WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Санкт-Петербургский Государственный Университет

На правах рукописи

Асташкин Дмитрий Юрьевич

Методы и технологии идеологического воздействия на

население в 1944-1956 гг. (на примере Новгородской области)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Санкт-Петербург 2011  

Работа выполнена на кафедре отечественной истории Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого.

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Ковалев Борис Николаевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Российского государственного педагогического     университета им. А.И. Герцена Кантор Юлия Зораховна;

доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета Кулик Сергей Владимирович;

Ведущая организация: Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств

Защита состоится «_» _ 2011 года в часов на заседании диссертационного совета Д.212.232.57 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском Государственном Университете по адресу: 199034, г. Санкт-Петербург, В.О., Менделеевская линия, д. 5, ауд. 70.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке им. А.М. Горького СанктПетербургского государственного университета.

Автореферат разослан «_»_ 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор исторических наук, профессор Петров А.В.

   

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Исследование идеологии является важным аспектом современной исторической науки. Процесс создания и трансляции идеологем, которые могут объединить все социальные, этнические и возрастные группы – является одной из актуальных целей политической элиты страны. Ведь система образов и идей массового сознания значительно влияет на политическое и культурное развитие общества и государства.

Современные технологии политической пропаганды часто базируются на наработках прошлых исторических периодов, в частности – советского. К тому же, часть идеологем сталинского периода оказывается востребованной и поныне, в политической борьбе партий. С учетом этого особую значимость приобретает исследование истории идеологического воздействия в нашей стране.

Изучение пропаганды и агитации в отдельно взятом регионе позволяет выявить не только общие тенденции их развития, но и реакцию советского общества на ключевые идеологемы.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем впервые проанализировано состояние пропаганды на территории Новгородской области в сложный для страны (и, в особенности, для новосозданного, пережившего оккупацию, региона) послевоенный период.

Для этого обобщены и структурированы различные данные, что позволило широко рассмотреть исследуемые явления.

Хронологические рамки исследования включают период с 1944 года до 1956 года. Первой границей выбран 1944 год т.к. в первой половине года районы Ленинградской области были освобождены от немецкофашистской оккупации, а в июне 1944 года была образована Новгородская область. Это означало создание региональной политической формации, видоизменение системы пропаганды и ее задач, появление новых, вневоенных, идеологем. Второй границей выбран 1956 год. Хотя первые признаки либерализации и изменения идеологем проявились уже в 1953 году (усиление роли партии в пропагандистских материалах, снижение упоминаний И.В. Сталина и т.д.), но, в целом, система была устойчива – значительные изменения наступили с 1956 года, после постановления ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствиях», это ознаменовало отказ от многих принципов сталинской системы пропаганды.

Территориальные рамки ограничены Новгородской областью. Этот регион представляет интерес для исследователя по двум причинам. Первая – он образован в 1944 году, таким образом, вся система областной пропаганды возникла практически с нуля. Изучая процесс создания пропагандистской структуры в Новгородской области и ее адаптации к послевоенным реалиям, можно получить представление о других новообразованных региональных системах пропаганды.

Вторая причина – значительная часть (в том числе и будущий областной центр – Новгород) территории была под немецкой оккупацией с 1941 по 1944 гг. Таким образом, новгородским пропагандистам приходилось работать в крайне сложных условиях (разруха, деятельность немецкой агентуры и коллаборационистов) и с разными группами населения (с бывшими под оккупацией, с репатриированными гражданами, даже с военнопленными). То есть, Новгородскую область можно считать типичным примером советской административной единицы, пострадавшей от оккупации, и выявить тем самым общие идеологические тенденции, характерные для всех подобных территорий.

Степень изученности проблемы. В исследовании используются различные труды советских, российских и зарубежных авторов.

В целом, отечественную историографию, изучающую идеологическое воздействие на население в 1944-1956 гг., а также пропаганду и агитацию, можно разделить на четыре периода.

Первый период длился с 1945 года до середины 1950-х годов. Второй с середины 1950-х годов и до середины 1980-х. Третий период – период «Перестройки», с середины 1985 года и до начала 1990-х. Четвертый, постсоветский, с начала 1990-х годов и по настоящее время. Разница между периодами исследования заключается в степени критики, в качественных оценках, анализе прикладного значения пропаганды, в использовании зарубежных, а также отечественных источников.

Значимым источником также являются постановления Центрального Комитета коммунистической партии СССР исследуемого периода, включающие партийные указания о работе средств массовой информации, агитации и идеологических кампаний1.

Несомненный интерес представляют собой труды послевоенного времени, потому что в них имелось много практических сведений, они часто выступали как учебные издания для пропагандистов, содержали их прикладной опыт. Кроме того, они осмысляли победу в Великой Отечественной войне и послевоенное устройство мира с позиции коммунистической идеологии, давая прямые оценки. Недостатки послевоенных исследований заключаются в том, что они не содержали никакой критики советской пропаганды и сталинских идеологем – по цензурным ограничениям (это же касается всего советского периода – вплоть до периода «Перестройки»).

Так, книга М.В. Раузена «Сельский клуб и изба-читальня к выборам в Верховный Совет СССР»2 имела прикладное значение и адресовалась прежде всего сельским агитаторам, задействованным на выборах. Поэтому она содержит как общую часть, рассказывающую об особенностях послевоенной советской пропаганды (к примеру, победа в войне интерпретировалась прежде всего как победа «партии Ленина-Сталина»), так и практические КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). Т.7,8. М., 1985.  Раузен М.В. Сельский клуб и изба-читальня к выборам в Верховный Совет СССР. М., 1945.   указания сельским агитаторам по проведению читок и бесед с населением, формированию кружков по изучению сталинской конституции. Данная книга уникальна тем, что дает представление об организации пропаганды на селе. К недостаткам можно отнести то, что в ней нет никаких сведений о мерах контрпропаганды в регионах, бывших под оккупацией (антиколхозные и антисоветские настроения), а также никак не обозначена реакция общества на пропаганду.

Ценным источником является и сборник статей «О советском патриотизме»3. Он основан на текстах исследуемого периода, которые предназначались для работы пропагандистов на местах, содержали практические указания по организации идеологических кампаний, а также воспроизводили основные идеологемы начала 1950-х годов.

В книге Н.И. Матюшкина «Советский патриотизм – могучая движущая сила социалистического общества»4 анализировались такие важные для идеологии понятия как «патриотизм» и «интернационализм», разбиралось их совмещение в рамках единой советской идеологии, а также способы их формирования и воспитания. По Матюшкину, советский патриотизм – это патриотизм высшего, социалистического типа, он противопоставлен буржуазному патриотизму. Книга не содержала никакой критики советской системы воспитания патриотизма, слабо рассматривалась работа на местах и негативные явления национализма в СССР.

Труды, изданные во второй период (середина 1950-х годов и до середины 1980-х), характеризуются усиленным изучением роли КПСС в формировании идеологии, снижением внимания к образу И. В. Сталина в пропаганде. Всплеск интереса исследователей к пропаганде и культурному просвещению наблюдался в 70-е годы XX века, когда идеологами КПСС разъяснялась концепция «развитого социализма». В данный период появились работы по истории органов культурного просвещения. В частности, А.М. Савченко изучал систему пропаганды и культурнопросветительных учреждений5. Тем не менее, исследование политически ангажировано и недостаточно вскрывает роль культуры в формировании образа И.В. Сталина.

Важными источниками, несмотря на их тенденциозность, для темы данного исследования стали книги по истории КПСС, в которых рассматривались и аспекты коммунистической пропаганды. Так, в книге Б.И.

Королева и Н.А. Лялина «Партия в период завершения построения социализма в СССР (1946-1958гг.)»6 идеология тесно увязывалась с построением социализма, анализировались задачи партийных органов в области пропаганды. Однако, исследование почти не рассматривало О советском патриотизме : сб. статей. М., 1952.  Матюшкин Н.И. Советский патриотизм – могучая движущая сила советского общества. М., 1952.  Савченко А.М. История культурно-просветительной работы в СССР. М., 1973.  Королев Б.И., Лялин Н.А. Партия в период завершения построения социализма в СССР (1946- 1958гг.). М., 1967.   партийные промахи – в том числе и в пропагандистской работе. Слабо были показаны северо-западные партийные организации и их система пропаганды.

В третий период (середина 1985 года-1991 год) выросло число работ, посвященных дезавуированию советской пропаганды, усиленно разоблачается «культ личности» И.В. Сталина. Значение решений И.В.

Сталина крайне преувеличивалось в исследованиях данного периода, большинство исторических процессов интерпретировались как его план по удержанию власти, а вся советская система пропаганды – как его личный инструментарий. Большинство этих работ носило публицистический характер, не базировалось на глубоком историческом анализе источников, мало уделялось внимания регионам7.

Четвертый период можно охарактеризовать как самый объективный – благодаря доступу к рассекреченным документам, стали появляться исследования, посвященные малоизвестным аспектам пропаганды на оккупированных территориях8, идеологической работе с нерусскоязычными этносами9 и т.д.

Значимым исследованием является труд А.В. Фатеева «Образ врага в послевоенной пропаганде 1945-1954 гг.»10, в котором он подробно исследовал трансформацию образа врага в советской идеологии на примерах внутриполитических идеологических кампаний и событий «холодной войны».

