WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 |

Естественно-позитивноеправо (проблемы теории и практики)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

УДК 34.01

Шафиров Владимир Моисеевич

ЕСТЕСТВЕННО-ПОЗИТИВНОЕПРАВО

(ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ)

Специальность: 12.00.01 - теория и история права и государства,

стория учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук

Нижний Новгород - 2005

Работа выполнена на кафедре теории государства и права Юридического института Красноярского государственного университета.

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Бабаев Владимир Константинович;

доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Матузов Николай Игнатьевич;

доктор юридических наук, профессор Сапун Валентин Андреевич

Ведущая организация: Уральская государственная юридическая академия

Защита состоится 21 декабря 2005 года в 9 часов на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: г. Н. Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

Автореферат разослан « » ноября 2005 года.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат юридических наук, доцент Миловидова М.А.

f/jjjJjf

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБО1Ы

Актуальность темы диссертационного исследования. Главной задачей проводимых политико-юридических, социально-экономических преобразований является развитие России как правового демократического и социального государства. В таком государстве должен быть притягательный для граждан образ права. И это закономерно. Только ощущая себя в полном смысле слова свободной, правовой (праводееспособной) личностью, гражданин и сможет стать непосредственным и активным строителем соответствующего международным правовым стандартам государства.

Вместе с тем, тот идеал права, который закреплен в Конституции РФ, новом законодательстве (ГК РФ, СК РФ, ТК РФ, ГПК РФ и др.), не получил еще необходимого целостного осмысления в теории и воплощения на практике. Не случайно, даже при провозглашении человека, его прав и свобод высшей ценностью все еще остается востребованным образ строгого чисто внешнего, обязательно-принудительного права, а полезность правомерного поведения нередко связывается лишь с законопослушанием, независимо от того, осуществляются права или обязанности личности. Все это свидетельствует о сохранении традиций государствоцентристского подхода к праву в отечественной юридической науке и практике.





Однако подобное представление не только не вписывается в современную конституционную модель правопонимания, но и не соответствует истинной природе, сущности и назначению права вообще. Сегодня как никогда требуется такое видение права, для которого мерой всех вещей действительно выступает благополучие социально-правовой жизни каждого конкретного гражданина.

Речь идет не просто об учете, уважении интересов личности, а о человеческом измерении права. А это уже совершенно другой подход, выражающий принципиально иной взгляд на право. Он зиждется не на противопоставлении различных концепций права, а на их интеграции. Единство и взаимодействие всех положительных сторон разных теорий (и особенно естественно-правовой и юридического позитивизма) на основе человеческого измерения позволяет обосновывать новое качественное явление - естественно-позитивное право или позитивное право в человеческом измерении.

Идея и концепция естественно-позитивного права, снимая ограниченность (каждой в отдельности) различных школ правопонимания, позволяет сменить приоритеты в раскрытии интересующего нас феномена. Это потребует качественной переработки целого ряда теоретических положений: правогенеза, сущности, содержания и формы права. Внести серьезные коррективы нужно в вопросы соотношения права и морали, обеспечения права. Здесь обозначены лишь ключевые теоретические положения, нуждающиеся в переосмыслении под углом зрения естественно-позитивного права. В то же время в ходе исследования неизбежно потребовалось выявить и осветить и иные проблемы, вытекающие из них (ключевых) либо связанные с ними. Таким образом, тема человека, его прав и свобод в различных своих проявлениях стала лейтмотивом всей работы. Ведь именно человек, его права и свободы «определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления» (ст. 18 Конституции РФ).

Степень научной разработанности темы. Естественно-позитивное право или позитивное право в человеческом измерении как тема исследования по существу не разрабатывалась в отечественной юридической науке. Да это не могло быть иначе по принципиальным соображениям. Длительное время естественное и позитивное право рассматривались (а нередко рассматриваются и сейчас) в качестве двух прямо противоположных, конкурирующих научных традиций в правопонимании. Лишь только после того, как начала формироваться концепция многоаспектного видения права и, что особенно важно, стали высказываться мысли о возможности интеграции различных школ права, появились методологические и теоретические предпосылки для обоснования идеи и концепции естественно-позитивного права.





Среди других разработок, имеющих исходное значение для раскрываемой проблемы, следует назвать положения о правах и свободах личности, персоноцентристском подходе к государственно-правовым явлениям, о свободе и справедливости в праве, о праве человека, дозволительном правовом регулировании, нравственном основании права, механизме обеспечения прав и свобод, правовой активности граждан. Перечисленное, несомненно, относится к достижениям, в первую очередь, отечественной юридической науки.

Вместе с тем, проблема общеправового, философско-правового и методологического уровня изложения теории естественно-позитивного права в отечественной юридической науке не ставилась. Такое исследование впервые предпринято в настоящей работе.

Объектом исследования выступает естественно-позитивное право как целое, комплексное явление современной российской социально-правовой действительности.

Предмет исследования - общие закономерности возникновения, существования и развития естественно-позитивного права, его сущность, содержание, форма, соотношение с моралью, средства обеспечения (самообеспечения).

Цель исследования - теоретически обосновать, что предназначение, миссия, ценностный и гуманистический потенциал права наилучшим образом проявляется в единстве и взаимодействии естественных и позитивных сторон (качеств) права. Знание, понимание и убеждение в этом позволят обеспечить реализацию положения о высшей ценности человека, его прав и свобод, повысить эффективность и конкурентоспособность правового регулирования, поднять престиж права и уважение к нему в обществе.

Задачи исследования. Для достижения указанной цели выдвигается главная задача - формирование концепции естественно-позитивного права, а для ее решения ряд конкретных задач, а именно:

- проанализировать правовые традиции российской государственности;

- провести сравнительное исследование двух контрастирующих подходов к понятию права: государствоцентристского и человекоцентристского;

- исследовать возникновение и эволюцию естественно-позитивного права;

- раскрыть сущность естественно-позитивного права;

- дать анализ содержания естественно-позитивного права как выражения свободы (прав и свобод) и справедливости (условий равенства и неравенства);

- выделить и охарактеризовать внутреннюю форму естественнопозитивного права, построить и описать понятийный структурный ряд управомочивающих нормативно-регулятивных средств;

- с позиций человеческого измерения раскрыть понятие и механизм обеспечения естественно-позитивного права;

- исследовать правообеспечительную (организующую) деятельность органов публичной власти, а также физических и юридических лиц;

- дать анализ правового образования как средства обеспечения естественнопозитивного права, сформулировать концепцшо гражданского правового образования;

- осветить роль правовой активности в правоприменении, непосредственной реализации и самообеспечении прав и свобод;

- теоретически обосновать новый (соответствующий идее человеческого измерения) образ права;

- под углом зрения человеческого измерения права провести анализ нормативно-правовых актов, правообеспечительной деятельности публичных органов власти, работы по гражданскому правовому обучению и воспитанию и на его основе внести предложения по их совершенствованию.

Методологическая основа диссертационного исследования. В процессе исследования автор использовал общенаучные методы познания: анализ, синтез, сравнение, аналогию, дедукцию, индукцию, абстракцию. Применялись такие методы, как: структурно-функциональный, аксиологический, прогностический, сравнительно-правовой, формально-юридический, историко-правовой.

Кроме того, преимущество отдавалось тем методологическим подходам, которые выступают за интеграцию различных школ правопонимания.

Теоретическую базу составили труды отечественных и зарубежных ученых по вопросам разрабатываемой проблемы. Универсальный характер многих вопросов предопределил обращение к источникам различных отраслей знаний - от юридических до философских, психологических, социологических, педагогических, исторических, политологических и др.

Значительный вклад в уяснение проблем избранной темы внесли работы таких специалистов по общей теории права, как: С.С. Алексеев, СИ. Архипов, В.К. Бабаев, МИ. Байтин, В.М. Баранов, П.П. Баранов, Н.В. Витрук, Н.Н. Вопленко, И.Г. Гойман, С.А. Голунский, В.М. Горшенев, В.Г. Графский, Ю.И. Гревцов, В.В. Ершов, В.Д. Зорькин, О.С. Иоффе, В.Б. Исаков, В.П. Казимирчук, В.Н. Карташов, Д.А. Керимов, А.И. Ковлер, В.Н. Кудрявцев, В.Л. Кулапов, В.В. Лазарев, В.И. Леушин, Р.З. Лившиц, А.Б. Лисюткин, Е.А. Лукашева, Н.С. Малеин, А.В. Малько, Г.В. Мальцев, Л.С. Мамут, О.В. Мартышин, М.Н.

Марченко, Н.И. Матузов, А.В. Мицкевич, А.С. Мордовец, Л.С. Морозова, B.C.

Нерсесянц, А.В. Оболонский, В.А. Ойгензихт, В.В. Оксамытный, Е.М. Орач, М.Ф. Орзих, В.Д. Перевалов, СВ. Поленина, Н.А. Придворов, В.П. Реутов, И.В.

Ростовщиков, Р.К. Русинов, О.Ю. Рыбаков, В.П. Сальников, В.А. Сапун, А.П.

Семитко, И.Н. Сенякин, В.Н. Синюков, Л.И. Спиридонов, В.М. Сырых, Н.Н.

Тарасов, Ю.А. Тихомиров, В.А Толстик, И.Е. Фарбер, О.И. Цыбулевская, А.Ф.

