WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 |

«АГРАРНЫЕ ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ В ДОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ (ЦЕНТРАЛЬНО-НЕЧЕРНОЗЁМНЫЕ ГУБЕРНИИ, 1765 -1861 ГГ.) ...»

-- [ Страница 1 ] --

ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКИ

На правах рукописи

Козлов Сергей Алексеевич

Аграрные традиции и новации в дореформенной России

(центрально-нечерноземные губернии, 1765-1861 гг.)

Специальность 07.00.02

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени д.ист.н.

Москва - 2004

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ

На правах рукописи Козлов Сергей Алексеевич

АГРАРНЫЕ ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ

В ДОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ

(ЦЕНТРАЛЬНО-НЕЧЕРНОЗЁМНЫЕ

ГУБЕРНИИ, 1765 -1861 ГГ.) Специальность 07.00.02. — Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени доктора исторических наук

Москва -

Работа выполнена в Центре истории русского феодализма Института российской истории РАН.

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор Введенский Ростислав Михайлович доктор исторических наук, профессор Гросул Владислав Якимович доктор исторических наук, профессор Березовая Лидия Григорьевна

Ведущая организация: Московский государственный областной университет

Защита состоится 2004 г. в часов на заседании Диссертационного Совета Д. 002.018.01. по защите диссертаций на соискание учёной степени доктора наук при Институте российской истории РАН по адресу: 117036, Москва, ул. Дм. Ульянова, 19.

С диссертацией можно ознакомиться в Научном кабинете Института российской истории РАН.

Учёный секретарь Диссертационного совета кандидат исторических наук Е.И.Малето

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования.. Вопросы формирования, взаимодействия и эволюции национальных традиций и внедряемых на российскую почву (как правило, западноевропейских) новаций, а также их влияния на аграрно-промышленное и социокультурное развитие нашей страны привлекают в последние годы пристальное внимание как отечественных, так и зарубежных исследователей1. Подобный научный интерес вызван рядом причин.





Во-первых, постепенно изменяется отношение исследователей к самому понятию "традиция", в которое нередко вкладывается различный смысл. Одни учёные уделяют основное внимание роли традиций в процессе упорядочения и стабилизации хозяйственной и социальной жизни. При этом в область традиционного включается лишь то, что относится к привычкам и стереотипам.

Другие исследователи выделяют тесную связь традиций с нравственным сознанием. Наконец, значительная часть современных учёных рассматривает традиции исключительно как явление общественной психологии. Между тем, как справедливо отмечают исследователи, "истинная природа традиций состоит в том, что в них... переплетаются, с одной стороны, элементы психологического, эмпирического, повседневного, духовно-практического, а, с другой, - теоретического и рационального"3.

В последние годы появились также специальные труды, поновому освещающие понятие "традиция" (как коммуникации, специфического способа наследования, и др.) и имеющие важное теоретико-методологическое значение.

Во-вторых, усиление интереса исследователей к проблемам взаимодействия традиций и новаций во многом обусловлено глубокими социально-политическими и культурными изменениями в жизни нашей страны за последние годы. Попытки внедрить на российской почве хозяйственные и социокультурные механизмы, оформившиеся в совершенно иных исторических условиях и в другом культурном климате, оказались не слишком плодотворны.

Перед российским обществом вновь встал вопрос: в какой степени традиционные национальные формы хозяйствования сохранили способность эффективно взаимодействовать с различными новациями, готовы ли сами субъекты модернизационого процесса к новым, более динамичным и жёстким формам социокультурной активности, связанным с буржуазной предприимчивостью, рациональной организацией труда и быта?

В этой ситуации исследование традиций и новаций в сельском хозяйстве Центрально-Нечернозёмной России последней трети XVIII - первой половины XIX в. становится одной из важнейших научных проблем аграрной истории нашего Отечества дореформенной эпохи. Раскрытие как объективных процессов развития и соотношения российских аграрно-культурных традиций и западноевропейских научно-практических усовершенствований, так и отражения этих процессов в трудах отечественных учёных и помещиков-предпринимателей позволяет лучше изучить сложную эволюцию аграрного строя нечернозёмных губерний России в дореформенный период, выявить конкретный вклад российских рационализаторов в теорию и практику отдельных отраслей сельского хозяйства, а также понять причины успехов и неудач многочисленных попыток внедрения на российскую почву новейшего зарубежного аграрного опыта.

Кроме того, научная значимость указанной темы определяется следующими обстоятельствами.

Во-первых, вплоть до последнего десятилетия в отечественной историографии явно недооценивалось значение традиционного народного опыта природопользования, который признавался архаичным, фрагментарным, бессодержательным и не имеющим практической значимости в современных условиях. Между тем, взвешенная оценка многовекового народного наследия особенно необходима ввиду того, что значительная часть огромного агропромышленного опыта, накопленного до реформы 1861 г. как крестьянами, так и помещиками-рационализаторами России, впоследствии была утрачена.





Во-вторых, в рамках. исследования традиций и новаций аграрного строя дореформенной эпохи появляется возможность проследить «закладку фундамента» будущего здания российского капитализма, включая развитие производительных сил в отдельных отраслях сельского хозяйства нечернозёмной России и совершенствование аграрно-промышленной технологии.

В-третьих, именно здесь открываются неплохие перспективы для более детального изучения первых конкретных шагов на долгом и тернистом пути внедрения в сознание, в теоретические поиски и практику российского общества основ буржуазной предприимчивости, рационализма, новых форм организации труда.

Это особенно важно в настоящее время, когда равноправное сотрудничество России с другими государствами Европы стало невозможно без сближения: экономических интересов европейских народов на основе именно рационального регулирования социально-политических, экономических и интеллектуальных отношений. Поэтому в исследованиях аграрного строя, видимо, уже назрел переход от изучения социально-экономической сферы как таковой к истории рационализма в России, важнейшим звеном которой в конце XVIII - первой половине XIX в. выступала помещичья сельскохозяйственная рационализация.

Наконец, в-четвёртых, значительный научный интерес представляет исследование многосторонних контактов между представителями российских и западноевропейских деловых и научных кругов в последние предреформенные десятилетия.

В целом можно сделать вывод, что рассмотрение проблемы традиций и новаций в аграрном строе центрально-нечернозёмных губерний дореформенной России позволяет не только закрыть одно из «белых пятен» в отечественной историографии феодализма, но и вплотную подойти к вопросу о месте и роли предреформенной России в аграрном развитии Европы XIX в.

Сохраняющийся в современной-России относительно свободный доступ к разнообразной научной информации (в том числе благодаря подключению к сети «INTERNET») открывает перед историками огромные возможности как для получения нового фактического знания, так и для творческого осмысления уже накопленного несколькими поколениями отечественных специалистов огромного массива источников конца XVIII - первой половины XIX в. Плодотворным для раскрытия проблемы взаимодействия аграрно-культурных традиций и новаций в дореформенной России является активное использование теоретического наследия представителей других научных дисциплин в отечественной и зарубежной историографии5. Следует отметить, что творческое переосмысление вопросов эволюции традиций и новаций в сельском хозяйстве нечернозёмной России позволяет осуществить явно назревшее смещение направленности научных исследований: с поиска и анализа сил, которые сдерживали частную инициативу и предприимчивость - к выявлению тех экономических, природно-климатических и социокультурных факторов, которые прямо или косвенно эту крестьянскую и помещичью инициативу вызывали. Тем самым открываются перспективы и для решения другой важной проблемы - формирования предпосылок, необходимых для успешного внедрения в стране новых, буржуазных начал. По существу, намеченный подход означает анализ российской аграрной экономики конца XVIII - первой половины XIX в. с точки зрения выявления соотношения между стремлением к экономическому росту, с одной стороны, и к извлечению ренты - с другой.

Историография темы исследования. Отдельные вопросы формирования и взаимодействия традиций и новаций в развитии отдельных отраслей сельского хозяйства Центрально-Нечернозёмной России нашли отражение на страницах многих работ, посвященных отечественной аграрной истории. Характерно, что интерес к этой теме, как правило, заметно возрастал в те годы, когда наша страна находилась либо на перепутье от одного социально-экономического уклада к другому, либо в условиях кардинальной перестройки своей экономической стратегии (включая аграрную сферу)6. Серьёзное влияние на трактовку проблемы традиций и новаций оказывали также идеологические представления, связанные с мировоззренческой, гражданской и партийной позицией конкретного исследователя7.

В отечественной историографии последних десятилетий можно условно выделить несколько групп научных исследований, в которых затрагиваются те или иные вопросы аграрно-культурных традиций и новаций в центрально-нечернозёмных губерниях дореформенной России.

Первую группу работ составляют многочисленные исследования конкретно-исторического характера. Среди них необходимо выделить исключительно содержательные труды И.Д.Ковальченко, Л.В.Милова, В.А.Фёдорова, Л.Н.Вдовиной, а также М.М. Громыко 8, в которых подробно анализируются как объективные процессы аграрной эволюции нечернозёмных губерний России конца XVIII— первой половины XIX в., так и отдельные аспекты многосторонней деятельности отечественных предпринимателей и учёных этого периода. При этом в центре внимания исследователей, как правило, оказывается хозяйственная деятельность русского крестьянства. Так, в работе Л.В.Милова «Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса» (М., 1998) не только впервые вводится в научный оборот ценнейший фактический материал, касающийся традиционного крестьянского природопользования в отдельных губерниях нечернозёмной России, но и подробно описано творческое, умелое приспособление русского крестьянина XVIII в. к природноклиматическим условиям, во многом определявшим его хозяйственно-культурный быт. К этой же группе работ относятся исследования участников традиционного Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы, затрагивающие проблему традиций и новаций в технологической сфере, их влияние на природную среду и конкретную практику хозяйствования. Следует отметить, что в работах участников симпозиума, регулярно организующего сессии с 1958 г., на протяжении последних 40 лет успешно разрабатывались ключевые проблемы традиционного опыта природопользования в России, закладывались основы использования историками-аграрниками новых междисциплинарных подходов, а также историкоэкологических исследований.

