WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

1

НОВОСИБИРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ

(АКАДЕМИЯ) имени М. И. ГЛИНКИ

На правах рукописи

ЯРОШ ОЛЬГА ВЛАДИМИРОВНА

ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЙ РОМАНТИЧЕСКИЙ

ПРИНЦИП МОНОТЕМАТИЗМА

В КОНТЕКСТЕ ТЕОРИИ МЕТАМОРФОЗ И.В. ГЕТЕ

Специальность 17.00.02.-17 – Музыкальное искусство

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения 2 Новосибирск 2010

Работа выполнена на кафедре истории, философии и искусствознания Новосибирской государственной консерватории (академии) им. М. Глинки

Научный руководитель: доктор искусствоведения Н.П. Коляденко

Официальные оппоненты: доктор искусствоведения И.В. Алексеева доктор искусствоведения Л.В. Александрова

Ведущая организация: Российский государственный педагогический университет им. А.И.Герцена (Санкт-Петербург)

Защита состоится 19 ноября 2010 г. в 15 часов на заседании совета Д 210.011.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Новосибирской государственной консерватории (академии) им. М. И. Глинки (630099, Новосибирск, ул. Советская, 31).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Новосибирской государственной консерватории (академии) им. М. И. Глинки.

Автореферат разослан « » октября 2010 г.

И.о. ученого секретаря диссертационного совета доктор искусствоведения М.Г. Карпычев

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Одной из характерных черт современной научной парадигмы является сближение естественных и гуманитарных наук

, науки и искусства. В ХIХ-ХХ веках в результате многочисленных научных открытий происходит осознание Вселенной как целостной, непрерывно развивающейся и самоорганизующейся системы. Одной из основных целей научного знания становится постижение внутренних, глубинных закономерностей, лежащих в основе различных явлений и процессов.

Новая картина мира повлекла за собой изменения в научной методологии.

В конце XX века при рассмотрении сложных развивающихся систем широко начал применяться междисциплинарный комплексный подход; рассмотрение разного рода процессов стало осуществляться более гибко, с учетом вероятностного момента, осознание односторонности любого метода привело к изучению проблем интерпретации, истолкования.

В этом контексте невозможно переоценить значение научной и художественной деятельности Гете, который одним из первых в Новое время заговорил о мире как о едином бытии, обладающем собственными законами развития.

Гете считается основателем науки о живом, которую он определял как морфологию (morphe – форма, logo– наука) – «учение о форме, образовании и преобразовании органических тел»1. Морфология в таком понимании – наука не о формах-схемах, но о динамически-целостных формах, в первую очередь органических. В основе его морфологии лежит так называемая теория метаморфоз (от греч. meta – между, после, вслед за и morphe – форма), рассматривающая превращения, существенные изменения, преобразования различных жизненных форм и явлений. В этой теории определяются сущностные признаки природных и художественных органических процессов, устанавливается метод их изучения как отличных от механистических, постижение которых основано на рациональных методах.

Многие мысли, положения гетевского учения и мировоззрения оказываются созвучными романтической эстетике2, в которой большое значение имеет идея живого, органичного развития: «эстетическое – это для романтика не столько прекрасное, сколь живое – в мире, понятом как организм» 3. Романтической натурфилософии, как и Гете, была свойственна связь рационального и идеального, научного и художественного. Весь мир представал перед романтиками как постоянное движение и развитие. По сравнению с Гете, романтики углубляют представления об органическом, рассматривая его проявления в сфере искусства, в культурной, социальной жизни. Однако именно Гете принадлежит попытка создать теорию развития и преобразования явлений, утверждение нового Гете И.В. Избранные философские произведения. – М., 1964. – С. 94.

Речь идет прежде всего об эстетике раннего немецкого романтизма, о романтической натурфилософии.

Михайлов А. Эстетические идеи немецкого романтизма // Эстетика немецких романтиков. – СПб., 2006. – С. 423.

метода, значимость которого наиболее очевидно была осознана во второй половине XX века.

С историко-культурным контекстом эпохи, обусловленным поисками органичной непрерывности форм движения жизни и ее постоянных видоизменений, связано появление в романтической музыке принципа монотематизма. В смысловом отношении монотематизм является воплощением целостного многомерного процесса развития психологического состояния, раскрытия его контрастных сторон на основе внутреннего глубинного единства: «…монотематическое развитие … явилось … идеальной подосновой исповедальной романтической фабулы, раскрывшей человека в диалектике его устойчивых свойств и меняющихся состояний духа»4.

Выявление органичной непрерывности развертывания музыкального процесса и музыкально-тематических метаморфоз в романтической музыке обусловливает поиск адекватных исследовательских подходов. В анализе романтических монотематических процессов в музыковедении накоплен большой материал. Специфика романтических образных антитез осмысливается в содержательном плане, в связи с особенностями романтического формообразования.

Изучаются музыкально-тематические, в том числе, монотематические способы развития. Однако до настоящего времени не предпринималась попытка соотнести принцип монотематизма с морфологией Гете.

Близость обозначенных явлений выражается прежде всего в их направленности на внутренний, глубинный план различных жизненных процессов, сущностными качествами которых являются целостность, единство внешнего и внутреннего. Именно этот факт определяет актуальность данного подхода. Он состоит в таком осмыслении романтических монотематических процессов, в котором в качестве базовых компонентов избраны основополагающие черты теории метаморфоз.

