WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Концепция царской власти в буддийских канонических и постканонических источниках

ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКИ

На правах рукописи

Шамахмадов Сафарали Хайбуллоевич

Концепция царской власти в буддийских канонических и

постканонических источниках

Специальность 07.00.09

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени к.ист.н.

Санкт-Петербург - 2004 Российская Академия наук

Институт востоковедения Санкт-Петербургский филиал На правах рукописи Шомахмадов Сафарали Хайбуллоевич Концепция царской власти в буддийских канонических и постканонических источниках Специальность 07.00.09 - Историография, источниковедение и методы исторического исследования

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Санкт-Петербург

Работа выполнена в Санкт-Петербургском филиале Института востоковедения РАН.

Научный руководитель:

доктор философских наук Рудой Валерий Исаевич

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук Воробьева-Десятовская Маргарита Иосифовна, доктор исторических наук, профессор Мельниченко Борис Николаевич

Ведущая организация: Музей антропологии и этнографии им.

Петра Великого (Кунсткамера) РАН

Защита состоится «30» июня 2004 г. в 11 часов на заседании Диссертационного совета Д 002.041.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при СанктПетербургском филиале Института востоковедения РАН по адресу:

191186, Санкт-Петербург, Дворцовая наб., д. 18.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке СанктПетербургского филиала Института востоковедения РАН.

Автореферат разослан мая 2004 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета, кандидат исторических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена значительно возросшим в 90-х гг. XX в. научным интересом к социально-политическим учениям стран Востока и способам религиозно-идеологической детерминации этих учепий.

Как свидетельствует целый ряд работ, вышедших в свет за последнее десятилетие (например, монографии Махадео Сах Сваршсара «Архетипы власти в западно-европейской и восточной традициях» (1995) и И.А. Василенко «Политическая глобалистика» (2003)), ученые-политологи стремятся выявить базовые модели властных отношений, способы легитимации власти и представления о функциях политического лидера, характерные для традиционных культур Востока и Запада. Однако, применительно к буддизму это сопровождается целым рядом сложностей и принипиальных огрехов, поскольку вплоть до настоящего времени остается невыясненным релевантный круг источников, в которых запечатлелся процесс зарождения и концептуализации буддийских представлений о верховной (царской) власти, а между тем только анализ таких источников и открывает перспективу адекватной реконструкции развития буддийской социально-политической мысли в историко-культурном ареале ее возникновения - древней и раннесредневековой Индии.





Настоящее диссертационное исследование, посвященное анализу концепции царской власти в буддийских канонических и постканонических источниках, направлено на частичное восполнение этой лакуны.

Степень изученности темы. Основы изучения буддийских представлений о Вселенском правителе (чакравартине) на материале канонических источников были заложены в трудах Я. Пржылуски, Л. де ла Валле Пуссена, Т.В. РисДэвидса (который внес весьма значительный вклад в издание и перевод текстов буддийского капонического корпуса).

Самостоятельным предметом исследования буддийская концепция царской власти становится в трудах В. Смита, в частности, в его монографии «Ашока буддийский император Индии» (1901), а затем и в работе Паранавитаны «Два царских титула у древних сингальцев и происхождение правления в древней Индии» (1936).

Начиная с середины XX в., изучение буддийской концепции царской власти развивалось преимущественно на основе палийских источников, получивших распространение в странах Юго-Восточной Азии — Таиланде, Бирме, Кампучии, а также на Шри Ланке. Среди работ такого рода наиболее представителен труд Р. Хейне-Гелдерна «Концепции государства и царствования в Юго-Восточной Азии» (1956).

Определенный шаг в направлении историко-культурного обобщения потестарпой проблематики в буддизме был предпринят в статье Б.Г. Гокхале «Взгляд ранних буддистов на государство»

монографии Т. Линга «Будда. Буддийская (1976), где рассматривается учение о Вселенском правителе (нал. чаккаватти) в традиции школы тхеравада.

Особый интерес представляют в аспекте настоящего диссертационного исследования работы Э. Дени, в которых учение о Вселенском правителе рассматривается в контексте буддийской космологии на материале третьего раздела палийской версии канона - Абхидхамма-питаки (санскр. Абхидхармапитаки), трактата Локапаннятти (1977), а также монография супругов Ф. и М.

Рейнольде «Три мира короля Руана» (1982), большую часть которой составляет перевод на английский язык тайского космологического трактата Ли Тхаи (XIV в.).

В отечественной науке второй половины XX в. основоположником изучения буддийских представлений о царской власти выступил Г.М. Бонгард-Левин: в его статье «Калингская война и ее значение в истории правления Ашоки» (1958) были подвергнуты теоретическому осмыслению религиозно-идеологические пригадипы буддийской имперской государственности. В целом ряде последующих трудов, посвященных политической истории и культуре древней Индии, Г.М. Бонгард-Левин уделил значительное внимание рассмотрению социально-политического аспекта буддизма. Данное направление исследований нашло отражение и в работах его учеников - А.А. Вигасина, В.П. Андросова, В.Г. Лысенко, В.К. Шохина и других.





Определенный вклад в изучение процесса институционального оформления буддизма в качестве государственной идеологии внесла монография Е.С.

Семеки «История буддизма на Цейлоне» (1969).

Вопросы легитимации царской власти в тхеравадинской традиции рассматривались в монографиях В.И. Корнева «Тайский буддизм» (1973), «Буддизм и его роль в общественной жизни стран Азии» (1983), «Буддизм и общество в странах Южной и Юго-Восточной Азии» (1987) и фундаментальном труде Б.Н. Мельниченко «Буддизм и королевская власть» (1996).

Ценностно-нормативный аспект буддийских представлений о потестарных отношениях исследовался А.С. Агаджаняном в монографии «Буддийский путь в XX веке» (1993).

Значительный вклад в текстологическое изучение буддийского рукописного наследия, содержащего потестарную проблематику, внесли работы М.И.

Воробьевой-Десятовской.

Буддийская концепция царской власти в традиции постканонической Абхидхармы • контекстуально рассматривалась в работах В.И. Рудого и Е.П.

Островской (1994, 1995, 1998, 1999, 2000), посвященных исследованию санскритского оригинала наиболее представительного памятника этой традиции - трактата Абхидхармакоша («Энциклопедия Абхидхармы») Васубандху (IV - V вв.).

Переводы канонических текстов о Вселенском правителе начали выполняться отечественными востоковедами-буддологами сравнительно недавно: А.В. Парибком подготовлен перевод палийской Чаккаватти-сиханада сутты (1990), а М.Е. Кравцова осуществила переводы ряда китайских версий канонических сутр (2001).

Рассмотрению проблемы потестарных отношений в контексте исследования процессов институализации буддизма уделено значительное внимание в монографиях Е.А. Островской-младшей «Тибетский буддизм» (2002) и «Тибетобуддийский социально-политический проект: история и современость»

(2002).

Источникоеая база исследования древнеиндийской словесности ведийского периода - тематически релевантные тексты Ригведы и Атхарваведы, образцы литературы пуран, руководство для совершения ритуалов на больших алтарях - Шраутасутру Катьяяпы, литературу класса смрити («Законы Ману», Дхармашастра Нарады, Яджнавалкья-смрити, Вишну-смрити), трактат о науке управления — Артхаишстра Каутильи, релевантные разделы древнеиндийского эпоса «Махабхарата», буддийские канонические источники — сутры первого раздела канонического корпуса (Сутра-питаки), содержащие сюжеты о Вселенском правителе, и трактаты третьего раздела (Абхидхарма-питаки) в палийских версиях и китайских переводах, третий и шестой разделы трактата Васубандху «Эшщклопедия Абхидхармы» - Лока-нирдеша («Учение о мире») и Арьяпудгаламарга-нирдеша («Учение о пути Благородной личпости»). Общее количество источников, использованных в диссертационном иследовании, составляет 43 названия.