Вторая группа работ включает в себя исследования, посвященные деятельности экономических обществ дореформенной России: Вольного экономического общества, Московского и Ярославского обществ сельского хозяйства, и других 10. В этом ряду необходимо выделить четырёхтомное исследование А.П.Бердышева, в котором подробно рассматривается многосторонняя деятельность Вольного экономического общества, показана хозяйственная и культурная значимость вводимых членами общества аграрно-промышленных и просветительских начинаний 11.

К указанному комплексу научных трудов примыкают и исследования, посвященные вопросам развития как общего, так и сельскохозяйственного образования крестьян в дореформенную эпоху12.

Третья группа исследований включает в себя ряд работ, в которых рассматриваются вопросы эволюции русского национального менталитета, включая и традиционный менталитет сельского населения нечернозёмной России-различных категорий крестьян и провинциальных помещиков13. Использование этих трудов даёт возможность лучше понять особенности психологии, культурного и хозяйственного уклада крестьянства и дворянства дореформенного периода, без чего трудно получить объективное представление как об особенностях социокультурной ситуации той эпохи в целом, так и о причинах отторжения либо принятия различных аграрных новаций и усовершенствований.

Вопросы, связанные с изучением аграрно-культурных традиций и новаций в нечернозёмной России последней трети XVIII первой половины XIX в., рассматриваются также и в ряде других работ, включая исследования, посвященные обычному праву русской дореформенной деревни 14. Однако, несмотря на значительное количество научных трудов, затрагивающих отдельные аспекты рассматриваемой проблемы, в целом её комплексное решение ещё впереди. Во-первых, в настоящее время в отечественной историографии отсутствуют специальные работы, посвященные сравнительному анализу российского и западноевропейского аграрного предпринимательства дореформенного периода, которые позволили бы выявить общее и особенное в развитии отечественного рационализаторского движения конца XVIII — первой половины XIX в. Между тем, влияние организационного и научного опыта, а также техники и технологии из более индустриально развитых европейских держав на традиционный аграрный строй других регионов Восточной Европы уже давно и успешно исследуется зарубежными историками15. Во-вторых, в современной российской историографии имеется чрезвычайно мало исследований, направленных на рассмотрение проблемы аграрно-культурных традиций в деятельности отечественных помещиков-рационализаторов - главных инициаторов, теоретиков и практиков сельскохозяйственных преобразований дореформенной эпохи. Можно выделить лишь немногочисленные работы, в которых затрагиваются отдельные аспекты их многосторонней аграрно-промышленной и просветительской деятельности, а также даётся анализ их экономических взглядов (оцениваемых при этом как типично либеральные16). Таким образом, на повестке дня стоит важная научная задача: попытаться адекватно отразить не только конкретную хозяйственную значимость сделанных российскими рационализаторами и учёными дореформенной эпохи выводов, но и их социокультурного аспекта с учетом цивилизационной специфики России, постоянного поиска ею собственной национальной идентичности, неразрывно связанного с выработкой наиболее эффективной в условиях нечернозёмного региона страны модели экономического развития, стратегии и тактики аграрных преобразований.

Цель работы состоит в том, чтобы подробно рассмотреть ключевые вопросы формирования, соотношения и взаимодействия многовековых традиций народной аграрной культуры Нечернозёмного Центра России и различных сельскохозяйственных новаций, в основном связанных с технико-технологическим, научным и социокультурным опытом западноевропейской модернизации.

Задачи исследования заключаются в том чтобы изучить развитие народных традиций в аграрном строе и хозяйственнокультурном быте центральных губерний Нечернозёмной России последней трети XVIII - первой половины XIX в. (преимущественно в помещичьем хозяйстве); раскрыть основные этапы возникновения и функционирования крестьянского сельскохозяйственного образования; показать влияние идей западного рационализма как на реальную хозяйственную практику центральнонечернозёмных губерний России дореформенной эпохи, так и на постепенное формирование нового менталитета русского помещика-рационализатора (включая экономическое мышление и мировоззрение); проследить разработку вопросов усовершенствования основных отраслей сельского хозяйства Центральной России в трудах отечественных учёных и рационализаторов конца XVIII - первой половины XIX в.; рассмотреть соотношение отечественных народных агрокультурных традиций и попыток внедрения западноевропейских технических и технологических новаций в губерниях Центрального Нечерноземья в рассматриваемый период; исследовать основные направления деятельности сельскохозяйственных обществ, действовавших в регионе в дореформенную эпоху, показать их влияние на развитие научной мысли, производительных сил в аграрном секторе экономики, а также на эволюцию культурно-хозяйственного быта Нечернозёмного Центра страны; раскрыть непростую диалектику взаимоотношений отечественных рационализаторов и представителей государственной власти; проследить основные моменты государственной аграрной политики конца XVIII - первой половины XIX в., относящиеся не только к вопросам усовершенствования сельского хозяйства региона, но и к традициям и новациям в целом.

Таким образом, диссертационное исследование ориентировано прежде всего на сравнительно-историческое изучение российского и западноевропейского опыта рационализации сельского хозяйства последней трети XVIII - первой половины XIX в., а также на освещение соотношения традиций и новаций в теории и практике аграрного развития ряда центрально-нечернозёмных губерний России. В работе делается попытка гармонично совместить анализ объективного исторического процесса эволюции дореформенных аграрных усовершенствований в губерниях центрально-нечернозёмной России и отражения этого процесса в отечественной печати.

Однако иногда автор вынужден ограничиваться изучением теории аграрной рационализации, поскольку в условиях феодальнокрепостнической эпохи далеко не всегда удавалось осуществить на практике те или иные новации. При этом под новациями в работе понимаются как западноевропейские аграрно-технические и технологические новшества, так и усовершенствования на основе многовекового национального аграрного опыта.

Объект исследования - социально-экономические отношения как в крестьянской деревне, так и в помещичьей усадьбе Центрального Нечерноземья в дореформенную эпоху, а также ключевые направления хозяйственной, просветительской и научной деятельности в области усовершенствования основных отраслей сельского хозяйства региона.

Субъект исследования - различные категории крестьянства и помещиков Центрально-Нечернозёмной России, использующих в своей хозяйственной деятельности и сфере культурно-хозяйственного быта те или иные элементы традиций и новаций. Основное внимание уделяется анализу производственной деятельности и эволюции традиционного менталитета частновладельческих крестьян и помещиков-рационализаторов региона, объединённых в экономические и сельскохозяйственные общества.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1765 г., когда было основано Вольное экономическое общество и в Центрально-Нечернозёмной России начинают последовательно использоваться элементы отечественной и зарубежной рационализации, до момента отмены крепостного права в 1861 г., когда феодально-крепостническая система (а вместе с нею в значительной степени и многие архаичные аграрно-культурные традиции феодальной эпохи) была в основном упразднена. Именно в эти годы в стране закладываются первые основы широкого процесса модернизации основных отраслей сельского хозяйства, который в полной мере проявится во второй половине XIX - начале XX в.

Особое внимание в исследовании обращается на анализ взаимодействия аграрно-культурных традиций и новаций в последние предреформенные десятилетия (1830-1860 гг.), когда в условиях перестройки всё большей части крестьянских и помещичьих хозяйств на принципах товарно-денежного, рационального ведения их сам процесс внедрения технических и технологических усовершенствований, а также просветительских начинаний поднялся на качественно иной уровень. Кроме того, этот тридцатилетний период отживающей крепостной России гораздо полнее и содержательнее отражён в дошедших до нас исторических источниках.

Территориальные границы исследования охватывают восемь губерний нечернозёмного центра России: Московскую, Владимирскую, Ярославскую, Костромскую, Тверскую, Смоленскую, Нижегородскую и Вологодскую. За исключением Вологодской губернии, все они традиционно относятся исследователями к губерниям центрально-промышленного района страны17. Однако автор счёл возможным использовать в настоящей работе и материалы, относящиеся к аграрным традициям и новациям Вологодской губернии дореформенной эпохи. Во-первых, эту губернию связывали с центральным районом тесные экономические связи.

Во-вторых, прослеживаются и постоянные многолетние контакты между рационализаторами двух регионов, приводившие к обмену передовым аграрным опытом. А, в-третьих, значительная часть территории Вологодской губернии, примыкающая к левобережным уездам Ярославщины, по природно-климатическим условиям и хозяйственно-бытовым традициям практически мало чем отличалась от центрально-нечернозёмного района России 1 8.

С одной стороны, особенности хозяйственного и культурного быта указанных губерний, во многом определявшие специфику местных аграрных традиций, были связаны с общностью географических и природно-климатических условий этого региона. Так, «Путеводитель от Санкт-Петербурга и обратно» 1839 г., характеризуя Тверскую губернию, сообщал: «Русским климатом должно признать Московский, а Тверь от Москвы разнится одним градусом: он есть умеренный и вполне благоприятный сельскому хозяйству. Это есть полоса северного постоянного хлебопашества, или полоса ржи и льна, как наиболее соответственных ей произведений, и занимает главную часть государства»19. С другой стороны, центральные нечернозёмные губернии России традиционно являлись, по меткому выражению В.А.Фёдорова, «цитаделью крепостничества», что наложило существенный отпечаток на все стороны хозяйственнобытового уклада сельского населения. На отмеченные тенденции в работе обращалось пристальное внимание, особенно при рассмотрении особенностей эволюции традиционного крестьянского и помещичьего менталитета и его постепенной эволюции.

Основная сложность, возникающая перед исследователем, при изучении указанной темы, заключается в том, что в рассматриваемую историческую эпоху в аграрном строе нечернозёмной России самым причудливым образом переплелись элементы старого и нового: традиционные формы и методы природопользования - и первые образцы «рационального хозяйства» западноевропейского типа, применение новейших сельскохозяйственных орудий и научной технологии; приверженность многовековому «домостроевскому» семейно-бытовому и хозяйственному укладу - и новые, буржуазные формы деловой и социокультурной активности как у помещиков, так и у крестьян; традиционная русская, «обломовщина», стремление полагаться на «авось», - и проявление глубоко рациональных начал в области национального менталитета под воздействием товарно-денежных отношений.