Направленность на постижение глубинного плана музыкально-тематических процессов – одна из актуальных тенденций отечественного музыкознания.

Прежде всего она связана с интонационным методом анализа, сформулированным Б. Асафьевым5 и позволяющим рассматривать процесс интонирования музыки как органичное саморазвертывание ее смыслового содержания. Дополнением к интонационному анализу являются различные пути исследования чувственного континуума музыкального звучания, его фонических, экспрессивноэмоциональных характеристик. В их числе – обращение к приобретающим в последнее время актуальность синестетическим составляющим музыкального звучания, позволяющим зафиксировать многообразные межчувственные оттенки непрерывного образного становления. С помощью такого подхода оказывается возможным выявить глубинные нюансы и аспекты смыслового поля монотематических процессов в романтической музыке.

Медушевский В. Интонационная форма музыки. – М., 1993. – С. 147.

В связи с этим необходимо подчеркнуть, что идеи Гете имели большое значение для становления интонационной теории Б. Асафьева.

Обозначенная актуальность исследования позволяет определить его объект, сформулировать его предмет, цели и задачи.

В качестве объекта исследования выступает явление монотематизма в западноевропейской романтической музыке.

Музыкальным материалом диссертации являются инструментальные произведения западноевропейских романтиков Ф. Листа и Р. Шумана. Принцип монотематизма в избранных произведениях Ф. Листа находит свое наиболее последовательное воплощение, в творчестве Р. Шумана – оригинальное преломление.

Предмет исследования – рассмотрение западноевропейского монотематизма в контексте теории метаморфоз Гете.

Цель работы – уточнение при посредстве теории метаморфоз Гете сущностных характеристик монотематизма в романтической музыке.

Данная цель определяет ряд задач, поставленных в диссертации:

1) определить особенности мировоззрения Гете, способствующие целостному постижению процесса становления жизненных явлений;

2) раскрыть принципы теории метаморфоз Гете;

3) выявить значение взглядов Гете для науки о музыке;

4) осмыслить возможность корреляции принципов теории метаморфоз с исследованием особенностей романтических музыкально-тематических процессов;

5) соотнести анализ романтического монотематизма в контексте теории метаморфоз с элементами синестетического подхода, вскрывающего глубинные нюансы непрерывного музыкального становления;

6) рассмотреть в обозначенном ракурсе варианты монотематизма в произведениях западноевропейских романтиков.

Методологическую основу работы составил комплексный подход, объединяющий музыковедческие, философско-эстетические, культурологические, искусствоведческие методы, имеющие значение для рассмотрения поставленной проблемы.

Философскую и культурологическую основу диссертации составляют работы И.В. Гете по естествознанию и искусствознанию, в которых излагаются его воззрения на различные природные и художественные явления. В осмыслении основных тенденций гетевского мировоззрения значимыми были труды В. Лихтенштадта, И. Канаева, К. Свасьяна, Г. Волкова, П. Горохова, М. Шагинян, посвященные исследованию личности Гете, его естественнонаучной деятельности и художественного творчества. Кроме того, для подтверждения актуальности гетевской идеи развития и становления важными стали положения работ представителей «философии жизни» (О. Шпенглер, А. Бергсон, В. Дильтей) и современной синергетики (А. Копцик, Д. Чернавский, Ю. Баранцев). Рассмотрению общих культурологических и искусствоведческих аспектов изучаемой проблемы способствовали исследования А. Михайлова М. Бахтина, И. Чечота, Б. Асафьева, А. Веберна, Э. Курта.

В определении сущностных черт романтической эстетики автор диссертации опирается главным образом на труды Я. Берковского, А. Михайлова, Ф. Федорова, в области музыки – работы И. Соллертинского, В. Конен, Н. Николаевой, В. Ванслова, в которых определяются художественные особенности музыкальных произведений романтиков.

В осмыслении вопросов музыкального тематизма, в выяснении нюансов и критериев особенностей тематического развития, присущих разным историческим стилям, актуальными для диссертации стали музыковедческие труды В. Бобровского, С. Скребкова, В. Протопопова, В. Цуккермана, М. Михайлова, В. Вальковой, Е. Ручьевской, В. Холоповой, Е. Чигаревой.

Для рассмотрения вопроса о методологических подходах, актуальных в современном музыкознании, значимы в контексте данного исследования работы Б. Асафьева, Л. Мазеля, В. Цуккермана, В. Медушевского, И. Земцовского, Ю. Рагса, в которых обосновывается важность целостного, синтетического восприятия и анализа музыки, а также раскрывается специфика интонационного метода анализа.

В разработке методологических подходов к анализу глубинного уровня музыкально-тематических метаморфоз в романтическом монотематизме актуальными оказались применение идеи непрерывного эйдосного становления музыкального смысла А. Лосева и понятие интрамузыкальной семантики М. Арановского. В применении синестетического аспекта рассмотрения тематических процессов в музыкальных произведениях романтизма значимыми являются исследования Н. Коляденко, разработавшей в опоре на труды А. Веллека и Б. Галеева принципы синестетического анализа музыкальных текстов.