Черданцев, В.А. Четвернин, А.С. Шабуров, А.И. Экимов, Л.С. Явич и др.

Особую значимость в процессе исследования имели труды российских ученых-юристов конца XIX - начала XX века: Н.Н. Алексеева, П.Г. Виноградова, М.В. Вишняка, Б.А. Кистяковского, Н.М. Коркунова, П.И. Новгородцева, Л.И. Петражицкого, Е.Н.Трубецкого, Б.Н. Чичерина и др.

В диссертации использовались работы таких зарубежных правоведов, как:

А. Барак, Ж.-Л. Бержель, Г.Д. Берман, Й. Виг, Г. Еллинек, Р. Иеринг, Ж. Карбонье, Г. Кельзен, Р. Лукач, Ф. Люшер, Н. Неновски, И. Сабо, Л. Фридмэн, Г. Ханай, М. Элон и др.

При обосновании положений диссертации автор опирался на классические философские произведения Фомы Аквинского, Т. Гоббса, Д. Локка, Ж.-Ж. Руссо, И. Канта, Г. Гегеля, К. Маркса, Ф. Энгельса. Заметное место в работе было отведено изучению трудов российских философов И.А. Ильина и B.C. Соловьева, а также работ современных отечественных философов А. Валицкого, И.П. Малиновой, Э.Ю. Соловьева, Ю.А. Шрейдера и др.

Научная новизна исследования. В диссертации впервые в отечественной юридической науке разработана концепция естественно-позитивного права или позитивного права в человеческом измерении.

Человеческое измерение впервые выдвинуто и обосновано в качестве общего системообразующего критерия. Это позволило интегрировать разные традиции, школы правопонимания (и прежде всего, естественного права и юридического позитивизма) и предложить на роль первичного элемента структуры права, вместо нормы - права и свободы. Осознание, закрепление и гарантирование прав и свобод (свободы) впервые последовательно (от возникновения права до наших дней) раскрывается как главная миссия, предназначение, преимущество права (перед другими социальными регуляторами) в обществе, государстве.

В диссертации впервые с позиций человеческого измерения исследованы правовой генезис, соотношение прав и обязанностей, права и государства, права и закона, правового и юридического, обеспеченности и принудительности.

Впервые раскрыты сущность, содержание и форма естественнопозитивного права.

По-новому дана характеристика соотношения права и морали. Для этого проведено сравнительное исследование обоих социальных феноменов в аспектах должного (обязанностей) и прав (возможностей).

Новизной отличается освещение проблемы обеспечения права. Прежде всего, изучены средства (гарантии), содействующие правомерному поведению управомоченного лица в нормальных ситуациях. Охранно-защитноирофилактические средства также рассмотрены с позиции обладателя прав.

Впервые комплексно исследованы правообеспечительные действия обязанных физических и юридических лиц.

В диссертации впервые дан анализ правового образования как средства обеспечения права. Новизной отличается предложенная автором концепция гражданского правового образования. Она есть результат теоретической и практической работы диссертанта в области правового образования молодых граждан.

С новых методологических и теоретических посылок раскрыта правовая активность граждан, показана ее роль как средства самообеспечения прав и свобод.

Результатом исследования стало теоретическое обоснование нового образа права как разумного, утверждающего свободу и справедливость социального феномена.

Положения, выносимые на защиту:

1. Право есть явление многоаспектное. Ни одна из теорий в отдельности не дает да и объективно не может дать полное и всестороннее представление о праве. Формирование на основе нормативной школы, причем в ее наиболее жестком варианте (государствоцентристский подход), общего понятия права привело к созданию строгого чисто внешнего, обязательно-принудительного образа права. Это исказило природу, сущность и миссию права, затенило положительные стороны самой нормативной теории.

2. Разные концепции права во многих аспектах совместимы, ибо совместимы отображаемые ими различные стороны права. Для того чтобы ответить на вопросы, какую из сторон права и в какой мере отображает, «обслуживает» каждая из теорий, а также установить, что интегрирует, а что дезинтегрирует их, можно лишь уяснив, что является исходным в подходах к праву и что, соответственно, влияет на раскрытие в единстве, взаимодействии и различии всех его сторон.

По мнению автора, таким исходным пунктом (критерием) выступает человеческое измерение права. Именно через человеческое измерение притяжение направлений изучения права друг к другу становится необходимым и единственно возможным. Общим для них является ориентир на признание человека, его прав и свобод высшей ценностью, развитие и обеспечение высокого уровня правосознания, правовой культуры и социально-правовой активности.

3. Если исходить из предположенного критерия (человеческое измерение), то основные школы (концепции), раскрывающие в своем взаимодействии право в целом, можно изложить в такой последовательности: естественно-правовая, рассматривающая сущность, содержание права (права и свободы, обусловленные природой человека); нормативная - исследующая внутреннюю (принципы, нормы права) и внешнюю (источники права) формы права; социологическая, рассматривающая право в действии, развитии и обеспечении.

4. Синтез разных школ права (в особенности естественного права и юридического позитивизма) позволяет выдвинуть, обосновать идею и концепцию естественно-позитивного права или позитивного права в человеческом измерении. Причем понятие «естественно-позитивное право» в одинаковой мере имеет как научное, общемировоззренческое, так и непосредственно практическое, операциональное значение.

5. Естественно-позитивное право - феномен достаточно поздний. История права, следуя логике человеческого измерения, прошла в своем формировании и эволюции несколько ступеней. Первая ступень - естественное право или естественные и неотчуждаемые права человека. Последние не получили формального закрепления, четкого размежевания с обязанностями, надежного обеспечения. Делалась лишь попытка вычленить из должного, необходимого отдельные возможности в сфере быта, труда, распределения. Естественное право имело нравственные, религиозные, а не юридические корни. Вторая ступень - позитивно-естественное право. В процессе рождения позитивного права произошло не отделение естественного от волеустановленного права, а их противоречивое взаимопроникновение. Появление института «гражданство» позволило признать личность свободной, официально зафиксировать исходный комплекс прав (их объем, перечень), средства их защиты. Вместе с тем, позитивный фактор затмил собой истинный источник права - природу человека, выдвинув на первый план внешнее властно-волевое, обязательнопринудительное начало. Это объяснялось наличием полной или частичной несвободы людей, привилегий, наделением правами в зависимости от имущественного, социального положения и т. д. Но это был исторически закономерный этап в развитии права. Третья ступень - естественно-позитивное право. Ее начало следует связывать со снятием классовых, сословных привилегий, преимуществ, утверждением формального равенства всех людей перед законом, выдвижением человека, его прав и свобод на ключевые позиции в юридической системе. Позитивная составляющая превращается в средство обеспечения прав и свобод. В полном объеме естественно-позитивное право раскрывает свой потенциал на современной стадии развития цивилизации.

6. По своей сущности естественно-позитивное право есть возведенная в закон (иные официальные источники) воля большинства людей, провозглашающая человека, его права и свободы высшей ценностью. Данное видение сущности права базируется на том, что появлению общей воли предшествует систематическое взаимовлияние друг на друга индивидуальных психик, воль, открывших первоначально право (права) в себе и для себя. После достижения определенного уровня понимания необходимости права для установления баланса частных и общественных интересов общая воля и стала формой их публичного признания. Конечно, понятие «общая воля» и полнота (объем) провозглашаемых ею прав и свобод всегда должны рассматриваться конкретно исторически.

7. Структурно-содержательная характеристика естественно-позитивного права включает два элемента: свободу и справедливость. В этом аспекте право есть сама свобода и справедливость и их мера. Наиболее адекватным и полным юридическим выражением свободы являются права и свободы. В самих правах и свободах нет никакого долга, обязательности ни перед другими людьми, ни перед обществом, ни перед государством. Свобода как правовая возможность это модель поведения управомоченного субъекта, который: независим от коголибо, от чьих-либо требований, действий; поступает инициативно, по своей воле, своему усмотрению, в своих интересах; за пределами запрещенного законом ничем(-кем) в юридическом смысле не ограничен; не может быть принужден к поведению. В отличие от свободы, предполагающей возможное поведение, справедливость требует должного, обязательного поведения. Свободой (правами и свободами) в том или ином случае человек может не воспользоваться, поступать же несправедливо запрещено. Поэтому всегда существовала и существует проблема, как уравновесить, сделать правильной, т. е. справедливой, свободу общения. Выделено две группы условий, определяющих меру справедливости права: условия формального (правового) равенства; условия правового неравенства. При всей важности обоих элементов в структуре содержания права первым и определяющим элементом является свобода (права и свободы).

8. Формой (внутренней) выражения права как свободы (ее меры) выступает комплекс управомочивающих нормативно-регулятивных средств. Главное, что их объединяет, - это заложенные в средствах дозволения права (возможности). Выделено два основных вида управомочивающих нормативнорегулятивных средств: управомочивающие нормативные обобщения и управомочивающие нормы. Обосновывается, что понятийно-структурный ряд средств дозволений - основное звено в реализации формулы: «Можно делать все, что правом (законом) не запрещено».

9. Управомочивающие нормативные обобщения рассчитаны на правовую свободу (возможность), которую нельзя предварительно даже относительно точно измерить, нормировать, т. е. закрепить определенный объем прав и свобод. В таких случаях возможность существует на самом высоком уровне абстракции, нормативности. Вот здесь-то активную роль начинает играть комплекс управомочивающих нормативных обобщений (правовые принципы, цели, задачи, дефиниции, презумпции, фикции и т. п.). Через них законодатель одновременно и закрепляет общую возможность, и дает ориентиры (критерии правомерности) ее осуществления.