Несмотря на сохранение практически во всех исследуемых в работе губерний нечернозёмного центра общенациональных основ традиционной народной культуры труда и быта, существовали и локальные областные особенности, накладывавшие существенный отпечаток на процесс внедрения новаций. Между тем, в отечественной аграрной историографии имеется сравнительно мало работ, специально посвященных анализу состояния производительных сил российской деревни по отдельным губерниям Нечерноземья20. Среди них выделяются как глубиной исследования, так и богатством использованного фактического материала труды ПА.Колесникова21 и Г.Т.Рябкова22, в которых не только подробно рассматриваются центральные моменты эволюции аграрного строя Вологодской и Смоленской губерний в дореформенную эпоху, но и приводятся интереснейшие сведения, касающиеся взаимодействия местных аграрно-культурных традиций и новаций.

Научная новизна определяется тем, что в работе впервые проводится комплексный анализ формирования и взаимодействия национальных аграрных традиций и различных новаций (преимущественно зарубежных) в губерниях Центрально-Нечернозёмной России последней трети XVIII - первой половины XIX в., а также сравнительно-историческое исследование отечественного и западноевропейского опыта рационализации сельского хозяйства.

Здесь нашли отражение как недостаточно освещенные, так и совершенно неизученные аспекты аграрной истории региона: крестьянское сельскохозяйственное образование, отношения патернализма в российской частновладельческой деревне, деятельность рационализаторов и учёных, функционирование сельскохозяйственных обществ, и другие.

Источниковая база исследования. Диссертация написана на основе как опубликованных материалов, так и неопубликованных архивных документов. Основные архивные источники, позволяющие исследовать проблему аграрно-культурных традиций и новаций в нечернозёмной России дореформенной эпохи, хранятся в двух центральных, а также местных архивах: Российском государственном историческом архиве г. Санкт-Петербурге (РГИА) и Центральном государственном историческом архиве г. Москвы (ЦГИАМ), и др. Особенно важны материалы, хранящиеся в фондах РГИА: фонде 91 (Вольное экономическое общество) и фонде 398 (Департамент земледелия Министерства государственных имуществ). Они содержат разнообразные материалы, относящиеся к эволюции аграрной техники и технологии дореформенного периода, развитию крестьянского сельскохозяйственного образования (включая учебные фермы МГИ); аграрно-промышленной и просветительской деятельности как отечественных экономических обществ, так и отдельных помещиков-рационализаторов нечернозёмных губерний России. В фонде 398 сохранился свод отчётов по отдельным губерниям страны о помещичьих имениях, отличающихся успехами в развитии хозяйства. Указанные отчёты, ставшие ещё в дореформенную эпоху основой для составления земледельческой статистики России, являются важнейшим источником для исследования отечественной сельскохозяйственной рационализации. Кроме того, как в отмеченных фондах, так и в ряде других фондов РГИА (Ф.940. А.П.Заблоцкий-Десятовский;

Ф.958. П.Д.Киселёв; и др.) содержатся ценнейшие сведения о разнообразных научных и аграрно-промышленных связях отечественных рационализаторов с представителями научных и деловых кругов немецких государств, а также Англии, Франции, Голландии, Бельгии, и других западноевропейских стран. Эти материалы, вместе с имеющимися там же документальными свидетельствами об успехах рационализации в прибалтийских губерниях страны (Ф. 560, 733, 968, и др.) позволяют лучше изучить влияние передового аграрно-промышленного опыта, накопленного в других регионах Западной и Восточной Европы, на сельское хозяйство центрально-нечернозёмной России. Наряду с этим, в богатейших фондах РГИА содержатся и важные сведения о правительственной политике в отношении сельского хозяйства, включая материалы о чиновниках Министерства государственных имуществ, об отношениях с сельскохозяйственными обществами, и другие.

Второе основное архивохранилище, содержащее целый ряд материалов по теме исследования, - Центральный государственный исторический архив г. Москвы-хранит в своих фондах многочисленные документы не только по истории отечественной помещичьей рационализации, но и по социально-экономической жизни нечернозёмной деревни последней трети XVIII - первой половины XIX в. Однако в соответствии с основной задачей монографии главное внимание было сосредоточено автором на изучении обширной делопроизводственной документации Московского общества сельского хозяйства (ЦГИАМ. Ф.419) - главного центра теории и практики всего российского рационализаторского движения дореформенной эпохи. Уникальный комплекс материалов этого фонда включает в себя документы о хозяйственной и культурно-просветительской деятельности помещиков-рационализаторов отдельных губерний нечернозёмной России, об их многолетних связях с МОСХ и зарубежными экономическими обществами, заграничных путешествиях с целью изучения новейшего аграрно-промышленного опыта. Прекрасно сохранились здесь и ценные материалы, касающиеся места и роли многочисленных изданий общества («Земледельческого журнала», и других) в деле пропаганды в России новейших форм и методов ведения хозяйства, а также документы, раскрывающие негативную роль отечественной цензуры в просветительском движении первой половины XIX в. Кроме того, необходимо выделить и документы, относящиеся к российским изобретениям в области сельского хозяйства и теоретическим проектам аграрных технологических усовершенствований.

Особое место в фонде Московского общества сельского хозяйства занимают материалы, связанные с изменением характера всей деятельности общества в условиях подготовки отмены крепостного права в России. Среди них обращают на себя внимание документы о работе членов МОСХ в 1861 г. над проектом найма сельских работников, в которых ярко отразились новые черты экономического мышления российского помещика-предпринимателя, связанные с требованиями рынка, - стремление к всеобъемлющей рационализации хозяйства и получению максимальной прибыли, и одновременно с этим - попытки использования в корпоративных интересах могучей силы русской общинной традиции (включая крестьянское обычное право).

В хранилищах Центрального государственного исторического архива г. Москвы находится и ряд других фондов, в которых автором были обнаружены важные документальные памятники по теме исследования. Так, в огромном фонде канцелярии московского генерал-губернатора (Ф.17) найдены дела, связанные с переселением крестьян из одного уезда Московской губернии в другой и позволяющие лучше понять как основные причины крестьянских переселений дореформенной эпохи (зачастую связанные с попытками рационализации хозяйства), так и отношение самих крестьян и помещиков к этому процессу. Сохранился и ряд дел, освещающих традиционное крестьянское природопользование, включая материалы о нерациональных, а нередко и хищнических методах ведения полевого, лесного и лугового хозяйства.

Важные сведения об отношении московского дворянства к проблеме аграрных традиций и новаций в последние годы существования крепостнической системы содержатся в документах, связанных с деятельностью Московского комитета по улучшению быта помещичьих крестьян (Ф. 1650. Д.А.Ровинский). К этим материалам тесно примыкают ценные сведения, обнаруженные в рукописном фонде историка А.М.Фокина (Ф. 2049. А.М.Фокин), который на материалах первой трети XIX в., относящихся к Смоленской губернии, сделал интересную попытку дать характеристику провинциального дворянского менталитета дореформенной эпохи, а также высказал ряд ценных (а порою и остро полемических) замечаний об образе жизни русского помещика первой половины прошлого века, его отношении к традициям ("старине") в XVIII и XIX в.

Наконец, заслуживает упоминания и ряд дел, находящихся в фонде Московского цензурного комитета (ЦГИАМ. Ф. 31), в которых представлены рукописные материалы (включая популярные хозяйственные руководства, адресованные как помещикам, так и крестьянам, и сочетавшие в себе пропаганду традиционных и рациональных начал в области сельского хозяйства), запрещённые к изданию в дореформенный период. Они являются существенным дополнением к источникам по истории крестьянского сельскохозяйственного образования последних предреформенных десятилетий, косвенно раскрывая мотивы правительственной политики по отношению к народному просвещению в целом, а также к проблеме традиций и новаций.

Среди архивных материалов Государственного архива Ярославской области (ГАЯО) особую важность имеют документы Ярославского общества сельского хозяйства дореформенной эпохи (ГАЯО, Ф. 623), которые позволяют подробно охарактеризовать ключевые, направления аграрно-промышленной рационализации в Ярославской губернии в 40 - 50-х годах XIX в. Наряду с ними, использовались также материалы ряда других фондов ГАЯО (Ф. 73 и 635), помогающие дополнить и конкретизировать сведения о социальноэкономическом развитии ярославской дореформенной деревни и о подготовке отмены крепостного права в губернии сквозь призму взаимодействия аграрно-культурных традиций и новаций.

Опубликованные источники по теме исследования можно условно разделить на пять основных групп.

Первую группу составляют многочисленные статьи, опубликованные на страницах российской периодической печати конца XVIII - первой половины XIX в. В них содержится разнообразная информация, относящаяся к теории и практике дореформенной отечественной рационализации, а также состоянию ключевых отраслей сельского хозяйства нечернозёмной России. Особое значение для освещения проблемы аграрно-культурных традиций и новаций имеют такие издания, как издаваемые А.Т.Болотовым журналы конца XVIII в. «Сельский житель» и «Экономический магазин», а также «Труды» Вольного экономического общества (1765-1861 гг.), «Земледельческая газета» (1834-1861 гг.), «Журнал министерства государственных имуществ» 30-50-х гг. XIX в.

и многочисленные издания Московского общества сельского хозяйства 1821-1861 гг. 2 3. Сведения, содержащиеся в этих источниках, по своему богатству и научно-практической значимости уникальны: статьи авторитетных помещиков-рационализаторов нечернозёмной России о традиционных формах и методах крестьянского природопользования в отдельных губерниях страны и новых приёмах рационального хозяйствования, экономические обзоры губерний и уездов, разнообразные материалы о деятельности сельскохозяйственных обществ, и многое другое. Большую ценность имеют и данные о влиянии природно-климатических условий в той или иной местности на особенности её аграрного развития, и, прежде всего, традиционного ведения хозяйства.