Цель исследования состоит в анализе этапов становления и содержательных аспектов буддийской концепции царской власти, отраженных в канонических и постканонических источниках. Данная цель конкретизирована в следующих задачах:

- выявить структуру и содержание потестарной проблематики в источниках, запечатлевших добуддийский этап развития социальнополитической мысли древней Индии;

- проанализировать типологические особенности легитимации царской власти в добуддийский период;

- эксплицировать структуру потестарной проблематики в сюжетных нарративах первого раздела буддийского канонического корпуса {Сутрапитаки);

- рассмотреть принципы первичной систематизации представлений о Вселенском правителе (чакравартине) в трактатах третьего раздела буддийского канонического корпуса (Абхидхарма-питаки);

- проанализировать учение о Вселенском правителе в трактате Васубандху «Энциклопедия Абхидхармы».

Объект исследования: буддийские канонические и постканонические произведения, содержащие потестарную проблематику, - представления о Вселенском правителе (чакравартине), то есть об идеальной царской власти.

Предмет исследования:

буддийских представлений о царской власти в древней и раннесредневековой Индии.

Методологическая база исследования. Диссертация базируется на аналитическом подходе к изучению буддийского письменного наследия, разработанном основоположниками Санкт-Петербургской буддологической школы - Ф.И. Щербатским и О.О. Розенбергом; согласно этому подходу, ключом к теоретической интерпретации явлений буддийской культуры выступает анализ логико-дискурсивных текстов - канонических и постканонических трактатов, созданных в Индии периода древности и раннего средневековья.

В исследовании использовались историко-генетический и сравгаггелыюисторический методы, направленные на рассмотрение процесса формирования буддийской концепции царской власти в контексте истории социальнополитической мысли древней и раннесредневековой Индии, и теоретические положения, разработанные Г.М. Боигардом-Левиным, О.Х. де Л. Виджесекерой, Г.Ф. Ильиным, Б.Н. Мельниченко, Э. Сенаром, Х.Х. Уилсоном, Г. Якоби.

В интерпретации буддийских письменных памятников логикодискурсивного содержания применялся разработанный В.И. Рудым структурногерменевтический метод, позволивший выявить роль функционально различных аспектов буддизма (религиозной доктрины, психотехнической практики, философского дискурса) в концептуализации представлений о царской власти.

' При анализе источников использовался также историко-антропологический метод определения религиозно-идеологической, космологической и ценностнонормативной компонент царских инаугурационных ритуалов и их культурной семантики и методика анализа ритуалов повышения статуса («ритуалов перехода»), разработанная Л. ван Геннапом и В. Тэрнером.

В диссертации учтены теоретические выводы и содержательные результаты исследований Я.В. Васидькова, А.А. Вигасина, Г. Вильсона, Э. Дени, Т.Я.

Елизаренковой, В.И. Кальянова, Г.И. Ларсона, С.Л. Невелевой, Е.П. Островской, Я. Пржылуски, Л. де ла Балле Пуссена, Т.В. Рис-Дэвидса, A.M. Самозванцева, Й.К. Хистермана, С.Д. Эльмановича, В.А. Якобсона и других.

Основная гипотеза исследования состоит в предположении о том, что буддийская концепция царской власти возникает на основе архаических представлений о соединении религиозных и властных функций в фигуре лидера социальной общности и, проходя в своем становлении этапы религиозноидеологического нарратива и первичной логико-дискурсивной систематизации, обретает свое завершенное оформление на уровне философской рефлексии о картине мира и роли политического лидера в распространении и воспроизводстве буддийской ценностно-нормативной регламентации человеческой деятельности. В своем социально-политическом аспекте эта концепция представляла собой южноазиатский вариант учения о харизматическом господстве и была ориентирована на опровержение права брахманского жречества на поставление и легитимацию государей.

Научная новизна исследования:

- выявлены религиозно-идеологические доминанты добуддийских представлений о царской власти, зафиксированные в памятниках ведийской и постведийской словесности: обоснование права жречества (брахманского сословия-варны) на поставлепие, легитимацию, обучение государей и на участие в принятии политических решений; жречество выступало совокупным субъектом, формирующим модель идеального правителя и образа правления;

- проанализированы типологические особенности легитимации царской власти в добуддийский период: легитимация осуществлялась как ритуальный инаугурационный комплекс (раджасуя), которому предшествовало ритуальное установление границ подмандатной территории, проводившееся в форме растянутого во времени странствия жертвенного коня и его вооруженного конвоя и завершавшееся жертвоприношением коня (ашвамедха); оба ритуала имели выраженный милитарный характер, сохраняя при этом отчетливые признаки обрядов перехода; власть трактовалась как особая субстанция, сохраняемая и передаваемая жречеством претенденту на царский трон;

важными элементами обоих ритуалов выступает символическое завоевание вселенной, а в раджасуе - окропление претендента священными водами, осуществляемое жрецом (обряд абхишека);

- выявлена структура буддийских представлений о власти в первом разделе канонического корпуса (Сутра-питаке): сюжетные нарративы о царской власти классифицированы по трем группам - в первую из них включены сутры, раскрывающие религиозно-идеологические воззрения о причинах утраты славы и величия государя; во вторую - сутры, повествующие о ложности любой человеческой деятельности, включая даже идеальное царское правление; в третью - сутры, представляющие собой классификации и номенклатуры признаков Вселенского правителя и атрибутов его власти, а также религиозных практик и факторов Просветления, которые ассоциируют чакравартина и Будду;

- рассмотрены принципы первичной систематизации буддийских представлений о Вселенском правителе в текстах третьего раздела канонического корпуса: типологии Вселенских правителей; выстраивание линий генеалогической преемственности статуса чакравартина, начиная от мифических персонажей сюжетных нарративов Сутра-питаки и заканчивая реальными историческими персоналиями; реинтерпретация ведийских персонажей (Васиштха - родоначальник клана чакравартинов); определение предметной области значений традиционной потестарной терминологии {кшатрий, раджа, Махасаммата);

- проанализированы буддийские представления о легитимации царя: акт инаугурации соответствует датам сакрального буддийского календаря;

распорядок подготовления к инаугурации соответствует требованиям Винаи буддийского дисциплинарного кодекса; присутствуют дериваты ведийской символическое завоевание вселенной);

- рассмотрена концепция царской власти в трактате «Энциклопедия Лбхидхармы» Васубандху: в ней синтезированы канонические представления о подобии чакравартина Будде и дана типология Вселенских правителей, построенная по признакам размера подмандатной территории и способа установления власти над ней, сформулированы критерии легитимного вступления претендента на вселенское господство в статус чакравартина и чакры (символа вселенской власти) как атрибута харизматического господства;

акцентирована мессионерская функция чакравартина как «исторического»

предшественника Будды; концепция чакравартина инкорпорирована в изложение космологического учения.

Теоретическая ценность и практическая значимость результатов исследования. Выявленные этапы становления и содержательные аспекты буддийской концепции царской власти в определенной степени восполняют пробелы в изучении истории социально-политической мысли Индии эпохи древности и раннего средневековья. Выводы, теоретические положения и содержательные разделы исследования могут быть использованы при составлении учебных пособий и лекционных курсов по историографии и источниковедению, истории древней и раннесредневековой Индии, а также стран распространения буддизма, по религиоведению, истории культуры.

Апробация результатов исследования.

исследования отражены в публикациях и в докладах на научных конферешщях:

«Путь Востока» (III-и IV Молодежные научные конференции по проблемам философии, религии, культуры Востока 2000 - 2001 гг., Санкт-петсрбург);

«Иерархия и власть в истории цивилизаций» (Вторая международная конференция 4 — 7 июля 2002 г., Санкт-Петербург). Основные положения диссертации представлены в научных докладах и сообщениях на заседаниях Годичной научной сессии СПбФ ИВ РАН (2000,2001,2002,2003,2004 гг.).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы, включающего в себя 167 названий.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность избранной темы, раскрывается степень ее изученности, определяются цель и задачи исследования, излагаются основные его тезисы.