10. Управомочивающие нормы благодаря связи структурных элементов дают ту или иную определенность о правах и свободах. В зависимости от уровня саморегуляции управомочивающие нормы делятся на определенные, дозволяющие выбор вариантов поведения, ситуационные, диспозитивные, рекомендательные.

Управомочивающие нормативные средства должны находиться в органическом равновесии с позитивными обязываниями и запретами, что создает условия для баланса свободы и справедливости в праве.

11. В рамках концепции естественно-позитивного права оптимально решается проблема соотношения права и закона, снимается противоречие между ними. Особенно новый глубокий смысл обрело такое качественное образование, как правовой закон. В правовом законе органически соединены естественное право и позитивное, т. е. содержание, исходящее из природы человека, и содержание, определяемое государством.

Формальное использование нормативного способа регулирования, судопроизводства, юстиции, процессуальных институтов и прочих юридических средств не дает оснований для отождествления их с правом, как и нет основания относить любое тоталитарное право (например, фашистское) к разряду неразвитых и рассматривать в одном ряду с рабовладельческим, феодальным правом. Это позволяет развести не только право и закон, но и вообще понятия «правовое» и «юридическое».

13. Концепция естественно-позитивного права позволяет переосмыслить проблему соотношения права и морали, прежде всего, ее наиболее дискуссионный аспект - о внутреннем и внешнем в обоих социальных феноменах. Сложился стереотип, что мораль строится на внутреннем, а право на внешнем убеждении. Это не соответствует образу права как выражения свободы (прав и свобод). На самом деле миссия права - открывать человеку широкие возможности выбора. Управомочивающие нормативные средства содержат не предписания к подчинению, Fie угрозу ответственности, а различные предложения - дозволения, использование которых определяется свободным волеизъявлением управомоченного. Главная отличительная черта дозволительного правового регулирования - ориентированность на субъективную сторону поведения. Для достижения целей, заложенных в праве, установления лишь внешних границ дозволенного недостаточно. Важно чтобы человек, которому адресованы права и свободы, обратил на них внимание, осмыслил их, увидел в них именно то самое недостающее, открывающее путь к желанной цели, проявил готовность воспользоваться ими. Одно внешнее, формальное осуществление прав и свобод без развитого правового внутреннего настроя не даст необходимого результата ни личности, ни обществу.

14. С позиции человеческого измерения права государство не порождает право, не является его непосредственным источником. Но благодаря государству и связанной с ним позитивной составляющей свобода и справедливость обретают то, что не может им дать мораль, а именно: внешнюю объективированность, закрепленность в официальных источниках, ту или иную степень определенности в возможностях выбора дозволенного поведения, прогнозируемость с учетом места и времени развития (введение новых прав и свобод, устранение пробелов, противоречий и т. д.), гарантированность обретения и осуществления прав и свобод, исполнения и соблюдения обязанностей.

15. Теория естественно-позитивного права требует отказа (как от всеобщего) от положения: «Право обеспечивается государственным принуждением».

Обеспечение права - многоаспектная проблема. Она не ограничена рамками государственно-принудительного воздействия, не должна отождествляться с ним.

Сведение обеспечения права к принуждению делает второстепенным содействие, помощь правомерно ведущим себя управомоченным субъектам, объявляя главными в работе правообеспечительного механизма те элементы, которые пускаются в ход для борьбы с отклоняющимся поведением. Это не соответствует действительному предназначению права в обществе.

16. Правообеспечительная деятельность проводится различными субъектами. При всей их неодинаковости (статусу, полномочиям, видам) главным, общим моментом служит то, что обеспечение прав и свобод для них - это прежде всего обязанность. Иными словами, гарантировать права и свободы в любой форме есть не акт доброй воли или благотворительность, а прямой юридический долг государства, его органов, органов местного самоуправления, юридических и физических лиц, находящихся в положении обязанных по отношению к управомоченному индивиду. В этом смысле юридическая обязанность как парная категория нрав незаменима, несводима к другому понятию, явлению, обладает собственной, только ей принадлежащей самостоятельной ценностью.

17. В правообеспечительной деятельности органов публичной власти наименьшее внимание уделяется средствам содействия правомерному поведению управомоченного в нормальных ситуациях. С точки зрения концепции естественно-позитивного права как раз данные средства должны играть ведущую роль. Задача публичных органов в ходе организующей деятельности - не принудить управомоченного к выбору правового варианта поведения, не навязать свои «услуги», а создать такие комфортные условия, которые со всей очевидностью демонстрируют преимущество юридических процедур, инструментов в приобретении необходимых благ. Формы содействия при использовании прав:

правовое информирование, толкование (официальное легальное и неофициальное профессиональное), юридическое консультирование, установление правового положения личности, проведение юридически значимых мероприятий, составление и выдача правовых документов, правовое представительство.

18. Самостоятельной разновидностью средств обеспечения прав и свобод служит организующая деятельность обязанных физических и юридических лиц.

Ее недооценка связана с уделением большого внимания не гарантиям прав, а гарантиям соблюдения и исполнения обязанностей, допустимостью существования прав без обязанностей, слияния прав и обязанностей. В то же время в процессе непосредственной реализации права именно от обязательности физических и юридических лиц зависит создание наиболее благоприятных условий для использования прав и свобод, эффективность действия права требования.

Правообеспечительная деятельность настоящих лиц протекает в форме содействия правомерной реализации прав и свобод, их охране, защите, профилактике нарушений прав и свобод, правовой помощи.

19. Средством обеспечения права (прав и свобод) выступает правовое образование. Необходимо, чтобы каждый человек, имеющий устойчивую юридическую связь с Российским государством, был не просто обывателем, а именно гражданином. Для чего в системе правового образования самостоятельное и постоянное место, наряду с профессиональным юридическим образованием, должно занять гражданское правовое образование. Оно должно начинаться с детства и длиться всю жизнь. Гражданское правовое образование - это ролевое образование. Каждому гражданину суждено сыграть множество социальноправовых ролей (житель, пациент, работник, избиратель и т. д.). Самостоятельно их освоить (как показывает практика действия даже самых насущных для людей законов) оказывается делом сложным, а то и просто неподъемным. Правовой же закон будет успешно «работать» тогда, когда его принципы и нормы осознаны, усвоены и приняты личностью, направляют ее поведение изнутри.

Поэтому важно создать благоприятные условия получения полноценного гражданского правового обучения и воспитания как детей (учащихся), так и взрослых. Мероприятия по правовому обучению и воспитанию следует предусматривать также при введении в действие законов, подзаконных актов, затрагивающих права и свободы граждан, налагающие новые обременительные обязанности, юридическую ответственность, 20. Социально-правовое благополучие граждан зависит не только от состояния, эффективности правообеспечительной деятельности, исходящей извне, но и от их способности самостоятельно реализовывать и обеспечивать свои права, свободы, обязанности. Здесь нужна правовая активность граждан. Последняя обнаруживается как в непосредственной реализации права, так и в процессе его применения. Причем в правоприменении правовая активность может служить одновременно и средством самообеспечения, и средством, включающим внешнее со стороны публичных органов обеспечение прав и свобод.

21. Концепция естественно-позитивного права позволяет не только объединить разные правовые традиции (школы) права, увидеть логику исторического развития права в виде трех ступеней: естественное, позитивно-естественное, естественно-позитивное право, раскрыть новые аспекты в анализе сущности, содержания, формы обеспечения права, его соотношения с моралью, но и наметить перспективы развития права, приближение его к идеальной ситуации, для которой характерны правовое гражданское общество, правовое государство, правовой закон, конституционная законность (правозаконность), правовая культура, правовая активность граждан.

Теоретическое и практическое значение исследования состоит в выдвижении идеи и разработке концепции естественно-позитивного права, а также в обосновании защищаемой темы как одного из фундаментальных и перспективных научных направлений. Это позволило по-новому подойти к решению различных проблем общей теории и философии права. В практическом плане сформулированные в диссертации положения и выводы будут полезны в правотворческой, правореализующей и правообразовательной деятельности.

Для юридических образовательных учреждений (вузов, колледжей) данное исследование создает основу не только для подготовки спецкурсов, но внесения необходимых изменений и дополнений, с учетом человеческого измерения, в программы основных учебных дисциплин, в процесс правового обучения и воспитания студентов. С целью формирования правовой культуры граждан соответствующие изменения важно внести в учебные программы общеобразовательной школы, курсов правового обучения и воспитания взрослого населения.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования изложены в четырех (одна в соавторстве) монографиях, научных статьях, учебных пособиях и других работах, опубликованных, в том числе, в семи научных изданиях, указанных в перечне ВАК.

Общие теоретические выводы и положения диссертации представлялись автором на международных, всероссийских и региональных конференциях в Москве, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Красноярске, Омске, Саратове, Томске и других городах.

В соответствии с диссертационным материалом подготовлены и читаются в Юридическом институте Красноярского государственного университета лекции по общей теории права, для государственно-правовой специализации подготовлены спецкурсы «Правовые документы», «Обеспечение права», теоретические положения также используются в работе с аспирантами.

Соискателем разработана в 1998 году концепция развития системы довузовского правового образования. Основные положения концепции закреплены постановлениями Совета администрации Красноярского края 2001 и 2004 годов и реализуются в Красноярском крае. В настоящее время в городах и районах края действует система довузовского правового образования.