Важные сведения о формировании идеологем в СССР содержит исследование В.Н. Данилова «Власть и формирование исторического сознания советского общества: курс лекций»11. В нем анализируется влияние сталинской пропаганды на определение господствующей исторической концепции, разбирается возникновение Культа победы, ход кампании по борьбе с «низкопоклонством перед Западом» и др.

Особый интерес представляют и работы А.В. Блюма, Т.М. Горяевой, Г.В. Жиркова, О.Д. Минаевой и др.12, современно интерпретирующие формирование системы партийного контроля над журналистикой.

Исследователи не ограничивают понятие «советской цензуры»

деятельностью соответствующих государственных учреждений, а говорят о всеобъемлющей системе партийно-государственного контроля.

Гордон Л.А. Клопов Э.В. Что это было? : размышления о предпосылках и итогах того, что случилось с нами в 30-40-е гг. М., 1989.  Ковалев Б.Н. Нацистская оккупация и коллаборационизм в России. М.: АСТ, 2004.  Сарварова Э. Н. Массовая политическая пропаганда в 1945-1956 гг.: на материалах Башкирской АССР.:

дис. …канд. ист. наук : 07.00.02 Уфа, 2006.  Фатеев А.В. Образ врага в советской пропаганде. 1945 – 1954 гг. :мнография. М., 1999.  Данилов В.Н. Власть и формирование исторического сознания советского общества: курс лекций. – Саратов. 2005.   Блюм А.В. Советская цензура в эпоху тотального террора 1929-1953. СПб., 2000; Жирков Г.В. История советской цензуры. СПб., 1994; Жирков Г.В. История цензуры в России XIX-XX вв. М., 2001; Горяева Т.М.

Политическая цензура в СССР. 1917-1991. М., 2002; История советской политической цензуры : документы и комментарии. М., 1997; Русская журналистика в документах: история надзора. М., 2003; Цензура в России:

история и современность. СПб., 2001; Цензура в России: история и современность. Вып. 3. СПб., 2006.  Также в это время широко публикуются научно-популярные исследования, посвященные теории информации манипуляции общественного сознания, управлением коммуникациями, которые интерпретируют пропаганду как политический PR, тем самым связывая ее с различными системами знаний: психологией, информатикой, философией, манипуляцией сознания и т.д. Например, Г.Г. Почепцов в своих работах говорит о преемственности пропаганды и информационно-психологической войны13. Согласно Г. Г. Почепцову, для Советского Союза была характерна (особенно – в исследуемый период) сильная централизация и иерархичность всех коммуникативных потоков, что может считаться одним из оптимальных параметров для успешной пропагандистской работы14.

Вопросы теории информации освещены в фундаментальных трудах Д.П. Гавры, С.Г. Корконосенко, В.П. Терина, А.И. Соловьева и многих других15 В работах данных исследователей раскрыта природа и процессуальные особенности информационной политики государства и политической коммуникации как отдельной технологии, а также раскрывается сущность и методы пропаганды и контрпропаганды как технологии управления социальной информацией.

В работах А.Ф. Бережного, Б.И. Варецкого, А.А. Грабельникова, И.В.

Кузнецова, Б.И. Есина и др.16 представлена типологизация СМИ, на конкретных примерах описана их роль и место на разных этапах истории нашей страны, в различных общественно-политических и экономических условиях. Однако особенности функционирования средств пропаганды в интересующий диссертанта период изучены поверхностно.

Особое значение для диссертанта имеют словари и энциклопедии, ведь для исследования советской идеологии важно определиться с семантикой понятий. Ключевыми являются дефиниции терминов «пропаганда» и «агитация». Согласно «Большой советской энциклопедии» (издание года): «Партийная пропаганда – это устное и печатное распространение идей  См., например: Почепцов Г.Г. Коммуникативные технологии двадцатого века. М., 2001.  Почепцов Г.Г. Информационные войны. М: 2000. С. 521.  Березин В.М. Массовая коммуникация: сущность, каналы, действие. М., 2003; Вершинин М.С.

Политические коммуникации в информационном обществе. СПб., 2001; Гавра Д.П. Основы теории коммуникации. СПб., 2005; Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. М., 2003; Забарин А.В. Механизмы психологического воздействия политической пропаганды. СПб., 2003;

Кривоносов А.Д. PR-текст в системе публичной коммуникации. СПб., 2002; Расторгуев С.П. Философия информационной войны. М., 2001; Соловьев А.И. Политические коммуникации. М., 2004; Терин В.П.

Массовая коммуникация: социокультурные аспекты политического воздействия : исследование опыта Запада. М., 1999.  Бережной А.Ф. Углубляясь в историю печати. СПб., 1996; Варецкий Б.И. Шелест страниц как шелест знамен. Пресса России в трех политических режимах. М., 2001; Грабельников А.А. История российской журналистики XX века. М., 1994; Журналистика конца 80-х: смена приоритетов. Екатеринбург, 1991;

Журналисты ХХ века: люди и судьбы. М., 2003; История отечественной журналистики (февраль 1917 – середина 90-х). М., 1999; Кузнецов И.В. История отечественной журналистики (1917-2000). М., 2003; Есин Б.И. Три века московской журналистики. М., 2005; Стровский Д.Л. История отечественной журналистики новейшего периода. Екатеринбург, 1998; Овсепян Р.П. История новейшей отечественной журналистики. М., 1999; Козлова М.М. История отечественных средств массовой информации. Ульяновск, 2000; Корнев М.С.

Идеологема «кулак» в советской пропаганде: на материалах газет «Правда» и. «Известия»: Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 2006 и т.д.  марксизма-ленинизма, политики коммунистической партии.

Производственно-техническая пропаганда – комплекс мероприятий, направленных на подъем культурно-технического уровня трудящихся и дальнейшее развитие социалистического соревнования»17.

Близкое по смыслу слово «агитация» трактовалось советскими источниками исследуемого периода в схожих параметрах: «Агитация — устная и печатная деятельность, направленная к политическому воздействию на широкие массы путем распространения определенных идей и лозунгов — важнейшее средство политической борьбы классов и партий. Агитация ВКП (б) — мощное орудие политического воспитания народа в духе коммунизма и советского патриотизма»18.

Таким образом, согласно советским источникам, эти понятия имели схожие функции: пропаганда стремилась оформить и транслировать систему взглядов, устойчивые оценки и мнения. Агитация же распространяла их среди народных масс, мобилизовала сторонников.

Современная наука расширила понимание терминов «пропаганда», «агитация» и дополнила их новыми смысловыми оттенками.

Так, А.И. Соловьев называет пропагандой «способ информационного контроля за людьми и придания их политическим действиям строгой социальной направленности»19 и выделяет современную форму пропаганды – политическую коммуникацию20. По мнению ученого, информационные технологии агитационно-пропагандистского типа направлены на контроль за сознанием и поведением людей, а наиболее типичными способами и приемами информирования при этом являются дезинформация и фальсификация сведений, а также манипулирование сознанием реципиентов.

Л.Н. Федотов считает, что о пропаганде можно говорить, имея в виду исторические примеры, когда она существовала как государственная политика доминирования одной точки зрения в масштабах социума. Он определяет такие признаки пропаганды: обеспечение цели любыми средствами, в том числе и тоталитарным контролем за информационными потоками в социуме; внедрение доминирующей точки зрения всеми существующими информационными системами; выступление в качестве адресата массы людей, а в идеале – всего населения страны. И.Н. Панарин и Л.Г. Панарина в исследовании, посвященном информационной войне, объясняют, что «политика целенаправленного воздействия на общественное мнение предполагает знание настроений широчайших народных масс, знание реального положения вещей»23.

Большая советская энциклопедия : в 50 т. Т. 35. М., 1950. С. 70, 73.  Словарь иностранных слов. М., 1949. С. 20-21.  Соловьев А.И. Политология: политическая теория, политические технологии. М., 2000. С. 400.  Политические коммуникации / под ред. А.И. Соловьева. М.: Аспект-Пресс, 2004.   Соловьев А.И. Политология: политическая теория, политические технологии. М., 2000. С. 515.  Федотов Л.Н. Социология массовой коммуникации. М., 2002. С. 90.  Панарин И.Н., Панарина Л.Г., Информационная война и мир. М., 2003. С. 20.  В.М. Березин рассматривает пропаганду как форму политической коммуникации, обусловленную особым политическим режимом. Такие направления политической коммуникации, как пропаганда, агитация и организация применяются в однопартийном, идеологически тоталитарном режиме, а в либерально-демократическом – более мягкие варианты. В литературе о Новгородской области тема идеологического воздействия на население встречается редко и лишь в связи с историей КПСС или историей преодоления последствий немецко-фашистской оккупации. Получить представление об экономической, политической и социальной ситуации в Новгородской области исследуемого периода можно их различных исследований по послевоенной истории региона26, в них подробно описываются восстановительные работы строителей, создание транспортной и хозяйственной инфраструктуры, а также быт новгородцев.

Особенно выделим книгу В.Г. Смирнова «История Великого Новгорода», в 34 главе приведены сведения о послевоенных трудностях новгородцев в быту и преодолении, также анализируется влияние «Ленинградского дела» на Новгородскую область27.

Интерес для диссертанта составили исследования по истории Новгородской партийной организации: «Очерки истории Новгородской организации КПСС»28 и «Годы борьбы и свершений: Новгородская организация КПСС. 1896-1987 гг.: Хроника»29, в которых подробно рассказывается о связи советской пропаганды и послевоенного восстановления новгородской инфраструктуры, промышленности, сельского хозяйства области в рамках пятилетних планов. Акцент делается на вкладе партийных работников в эти процессы. Мало затронута реакция самого населения, из-за политической ангажированности нет критики деятельности партийных работников и пропагандистов.