В первой главе «Добуддийские представления о верховной власти в памятниках древнеиндийской словесности» рассматривается совокупность добуддийских источпиков, запечатлевших брахманистские представления о верховной власти; проводится тернарная классификация этих источников, позволяющая выявить архаический слой потестарных представлений, анализируются аспекты ритуальной легитимации верховного правителя и религиозно-правовое оформление функций царской власти.

Первый параграф - «Характеристика добуддийских источников, содержащих потестарную проблематику» посвящен анализу памятников словесности ведийской и постведийской традиции, запечатлевших добуддийские представления о верховной власти.

Отмечается, что архаический слой потестарных представлений, сложившихся в процессе становления индоарийской этно-культурной общности, нашел свое отображение в наиболее раннем памятнике древнеиндийской словесности - Ригведе: гимн «Посвящение на царство», гимны, адресованные Индре и Варуне, и в Атхарваведе: гимны «11а поставление царя», «На помазание на царство». Потестарная проблематика, отчетливо выявляющаяся в содержании этих гимнов, позволяет проследить динамику родо-племенных отношений и ранних этапов формирования института власти в Древней Индии.

Далее в параграфе обосновывается необходимость привлечения письменных источников значительно более позднего периода, относящихся к пуранической литературе, - в частности, первого раздела Вишну-пураны (I - II вв. н.э.), где запечатлелись существенные результаты развития ведийских представлений о верховной (царской) власти в русле ортодоксальной брахманистской традиции.

Подчеркивается, что анализ первого раздела Вишну-пураны дает возможность выявления той суммы социально-политических идей о генезисе царской власти и ее легитимности, которая сложилась в добуддийский период и продолжала определять дальнейшую религиозно-идеологическую направленность разработки потестарной проблематики в брахманизме - религиозноидеологическом направлении, противостоявшем буддизму. Рассмотрение этих идей открывает перспективу определения типологических схождений и различий в представлениях о царской власти, характерных для брахманизма и буддизма как двух наиболее влиятельных религиозно-идеологичесикх течений в древней и раннесредневековой Индии, противостоявших друг другу.

Первый раздел Вишну-пураны представляет собой мифологический нарратив, в силу чего потестарная проблематика оформляется в этом источнике как сюжетное повествование о мифических правителях. Тем не менее, в тексте пураны отчетливо фиксируются аспекты, указывающие на религиозноидеологическую концептуализацию царской власти: вопросы легитимности правителя, генезиса верховной власти, роли жречества в ее оформлении, перечень традиционных царских добродетелей и функции правителя.

В тексте первого раздела Вишну-пураны легитимность царя определяется факторами наследственной передачи властных полномочий, утвержденной жречеством: верховный правитель" предстает как законный властелин, происходящий от отца-чакравартина (Вселенского правителя) и обретающий власть по воле брахманов. Царская власть ассоциируется с обладанием сверхъестественными способностями, которые проявляются у государя лишь благодаря посвящению в царский сан, то есть через посредство акта легитимации, осуществленной жречеством. Сверхъестественные способности легитимного государя свидетельствуют о божественной природе царской власти. Благодаря следованию традиционным царским добродетелям (справедливость, доброта, храбрость, образованность) идеальный государь должным образом осуществляет свои функции справедливого судьи, просвещенного правителя, образцового воина.

Второй параграф — «Стратегии легитимации верховного правителя в ведийском ритуале раджасуя»

инаугурационного комплекса царского посвящения, что позволяет выявить архаический слой добуддийских представлений о содержательных аспектах легитимации царской власти. Данная проблема анализируется автором исследования на материале Шраутасутры Катьяяны (IV в. до н.э.) и второго раздела эпоса «Махабхарата» - «Сабхапарва, или Сказание о собрании».

Шраутасутра Катьяяны относится к категории инструктивных текстов, воспроизводивших порядок проведения торжественных ритуалов шраута, чем и обусловлено наименование таких текстов — «Шраутасутры». Отмечается, что Шраутасутра, приписываемая авторству Катьяяны, является наиболее значимым источником применительно к рассматриваемой проблеме, поскольку в этом памятнике зафиксированы «сценарии» инаугурационных ритуалов, характерных для ведийской эпохи.

В Шраутасутре Катьяяны, однако, опущены некоторые, важные для настоящего исследования элементы, которые обнаруживаются в соответствующем сюжете второго раздела «Махабхараты» - в «Сабхапарве».

Необходимостью вовлечения в анализ всей полноты сведений о ведийской ииаугурационной обрядности и продиктовано обращение к указанному эпическому источнику.

В данном подразделе диссертации подробно рассматривается структура инаугурационного комплекса раджасуя и с опорой па методику анализа «ритуалов перехода», разработанную антропологами Л. вал Генпапом и В.

Тэрнером, выявляется специфика обретения статуса верховного правителя, свойственная ведийской эпохе.

На основе проведенного анализа делается вывод о том, что лиминалыюй фазой, предопределяющей повышение статуса посвящаемого - обретение им верховных властных полномочий, в инаугурационном комплексе раджасуя является обряд абхишека. Этот обряд состоит в акте окропления претендента священными водами. Абхишеке, по-видимому, приписывалась ключевая роль в инаугурационном комплексе, поскольку этот обряд в трансформированном виде сохранил свою значимость и в концепции инаугурации буддийского Вселенского ггравителя, хотя буддизм полностью отвергал религиозноидеологический авторитет ведийской традиции.

Третий параграф - «Стратегии обретения верховной власти над территорией в ведийском ритуале ашвамедха» направлен на выявление добуддийских представлений о легитимном расширении грапиц государства включении в его состав новых территорий на основе установления с их правителями союзно-вассальных отношений. Эта проблема рассматривается на материале Шраутасутры Катьяяны и четырнадцатого раздела «Махабхараты» Ашвамедхикапарва, или Сказание о жертвоприношении коня».

В параграфе анализируется структура ритуала и подчеркивается, что его совершение предшествовало отправлению инаугурационного комплекса раджасуя, поскольку цель агивамедхи состояла в легитимации границ подмандатной государю территории. Дается вывод о милитарном характере такой легитимации: ключевым элементом ритуала в этом аспекте предстает странствие жертвенного коня и его вооружешюго конвоя, осуществляемое по траектории восток-юг-запад-севср. Данный маршрут символизировал космологическую полноту верховной власти над территорией.

Четвертый параграф — «Развитие представлений о верховном правителе в постведийской брахмапистской традиции» посвящен вопросам кодификации ведийских представлений о верховном правителе и власти в ортодоксальной брахманистской традиции на материале письменных памятников религиозно-юридического содержания: Ману-смрити («Законы Many»), Нарада-смрити (Дхармашастра Нарады), Яджнавалкъя-смрити, Артхагиастра Каутильи.

Дается характеристика этих источников и на основе их анализа делается вывод о том, что легитимным правителем в брахманистской традиции мог быть признан лишь представитель юпатрийского либо брахманского сословий (варп).

Рассматриваются также и содержательные аспекты подготовки правителя к отправлению царских полномочий. Кроме культивирования превосходных личных качеств и образованности, подразумевавшей, прежде всего, изучение Священного ведийского канона, науки управления (данданити), распорядка ритуальных практик, важная роль в подготовке правителя принадлежала задаче обуздания аффектов и обретения «полного самообладания» (характерного для йогинов - религиозных подвижников), что считалось залогом достижения совершенного господства над подданными.

В завершении параграфа подчеркивается, что брахманистские теоретики власти особое впимание уделяли вопросам формирования царского двора, участвующего в принятии государственных решений. Государственная структура определялась в брахманистских источниках как семичленная - она включала в себя царя, министра, народ, крепость, казну, войско и союзников (правителей союзно-вассальных территорий). Авторитет брахмана - домашнего жреца (пурохиты) в принятии государственных решений был весьма и весьма значителен, поскольку брахманская паука об управлении вменялась государю в обязанность.

