WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 ||

«НАГРАДНЫЕ СИСТЕМЫ В ПОЛИТИКЕ И ИДЕОЛОГИИ СТРАН СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ ...»

-- [ Страница 2 ] --

В Китае сложности процесса модернизации проявились весьма остро. Заимствования достижений Запада в Цинской империи носили избирательный, а не комплексный характер, как в Японии. Стремясь привлечь к развитию страны иностранных специалистов, власти в поисках более разнообразных форм их поощрения пошли на учреждение орденов, длительное время рассматривавшихся китайцами как «атрибуты варваров». С вступлением в Китае в действие в 1881 г. упорядоченной системы награждения иностранцев появились первичные основы для формирования современной национальной наградной системы. Однако своевременно создать ее Цины так и не смогли. Это можно рассматривать как один из существенных просчетов маньчжурской династии, которая прекратила свое существование в результате Синьхайской революции 1911 г.

После провозглашения Китайской республики, во главе которой встал Сунь Ятсен, новая власть наряду с принятием Временной конституции и другими первоочередными мероприятиями государственного строительства приступает к созданию современной наградной системы.

Дальнейшее формирование и развитие этой системы складывалось под воздействием противоречивых факторов, обусловленных сложностями внутриполитической борьбы в Китае. Тем не менее и режим Юань Шикая, отстранивший Сунь Ятсена и его сторонников от власти, придавал важное значение наградной системе как инструменту, способствующему решению политических и идеологических задач.

Для Кореи политические условия сложились чрезвычайно неблагоприятно. Ее правители, испытывая давление своих более сильных соседей, а также западных государств, пытались лавировать между ними. Стремясь обеспечить эффективное государственное управление, корейцы под влиянием Японии, наиболее успешной страны региона, ввели в действие в 1900 г. созданную по ее образцу наградную систему.

Однако первые ордена в Корее не встали в ряд настоящих национальных символов, поскольку наградная система в тот период не имела под собой столь прочной идеологической и политической основы как в Японии. Более того, в отдельных случаях она опиралась на сомнительную символику. Корейская императорская наградная система просуществовала лишь до 1910 г., когда Корея была аннексирована Японией.

Правящие круги Монголии, вступившей на путь независимости после Синьхайской революции в Китае, решая задачи строительства самостоятельного государства, в сжатые сроки осознали практическую важность создания современной национальной наградной системы. Уже в 1913 г. учреждаются первые монгольские награды. Они получают наименования в честь выдающихся деятелей Монголии, оставивших богатое наследие в области государственного строительства, религии, идеологии, культуры. Можно сказать, что эти наименования были выбраны с учетом объединения в лице тогдашнего руководителя страны высшей светской и религиозной власти.





Во Второй главе исследованы роль и место национальных наградных систем в реализации внутренней и внешней политики властями Японии, Китая и Монголии в период от Первой до конца Второй мировой войн, в условиях обострения борьбы за передел мира между ведущими державами и геополитических изменений в мире и в регионе, последовавших за Октябрьской революцией в России, Синьхайской революцией в Китае и вступлением Монголии на путь построения социализма.

Япония, утвердившаяся в роли великой военной державы, продолжала активную экспансионистскую политику. Наградная система как инструмент, обслуживающий это приоритетное направление, пополнилась медалями, посвященными участию и победе в Первой мировой войне, интервенции на российском Дальнем Востоке. Появился особый нагрудный знак отличия для раненых воинов. В соответствии с идеологией государственного синто учреждались медали, возвеличивавшие императора.

В преддверии и в ходе Второй мировой войны правящие круги Японии продолжили использование наградной системы в первую очередь в интересах решения стратегических задач по обеспечению внешней экспансии и политического, экономического и военного контроля Токио в новых районах, подчиняемых путем прямой военной агрессии.

Были учреждены новые военные медали и наградные знаки для военнослужащих. Кроме того, японцы дополнительно сформировали своеобразный «вспомогательный подраздел» этой системы – наградные системы подконтрольных марионеточных образований на территории Китая, прежде всего Маньчжоу-Го. Ордена и медали сателлитов использовались как инструмент для более эффективного управления их населением, включая элиту, а также для поощрения японских военнослужащих и гражданских чиновников, действовавших на «китайском направлении».

Наградная система применялась также в интересах обеспечения идеологического влияния в русле государственного синто как в метрополии, так и на захваченных «заморских территориях».

На завершающем этапе Второй мировой войны наградной инструментарий активно применялся для того, чтобы стимулировать японских военнослужащих к продолжению отчаянного сопротивления превосходящим силам противника, зачастую в безнадежной ситуации. Таким образом, в целом наградная система Японии в соответствии с приоритетными государственными задачами развивалась в основном за счет учреждения новых военных наград.

Наряду с этим в рассматриваемый период Токио впервые учреждает памятные медали, не связанные с военными действиями или с императорской семьей. Также был учрежден последний на сегодняшний день японский орден – орден Культуры. Его появление придало более гармоничный характер орденской группе наградной системы Японии, создав возможность адекватного поощрения государством выдающихся достижений в области культуры, искусства, науки и техники. В то же время, учреждая этот орден в 1937 г., японское руководство имело в виду не только стимулирование деятелей культуры, но и обеспечение научнотехнического прогресса для повышения уровня оснащенности своих вооруженных сил. Отметим также расширившиеся возможности для японских женщин получить государственную награду. Тем не менее ориентация правящих кругов Японии на продолжение внешней экспансии в силовом варианте и на укрепление господствующей идеологии государственного синто оставались главными факторами, влиявшими на состояние и направления развития национальной наградной системы.





В 1945 г. закончилась целая эпоха в истории наградной системы Японии. С поражением во Второй мировой войне ее дальнейшее применение в сложившемся виде в качестве инструмента государственной политики стало невозможным.

В Китае политическая обстановка в рассматриваемый период оставалась сложной и противоречивой. Череда изменений в руководящих структурах в Пекине, существование в стране различных полюсов силы существенно затрудняли формирование эффективной национальной наградной системы. Тем не менее большинство претендентов на роль представителей центральной власти, пытаясь наладить государственное управление, обращались к этому инструменту. Был учрежден ряд государственных наград, но жизнеспособную наградную систему до конца 1920-х гг. создать так и не удалось. После того как сформированное Гоминьданом нанкинское правительство нанесло несколько крупных военных поражений своим соперникам внутри страны и в середине 1928 г.

провозгласило себя общенациональным, его лидер – Чан Кайши решил незамедлительно приступить к формированию национальной наградной системы с чистого листа. Стремясь полностью дистанцироваться от своих оппонентов, он уже в 1929 г. прежде всего упразднил ранее учрежденные награды. Ордена и медали ГМД предназначались в первую очередь для поощрения военнослужащих – от рядовых бойцов до высших офицеров, что отражало жизненно важную необходимость обеспечить выживание режима в вооруженной борьбе со своими противниками. В символике наград была отражена как политическая составляющая (государственный герб Китайской республики), так и традиционная национальная («драгоценный треножник» и др.). Продолжение внутриполитического противоборства в Китае и особенно вооруженная агрессия Японии обусловили устойчивое преобладание военного компонента в наградной системе Гоминьдана. Вместе с тем, при ее формировании руководство ГМД стремилось не ограничиваться данным направлением. В частности, были учреждены высший орден, предназначенный для награждения глав иностранных государств, а также награды для гражданских чиновников. При разработке их внешнего вида продолжали использоваться символы как политического (орден Сунь Ятсена, орден и медаль Победы в войне сопротивления и др.), так и традиционного для Китая характера (например, «благословенные облака», «счастливые звезды»). Отметим, что Гоминьдан, активно применяя наградную систему для воздействия на граждан Китая, также использовал ее в интересах укрепления своих международных позиций.

В 1921 г. в Монголии к власти пришли новые политические силы – Народное правительство. Во время своеобразного переходного периода до 1924 г., когда в стране формально сохранялся прежний строй, старые награды не только не упразднили, но и продолжали использовать на практике. Только после смерти богдохана, принятия Конституции и провозглашения Монгольской Народной Республики власти отменили все ранее существовавшие титулы, звания, привилегии и награды. Первые государственные награды МНР были учреждены в 1926 г. К середине 1940-х гг. в Монголии в основном сформировалась достаточно стройная и эффективная наградная система, отвечавшая сложившейся в стране социально-политической обстановке и задачам, решаемым ее руководством. Она являлась инструментом воздействия на население и на трудовые коллективы в интересах экономического и культурного развития государства, построения нового общественного строя – социализма. Общая напряженность в международной ситуации, военный конфликт с Японией в 1939 г., а затем Вторая мировая война и участие в завершении разгрома японских милитаристов обусловили необходимость обеспечения высокой мобилизационной готовности масс к защите государственных интересов с оружием в руках. В этой связи и военная составляющая наградной системы Монголии получила значительное развитие.