В работе В.С. Анищенко «Деятельность партийных организаций освобожденных районов Северо-Запада РСФСР по восстановлению средств массовой информации населения (1944-1945 гг.)»30 содержатся значимые сведения о воссоздании новгородской прессы и радиовещания, а также о взаимодействии партийного аппарата и СМИ.

Березин В.М. Массовая коммуникация: сущность, каналы, действия. М., 2003. С. 98.  Книга памяти. Новгородская область в годы Великой Отечественной войны : материалы, документы, исследования. Новгород, 1996.  Викторов В. Новый Новгород //Огонек. 1952. № 12. С. 5-6; Васильев В. Д. Восстановление Новгорода (1944-1950) // Новгород : сб. статей / под ред. М. Н. Тихомирова. М., 1964. С. 159-182.; Ведорук. Н. В грозные годы на земле Новгородской // На берегах Волхова. Л., 1967. С. 5-29.; Андреев Е. Возрожденный Новгород // Освобождение Новгорода. 25 лет. 1944-1969. М., 1969. С. 124-134.; На земле Новгородской :

очерки истории Новгород. области. Л., 1970. С. 290-370.; Варшавский А. Город, поднятый из руин : о восстановлении и реставрации архит. памятников Новгорода // Наука и религия. 1975. № 7. С. 36-50.  Смирнов В. Г. История Великого Новгорода. М., 2006. С. 335-352.  Очерки истории Новгородской организации КПСС / сост. В. Д. Васильев. Л., 1983. С. 270-296.  Годы борьбы и свершений : новгородская организация КПСС. 1896-1987 гг. : хроника / сост. Л. Б.

Тимофеева. Л., 1988. С. 125- 160.  Анищенко В. С. Деятельность партийных организаций освобожденных районов Северо-Запада РСФСР по восстановлению средств массовой информации населения (1944-1945 гг.) // Возрастание руководящей роли Коммунистической партии в годы Великой Отечественной войны. Петрозаводск, 1986. С 136-144.  Информацию о работе региональных органов власти с населением диссертант получил из исследования Н.П. Дементьева «Деятельность местных советов Новгородской области в годы восстановления народного хозяйства и дальнейшего развития социалистического общества (1944- гг.)»31.

Значимые сведения содержатся в монографии М.А. Абрамовой32, которая исследовала процесс восстановления народного хозяйства СевероЗападных областей РСФСР, в том числе и описала пропаганду, сопутствующую этому процессу. В частности, М.А. Абрамова изучила агитационно-массовую работу среди советских репатриантов на приемнораспределительных пунктах и по месту проживания и пришла к выводу, что пропаганда способствовала их моральному воссоединению с остальным населением, усилению работ по восстановлению народного хозяйства.

В исследовании И.Н. Толстых33 анализируется быт и адаптация репатриированных новгородцев в первые послевоенные годы. Особый интерес для диссертанта составил третий параграф второй главы:

«Агитационно-массовая работа с репатриантами и формы идеологического воздействия на них», где описывается не только работа пропагандистов, но и реакция репатриантов на нее.

Подробно разобрана новгородская атеистическая пропаганда в исследовании А.И. Чаусова. Интересующий диссертанта период анализируется отрывочно, но, тем не менее, работа содержит ряд полезных сведений о механизмах идеологического воздействия на население. Механизмы идеологической работы КПСС и комсомола с новгородской молодежью разобраны в исследовании Т.М. Ворониной. Значимые сведения о специфике Новгородской области в исследуемый период содержатся в изданных сборниках документов исследуемого периода из фондов различных новгородских архивов. Дементьев Н.П. Деятельность местных советов Новгородской области в годы восстановления народного хозяйства и дальнейшего развития социалистического общества (1944-1959 гг.) : автореф. дис. … канд.

истор. наук : 07.00.02. Л., 1985. С. 7-15.  Абрамова М.А. На освобожденной земле: деятельность коммунистической партии по возрождению освобожденных от немецко-фашистской оккупации районов Северо-Западных областей РСФСР, 1944- гг. Л., 1981.  Толстых И. Н. Репатрианты Новгородской области в 1944-1948 гг. : дис. … канд. ист. наук : 07.00. Великий Новгород, 2005. С. 150-171.  Чаусов А. И. Эволюция советской атеистической пропаганды с середины 50-х по начало 80-х гг. ХХ в. :

(по материалам Новгородской области) : автореф. дис. … канд. истор. наук : 07.00.02. Великий Новгород, 2010. С. 16-17.  Воронина Т.М. Деятельность КПСС по идейно-организационному укреплению комсомола в послевоенный период развития социалистического общества (1946-1955 гг.): (на материале Новгородской и Псковской областей) : автореф. дис. … канд. истор. наук : 07.00.02. Л., 1988. – 16 с.  Комсомола отряд боевой : сб. документов и материалов по истории Новгород. обл. комсомол.

организации. Л., 1980; «…И ничто не забыто» : документы и материалы о злодеяниях немецко-фашистских оккупантов на Новгородской земле (1941-1944). Новгород, 1996; Новгородские партизаны : партизанское движение на Новгородской земле в 1941-1944 гг. : сб. документов и воспоминаний. Великий Новгород, 2001; Новгородская полиция, милиция и органы внутренних дел, 1733-2000 годы : сб. документов и материалов. Великий Новгород, 2001; Новгородская земля в эпоху социальных потрясений : сб. документов.

Кн. 3:. 1941-1945. СПб., 2008; Новгородская земля в эпоху социальных потрясений : сб. документов. Кн. 4:.

1946-1956. СПб., 2009.  Зарубежные исследователи также обращались к теме советской идеологии сталинского времени. Как правило, подобные книги советологов касались «холодной войны» и ее информационного воплощения. В целом, в западной научной литературе прослеживается тенденция к изложению деструктивных аспектов существования СССР, что отражено, например, в работах Эдвина Бэкона, Джонатана Бэкера, Петера Кенеца, Роберта Даниэльса37 и др.

Также интересны труды западных исследователей о теории пропаганды и СМИ. Анализируя идеологическую деятельность советских СМИ, нужно помнить, что они в принципе не создавали объективной картины действительности, вот что писал Р. Харрис: «Роль СМИ не сводится к отражению того, что происходит вокруг нас. Скорее, они конструируют мир, который затем становится реальностью для потребителя»38.

Источниковую базу исследования составили опубликованные и неопубликованные архивные материалы из Государственного архива новейшей истории Новгородской области (далее – ГАНИНО), Государственного архива Новгородской области (далее – ГАНО), архива Управления ФСБ по Новгородской области (далее АУФСБНО). Эти материалы представляют собой различные нормативные и законодательные акты органов партии и правительства, как-то: протоколы, отчеты, постановления, приказы, распоряжения, запросы, справки, хозяйственная документация.

Основным источником архивных данных по идеологии в Новгородской области является ГАНИНО. А именно, документы, касающиеся деятельности таких советских государственных институтов, как Отдел пропаганды и агитации Новгородского обкома ВКП(б)-КПСС, аналогичных отделов при районных и городских комитетах партии.

Большое значение для исследования составили документы из 260-го фонда ГАНИНО «Новгородский обком КПСС». А именно – были изучены описи с делами за 1944-1956 гг., которые касаются работы отдела пропаганды и агитации Новгородского обкома ВКП (б) – КПСС:

В описи 1 содержатся дела со справками о создании и организации пропагандистской работы на местах, отчеты агитаторов о настроениях колхозников, планы выставок на тему немецко-фашистской оккупации, записки обкома ВКП(б) о фактах антисоветской пропаганды немецких Bacon E. Contemporary Russia / Edwin Bacon with Matthew Wyman. Houndmills, Basingstoke, Hampshire ;

New York : Palgrave Macmillan, 2006. 190 p. : ill., map.; Daniels R. V. The rise and fall of Communism in Russia [electronic resource] / Robert V. Daniels. New Haven : Yale University Press, 2007. 481 p.; Kenez P. A history of the Soviet Union from the beginning to the end / Peter Kenez. – 2nd ed. Cambridge ; New York : Cambridge University Press, 2006. 342 p.; Kort M. The Soviet colossus : history and aftermath / Michael Kort. – 6th ed.

Armonk, N.Y. : M.E. Sharpe, 2006. 501 p. : ill.; Ragsdale H. The Russian Tragedy : the Burden of History / Hygh Ragsdale. Armonk, N.Y. : M.E. Sharpe, 1996. 306 p.; Strayer R. W. Why did the Soviet Union collapse? :

understanding historical change / Robert Strayer. Armonk, NY : M.E. Sharpe, 1998. 219 p.  Харрис Ричард. Психология массовых коммуникаций. СПб. ; М., 2001. С. 74-75.  агентов, списки задач и планы работы районного радиовещания на 1944- годы. В описи 2 хранятся дела со справками о состоянии Новгородской киносети, дела со списками агитаторов в районах области и их отчетами о настроениях колхозников ранее оккупированных территорий, документы датированы 1944-1945 гг. В описи 3 содержатся дела с материалами районных газет о немецкофашистской оккупации, также хранятся дела с планами мероприятий, приуроченных к 22-ой годовщине со дня смерти Ленина, отчетами о лекционной работе сотрудников Обкома ВКП(б) и работе управления кинофикации по организации кинофестивалей. Документы относятся к 1945годам. В описи 4 хранятся дела со справками о работе сети партийного просвещения в районах области, о лекционной пропаганде, о руководстве стенной и районной печатью, планы семинаров и работы политшкол, отчеты о массово-агитационной работе по подготовке к выборам в местные советы.