Анализ монотематических процессов в музыке Ф. Листа и Р. Шумана, раскрытие их смыслового контекста в конкретных произведениях опирается на работы, связанные с исследованием жизненного и творческого пути композиторов (Я. Мильштейн, Д. Житомирский, А. Меркулов, Г. Крауклис, Н. Николаева, В. Конен).

При опоре на упомянутые источники в предпринятой работе выдвигаются проблемы, прежде не становившиеся предметом исследования. С одной стороны, в музыковедческой литературе обращение к личности Гете в основном ограничивалось идейно-содержательным аспектом: рассматривалось обращение композиторов к мотивам, сюжетам и образам его литературного творчества.

Морфологический параметр теории Гете при этом оставался без внимания исследователей. С другой стороны, не существует работ, в которых бы анализировалась сущность того, как истолковывали идеи Гете выдающиеся музыковеды, в частности, Б. Асафьев, и какое методологическое значение это имело для современной науки о музыке.

Подчеркнем, что идеи Гете привлекаются в диссертации лишь в том контексте, который значим для поставленной проблемы. В работе отражаются лишь отдельные стороны гетевского учения. В то же время здесь не ставится задача проследить конкретно-историческое влияние теории метаморфоз на романтические музыкально-тематические процессы. Учение Гете не воплощается целенаправленно в романтическом искусстве, а содержит импульсы для его осмысления в музыковедческой рефлексии. Таким образом, в диссертации оказывается значимым методологический аспект. Важность в данном случае приобретает осмысление идей Гете как области теоретического знания, способствующей интеграции музыковедения с общенаучными и общехудожественными проблемами. При этом «перевод» идей великого мыслителя на язык музыковедческой проблематики, как представляется, даст возможность интерпретации в предложенном ключе не только романтических музыкально-тематических процессов, но и других явлений, возникших без непосредственного влияния личности Гете.

Научная новизна исследования непосредственно связана с его проблематикой, с поставленными в нем целями и задачами. В диссертации впервые подлежит научному рассмотрению ряд проблем:

– раскрывается значение идей Гете для науки о музыке;

– очерчиваются основные принципы теории метаморфоз, представленные в работах Гете в разрозненных высказываниях;

– принципы теории метаморфоз соотносятся с особенностями творческого метода романтиков;

– вводится в научный обиход осмысление романтического монотематизма в контексте основных понятий теории метаморфоз Гете;

– для интерпретации романтического монотематизма в контексте гетевской морфологии привлекается синестетический подход;

– анализируются музыкальные произведения Ф. Листа и Р. Шумана в синестетическом аспекте, позволяющем дополнить и уточнить применение в их трактовке основных положений теории метаморфоз Гете.

Апробация работы. Диссертация выполнена на кафедре истории, философии и искусствознания Новосибирской государственной консерватории (академии) имени М.И. Глинки, неоднократно обсуждалась на заседаниях кафедры.

Материалы диссертации были представлены в форме докладов и сообщений на международных научных конференциях в Красноярской государственной академии музыки и театра (2008), Новосибирском государственном университете (2009), публиковались в сборниках научных работ и материалов всероссийских и международных научно-практических конференций Москвы, Екатеринбурга, Красноярска, Новосибирска, Омска, Краснодара.

Теоретическая и практическая ценность результатов диссертации заключается в возможности использования выявленных методологических подходов в разработке проблематики музыкального мышления, интерпретации музыкальных текстов; в дальнейшем развитии теории интонационного анализа, расширении сферы применения синестетического подхода для осмысления музыкально-тематических процессов. Теоретические положения диссертации могут быть полезны при рассмотрении стилевой специфики музыки романтизма в творчестве не только Ф. Листа и Р. Шумана, но и других его представителей.

Результаты диссертации используются в учебном курсе «Гармония» в Красноярской государственной академии музыки и театра. Они могут найти применение в таких учебных курсах, как «История зарубежной музыки», «Теория музыкального содержания», «Анализ форм».

Структура исследования. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, списка литературы (170 наименований) и Приложений, включающих нотные примеры и фрагменты литературных произведений, послуживших программными первоисточниками для сочинений Ф. Листа и Р. Шумана.

Во Введении содержится обоснование избранной темы, актуальности ее рассмотрения, определяются объект и предмет исследования, формулируются цель и задачи диссертации, ее научная новизна и практическая ценность, дается характеристика методологической базы, материала и структуры работы.

В главе I – «Идея целостности и органического единства природных и культурных явлений в мировоззрении Гете» определяются основные положения философии Гете, особенности его подхода к изучению различных жизненных явлений.

Параграф 1 – «Особенности подхода Гете к изучению природных и культурных явлений» посвящен выявлению сущности метода познания Гете в связи с его основными мировоззренческими представлениями.

Отличительной чертой мировидения Гете является стремление к цельности в восприятии жизненных явлений, к постижению мира в единстве духовного и материального, идеального и реального. В отличие от широко распространенных в его эпоху механистических представлений, основанных на рациональном постижении мира, разделении внешнего и внутреннего, для Гете принципиально важной становится мысль о единстве природы и человека, который является ее органичной частью. Вследствие этого постижение глубинных законов природы, по убеждению Гете, исключает резкую противопоставленность объекта субъекту и должно основываться на единстве чувственного и рационального, на стремлении обнаружить сущность того или иного явления как его внутреннее самовыражение.