Руководство МНР стремилось всемерно повышать авторитет государственных наград в глазах широких масс населения. При этом внимание уделялось как моральным, так и материальным факторам, что находило отражение в соответствующих законодательных актах.

Улан-Батор активно применял инструментарий наградной системы и во внешней сфере, прежде всего в отношениях со своим союзником и старшим партнером - Советским Союзом.

В Третьей главе исследуются процессы эволюции и трансформации наградных систем государств Северо-Восточной Азии в условиях и под воздействием военно-политического противостояния, сложившегося между СССР и США после Второй мировой войны. Одновременно рассматриваются роль и место этих систем в реализации усилий властей стран региона по развитию и модернизации своих государств.

После окончания Второй мировой войны в Японии проходили процессы демонтажа и перестройки политической системы, ликвидации официальной идеологии государственного синто. Крушение прежних институтов Японской империи привело и к коллапсу ее наградной системы. Вместе с тем, развенчивая концепцию о «божественной» сущности императора, составлявшую ядро догматики государственного синто, оккупационные власти не пошли на полную дискредитацию монарха, отводя ему важную роль в стабилизации политической ситуации. Сохранение института императора должно было, по их замыслу, гарантировать преемственность японской государственности. Такой подход облегчил усилия японской правящей элиты по созданию предпосылок к возрождению национальной наградной системы, но восстановить ее при оккупационном режиме все же не представилось возможным.

После вступления в силу Сан-Францисского мирного договора японское руководство, осознавая насущную потребность в такой системе как инструменте государственной политики, принимало активные меры по ее воссозданию. Уже с 1953 г. частично возобновились отмененные с 1947 г. прижизненные награждения и началось укрепление правительственных органов, призванных обеспечить реконструкцию этой системы. В 1954 г. вводятся новые почетные звания для поощрения выдающихся деятелей культуры. В 1955 г. были учреждены два новых Знака за отличие, в 1956 г. – новые орден и медаль Общества японского Красного Креста.

Последующие бурное развитие и укрепление положения Японии, появление в повестке дня крупных стратегических задач, вступление в действие «Плана удвоения национального дохода», активное развитие международных связей требовали от государства и его руководителей использовать для достижения поставленных целей все доступные политико-идеологические инструменты, включая такой эффективный и проверенный временем, как наградная система. Таким образом, вполне закономерно с 1963 г. открылась новая страница в истории наградной системы Японии – возобновилось ее полнокровное функционирование.

В специальном постановлении кабинета министров были сформулированы и закреплены новые развернутые критерии отбора кандидатов на награждение. Наградная система основывалась на демократических принципах. Однако не менее важным являлось и обеспечение преемственности и сохранения традиций. Формирование и порядок функционирования обновленной системы складывались не без влияния религиозно-философских идей государственного синто и воззрений националистического характера. Отметим в связи с этим принятое правительством в 1964 г. постановление о возобновлении посмертных награждений погибших во Второй мировой войне.

Совершив мощный рывок в экономическом развитии, Япония к началу 1970-х гг. превратилась в одну из ведущих индустриальных держав мира. Начался процесс глобализации японской внешней политики.

Японское руководство, продолжая совершенствовать национальную наградную систему, придавало большое значение дальнейшему развитию демократических принципов ее функционирования. В частности, было признано необходимым уделить особое внимание тем, кто работает в «незаметных» для широкой публики, но важных с точки зрения общественного блага областях, и активнее отмечать их заслуги государственными наградами. Как было отмечено в правительственных рекомендациях, ордена не должны быть уделом лишь тех, кто известен общественности или работает в центральных организациях и ведомствах.

Также награды чаще стали получать иностранные граждане за заслуги перед Японией. Японская наградная система в рассматриваемый период приобретает значительно более гибкий, чем ранее, характер. Это позволило при необходимости более оперативно решать вопросы поощрения, эффективнее использовать наградной инструментарий. Наряду с регулярными «наградными сезонами», когда дважды в год государство поощряет своих граждан, с начала 1970-х гг. сформировалось несколько категорий так называемых особых награждений. Прежде всего, они связаны с чрезвычайными событиями или обстоятельствами: стихийными бедствиями, катастрофами и т.п. Награды получают те, кто в критической ситуации действовал мужественно, спасая людей и локализуя разрушительные последствия.

Вместе с тем на практике орденов по-прежнему удостаивались в большей степени государственные деятели, политики и чиновники. Даже при награждениях университетской профессуры предпочтение отдавалось государственным, а не частным университетам. Высшие степени орденов доставались видным политическим деятелям, побывавшим, как минимум, на министерских постах. Представители делового мира, как правило, могли рассчитывать на орден, если в своей деятельности они были связаны с работой правительства, реализацией его программ или возглавляли крупнейшие организации промышленников и финансистов. Такое положение давало некоторым экспертам основания утверждать, что наградная система Японии в рассматриваемый период продолжала оставаться продуктом общества, возглавляемого политиками и чиновниками, и по существу не в полной мере отвечала принципам демократии.

Сохранялось влияние на наградную систему Японии синтоистских традиций и ритуалов, в том числе своеобразная связь между орденами (государственными символами славы) и императором.

Отметим, что в указанный период руководство страны стало активнее использовать наградную систему для повышения престижа военной службы, задействовав сформировавшуюся к этому времени солидную подгруппу данной системы в виде ведомственных наград Японских сил самообороны.

В Китае после окончания Второй мировой войны борьба за власть между Компартией и Гоминьданом переросла в гражданскую войну. октября 1949 г. была провозглашена Китайская Народная Республика.

КПК и связанные с нею организации и до прихода к власти активно использовали наградные инструменты. Со времени образования в 1911 г.

Китайской республики ими было выпущено довольно много наградных и памятных знаков, особенно в период войны с Японией и гражданской войны 1946–1949 гг. Однако ордена как категория государственных наград коммунистическими структурами Китая не учреждались. К ним относились как к чуждой атрибутике, присущей чанкайшистскому режиму. После провозглашения КНР руководители Компартии в статусе полноправной центральной власти Китая приступили к активной работе по созданию механизмов государственного управления и строительства.

Они продолжили практику выпуска и вручения общественными организациями и ведомствами наградных и памятных знаков, видимо, исходя из того, что она оправдывала себя в предыдущие годы. Вместе с тем в 1953-1954 гг. в Госсовете КНР начал обсуждаться вопрос о создании общегосударственной наградной системы. При этом, судя по всему, учитывалась мировая практика использования таких систем. Не последнюю роль сыграл пример соседней КНДР, эффективно использовавшей наградной инструментарий во время Корейской войны, в том числе и удостаивая своих наград граждан КНР. Однако Пекин не спешил с созданием своих общенациональных государственных наград. Первой такой наградой в 1953 г. стала медаль для иностранцев (для советских специалистов). Наконец, в 1955 г. были учреждены в качестве общегосударственных наград первые ордена и медали Китайской Народной Республики. Таким образом закладываются основы современной общенациональной наградной системы. Однако ее возможное дальнейшее развитие остановило осложнение внутриполитической ситуации. С началом же в 1966 г. «Культурной революции» наградная система Китая полностью перестала функционировать. Это коснулось всех наград ведомств, региональных властей и общественных организаций. Они были вытеснены знаками и значками с изображением Мао Цзэдуна, которые носило практически все население.

Важным рубежом в истории КНР стал 1978 г., в конце которого состоялся 3-й пленум ЦК КПК 11-го созыва. На нем руководство страны, возглавляемое Дэн Сяопином, глубоко осмыслив уроки предшествующего периода, выдвинуло реалистическую концепцию реформ Китая59.

Приступив к модернизации по всем основным направлениям, руководители КНР возобновили практику использования наградного инструментария в интересах государственного строительства, поощрения и мобилизации усилий населения на решение приоритетных задач. Получили распространение такие достаточно универсальные виды наградных знаков, как «Отличник труда», «Передовик производства», «Ударник нового Великого похода». Среди ведомственных наград отметим медали См. подробнее: Титаренко М.Л. Россия: безопасность через сотрудничество.