Теоретические выводы и положения диссертационной работы соискатель докладывал на заседаниях кафедры теории государства и права Юридического института Красноярского государственного университета. Доклад по основным положениям диссертации был сделан на заседании кафедры государственноправовых дисциплин Нижегородской академии МВД России.

Структура диссертации обусловлена целью и логикой исследования и включает введение, 7 глав, объединяющих 18 параграфов, заключение и список литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность, новизна, теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования, определяются объект и предмет, цель, задачи исследования, характеризуются его методологическая и теоретическая основы, формулируются положения, выносимые на обсуждение и защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Подходы к понятию права» включает три параграфа.

В первом из них «Постановка проблемы» раскрываются традиции формирования представлений о праве в России, обосновывается (несмотря на идеологические различия) историческая преемственность правовых учений до 1917 года и советского периода. Из многочисленных теоретических положений, сформулированных в отечественной науке, особо выделяется идея многоаспектного видения права или интеграции школ правопонимания (естественного права, нормативной, социологической). Проделанный в диссертации анализ типов правопонимания позволил сделать следующие выводы: каждая из концепций имеет самостоятельное научное значение, несет присущую ей определенную позитивную информацию о праве; ни одна из школ в отдельности не дает да и объективно не может дать полного и всестороннего представления о праве; разные концепции права во многих аспектах совместимы, ибо совместимы отображаемые ими различные стороны права.

В то же время многоаспектное изучение видения права не может быть сведено к сумме обозначенных выше концепций правопонимания. Для того чтобы ответить на вопросы, какую из сторон права и в какой мере отображает, «обслуживает» каждая из рассмотренных теорий, а также установить, что интегрирует, а что деинтегрирует их, можно лишь уяснив, что является исходным в подходах к праву и что, соответственно, влияет на раскрытие в единстве, взаимодействии и различии всех его сторон. В связи с чем выделено два контрастирующих подхода к праву: государствоцентристский и человекоцентристский (право в человеческом измерении). В них наиболее рельефно просматриваются две кардинально противоположные традиции в правопонимании.

Во втором параграфе «Государствоцентристский подход к правопониманию» изложены основные идеи классово-этатического видения права:

право имеет классовую природу; порождается классовым обществом как проявление социального отчуждения, межклассового антагонизма; оно - средство преодоления и подавления классовых противников; существует примат государства над правом; главенствующее положение материальных условий по отношению к праву; тождественность права и закона; не существует прав человека независимо от признания их государственной властью и закрепления в законодательстве; право обеспечивается государственным пршгуждением.

В отечественной теоретической правовой мысли этатическому подходу длительное время принадлежала абсолютная пальма первенства. Это дает основание говорить о данном подходе к раскрытию права как устоявшейся традиции. Но этатический подход несовместим с многоаспектным видением права.

Упор в нем сделан на нормативную школу, причем в ее наиболее жестком варианте, что затеняет ее положительные стороны. Личности в праве отводится малозначительная, зависимая роль. Преобладание запретов и ограничений усиливает ее отчуждение от права. Этому способствовала идея об отмирании права. Следствием классово-этатического представления о праве стали правовой нигилизм, низкий уровень правосознания, правовой культуры, подмена права общественной целесообразностью. На таком фоне естественно-правовая концепция могла рассматриваться не иначе как враждебная. Из социологической теории бралось лишь то, что позволяло раскрыть право как явление, не имеющее своей истории и перспективы, полностью зависимое от государства.

Это потребовало поиска новых подходов к правопониманию. При различии предлагаемых учеными критериев сближающим авторские позиции стало включение человека, его прав и свобод в орбиту вопроса о понятии права.

В третьем параграфе «Человекоцентристстй подход к правопониманию» выявлены и" проанализированы характеристики права в человеческом измерении. Возникновение права - закономерный, естественно-исторический процесс, связанный с переходом человечества от первобытного общества на новую более высокую ступень социального развития. Родоплеменной строй прекращает свое существование тогда, когда становится объективно и субъективно возможной самостоятельная, обособленная от общины жизнь людей, преследующих свои личные (частные) интересы, отличающиеся от коллективных. Трансформируется содержание нормативного регулирования. Появляются социальные правила, которые не запрещают и ограничивают, а содержат права, свободу выбора и деятельности. Так рождается право. Право как «царство осуществленной свободы» (Гегель) входит в жизнь в ущерб равенству, Но иначе ни свободная личность, ни право возникнуть и существовать не могли, а «...развитие всего человеческого рода должно быть задержано ради обеспечения блага отдельных индивидов...» (К. Маркс).

Разделение общества на классы не исказило процесс правообразования и формирования личности, а, напротив, вызвало его к жизни. Благодаря различным формам их разрешения происходило постепенное расширение правового пространства и вовлечение в него новых свободных индивидов, пока отношения личной зависимости не были полностью устранены. Исторический процесс формирования свободной правовой личности прослеживается в работе на примере древних, средневековых, буржуазных государств и их правовых систем.

Определяющее воздействие на право оказывают много факторов: экономика, политика, культура, идеология, религия, национальные и исторические традиции и т. д. Самостоятельное место среди факторов занимает само право.

Комбинация факторов, сила их побуждающей энергии могут быть неодинаковы на различных стадиях цивилизации и у разных народов.

Главное в праве - права и свободы личности. Права и свободы возникли и развивались на основе биологической (анатомо-физиологической), психологической и социальной сущности человека, а отсюда имеют естественный характер, неотчуждаемы. Права личности требовали признания, поддержки, привилегий, надежной охраны и защиты. Эти ожидания личности оправдались с возникновением государства. В нем личность обретает статус гражданина (подданного), становится носителем официально закрепленного и гарантированного комплекса прав и свобод. С тех пор права гражданина связываются с позитивным правом. Все сказанное позволяет отнести открытие, признание и утверждение прав личности к величайшим достижениям земной цивилизации.

Преобразование человеческой личности в гражданина стало не венцом, а только началом решения глобальной проблемы соединения всего рода «человек» с правом. Отсутствие прав у определенной части людей, а также неравенство в правах граждан (подданных) имеет место, но оно зиждется не на произволе, а на противоречии, возникшем в результате освобождения человека от тотального коллективизма, несамостоятельности и обретения индивидуальности, автономности в обществе. По мнению автора, это одно из основных противоречий двух эпох: первобытности и цивилизации. До признания всеобщего характера прав и свобод человека потребовалось значительное время.

Государство не может стоять над правом, быть выше права. По своему содержанию право входит в общественную жизнь вместе с формирующейся (в распадающемся первобытном обществе) автономной личностью, исторически уже имеется, в виде совокупности прав и свобод личности.

Это не умаляет значения государства для права. В начале человеческой цивилизации государство своей силой гарантирует и защищает права и свободы, выступая важнейшим фактором реальности действия права. Государство привносит в право не известные прежде признаки, свойства, благодаря которым оно становится специфическим юридическим феноменом или позитивным правом. Чем выше ступень цивилизации, тем больше появляется равноправных праводееспособных субъектов и тем насущней становится потребность в ограничении, а затем в полном устранении неправовых (чисто государственныхсиловых) средств воздействия. По мере углубления демократии в обществе происходят кардинальные изменения, а именно роль ведущего все активнее начинает играть право, а ведомого - государство. Теоретическим обоснованием новых взаимоотношений права и государства стала концепция правового государства.

Формальное использование нормативного способа регулирования, судопроизводства, юстиции, процессуальных институтов и прочих юридических средств, по мнению автора, не дает оснований для отождествления их с правом, как и нет основания относить, например, «фашистское право» к разряду неразвитых, т. е. рассматривать в одном ряду с рабовладельческим, феодальным правом. Неразвитость древнего, средневекового права была естественной, исторически неизбежной. Это находило отражение в теоретических представлениях (правосознании) и'юридической практике соответствующего общества.

Право не всегда совпадает с законом, не сводимо к нему. Расхождение права и закона исторически обусловлено. Содержание права начинает оформляться законом уже тогда, когда выявлен далеко не полный перечень прав и свобод, да и в ущерб равенству. Вместе с поступательным, прогрессивным развитием общества в сторону увеличения меняется степень права в законах и то, что не являлось частью позитивного права в древности, становилось ею впоследствии. По мере развития цивилизации происходило сближение и взаимодействие естественного и позитивного в праве. Это породило новое качественное образование - правовой закон.

Не каждый закон можно считать правовым. Основополагающим критерием, разводящим правовой и неправовой законы, служит положение о человеке, его правах и свободах как высшей ценности. Измерителями меры права в законе выступают критерии, опирающиеся на основополагающий критерий и конкретизирующие его. Они должны: выражать волю и интересы большинства народа; соответствовать принципам и нормам о правах и свободах человека (по объему, видам и т. п.), закрепленных в основополагающих международноправовых документах, в Конституции России; гарантировать всем индивидам равное обладание правами и свободами; обеспечивать каждому человеку свободу выбора поведения, не запрещенного правовым законом; не допускать нарушения прав и свобод других людей при осуществлении человеком и гражданином своих прав; обеспечивать всем индивидам равную защиту, прежде всего судебную, прав и свобод, а также их самозащиту; закреплять обязанность государства, его органов соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина; устанавливать взаимную ответственность государства и личности за невыполнение обязанностей и злоупотребление правами.