Вторая глава «Потсстарная проблематика в первом разделе буддийского канонического корпуса» посвящена выявлению буддийской модели идеального царского правления на оспове анализа соответствующих текстов первого раздела канонического корпуса - Сутра-питаки (пал. Суттапитаки).

Первый параграф — «Общая характеристика и классификация источников. Сюжеты о причинах утраты славы и величия Вселенского правителя». В данном подразделе с целью выявления круга потестарной проблематики рассматривается структура Сутра-питаки («Собрание беседнаставлений») и характеризуются тексты, посвященные Вселенскому правителю. Отмечается, что буддийский канон, Трипитака («Три собрания») сохранился в полном объеме лишь в палийской версии (пал. Типитака), а санскритская версия канона дошла до настоящего времени лишь во фрагментах.

Однако именно санскритский оригинал Трипитаки был переведен на китайский язык полностью (кит. Саныран — «Три сокрвищпицы»), и помимо рассмотрения этих переводов невозможно составить адекватное представление о структуре буддийской потестарной проблематики в период становления канонической традиции.

Наблюдение над текстами Сутра-питаки, сюжеты которых повествуют о чакравартине — Вселенском правителе, дало основание классифицировать их по трем тематическим группам, внутренне объединешшм каким-либо одним концептуальным положением. Первая группа текстов несет в себе важнейшую для буддийской религиозной доктрины идею об абсолютно негативной роли аффектов как мотивов деятельности, служащих причиной страдания живых существ. В сюжетах текстов этой группы главенствует дидактический тезис:

малейшее аффективное побуждение может лишить Вселенского правителя славы и величия. Вторая группа текстов объединена идеей о принципиальном несовершенстве любой человеческой деятельности, в том числе и деятельности идеального государя, поскольку царское правление разворачивается в сансаре мире страдапия, и этот мир по определению не может быть совершенным. В третьей группе текстов фиксируются признаки и атрибуты праведного монарха - чакравартша.

Предложенная классификация канонических источников позволяет выявить фундаментальное основание буддийского учения о царской власти: указание на абсолютный приоритет религиозного водительства над светскими формами социально-политического мироустроения.

Далее в параграфе рассматривается один из наиболее представительных канонических сюжетов о чакравартине — повествование о царе Мандхатаре (этот персонаж еще именуется Мандхатри, а также Мурдхаджа, Мурдхагата — «Рожденный из головы»). Данный сюжет относится к первой из вышеназванных групп, но в то же время и объемно характеризует буддийский обряд посвящения идеального правителя, царские добродетели и атрибуты чакравартина.

Анализ вариантов сюжета о Мандхатаре позволяет выделить три инвариантных концептуальных аспекта в канонических буддийских представлениях о чакравартине. Во-первых, сверхъестественное рождение Мандхатара из головы отца свидетельствует о его богоподобии. Во-вторых, будучи ритуально легитимировашгым в царском сапе и управляя согласно Дхарме - принципам буддийского учения, этот государь обретает семь сокровищ: колесо-чакру, слона, коня, драгоценность, жену, казначея, министра/военачальника, которые атрибутируют статус Вселенского правителя.

В-третьих, богоподобный царь обладает магическими способностями вызывает дождь из драгоценностей.

Дидактический контрапункт сюжета - указание на недопустимость аффективно мотивированных властных амбиций государя. Мандхатар не искоренил в себе аффект гордыни и, взыскуя превзойти царя богов-небожителей Шакру и запять его место, лишился в конечном итоге своего статуса, славы и величия.

Второй параграф — «Сюжеты о принципиальном несовершенстве светской власти». Религиозно-идеологическим лейтмотивом группы текстов, исследуемых в данном параграфе, является тезис о неспособности царской • династии самостоятельно, без привлечения буддийских идеологов, сохранять благие традиции. В канонических повествованиях акцептируется идея сродства царского правления и религиозного подвижничества - оба эти вида деятельности основаны на принципиальном отказе от эгоистически мотивированного стремления.

В начале параграфа анализируется Махадэва-сутта - "Сутра [о царе по имени] Махадэва", в которой повествуется о попытке могущественного буддийского чакравартина основать благую традицию праведного правления царь может пребывать у кормила власти лишь до тех пор, покуда не истощилась его харизматическая лидерская мощь, а затем он должен, приняв монашеские обеты, передать властные полномочия наследнику (старшему сыну). Эта заложенная Махадэвой традиция существует, как подчеркивается в тексте, только благодаря сознательному желанию его преемников поддерживать ее и прекращается, когда один из потомков государя нарушил предписания.

Религиозно-идеологическое содержание памятника заключается в утверждении о неизбежности угасания любой, в том числе и царской, традиции, начало которой не восходит к Бхагавану Будде, ибо человеческая деятельность несовершенна.

Далее рассматривается Чаккаватти-сиханада сутта (санскр. Чакравартиышханада-сутра) - "Сутра о львином рыке чакравартина", где изложена история династии Вселенских правителей, начиная от царя Неми (Далханеми).

Все государи из этой династии обладали семью сокровищами Вселенского правителя, царствовали согласно Дхарме, и их власть простиралась над всеми четырьмя континентами, зафиксированными в буддийской космографии. В последовательности покорения четырех континентов государем Неми, чему предшествует акт окропления обретенного сокровища-чакры, обнаруживаются дериваты ведийского инаугурационного ритуала раджасуя. Эпизод окропления чакры отчетливо демонстрирует специфически буддийское переосмысление ведийской абхишеки — окроплению подвергается не посвящаемый царь, а чакра как символ вселенской власти.

Подчеркивается, что в анализируемом памятнике выявляется идея малой эсхатологии, характерная для буддийских представлений о циклических ритмах исторического времени, - периодической деградации социума по причине отклонения живых существ от благих путей деятельности преобладания совокупной дурной кармы. Но эта идея представлена в рассматриваемом памятнике не как закономерное явление (что характерно для постканонической интерпретации метаистории), а как "историческая вина" одного из потомков Неми, нарушавшего принципы буддийского правления: изъяны правления царя, отступившего от благой традиции, приводят ко всеобщей смуте и войне всех против всех.

В тексте сутры присутствует также и мессианская тема — сюжет о грядущем приходе в мир будды Майтрейи, благодаря чему и становится возможным постепенное возрождение человеческого социума. Эта тема подчеркивает прёимуществегагую роль религиозного водительства в социально-политическом мироустроении.

Важной особенностью этого канонического текста является включение в его состав наставления царственным особам (излагаемого учктелямп-шраманами).

Оно послужило началом определенного направления в буддийской литературе — дидактического жанра наставлений царям. В текстах этой категории проводится основной тезис, регламентирующий царское служение: праведный царь должен следовать Пратпимокше - буддийскому дисциплинарному кодексу и надзирать за его соблюдением всеми подданными.

Главная идея Чаккаваттпи-сиханада сушты состоит в указании на необходимость практического сохранения буддийской традиции царственными правителями, поскольку именно она только и является гарантией стабильности и процветания общества и государства.

Третий параграф — "Признаки, и атрибуты праведного государя — Вселенского правителя" посвящеп рассмотрению канонических текстов, в которых представлены классификации и номенклатуры: Лаккхана сутта (кит.

Сань ши эр сян цзин) - "Сутра о благих признаках", Махасудассана сутта — "Сутра [о царе по имени] Махасудассана", Ци бао цзин — "Сутра о семи драгоценностях".

В Лаккхапа сутте вводится представление о Махапуруше — Великой личности, наделенной славным предназначением, - если Махапуруша избирает мирской путь, то становится чакравартином, а если решается принять монашеские обеты, то реализует себя как будда - религиозный водитель живых существ. Таким образом, через посредство бинарной классификации (акт выбора жизненного пути) и дается в тексте определение чакравартина - это Великая личность, избравшая мирской способ осуществления своего славного предназначения (буддийский вариант харизматического лидерства). Далее в тексте Лаккхана сутты вводится номенклатура тридцати двух признаков Махапуруши, подтверждающих его славное предназначение (харизму).