Восточно-азиатский вектор. М.: Памятники исторической мысли, 2003. С.200-201.

«Герой НОАК» в двух степенях и «За заслуги» в трех степенях, учрежденные Политуправлением НОАК в 1979 г., знаки «Отличник образования» и «Отличный учащийся», Почетный знак работника физкультуры и спорта, наградные знаки за открытия и изобретения, медаль Всекитайского союза молодежи «Четвертое мая»60. Последняя была так названа в связи с учреждением праздника «День молодежи» в память начала массовых выступлений «против империализма и феодализма»

студенчества и интеллигенции Китая 4 мая 1919 г.

Во второй половине 1980-х гг. китайское руководство вернулось к вопросу о введении компонентов общегосударственной наградной системы. В 1986–1987 гг. Центральный военный совет признал необходимым отметить «исторические заслуги» военных пенсионеров и других лиц пожилого возраста, ранее находившихся на военной службе или «имевших заслуги в революционной деятельности». Это решение было одобрено в июле 1988 г. на сессии ВСНП. В качестве государственных наград по существу со статутом орденов были учреждены:

– Почетный знак Красной звезды (в двух степенях) – для награждения лиц, находившихся в рядах вооруженных сил или участвовавших в революционной деятельности до 6 июля 1937 г. (то есть до начала японо-китайской войны);

– Почетный знак Независимости – для награждения тех, кто служил в вооруженных силах или участвовал в революционной деятельности в период с 7 июля 1937 г. по 2 сентября 1945 г. (то есть до дня подписания Японией акта о капитуляции);

– Почетный знак Победы – для лиц, служивших в вооруженных силах или участвовавших в революционной деятельности в период с сентября 1945 г. по 30 сентября 1949 г. (то есть до дня провозглашения Китайской Народной Республики).

В 1988 г. было произведено награждений:

– Почетным знаком Красной звезды первой степени: 830;

– Почетным знаком Красной звезды второй степени: 3704;

– Почетным знаком Независимости: 47914;

– Почетным знаком Победы: 3151961.

К концу 1980-х гг. в КНР, не без влияния процессов, происходивших тогда в СССР, возникает оппозиционное движение, выдвинувшее задачу Чжунго жэньминь гэмин цзюньши боугуань гуаньцан чжэнчжан тулу. С.55,58-59.

Ли Яньшэн. Указ. соч. С.70.

трансформации политической системы и пересмотра роли Компартии. Наиболее острые выступления оппозиции произошли летом 1989 г.

в Пекине, когда радикально настроенное студенчество вышло на улицы города. Против демонстрантов были направлены войска, применившие силу для их разгона. Участники подавления выступлений оппозиции были награждены в том же 1989 г. знаками Центрального военного совета «Защитник столицы» и правительства г. Пекина «В память о подавлении беспорядков»62.

С началом процесса кардинальных геополитических изменений на международной арене, связанных прежде всего с распадом СССР, вопрос о дальнейшем развитии общегосударственной наградной системы КНР с практической повестки дня китайского руководства был снят.

В результате послевоенного разделения Кореи на Северную и Южную сформировались самостоятельные современные наградные системы КНДР и Республики Корея. В числе первых были учреждены награды, отмечавшие заслуги в борьбе за освобождение от господства Японии (в Южной Корее – орден «За заслуги в строительстве государства», в Северной – Медаль борцов за освобождение Родины). В целом наградные системы создавались под знаком жесткой конфронтации между Пхеньяном и Сеулом, включая полномасштабную Корейскую войну 1950-1953 гг. Многие из наград, учрежденных в преддверии и во время войны, предназначались для мобилизации граждан на вооруженную борьбу с противником, а также для поощрения тружеников тыла. В КНДР – ордена Государственного знамени, Труда, почетные звания Героя КНДР и Героя труда, ордена Свободы и независимости, Адмирала Ли Сун Сина, Боевой славы, медали «За трудовые заслуги», «За военные заслуги», «За участие в войне за освобождение Родины». В Республике Корея – ордена «За военные заслуги», «За гражданские заслуги», медали Обороны, «За развитие промышленности», «За отличие в труде», «За усердие», Военная медаль за участие в «инциденте 25 июня», «За усмирение коммунистических мятежников», Медаль за ранение. Кроме того, Сеул учредил две специальные медали: для семей погибших военнослужащих и сотрудников полиции. Эти награды как бы продолжили традицию Памятных знаков для семьи погибшего военнослужащего японской императорской армии, а первая из них походила на него и внешним видом.

Отдельно отметим награды Севера и Юга для иностранцев, участвовавших в боевых действиях на территории Кореи. Для Пхеньяна это – медаль «В память освобождения Кореи и победы над Японией»

(ею были награждены советские воины) и медаль «За участие в войне за освобождение Родины» (для китайских «добровольцев» - участников Корейской войны). В случае Сеула – медаль «За участие в войне в Корее» для награждения военнослужащих «контингента ООН».

В целом в рассматриваемый период наградные системы Севера и Юга складывались в большой степени под влиянием принадлежности КНДР и РК к двум различным военно-политическим лагерям и общественно-политическим формациям. Это в ряде случаев отразилось в определенной специфике наград, их предназначении, внешнем виде и символике. Так, высший орден Республики Корея – орден Мугунхва (Гибискуса), предназначенный для награждения высших руководителей своей страны и иностранных государств, был выполнен в соответствии с давними канонами западных наградных систем как орден с цепью. Высшие награды КНДР – «Золотая звезда Героя Республики» и «Золотая Звезда Героя Труда» соответствуют советским традициям.

Символика, использованная при создании северокорейских наград, характерна для страны, строящей социализм: красная пятиконечная звезда, красное знамя, серп и молот, фигуры бойцов – защитников Родины, рабочего, крестьянки, снопы риса, «шестеренка» зубчатого колеса и др. Среди этих наград выделяется орден Адмирала Ли Сун Сина с изображением выдающегося корейского флотоводца конца ХVI в., напоминающий советские «полководческие» ордена, учрежденные во время Великой Отечественной войны.

Некоторые награды южан по используемой в их композиции традиционной символике (символ Ян-Инь, цветок мугунхва, старинные доспехи и др.) перекликались с наградами, учрежденными корейским монархом в 1900–1901 гг.

После окончания Корейской войны в КНДР при сохранении генеральной линии на социалистические преобразования было успешно восстановлено разрушенное почти до основания хозяйство. В 1960 г. Север опережал Юг по всем основным экономическим показателям. Несомненно, выдержать военные испытания и достичь успехов в экономике Пхеньяну помогла всесторонняя, нередко безвозмездная помощь СССР, КНР и других социалистических стран. Однако главный источник указанных результатов – самоотверженность и высокий энтузиазм населения, стимулировавшиеся в том числе и эффективной национальной наградной системой.

В 1960–1970-х гг. в КНДР учреждается ряд государственных наград, которые можно разделить на две основные группы. Одна из них – ордена и медали, отмечающие заслуги в развитии народного хозяйства и поощряющие население к самоотверженной деятельности на «трудовом фронте». Вторая – это награды, учрежденные в память освобождения от японского господства, а также связанные с Корейской народной армией и с событиями Корейской войны. Особое место занял учрежденный в 1972 г. новый высший орден –орден Ким Ир Сена. В целом наградная система КНДР в указанный период в основном отвечала своему предназначению с учетом общественно-политической формации Северной Кореи. Вместе с тем, эта система сама по себе не могла в достаточной мере компенсировать нарастающие сложности в положении КНДР, усилившиеся по мере реализации ее руководством политического курса «опоры только на собственные силы» и идеологии «чучхе».

В Южной Корее послевоенная провальная экономическая политика правительства Ли Сын Мана привела к его краху и установлению в 1961 г.

военного режима, который возглавил Пак Чон Хи. В течение 18 лет его пребывания у власти была осуществлена модернизация страны, обеспечившая так называемое «корейское экономическое чудо». Мобилизуя нацию на решение важнейших государственных задач, Пак Чон Хи обратил серьезное внимание на такой инструмент государственной политики как наградная система. Отменив действие почти всех «лисынмановских» указов об учреждении государственных наград, он отстроил современную наградную систему Республики Корея заново. В годы его правления были сформированы почти полностью ее нынешние орденская и медальная группы. При создании этой системы удалось обеспечить удачное сочетание традиционных и исторических символов с требованиями, предъявляемыми современностью. Можно сказать, что несмотря на всю противоречивость авторитарного и жесткого режима Пак Чон Хи, наградная система Республики Корея входит в ту часть его наследия, которая и по настоящее время служит на благо процветания этой страны.