В большинстве использованных в настоящей работе трудов, вышедших из-под пера отечественных помещиков-рационализаторов дореформенной эпохи, вопросы теории и практики сельскохозяйственного производства тесно переплетаются между собой. В то же время, имеется сравнительно немногочисленный круг сочинений (А.Т.Болотова, Е.С.Карновича, Д.П.Шелехова, Ф.Х.Майера), в которых присутствует элемент научного анализа.

Работы этих авторов являются ценным источником для изучения важнейших вопросов, касающихся как эволюции теории и практики отечественного сельского хозяйства, так и освещения указанного процесса авторитетными представителями экономической и общественной мысли дореформенной России.

В ряде случаев работы отечественных помещиков-рационализаторов последней трети XVIII - первой половины XIX в. несут на себе печать узкосословных дворянских интересов, что отражается на степени их объективности и конкретного хозяйственного либо социального анализа. Так, главное внимание в них нередко обращалось на отрицательные стороны традиционного хозяйственного и культурного быта, тормозившие развитие как сельского хозяйства в целом, так и крестьянского просвещения. При этом зачастую рационализаторы не принимали во внимание положительные стороны многовекового народного аграрного опыта.

Отметим и такую отдельную подгруппу в отечественной периодике дореформенной эпохи, как «Губернские ведомости», выходившие в 30-50-х годах XIX в. в ряде губерний нечернозёмного центра. Разнообразные хозяйственные сведения, содержащиеся в «Неофициальной части» этих изданий, существенно дополняют представления о социально-экономической жизни русской предреформенной деревни, особенно в 1850-е годы, когда на страницах провинциальной печати развёртывается упорная борьба с крестьянскими суевериями и предрассудками, идёт активная и наступательная пропаганда рационального хозяйствования и реформирования патриархального сельского уклада.

В целом можно сделать вывод, что огромный комплекс аграрно-промышленных материалов отечественной периодики конца XVIII - первой половины XIX в. является наиболее ценным и содержательным источником по теме исследования.

Вторую большую группу опубликованных источников составляют многочисленные печатные издания Вольного экономического общества и ряда сельскохозяйственных обществ нечернозёмной России дореформенной эпохи: Московского, Ярославского, Юрьевского (Владимирская губерния) и Смоленского. По характеру информации они близки к первой группе источников, однако имеются и существенные отличия. Прежде всего, указанные издания, как правило, содержат обобщённые сведения, относящиеся к аграрно-промышленной и просветительской деятельности обществ, а также к состоянию производительных сил отдельных нечернозёмных губерний России. Таким образом, открываются неплохие перспективы для комплексного территориального анализа взаимодействия аграрно-культурных традиций и новаций. Кроме того, при изучении ежегодных отчётов экономических обществ можно лучше изучить темпы внедрения тех или иных нововведений в сельское хозяйство, выделить основные этапы этого сложного и во многом противоречивого процесса, его производственные и социокультурные особенности. Однако, далеко не во всех нечернозёмных губерниях Центральной России в дореформенную эпоху были образованы сельскохозяйственные общества, что снижает возможности сравнительного анализа данных, содержащихся в рассматриваемых источниках.

В то же время, отчёты сельскохозяйственных обществ имеют и ряд существенных недостатков. Вопросы, касающиеся теоретической деятельности помещиков-рационализаторов, отражены в них гораздо слабее по сравнению с практической работой в области аграрной рационализации. Кроме того, приводимые в отчётах фактические сведения, как правило, неоднородны и не систематизированы, что затрудняет задачу их обобщения и научного анализа. Наконец, этот источник подробно освещает лишь магистральные направления рационализации сельского хозяйства центрально-нечернозёмной России и не позволяет в полной мере изучить конкретные мероприятия по внедрению технических и технологических усовершенствований в хозяйственную жизнь.

К этим материалам примыкает также информация, содержащаяся в предреформенных изданиях Русского географического общества и Общества по распространению грамотности в России.

Третья группа источников по теме исследования включает в себя многочисленные монографические труды отечественных учёных, рационализаторов и общественных деятелей дореформенной эпохи:

А.Т.Болотова, И.М.Комова, А.Н.Радищева, Д.П.Шелехова, АЛЗаблоцкого-Десятовского, Н.СМордвинова, ФХМайера, и других. С одной стороны, в этих сочинениях содержатся интереснейшие сведения, раскрывающие положительные и отрицательные стороны национальных аграрно-культурных традиций как объективной реальности русской жизни. С другой же стороны, работы отечественных учёных и рационализаторов ярко показывают, как творчески, нестандартно, и вместе с тем крайне осторожно подходили российские специалисты к практическому внедрению зарубежных новаций, тонко учитывая при этом природно-климатические и культурно-бытовые традиции крестьянства отдельных губерний нечернозёмной полосы.

Особое место в этом ряду занимают многочисленные сельскохозяйственные руководства и инструкции XVIII-XIX в., предназначенные для улучшения управления помещичьими имениями и рационализации хозяйственных работ.

Осознанию необходимости опоры на национальный аграрный опыт, а также пагубности слепого копирования зарубежных усовершенствований способствовало и знакомство с сельским бытом Западной Европы, которое нашло отражение в сохранившихся очерках и записках русских путешественников первой половины XIX в.

Таким образом, внимательное изучение указанных трудов позволяет наметить основные этапы эволюции проблемы усовершенствования сельского хозяйства центральной нечернозёмной России в работах учёных и рационализаторов дореформенного периода.

Важным дополнением к рассмотренным материалам служат мемуары российских дворян конца XVIII - первой половины XIX в., а также немногие дошедшие до нас крестьянские воспоминания, которые помогают восстановить пёструю картину дореформенного помещичьего и крестьянского хозяйственно-бытового уклада, выявить особенности менталитета этих основных сословий сельского населения крепостной России.

К четвёртой группе опубликованных источников относятся работы западноевропейских учёных и предпринимателей первой половины XIX в. (А.Д.Тэера, А.Юнга, Ж.Г.Курсель-Сенёля, Ш.Й.-А.Домбаля, Ю.Либиха, и др.), а также посещавших Россию в этот период зарубежных путешественников и специалистов:

А.Гакстгаузена, А.Журдие, и других. Они позволяют исследовать три ключевых вопроса проблемы аграрно-культурных традиций и новаций дореформенной эпохи: 1) западноевропейская научная и экономическая мысль о задачах рационального хозяйствования, формах и методах аграрно-промышленных усовершенствований;

преобразование сельского хозяйства ряда стран Западной Европы (Англии, германских земель, Франции, Голландии и Бельгии) конца XVIII — первой половины XIX в. на буржуазных началах: интенсификация производства, новейшая земледельческая техника и передовая технология, реформа социальных отношений, организация фермерских хозяйств; 3) крепостная Россия и возможности для её аграрнопромышленного и социокультурного реформирования глазами зарубежных путешественников и специалистов.

Наконец, пятую группу использованных в настоящей работе опубликованных источников составляют историко-топографические и статистические описания отдельных нечернозёмных губерний Центральной России последней трети XVIII - первой половины XIX в., к которым примыкают во многом близкие по содержанию «землеописания» конца XVIII - начала XIX в. Изучение этих материалов позволяет лучше рассмотреть огромное влияние природно-климатических условий на развитие традиционного народного природопользования по отдельным губерниям нечернозёмного центра страны, а также исследовать некоторые региональные особенности издавна применяемых в крестьянских хозяйствах образцов земледельческой техники и форм аграрной технологии.

В работе использованы и другие источники, информация которых помогает раскрыть экономические, социальные и культурнопсихологические факторы, оказывавшие постоянное воздействие на формы, характер и темпы аграрного развития нечернозёмной России в рассматриваемый период: материалы филологического характера, законодательные памятники XVIII - XIX в. (включая положения о проведении специального межевания 1830 - 1850-х гг.), и другие.

В целом, подводя итоги, можно сделать вывод, что все охарактеризованные выше архивные и опубликованные материалы позволяют достаточно подробно изучить сложнейший процесс взаимодействия российских культурно-исторических традиций в сфере аграрного производства с западноевропейской рационализацией последней трети XVIII - первой половины XIX в. как в теории, так и на практике.

Теоретико-методологические основы исследования. При анализе и систематизации фактического материала в настоящей работе используются такие методы исследования, как и историкосравнительный, ист.орико-генетический и историко-системйый 2 4, которые дают возможность выделить основные этапы усовершенствования сельского хозяйства нечернозёмной России дореформенной эпохи, а также показать, как медленно, но неуклонно "цитадель крепостничества" превращалась в один из центров товарного земледелия и аграрно-промышленного предпринимательства наступающей буржуазной эры.

Для изучения сложного и противоречивого процесса сельскохозяйственной рационализации Центрального Нечерноземья (и, прежде всего, осмысления эволюции менталитета отдельных групп дворянземлевладельцев и крестьян) важное теоретико-методологическое значение имеют труды М.Вебера и Ш.Эйзенштадта, в которых рассматриваются особенности модернизационных процессов в обществе традиционного типа 25, а также работы современных российских исследователей, посвященные указанным проблемам26.

Апробация работы. Результаты исследования обсуждались на заседаниях Центра истории русского феодализма, а также Учёного совета Института российской истории РАН, на ряде российских и международных научных сессий, конференций и "круглых столов": XXV, XXVI и XXVII сессиях Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы (Арзамас, 1996; Тамбов, 1998 и Вологда, 2000 гг.), международной научной конференции "Экономическая история России XIX-XX вв.: современный взгляд" (Москва, Институт российской истории РАН, 2000), "круглых столах" "Россия и мир глазами друг друга: из истории взаимовосприятия" (Москва, Институт российской истории РАН, 1996-2001 гг.). Основные положения исследования нашли отражение в монографии "Аграрные традиции и новации в дореформенной России (центрально-нечернозёмные губернии) / Отв. ред.