Свой метод Гете определяет как синтетический, опирающийся на чередование разъединения и соединения, в противоположность абсолютизации аналитичности в рациональных методах познания. Синтетические суждения Гете предполагают значимость чувственного начала. С одной стороны, чувственная сторона – это познание жизненных явлений как многомерных и многозначных, направленность на постижение их глубинного плана, с другой стороны, чувственность – это неразрывная связь с непосредственным реальным опытом – восприятием, ощущением, зримой конкретностью, наглядностью. Эту способность Гете называл созерцанием.

Значимой для Гете является мысль о параллелизме природных и культурных явлений. В его представлении творения человека, главным образом произведения искусства, – это продолжение творений природы. Вместе с тем Гете различал данные сферы, подчеркивая мысль о том, что человек не должен подражать природе, но создавать качественно новое. Единство творчества природы и искусства Гете видел прежде всего в сходстве процессов их формообразования, утверждая, что «высочайшая и единственная операция природы и искусства есть оформление»6.

Таким образом, в познании природы Гете руководствовался следующими принципами. Для него была важна неразрывная целостность, нераздельность различных сторон бытия. В познании этой целостности, по его мнению, необходимо единство частного и общего, чередование аналитического «разъединения»

и синтетического соединения, при постоянном наблюдении процесса незаметного перехода одной формы в другую. Единство мышления и созерцания, внутреннего и внешнего, идеи и ее видимости как «вещного», предметного воплощения послужили основой для поисков ученым методологических подходов, способных вскрыть конкретные морфологические процессы их оформления.

В параграфе 2 – «Теория метаморфоз Гете» определяются основные положения гетевской теории как учения о становлении формы.

Одна из особенностей мировидения Гете – рассмотрение и познание жизненных явлений в движении, развитии и процессе. Гете подчеркивает: «Учение о форме есть учение о превращении»7. Сама идея метаморфоза высказывалась философами еще в XVI-XVII веках, но у Гете эта идея обретает черты целостного учения о закономерностях развития органических форм, хотя и не становится цельной научной концепцией, некой системой8. Именно Гете удается из множества методологических установок своего века выделить наиболее существенное, обозначить те тенденции, которые в дальнейшем подтвердили свою жизненность, оказались наиболее перспективными.

Рассматривая различные жизненные явления в развитии и становлении, Гете везде пытается установить некий принцип, исходное начало, благодаря которому они осуществляются. Этот принцип он называет прафеноменом. Обнаружив его первоначально в сфере природы, Гете с той же точки зрения рассматривает цветовые, звуковые явления, а также процессы художественного творчества, законы художественной формы. Каждый раз, в новой сфере, прафеномен приобретает новый облик. Таким образом, гетевская теория метаморфоз, возникшая в результате естественнонаучных наблюдений, в сущности, становится способом постижения процессов развития любых органических явлений.

Гете И.В. Избранные философские произведения. – М., 1964. – С. 321.

Гете И.В. Избранные философские произведения. – М., 1964. – С. 320.

Ее основные положения содержатся в отдельных, часто разрозненных работах и заметках по естествознанию и искусству.

На основании многочисленных работ и отдельных высказываний Гете в нашем исследовании определяются основные сущностные моменты гетевской теории метаморфоз.

1. Явление метаморфоза фиксирует глубокие, существенные измененияпреобразования, что связано прежде всего с живым, творческим, созидательным началом.

2. Важное понятие учения Гете – это понятие о ряде (Folge). Для Гете развитие – это прежде всего постепенный ряд отдельных этапов, каждый из которых постепенно переходит в следующий. Это развитие Гете определял словом ableiten – выводить, порождать, развертывать, действовать изнутри вовне.

Следовательно, ряд Гете – не формальный, конструктивный, но генетически обусловленный, саморазвивающийся (по М. Бахтину: «Мир Гете – прорастающее семя»).

3. Основным принципом теории метаморфоз является наличие прафеномена как источника развития, объединяющего и скрепляющего преобразования.

В отличие от механического целого, представляющего собой сумму единиц, части, составляющие живое целое, предполагают иной характер единства, основанного на соединении видимого - конкретных частей и невидимого, то есть целого, существующего до их проявления. Прафеномен являет собой соединение видимого и невидимого.

4. Следующий момент учения Гете связан с требованием конкретности, наглядности в выражении процесса оформления в развитии того или иного явления. Наглядность и конкретность становятся внешним чувственным воплощением глубинных процессов связи явлений, порождаемых прафеноменом.

5. Возможность глубоких, сущностных преобразований обусловливается, по Гете, внутренней полярностью прафеномена, являющейся источником развития.

6. С идеей полярности связано такое качество живого развития в теории Гете, как интенсивность.

7. Последнее важное понятие гетевского учения – это понятие пульсации, являющееся неотъемлемым качеством органичного развития. В теории метаморфоз Гете это явление определяется через коррелятивную пару систолы/диастолы означающих стяжение - растяжение, сжатие - расширение.