В послевоенный период в функционировании наградной системы Монголии гипертрофированное развитие получил фактор «выслуги лет».

Резкое увеличение с 1947 г. числа получавших ордена и медали привело к девальвации наград. Это положение было скорректировано в начале 1959 г.

В целом же в рассматриваемый период наградная система МНР развивалась достаточно динамично в соответствии с задачами, решаемыми ее властями. Начиная со второй половины 1950-х гг. были учреждены второе из высших почетных званий страны – Герой Труда Монгольской Народной Республики, орден «Материнская слава», некоторые другие награды. В 1960 г. вступила в силу новая Конституция, в которой была сформулирована цель «завершить социалистическое строительство и построить в дальнейшем коммунистическое общество». В 1963 г. было утверждено новое Положение об орденах и медалях МНР, соответствующее этим стратегическим государственным задачам. Ряд статей этого Положения были сформулированы таким образом, чтобы дополнительно повысить авторитет национальной наградной системы.

В 1970-х – начале 1980-х гг. была учреждена целая группа юбилейных медалей, посвященных победам над японскими милитаристами, Монгольской Народной Революции, а также «круглым» годовщинам образования монгольских силовых ведомств и спецслужб. Повышению эффективности использования наградной системы в отношениях с зарубежными странами служили такие новые награды как медаль «Дружба»

и звание Почетного гражданина МНР. К орденам и медалям, предназначенным для награждения за трудовые заслуги, добавилась медаль «Слава целинника».

Чанкайшисты, перебравшиеся в 1949 г. на Тайвань и объявившие этот остров Китайской Республикой, продолжили активное использование наградной системы, созданной Гоминьданом. По-прежнему официально признавались все ордена и медали, учрежденные с 1929 г., хотя, естественно, далеко не все они использовались в качестве практического наградного инструментария. Помимо этого были учреждены новые награды, которые по своему характеру и предназначению соответствовали состоянию конфронтации между Тайбэем и Пекином. Наряду с этим тайваньский режим стремился использовать наградную систему, включая ее символику, для подкрепления своих претензий на права законного преемника центральной власти в Китае.

В Четвертой главе исследованы проблемы функционирования на современном этапе наградных систем как инструмента политики и идеологии в Японии, КНР, КНДР, Республике Корея, Монголии, а также на Тайване; проанализировано их состояние после крупных геополитических изменений в мире, произошедших в начале 1990-х гг.

Несмотря на рецессию 1990-х гг., Япония к началу ХХI в. сохранила позиции одной из ведущих держав мира. Она входит в число лидеров по объему номинального ВВП, по ВВП на душу населения, по положительному сальдо баланса текущих платежей и внешней торговли, по объему золотовалютных резервов. Япония располагает мощной производственно-технической и финансовой базой, обеспечивающей ей прочные мировые позиции в сфере материального производства. Страна занимает ведущие места по выпуску автомобилей, судов, производству станков, бытовой электроники и электронных компонентов, роботов, по выплавке стали, объему химической продукции, тоннажу торгового морского флота, по добыче морепродуктов. В 2004-2005 гг. японское руководство с осторожным оптимизмом уже оценивало ситуацию в экономике как преодолевающую рецессию и «восстанавливающуюся», подчеркивая при этом сохранение ряда серьезных рисков для начавшегося роста. Однако с 2008 г. Япония, как и другие мировые державы, вынуждена противостоять вызовам глобального финансовоэкономического кризиса.

Разрабатывая и проводя на рубеже ХХI в. комплекс организационноадминистративных мероприятий по приданию нового импульса развитию страны, японское правительство в числе прочих шагов предусмотрело осуществление мер по совершенствованию отечественной наградной системы, рассматривая ее как важный инструмент, способный содействовать реализации государственной политики. При этом учитывался и возросший к 1990-м гг. интерес населения страны к этой системе как важному фактору развития современного японского общества.

С реформой японской наградной системы, проведенной в 2002гг., были развиты и закреплены изменения, осуществлявшиеся в ней с середины 1960-х гг. По результатам реформы объектом ее воздействия стали более широкие слои населения Японии. При этом достаточно последовательно решается задача более полного охвата наградным инструментарием тех, кто трудится на «незаметных» участках, имеющих тем не менее важное значение с точки зрения интересов государства и общества. Наградная система Японии стала ориентировать представителей самых различных сфер деятельности прежде всего на достижение конкретного результата. Реформа способствовала устранению барьеров и препятствий субъективного характера (возрастной ценз, выслуга лет и т.п.) на пути к получению государственных наград теми, кто может и готов добиться успеха на своем поприще. Она ясно декларировала равные возможности для получения ордена вне зависимости от пола, социального или служебного положения.

Результаты реформы наградной системы 2002–2003 гг. предоставили японскому руководству хорошую возможность использовать наградной инструмент для эффективного влияния на силовую составляющую государственной машины. Принципиально важным новым моментом стало создание прочной основы для регулярных (дважды в год) широких награждений военнослужащих, сотрудников полиции и спецслужб.

«Люди в погонах» вновь вошли в число основных контингентов, которые являются субъектами воздействия японской наградной системы.

Это свидетельствует о том, что значение силового компонента в японской политике будет возрастать.

Анализируя характер реформы наградной системы Японии 2002гг., следует отметить продолжение тенденций к ее демократизации.

Вместе с тем серьезное внимание уделялось и сохранению традиционных ценностей. Был реализован важнейший тезис, выработанный при подготовке реформы: не создавать новую систему, а улучшить применение старой при сохранении японских орденов с их давними историей и традициями.

Экономические достижения Китайской Народной Республики позволили ей в рассматриваемый период стать важнейшим фактором мировой политики и международных отношений. КНР обрела статус глобальной экономической державы. Не случайно ряд экспертов предрекают ей заметную роль в восстановлении успешного функционирования мирового хозяйства, пораженного с 2008 г. финансово-экономическим кризисом. Китай стал «мировым сборочным цехом» и всемирной фабрикой производства товаров широкого потребления по лучшим западным образцам. С начала 2000-х гг. реализуется новая трактовка идеологических, организационных и социальных основ деятельности КПК в виде «концепции трех представительств». Согласно ей Компартия обеспечивает развитие передовых производительных сил и передовой культуры, защищает интересы абсолютного большинства народа. Идеологическая линия и практическая политика руководящего тандема Ху Цзиньтао – Вэнь Цзябао свидетельствуют о том, что они продолжают генеральный курс Дэн Сяопина с дополнениями, внесенными в него Цзян Цзэминем. Этот курс предусматривает создание в Китае сначала «общества малого благоденствия» – «сяокан» (как начального этапа построения «социализма с китайской спецификой»), а затем – достижение уровня социальноэкономического развития, сопоставимого с уровнем и качеством жизни наиболее развитых государств63.

Особенности действующей наградной системы КНР как инструмента реализации политики и идеологии обусловлены содержанием и особенностями курса, проводимого руководством страны. Роль основного практического инструментария по-прежнему играют награды, учрежденные ведомствами, общественно-политическими и профсоюзными организациями, региональными властями. Это позволяет сделать объектом их воздействия самые широкие массы населения. Также обеспечивается более тесная связь с народом организаций, от имени которых учреждены награды. На современном этапе количество осуществляемых награждений в Китае тем или иным наградным знаком либо медалью различно. Так, медалью НОАК «За заслуги» третьей степени ежегодно награждается до шестидесяти тысяч человек. В то же время среднее число награждений медалью «Четвертое мая» составляет сейчас около десяти - пятнадцати в год64.

Достаточно весомой среди наград, учрежденных общественными организациями, стала медаль Труда, награждение которой осуществляет Всекитайская федерация профессиональных союзов. Она предназначается для работников передовых государственных предприятий, показавших выдающиеся результаты в труде и внесших большой вклад в интересах общественного блага. В 2004 г., например, медаль получили 1005 человек. Согласно статуту медали из числа ее обладателей в последующем могут быть отобраны кандидаты на звание «Герой труда» почетное звание, присваиваемое Государственным Советом КНР, которое по своему характеру в какой-то мере может быть квалифицировано как награда общегосударственного значения65.