Документы датированы 1947 годом. В описи 5 содержатся дела со справками о радиофикации и радиовещании в районах области, хранятся планы работы культурнопросветительных учреждений области, также опись содержит письма областного управления кинофикации, отчеты об агитационно-массовой работе всех районных комитетов ВКП(б)43 за 1948 год.

В описи 6 даны дела с планами работы отдела пропаганды и агитации обкома ВКП(б), справки о работе радиовещания и районных газет, справки о работе газеты «Новгородская правда», информации отдела пропаганды районных комитетов ВКП(б) «О проведении дня семидесятилетия со дня рождения И.В. Сталина». Документы датированы 1949 годом. В описи 7 хранятся дела со справками о массово-агитационной работе на Новгородском целлюлозно-бумажном комбинате, о задачах партийных организаций в связи с укрупнением колхозов, а также дела с постановлениями бюро Обкома ВКП(б) об исключении из партии за антипартийную пропаганду и за совершение религиозных обрядов в 1949гг. В описи 8 содержатся дела с данными о политической учебе партийных работников, сведения о семинарах и курсах политической учебы при обкоме ВКП(б) в 1951 году. В описи 10 хранятся дела со справками Управления МГБ об антиколхозной пропаганде сектантов, с отчетами о реакции новгородских ГАНИНО. Ф. 260. Оп. 1. Д. 32; 119; 128.  ГАНИНО. Ф. 260. Оп. 2. 260; 284;  ГАНИНО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 295; 305; 307;   ГАНИНО. Ф. 260. Оп. 4. Д. 272; 275; 292; 293.  ГАНИНО. Ф. 260. Оп. 5. Д. 244; 245; 250; 252-281.  ГАНИНО. Ф. 260. Оп. 6. Д. 222; 226; 233; 241.  ГАНИНО. Ф. 260. Оп. 7. Д. 5; 18; 19; 20.  ГАНИНО. Ф. 260. Оп. 8. Д. 5; 7.  жителей на «дело врачей», на смерть И.В. Сталина и на арест Л.П. Берия.

Документы датированы 1953 годом. В описи 11 содержатся дела со справками и отчетами о работе сети партийного просвещения, лекциями и семинарами для пропагандистов, работе районной прессы в сфере пропаганды, отчетами о работе Общества по распространению научных и политических знаний за 1953-1954 гг. В описи 12 даны дела со справками о лекционной пропаганде в некоторых районах области (а именно – Валдайский и Новгородский), а также справки о работе отделов пропаганды в сельских советах Новгородской области в 1954 году. В опись 13 вошли дела со спецсообщениями Управления КГБ об обнаружении анонимных антисоветских листовок, а также дела со справками городских комитетов КПСС о собраниях и митингах в честь XX съезда КПСС, отчеты райкомов и горкомов КПСС о лекционной пропаганде, отчетами о митингах трудящихся, дела со справками о пропаганде научного атеизма в 1955-1956 гг.50.

Опись 14 содержит дела с отчетами отдела пропаганды и агитации новгородского обкома КПСС, обзоры лекций по научному атеизму, читавшихся в области в 1956 г. Информация об административной и хозяйственной стороне деятельности органов пропаганды содержится в фонде Р-4039 ГАНО «Фонд редакции газеты «Новгородская правда». Немалую группу источников составляет переписка редакций областных и районных СМИ с партийными органами по текущим вопросам, а также по формированию плана работ.

Значимые сведения о реакции общества на внутриполитические и внешнеполитические события содержатся в фонде 9 Архива Управления ФСБ по Новгородской области, а именно – справки об оперативной обстановке в области, сведения об арестах лиц за антисоветскую пропаганду, о деятельности немецких агентов и коллаборационистов. Особый интерес представляют «Спецсообщения секретарю Новгородского обкома», которые составлялись сотрудниками МГБ. В них отслеживалось восприятие новгородцами идеологических кампаний и важных политических событий, содержится перлюстрация писем населения на политическую тематику.

Высокую ценность для понимания средств и методов пропаганды имеют материалы общесоюзных изданий: «Правда», «Известия». А также областной и районной прессы: «Новгородская правда» (изучено свыше материалов), «Большевистское знамя», «Красное знамя», «Трибуна», «Сталинский путь», «Колхозная газета», «Советское знамя» и т.д. Также изучены тексты передач новгородского областного радиовещания. Эти ГАНИНО. Ф. 260. Оп. 10. Д. 136; 137.  ГАНИНО. Ф. 260. Оп. 11. Д. 121; 215; 216; 217; 219.  ГАНИНО. Ф. 260. Оп. 12. Д. 195; 196.  ГАНИНО. Ф. 260. Оп. 13. Д. 95; 131; 143; 145.  ГАНИНО. Ф. 260. Оп. 14. Д. 132; 134; 137.  материалы позволяют детально наблюдать процесс формирования у населения идеологических установок.

Дополнительным источником информации о логике идеологического воздействия на новгородцев служат материалы журнала Новгородского Обкома ВКП(б)-КПСС «Блокнот агитатора». На примере этого издания, которое предназначалось для пропагандистов области, можно в динамике проследить основные направления пропагандистской работы, выявить наиболее важные идеологемы. В историографическом плане это издание представляет особый интерес, поэтому остановимся на нем подробнее.

Журнал знакомил пропагандистов области с ключевыми идеологемами исследуемого периода52. Во многих статьях журнала были приведены практические указания, которые должны были использовать лекторы и агитаторы: широко публиковался их прикладной опыт работы на местах53, публиковались темы, планы и конспекты лекций на ближайший месяц54, рекомендовались методики работы с различными социальными слоями граждан55. Также издание транслировало внешнеполитические идеологемы56.

Державин Н. Великий русский народ – руководящая сила советского союза // Блокнот агитатора. 1950. № 9. С. 11-18; Жуков В. Происхождение и классовая сущность религии // Блокнот агитатора.1951. № 10. – С.

7-12; Романова М. Советский народ в борьбе за сохранение и укрепление мира // Блокнот агитатора.1951. № 17. – С. 5-21; 28 лет без Ленина под руководством товарища Сталина по ленинскому пути // Блокнот агитатора.1952. № 1. – С. 3-12. Курочкин И. Советская социалистическая демократия – демократия высшего типа // Блокнот агитатора.1954. № 3. – С. 1-25.  Платонов А. Как я провожу агитационную работу // Блокнот агитатора. 1951. № 5. С 15-18; Иванов Г.

Агитаторы в борьбе за образцовую подготовку к севу // Блокнот агитатора.1951. № 5. С 9-25; Весенний сев и задачи агитаторов // Блокнот агитатора.1951. № 8. С 1-11; Нестерова Л. Наглядная агитация на предприятиях и в колхозах // Блокнот агитатора.1951. № 12. – С. 1-11; Алехно У. Наш агитколлектив в борьбе за урожай // Блокнот агитатора.1951. № 13. – С. 12-17; Массово-политическая работа в период уборки урожая // Блокнот агитатора.1951. № 14. – С. 1-11; Соловьева З. Сельский клуб в помощь агитаторам // Блокнот агитатора.1951. № 15. – С. 14-17; Рыклов А. Стенгазета на уборке урожая // Блокнот агитатора.1951. № 17. – С. 31-25; Гусарова А. Как я готовлю и провожу беседу // Блокнот агитатора.1954. № 6. – С. 23-26; Политическая работа на весеннем севе // Блокнот агитатора.1954. № 8. – С. 1-5; Березкин Н.

Сельское объединение лекторов // Блокнот агитатора.1954. № 8. – С. 35-37; Кондратьева З. Как я провожу беседы на научно-атеистические темы // Блокнот агитатора.1954. № 21. – С. 36-47.  Темы докладов, лекций и бесед к 26-годовщине со дня смерти В. И. Ленина // Блокнот агитатора. 1950. № 1. С 37-41; Темы бесед агитаторов в связи с Обращением ЦК ВКП(б) к избирателям // Блокнот агитатора.

1950. № 3-4. – С. 63-67; Темы докладов и бесед на апрель 1951 года // Блокнот агитатора. 1951. № 7. С 24;

Темы лекций и докладов по вопросам колхозного строительства // Блокнот агитатора.1951. № 8. – С. 47;

Темы докладов и бесед к кампании по сбору подписей под Обращением Всемирного Совета Мира о заключении Пакта Мира // Блокнот агитатора.1951. № 17. – С. 35; Темы лекций и бесед о выращивании кукурузы // Блокнот агитатора.1954. № 9. – С. 41-42.  Алекшин П. В агитколлективах валдайских железнодорожников // Блокнот агитатора.1950. № 2. – С. 19.Охватить политической агитацией все слои избирателей // Блокнот агитатора. 1950. № 3-4. – С. 34-63;

Кулепетов Н. Стенгазета укрупненного колхоза // Блокнот агитатора.1951. № 5. – С. 19-25; Степанова А.