А.В.Семёнова" (М., 2002) и 16 статьях - общим объёмом 43,3 п.л.

Материалы диссертации могут быть использованы при написании обобщающих трудов по экономической и социокультурной истории, а также для подготовки лекционных курсов и учебных пособий по истории дореформенной России.

Научная и практическая значимость исследования. Показана значительная роль российского и зарубежного опыта аграрной рационализации в эволюции производительных сил и менталитета сельского населения региона. Впервые в научной литературе проведён комплексный анализ значения традиций и новаций в развитии крестьянского сельскохозяйственного образования дореформенного периода, а также воздействия на теорию и практику сельского хозяйства Центрально-Нечернозёмной России научного и хозяйственного опыта ряда немецких земель, Англии, Франции, Бельгии, Нидерландов и Швейцарии. Значительное место отводится анализу вопросов государственной политики в области усовершенствования сельского хозяйства. Работа раскрывает заметный вклад рационализаторов и учёных дореформенной России в развитие основных аграрных отраслей страны и эволюцию экономического мышления россиян.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

Во Введении обосновывается актуальность темы, определяются цель и задачи исследования, его хронологические и территориальные рамки, даётся обзор источников и историографии.

Отмечаются теоретико-методологические подходы автора диссертации, а также её научные новизна и значимость.

В первой главе "Народные традиции в аграрном строе и культурно-хозяйственном быте Центрально-Нечернозёмной России конца XVIII - первой половины XIX в." рассматриваются ключевые вопросы аграрного традиционализма центральнонечернозёмных губерний страны дореформенной эпохи.

Параграф 1 посвящен анализу социально-экономических основ аграрного строя региона: культурно-хозяйственного быта, крестьянской общины, крепостничества, отношений деревенского патернализма. На протяжении всего рассматриваемого в работе периода Центральное Нечерноземье являлось регионом, внутреннее развитие которого почти всецело определяла Традиция. В области аграрных отношений её воздействие было всеобъемлющим, учитывая многовековой народный опыт взаимодействия человека и природы. Именно традиционализм определял внутреннее содержание ключевых элементов аграрного строя центральнонечернозёмных губерний в дореформенную эпоху. В экономической области он проявлялся, прежде всего, в наследии крестьянского природопользования, а также в многообразных фискальнохозяйственных связях между помещиками и крепостными (для категории помещичьих крестьян), государством и крестьянами (для земледельцев государственных и удельных). В социальной сфере сила Традиции наиболее ярко отражалась в порядках и обычаях русской дореформенной общины. Наконец, в сфере культуры в широком смысле этого понятия традиционализм составлял внутреннее содержание не только многообразного народного творчества, но и культуры сельского труда и быта.

Учитывая переходный характер дореформенной эпохи - своеобразного "моста" между феодальным и буржуазным общественноэкономическими укладами, национальные аграрно-культурные традиции необходимо рассматривать с учётом их положительного (стимулирующего) либо отрицательного (сдерживающего) вклада в процесс преобразования отечественного сельского хозяйства. Таким образом, основными критериями при оценке роли традиционализма в развитии аграрного строя российского Нечерноземья в исследуемый период являются проявления совершенствования производительных сил в области сельского хозяйства и поступательные изменения в сфере национальной психологии крестьянства и провинциального дворянства, связанные с развитием рационализма, предприимчивости и частной инициативы.

Исходя из подобного подхода, под аграрно-культурными традициями подразумеваются не только устойчивые и общепринятые в дореформенной России формы и способы хозяйственной деятельности, но и характерные явления массового общественного сознания сельского населения.

Наиболее приверженной традиционному укладу являлась область российского хозяйственного быта. Она объективно опиралась на народный опыт природопользования, отсюда проистекали единообразие в приёмах ведения хозяйственной деятельности, монотонность, обыденность и преобладание рутины. Для губерний Центрального Нечерноземья последней трети XVIII — первой половины XIX в.

были характерны такие явления, как почти повсеместное господство уже ставшего архаичным трёхпольного севооборота, использование устаревших орудий труда (почти не изменившихся на протяжении столетий), применение крестьянами недостаточно эффективных форм и методов природопользования.

Крестьянская община выполняла важнейшую функцию регулятора хозяйственных и социальных основ аграрного строя региона. Тщательно отбирая и классифицируя многолетнюю хозяйственную информацию, она, как правило, принимала близкий к оптимальному вариант природопользования в строгом соответствии с конкретными природно-климатическими условиями и трудовыми традициями определённого уезда. Подобный механизм обеспечивал развитие ряда важных элементов аграрного строя, однако темпы этого развития были крайне медленными и уже с конца XVIII в. явно отставали от нужд времени, не обеспечивая интенсификации сельского хозяйства региона.

Крестьянская община выполняла и ряд других важнейших функций, включая сохранение духовно-нравственных ценностей и традиций русского народа. Вместе с тем, тормозящее воздействие общины на процесс аграрной рационализации Центрального Нечерноземья наиболее отчетливо проявлялось в том, что она безоговорочно отвергала любые индивидуальные начинания, не проверенные многолетней коллективной практикой хозяйствования. В целом можно сделать вывод, что традиции общинного коллективизма в дореформенный период скорее сдерживали поступательное развитие аграрного строя региона (прежде всего, товарно-денежных отношений), нежели способствовали его преобразованию.

Огромное влияние на развитие сельского хозяйства ЦентральноНечернозёмной России оказывало крепостничество, сковывавшее производительные силы и иссушавшее души миллионов сельских жителей. Как показал анализ, зачастую многие эффективные крестьянские хозяйственные традиции (приспособленные к местным условиям) приносились в жертву барским алчности, прихоти и самодурству. Обращает на себя внимание острая критика крепостнических традиций со стороны многих деятелей науки и культуры дореформенной России - А.Н.Радищева, Н.Я.Озерецковского, Д.А.Голицына, Н.С.Мордвинова, Н.И.Тургенева, и др. Характерно, что, наряду с подобной критикой, в их трудах нередко высказывались глубокие оценки как положительных, так и отрицательных сторон национальных аграрно-культурных традиций.

Таким образом, именно крестьянская община и разнообразные формы феодально-крепостнических отношений являлись основными факторами, способствовавшими сохранению традиционных основ крестьянского и помещичьего хозяйства Центрального Нечерноземья конца XVIII - первой половины XIX в. Воздействие этих двух мощных социально-исторических феноменов, в сочетании с относительно неблагоприятными для усовершенствования земледелия природноклиматическими факторами (особенно невысоким естественным плодородием почв) и было главной причиной медленных темпов развития сельского хозяйства региона.

При анализе аграрно-культурных традиций на передний план выходят отношения между помещиками и их крепостными крестьянами. Представляется, что, несмотря на очевидную обособленность, культурно-хозяйственные миры дворянской усадьбы и крестьянского двора были тесно связаны друг с другом. Их объединяли общие природно-климатические и социально-исторические условия хозяйствования. Экономический строй помещичьих имений лишь незначительно отличался от экономики крестьянских хозяйств.

Провинциальное дворянство и крестьянство Центрального Нечерноземья объединяли и общие культурно-хозяйственные традиции природопользования и патриархального уклада, и особенности национального менталитета, православной веры. Характерно, что наиболее дальновидные помещики пытались опереться на накопленный крестьянами многовековой опыт хозяйствования (что ярко отразили сельскохозяйственные инструкции конца XVIII в.). Традиции деревенского патернализма оказывали глубокое и противоречивое воздействие на процесс преобразования аграрного строя региона: с одной стороны, тормозили его (сковывая волю и самостоятельность как крестьян, так и помещиков путём поддержания существующего социально-экономического вотчинного устройства), а, с другой, - в ряде случаев способствовали его развитию (улучшение культурно-хозяйственного быта крестьянства, что нашло наиболее яркое отражение в деятельности ярославского помещика-рационализатора Е.С.Карновича, князей Ширинских-Шихматовых, и др.).

Обращают на себя внимание отрицательные результаты воздействия традиционных крестьянских методов природопользования на состояние природной среды. В сфере земледелия эта тенденция проявилась в разрушений почвенного покрова и нарушении естественного плодородия почв, резком сокращении количество лесов, и т. д.

Однако при этом необходимо учитывать особенности традиционного крестьянского хозяйственного менталитета: сельские труженики постоянно заботились лишь о естественном восстановлении хозяйственно-используемых угодий, а не природной среды в целом. Отсутствовала в дореформенную эпоху и главная предпосылка экологического сознания - мысль о принципиальной ограниченности возможностей человека и общества. Ответственность за сложившуюся ситуацию - распад ценнейших российских экосистем - несли представители как крестьянства, так и помещиков региона.

Негативное влияние на процесс аграрного усовершенствования Центрального Нечерноземья оказывала также недальновидная аграрно-промышленная политика центральной власти. На протяжении всей дореформенной эпохи ни правительство, ни правящие монархи не оказывали весомой финансовой и организационной помощи отечественным сельскохозяйственным обществам, осуществлявшим рационализаторские и просветительские начинания. Напротив, проводилась политика жёсткой опеки и административно-цензурного контроля. В результате действовавшие в регионе сельскохозяйственные общества (Московское, Ярославское, Юрьевское и Смоленское) испытывали серьёзные трудности. Подобная позиция, особенно заметно проявившаяся в года правления Николая I, была тесно связана с общей политикой государственного изоляционизма и ограничения самостоятельной активности отдельных личностей и общественных групп. Наиболее мыслящая и инициативная группа дворянства - помещикирационализаторы - по существу, была лишена государственной поддержки, а основная часть крестьянства в условиях крепостничества оказалась слабо заинтересована в успехе аграрных новаций. Таким образом, государственная аграрная политика, с одной стороны, замедляла процесс аграрной рационализации региона, а, с другой, - способствовала сохранению и укреплению архаичных традиционных форм и методов ведения хозяйства: рутинной аграрно-промышленной технологии, отсталой техники, и других. В итоге возможности усовершенствования сельского хозяйства были существенно ограничены.