Руководство Китая пока в целом сохраняет традиционные подходы к наградной системе, сложившиеся еще на начальных этапах использования Компартией собственного наградного инструментария. Пример успешно функционирующих наградных систем и на Западе, и на Востоке, основу которых составляют общегосударственные ордена и медали, См. подробнее: Китайская Народная Республика в 2006 г.: политика, экономика, культура. / Гл. ред. М.Л. Титаренко // Титаренко М.Л. Новый этап реформ. М.: Ин-т Дальнего Востока РАН, 2007. С.3-4,9,12.

См. подробнее: Ли Яньшэн. Указ. соч. С.69;

http://www.jeanpaulleblanc.com/China.htm http://www.jeanpaulleblanc.com/China.htm конечно, не остался незамеченным в Пекине. Как было отмечено выше, в КНР дважды, в 1955 и 1988 гг., предпринимались попытки приступить к созданию общегосударственной системы наград. Учрежденные тогда ордена и медали в последующем не упразднялись. Однако еще раз подчеркнем: поскольку по своему статуту они предназначались для конкретного и достаточно ограниченного контингента заслуженных лиц, впредь данный наградной инструментарий вряд ли будет возможно использовать.

Видимо, для КНР сегодняшний подход к национальной наградной системе будет характерен и в ближайшем будущем. Он соответствует нынешнему политико-идеологическому курсу Компартии, позиционирующей себя как «партия всего китайского народа и всей китайской нации». К тому же китайские власти исходят из того, что результаты развития и модернизации во многом определяются обстановкой «на местах». Вероятно, переход к полнокровной системе общегосударственных наград тормозит и наличие под юрисдикцией Китая особых анклавов – Гонконга и Макао, когда китайское руководство реализует уникальный исторический эксперимент: обеспечение устойчивого развития единого государства, в рамках которого функционируют две различные социально-экономические системы. Кроме того, вероятно, учитывается и сохранение на Тайване бывших «общегосударственных»

орденов, учрежденных в свое время руководством Гоминьдана, в том числе в период, когда между ГМД и КПК существовали сложные отношения и вражды, и взаимодействия.

Вместе с тем, в случае дальнейшего успешного социальноэкономического развития КНР руководство страны может поставить перед народом Китая новые стратегические приоритеты и ориентиры.

Не исключено, что новые задачи потребуют и модернизации ныне действующей наградной системы.

В рассматриваемый период Республика Корея прошла путь от военной диктатуры к демократии и заняла важное место в мировой экономике. Укрепилась ее наградная система, имеющая сбалансированный и достаточно универсальный характер. При сохранении основных наград, учрежденных еще Пак Чон Хи, был осуществлен ряд шагов, продемонстрировавших новое качество национальной наградной системы, призванной служить интересам демократического государства. Особо отметим в связи с этим лишение государственных наград бывших президентов Республики Корея Чон Ду Хвана и Ро Дэ У, а также большой группы других высокопоставленных лиц за их неблаговидную деятельность во времена военной диктатуры. В настоящее время Южная Корея располагает эффективной наградной системой, способствующей решению приоритетных государственных задач.

Геополитические изменения в мире в 1990-х гг. и кончина в 1994 г.

основателя КНДР Ким Ир Сена заставили руководство этого государства серьезно задуматься о дальнейшей стратегии. В условиях нарастающих экономических трудностей особое внимание было уделено тому, чтобы «обессмертить» имя умершего вождя и повысить авторитет его преемника – Ким Чен Ира. В практическом плане важное место заняли мероприятия по повышению боеспособности вооруженных сил и укреплению господствующей идеологии. Наградная система КНДР продолжала в целом соответствовать своему предназначению: мобилизовать граждан на решение приоритетных задач, поставленных властью в духе идеологии «чучхе».

В 1990-х гг. в Монгольской Народной Республике произошли кардинальные изменения. Новая Конституция 1992 г. провозгласила страну демократической республикой с официальным названием Монголия.

Сложные внутренние процессы и смена у руля власти различных соперничающих между собой политических сил не оказали разрушающего воздействия на национальную наградную систему. Ранее учрежденные ордена и медали не были упразднены и их внешний вид не претерпел принципиальных изменений. Вместе с тем вопросы практического функционирования этой системы были отнесены к компетенции Администрации Президента, а награждения стали осуществляться по президентским указам. Был восстановлен учрежденный в 1913 г. орден Драгоценного жезла, но уже в качестве награды только для высокопоставленных иностранных деятелей. Кроме того, в наградной системе Монголии появился новый высший орден – орден Чингисхана.

Монгольские власти продолжили использование наградного инструментария не только для решения государственных задач внутри страны, но и в международной сфере. Таким образом подтвердилась жизнеспособность указанной системы, сложившейся в условиях уникального эксперимента по построению социализма в стране, имевшей по сути феодальный строй. Это объясняется, в частности, тем, что монголы в свое время не пошли на тривиальное копирование наградной системы старшего партнера – СССР, а внесли в собственную систему своеобразие, связанное с национальными традициями, историей, символикой. Были также учтены социальные и экономические особенности МНР. Такой подход к наградной системе страны характерен и для новой Монголии, власти которой проявляют достаточно взвешенное и бережное отношение к ней.

На рубеже ХХ-ХХI вв. руководители Тайваня продолжили активно использовать свою наградную систему, в том числе в интересах развития международных отношений. Однако круг иностранных деятелей, получающих тайваньские награды, ограничен и в основном сводится к представителям небольших государств Южной Америки и Африки. Это еще раз подтверждает, что даже удачно сформированная наградная система с давними традициями, являясь важным инструментом государственной политики, сама по себе не может полностью компенсировать фундаментальную слабость государственных позиций, в данном случае – на международной арене. Вместе с тем тайваньская наградная система не без успеха используется Тайбэем для решения широкого круга задач внутри страны.

В Заключении, подводящем итоги исследования, сформулированы выводы диссертации; приводятся сведения о ее апробации.

В Приложениях помещены материалы, дополняющие основу и подкрепляющие проведенное исследование, включая предложения по возможному совершенствованию и развитию государственной наградной системы современной России с учетом исторического опыта в этой области стран Северо-Восточной Азии.

Проведенное исследование позволяет сформулировать следующие выводы.

1. История генезиса и формирования современных государственных наградных систем (ГНС) стран Северо-Восточной Азии берет начало с последней трети ХIХ – начала ХХ вв. Их появление было обусловлено объективной потребностью государств СВА всемерно содействовать осуществлению модернизации, социально-политическим и экономическим преобразованиям, сохранению независимости и конкурентоспособности на международной арене, прежде всего перед лицом экспансии Запада. Создание ГНС стало важной частью комплекса реформ в государственном строительстве и управлении, с большим или меньшим успехом осуществлявшихся в то время в странах СВА. Эти системы давали в руки властей эффективный инструмент воздействия на население. При сравнительно скромных материальных затратах (даже при условии выплаты награжденным определенных поощрительных денежных сумм, что дополнительно повышало общую привлекательность государственных наград) удачно продуманные и хорошо сформированные ГНС, опирающиеся на национальные традиции и связанные с религиозными или философскими убеждениями широких масс, стимулировали нации не только к добросовестности, но и к самоотверженности и даже самопожертвованию во имя интересов государства.

По результатам проделанной диссертантом работы и с учетом вышеприведенных соображений других российских исследователей (в первую очередь – в развитие упомянутой выше формулировки А.И. Гончарова66 ) в целях упорядочивания понятийного аппарата и обеспечения большей научной точности при проведении исследований современных государственных наградных систем предлагается следующий вариант определения ГНС: Государственная наградная система является устойчивым политико-идеологическим механизмом управления современного государства, предназначенным для содействия мобилизации и объединению усилий населения на выполнение приоритетных задач, поставленных руководством страны, и представляет собой законодательно установленный высшей государственной властью комплекс государственных наград, связанных иерархическими уровнями и образующих единую структурную целостность. В увязке с таким определением ГНС представляется возможным в качестве рабочей версии понятия «государственная награда» развить еще одну предложенную А.И.Гончаровым формулировку: «Государственная награда – это высшая форма поощрения граждан за заслуги перед государством и обществом, нормативно установленная главой государства или высшим органом государственной власти»67, добавив к ней уточнение: «и входящая в общий комплекс государственной наградной системы».

2. Государственные наградные системы СВА в новейшее время корректировались в зависимости от изменений исторической обстановки и потребностей правящих кругов. Они, как отмечалось, представляют собой совокупность элементов, связанных друг с другом и образовывающих единство и целостность, отвечающие интересам властных структур, которые используют их как инструмент для реализации приоритетных государственных задач. На каждом историческом этапе эти системы соответствуют политико-идеологическим особенностям форГончаров А.И. Указ. соч. С.7.

