Светлана Ивановна...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.