Идеи Гете о прафеномене и метаморфозах имели самое непосредственное значение для его размышлений об искусстве и для его художественного творчества. В искусстве он утверждает новый взгляд на форму как неразрывное единство формы и содержания, живой, органический процесс саморазвития.

Осмысление этой идеи происходит именно в эпоху романтиков, в романтическом искусстве. Особое значение она приобретает в музыке, что более подробно рассматривается в главе II диссертации.

Таким образом, морфологическая теория метаморфоз Гете, устанавливая законы, которыми определяются формы органических явлений, дает ключ к осмыслению их становления и развития. Диалектическая направленность теории Гете, осмысление им саморазвития природных форм, как показано далее, может стать основой рассмотрения органических процессов образного становления в искусстве в целом и музыкальном искусстве.

В параграфе 3 – «Влияние идей Гете на современную исследовательскую мысль» подчеркивается актуальность гетевских представлений для современной, главным образом, постнеклассической науки.

Одной из ключевых проблем постнеклассической науки является изучение различных явлений и процессов, как природных, так и общественных, культурных с точки зрения их становления и самоорганизации. Такой принцип рассмотрения жизненных закономерностей лежит в основе синергетики – современной теории эволюции открытых, неравновесных, нелинейных, самоорганизующихся систем. Эти представления, утверждающиеся в науке, являются созвучными Гете.

В разделе упоминается об особом значении для формирования этих воззрений работ представителей направления последней трети XIX – первой трети XX века «философии жизни», возникшего в противопоставление рационалистическим тенденциям европейской науки, опирающегося на понимание жизни как целостного, живого, развивающегося явления. Рассматривается влияние Гете на создание О. Шпенглером «Заката Европы», в котором он продолжает гетевские идеи, осмысливая культуру как процесс, как прафеномен всякой истории, «морфологически точное подобие микроистории отдельного человека, какого-нибудь животного, дерева или цветка»9. Отмечается, что в представлении А. Бергсона жизнь – это целостное понятие, охватывающее всю совокупность форм ее проявления на земле, во Вселенной. Непрерывность развития А. Бергсон связывает не только с миром материальных форм, но и с ключевыми качествами человеческой психики, внутренней жизни человеческого сознания. В целом, эти мысли во многом, несмотря на некоторые отличия, оказываются созвучными представлениям Гете.

В результате утверждается, что такие идеи Гете, как целостный взгляд на мир, одновременно заключающий в себе рациональное и чувственное начала, стремление познавать жизненные явления самых разных сфер бытия в процессе и становлении, обозначили тенденции, развитые представителями «философии жизни», в свою очередь, сыгравшие значительную роль в развитии современного научного знания.

В параграфе 4 – «Значение идей Гете для музыкальной науки» – предметом рассмотрения являются конкретные факты обращения к учению Гете представителей музыкальной науки – Б. Асафьева, А. Веберна и А. Михайлова.

Б. Асафьева в гетевском учении прежде всего привлекли идеи о форме как процессе, развитии содержания, об органической взаимосвязи частей целого. От Гете Асафьев воспринял идею подхода к произведению как к живому организму, развивающемуся в смене метаморфоз. Он довольно часто пользуется этим понятием для описания процессов развития в музыке: «В основе принципа темаШпенглер О. Закат Европы. Т.1. – Гештальт и действительность. – М., 1998. – С. 262.

тического развития лежит идея органического строения, роста, расцвета, созревания и умирания звуковой клетки, чья жизнь служит объединяющим и связующим началом среди непрерывной смены отношений»10.

Гетевская идея метаморфоза, прафеномена приводит современника Б. Асафьева – А. Веберна к выводу о том, что ведущим принципом организации музыкальных произведений является вариантность. «Прарастение» Гете как первоначальная форма, лежащая в основе всего живого, дает, как он указывает, самую далеко идущую связь противоположностей. Воплощением этого главного и универсального принципа формообразования становятся для А. Веберна композиции на основе двенадцати тонов.

В работах А. Михайлова содержатся сведения о гетевском замысле создания учения о звуке, в котором Гете стремился представить развитие музыки от естественных, физических истоков к законам музыкального искусства, его конкретно-историческим явлениям, осознать, каким образом складывалась система музыкального мышления.

Таким образом, идеи Гете, связанные с научными интересами, стали значимыми для науки о музыке. Они получили резонанс в трудах различных представителей искусствознания и явились основой для актуального в наше время осмысления музыки как живого процесса, находящегося в становлении и развитии.

В заключение главы I делается вывод о том, что основные положения гетевского учения об органической форме, его представления о единстве природы, взаимосвязи самых разных сфер бытия оказались весьма плодотворными для дальнейшего развития человеческих представлений о мире, для развития новых научных направлений как в сфере естествознания, так и в области гуманитарного знания.

Глава II – «Западноевропейский романтический принцип монотематизма в контексте гетевской морфологии» посвящена рассмотрению в обозначенном аспекте принципа монотематизма. В ней обосновывается правомерность экстраполяции морфологических представлений на область художественного творчества, рассмотрения явления монотематизма с позиций гетевского метода.

Содержанием параграфа 1 «Гете и особенности творческого метода романтиков» является характеристика сущностных черт романтической эстетики, в которой обнаруживаются моменты сходства с представлениями Гете, несмотря на нетождественность этих явлений.