Гончаров А.И. Указ. соч. С.6.

мирующего их правящего режима, отвечают положениям национальной конституции. Это отражается и в юридическом оформлении наградных систем, и в форме присуждения наград (то ли от лица монарха, то ли от имени глав государств и других в большей или меньшей степени демократических институтов власти при республиканской форме правления), и во внешнем виде и символике орденов и медалей. Последнее в наградных системах СВА имеет самостоятельное значение не только с точки зрения геральдики и фалеристики, но и в политическом и идеологическом отношении. Наградные системы являются своего рода «индикаторами» при анализе крупных политических и социальноэкономических процессов того или иного периода в истории государства. Наград удостаивают за заслуги в военных действиях, после заключения удачных международных договоров и соглашений, по результатам осуществленных реформ, в связи с принятием важнейших законодательных актов, за открытия и важные результаты исследований, за большой вклад в благотворительную деятельность и т.д. Осознание и анализ специфики поощрения средствами наградной системы помогают лучше понять особенности общества, полнее раскрыть его структуру. В наградных системах, их существе, характере и принципах построения отражены реалии исторического развития страны, ее внутренней и внешней политики, стратегии и геополитических планов. В представленной диссертации новейшая история стран Северо-Восточной Азии исследована под новым ракурсом: посредством изучения и анализа истории их наградных систем как инструмента политического и идеологического воздействия государства на население.

3. До сих пор наградные системы Северо-Восточной Азии не были объектом обстоятельного изучения. Как установлено исследованием, современные наградные системы СВА в своем развитии прошли несколько исторических периодов, которые в общих чертах соответствовали ходу крупнейших исторических процессов в регионе и на международной арене в целом. В диссертации впервые предложена периодизация истории наградных систем региона СВА:

– Первый период: генезис и формирование наградных систем в странах СВА (последняя треть ХIХ в. – 1914 г.);

– Второй период: эволюция наградных систем стран СВА от Первой до конца Второй мировой войны (1914 г. - 1945 г.);

– Третий период: развитие наградных систем стран СВА в период биполярного мира и «холодной войны» (1945 г. - начало гг.);

– Четвертый период: наградные системы стран СВА на рубеже ХХ – ХХI вв. (современный этап развития).

4. Историческая практика стран Северо-Восточной Азии с конца ХIХ в. до наших дней свидетельствует о том, что современные наградные системы являются одним из устойчивых политико-идеологических инструментов, с помощью которого реализуется государственное управление. На каждом этапе своего развития они являлись и являются проводниками господствующей в стране идеологии – имперской, социалистической, демократической, националистической, «чучхе» и т.д. Настоящее исследование установило устойчивую и повторяющуюся взаимосвязь изменений социально - политических условий и господствующих концепций с трансформацией наградных систем. По мере развития государства и общества власть вносила и вносит коррективы в эти системы в интересах обеспечения их должной эффективности в содействии решению приоритетных государственных задач. Особо отметим, что неблагоприятные, кризисные изменения во внутренней и особенно во внешней военно-политической обстановке, требовавшие срочных, а порой экстраординарных мер по мобилизации усилий населения для ликвидации опасности и парирования угроз, вызывали появление новых, специально учреждаемых инструментов наградной системы. Крах государственной власти и господствующей идеологии приводили к разрушению и демонтажу, частичному или полному, государственных наградных систем.

5. После Второй мировой войны процессы общей демократизации в странах СВА, нашедшие отражение и в законодательной сфере, воплощались также в изменениях характера и конкретного содержания их наградных систем. В регионе со второй половины ХХ столетия в целом прослеживается тенденция к трансформации данных систем от форм, свойственных авторитарным режимам, в сторону их демократизации.

Наряду с этим государствам Северо-Восточной Азии, осуществлявшим реформы и корректировки своих наградных систем, по большей части удавалось сохранять их основу и сущность как воплощение национальных символов, обеспечивать преемственность и бережное отношение к традициям. Указанные процессы коррелировались с потребностями действующей власти, стратегическими задачами, ставящимися ею перед нацией, или возникающими угрозами. Как мы отмечали, особо востребованными национальные наградные системы в СВА становились в кризисные периоды, прежде всего связанные с вовлеченностью государства в вооруженную борьбу, а также в ходе реализации стратегически важных крупномасштабных правительственных программ по выводу страны на качественно новую ступень развития. Это объясняется острой потребностью властей обеспечить в такие времена наивысшую мобилизацию усилий населения на всех без исключения участках деятельности, а также неоднократно подтвержденной эффективностью в этом плане наградного инструментария. Вместе с тем после Второй мировой войны постепенно все более широкие слои населения становятся субъектами воздействия указанных систем и в мирное время, а не только в военную (когда при любом строе возникает необходимость в массовом стимулировании рядового и унтер-офицерского состава, а также «бойцов» трудового фронта) или кризисную пору. В наши дни динамично развивающиеся и стремящиеся к процветанию современные демократические государства проявляют все большую заинтересованность в поощрении своих граждан, работающих в интересах общественного блага в самом широком смысле этого понятия. Тем не менее, при всей важности гражданских трудовых заслуг по-прежнему особым почетом пользуются лица, награжденные за боевые подвиги. Кроме того, в ряде стран СВА специальными наградными знаками отмечаются лица, получившие ранения или увечья при защите государственных интересов своей страны, а также члены семей погибших воинов.

6. Важное значение имеет надлежащее законодательное обеспечение функционирования наградных систем, основывающееся в принципиальном плане на Основном законе страны – Конституции. Под влиянием радикальных конституционных перемен в исследуемый период ряд государственных наград в разное время упразднялись и прекращали существование. Как подтверждает история региона СВА, сам институт государственных наград тесно связан с историей государства. Отметим также, что, как показывает исторический опыт, отклонения от буквы и духа установленных норм и правил отбора кандидатов на получение награды и осуществления награждений приводили к дискредитации наградной системы в глазах населения и, следовательно, к снижению значимости и общей эффективности этой системы.

7. Принципиальные общественно-политические изменения в странах СВА в новейшее время, зачастую носившие по своей сути революционный характер, приводили порой к крушению системы ценностей, ранее утвердившейся в обществе. На ее месте возникала новая. Такие кардинальные изменения сопровождались появлением обновленных институтов и символов, включая наградную систему, которые вместе с новым идеологическим ресурсом должны были заменить изжившую себя старую идеологию, а в некоторых случаях скорректировать национальную символику. При этом важным было точно и достаточно понятно для широких масс населения определить отношение к прошлому, оценить его, опираясь на национальную историю и традиции, чтобы вводимые в оборот обновленные национальные символы не оказались фантомами, не имеющими достаточно прочного фундамента. Опыт стран Северо-Восточной Азии подтверждает, что наградные системы являются своего рода национальным достоянием, из которого не могут быть исключены базовые ценности, носящие знаковый характер.

8. Как показывает история государственных наградных систем Северо-Восточной Азии, такие системы должны быть достаточно универсальными и гибкими, чтобы обеспечить нужное воздействие на широкие слои населения и на его различные контингенты. Вместе с тем, в наградных системах должна присутствовать и особая категория наград, предназначенных для поощрения за экстраординарные заслуги и подвиги. Также отдельное место занимают ордена, которых удостаивают за большие заслуги перед государством и обществом выдающихся деятелей, входящих в социально-политическую элиту общества. Однако, как свидетельствует практика, решения о таких награждениях должны приниматься весьма взвешенно, быть объективными, тщательно мотивированными и понятными для населения. В противном случае высшие государственные награды могут приобрести характер атрибутов, используемых в узком кругу далеких от народа лиц, а общая структура и целостность наградной системы будут нарушены.

9. Ордена и медали относятся к числу важнейших государственных символов. Закрепление общего «языка» в национальной наградной системе помогает правящим кругам стран Северо-Восточной Азии обеспечивать единство государства, нации и политической культуры. По этой причине особое значение при определении и утверждении внешнего вида наград имел и имеет точный выбор используемой в них символики, причем определенной семантикой обладают даже цвета лент орденов и медалей. Как показывает практика стран СВА, опора на национальные традиции и историю, выбор главных государственных или устойчиво укрепившихся в сознании населения популярных, своего рода «народных»

символов повышают авторитет наградных знаков. Живому обществу нельзя навязать абстрактную, псевдо универсальную модель. При развитии и совершенствовании современных наградных систем в центре внимания руководства государств Северо-Восточной Азии были, естественно, реальная политика и история. Вместе с тем нельзя забывать, что некоторые мифы могли стать и становились своеобразной составной частью истории. Также достаточно эффективно при формировании национальных символов в виде государственных наград в странах СВА использовались собирательные героические образы либо изображения конкретных выдающихся деятелей, внесших особо важный вклад в укрепление государства и его защиту от внешних врагов. При этом на протяжении всей истории современных наградных систем СВА в новейшее время в них в целом сочетаются безусловная самобытность и главные общепринятые в мире принципы построения таких систем.