Соответствие закона всем критериям свидетельствует об относительно полном совпадении права и закона. Вычленение основного критерия стало возможным только благодаря длительной эволюции более частных критериев.

В реальной жизни важно отличать правовой закон от неправового. В содержании неправового закона преобладают запреты и ограничения, права отождествляются с обязанностями и представляются гражданам в разрешительном порядке. Правовое же содержание вытекает из природы человека, зиждется на его правах и свободах. Когда закон подавляет естественное человеческое начало, он не является правовым и выступает только как инструмент техникоюридического конструирования формальных, антигуманных нормативнопринудительных предписаний. Это позволяет развести не только право и закон, но и вообще понятия «правовое» и «юридическое».

Обеспечение права - многоаспектная проблема. Право как мера свободы возникает и длительное время существует в государстве при ограниченном круге полностью свободных людей и в ущерб равенству. В таких условиях только угрожая принуждением или применяя его государство имело шанс заставить человека подчиниться даже тому, что шло вразрез с его естественной природой, противоречило его желаниям, потребностям. С точки зрения диссертанта, именно с такого наделения нормативных предписаний внешней принудительной силой стало складываться этатическое представление об общеобязательности права вообще, о приказном характере отношений государства ко всем своим подданным.

Действительная же социальная ценность права заключается не в подчинении, устрашении человека, подавлении его активности, а в том, что оно выступает как целый комплекс юридически гарантированных возможностей свободного выбора и действий субъектов. Совершенно противоестественно принуждать гражданина жить по праву (использовать свои права и свободы). Другое дело поддержать, развить, поощрить на основе согласия, равновесия социальноправовую активность личности. Здесь в первую очередь нужны позитивные средства обеспечения (эффективная организующая деятельность органов государства, правовое обучение и воспитание и т. п.). Правовое принуждение незаменимо тогда, когда не соблюдаются или не исполняются обязанности, произошло злоупотребление правами.

Таким образом, именно человеческое измерение совместимо с многоаспектным видением права, доказывает преимущество интегрированного правопонимания. Автор считает, что если исходить из предложенного критерия (человеческое измерение), то основные концепции, раскрывающие в своем взаимодействии право в целом, можно изложить в такой последовательности: естественно-правовая, рассматривающая сущность, содержание права (права и свободы, обусловленные природой человека); позитивно-нормативная - исследующая внутреннюю (принципы, нормы права) и внешнюю (источники права) формы права; социологическая, рассматривающая право в действии, развитии и обеспечении.

Единство разных школ права позволяет говорить не просто об естественном либо позитивном праве, а об естественно-позитивном праве или позитивном праве в человеческом измерении.

Вторая глава «Сущность и содержание естественно-позитивного нрава»

состоит из двух параграфов. Первый из них - «Сущность права». Сущность права с отстаиваемой в работе позиции обусловлена природой человека, его потребностью к свободе, самоопределению. Свобода, в свою очередь, выражается в правах и свободах. Поэтому основное, глубинное в праве - права и свободы человека. Свободная человеческая личность также невозможна без прав и свобод, как без сердца, нервной системы, легких и т. п. Вот почему право (права и свободы) не навязано и не могло быть навязано никем извне, включая государство.

Формирование правовых свойств индивида - достаточно сложный и длительный процесс. При познании, овладении правом изменяется многовековой привычный жизненный коллективистский уклад, где «Я» и «Мы» - нераздельны. Правовые способности личности, напротив, появляются вместе с утверждением частного интереса, частной собственности, разграничением индивидуального и коллективного. Поступать по праву означает в первую очередь поступать по своему желанию, в личных интересах, по своему усмотрению.

Психологический механизм превращения отдельного человека в правовую личность (праводееспособного субъекта) приводит в движение воля. Без волевых свойств (целеустремленность, решительность, настойчивость, самостоятельность) каждый отдельный человек не смог бы превратиться в правовую личность, открыть правовое пространство как естественную среду обитания.

Однако, оценивая волевую регуляцию в сфере права, необходимо иметь в виду ее направленность: от индивидуальной к коллективной воле (групповой, классовой, большинства общества). Таким образом, формирование общей воли происходит на основе сложного взаимодействия индивидуальных воль. Такая воля не может быть простой суммой или следствием механического сложения индивидуальных воль. Она вырабатывается в ходе систематического взаимовлияния друг на друга индивидуальных психик, в результате взаимодействия которых свободные личности достигают определенного уровня понимания не только важности своих собственных, а и общих интересов.

Возведение в закон воли относительного меньшинства не изменило и не способно было изменить человеческую природу права вообще. Во-первых, благодаря волеустановленному (позитивному) праву определенная, пусть и меньшая часть людей реально ощутила себя правовыми личностями; во-вторых, был открыт, хотя и не простой, путь постепенного превращения всех представителей рода «человек» в правовую личность. В результате борьбы за право его сущность смогла из воли меньшинства превратиться в волю большинства.

Итак, естественно-позитивное право по своей сущности есть возведенная в закон (иные официальные источники) воля большинства людей, провозглашающая свободу (права и свободы) человека и гражданина как высшую ценность.

Во втором параграфе «Содержание права» конкретизируется, обогащается его сущность. Автор придерживается мнения, что центральным компонентом содержания права является свобода (права и свободы) личности. Право одновременно есть сама свобода и ее мера. Право как свобода проявляется в двух аспектах: негативном и позитивном. В первом (негативном) значении - это свобода от любой формы личной зависимости, дискриминации, вмешательства в частную жизнь, принуждения со стороны кого бы то ни было. Во втором (позитивном) смысле - это свобода (возможность) для проявления правовой активности. Свобода как правовая возможность - это модель поведения управомоченного субъекта, который: а) независим от кого-либо, от чьих-либо требований, действий; б) поступает инициативно, по своей воле, своему усмотрению;

в) действует в своих интересах, порой даже эгоистических; г) за пределами запрещенного законом ничем(-кем) в юридическом смысле не ограничен; д) не может быть принужден к поведению (действию или бездействию).

Посредством прав и свобод устанавливается мера свободы, а именно: мера развитости, полноты (объема) прав и свобод; мера свободы выбора и активной деятельности личности. Мера развитости, полноты (объема), прав и свобод человека и гражданина. История права прошла несколько ступеней в своем формировании и эволюции. Первая ступень - естественное право или естественные и неотчуждаемые права человека. Представления об естественных правах и сложившиеся на их основе правила возникали стихийно, носили интуитивный характер, не имели формального закрепления, четкого размежевания с обязанностями, надежного обеспечения и защиты даже для ограниченного круга лиц (главным образом это были выделенные из должного, отдельные возможности в сфере быта, труда, распределения).

Вторая ступень - позитивно-естественное право. Позитивное право спутник государственно-организованного общества. Будучи официально закрепленными естественные права получили необходимую среду обитания, а также дополнительную энергию для своего сохранения и развития. В результате произошло не размежевание и отделение естественного от волеустановленного права, а их противоречивое, конфликтное взаимопроникновение, взаимодополнение, что и привело к появлению позитивно-естественного права. На довольно значительное время позитивный фактор затмил собой истинный источник права - природу человека, выдвинув на первый план внешнее властно-волевое, обязательно-принудительное начало, сделав центром правовой «вселенной» государство, а не человека. Однако и в этих условиях утверждение гражданина, например, античного полиса, его прав (на свободу, собственность, наследование, участие в государственном управлении, правосудии) было крупным шагом в развития человечества на его пути познания и освоения правовой свободы.

Третья ступень - естественно-позитивное право. Его начало положили такие высокозначимые для мировой цивилизации юридические документы, как Декларация независимости Соединенных Штатов Америки 1776 года, французская Декларация прав человека и гражданина 1789 года. Принятие, введение в действие данных документов стало государственным признанием не только гражданина (подданного), а любого человека правовой (правосубъектной) личностью. Было также официально установлено, что общество не может быть свободным, не освободив каждого отдельного человека. Организация Объединенных Наций переносит проблему прав человека из сферы исключительно внутригосударственного права в сферу международного права.

Таким образом, рассмотренный правовой круговорот, начав свое беспрерывное движение с прирожденных прав (естественное право), сменив их на довольно продолжительное время на права гражданина (позитивно-естественное право), вновь возвращается, но уже на более высоком уровне развития к признанию определяющим элементом содержания права прав человека и гражданина (естественно-позитивное право).

Мера свободы выбора и активной деятельности личности. Право не столько предписывает, повелевает и принуждает, сколько содержит права, возможности для самостоятельного, инициативного, творческого поведения.

Квинтэссенция естественно-позитивного права выражается в формуле: «Можно делать все, что правом, законом не запрещено». Произошло перемещение центра тяжести в правовом регулировании с установления того, что должно, на установление того, что можно. Свобода выбора и активных действий складывается из: а) права на собственное самостоятельное поведение; б) права на чужое поведение; в) права на самообеспечение; г) права на обеспечение извне. В работе проведен анализ каждого из проявлений данной меры свободы (прав).