В параграфе 2 рассматриваются особенности природопользования и хозяйственного менталитета крестьян и помещиков Центрального Нечерноземья 30 - 50-х гг. XIX в. Рассматриваемый период был отмечен глубоким кризисом феодально-крепостнической системы, с одной стороны, и теснейшим переплетением крепостнических и «предбуржуазных» явлений и тенденций в аграрном строе региона, с другой. Однако область аграрной технологии по-прежнему оставалась архаичной и малопродуктивной. В крестьянских и помещичьих хозяйствах преобладала зерновая трехпольная система, консервировавшая хозяйственную стагнацию и являвшаяся одной из главных причин истощения почв.

Традиционные методы господствовали и в других отраслях сельского хозяйства региона: скотоводстве, луговодстве, льноводстве, и др. Крестьяне и помещики Центрального Нечерноземья слабо использовали имеющиеся природные и хозяйственные возможности (прежде всего, удобрения). Значительный ущерб традиционной аграрной экономике наносили многие архаичные обычаи крестьянского культурно-хозяйственного быта: небрежная обработка земель, привычка во всём полагаться на «авось», отсталые методы хозяйствования. Скудный экономический быт и неграмотность значительной части крестьянства во многом обусловили медленные темпы развития народной предприимчивости и инициативы, низкий уровень личной и хозяйственной гигиены, что нередко приводило к разрушению естественной природной среды. Особенно большой ущерб был нанесён местным лесам. Значительным препятствием на пути усовершенствования сельского хозяйства региона выступала также чересполосица.

Наиболее значительным достижением традиционной народной практики природопользования в Центрально-Нечернозёмной России предреформенной эпохи стал огромный опыт, накопленный в области крестьянской агрономии. Этот ценнейший опыт хозяйствования являлся результатом многолетней адаптации крестьянства средней полосы к конкретным микроусловиям определённой местности. Однако в дореформенной России получили широкую известность лишь отдельные элементы традиционного земледельческого опыта, включая способы защиты от неблагоприятного влияния природной среды. Вместе с тем, к концу крепостной эпохи большинство помещиков Центрального Нечерноземья, взяв на вооружение крестьянский опыт природопользования, осуществляло выбор севооборотов в строгом соответствии с местными условиями. Постепенно усовершенствовались традиционные земледельческие орудия труда (coxa-косуля, и др.), стратегия «принаровления» которых не только к климатическим и естественно-географическим условиям региона, но и к потребностям товарного хозяйства доказала свою экономическую выгодность. Согласно источникам середины XIX в., к северу от Москвы традиционная русская соха сохранялась лишь в отдельных местах средней полосы, а усовершенствованные косули становятся одними из наиболее распространённых орудий труда.

В 30-50-х гг. XIX в. на развитие основных отраслей сельского хозяйства Центрального Нечерноземья большое влияние оказывали местные природно-климатические условия. Так, во Владимирской губернии в результате изменения климата садоводство (одна из ведущих отраслей местного хозяйства) с 1830 по 1860 гг.

понесло убыток в размере 150 тыс. руб.; резко ухудшилось положение земледелия, скотоводства, огородничества и пчеловодства.

Изначальная же причина заключалась в безжалостном истреблении (в основном, крестьянами) местных лесов.

Основу традиционного уклада жизни центрально-нечернозёмной деревни составлял народный сельскохозяйственный календарь. В нём тесно переплелись три компонента: 1) рациональные начала, связанные с накоплением и обобщением многовекового аграрного опыта; 2) православные религиозные представления и элементы церковной обрядности; 3) магические суеверия и предрассудки, опирающиеся на пережитки язычества. Народный аграрный календарь точно учитывал природно-климатические условия как региона в целом, так и отдельных губерний и уездов. Однако его сроки выдерживались крестьянами далеко не всегда, что приводило к серьёзным хозяйственным потерям. К тому же, не все рекомендации традиционного крестьянского аграрного опыта доказали на практике свою эффективность и целесообразность.

Выделим обычай периодического передела земли - по мнению многих исследователей, одну из основных функций крестьянского «мира». Большинство отечественных помещиковрационализаторов и экономистов дореформенной эпохи, опираясь на многолетний хозяйственный опыт, отмечали «коренное неудобство теперешнего порядка общинного землевладения». Вышедшие из-под их пера источники показывают огромный хозяйственный и нравственный ущерб, наносимый крестьянству региона традиционной практикой земельных переделов. Однако объективные потребности развития сельского хозяйства приводили к отказу от подобной практики: так, под влиянием травосеяния у крестьян развивалось стремление удержать за собой полосы, улучшенные культурой клевера и удобрениями. Источники свидетельствуют, что уже в 1840-х гг. крестьяне центральнонечернозёмной полосы начинают отказываться соблюдать ежегодное перераспределение земель.

Значительный ущерб наносили хозяйственной жизни многие крестьянские суеверия (особенно связанные с посевом озимых и яровых хлебов). Во второй трети XIX в. правительство совместно с рационализаторами предпринимает ряд мер, направленных на борьбу с народными предрассудками, однако они оказались недостаточно эффективны. "Домашняя жизнь" крестьян - главная обитель обычаев всё ещё оставалась вне поля зрения российских преобразователей сельского хозяйства. Именно семья являлась хозяйственной и нравственной основой "правильного" образа жизни крестьянина. Как правило, глава семьи ("большак") придерживался исключительно традиционных форм и методов природопользования, принятых в его общине. С одной стороны, это обеспечивало близкий к оптимальному вариант управления крестьянским хозяйством и его относительную стабильность, с другой, - нивелировало и усредняло личный агрономический опыт крестьянина.

Традиционные особенности крестьянского и помещичьего менталитета также не благоприятствовали успешной созидательной деятельности в области сельского хозяйства. С одной стороны, как у тех, так и у других выделяются элементы хозяйственной беспечности, неорганизованности, инертности и лени ("обломовщины" у помещиков, привычке к "авось" у крестьян), но, с другой, - в последние предреформенные десятилетия в массовом дознании сельского населения заметно повышается общественный статус таких качеств, как "оборотистость", "переимчивость", хозяйственная инициатива. При этом обращает на себя внимание высокий уровень развития традиционного деревенского трудолюбия, и одновременно - крайне слабое развитие дисциплины труда, императива наступающего аграрно-индустриального производства.

Препятствиями для развития сельского хозяйства Центрального Нечерноземья выступали и другие факторы: традиционный замкнутый и "самодостаточный" характер большинства крестьянских и помещичьих хозяйств, крайне слабое развитие средств и путей сообщения, отсутствие в стране поземельного кадастра, и другие. Огромное влияние оказывали на процесс аграрного усовершенствования социальные факторы, во многом определявшие весь хозяйственный строй как крестьянской деревни, так и помещичьей усадьбы.

Отмечая негативное влияние традиционных форм и методов природопользования на развитие сельского хозяйства региона в предрефоменные десятилетия, следует отметить ряд безусловных достижений, связанных уже с позитивной ролью местных аграрных традиций. В основном, эти успехи были связаны с такими отраслями хозяйства, как огородничество и садоводство. Именно эти годы стали временем расцвета замечательных традиций огородничества Центрального Нечерноземья, которое быстро приобретает товарный, торговый характер. При этом положительный опыт огородного дела, как правило, являлся не результатом деятельности «просвещённого помещика», а итогом многолетней творческой работы русского крестьянина. Об этом убедительно свидетельствует история огородничества в Ярославской и Владимирской губерниях. Выделяются также значительные достижения местного садоводства (особенно в Тверской, Смоленской, Владимирской и Нижегородской губерниях), в развитие которого весомый вклад внесли православные монастыри.

Накануне крестьянской реформы и правительственные круги (прежде всего, чиновники Министерства государственных имуществ), и большинство земле- и душевладельцев региона пытались, сохранив формы общинного землеустройства, реанимировать архаичные аграрно-культурные традиции, постепенно сдававшие свои позиции под натиском рынка. Главное внимание при этом было обращено на сохранение устаревших форм землепользования, укрепление православных начал и семейно-бытового уклада. Однако решить эту проблему так и не удалось. Наиболее же эффективная сторона народных аграрных традиций оказалась вне поля зрения и власти, и общества.

В параграфе 3 освещается история крестьянского сельскохозяйственного образования дореформенной эпохи. Выделяется четыре периода в развитии указанного процесса.

Первый период (середина XVIII в. - 1797 г.) можно охарактеризовать как подготовительный. В это время создаются экономические, научные и социокультурные предпосылки для появления сельскохозяйственного образования в России Особое значение имели такие факторы, как начало соединения национальных аграрно-культурных практических традиций с теорией сельского хозяйства, успехи науки XVIII столетия, постепенное разрушение провиденциального мировоззрения интеллектуальной и деловой элиты страны, активная и многосторонняя деятельность Вольного экономического общества и отечественных просветителей, а также влияние на Россию западноевропейских экономических и общественно-политических идей, особенно физиократических воззрений.

Второй период охватывает 1797 - 1812 гг. Его начало связано с деятельностью первого земледельческого училища в России Практической школы земледелия, положившей начало практическому сельскохозяйственному образованию. Намечаются основные направления его развития: обучение ведению «рационального хозяйства», попытки соединения традиций и новаций, акцент на изучение передового отечественного и зарубежного опыта в области сельского хозяйства, и другие. Выявляется и ряд отрицательных моментов: слабое финансирование, чрезмерная регламентация процесса обучения, ведомственный бюрократизм, равнодушие основной массы крестьян и помещиков к получению сельскохозяйственных знаний, недооценка многими рационализаторами и учёными отечественного аграрного опыта.