10. Наградные системы занимают особое место в национальном культурном наследии государств. Источники, связанные с наградными системами, позволяют получить важные сведения о различных периодах в жизни государств, помогают понять специфику менталитета их народов, добавить существенные штрихи к феномену национальной политической культуры. В некоторых случаях они позволяют полнее исследовать проблематику государственных образований, история которых слабо документирована. Сегодня исследование наградных систем стран СВА, пожалуй, относится к тем направлениям исторической науки, разработка которых позволяет добавить новые страницы в историю этого региона в целом. Наряду с этим следует отметить, что ордена и медали также являются одним из олицетворений независимости и суверенитета государства. В них отражены политика и идеология властей во главе с правителем, монархом или президентом, которые учредили указанные награды. Каждой награды удостаивалось конкретное лицо за его заслуги, которые власти сочли подобающим отметить особо.

Ордена и медали позволяют судить о том, какой вклад в строительство или управление государством, в решение приоритетных государственных задач внесли удостоенные их люди. Нередко по характеру и качеству награды можно сделать выводы относительно положения в обществе, статуса, ранга или звания ее обладателя.

11. В современных государственных наградных системах награды подразделяются на две группы – основную и достаточно развившуюся в последние десятилетия вспомогательную, то есть: собственно государственные награды, а также примыкающие к ним в качестве вспомогательных подсистем ведомственные, профессиональные, отраслевые, региональные, общественные, конфессиональные и другие награды.

Основу современных наградных систем составляют официальные государственные награды, обладающие соответствующим юридическим статусом, которые и находятся в фокусе внимания диссертанта, поскольку являются главным политико-идеологическим инструментарием власти. Необходимость наличия в определенных масштабах упомянутых вспомогательных систем не вызывает сомнений, ибо при их удачном формировании позволяет сделать общую систему поощрений населения более гибкой и многообразной. Однако детальное рассмотрение этих аспектов находится за рамками данного исследования и заслуживает отдельного самостоятельного изучения.

12. Наградные системы СВА на протяжении всей новейшей истории целенаправленно используются властями региона как важный инструмент реализации международной политики. Концептуальные подходы правящих кругов к применению наградных систем для решения внешнеполитических задач изменялись в зависимости от социальнополитического строя в странах Северо-Восточной Азии, геополитической ситуации в регионе и в мире. Внешнеполитическая функция является важной и неотъемлемой частью действия механизма указанных систем. Она служит укреплению международных позиций, успешному развитию связей с зарубежными партнерами. В этом контексте, наряду с конкретными награждениями граждан стран региона СВА национальными наградами, в диссертации рассмотрен и ряд примеров награждений ими иностранцев. Если на начальных этапах после создания этих систем преобладали взаимные (протокольные) награждения монархов, других глав государств и членов их семей, иностранных дипломатов и высокопоставленных чиновников, а также офицеров вооруженных сил стран-союзниц, то со второй половины ХХ в. наград стран Северо-Восточной Азии стали удостаиваться все более широкие контингенты иностранцев. Это связано с глубоким вовлечением государств СВА в международные политические и экономические отношения, с их участием в решении ряда мировых проблем. По мере активизации внешних связей этих стран, усиления их внимания к повышению своего международного статуса роль национальных наградных систем в государствах Северо-Восточной Азии как инструмента обеспечения эффективной внешней политики возрастает. Анализ опыта СВА подтверждает необходимость тщательной разработки и совершенствования в рамках государственной наградной системы порядка и правил награждения иностранцев. Это касается прежде всего лиц, внесших значительный вклад в решение важных, с точки зрения награждающего их государства, политических, экономических, военных, социальных, гуманитарных и других задач. Свое особое место целесообразно отвести и так называемым протокольным награждениям высокопоставленных зарубежных деятелей. Отметим, что в странах СВА в целом довольно четко определен круг государственных наград, которых могут быть удостоены иностранцы, а в некоторых из них учреждены ордена и медали, специально предназначенные для этого.

Основные положения и выводы диссертации содержатся в следующих публикациях автора:

1. Япония: история в наградах. Монография. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2001.- 16,8 п.л.

2. Япония: награды и политика. Монография. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2007. – 27,72 п.л.

3. Наградные системы в политике и идеологии стран СевероВосточной Азии. Монография. М.: Институт Дальнего Востока РАН;

Памятники исторической мысли, 2008. – 23 п.л.

4. Зарождение наградной системы Японии // Военно-исторический журнал. 2007. № 12. С.61-65,81. – 1 п.л.

5. Японская наградная система в 1914-1920 гг. // Военноисторический журнал. 2008. №1. С.69-71. – 0,6 п.л.

6. От символов славы к символам бесчестья: за что награждали японцев в Китае // Азия и Африка сегодня. 2008. № 3. С.60п.л.

7. Взлетит ли снова над Японией «Золотой коршун»? // Азия и Африка сегодня. 2008. № 8. С.72-76. – 0,75 п.л.

8. Наградная система как инструмент государственной политики Китая // Проблемы Дальнего Востока. 2008. № 4. С.68-79. – 1 п.л.

9. Наградная система как инструмент государственной политики Республики Корея и КНДР в новейшее время // Восток. Афро-азиатские общества: история и современность. 2008. № 4. С.83-95. – 1,1 п.л.

10. Японская наградная система в государственной политике и идеологии // Вестник Московского университета. Серия 13. Востоковедение. 2009. № 1. С.55-71. – 1,1 п.л.

Общий объем публикаций по теме – 74,07 п.л.

Монографии автора получили положительные отзывы и оценки в периодических изданиях 68, а также были использованы некоторыми отечественными авторами при подготовке своих трудов69.

В официальном отзыве Национального музея истории Украины на монографию «Япония: история в наградах» отмечено, что она «является изданием, удачно сочетающим научное исследование наградной системы Японии и подконтрольных ей в 1930–1940-х гг. государственных образований с очерками истории Японии второй половины ХIХ–ХХ столетий», «заполняет лакуну в фалеристической литературе на русском языке, представляя собой первое издание с четкой классификацией всей системы японских наград в ее развитии с подробными описаниями отдельных фалеронимов, что позволяет считать издание образцовым». В отзыве также указано, что «для Национального музея истории Украины Журнал «Бизнес-Матч», 2001. № 28. С.86; Парламентская Газета, 30.1.2002. № 21; Петербургский коллекционер, 2002. № 2. С.24; 2007. № 3. С.47; 2008. № 5.

С.46; 2009. № 2. С.47; Бюллетень «Окно в Японию» Общества «Россия-Япония».

27.5.2007. № 19. С.1; Бюллетень «Вестник внешнеполитической жизни России – Дипкурьер» ИТАР-ТАСС, 2007. № 10. С.59-63; Азия и Африка сегодня, 2009. № 7.

С.78-79; ВПК – Военно-промышленный курьер, 30.9.-6.10. 2009. № 38. С.12. Кроме того, информация о выходе монографий публиковалась в Бюллетенях Книжной экспедиции Управления делами Президента РФ (2002, № 3. С.8; 2009, № 3. С.4);

Книжном обозрении (2002, № 13. С.14), Бюллетене специализированной японской книготорговой фирмы «Наука кабусики кайся» (2002, №2. С.33).

Демин А.Л. Указ. соч.; Потрашков С.В. Указ. соч.; Потрашков С.В., Лившиц И.И.

Указ. соч.; Смыслов О.С. Указ. соч.

монография представляет научно- практический интерес, позволяет упорядочить раздел наград Японии в коллекции наград музея»70.

В 2009 г. журнал «Петербургский коллекционер» наградил соискателя медалью «За выдающийся вклад в развитие коллекционного дела в России» за «глубокое исследование наградных систем стран СевероВосточной Азии»71.

Исх. № 225 от 13.6.2002.

Петербургский коллекционер, 2009. № 6. С.78.

Подписано к печати 19.07.2010.