В содержание естественно-позитивного права в качестве компонента входит и общая мера справедливости. Свобода, самостоятельность одних людей соседствует со свободой, самостоятельностью других людей. Поэтому всегда существовала и существует проблема, как уравновесить, сделать правильной, т. е. справедливой, свободу общения. В отличие от свободы, предполагающей возможное поведение, справедливость требует должного, обязательного поведения. Свободой (правами и свободами) в том или ином случае человек может не воспользоваться, поступать же несправедливо запрещено. «Право - это совокупность условий, при которых произвол одного (лица) совместим с произволом другого» (И. Кант). В работе выделено две группы условий, определяющих меру справедливости права: условия формального (правового) равенства;

условия правового неравенства.

Условия формального (правового) равенства. Равенство - субстанция справедливости, важнейший элемент ее содержания. С формально-юридической точки зрения это выражается в равенстве перед законом и судом. Оно включает в себя признание необходимости одинаковой правосубъектности, равноправия, равной возможности для осуществления прав и свобод, сбалансированности прав и обязанностей, одинакового применения закона ко всем, использование равных оснований ограничения прав и свобод.

Условия правового неравенства. Неравенство в противоположность равенству предполагает неодинаковую величину (объем) прав и обязанностей, наличие преимуществ. Оно не должно распространяться на общий (конституционный) правовой статус личности, а служит дополнением к нему, охватывая родовой (специальный) и индивидуальный правовой статусы личности. Вместе с тем, правовое неравенство нельзя рассматривать как вынужденное исключение из общего правила, как негативное отклонение от сложившихся стандартов равенства. Граждане находятся в разном социальном положении, выполняют различные социально-правовые роли (пенсионера, жителя и т. д.), и закон, прежде всего отраслевой, не может это не учитывать. Важно только чтобы такое несоответствие в правах и обязанностях было оправдано реальным, а не мнимым различием в правовом положении и не наносило ущерб конституционному правовому статусу человека и гражданина. Если эти требования соблюдаются, то юридическая дифференциация людей необходима и полезна.

При сохранении равенства общих возможностей законодательное закрепление неравенства, прежде всего, ведет к наибольшей выгоде менее преуспевающих, социально менее защищенных групп населения. Это достигается с помощью правовых льгот. Льгота выражается как в получении дополнительных прав, так в полном или частичном освобождении от несения некоторых обязанностей. Льготы предоставляются не только отраслями материального, но и процессуального права. Особая ситуация правового неравенства наблюдается при решении вопроса об юридической ответственности. Здесь справедлива не одинаковость ответственности, а, наоборот, ее максимальная индивидуализация.

Избежать несправедливости в праве можно, воздав каждому в соответствии с его статусом (общим, специальным, индивидуальным), социально-правовой ролью, а также вкладом, заслугами и упущениями, включая правонарушения.

Третья глава «Форма естественно-позитивного права» изложена в трех параграфах. Первый «Средства организации содержания права (к постановке вопроса)» посвящен исследованию внутренней формы права. Она непосредственно связана с содержанием права, есть сама организация содержания, его структуры. Внутренней формой содержания права как общей меры свободы и справедливости служат нормативные регулятивные средства (принципы, цели, нормы и т. п.). Только при этом условии возможно системное, концептуальное восприятие права в качестве нормативного регулятора поведения. Главное, что объединяет разнообразные регулятивные средства, с позиции отстаиваемой в работе концепции, - это заложенные в них права (возможности) человека и гражданина на совершение самостоятельных, по их усмотрению, действий. Поэтому данные средства могут быть названы управомочивающими.

Значение управомочивающих нормативно-регулятивных средств возрастает в рамках формулы: «Можно делать все, что правом (законом) не запрещено».

Ценность приведенной формулы в кратком и точном словесном выражении сути правового регулирования - предоставлении свободы (прав и свобод). Правовую свободу нельзя поставить в жесткие рамки, строго определить все ее качественные и количественные характеристики. Однако нельзя ее оставить без ориентиров различной степени определенности. Позитивного права вне той или иной степени формальной определенности вообще не существует.

В понятийном структурном ряду «управомочивающие регулятивные средства» можно выделить: а) управомочивающие нормы, б) управомочивающие нормативные обобщения. В управомочивающих нормах находит выражение та сторона формулы «можно делать все...», которая связана с установлением заранее определенных, в той или иной мере выверенных эталонов дозволенных действий.

Но у исследуемой формулы есть и другая сторона. Она рассчитана на правовую свободу (возможность), которую нельзя предварительно даже относительно точно измерить, нормировать, а следовательно, закрепить определенный объем прав и свобод. Нельзя определить права и свободы и с помощью норм (из-за их отсутствия), регулирующих сходные отношения (аналогия закона).

Возможность существует на самом высоком уровне абстракции, т. е. индивид в полном смысле слова может делать все, что законом не запрещено. Вот здесь на «острие атаки» выходит комплекс управомочивающих нормативных обобщений (правовые принципы, цели, дефиниции и т. п.). В них одновременно закрепляется общая возможность и даются ориентиры (критерии правомерности) ее осуществления. Это поможет любому правоактивному субъекту достичь желаемого результата и не допустить злоупотребления правами и свободами.

В данной связи нуждается в уточнении положение о том, что свободы человека в отличие от его прав обеспечиваются и защищаются государством, но не регламентируются им. Фактически границы как свобод, так и прав могут быть четко не очерчены, но правовое регулирование, пусть в форме нормативных обобщений, все же существует (например, ч. 2 ст. 6 ГК РФ).

Второй параграф «Управомочивающие нормативные обобщения» начинается с исследования принципов права. С принципами права связывается наиболее высокий уровень свободы усмотрения, саморегуляции личности.

Принципы права обладают рядом специфических черт, качеств, особенностей:

высшая степень всеобщности и универсальности, стабильность и долговременность действия, обеспечение единства и внутренней непротиворечивости права в целом. Они не придаток юридических норм, не дополнение к ним, а самостоятельный высокозначимый регулятивный элемент в структуре права. Принципы права прямо регулируют поведение граждан: во всех случаях непосредственного действия прав и свобод человека и гражданина; при наличии у индивидов одинакового правового статуса и соответствующей ему правовой роли; при удовлетворении гражданами своих законных интересов; в случаях, когда требуется в определенной мере нейтрализовать негативное действие дефектных юридических норм (противоречащих, устаревших и т. п.); при конкуренции с нормами права; при реализации нормативных положений (обыкновений) правоприменительной практики. С позиции человеческого измерения права в работе дается примерный перечень общеправовых принципов.

Цель права. Главной целью российского права является человек, его права и свободы как высшая ценность. Основная цель российского права разделяется на три взаимосвязанные цели. Такими целями будут: признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина. Главная цель и конкретизирующие ее цели - это общие цели для всей системы форм (источников) права.

По сложившейся в правотворческой практике традиции цели устанавливаются в разделе «Общие положения», а при отсутствии таких разделов в первых статьях нормативно-правовых документов. От характера регулируемых отношений зависит и очередность закрепляемых в законе конкретных целевых установок. Тем самым цели права предопределяют регулятивную или охранительную направленности того или иного нормативного правового документа.

В зависимости от поставленной цели осуществляется выбор средств для ее достижения. Так, если цель - развить общественные отношения, содействовать становлению новых социально ценных связей, то в тексте документа преобладают юридические средства позитивно побуждающего вида (дозволения, поощрения, льготы и пр.). И наоборот, если цель - охрана и защита определенных отношений, то употребляются преимущественно юридические средства ограничивающего плана (запреты, приостановления, наказания и т. п.). Применительно к отстаиваемой в работе теории правопонимания превращение цели права в средство ни при каких условиях недопустимо. Человек, его права и свободы с точки зрения естественно-позитивного права могут быть только целью.

Поэтому необходимо, чтобы главная цель права и конкретизирующие ее цели получили четкое и ясное закрепление во всех законах, подзаконных актах, иных источниках (формах) права, регулирующих права и свободы человека и гражданина. Особые требования должны предъявляться к кодифицированным законодательным нормативным актам. В каждом из них в обязательном порядке в разделе «Общие положения» одной из первых должна быть отдельная статья, посвященная цели(-ям) соответствующего законодательства. К сожалению, такие специальные статьи есть не во всех даже отраслевых кодексах.

Задачи права. Довольно часто цели и задачи рассматриваются как синонимы. Соискатель поддерживает тех ученых, которые допускают возможность нахождения различия между ними. Если цель представляет собой идеально намечаемый результат, то задачи выступают в качестве плана действий, мысленно выработанного процесса движения к цели. Закрепив главную цель и ближайшие (конкретизирующие) цели, законодатель должен сформулировать и задачи, т. е. определить, что надо сделать, чтобы достичь поставленные цели. В нормотворческой практике такое разграничение не всегда проводится. В ряде новейших кодифицированных нормативных актах вообще не говорится о целях, а сразу ставятся задачи (ст. 2 УК РФ, ст. 12. КоАП РФ, ст. 2 АПК РФ и др.). Такая законодательная экономия вряд ли полезна. Особенно возникнут серьезные сложности в ситуациях, которые не урегулированы юридическими нормами.

Здесь для правореализующих субъектов любое включенное в текст статьи закона нормативное обобщение служит надежным ориентиром в выборе оптимального варианта поведения. В этом отношении положительный пример дает Трудовой кодекс РФ (ст. 1 названа «Цели и задачи трудового законодательства»).

Правовые дефиниции. Нормативность дефиниции в том, что она выполняет функцию трафаретного указателя, с помощью которого возможно подтвердить подлинность обстоятельств или явлений, имеющих отношение к разбираемому делу (В.М. Горшенев), внести определенную точность и ясность в содержание и направленность правового регулирования. Те или иные юридические понятия можно найти практически в различных формах (источниках) права. В 90-е годы XX века их влияние на процесс правового регулирования заметно возрастает.