Прежде всего, для романтиков характерна универсальность, всеохватность интересов, объединяющих воедино художественные воззрения и научные представления. В то же время для них приобретает значимость чувственная составляющая в познании, которая выражается, с одной стороны, в стремлении к конкретности и характеристичности в отображении тех или иных явлений, с другой Глебов Игорь (Асафьев Б.В.). Ценность музыки // De musica. – Петроград, 1923. – С. 27.

же стороны становится выражением внутреннего, глубинного плана, концептуального начала.

Одна из ключевых черт творческого метода романтиков – вдение жизни в процессе, становлении. Важно подчеркнуть, что эти процессы в романтическом искусстве обнаруживают признаки органичности. В понимание органического романтики вносят новые акценты – обогащают его идеей хаоса 11. Идея хаоса акцентирует глубинный уровень различных явлений, на котором, с точки зрения современных представлений, проявляются качества спонтанности, непредсказуемости, стихийности, вероятностности, многовариантности возможностей, путей развития.

Гетевским представлениям о прафеномене близкими оказываются обращения романтиков к истокам – историческим, культурным, связанные со стремлением понять настоящее в контексте прошлого. С этой чертой связано и понимание романтиками творческого процесса как проистекающего из некоего сущностного источника, основанного на выведении, прорастании. В музыкальном искусстве этот принцип наиболее отчетливо воплотился в явлении монотематизма.

Важное значение в романтическом мировоззрении имеет идея полярности, которая была широко распространена в ту эпоху в представлениях о природе. В художественных произведениях романтиков полярность, с одной стороны, выражает идею «двоемирия», конфликтное восприятие мира, воплощающееся в противопоставлении антитез – возвышенного и земного, идеального и реального, прекрасного и безобразного, трагического и комического. С другой стороны, симультанная полярность у романтиков часто выражает контрастные стороны единой сущности. В художественном творчестве многих романтиков это воплотилось в идее двойничества. (Достаточно вспомнить «Двойника» Шуберта, а также единство фаустовского и мефистофельского начал у Листа, воспринятого им от Гете). Данная особенность отразилась и в широком распространении в романтическом методе приема образных трансформаций.

С указанными моментами связана эмоциональная интенсивность многих романтических художественных произведений, особенно ярко проявившаяся в музыке. Кроме того, одно из основных представлений в эстетике романтиков, как и в философии Гете, - это уже упоминавшаяся нами коррелятивная пара систолы и диастолы, создающая пульсацию.

Все перечисленные основополагающие моменты романтической эстетики являются неотъемлемым качеством живого развития многообразных жизненных процессов. Именно эти аспекты романтической эстетики обнаруживают родство с философией Гете, видящего мир живым, целостным, многообразным, непрерывно развивающимся и становящимся.

Идея творческого, креативного хаоса как основы для возникновения порядка, как известно, является одной из ключевых в современной синергетике.

В параграфе 2 – «Принцип монотематизма как вид тематической организации» рассматривается исторический контекст формирования романтического монотематизма.

В разделе привлекаются основные понятия, сложившиеся в отечественном музыкознании и определяющие нюансы тематического развития в музыке разных стилей и эпох: тождество и контраст (Б. Асафьев), остинатность и переменность (С. Скребков). В более детальном уточнении характера развития участвуют такие категории, как вариационность, вариантность, прорастание, разработочное развитие, сопоставление, производный контраст.

Здесь прослеживается исторический путь развития тематизма на разных этапах западноевропейского музыкального искусства: от остинатности – через появление в вариантно-строфической форме переменности (различного рода сопоставления и контрасты) – к формированию в классическом стиле вариационности и производного контраста, развитие которых привело к появлению монотематизма. Исследователи подчеркивают, что производный контраст связан прежде всего с воплощением двуплановости (сонатный принцип), а также олицетворяет рождение нового из противоречий старого.

Появление монотематизма, его широкое распространение в романтической музыке было во многом обусловлено иным мироощущением по сравнению с классическим искусством, новой эстетикой. Большое значение чувственности, объединение субъективного и объективного начал, лиризм романтического искусства обусловили особенности музыкального тематизма. Воплощение в музыке психологических состояний, их глубинного плана нашло отражение в стремлении к выражению непрерывности развития, которое в свою очередь обусловило новый, качественно иной характер тематического единства, определяемого как глубокое, концентрированное, основанное на централизованной теме.

Вследствие этого тематизм романтической музыки приобретает способность выражать сложные, многомерные образы, а также воплощать различные взаимопереходы, взаимопревращения. Особый характер тематического развития этой музыки исследователи определяют через такие понятия, как трансформация, преобразование, вариантность, метаморфозы, подчеркивая в нем качество интенсивности, глубины изменений.

В работе подчеркивается мысль о том, что в то время как у классиков смысл вариаций, вариационного развития связан с рассмотрением некоего объекта с разных сторон, остающегося неизменным в своей сущности, вариантность романтиков олицетворяет собой саморазвитие, рост живого целого. По мнению В. Медушевского «вариантность органичнее классического вариационного метода. Ею управляет не столько разум, сколько чувство. Вариационность аналитична … Варианты же соотносятся друг с другом, как живые существа: их различия многомерны»12.