Агитаторы на стройках // Блокнот агитатора.1951. № 7. – С. 11-15; Иванов В. Массово-агитационная работа на животноводческой ферме // Блокнот агитатора.1951. № 11.7-13; Васильев В. Агитаторы в колхозной бригаде // Блокнот агитатора.1951. № 16. – С. 14-18; Кострикова К. Агитатор пришел на луга // Блокнот агитатора.1954. № 13. – С. 12-15; Ужов И. О беседах с религиозными людьми // Блокнот агитатора.1954. № 18. – С. 15-24; Гаврилов И. О вреде религиозных праздников // Блокнот агитатора.1954. № 15. – С. 12-20;

Иванов В. Агитация на заводе // Блокнот агитатора.1954. № 20 – С. 23-30.  Морозов Л. Фашистская клика Тито на службе поджигателей войны // Блокнот агитатора.1951. № 7. С 15Морозов Л. Происки англо-американских империалистов на Ближнем Востоке // Блокнот агитатора.1951.

№ 9. – С. 19-26; Японский народ под гнетом американской оккупации // Блокнот агитатора.1952. № 1.С. 25Жуков В. Страны народной демократии на пути к социализму // Блокнот агитатора.1952. № 10. – С. 14В трущобах капиталистических городов // Блокнот агитатора. 1953. № 8. – С. 38-42; Калугин Ю.

Империалисты США порабощают Гватемалу // Блокнот агитатора. 1954. № 13. – С. 27-28.  Материалы по вышеозначенным темам важны в первую очередь тем, что выстраивали идеологические модели с учетом региональной специфики.

Резюмируя, можно сказать, что все вышеприведенные источники позволяют рассмотреть заявленную тему исследования с разных позиций:

властных структур (зачастую выступавших в качестве заказчиков пропаганды), со стороны средств массовой информации и агитаторов на местах (выступавших в качестве каналов пропаганды), а также самой аудитории.

Объектом исследования диссертации выступает процесс развития и трансформации советской идеологии в Новгородской области в 1944-1956 гг.

Предметом исследования является содержание и методы пропаганды данного периода.

Цель и задачи исследования. Цель исследования заключается в раскрытии специфики идеологии 1944-1956 гг. с учетом ее содержания, методов и реакции населения Реализация общей цели предполагает постановку и решение следующих задач:

- выделить ключевые идеологемы исследуемого периода;

- провести контент-анализ пропагандистских текстов;

- выявить взаимосвязь содержания пропаганды и реакции населения;

- проследить изменение пропагандистских текстов согласно смене идеологем;

- определить влияние регионального аспекта на формы и методы пропаганды;

- обозначить проблемы и сложности пропагандистской работы.

Методологические и теоретические основы исследования. В контексте теоретических посылок исследования наиболее целесообразным стало использование системно-структурного и сравнительно-исторического метода. Широко задействован контент-анализ текстов СМИ и партийных документов, они исследовались с позиции лингвистики и идеологии. Чтобы рассмотреть тему как единое целое был использован системный подход, позволяющий изучить как пропаганду, так и реакцию населения на нее, как разработку идеологемы, так и ее практическое воплощение в различных кампаниях.

Апробация темы исследования. В рамках апробации основных положений диссертационного исследования, теоретических подходов и выводов была проделана следующая работа:

Выступление с докладом «Критика действительности в газете «Новгородская правда» в 1944-1953 гг.». на XV научной конф.

преподавателей, аспирантов и студентов НовГУ (Великий Новгород, НовГУ, 2008 год).

Выступление с докладом «Послевоенное восстановление Новгородской области через призму газеты «Новгородская правда (1945-1949 гг.)» на II межд. научно-практ. конф. «Новгородика – 2008» (Великий Новгород, год).

Выступление с докладом «Образ НАТО в читательских материалах газеты «Новгородская правда» 1950-х годов» на XVI научной конф.

преподавателей, аспирантов и студентов НовГУ (Великий Новгород, НовГУ, 2009 год).

Выступление с докладом «Письма советских граждан в СМИ о внешнеполитических акциях НАТО» на межд. конф. «Мировое сообщество и глобализация угроз безопасности» (Великий Новгород, 2009 год).

Выступление с докладом «Антисемитская реакция советского общества на «дело врачей» (на примере Новгородской области)» на IV межд. научной конф. студентов, аспирантов и молодых ученых «Холокост: память и предупреждение» (Великий Новгород, 2010 год).

Выступление с докладом «Ностальгия российской молодежи по И.

Сталину как ресурс национальной идентичности (по материалам СМИ)» на IX межвузовской научно-практ. конф. «СМИ в современном мире. Молодые исследователи». (Санкт-Петербург, СПбГУ, 2010 год).

Выступление с докладом «Культ победы как ресурс национальной идентичности (по материалам СМИ)» на Всероссийской научно-практ. конф.

аспирантов и студентов «Коммуникация в современном мире» (Воронеж, ВГУ, 2010 год).

Выступление на III межд. научно-практ. конф. «Новгородика – 2010»

(Великий Новгород, 2010 год) с докладом на тему «Восприятие И. Сталина новгородским обществом в послевоенный период и в современности (через призму масс-медиа)».

Выступление с докладом «Специфика пропагандистских текстов послевоенного периода (на примере Новгородской области)» на XVIII научной конф. преподавателей, аспирантов и студентов НовГУ (Великий Новгород, НовГУ, 2011 год).

Практическая значимость исследования состоит в расширении знаний по отечественной истории по исследуемой проблеме и возможности использования их сегодня специалистами по политической и социальной пропаганде.

Представленные материалы и выводы могут быть задействованы для преподавания специальных курсов, а также при написании учебников и разделов в обобщающих учебных пособиях. Они могут использоваться как материал для различных научных исследований, а также в ходе учебновоспитательного процесса в высших и среднеспециальных учебных заведениях.

Структура диссертационной работы. Работа состоит из введения, трех глав, включающих 8 параграфов, заключения, списка источников и литературы, а также приложений.

Диссертация состоит из введения, трех глав (восьми параграфов), заключения, списка источников и литературы.

Во введении обосновывается актуальность исследуемой темы, характеризуется степень ее разработанности, определяются объект, предмет, цели и задачи, территориальные и хронологические рамки исследования, анализируется источниковая база, определена научная новизна и практическая значимость, приводится информация об апробации научных результатов.

Первая глава – «Методы и формы пропаганды» – состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Методы пропагандистской работы советских и партийных учреждений области» – рассматривается специфика областной системы пропаганды.

В параграфе анализируются политические, экономические и идеологические условия в Новгородской области, которые определили задачи советских пропагандистов (противодействие нацистской пропаганде, антиколхозным настроениям и т.д.). Рассматривается процесс создания, структура и схема работы новгородского пропагандистского аппарата.

Анализируются меры преодоления нехватки квалифицированных пропагандистов, агитаторов и лекторов, прослежено создание областной сети партийно-политической учебы. Рассмотрен процесс создания районных и городских отделений Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний, подробно проанализирована лекторная работа, разобраны типичные темы докладов.

Дан обзор пропагандистских мероприятий областных властей по разъяснению населению постановлений центрального аппарата власти, а также по их выполнению. В частности, пропагандировалась мобилизация всех усилий населения на восстановление народного хозяйства в рамках пятилетнего плана.

Рассмотрены методы работы областных властей с агитаторами.

Проанализирован ход обучения агитаторов на семинарах при партийных комитетах, описано проведение городских и областных совещаний по обмену опытом агитационной работы. Анализируется партийная критика деятельности агитаторов.

Подробно разобрано состояние киносети в Новгородской области и использование кинематографа в идеологической работе. Рассматривается содержание местного киноматериала и общесоюзного кинопроката. Дан подробный анализ тематических кинофестивалей. Разбирается реакция населения на кинопропаганду, Делается вывод, что методы пропагандистской работы властей были разнообразными, видоизменялись под специфику аудитории. Но, зачастую, развить и дополнить их мешало слабое техническое обеспечение и кадровый голод.

Во втором параграфе – «Формы пропаганды и агитации в СМИ» – характеризуется идеологическая работа областной системы СМИ.

Обозначены условия функционирования советских СМИ в исследуемый период. Подробно разбирается процесс создания и становления главного областного СМИ – газеты «Новгородская правда», ее кадровые и хозяйственные трудности. Анализируется освещение газетой внутриполитических событий на примере освещения избирательных кампаний. Рассматривается критика пропагандистских материалов «Новгородской правды» со стороны Обкома ВКП(б)-КПСС: а именно, недостаточное информирование населения о партийной жизни, Возникала необычная схема: орган партийного контроля за пропагандой критиковал областное средство пропаганды за то, что оно плохо информирует население о таких видах пропаганды, как политучеба. Также делались замечания по стилю материалов.

Показан процесс распространения пропагандистских текстов в районной печати по прямым указаниям партийного аппарата.

Рассмотрена критика текстов областных и районных СМИ со стороны органов госбезопасности, а также процесс инициирования ими партийных взысканий за некачественные пропагандистские тексты.

Даны сведения о функционировании советской и областной системы радиовещания. Показаны сложности радиофикации области. Постепенно ситуация улучшилась к лучшему, на областном радио звучали довольно качественные тексты, но радио по-прежнему ориентировалось на работу печатных СМИ, дублируя ее. В частности, весомой частью эфира на всем протяжении исследуемого периода были обзоры номеров газеты «Новгородская правда».

Делается вывод о том, что формы агитации и пропаганды в новгородских СМИ были довольно разнообразными, несмотря на многие хозяйственные трудности. Кроме того, вся пропагандистская деятельность СМИ осуществлялась под контролем множества структур. Помимо цензоров, это были и журналисты вышестоящих редакций (районную прессу критиковала областная, областную – газета «Правда»), партийный аппарат, и органы госбезопасности. В условиях такого прессинга журналисты не только транслировали идеологемы, но и сами широко подвергались идеологической обработке.