При знакомстве с Махасудассана суттой обращает на себя внимание двухчастная структура повествования, имеющая особое значение: в сутре представлен весь жизненный путь Вселенского правителя как Махапуруши, Великой личности, в котором четко разделены этап мирского могущества и этап религиозного подвижничества.

В первой части говорится о добродетелях, богатстве и вселенском масштабе власти Махасудассапы — идеального монарха. В тексте присутствует характеристикой их социальных функицй. Чакра - это первое из сокровищ, символизирующее власть и справедливое правление. Благодаря появлению сокровища-чакры царь и обретает властные полномочия вселенского масштаба.

Два другие сокровища - слон и конь символизируют воинское величие чакравартина как лучшего представителя варпы кшатриев, непобедимого и доблестного в бою.

Сокровище-драгоценность представляет собой чудесный светоч, способный уничтожать тьму. Это сокровище обладает восемью гранями, что ассоциируется с идеей Восьмеричного Благородного Пути - практического осуществления высшей цели религиозной жизни, то есть уничтожения аффектов как тьмы невежества. Таким образом, сокровище-драгоценность символизирует буддийское учение как идеологию идеального правителя.

Сокровище-жена - символ мирского счастья, воплощение чувственного наслаждения, но в то же время и символ достойного продолжения царской династии. Сокровище-казначей, чей долг - заботиться о благосостоянии войска и страны, и сокровище-мипистр, искусный советник государя, соответственно символизируют хозяйственно-экономический и социально-административный аспекты власти царя.

Вторая часть текста посвящена изложению основных принципов духовного совершенствования, которым следует Махасудассана. В этой связи вводится номенклатура религиозных практик - четырех уровпей созерцапия и четырех этапов развития духовного прогресса, ведущего к обретению архатства - победы над аффектами, полностью освобождающей от круговорота рождений.

Описание религиозной практики, приводимое в тексте, свидетельствует, что речь идет именно о сугубо монашеской аскезе, направленной на вступление в нирвану. Таким образом, чакравартин предстает и как фигура, непосредственно связанная с монашеской религиозной дисциплиной высшего уровня обучением Дхарме".

Далее в параграфе рассматривается "Сутра о семи драгоценностях" (кит. Ци бао цзин), в которой определяются два необходимых условия обретения статуса чакравартина: принадлежность к воинскому сословию и получение посвящения на царство, а также приводится перечень семи сокровищ и номенклатура факторов Просветления.

Отмечается особенность интерпретации такого атрибута чакравартина, как сокровище-конь: в данном тексте говорится не об одном, а о четырех сокровищах-конях - зеленой, красной, желтой и белой масти. Семантика этих мастей кодирует собой части света, что указывает па космологическую полноту власти Вселенского правителя.

Включение в текст перечня семи факторов Просветления (bodhyanga) дает основание интерпретировать их как "семь сокровищ Будды", которые обретает "обучающийся Дхарме" и к которым устремлен чакравартин, желающий увенчать свой жизненный путь вступлением в нирвану.

Третья глава "Концептуализация буддийских представлений о Вселенском правителе в традиции каиопической и ностканонической Абхидхармы" посвящена анализу этапов становления буддийского учения о Вселенском правителе.

Первый параграф — "Раннебуддийские представления об инаугурации чакравартина: попытка реконструкции" совокупности идей о легитимации Вселенского правителя, оформившихся на стадии сложения первого раздела буддийского канона - Сутра-питаки.

Отмечается, что, согласно рассмотренным выше текстам сутр, посвящение на царство нового правителя происходило не позднее седьмого дня после официального сложения властных полномочий прежним государем. Церемония инаугурации совершалась в пятнадцатый день месяца по лунному каледдарю, именуемый упогиадха, когда в соответствии с буддийским дисциплинарным кодексом все члены общины (сангхи) соблюдали полный курс монашеских предписаний, то есть следовали регламенту полноправного монашества. Таким образом, синхронизация царской инаугурации с упйишдхой устанавливала семиотическую связь между монашеским статусом и саном монарха.

Необходимыми предписаниями для царя в дни упошадха являлись омовения головы и тела, что наряду с облачением в особые ритуальные одежды соотносится с типологически сходными этапами подготовки посвящаемого в сан верховного правителя в ведийском ипаугурационном ритуальном комплексе раджасуя.

Во время совершения буддийского царского инаугурационного обряда использовались сакрализованные предметы: драгоценности, бросаемые под йоги посвящаемого; трон; балдахин; ритуальный шарф, наложение которого на претендента знаменует собой обретение им нового статуса.

Необходимым условием легитимного вступления в статус чакравартина являлось совершение инаугурации в подобающем месте - царском дворце как средоточии государственных функций.

Ключевым элементом в буддийских представлешых об атрибутировании чакравартина выступала идея о самопроизвольном появлении чакры — драгоценного колеса, символизирующего вселенский масштаб власти. Это свидетельствует о принципиальном отказе от жреческой формы легитимации правителя, характерной для ведийской традиции. Буддийский чакравартин харизматический лидер, а не ставленник жреческого сословия, и сакральная природа этого лидерства обусловлена кармой государя, а не чьей-либо посторонней волей.

В канонических источниках фигурирует окропление чакры как символа власти, что обнаруживает трансформированную преемственность относительно ведийской абхишеки, центрального элемепта в комплексе раджасуя. В абхишеке окропляется претендент, и этот акт совершается жрецом, а в буддийской инаугурации окропляется чакра, и делает это претендент самолично, что подчеркивает социальную необусловленность его харизматического лидерства.

Таким путем демонстрируется соединение в фигуре буддийского правителя властной и религиозной функций, что характерно для глубокой архаики (вождьжрец). Эта семиотическая апелляция к архаике имела вполне отчетливый социально-политический смысл. Для буддийской традиции, отвергшей право брахманов на поставление правителей, такое соединение, осуществленное в день упошадха, указывало на харизму чакравартина как Великой личности (Махапуруши), способной в этой жизни вступить в нирвану.

Далее отмечается, что после окропления чакры посвящаемый предпринимал реально либо в символической форме, победоносное завоевание четырех сторон света. Маршрут этого похода (восток-юг-запад-север) в точности повторял траекторию продвижения жертвенного копя и его вооруженного конвоя в ведийском ритуальном комплексе ашвамедха. Но в - ведийской традиции ритуальная легитимация границ подмандатной государю территории предшествовала инаугурации правителя и имела выраженный милитарный характер, а в буддизме завоевание следовало за инаугурацией и несло в себе иную - религиозно-наставническую доминанту.

Второй параграф - "Первичная систематизация представлений о чакравартине в канонической Лбхидхарме" посвящен анализу развития учения о чакравартине в третьем разделе буддийского канонического корпуса в Абхидхарма-питаке. Данная проблема рассматривалась на основе французских переводов китайских версий трактатов Локапраджняпти и Каранапраджняпти (Louis de la Valle Poussin. Vasubandhu et Yacomitra.

Troisieme chapitre de rAbhidharmakoca. Avec une analyse de la Lokaprajfiapti et le la Karanaprajfiapti de Maudgalyayana. L. 1914-1918) и палийского текста Локапаннятти (Deni E. La Lokapannatti et les idees cosmologiques du bouddhisme ancien. Vol. I, Lille, Paris, 1977).