Печ.л. 2,5. Тираж 100 экз. Заказ № Печатно-множительная лаборатория Учреждения Российской академии наук Института Дальнего Востока РАН 117997, Москва, Нахимовский проспект, 32.

www.ifes-ras.ru

Pages:     | 1 ||
 
Похожие работы:

«Помогалова Оксана Игоревна ПОМОЩЬ ИНОСТРАННЫХ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ГОЛОДАЮЩИМ САРАТОВСКОГО ПОВОЛЖЬЯ (1921 – 1923 гг.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Саратов 2013 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Герман Аркадий Адольфович Официальные оппоненты : доктор...»

«МАЛЫШЕВ Олег Сергеевич ДИНАМИКА АМЕРИКАНО-ЕВРОПЕЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ОБЛАСТИ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СФЕРЕ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА Специальность 07.00.15 – история международных отношений и внешней политики АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Нижний Новгород 2012 Работа выполнена на кафедре международных отношений и политологии Нижегородского Государственного Лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова...»

«ГОМБОЖАПОВ Александр Дмитриевич КОЧЕВЫЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В ТРУДАХ Л.Н. ГУМИЛЕВА http://old.imbt.ru/gomboj.doc Специальность 07.00.09 – историография, источниковедение и методы исторического исследования Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Улан-Удэ - 2008 Работа выполнена в отделе истории, этнологии и социологии Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН Научный руководитель : член-корреспондент РАН...»

«МУСАЕВ МАРСЕЛЬ МАГОМЕДОВИЧ ИСТОРИЯ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ НЕМЦЕВ В ДАГЕСТАНЕ 1864-1941 ГГ. СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 07. 00. 02 – ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ КАНДИДАТА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК МАХАЧКАЛА 2007 Диссертация выполнена на кафедре истории стран Европы и Америки Дагестанского государственного университета Научный руководитель : кандидат исторических наук, доцент Аммаев Магомед Аммаевич Официальные оппоненты :...»

«Перстнева Ирина Петровна Воспитание детей у русских (по материалам малого подмосковного города) Специальность 07.00.07 – этнография, этнология и антропология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва – 2009 Работа выполнена на кафедре этнологии исторического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова Научный...»

«ПИМЕНОВА ЕКАТЕРИНА ЛЕОНИДОВНА ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ТУРИЗМА В РОССИИ НА РУБЕЖЕ ХХ-XXI ВЕКОВ (НА ПРИМЕРЕ УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ) Специальность: 07.00.02 – отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ижевск 2006 Работа выполнена в ГОУВПО Удмуртский государственный университет Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Галина Витальевна Мерзлякова Официальные оппоненты : доктор...»

«Квашнин Юрий Дмитриевич Внешняя политика Греции 1936-1941 гг. Раздел 07.00.00 – Исторические наук и Специальность 07.00.03. – Всеобщая история (новое и новейшее время) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва 2008 Работа выполнена на кафедре новой и новейшей истории стран Европы и Америки Исторического факультета Московского Государственного Университета имени М.В.Ломоносова Научный руководитель : кандидат исторических наук,...»

«Вибе Петр Петрович НЕМЕЦКИЕ КОЛОНИИ В СИБИРИ В УСЛОВИЯХ СОЦИАЛЬНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ КОНЦА XIX – ПЕРВОЙ ТРЕТИ XX ВВ. Специальность 07.00.02. – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Омск – 2009 Работа выполнена в ГОУ ВПО Омский государственный педагогический университет, на кафедре отечественной истории Официальные оппоненты : доктор исторических наук, профессор Герман Аркадий Адольфович доктор исторических наук,...»

«ШОЛ ДЕНГ АЛАК ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ВОД НИЛА: ПОЛИТИЧЕСКИЕ, СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ Специальность 07.00.15 История международных отношений и внешней политики АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва, 2008 1 Работа выполнена в Центре изучения стран Северной Африки и Африканского Рога Учреждения Российской академии наук Институте Африки РАН...»

«Колупаева Виктория Викторовна ИСТОРИЯ ОРГАНИЗАЦИИ И РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ НАЦИОНАЛЬНЫХ ПАРКОВ В США Специальность 07.00.03 - Всеобщая история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Курск 2013 2 Работа выполнена на кафедре всеобщей истории ФГБОУ ВПО Курский государственный университет Научный руководитель доктор исторических наук, профессор Алентьева Татьяна Викторовна Официальные оппоненты : Владимир Викторович Романов, доктор исторических...»

«Белоглазов Василий Сергеевич История города Бирска во второй половине XIX – конце XX в.: проблемы и тенденции развития малого города в условиях российской модернизации Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Екатеринбург 2013 Работа выполнена на кафедре Отечественной истории и документоведения социально-гуманитарного факультета Бирского филиала ФГБОУ ВПО Башкирский государственный...»

«МЕРЕНКОВА ОЛЬГА НИКОЛАЕВНА БАНГЛАДЕШЦЫ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ: СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ АДАПТАЦИЯ И ПОИСК ИДЕНТИЧНОСТИ Специальность – 07.00.07 – этнография, этнология, антропология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Санкт-Петербург 2013 Работа выполнена в Отделе этнографии Южной и Юго-Западной Азии Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) Российской Академии Наук Научный руководитель : доктор исторических наук старший...»

«Фоменкова Анна Владимировна СОБСТВЕННОСТЬ В ШВЕЦИИ В ХШ-ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIV ВЕКОВ (ПО МАТЕРИАЛАМ ГЁТСКИХ ОБЛАСТНЫХ ЗАКОНОВ) Специальность 07.00.03 - Всеобщая история Автореферат диссертации на...»

«ЧЕРНЕНКО Дмитрий Анатольевич СЕЛЬСКОЕ...»

«Семерикова Ольга Михайловна РЕАЛИЗАЦИЯ СТОЛЫПИНСКОЙ АГРАРНОЙ РЕФОРМЫ НА УРАЛЕ (ВЯТСКАЯ И ПЕРМСКАЯ ГУБЕРНИИ) В 1906 – 1917 ГГ. Специальность 07.00.02. – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Екатеринбург - 2013 1 Работа выполнена на кафедре истории России Института гуманитарных наук и искусств Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования Уральский...»

«ЯНКОВСКАЯ ГАЛИНА АЛЕКСАНДРОВНА СОЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА В ГОДЫ СТАЛИНИЗМА: институциональный и экономический аспекты Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Томск – 2008 Работа выполнена на кафедре новейшей истории России историкополитологического факультета ГОУ ВПО Пермский государственный университет Официальные оппоненты : доктор исторических наук, профессор, ведущий...»

«Малязев Виктор Евгеньевич Село Степановка в контексте политической и социально-экономической истории России Специальность 07.00.02 - Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Пенза - 2003 Работа выполнена в Пензенском государственном педагогическом университете имени В.Г. Белинского доктор исторических наук, профессор Научный руководитель : В. В. Ковдрашин доктор исторических наук, профессор Официальные...»

«Ерохин Виталий Викторович СТАНОВЛЕНИЕ ЦЕРКОВНЫХ ИНСТИТУТОВ В УССУРИЙСКОМ КРАЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ. Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва – 2012 Работа выполнена на кафедре Истории России и архивоведения НОУ ВПО Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет Научный руководитель : кандидат исторических наук Цыганков Дмитрий Андреевич Официальные оппоненты...»

«ПЕТРОВА Людмила Ивановна ГОРОДСКОЙ МУЗЕЙ И ВЛАСТЬ: 1880-е – 1930-е ГОДЫ (ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ МУЗЕЙ, МУЗЕЙ СТАРОГО ПЕТЕРБУРГА, МУЗЕЙ ГОРОДА) Специальность 07.00.02. — Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Санкт-Петербург — 2014 2 Работа выполнена на кафедре исторического регионоведения ФГБОУ ВПО Санкт-Петербургский государственный университет Научный руководитель...»

«АБРАМОВА Юлия Алексеевна МУЗЕЙНЫЕ КОЛЛЕКЦИИ ПО ИСТОРИИ ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ АЛТАЯ XVIII-XIX ВВ. КАК ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ НАУКИ И ТЕХНИКИ Специальность 07.00.10 – История наук и и техники Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Тираж 100 экз. Отпечатано в КЦ Позитив 634050 г. Томск, пр. Ленина 34а Томск - Работа выполнена на кафедре отечественной истории ГОУ ВПО Алтайский 11. Кривова Ю.А. Коллекции ХVIII – начала ХIХ века...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.