В третьем параграфе – «Специфика лексики и стилистики пропагандистских текстов» – на примере текстов новгородских пропагандистов рассматривается процесс речевой коммуникации пропагандистов и населения, а также анализируется форма пропагандистского сообщения.

Чтобы выстроить информационную связь (а тем более – изменить при помощи этой связи картину мира), пропагандист и реципиент должны пользоваться единым языком сообщения. Поэтому у пропагандистских материалов возникала специфичная лексика и стилистика, которые не столько фиксировали реальность, сколько давали ей оценку.

Вертикаль советской системы, равно как и советской системы пропаганды, отражалась и в унификации стиля вербальной пропаганды. Одни и те же словосочетания употреблялись в прессе всех уровней, конспектах просветительских лекций, в стенограммах партийных съездов и в литературных произведениях. В массовом сознании закреплялись ассоциативные цепочки, усиливающие восприятие текста на эмоциональном уровне. Неразделяемость таких сочетаний усложняла восприятие новой информации.

В рамках формирования образа врага ранее нейтральные слова наделялись устойчивой негативной коннотацией: «космополиты», «либерализм». Множество негативной лексики употреблялось в адрес немецко-фашистских захватчиков, они часто наделялись признаками животных, зверей, тем самым подчеркивалась их «зверские» поступки.

Для подчеркивания чуждой природы, инородности и враждебности использовалась иностранная лексика без адаптированного перевода, в русскоязычном написании. Ожидаемо, что такая лексика смотрелась в тексте чуждо, непонятно. Особенно по контрасту с привычными, ставшими клише, словосочетаниями партийной пропаганды.

Эмоциональные акценты проявлялись в соседстве негативных определений, нанизывании их, тем самым усиливался общий эффект.

Также имелась тенденция к тезисному построению материалов прессы, могущих быть использованных агитаторами на местах в читках и беседах.

Резкие формулировки императивного характера были нормой не только для печати, но и для докладов, для лекций и для наглядной агитации. Тем самым идеологическая установка на выполнение действия транслировалась в повелительной форме приказа по многим каналам и внедрялась в сознание масс.

Делается вывод, что язык пропаганды был подчинен ее задачам.

Обществу с самым разным социальным составом и образованием требовалось внушить единую идеологическую модель. Для этого использовался единый язык и стиль. Как следствие, одни и те же речевые шаблоны использовались всеми – не только на уровне пропагандистских материалов, но и в повседневной речи.

Вторая глава – «Технология и образы политической пропаганды»

состоит из 3 параграфов.

В первом параграфе – «Модель общества и государства» разбирается процесс формирования у граждан идеологических установок о советской власти, ее механизмах.

В послевоенный период государство зачастую предлагало обществу временно терпеть бытовые проблемы ради высших государственных целей и, в конечном счете, всеобщего блага. Эти установки активно ретранслировались средствами пропаганды. Тем не менее, советские граждане не всегда «правильно», с точки зрения властей, реагировали на подобные призывы и не всегда доверяли действиям государства.

Анализируется реакция советского и новгородского общества на денежную реформу 1947 года. В Новгородской области население негативно отзывалось об этой и других экономических реформах государства, акцентируя внимание на своих бытовых трудностях. Распространялись и анонимные письма с критикой нововведений. Чтобы переломить скептические настроения, пропагандисты проводили широкую информационную поддержку денежной реформы. Это же позволяло представить в качестве виновных тех местных чиновников, которые недостаточно тщательно выполняют указания государства. Сами реформы никак не критиковались.

Особая модель общества и государства выстраивалась при выполнении каких-либо значимых для властей задач – например, массово-политической работы с населением во время избирательных кампаний.

Подробно анализируется проведение выборов в Новгородской области, агитационная работа на них и реакция избирателей.

Пропагандистский напор избирательных кампаний не ослабевал из-за того, что реальной альтернативы «сталинскому блоку коммунистов и беспартийных» не существовало. Напротив, пропагандисты строили свои агитационные материалы так, будто бы выборы ведутся в условиях жесткой конкурентной борьбы и, следовательно, аудиторию необходимо раз за разом убеждать (на рациональном и эмоциональном уровне). Населению давали установку, что власть является народной, что голосование прямо влияет на путь развития государства.   Делается вывод, что социальные мифы обеспечивали компенсацию определенных «разрывов» действительности (т.е. несоответствие между созданной властью моделью благополучного государства и реальной обстановкой в стране), которые ощущали многие. Под сильнейшим прессом официальной пропаганды значительная часть населения полагала, что живет в лучшей из стран, но в то же время в массах присутствовали умеренные скептические настроения.

Во втором параграфе – «Воспитание патриотизма у населения» – рассматриваются патриотические идеологемы и их восприятие населением.

Период Великой Отечественной войны был отмечен небывалым всплеском патриотизма у населения, это чувство активно инициировалось, усиливалось и поддерживалось советскими пропагандистами. Поражения Германии и Японии выступали символами победоносности советского народа и легитимности советской власти. И после окончания военных действий патриотизм оставался важным ресурсом, катализатором труда по восстановлению хозяйства, укреплению обороны и т.д. Таким образом, пропагандисты по-прежнему продолжали тиражировать патриотические мотивы во многих своих материалах.

Материалы на тематику Великой Отечественной войны были насыщены героическим пафосом, патетикой, лексикой высокого стиля.

Кроме того, они выступали и как явная пропаганда успехов партии и лично И. В. Сталина.

Усиление патриотического воспитания было значимым т.к., в обществе царили милитаристские настроения, однако отмечались пораженческие настроения. Так, в Новгородской области на всем протяжении изучаемого периода ходили слухи о грядущей войне с англо-американским блоком.

Таким образом, создание культа Победы в центральных и местных средствах пропаганды формировало уверенность у населения в том, что грядущая (если все же ее развяжут враждебные силы) война будет победоносной. Но для этого предлагалось восстанавливать хозяйство, и терпеть временные лишения ради укрепления обороны страны.

С конца 1940-х годов и до 1953 года патриотизм у населения воспитывался на фоне и за счет общесоюзных идеологических кампаний по борьбе против «низкопоклонства перед Западом» и «космополитизма».

Особой аудиторией для пропагандистов были репатриированные советские граждане. Побывавшие в немецком тылу репатрианты порой скептически воспринимали советскую действительность и недоверчиво относились к государству. Поэтому возникали бытовые и идеологические конфликты с остальным населением. Этот фактор привнес в деятельность советских органов пропаганды изменения, направленные на патриотическое воспитание репатриированных граждан.

Подробно классифицируется и анализируется идеологическая работа с репатриированными гражданами.

Делается вывод, что воспитание патриотизма у населения имело особенное значение в сложных политических и экономических условиях Новгородской области. В то же время воспитание патриотизма часто шло рядом с формированием у населения ксенофобии, страха и подозрения к иным странам, национальностям и даже к своим же соседям, побывавшим когда-то за рубежом.

В третьем параграфе – «Образ И. В. Сталина в пропаганде» – рассматривается идеологическая работа по формированию у населения отношения к И. В. Сталину.

Образ главы государства в качестве символа этого государства – являлся ключевым звеном в советской идеологии. Общество нуждалось в персонификации источника своего довольства, достатка. Этим можно объяснить многочисленные благодарности лично И. В. Сталину за бытовые, социальные или экономические улучшения (подлинные или мнимые).

Реальные черты И. В. Сталина не описывались – пропагандистами не упоминалась ни внешность, ни семейное положение, ни привычки, ни быт.

Так что и само население было лишено этой информации. Поэтому тексты от населения, публикуемые в СМИ, лишены каких-либо конкретных черт личности самого председателя Совета Министров СССР, это лишь набор пропагандистских штампов восприятия (любимый ученик Ленина, гениальный полководец и т.д.). Так образ И. В. Сталина сакрализировался в материалах пропаганды. А в читательских материалах и вовсе представал неким божеством.

Кроме того, образ И. В. Сталина интерпретировался пропагандой как образ защитника. К нему, как к последней инстанции, обращалось население с письменными жалобами. Возникал и поддерживался (за счет восхваления И. В. Сталина с одной стороны и критики чиновников на местах – с другой) традиционный российский архетип «добрый царь и злые бояре». В обществе складывалось мнение, что «вождь трудящихся» воздаст всем по заслугам, что он наведет порядок, восстановит справедливость.

Подробно анализируются письма (открытые и частные) новгородцев И.

В. Сталину, их стихотворное творчество о нем, материалы СМИ.

Критически разбираются тезисы типичного доклада о достижениях И.

В. Сталина. В нем И. В. Сталин представал как организатор революции, мудрый политик и экономист, победоносный полководец.

Образ, который изображали пропагандисты, многими гражданами воспринимался искренне, они видели главу государства как всемогущую фигуру, не как реального человека. Поэтому даже в частной переписке (перлюстрация МГБ) у большинства новгородцев присутствовало удивление и горе от смерти И. В, Сталина. Также были и злорадные отзывы.

До 1956 года большинство новгородцев не только поддерживало тот образ И. В. Сталина, что сформировали органы пропаганды, но и активно ретранслировало его – в речи, творчестве, в быту и работе.

В 1956 году население охотно поддержало доклад Н. С. Хрущева, как поддерживало все идеологические кампании в исследуемый период. Это послушное восприятие новгородцами доклада демонстрировало гибкость советской идеологии. В кратчайшие сроки пропагандисты смогли дезавуировать такой тщательно проработанный образ вождя в лице И. В.