Третий период (1812 г. - конец 20-х гг. XIX в.) характеризуется пробуждением частной инициативы предпринимателей ЦентральноНечернозёмной России, активизацией их экономической и культурно-просветительной деятельности. Продолжается процесс разрушения основ традиционного феодального менталитета как у помещиков, так и у крестьян. Организуется целый ряд школ и училищ и государственных, и частных. Активно развивают многостороннюю просветительскую деятельность Вольное экономическое общество и Московское общество сельского хозяйства. Среди частных учебных заведений для обучения крестьян выделяются школы С.В.Строгановой, Н.С.Стремоухова, князей Шихматовых-Ширинских. Явственно прослеживается ориентация не только на сельскохозяйственное образование крестьян, но и на их религиозно-нравственное воспитание. В просветительской деятельности заметна тенденция к синтезу народной агрокультуры и западноевропейских достижений науки и техники. Отношение самого крестьянства центральнонечернозёмных губерний к обучению начинает изменяться: постепенно приходит осознание значимости образования для нужд повседневной хозяйственной жизни. Делаются первые шаги по развитию женского крестьянского образования.

Четвёртый период охватывает конец 1820-х начало 1860-х гг.

Инициатива в развитии сельскохозяйственного образования переходит от частных лиц к Министерству государственных имуществ.

Осуществляются комплексные мероприятия в помещичьей (в меньшей степени), государственной и удельной деревне. Успешно развивается и просветительная деятельность рационализаторов, а также экономических обществ Центрального Нечерноземья. Значительный личный вклад в совершенствование общего и сельскохозяйственного образования крестьян вносят в этот период Н.С.Мордвинов, А.П.Заблоцкий-Десятовский, Е.С.Карнович, С.А.Маслов, и другие просветители. В то же время, усиливается отрицательное воздействие феодально-крепостнической системы на развитие крестьянского просвещения. В результате низшее сельскохозяйственное образование так и не смогло не только обеспечить хозяйственные нужды региона, но и приспособить свои задачи, содержание и методы к потребностям эпохи товарно-денежных отношений.

В отличие от других направлений просветительской деятельности в Центрально-Нечернозёмной России дореформенной эпохи, крестьянское сельскохозяйственное образование в основном опиралось не столько на западноевропейскую теорию и практику, сколько на национальные агрохозяйственные традиции, стремясь при этом к гармоничному и экономически оправданному соединению Традиции и Новации. Следует выделить заметные успехи в решении этой сложнейшей задачи, прежде всего организацию сельских школ и училищ в помещичьей, государственной и удельной деревне. В организованных помещиками-рационализаторами региона учебных заведениях крестьяне не только обучались грамоте, но и получали передовые производственные навыки. Но в итоге равнодушие правительства, сословные предрассудки основной массы дворянства и могучая сила инерции оказались сильнее большинства просветительских начинаний, не получивших поэтому широкого распространения в условиях жёсткой регламентации и ограничения деловой, социальной и культурной активности русского крестьянства.

Во второй главе «Сельское хозяйство Центральной России и западноевропейская рационализация в конце ХVШ - первой половине XIX в.» рассматриваются научные проблемы, связанные с соотношением отечественного и западноевропейского опыта рационализации сельского хозяйства как в теории, так и на практике.

В параграфе 1 характеризуются основные моменты рационализации сельского хозяйства Западной Европы и оценка этого процесса россиянами.

На протяжении последней трети XVIII - первой половины XIX в. отечественные рационализаторы и учёные проявляли постоянный интерес к развитию основных отраслей сельского хозяйства западноевропейских стран, добившихся к этому времени значительных успехов на пути аграрных преобразований. Несмотря на конкретно-исторические различия, можно условно выделить общие тенденции в деле сельскохозяйственной рационализации. И в Центральной России, и в Западной Европе имел место своеобразный причудливый симбиоз. старых аграрнокультурных традиций и новаций рационалистического характера.

Первые опирались на социально-политическую систему феодального строя, а также на формы и методы крестьянского природопользования и устойчивые порядки деревенской общины; вторые - преимущественно на товарно-денежные, буржуазные принципы хозяйствования. Как в России, так и в Германии и Великобритании (лидерах сельского хозяйства Западной Европы) наблюдалось стремление наиболее дальновидных землевладельцев к глубоким аграрным усовершенствованиям. Необходимо также учитывать социокультурные аспекты, связанные с постоянным и ощутимым воздействием западноевропейской культуры как на индивидуальное, так и на массовое сознание россиян на протяжении всего XVIII в. Несмотря на малый «удельный вес» рациональных элементов в привносимом из-за границы идейном багаже и элементах материальной культуры, само расширение кругозора отечественных помещиков, промышленников, представителей купеческой и научной среды имело важнейшее значение: способность критически оценить собственную хозяйственную, социальную и культурную жизнь стала одним из самых ценных приобретений российского общества в результате его знакомства с Западной Европой. Отмеченные процессы во многом подготовили сознание россиян к более полному, непредвзятому, и, в то же время, критическому восприятию и осмыслению аграрно-культурного, торгово-промышленного и организационного западноевропейского опыта конца XVIII - первой половины XIX в.

Наибольшее внимание российских рационализаторов и учёных в рассматриваемый период привлекал богатейший сельскохозяйственный опыт Германии. Агрономические и агротехнические достижения немецких предпринимателей, а также творческое наследие учёных отдельных германских государств активно пропагандировались в дореформенной России. Особенно велики здесь заслуги членов Вольного экономического общества (среди учредителей и активных деятелей которого было немало немцев) - Т.И.Клингштедта, Я.Я.Штелина, К.Ф.Крузе, и др. Среди работ, опубликованных в конце XVIII в. в «Трудах» ВЭО и посвященных различным вопросам аграрного опыта Германии, необходимо отметить работы Т.И.Клингштедта (президента ВЭО в 1779- гг.), в которых описывались новые методы земледелия. В деле успешной пропаганды в России немецких аграрно-промышленных достижений следует также отметить заслуги выдающихся отечественных учёных и практиков сельского хозяйства А.Т.Болотова и Д.М.Полторацкого. Огромную роль сыграла и деятельность отечественных сельскохозяйственных обществ, особенно Московского общества сельского хозяйства, установившего тесные экономические и научные связи с членами Берлинского, Гамбургского, Вюртембергского, Штейермаркского, Брабантского и Кургессенского экономических обществ. На страницах изданий МОСХ 20-50-х гг. XIX в. было опубликовано множество материалов, посвященных немецкому аграрному опыту. Активно пропагандировались достижения ведущих рационализаторов и учёных отдельных германских земель - А.Д.Тэера, Бургера, и др.

Характерно, что, если в конце XVIII - начале XIX в. внимание россиян привлекали в основном вопросы новейшей аграрной технологии и усовершенствованной земледельческой техники Германии, то к концу крепостной эпохи на передний план выходят проблемы, связанные с развитием многочисленных немецких сельскохозяйственных обществ и специального сельскохозяйственного образования. Важное значение в деле знакомства российских помещиков и учёных с новейшим аграрным опытом Германии имела деятельность прибалтийских специалистов, особенно известных курляндских рационализаторов Ф.Б.Унгерн-Штернберга и барона Г.К. Фон-Фалькерзама.

Внимание россиян привлекали, помимо прикладных вопросов, и черты традиционного немецкого хозяйственного менталитета, способствовавшие аграрной рационализации: организованность и дисциплина, экономность и бережливость, честность и добросовестность, «законопослушание». В то же время, отечественные специалисты-аграрники призывали использовать немецкий опыт творчески, с учётом исторических, хозяйственных и природно-климатических особенностей центральных губерний России.

Другой европейской державой, на достижения которой ориентировались российские рационализаторы и учёные, являлась Великобритания. В конце XVIII - первой половине XIX в. в России выходит значительное количество как переводов английских экономических трудов, так и работ, посвященных различным отраслям сельского хозяйства Англии. А.Т.Болотов, И.М.Комов, С.Е.Десницкий, А.И.Копф и другие учёные внесли весомый вклад в дело знакомства россиян с теорией и практикой английского сельского хозяйства (прежде всего, с усовершенствованными земледельческими орудиями и многопольными севооборотами).

Большую работу в этом направлении провели члены экономических и сельскохозяйственных обществ. Необходимо отметить и значительную роль видного учёного и рационализатора конца XVIII в. протоиерея А.А.Самборского, активно пропагандировавшего новейший земледельческий опыт Англии.

Накануне крестьянской реформы 1861 г. значительно усиливается внимание к английскому опыту ведения рационального фермерского хозяйства, а также к деятельности сельскохозяйственных обществ Великобритании (прежде всего, Королевского Земледельческого общества Англии). Одновременно с этим, россияне обращаются не только к конкретным хозяйственным достижениям «обитателей туманного Альбиона», но и к тесно связанным с ними принципам либерального общественного устройства и свободной от государственного диктата рыночной экономики.

В дореформенную эпоху внимание российских предпринимателей и учёных привлекал также передовой аграрный опыт Франции, Голландии, Бельгии и Швейцарии.

Отмечая то важное значение, которое имело знакомство россиян с западноевропейскими аграрными усовершенствованиями и новейшей теорией сельского хозяйства для постепенного перехода к рациональному хозяйствованию, нельзя не отметить и ряд факторов, существенно осложнявших указанный процесс. Вопервых, большое влияние оказывала на восприятие зарубежного опыта позиция государственной власти. Если Екатерина II хорошо осознавала острую необходимость использования опыта рационального хозяйствования Западной Европы с точки зрения общегосударственных интересов и руководила этим процессом, то в годы правления Николая I эффективное использование новейшего зарубежного аграрного опыта тормозилось политикой изоляционизма. Во-вторых, сыграли свою роль и некоторые особенности российского национального менталитета: известное равнодушие к любым рациональным формам жизнедеятельности, неумение организовать «внешние формы жизни» (по терминологии Н.О.Лосского), отсутствие строгой внутренней самодисциплины и бережливости, и др. В-третьих, многие зарубежные специалисты плохо знали Россию, а их выводы и практические новшества не выдерживали столкновения с местными традициями труда и быта. Все' перечисленное создавало крайне неблагоприятный социокультурный фон для успешного освоения зарубежных аграрных новаций. Западноевропейский опыт оказался малосовместимым как с основами традиционного крестьянского и дворянского менталитета, так и с ключевыми принципами самодержавного российского деспотизма конца XVIII - середины XIX в.