В подразделе проводится анализ абхидхармического сюжета о генезисе царской власти как таковой и отмечается, что в его основе лежит идея избрания царя. В этом сюжете вводятся специфически буддийские интерпретации социально-политической терминологии. Первый царь, Махасалшата ("Тот, относительно которого множество [людей] пришло к согласию, [чтобы он стал царем]") именуется кшатрий, потому что он избран человеческим сообществом с целью охраны полей (кшетра) от грабителей. Благодаря своим достоинствам, следованию принципам буддийского учения, нравственности и мудрости, этот кшатрий и получает дополнительное определение -раджа. Эти специфические для канонической Абхидхармы этимологии устанавливают собственно буддийскую семантику двух важнейших терминов в системе южноазиатских потестарных представлений. Установление предметной области значений терминов - характерная черта канонических абхидхармических текстов как наиболее ранних образцов буддийского теоретико-понятийного дискурса, В тексте Локапраджняпти, одной их глав авторитетного канонического трактата Праджняпти-шастры, называется собственное имя Махасамматы — Васиштха, и указывается, что он родился в кшатрийской семье. Это имя несет значимую идеологическую нагрузку: согласно ведийской мифологии, Васиштха - один из семи великих риши, сыновей легендарного законодателя Ману, то есть брахман. Приписывание Васиштхе кшатрийского происхождения указывает на стремление основоположников абхидхармической традиции к реинтерпретации ведийского наследия в соответствии с базовыми установками буддийского учения.

Номенклатура чакравартинов - потомков Васиштхи, вводимая далее в тексте трактата, представляет собой выстраивание генеалогической линии преемственности вселенской власти, включающей в себя таких персонажей канонических повествований, как Мандхатри, Махасударшана (чакравартин Махасудассана), Махадэва, Неми, и завершается упоминанием отца Будды Шакьямуни - Шуддходаны, самого Бхагавана и.его сына Рахулы. Таким образом, в тексте Локапраджняпти Бхагаван Будда предстает выходцем из клапа чакравартинов > берущего свое начало от первого избранного людьми царя-кшатрия, известного в ведийской традиции. Эта линия потомственной преемственности, выстроенная творцами канонической Лбхидхармы, была призвана служить опровержением брахманистских генеалогий, легитимировавших социальную гегемонию жречества.

Далее отмечается, что именно в трактатах канонической Лбхидхармы впервые была введена типология чакравартинов. В китайском переводе Локапраджняпти представлена типология чакравартинов, в которой прослеживается регрессивная направленность - от высшего типа правителя к низшему в зависимости от числа подвластных ему территорий. Признаком, определяющим число будущих владений Вселенского правителя, является та часть тела отца, где образуется опухоль (символизирующая беременность), из которой рождается будущий чакарвартин.

В палийском трактате Локапапнятти представлена содержательно иная тернарная типология чакравартинов, основанная на таком признаке, как способ обретения господства: Балачаккаватти (balacakkavatti); Пакатичаккаватти правитель, устанавливающий господство посредством обретения семи сокровищ. Пакатичаккаватти достигает универсального могущества «естествегшым путем», в силу причин и условий. Махачаккаватти обретает мировое господство благодаря добродетелям в прошлых жизнях.

В Локапаннятти как пример первого типа установления вселенского господства приводится сюжет о воцарении Махасудассаны, а история царя Мапдхаты (Мандхатри) представлепа в качестве иллюстрации третьего типа обретения статуса чакравартина. Оба эти сюжета в совокупности аккумулируют всю полноту буддийских воззрений на природу царской власти.

Махасудассана - пример благого царя, неуклонно следующего Дхарме.

Своего могущества он достигает путем обретения семи сокровищ чакравартина. Исполнив необходимые предписания, Махасудассана узревает сокровище-чакру, появившуюся с западной стороны небосклона (в отличие от восточного вектора, упоминающегося в текстах сутр). Затем он получает остальные шесть сокровищ. В тексте Локапраджняпти акцентируется, что благодаря религиозпым заслугам в прошлых рождениях этот государь и наделяется атрибутами чакравартина, то есть обретает харизму Вселенского правителя.

При описании покорепия Махасудассаной четырех сторон света в Локапаннятти от имени этого Вселенского правителя даются десять наставлений вассальным союзникам, отсутствующее в китайской версии трактата Локапраджняпти. Это — необходимость следования усердию Просветленных; неотступное помышление о благом и осуществление благих помыслов; практика нравственного поведения; помятование о том, что все рожденное - смертно; воздержание от отнятия чужой жизни; воздержание от присвоения того, что не было дало добровольно; воздержание от потворства аффектам и - как следствие - от дурных путей деятельности; воздержание от лжи; отказ от употребления опьяняющих веществ; строгое следование принятой мере налогооблажения в пользу государя (десятая часть дохода домохозяина) и воздержание от расточительного использования полученного.

Далее отмечается, что трактат содержит фрагмент, повествующий о распределении некоторых функций среди вассальных правителей, а также начальников различных административно-территориальных уровней (районов и округов). По-видимому, содержание этого фрагмента могло отображать определенные аспекты государственного управления, синхронного периоду сложения трактатов канонической Лбхидхармы.

Касательно повествования о махачакравартине Мандхате подчеркивается его слабое отличие в абхидхармической интерпретации от сюжетной линии, закрепленной в текстах первого раздела буддийского канона. Оба персонажа, Махасудассана и Мандхата, занимают определенное место в цикле легенд об императоре Ашоке Маурье, выступая прообразами великого буддийского правителя.

Третий параграф - «Канонические сюжеты об Ашоке-чакравартипе и их интерпретация с позиций Абхидхармы». В данном разделе выявляется характерная для буддийской традиции тенденция выстраивания линий преемственности, увязывающих в непрерывную последовательность персонажей канонических повествований и реальных исторических персоналий.

Отмечается, что эта тенденция демонстрировала непрерывность проповеди буддийского учения, его древность и, в частности, его авторитет в сфере государственного строительства. Данный вопрос рассматривается на материале двух сюжетов о царствовании Ашоки, инкорпорированных в изложение буддийской космологии в трактате Локапаннятти.

Первый из них повествует о предсказании Будды, что мальчик Пиядасси (санскр. Приядаршин - букв. «Приятный взгляду», или, если пользоваться интерпретацией Я.В. Василькова, «Миловзора», один из эпитетов-поименований Ашоки), преподнесший в дар Бхагавану пыль со своих рук за неимением чеголибо иного, сделается в будущем рождении чакравартином Ашокой, и это произойдет спустя 218 лет после Паринирваны (ухода Шакьямуни). В анализе данного сюжета «дар пыли» интерпретируется как семиотический аналог элемента ведийской ашвамедхи - ритуального предложения царемжертвователем завоеванных им территорий в дар брахману.

Второй сюжет также строится вокруг мотива пророчества: буддийский монах-провидец открывает правителю Аджаташатру, что тот обретет новое рождение в качестве собственного потомка по имени Ашока и сделается могущественным чакравартином. Это пророчество, начертанное киноварью на золотых табличках, прочел государь Ашока, и оно послужило основанием легитимации правителя в статусе чакравартина, повелителя континента Джамбудвипа.

Данные сюжеты, будучи композиционными элементами абхидхармистского текста, представляют собой религиозно-идеологическую рефлексию об известном историческом факте - объявлении императора Ашоки Маурьи (272 гг. до н.э.) себя чакравартином. Это указывает на определенный этап в историко-культурной динамике концептуализации буддийских представлсшш о царской власти - осмыслении процессов институционального оформления буддизма в качестве государственной идеологии империи Ашоки.

Четвертый параграф - «Учение о чакравартине в трактате Васубандху «Энциклопедия Абхидхармы»» посвящен рассмотрению постканонического этапа развития буддийского учения о Вселенском правителе. В начале параграфа дается общая характеристика «Энциклопедии Абхидхармы»

Васубандху (IV - V вв. н.э.) как фундаментального памятника буддийской философской мысли, подводящего итог предшествующего развития всей совокупности идей, изложенных в третьем разделе канонического корпуса - как в санскритской, так и в палийской его версиях. Далее рассматривается буддийская концепция царской власти, представленная Васубандху в третьем разделе трактата - Лока-нирдеша («Учение о мире»).