Сталина, внушить населению подозрение и отвращение к нему. В то же время, эта кампания показала, что и хрущевская пропаганда опиралась на многие формы, методы, и традиции сталинской пропаганды.

Третья глава – «Образ врага как отображение угрозы государству»

– состоит из двух параграфов.

В первом параграфе – «Отображение внутриполитической ситуации» – анализируется процесс формирования у населения образа внутреннего врага и перенаправления на него недовольства граждан.

Разбирается механизм формирования образа врага и его актуальность для советской и новгородской системы пропаганды.

Приводятся данные об оперативной и политической обстановке в Новгородской области исследуемого периода, сведения об антисоветских элементах: сектанты, ранее ссыльные, коллаборационисты и т.д. Все эти лица воспринимались властями как реальные враги государства. Поэтому в советских средствах пропаганды активно создавались различные образы внутреннего врага.

Вместе с этим шел процесс канализирования недовольства населения в русло критики тех самых врагов или отдельных негативных явлений. Тем самым критика от граждан в адрес власти перенаправлялась, упорядочивалась и жестко контролировалась.

Недовольство социальной, экономической и бытовой сферой часто переносилось на местную власть. Это прослеживалось как в речи самих граждан, так и в многочисленных критических материалах пропаганды.

Критика проходила, в основном, на местном уровне, использовались конкретные факты халатности, коррупции и т.д.

Подробно анализируются рубрики с критическими материалами журналистов и читателей в областной прессе. Приведены данные о реакции партийного аппарата на критические выступления.

Идеология накладывала свой отпечаток на содержание и подачу критики. Так, все негативные явления рассматривались лишь как единичные факты. А в поисках виноватых критикующие никогда не поднималась выше определенной черты. Кроме того, никогда не подвергался сомнению сам советский строй и советские ценности.

Рассматривается процесс формирования внутреннего врага на примере «дела врачей». Прослежен ход кампании, охарактеризованы материалы общесоюзной и местной прессы.

Подробно анализируется реакция новгородцев на «дело врачей».

Большинство слухов носило агрессивно-антисемитский характер.

Отмечались высказывания, которые поддерживали политику нацистской Германии в отношении евреев. На бытовом уровне антисемитская идеология нацистской Германии отчасти превалировала над интернациональной идеологией СССР.

Запустив кампанию антисемитизма против «врачей-убийц», космополитов и сионистов, советская власть и сама отчасти попала под удар.

Часть граждан приписывала высшему руководству партии и правительства еврейскую национальность и, как следствие, некие злые умыслы. Часто органы госбезопасности обвинялись и в недостаточной бдительности, от них требовали усилить работу по разоблачению внутренних врагов.

Делается вывод, что образ внутреннего врага заставлял население жить в постоянном напряжении, подозрении. Граждане приучались верить власти, которая одна их спасает от тайных опасностей, и, в то же время, приучались не верить никому и искать врага везде – именно поэтому достаточно легко и единогласно проходили все идеологические кампании по дискредитации людей, ранее влиятельных – «дело врачей», смещение Л. П. Берии, разоблачение «культа личности» И. В. Сталина.

Во втором параграфе – «Отображение внешнеполитической ситуации» – рассматривается формирование образа внешнего врага:

немецко-фашистских захватчиков и англо-американского блока.

На завершающем этапе Великой Отечественной войны и в первые послевоенные годы основной враг был представлен немецко-фашистскими захватчиками. Это позволяло пропагандистам интерпретировать экономические трудности как последствия оккупации и как временную меру по укреплению обороны страны. Особенно актуальным такое идеологическое подчеркивание было для регионов СССР, находившихся под немецкофашистской оккупацией долгое время и попавших под влияние нацистской пропаганды. После победы в Великой Отечественной войне акцент ставился не на формирование ненависти к Германии, а на демонстрацию конкретных злодеяний.

Приведены данные о сочувствии (во время войны и после) новгородцев к военнопленным. Причины лояльного отношения партийные работники видели в непоследовательной идеологической работе, так что областной системе пропаганды предписывалось создавать и поддерживать образ врага.

С самими военнопленными также велась антифашистская пропагандистская работа.

Анализируется лекторная пропаганда на тему злодеяний немецкофашистских захватчиков, наглядная агитация, публикации воспоминаний фронтовиков и угнанных в рабство новгородцев. Подробно разбираются типичные тексты областных и районных газет, а также освещение прессой открытого процесса над нацистскими преступниками в Новгороде в году.

Акценты в изображении образа внешнего врага сместились с 1946 года – речь У. Черчилля в городе Фултон 5 марта 1946 года расценивалась населением как символ объявления войны Советскому Союзу, новгородцы распространяли слухи о начале новой войны с Англией и США.

С началом «холодной войны» между СССР и англо-американским блоком – пропагандисты стали сравнивать (или упоминать в одном контексте) немецко-фашистских захватчиков и англо-американских империалистов. Подобный образ преемника агрессии фашистской Германии часто использовался и населением в письмах и творчестве.

Анализируются данные МГБ о ведении в Новгородской области антисоветской пропаганды англо-американской направленности: листовки, анонимные письма, прослушивание и распространение материалов радиостанции «Голос Америки». За это новгородцы подвергались репрессиям. Так власть пыталась сохранить идеологическую монополию.

Делается вывод, что советская идеология последовательно выстраивала негативный образ фашистских стран, и англо-американского блока, канализируя недовольство общества бытовыми условиями и объединяя его перед лицом общего врага.

В заключении подведены итоги исследования и сформулированы основные его выводы.

Положения, выносимые на защиту:

1. Формирование советской идеологии в Новгородской области проходило в тяжелых экономических, политических и военных условиях.

Большинство районов испытало немецко-фашистскую оккупацию. Отсюда хозяйственные проблемы у пропагандистских органов и СМИ, трудности радиофикации и кинофикации. Также наблюдался кадровый голод:

большинство пропагандистов, агитаторов, лекторов обучались в краткие сроки. Кроме того, в области действовали антисоветские элементы, наблюдались антиколхозные настроения.

2. Новгородская система пропаганды была частью общесоюзной вертикали пропаганды, советская идеология пронизывала все государственные, хозяйственные и общественные сферы: промышленность, сельское хозяйство, образование, здравоохранение, культура. Поэтому идеологемы практически не менялись при распространении, новгородские пропагандисты лишь дополняли их местным контекстом и примерами.

3. Идеология выстраивала и навязывала населению особые модели взаимодействия общества и государства, общества и руководителя. Активно использовался всплеск патриотизма, вызванный войной. Новгородцам внушалось, что они граждане великой, огромной страны, что государственные достижения и трудности касаются всех жителей.

Поддерживалось представление о СССР, как о народной власти, честно избираемой самими жителями. А руководитель государства изображался как защитник всего советского народа.

4. Формирование образа врага и управляемая критика негативных явлений являлись важной составляющей послевоенной идеологии, позволяя сплотить граждан перед общей опасностью (сильно преувеличиваемой пропагандой), а также канализировать недовольство населения социальнобытовыми условиями, перенести его на отдельных лиц, социальные группы или национальности.

5. Население Новгородской области не было идеологически единым и по-разному реагировало на пропагандистские материалы. На территории проживали демобилизовавшиеся фронтовики, специалисты из других регионов, репатриированные граждане, коллаборационисты, лица с паспортными ограничениями (в зоне 101-го километра), военнопленные, сектанты и другие лица. С ними проводилась сегментированная идеологическая работа.

По теме диссертационного исследования автором опубликовано работ общим объемом 3,4 печатных листа.

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Асташкин Д. Ю. Идеологические функции советской печати в период 1945-1953 : (на примере газеты «Новгородская правда») / Д. Ю.

Асташкин // Вестник Новгородского государственного университета. Серия.

История. Филология. – 2008. – № 49. – С. 4-6. 0,4 п.л.

2. Асташкин Д. Ю. Образ немецко-фашистских оккупантов в послевоенной новгородской печати / Д. Ю. Асташкин // Вестник Новгородского государственного университета. Серия. История. Филология.

– 2009. – № 52. – С. 4-7. 0,5 п.л.

Другие публикации:

3. Асташкин Д. Ю. Совинформбюро в период Великой Отечественной войны / Д. Ю. Асташкин // Коммуникация в современном мире : материалы Всерос. науч.-практ. конф. аспирантов и студентов. – Воронеж, 2006. – С. 76-78. 0,2 п.л.

4. Асташкин Д. Ю. Критика действительности в газете «Новгородская правда» в 1944-1953 гг. / Д. Ю. Асташкин // Тезисы докладов аспирантов, соискателей, студентов XIV науч. конф. преподавателей, аспирантов и студентов НовГУ. – Великий Новгород, 2007. – С. 40-41. 0,2 п.л.

5. Асташкин Д. Ю. Функции газеты «Новгородская правда» в 1944– 1953 гг. / Д. Ю. Асташкин // Тезисы докладов аспирантов, соискателей, студентов XV науч. конф. преподавателей, аспирантов и студентов НовГУ. – Великий Новгород, 2008. – С. 50-52. 0,2 п.л.

6. Асташкин Д. Ю. Образ врага в середине XX века на примере региональной прессы / Д. Ю. Асташкин // Международное сообщество и глобализация угроз безопасности : сб. науч. докл. : в 2. ч. – Ч. 1 : Историч., теорет. и правовые аспекты противодействия угрозам нац. безопасности. – Великий Новгород, 2008. – С. 205-226. 1 п.л.