В явлении монотематизма, воплощающего прежде всего саморазвитие психологического процесса как живого открытого процесса, указанные черты Медушевский В. Интонационная форма музыки. – М., 1993. – С. 147.

тематической организации романтической музыки проявились наиболее ярко.

Определяющими характеристиками монотематического развития становятся спонтанность, непредсказуемость, вероятностность, а также объемность, цельность, подразумевающие неразрывное единство внешних тематических связей и внутреннего, глубинного, чувственного наполнения.

Таким образом, романтический принцип монотематизма, являясь наиболее концентрированным выражением единства тождества и контраста в тематическом развитии, стал новым этапом исторически развивающегося процесса. Романтические контрастные образные варианты темы, свободно «вырастающие один из другого», вариантные прорастания, «перерождения», метаморфозы воплотили идею органичного роста живого целого, связанную с интенсивностью романтического мироощущения и присущим ему внутренним единством полярных психологических состояний.

В параграфе 3 – «К вопросу о методах анализа в отечественном музыкознании» затрагивается вопрос о методологии в связи с исследованием романтического монотематизма в контексте теории метаморфоз Гете, обосновывается выбор интонационного метода анализа как наиболее адекватного рассматриваемому в работе явлению монотематизма.

Актуальны для избранной темы методологические дискуссии в отечественной музыковедческой литературе, связанные с размышлениями о предмете музыкальной науки, ее статусе и роли в контексте общенаучного знания. Во многих из них высказывается мысль о том, что музыковедение – это особый способ познания мира, отличающийся от точных наук своим собственным методом, имеющим ценностный, личностный, субъективный характер, основанный на гибкости суждений. Так, Е. Фейнберг подчеркивает, что в отличие от методов точных наук, в познании искусства, в искусствознании в целом основой являются интуитивные методы, опирающиеся на «синтетическое суждение», которое «основывается на охвате … широкого круга чувственных и интеллектуальных явлений, опыта личности и человечества»13. Нетрудно заметить, что это высказывание Е. Фейнберга очень близко гетевским рассуждениям об интуитивной науке, напрямую перекликается с гетевскими syntetischen Urteile, представлениями о многомерности, «разнообразном единстве» жизненных явлений, его поисками прафеномена как выявлении в многочисленных явлениях опыта сущностного начала.

Значение синтетических суждений в науке о музыке подчеркивается исследователями также при обосновании необходимости рассмотрения формальных аспектов музыкального произведения в связи с его смысловой, содержательной стороной. На синтетическом суждении, в частности, основан целостный анализ, возникший в отечественном музыкознании в 30-х годах XX века, наиболее яркими представителями которого были Л. Мазель и В. Цуккерман. Цель Музыкознание как социальная, гуманитарная наука // Советская музыка. 1977. № 6. – С. 66.

данного вида анализа - «всестороннее изучение музыкального произведения в единстве его содержания и формы»14.

Его появление во многом инициировано интонационной теорией Б. Асафьева, послужившей отправной точкой для различных подходов в отечественном музыкознании. Один из них – интонационный метод, связанный с изучением интрамузыкальной семантики – рассмотрением процесса интонирования музыки как развертывания ее смыслового содержания.

Интонационный анализ развивается современными исследователями в разных направлениях. Для уточнения интрамузыкальной семантики романтического монотематизма, рассматриваемого в контексте теории метаморфоз, в диссертации представилось актуальным привлечение элементов синестетического подхода. В музыковедении синестетический анализ представлен в исследованиях Н. Коляденко, базирующихся на системном исследовании синестетичности как свойства невербального мышления в трудах А. Веллека и Б. Галеева. Синестетический метод включает в себя, наряду с другими, процедуру межчувственного нюансирования музыкального звучания (регистрации исследователем или экспериментальной группой визуальных, двигательно-линейных, тактильно-кинестетических характеристик звучания, а также координат звукопространственной среды). Он дает возможность проследить особенности живого процесса развертывания музыкального целого, характеризуемого через такие понятия, как сплошность (А. Лосев), континуальность, и обнаружить посредством изменения синестетических «обертонов» многообразные метаморфозы музыкальных образов. Рассмотрение данного уровня музыкального произведения, относящегося прежде всего к области интрамузыкальной семантики, позволяет вскрыть новые нюансы и аспекты смыслового поля рассматриваемых произведений.

В параграфе 4 – «Романтический монотематизм и основные положения теории метаморфоз Гете» объединяются музыковедческие представления о явлении монотематизма с сущностными качествами органичного развития, обозначенными нами в теории метаморфоз Гете и очерченными в § 2 главы I, в результате чего обнаруживается несомненная близость ключевых моментов этих двух явлений.

1. Важнейшее качество глубокого изменения и преобразования органических процессов в теории Гете присуще романтическому монотематизму, а именно, - указанной нами ранее его способности к полярным взаимопереходам и взаимопревращениям, трансформациям, метаморфозам (Б. Асафьев).

2. Еще один существенный момент гетевского учения – понятие о разворачивающемся ряде постепенных этапов органического развития – вполне сопоставим с такими особенностями процесса раскрытия глубинного содержания посредством монотематического принципа, как непрерывность и постепенность, при котором тематические процессы воплощают способность к превращениям в новое качество, не теряя связи с истоком развития.