Можно говорить о формирующейся тенденции включения в тексты нормативно-правовых документов не отдельных понятий, а их ассоциации (комплекса).

Теперь все чаще основные понятия уже не «разбрасываются» по разным статьям, например, нормативных актов, а «собираются» вместе, как правило, в одной из первых статей. Желательно, чтобы данная тенденция получила устойчивый характер и широкое распространение. Дело в том, что когда юридические понятия, имеющие общее значение для всего нормативного акта, «распыляются» по всему тексту, их регулятивная энергия значительно снижается. Находящиеся где-то «в глубине» правового акта, они либо вообще остаются невостребованными, либо если и востребуются, то лишь в контексте той его части, в которой и расположена данная юридическая дефиниция.

Правовая презумпция. Презумпция - это обобщение не достоверное, а вероятное. Однако степень их вероятности очень велика, поскольку основывается на обобщении достаточно большого количества случаев (В.К. Бабаев). Это и позволяет осуществить тот или иной выбор, который будет верен в отношении всех обобщенных случаев. И чем выше доля вероятности имеющихся предположений, тем сильнее будет проявляться регулятивная энергия презумпций.

Так, усиление в обществе влияния презумпции правомерности незапрещенного побуждает к инициативному, творческому поведению всех тех, кто готов действовать по своему усмотрению, свободно устанавливать свои права и обязанности на основе договора и определять любые не противоречащие законодательству условия договора. Не менее важное значение имеет и презумпция добропорядочности гражданина. Во всех случаях, когда закон ставит защиту прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников правоотношений предполагаются. Данное обстоятельство рассчитано на рост числа правоактивных субъектов, ибо закон на стороне добропорядочных граждан, даже если спор возник между ними и государством или его органами. В тесной связи с рассмотренными презумпциями находится и презумпция знания законов.

Правовая фикция. Многие исследователи отмечают заметное распространение фикций в российском законодательстве. Рост числа юридических фикций доказывает, что законодательное признание несуществующего в реальности существующим имеет место в жизни, полезно и перспективно для дальнейшего развития.

Особенно такая перспектива отчетливо просматривается в рамках общедозволительного типа правового регулирования. Формула «можно делать все, кроме запрещенного» рассчитана на беспрепятственное, непрерывное по своему усмотрению пользование правами и свободами за пределами запрещенного. Однако в жизни немало ситуаций, когда на пути граждан появляются «юридические заторы», способные парализовать работу механизма правового регулирования. Вот здесь то и незаменимы правовые фикции. Благодаря им субъекты получают возможность воспользоваться правами, которые оказались «замороженными» в силу различных фактических обстоятельств. Иными словами, с помощью «вымысла во благо» открывается доступ к недостающим правам личности, снимаются возникшие преграды для возобновления процесса их реализации. Правовые фикции, оказывая управомочивающее регулятивное воздействие на субъектов, вносят в правовое регулирование общественных отношений необходимый динамизм и определенность; ограничивают возможность произвольных, необоснованных решений;

способствуют реализации и охране прав граждан (К.К. Панько); обеспечивают простоту и экономшо в правовом регулировании. Перечень изложенных в работе управомочивающих нормативных обобщений не является исчерпывающим.

Третий параграф - «Упраеомочивающие нормы». Автор считает, что действительное место и роль в правовом регулировании управомочивающих норм еще по-настоящему не оценены. Ее особенности недостаточно учитываются при раскрытии существенных признаков юридической нормы как родового понятия. В частности, среди общих для всех норм права признаков называются государственно-властное предписание, общеобязательность, представительно-обязывающий характер, принудительность исполнения. Все приведенные характеристики охватывают собой нормопонимание в сугубо обязательном, но не в дозволительном смысле.

Наделяя индивидов свободой распоряжения своими правами, управомочивающая норма делает это не в приказном порядке, не допускающем ее непринятия, а в таких мягких словесных формулировках, как: «имеет право», «вправе», «может», «возможно». Ее настойчивое приглашение к действию зиждется не на навязывании индивидам того или иного поведения, а на содержащихся в управомочивающей норме ориентирах, обозначающих желательный, в первую очередь для личности, диапазон свободы. Действенность нормы дозволения напрямую зависит от признания и принятия ее личностью.

Управомочивающим нормам не свойствен и представительно-обязывающий характер. Они непосредственно не закрепляют юридических обязанностей.

В них записано лишь право требования (притязания) к обязанным субъектам.

Надо различать реально имеющий место элемент содержания нормы права (права) и виртуальный (воображаемый - обязанности), который, безусловно, должен быть закреплен, но уже в самостоятельных обязывающих (запрещающих) нормах. Поэтому более предпочтительно говорить не о представительнообязывающем характере управомочивающей нормы, а о признаке системности права, который и связывает между собой различные по содержанию юридические правила поведения.

Автор классифицирует управомочивающие нормы в зависимости от уровня индивидуального регулирования (саморегуляции): определенные управомочивающие нормы; управомочивающие нормы, дозволяющие выбор вариантов поведения; управомочивающие нормы, дозволяющие выбор аналогичного варианта поведения; управомочивающие нормы, дозволяющие свою конкретизацию в зависимости от сложившейся ситуации (ситуационные); управомочивающие нормы, дозволяющие создание правила поведения, отличного от имеющегося в них (диспозитивные нормы); рекомендательные нормы.

Четвертая глава «Право и мораль» состоит из трех параграфов. В первом из них «Постановка проблемы» исследуются две противоположные позиции. Мораль важнее права. Данное представление строится на том, что восточно-православное общество ориентируется прежде всего не на «безликие законы» автономных личностей, а этику индивидов, объединенных коллективными нравственными ценностями (И.А. Василенко). В основе публичного порядка лежит не правовая основа, в привычном смысле этого слова, а исключительно нравственная, т. е. христианство (A.M. Величко). Полная зависимость права от морали нашла свое выражение в теоретической конструкции «право как этический минимум» (B.C. Соловьев): идея превосходства морали над правом, хотя и на другой идеологической платформе, получила распространение в XX веке в партийных документах и трудах ученых социалистических стран.

Мораль не важнее права. Взгляды о превосходстве морали не имеют сколько-нибудь серьезных оснований. Наряду с общепринятой и передовой моралью существует и порой сохраняет крепкие позиции мораль, фиксирующая порядки, отвергнутые историей и прогрессом. Суровые и жесткие черты права во многом коренятся не в чем ином, как в морали, в ее бескомпромиссных, нередко максималистских, предельных требованиях, безоглядных императивах (С.С. Алексеев). Несогласие среди ряда ученых вызвало и утверждение о том, что право является частью морали как некий «минимум нравственности». На самом деле право не является частью морали, как и мораль - частью права. Ни одна из этих категорий не подчинена другой и не соотносится как частное с общим (Г. Ханай).

Чтобы отдать предпочтение одной из них либо предложить какой-то иной вариант решения вопроса, автор провел обстоятельный сравнительный анализ двух противоположных позиций. За основу взяты ключевые понятия для права и морали: «долг» (обязанности) и «возможность» (права).

Второй параграф «Право и мораль в аспекте должного (обязанностей)» начинается с анализа этики И. Канта. Ее влияние на отечественную философию и теорию права было и остается весомым. Особенность этики Канта в том, что свободу в морали и в праве он рассматривает в аспекте обязанности.

Он различает обязанности правовые и моральные. Первые Кант называет внешними, вторые внутренними. Свобода, к которой имеют отношение юридические законы, может быть лишь свободой во внешнем применении; а та свобода, к которой имеют отношение моральные законы, может быть свободой и во внешнем, и во внутреннем применении произвола. Механизм нравственного регулирования, по Канту, включает довольно жесткие средства воздействия на волю индивида: повеление, зависимость, обязательность, принуждение. Однако внешнее принуждение (гетерономия) заменяется добровольным самопринуждением по отношению к нравственному закону. Кант не допускает никакой возможности наличия рядом с моральным законом других мотивов за исключением чувства удовлетворения от исполненного долга.

По мнению Канта, учение о праве и учение о добродетели (морали) отличаются друг от друга не столько своими разными обязанностями, сколько характером законодательства, связывающего с законом разные мотивы. По сравнению с этическим законодательством юридическое законодательство допускает и иной мотив, а не саму идею долга. Таким подходящим мотивом юридического законодательства является внешнее принуждение. Юридическое законодательство (строгое право) «...должно принуждать, а не быть привлекательной приманкой»1. Поэтому право и правомочие принуждать одно и то же.

С точки зрения диссертанта, принуждение, исходящее изнутри или извне, сходно в главном - существенном ограничении личных потребностей и интереКант И. Соч.: В 6 т. - Т. 4. - Ч. 2. - С. 126.

сов обязанного субъекта. В то же время в позитивном праве наряду с его внешней составляющей (принуждением) в качестве самостоятельной получила постоянную «прописку» его внутренняя составляющая (убеждение, воспитание), опирающаяся на добровольное соблюдение и исполнение обязанности. В работе подчеркивается, что добровольность не означает именно самопринуждение при следовании запрету или позитивной обязанности. О потенциальном самопринуждении нужно вести речь тогда, когда должное поведение совершается по одной только необходимости и вопреки личному желанию, склонности. Если же добросовестное осуществление юридической обязанности несет выгоду обязанному лицу, то определить такой случай как изнутри навязанный вряд ли правильно.