Зарубежные аграрно-технические новшества, как правило, требовали больших денежных затрат (пойти на которые большинство помещиков региона оказалось не в состоянии), с трудом вписываясь в традиционную структуру отечественного культурнохозяйственного уклада. К 40-50-м гг. XIX в. экономические достижения Запада воспринимаются россиянами все более критично.

Оформляется убеждение, что необходимо заимствовать западноевропейский аграрный опыт лишь с учётом собственных богатых национальных аграрно-культурных традиций; особое внимание обращается на эволюционный характер будущих изменений.

В целом пройденный россиянами на протяжении почти целого столетия путь постижения опыта аграрного развития западноевропейских держав оказался очень значим для нашей страны.

Внимательное изучение творческого наследия зарубежных государств позволило рационализаторам и учёным лучше понять не только универсальные принципы становления и эволюции рыночной экономики, но и специфику отечественной модели хозяйствования в соответствии с природно-климатическими, историческими и социокультурными особенностями отдельных губерний и уездов Центральной России.

В параграфе 2 анализируется, как отражалась проблема усовершенствования сельского хозяйства региона на страницах отечественной дореформенной печати.

Можно выделить ряд условных этапов в трактовке указанной проблемы.



Pages:   || 2 |
 
Похожие работы:

«Семерикова Ольга Михайловна РЕАЛИЗАЦИЯ СТОЛЫПИНСКОЙ АГРАРНОЙ РЕФОРМЫ НА УРАЛЕ (ВЯТСКАЯ И ПЕРМСКАЯ ГУБЕРНИИ) В 1906 – 1917 ГГ. Специальность 07.00.02. – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Екатеринбург - 2013 1 Работа выполнена на кафедре истории России Института гуманитарных наук и искусств Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования Уральский...»

«Максимов Сергей Евгеньевич РАЗВИТИЕ УДЕЛЬНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В СРЕДНЕМ ПОВОЛЖЬЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 80-Х – 90-Е ГГ. XIX ВЕКА. Специальность 07.00.02 – отечественная история. АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ижевск 2008 2 Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Тольяттинский государственный университет Научный руководитель : кандидат исторических наук, доцент Плеханов...»

«АНДРЕЕВА Лилия Юрьевна ВЕРХНЕВОЛЖСКИЕ КАРЕЛЫ: ФОРМИРОВАНИЕ И ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ В УСЛОВИЯХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (XVIII – НАЧАЛО XX ВВ.) Специальность: 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук Москва – 2011 2 Работа выполнена на кафедре истории и политологии Государственного университета управления Научный руководитель : кандидат исторических наук, доцент заслуженный работник высшей школы РФ Крейс...»

«ИЛЬИНА Ольга Викторовна ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ДЕРЕВНЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА РОССИИ В 1940–1950-е ГОДЫ Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ярославль – 2010 Работа выполнена на кафедре отечественной истории ГОУ ВПО Вологодский государственный педагогический университет. Научный руководитель – заслуженный деятель науки РФ, доктор исторических наук, профессор Безнин Михаил Алексеевич...»

«КРУТЕЦКИЙ Владимир Юрьевич Максим Грек и русская культура последней четверти XVI века. Специальность 07.00.02 – отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ярославль 2006 1 2 Работа выполнена в Центре истории религии и Церкви Института российской истории РАН Научный руководитель – доктор исторических наук, Синицына Нина Васильевна Официальные оппоненты : доктор исторических наук, Чекалова Александра Алексеевна...»

«ВОЛКОВ Андрей Эдуардович ТОБОЛЬСКАЯ ГУБЕРНИЯ В ПЕРИОД ТРЕТЬЕИЮНЬСКОЙ МОНАРХИИ (1907 – ИЮЛЬ 1914 гг.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Тюмень 2007 Работа выполнена на кафедре отечественной истории ГОУ ВПО Тюменский государственный университет Научные руководители: доктор исторических наук, профессор Коновалов Владимир Викторович доктор исторических наук, доцент Пашин Сергей...»

«МЕРКУШИН АНДРЕЙ ВАЛЕРЬЕВИЧ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ КРЕСТЬЯНЕ ПЕНЗЕНСКОЙ ГУБЕРНИИ В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА Специальность 07.00.02 - Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук САРАНСК 2002 Диссертация выполнена в отделе истории Мордовского края Научноисследовательского института гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. Научный руководитель - доктор исторических наук профессор Н.В....»

«Некрасова Татьяна Александровна ФЕДЕРАЛИЗМ И ПОЛИТИКА В ЗЕМЛЯХ ФРАНЦУЗСКОЙ ЗОНЫ ОККУПАЦИИ ГЕРМАНИИ В 1945-1949 ГГ. Раздел 07.00.00 – Исторические наук и Специальность 07.00.03 – Всеобщая история (новое и новейшее время) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва 2009 Работа выполнена на кафедре новой и новейшей истории стран Европы и Америки Исторического факультета Московского Государственного Университета имени М.В. Ломоносова...»

«Арутюнов Георгий Борисович ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ВОДНОГО ТРАНСПОРТА ВЕРХНЕ-ЛЕНСКОГО БАССЕЙНА (1860 – 1985 гг.) Специальность 07.00.02. – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учной степени кандидата исторических наук Ростов-на-Дону 2009 1 Диссертация выполнена на кафедре отечественной истории новейшего времени Южного федерального университета Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Венков А.В. Официальные оппоненты : доктор исторических...»

«ШОЛ ДЕНГ АЛАК ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ВОД НИЛА: ПОЛИТИЧЕСКИЕ, СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ Специальность 07.00.15 История международных отношений и внешней политики АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва, 2008 1 Работа выполнена в Центре изучения стран Северной Африки и Африканского Рога Учреждения Российской академии наук Институте Африки РАН...»

«Гоголева Алла Анатольевна Местная власть в Острогожском уезде во второй половине XVII начале XVIII в.: городовые воеводы и черкасские полковники Специальность 07. 00. 02 - Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Воронеж - 2005 Работа выполнена в Воронежском государственном университете Научный руководитель - доктор исторических наук, доцент Глазьев Владимир Николаевич Официальные оппоненты - доктор исторических...»

«Фоменкова Анна Владимировна СОБСТВЕННОСТЬ В ШВЕЦИИ В ХШ-ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIV ВЕКОВ (ПО МАТЕРИАЛАМ ГЁТСКИХ ОБЛАСТНЫХ ЗАКОНОВ) Специальность 07.00.03 - Всеобщая история Автореферат диссертации на...»

«ХМЕЛЬ Екатерина Владимировна ФОРМИРОВАНИЕ РАЦИОНАЛЬНОГО ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ В ХОЗЯЙСТВАХ КРУПНЫХ ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ. Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Тамбов Работа выполнена на кафедре Российской истории Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина. Научный руководитель кандидат исторических наук, профессор Аврех Александр...»

«Помогалова Оксана Игоревна ПОМОЩЬ ИНОСТРАННЫХ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ГОЛОДАЮЩИМ САРАТОВСКОГО ПОВОЛЖЬЯ (1921 – 1923 гг.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Саратов 2013 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Герман Аркадий Адольфович Официальные оппоненты : доктор...»

«МИННУЛЛИНА ЛЕЙСАН ЗАВДАТОВНА ТАТАРСКИЕ ПЕЧАТНЫЕ КАЛЕНДАРИ XIХ – НАЧАЛА ХХ вв. КАК ПАМЯТНИК КУЛЬТУРЫ Специальность 07. 00. 02 – отечественная история А ВТО Р Е Ф Е РАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Казань – 2006 Работа выполнена на кафедре истории татарского народа Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Казанский государственный университет имени В.И.Ульянова-Ленина Научный руководитель :...»

«Хромых Александр Станиславович РУССКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ СИБИРИ ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XVI – ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVII ВЕКА В СВЕТЕ ТЕОРИИ ФРОНТИРА Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Томск 2008 Работа выполнена на кафедре отечественной истории ГОУ ВПО Красноярский государственный педагогический университет им. В. П. Асафьева Научный руководитель доктор исторических наук, профессор Быконя Геннадий...»

«Визгалов Георгий Петрович МАНГАЗЕЯ – ПЕРВЫЙ РУССКИЙ ГОРОД В СИБИРСКОМ ЗАПОЛЯРЬЕ (по материалам новых археологических исследований) Специальность – 07.00.06 – археология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Санкт-Петербург – 2006 Работа выполнена на кафедре истории России в Уральском государственном университете им. А.М. Горького Научный руководитель : кандидат исторических наук, профессор Овчинникова Бронислава Борисовна Официальные...»

«ХАРЛОВА ЛЮДМИЛА ВЛАДИСЛАВОВНА РАЗВИТИЕ МУЗЕЙНОГО ДЕЛА В ХАНТЫ-МАНСИЙСКОМ АВТОНОМНОМ ОКРУГЕ (середина 1960-х – начало 1990-х гг.) специальность 07.00.02 – отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Тюмень – 2012 Работа выполнена в ГБОУ ВПО Сургутский государственный университет Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Прищепа Александр Иванович Официальные...»

«Михайлов Александр Николаевич Становление и развитие крестьянских (фермерских) хозяйств в аграрном производстве Курской области в конце XX – начале XXI веков Специальность 07. 00. 02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание учной степени кандидата исторических наук Курск 2011 Работа выполнена на кафедре истории Отечества Курского государственного университета Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Третьяков Александр Викторович...»

«ШАДРИН Анатолий Владимирович ФОРМИРОВАНИЕ САЯНСКОГО ТЕРРИТОРИАЛЬНОПРОИЗВОДСТВЕННОГО КОМПЛЕКСА: ИСТОРИКОЭКОНОМИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ (1971–1985 гг.) Специальность 07.00.02 – отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Улан-Удэ – 2009 Работа выполнена на кафедре истории России ГОУ ВПО Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Кышпанаков Владимир...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.