7. Асташкин Д. Ю. Письма советских граждан в СМИ о внешнеполитических акциях НАТО / Д. Ю. Асташкин // Современный кризис системы межд. безопасности : вызовы и ответы : сб. науч. докл. – Великий Новгород, 2009. – С. 313-323. 0,5 п.л.

8. Асташкин Д. Ю. Ностальгия российской молодежи по И. Сталину как ресурс национальной идентичности (по материалам СМИ) / Д. Ю.

Асташкин // СМИ в современном мире. Молодые исследователи : материалы IX межвуз. науч.-практ. конф. / под ред. Л. П. Громовой. – СПб., 2010. – С.

216-217. 0,2 п.л.

9. Асташкин Д. Ю. Культ победы как ресурс национальной идентичности / Д. Ю. Асташкин // Коммуникация в современном мире :

материалы Всерос. науч.-практ. конф. аспирантов и студентов. – Ч. 2. – Воронеж, 2010. – С. 101-103. 0,2 п.л.



 


Похожие работы:

«Бетхер Александр Райнгартович ТРАДИЦИОННОЕ ХОЗЯЙСТВО НЕМЦЕВ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В КОНЦЕ XIX – ПЕРВОЙ ТРЕТИ XX ВВ. Специальность – 07.00.07 – Этнография, этнология и антропология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Омск – 2003 2 Работа выполнена на кафедре этнографии и музееведения Омского государственного университета. Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Н.А. Томилов Официальные оппоненты : доктор исторических...»

«ВИШЕВ ИГОРЬ ИГОРЕВИЧ СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЗОЛОТОПРОМЫШЛЕННОСТИ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ В XIX ВЕКЕ Специальность 07.00.02. – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Челябинск-2002 2 Работа выполнена на кафедре истории и теории искусств Челябинского государственного университета Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ Андрей Петрович Абрамовский Официальные оппоненты : доктор...»

«МЕРЕНКОВА ОЛЬГА НИКОЛАЕВНА БАНГЛАДЕШЦЫ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ: СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ АДАПТАЦИЯ И ПОИСК ИДЕНТИЧНОСТИ Специальность – 07.00.07 – этнография, этнология, антропология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Санкт-Петербург 2013 Работа выполнена в Отделе этнографии Южной и Юго-Западной Азии Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) Российской Академии Наук Научный руководитель : доктор исторических наук старший...»

«ШИРКАНОВА Елена Анатольевна РУССКАЯ ДВОРЯНСКАЯ УСАДЬБА И ЕЁ ИСТОРИЧЕСКОЕ ОТРАЖЕНИЕ В МЕМОРИАЛЬНЫХ МУЗЕЯХ (XVIII - НАЧ. XXI ВВ.) (НА ПРИМЕРЕ МЕМОРИАЛЬНОГО ДОМА-МУЗЕЯ – УСАДЬБЫ Н.Е.ЖУКОВСКОГО) Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискании ученой степени кандидата исторических наук Владимир - 2012 1 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Владимирский...»

«ЗЕЙНАЛОВА СУДАБА МЕХТИ КЫЗЫ НЕМЕЦКИЕ ПОСЕЛЕНИЯ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ В ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ (1920-1941 гг.) Специальность: 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Баку - 2006 Диссертация выполнена в Отделе истории Азербайджана советского периода (1920-1991 гг.) Института Истории им. А.А.Бакиханова Национальной Академии Наук...»

«ВОЛКОВ Андрей Эдуардович ТОБОЛЬСКАЯ ГУБЕРНИЯ В ПЕРИОД ТРЕТЬЕИЮНЬСКОЙ МОНАРХИИ (1907 – ИЮЛЬ 1914 гг.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Тюмень 2007 Работа выполнена на кафедре отечественной истории ГОУ ВПО Тюменский государственный университет Научные руководители: доктор исторических наук, профессор Коновалов Владимир Викторович доктор исторических наук, доцент Пашин Сергей...»

«Попова Марина Сергеевна Поморские лоции и географические знания поморов Специальность 07.00.10 – история наук и и техники АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата географических наук Архангельск – 2014 1 Работа выполнена в Северном (Арктическом) федеральном университете им. М.В. Ломоносова Научный руководитель : доктор географических наук Коробов Владимир Борисович Научный консультант : доктор географических наук Александровская Ольга Андреевна...»

«ПЕТРОВА Людмила Ивановна ГОРОДСКОЙ МУЗЕЙ И ВЛАСТЬ: 1880-е – 1930-е ГОДЫ (ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ МУЗЕЙ, МУЗЕЙ СТАРОГО ПЕТЕРБУРГА, МУЗЕЙ ГОРОДА) Специальность 07.00.02. — Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Санкт-Петербург — 2014 2 Работа выполнена на кафедре исторического регионоведения ФГБОУ ВПО Санкт-Петербургский государственный университет Научный руководитель...»

«Шкуркина Виктория Константиновна Хозяйство приписных крестьян Алтая и фермеров Среднего Запада США в первой половине XIX века: историко-сравнительное исследование 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук Томск – 2007 2 Работа выполнена на кафедре отечественной истории и культурологии ГОУ ВПО Томский государственный педагогический университет Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор...»

«Бушмаков Андрей Валентинович Изменения ментальности городского населения российской провинции в конце XIX – начале ХХ века Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Пермь 2006 2 Работа выполнена на кафедре культурологии Пермского государственного технического университета. Научный доктор исторических наук, руководитель: профессор Лейбович Олег Леонидович Официальные доктор исторических наук,...»

«ЗЛЕНКО Константин Васильевич П.Н. КРЫЛОВ – ОСНОВАТЕЛЬ СИБИРСКОЙ БОТАНИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ Специальность 07.00.10 – История наук и и техники Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Томск – 2006 Работа выполнена на кафедре современной отечественной истории ГОУ ВПО Томский государственный университет Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Фоминых Сергей Федорович Официальные оппоненты : доктор исторических наук, профессор...»

«Иванова Екатерина Владимировна Книги Печатного приказа 1613-1649 гг. как исторический источник Специальность 07.00.09. — Историография, источниковедение и методы исторического исследования Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва-2004 Работа выполнена на кафедре истории российской государственности Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации Научный руководитель - доктор истррических наук,...»

«Гоголева Алла Анатольевна Местная власть в Острогожском уезде во второй половине XVII начале XVIII в.: городовые воеводы и черкасские полковники Специальность 07. 00. 02 - Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Воронеж - 2005 Работа выполнена в Воронежском государственном университете Научный руководитель - доктор исторических наук, доцент Глазьев Владимир Николаевич Официальные оппоненты - доктор исторических...»

«Менщиков Владимир Владимирович РУССКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ ЗАУРАЛЬЯ В XVII-XVIII ВВ.: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ В РЕГИОНАЛЬНОМ РАЗВИТИИ 07.00.02 - отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой...»

«Огрина Галина Вячеславовна МОРДОВИЯ В ГОДЫ ПЕРЕСТРОЙКИ (1985-1991 гг.): ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Саранск – 2013 Работа выполнена в отделе истории и археологии государственного казенного учреждения Республики Мордовия Научно-исследовательский институт гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. доктор исторических наук, профессор Научный...»

«Максимов Сергей Евгеньевич РАЗВИТИЕ УДЕЛЬНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В СРЕДНЕМ ПОВОЛЖЬЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 80-Х – 90-Е ГГ. XIX ВЕКА Специальность 07.00.02 – отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ижевск 2008 2 Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Тольяттинский государственный университет Научный руководитель : кандидат исторических наук, доцент Плеханов...»

«СКОЧИН Артём Васильевич ГОРОДСКАЯ СРЕДА ТЮМЕНИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 1950-х – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1960-х гг. Специальность 07.00.02 Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Тюмень – 2013     Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Тюменский государственный университет. Научный руководитель : Пашин Сергей Станиславович, доктор исторических наук, профессор Официальные оппоненты : Гаврилова Надежда Юрьевна доктор исторических наук,...»

«Балюнов Игорь Валерьевич МАТЕРИАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА НАСЕЛЕНИЯ ГОРОДА ТОБОЛЬСКА КОНЦА XVI-XVII ВЕКОВ ПО ДАННЫМ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Специальность - 07.00.06 - археология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Тобольск-2014 Работа выполнена на кафедре истории, философии, культурологии, теории и методик обучения исторического факультета ФГБОУ ВПО Тобольской государственной социально-педагогической академии им. Д. И. Менделеева Научный...»

«КОПТЕВ Александр Викторович ФОРМИРОВАНИЕ КРЕПОСТНОГО ПРАВА В ПОЗДНЕЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ РАННЕЙ ВИЗАНТИИ IV-VI вв. Специальность 07.00.03 - всеобщая история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук V МОСКВА - 1996 Работа выполнена на кафедре всеобщей истории исторического ф а к у л ь т е т а Вологодского государственного педагогического университета Официальные...»

«Соколов Иван Алексеевич ЧАЙ И ЧАЙНАЯ ТОРГОВЛЯ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В XIX – НАЧАЛЕ ХХ ВЕКОВ Специальность 07.00.02. – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук Москва – 2010 Работа выполнена на кафедре отечественной истории ГОУ ВПО г. Москвы Московский городской педагогический университет. кандидат исторических наук, Научный руководитель : профессор Корнилов Валентин Алексеевич доктор исторических наук, профессор...»














 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.