Юридическая обязанность должна быть при необходимости жесткой, категоричной в отношении должников, которые нарушают запрет, не исполняют обязанность. В остальных ситуациях должна действовать презумпция добропорядочности обязанного субъекта. Доверие к людям, понимание их, учет их потребностей и интересов, соединенные с требовательностью, и лежат в основе добровольного осуществления обязанности. Не случайно право (его точнее назвать разумным, нежели строгим) ставит осуществление должного в зависимость от возможности личности, особенностей возникшего конкретного правоотношения. В таких случаях одновременно с юридической обязанностью существует право (не путать со слиянием, совпадением прав и обязанностей) на ту или иную ее корректировку и даже устранение: юридическая обязанность, реализуемая с учетом заслуживающих внимания обстоятельств; юридическая обязанность, реализуемая на льготных условиях; юридическая обязанность, осуществление которой может быть отсрочено; юридическая обязанность, реализация которой может быть приостановлена; юридическая обязанность, допускающая свою замену другой обязанностью; юридическая обязанность, осуществление которой можно передать третьим лицам; юридическая обязанность, от осуществления которой субъект может быть освобожден. Таким образом, деление юридических и нравственных обязанностей, соответственно, на внешние и внутренние достаточно условно.

Третий параграф - «Право и мораль в аспекте возможного (прав)».

Гражданское состояние Кант рассматривает только как состояние правовое, основанное на свободе, равенстве, самостоятельности каждого члена общности как гражданина. Кант говорит о необходимости уважать чужое право и отстаивать свое право. И все же, по словам Канта, его этическое учение есть учение об обязанностях. Свобода, как и равенство в долге, интересует Канта, главным образом, в негативном смысле. Свобода есть независимость от принуждающего произвола другого. Равенство есть независимость, состоящая в том, что другие не могут обязать кого-либо к большему, чем то, к чему он с своей стороны может их обязать1. Отсюда право - это совокупность условий совместимости свободы одного лица со свободой другого.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Суряпин Сергей Юрьевич СИСТЕМА КОСВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В НИГЕРИИ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Специальность 07.00.03. – Всеобщая история (новое и новейшее время) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Саратов 2006 Работа выполнена на кафедре истории нового, новейшего времени и международных отношений Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Мирзеханов Велихан...»

«Баязитова Розалия Рафкатовна Традиционный этикет в башкирской семье Специальность 07.00.07 – этнография, этнология, антропология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ижевск – 2006 Работа выполнена в Отделе этнографии и антропологии Ордена Знак Почета Института истории, языка и литературы Уфимского научного центра Российской академии наук Научный руководитель – кандидат исторических наук, Заслуженный работник культуры Республики...»

«КОЛЕСНИЧЕНКО ЕЛЕНА НИКОЛАЕВНА Фольклор в краеведческой и просветительской деятельности священнослужителя Е.Д. Золотова Специальность 10.01.09 – фольклористика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Челябинск – 2011 Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Курганский государственный университет на кафедре истории литературы и фольклора. Научный руководитель : доктор...»

«Данилевский Игорь Николаевич ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ЛЕТОПИСНЫХ ТЕКСТОВ Специальность 07.00.09 — Историография, источниковедение и методы исторического исследования Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора...»

«РАДОМСКИЙ Ярослав Леонидович Этнический состав Причерноморской Руси Специальность 07.00.02 - отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва - 2004 Работа выполнена на кафедре Истории России исторического факультета Московского педагогического государственного университета Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор [КУЗЬМИН Аполлон Григорьевич] Официальные оппоненты : доктор исторических наук,...»

«МЕЛИХОВ Вадим Александрович ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КАК ОСОБАЯ ФОРМА ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРИНУЖДЕНИЯ (ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ) 12.00.01 — теория и история права и государства; история учений о праве и государстве АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Саратов — 2011 2 Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Саратовская государственная академия права Научный руководитель —...»

«Цагарелли Елена Борисовна ЛИЧНОСТНЫЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ НЕРАВНОВЕСНЫХ ПСИХИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ Специальность 19.00.01 -общая психология, психология личности, история психологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук Казань-2003 Работа выполнена на кафедре психологии Института экономики, управления и права (г.Казань). Научный руководитель : доктор психологических наук, профессор Прохоров Александр Октябринович Официальные оппоненты :...»

«ГАЙДУКОВ Алексей Викторович ИДЕОЛОГИЯ И ПРАКТИКА СЛАВЯНСКОГО НЕОЯЗЫЧЕСТВА Специальность 09.00.06 - философия религии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Санкт-Петербург 2000 Диссертация выполнена на кафедре религиоведения Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена Научный руководитель - доктор философских наук, профессор Гордиенко НС Официальные оппоненты - доктор философских наук, профессор...»

«Ракитина Екатерина Васильевна Классификация в российском трудовом законодательстве Специальность 12.00.05 – трудовое право; право социального обеспечения Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Екатеринбург 2009 Диссертация выполнена на кафедре трудового права государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Уральская государственная юридическая академия Научный руководитель : доктор юридических наук,...»

«УДК 342.56 (575.172) КАБУЛОВ ХОЖАБАЙ АЛДАШОВИЧ СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ В РЕСПУБЛИКЕ КАРАКАЛПАКСТАН (историко-правовое исследование) 12.00.01 - Теория и история государства и права; история политических и правовых учений А В Т О Р Е Ф Е РА Т диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Ташкент – Работа выполнена на кафедре Теория государства и права Ташкентского...»

«Буянова Наталья Владимировна ДИНАМИКА ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА В СОВРЕМЕННЫХ ДЕМОКРАТИЯХ (ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) Специальность 23.00.02 – политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Казань 2007 3 Диссертация выполнена на кафедре политологии факультета международных отношений и политологии Казанского государственного...»

«Девтеров Андрей Александрович Греческий вопрос в политике Российской империи во второй половине XVIII - первой трети XIX вв. Специальность: 07.00.02 - Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Майкоп 2003 Диссертация выполнена на кафедре истории Адыгейского государственного университета Научный руководитель - доктор исторических наук, профессор Малышева Е.М. доктор исторических наук, Официальные оппоненты : профессор...»

«ЗУЙКИНА АННА СЕРГЕЕВНА ИНСТИТУТЫ МЕЖБЮДЖЕТНЫХ ОТНОШЕНИЙ И СТРАТЕГИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ МУНИЦИПАЛЬНЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ ВЛАСТЕЙ (ПО МАТЕРИАЛАМ ПЕРМСКОГО КРАЯ) Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Казань 2014 Диссертация выполнена на кафедре политических наук Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования...»

«ВАСИЛЬЕВ СТАНИСЛАВ АЛЕКСАНДРОВИЧ ИСКУССТВО ДРЕВНЕГО НАСЕЛЕНИЯ ВОЛГО-КАМЬЯ В АНАНЬИНСКУЮ ЭПОХУ (ИСТОКИ И ФОРМИРОВАНИЕ) Специальность 07.00.06 — археология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук С.-ПЕТЕРБУРГ 2002 Работа выполнена на кафедре археологии исторического факультета СанктПетербургского государственного университета Научный руководитель : доктор исторических наук,...»

«РОГОЗИНА Эльвира Расилевна САМООПРЕДЕЛЕНИЕ СМЫСЛА ТЕКСТА СОЦИАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ 09.00.11. – социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ижевск - 2005 2 Диссертационная работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Удмуртский государственный университет Научный руководитель : доктор философских наук, профессор Ольга Николаевна Бушмакина Официальные оппоненты : доктор...»

«ХАЧИНСКИЙ КИРИЛЛ БОРИСОВИЧ ТРАНСФОРМАЦИОННЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ГЛОБАЛИЗАЦИИ В РЕФОРМИРОВАНИИ И МОДЕРНИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ (ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ) Специальность 12.00.01. – Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Санкт-Петербург 2007 2 Работа выполнена на кафедре государственного и административного права ГОУ ВПО Санкт-Петербургский...»

«ГАЛИЕВ ИНСАФ МУШАРРАФОВИЧ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИЕ СВЯЗИ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН в 1990-е гг. Специальность 07.00.02. – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Казань - 2006 Работа выполнена в отделе истории и общественной мысли Института Татарской энциклопедии Академии наук Республики Татарстан доктор исторических наук, профессор, Научный руководитель : Шайдуллин Рафаиль Валеевич Официальные оппоненты : доктор...»

«Смирнова Ольга Михайловна ФИЛОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВОТОЛКОВАНИЕ Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук Казань – 2007 2 Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина Научный...»

«АНДРЕЕВА Алсу Радиковна ТРАНСФОРМАЦИЯ СИСТЕМЫ ЭТНОНАЦИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ПОЛИКУЛЬТУРНОМ РЕГИОНЕ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ (НА МАТЕРИАЛАХ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН) Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Казань - 2011 Работа выполнена на кафедре истории, философии, социологии и политологии Государственного бюджетного образовательного учреждения высшего...»

«Гилазова Чулпан Маликовна Проблемы литературоведения в историко-литературном наследии Г.Сагди 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (татарская литература) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Казань – 2006 2 Работа выполнена на кафедре методики преподавания татарского языка и литературы Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Казанский государственный университет им....»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.