Отмечается, что концепция чакравартина инкорпорирована в изложение метаисторической проблематики - характеристику темпоральных космических циклов. Время прихода в мир Вселенского правителя отодвинуто в прошлое и предшествует появлению будды: чакравартин создает свою империю ради наставления людей на благие пути деятельности. Правление чакравартина — это период процветания человечества, когда люди не испытывают настоятельной потребности именно в религиозном водительстве, ибо бремя страдания еще не слишком отягощает их. Таким образом, идея благого Вселенского правления ассоциируется в трактате Васубандху не с событиями реальной истории, а с представлением об идеологических доминантах, определяющих метаисторическую периодизацию космических темпоральных циклов.

Определенное внимание уделяется в параграфе сопоставлению истолкования термина «чакравартин» у Васубандху и интерпретаций семантики этого термина в трудах ученых-буддологов - О.Х. де Л. Виджесскера, X. Керна, Лассена, Т.В.

Рис-Дэвидса, Э. Сенара, Х.Х. Уилсона, Г. Якоби. На основании этого делается вывод о правомерности двух значений термина: классического общеиндийского - «[Царь], вращающий колесо», и специфичного для постканонической абхидхармистской традиции - «правитель, обладающий чакравалой», то есть всем миром.

Далее раскрывается буддийская реиитерпретация царских милитарных атрибутов, характерных для культуры древней Индии. Основываясь на анализе гимнов Ригведы (РВ, 1.164.11; РВ, IV.42.5; PB, V.29.10; PB, VI.18.10) и текста первой части Вишну-пураны, а также на образцах графики и пластического искусства, изображающих чакру как боевой диск, автор исследования делает вывод о том, что ваджра (боевая дубина Индры) и чакра символизируют сакральную природу царей как представителей воинского сословия.

Буддийский чакравартин выступает не убийцей врагов, а наставником живых существ на десять благих путей деятельности. Соответственно этому ваджра как архаический символ победоносного кровопролитного сражения претерпевает в буддийских представлениях качественную трансформацию:

боевая дубина Индры преобразуется в меч, который одним своим видом помогает чакравартину побеждать любых врагов без кровопролития и силой слова проникать в сердца невежественных. Ваджра-меч символизирует собой справедливость, сострадание и просветление.

Религиозно-идеологической реинтерпретации подвергается в буддийских представлениях и чакра, преобразуясь из милитарного атрибута в символ космологической полноты власти чакравартина над территорией - чакравалой, то есть всем миром, а самопроизвольное появление чакры на небосклоне нуждающуюся в жреческой легитимации.

В концепции Вселенского правителя Васубандху придерживается каношгееских представлений о подобии чакравартина Будде. И тот, и другой наделены признаками Великой личности, но Будда выше чакравартина, ибо он поворачивает Колесо Учения. Отмечается, что сокровищем-чакрой Будды выступает Благородный восьмеричный путь, именуемый Колесом Дхармы (дхармачакра), о чем говорится в шестом разделе «Энциклопедии Абхидхармы»

- Арьяпудгаламарга («Учение о Пути Благородной личности»).

синтезирующую канонические идеи. Вселенский правитель может иметь различные степени могущества, которым соответствуют золотая, серебряная, бронзовая или железная чакры, соответственно ассоциирующиеся с властью над четырьмя, тремя, двумя либо только одним континентами.

В параграфе рассматриваются шесть критериев вступления претендента на вселенское господство в статус чакравартина. Подчеркивается, что эти критерии были суммированы Васубандху по текстам буддийского канонического корпуса. Так, претендентом на статус чакравартина может быть только законный государь, кшатрий из клана Вселенских правителей.

Подобающее для обретения чакры время - пятнадцатый день лунного месяца, упошадха. Царь - претендент на статус чакравартина должен соблюдать Винаю - буддийский дисциплинарный кодекс. Единственным подобающим местом для обретения чакры является царский дворец - пребывая в своей резиденции, претендент тем самым уподоблялся богу Шакре (буддийскому аналогу Индры), чей дворец располагался в центре мира, на вершине горы Меру. Необходимо присутствие экспертов при акте обретения чакры - достойных министров государя, то есть тех, кому предстоит сделаться "штабом" нового Вселенского правителя - буддийского харизматического лидера. Л сама чакра должна удовлетворять шести признакам визуально-знакового соответствия.

Васубандху указывает именно те признаки чакры, которые зафиксированы в текстах Сутра-питаки: она имеет вид колеса с тысячью спиц-лучей, со ступицей и ободом; при виде чакры наблюдатели убеждаются в ее совершентсве ва всех отношениях;- лицезрение чакры доставляет эстетическое наслаждение, выражаемое эпитетом "прекрасная"; чакра - нерукотворный объект; в восприятии наблюдателей она ассоциируется с божественными местопребываниями ("божественная"); чакра должна быть полностью золотая, если Вселенскому правителю предстоит властвовать над четырьмя континентами. Таким образом, чакра должна со всей очевидностью атрибутировать харизматическую природу господства чакравартина.

Далее в параграфе рассматривается приводимое Васубандху положение об исключении одновременного появления двух чакравартинов и анализируются способы обретения вселенского господства. Власть чакравартина, обладающего золотой чакрой, устанавливается над четырьмя континентами благодаря тому, что малые государи инициативно выражают готовность принять его господство над их землями. Серебряный чакравартин обретает власть над тремя континентами, самолично приходя в те земли, которые желает присоединить к своему царству, и их правители скромно покоряются ему.

Обладатель бронзовой чакры заявляется к малым правителям двух континентов и устраивает показательные сражения, подобные спортивным состязаниям с предрешенным победным исходом. И только железный чакравартин, устанавливая свое господство над одним континентом, бряцает оружием, угрожая применением превосходящей военной силы.

Установление господства любого из четырех чакравартинов приобретает значение миссионерской акции, поскольку на завоеванных территориях Вселенский правитель наставляет живые существа на десять благих путей деятельности - десять типов нравственного поведения, предполагающих сознательный отказ от дурных намерений, словесных и физических действий.

Васубандху не вводит в свою концепцию такие аспекты канонических представлений о Вселенском правителе, как религиозная практика чакравартина, направленная на достижение архатства, и линия генеалогической преемственности статуса. Он лишь подчеркивает, что чакравартин всегда рождается в славном клане Шакьев, из которого произошел Будда Шакьямуни.

Таким образом, в постканонической традиции легендарная страна Шакьев (предположительно - крохотная территория на границе Индии и Непала) определяется как идеологическая сердцевина ойкумены, откуда усилиями царямиссионера прокладываются пути распространения буддийских представлений о достойном социально-политическом мироустроении и нравственном образе жизни человеческого сообщества.

В завершающей части параграфа сопоставляются две модели идеального царского правления - буддийская и брахманистская, выделяются черты сходства и различия между ними.

В Заключении суммируются результаты исследования и выводы о процессе становления буддийской концепции царской власти на фоне наследия ведийской традиции и в историко-культурной динамике, запечатленной в канонических и постканонических источниках.

Основные положения диссертационной работы отражены в публикациях'.

Шомахмадов С.Х. Нитирен и его теократическая доктрина в контексте буддийского учения о царской власти // Путь Востока. III Молодежная конференция по проблемам философии, религии, культуры Востока. Доклады. СПб., 2000, с. 15 - 23.

2. Шомахмадов С.Х. Семь сокровищ Вселенского правителя в традиции тайской тхеравады // Путь Востока. IV Молодежная конференция по проблемам философии, религии, культуры Востока. Доклады. СПб., 2001, с. 53 Shomakhmadov S. Buddhist Concept of Royal Power // Вторая международная конференция «Иерархия и власть в истории цивилизаций»

(Санкт-Петербург, 4-7 июля 2002 г.). Тезисы докладов / Second International Conference "Hierarchy and Power in the History of Civilizations" (St. Petersburg, July 4-7, 2002). Abstracts. Moscow, 2002. P. 70 - 71.



Похожие работы:

«БУЛЯКОВ Ильнур Ильдусович ЗОЛОТООРДЫНСКИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ТРАДИЦИИ В УПРАВЛЕНИИ УФИМСКИМ УЕЗДОМ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XVI — ПЕРВАЯ ТРЕТЬ XVIII в.) Специальность 07.00.02 — Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Оренбург 2011 2 Работа выполнена на кафедре историографии и источниковедения ФГБОУ ВПО Башкирский государственный университет Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Азнабаев Булат Ахмерович...»

«ПИЛЮГИНА Елена Владимировна Религия, искусство, политика в философской антропологии В.В. Розанова Специальность 09.00.03- история философии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва- 2003 Диссертация выполнена на общеуниверситетской кафедре философии Курского государственного университета Научные руководители: доктор философских наук, профессор КОЛЯДКО Виталий Иванович; кандидат философских наук, доцент СЕРЯКОВА Татьяна Николаевна...»

«Серых Данила Витальевич ВСЕРОССИЙСКИЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ СЪЕЗДЫ КАК ФОРМА ОРГАНИЗАЦИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ во второй половине XIX – начале XX вв. Специальность – 07.00.06 – археология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ижевск 2006 Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Самарский государственный университет Научный руководитель – кандидат исторических наук,...»

«ЗАХАРОВ АЛЕКСЕЙ ЛЕОНИДОВИЧ МЕЖОТРАСЛЕВЫЕ ПРИНЦИПЫ ПРАВА Специальность 12.00.01 - теория и история права и государства; история правовых учений АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Казань 2003 Диссертация выполнена в Институте права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Самарская государственная экономическая академия Научный руководитель : доктор юридических наук, профессор Ведяхин...»

«КУНЕВ АНДРЕЙ НИКОЛАЕВИЧ ЗАКОННОСТЬ И ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА (ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ) Специальность 12.00.01- теория и история права и государства, история учений о праве и государстве АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва – 2011 Диссертационная работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права Автономной некоммерческой организации высшего профессионального...»

«ГАЙДУКОВ Алексей Викторович ИДЕОЛОГИЯ И ПРАКТИКА СЛАВЯНСКОГО НЕОЯЗЫЧЕСТВА Специальность 09.00.06 - философия религии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Санкт-Петербург 2000 Диссертация выполнена на кафедре религиоведения Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена Научный руководитель - доктор философских наук, профессор Гордиенко НС Официальные оппоненты - доктор философских наук, профессор...»

«Сихаджок Зарема Рамазановна ПРАВОВОЙ СТАТУС КАВКАЗСКОГО НАМЕСТНИКА В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (1845-1915 гг.) 12.00.01- теория и история права и государства; история учений о праве и государстве АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Краснодар - 2011 Работа выполнена на кафедре истории и государственного права НОУ ВПО Северо-Кавказский социальный институт Научный руководитель : Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук,...»

«Буянова Наталья Владимировна ДИНАМИКА ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА В СОВРЕМЕННЫХ ДЕМОКРАТИЯХ (ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) Специальность 23.00.02 – политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Казань 2007 3 Диссертация выполнена на кафедре политологии факультета международных отношений и политологии Казанского государственного...»

«ПУПЫШЕВА Наталья Валентиновна СИСТЕМА ВЕЛИКИХ ЭЛЕМЕНТОВ В БУДДИЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ Специальность 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Кемерово 2008 1 Работа выполнена в отделе философии, культурологи и религиоведения Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН Научный руководитель : доктор культурологии, профессор Лепехов Сергей Юрьевич Официальные оппоненты : доктор философских наук Рудой...»

«САВЧЕНКО АНДРЕЙ АНДРЕЕВИЧ ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В РОССИЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕ (ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТЫ) Специальность 12.00.01 — теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук КРАСНОДАР 2009 2 Диссертация выполнена на кафедре теории и истории государства и права Краснодарского университета МВД России заслуженный деятель науки РФ,...»

«Молчанова Ална Игоревна МЕНТАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО АЛТАЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ: СПЕЦИФИЧЕСКИЕ ЧЕРТЫ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ Специальность 24.00.01 – теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Барнаул – 2010 Работа выполнена на кафедре общей и прикладной психологии ГОУ ВПО Алтайский государственный университет доктор философских наук, профессор Научный руководитель : Семилет Тамара Алексеевна доктор философских наук, профессор...»

«НЕВЗОРОВ Денис Алексеевич ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЕМ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В СССР В 1964-1991 гг. Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва – 2012 2    Работа выполнена на кафедре политической истории факультета государственного управления Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова Научный...»

«ШЛЯХТА Дмитрий Александрович ИНДИВИДУАЛЬНО-ТИПИЧЕСКИЕ ОСОБЕНОСТИ АКТИВНОСТИ ЛИЧНОСТИ В КОММУНИКАТИВНОЙ, ВОЛЕВОЙ И ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ СФЕРАХ Специальность 19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук МОСКВА – 2008 Работа выполнена на кафедре социальной и дифференциальной психологии филологического факультета Российского университета дружбы народов Научный руководитель :...»

«ПУЧКОВ ПАВЕЛ АНДРЕЕВИЧ Социально-политические и исторические взгляды Джонатана Свифта АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Специальность 07.00.03 – Всеобщая история Москва 2011 2 Работа выполнена в Московском государственном областном университете на кафедре новой, новейшей истории и методологии доктор исторических наук, профессор Научный руководитель : Смоленский Николай Иванович Официальные оппоненты : доктор исторических наук,...»

«Микрюкова Мария Александровна ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В УДМУРТИИ В КОНЦЕ 1950-Х – СЕРЕДИНЕ 1960-Х ГГ. Специальность 07.00.02.– отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ижевск – 2008 Диссертация выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Удмуртский государственный университет Научный руководитель – доктор исторических наук, профессор Тронин Аркадий...»

«ГУКАСОВ АРСЕН ВЯЧЕСЛАВОВИЧ СОВРЕМЕННАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА США В РЕГИОНЕ ПЕРСИДСКОГО ЗАЛИВА Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Пятигорск – 2013 Работа выполнена на кафедре международных отношений, мировой экономики и международного права ФГБОУ ВПО Пятигорский государственный лингвистический университет Научный руководитель :...»

«МИРГОРОД Светлана Александровна ФОРМИРОВАНИЕ У СТУДЕНТОВ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО КОЛЛЕДЖА КУЛЬТУРЫ ПСИХИЧЕСКОЙ САМОРЕГУЛЯЦИИ 13.00.01 - общая педагогика, история педагогики и образования Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Казань - 2003 Работа выполнена в лаборатории психологии Института среднего профессионального образования Российской академии образования. Научные руководители: член-корреспондент РАО, доктор педагогических...»

«Балымова Инна Владимировна САМОДЕТЕРМИНАЦИЯ СТАНОВЛЕНИЯ СУБЪЕКТА НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ВУЗОВСКОМ ОБУЧЕНИИ Специальность 19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук Казань – 2008 Работа выполнена на кафедре психологии личности факультета психологии государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Казанский...»

«АРХАНГЕЛЬСКАЯ ВИКТОРИЯ ДМИТРИЕВНА МУЗЫКАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЛЕОНИДА ВЛАДИМИРОВИЧА НИКОЛАЕВА (1878 – 1942) Специальность 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Казань – 2012 1 Работа выполнена в ФГОУ ВПО Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта доктор педагогических наук, профессор Научный руководитель - Гребенюк Татьяна Борисовна...»

«Гарев Владимир Анатольевич Информационная борьба с международным терроризмом: теоретические и практические аспекты Автореферат на соискание учёной степени кандидата политических наук Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений и глобального развития Москва 2007 2 Работа выполнена в Центре цивилизационных и региональных исследований Института Африки Российской академии наук Научный руководитель доктор исторических наук И.В. Следзевский Официальные...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.