Цуккерман В. О некоторых особых видах целостного анализа // Цуккерман В. Музыкально-теоретические очерки и этюды. – М., 1970. – С. 410.

3. Это раскрытие, разворачивание ряда метаморфоз в романтической музыке происходит на основе глубокого единства, своеобразного прорастания, выведения целого из сущностного, глубинного начала, - “гена”, “зерна”, неразрывно соединяющего в себе видимое и невидимое, внешнее проявление и внутреннее содержание. Именно это качество является наиболее адекватным в выражении сущности глубинного монотематического развития, вследствие чего оказывается правомерным применение понятия прафеномен для постижения романтических тематических процессов.

4. Важное положение гетевской теории – требование наглядности, зримости, оформленности процесса – находит свое выражение в принципе монотематизма в виде выступающего «на поверхности» текста тематического элемента – инварианта, присутствующего во всех метаморфозах исходного «зерна».

5. Одним из ключевых качеств монотематизма также является полярность, проявляющаяся в способности тем к превращениям в свою противоположность. Это свойство можно определить как биполярность тематизма, способного выражать симультанное глубинное единство претерпевающих метаморфозы образов, состояний.

6. Как и в теории Гете, так и в явлении монотематизма одно из существенных качеств - уже упоминавшаяся интенсивность, связанная с глубоким уровнем единства, непрерывностью интонационного процесса, биполярностью.

7. Такое качество живого процесса, как пульсация, имевшая важное значение для теории Гете и выражаемая им через понятия систолы/диастолы,- оказывается присущей и романтическим тематическим процессам, олицетворяющих собой прежде всего раскрытие внутреннего, живого чувства. Эта пульсация проявляет себя в романтической музыке на разных уровнях, разных планах. Самый крупный уровень (внутренний) – смысловой. Здесь находит свое отражение романтическая идея “двоемирия”, а также воплощение сложных психологических состояний, одновременно объединяющих в себе полярные противоположности. На внешнем уровне воплощение пульсации происходит с помощью конкретных средств музыкального языка - приемов формирования звукопространственной среды: показа ближнего-дальнего-глубинного планов, “стяжения” и “растяжения” планов музыкального пространства с помощью метроритмических, ладогармонических и других средств.

Указанные совпадения-аналогии еще раз подтверждают возможность опоры на гетевские принципы, открытые им в живой природе, и экстраполированные в сфере искусства в рассмотрение такого явления, как монотематизм.

В параграфе отмечается обоснованность применения понятия прафеномен как наиболее адекватного в анализе романтического монотематизма. Указывается на его сходство и различие с иными, принятыми в музыкознании понятиями: инвариант, глубинная интонация, свртка, смысловой диапазон.

В то время как понятие инвариант в большей степени фиксирует внешние, видимые тематические связи, оказываясь ближе вариационному принципу, олицетворяющему рассмотрение объекта с разных сторон, заострение в нем тех или иных нюансов, оттенков, понятие прафеномен в его отношении к монотематизму подразумевает понимание его как «гена», объемного начала, из которого развитие постепенно произрастает, выводится на основе внутреннего глубинного единства, выражая идею органичного развития.

Родственными идее прафеномена оказываются понятия глубинной интонации, свртки (В. Медушевский), а также понятие эйдоса (“смысловой конфигурации”) (А. Лосев), создающие направленность на внутренний, глубинный план музыкального развития, но они не предполагают непременного разворачивания в ряд, качества пульсации. Кроме того, возможны некоторые аналогии с понятием «смыслового диапазона», введенным Б. Асафьевым в работе о «Евгении Онегине» П. Чайковского и фиксирующим целостное смысловое поле преобразований психологических состояний.

В целом идея прафеномена создает установку на восприятие глубинного плана музыкального произведения, проявляющего себя не только на внешнем уровне в виде удерживающих единство целого инвариантных тематических связей, но главным образом воплощающего внутренний, континуальный, смысловой план развития музыкальной мысли. Прафеномен как объемная смысловая конфигурация, соединяющая в себе чувственное и рациональное, внутреннее и внешнее начала, гетевская идея пульсации систолы/диастолы позволяют по-новому взглянуть на романтический принцип монотематизма и заострить такие его ключевые качества, которые создают живой, органичный процесс музыкального развития.

Экстраполяция в анализ романтического монотематизма трактованного таким образом гетевского прафеномена предполагает фиксацию зримого, интенсивного, наполненного чувственными «обертонами», живой беспокойной пульсацией интрамузыкального плана развертывания музыкальной мысли. Этот аспект позволяет реализовать синестетический подход, задача которого состоит в нюансировании межчувственных оттенков глубинного уровня развития.

В главе III – «О романтических монотематических процессах в свете идей Гете» анализируются инструментальные произведения Ф. Листа и Р. Шумана, в которых представлены разные варианты воплощения принципа монотематизма.

В параграфе 1 – «Принцип монотематизма в музыке Ф. Листа» раскрываются черты творческого метода композитора, связанные с одной из основных тем его музыки – воплощением противоречия между стремлением к идеалу и мучительными, неразрешимыми сомнениями, скепсисом, отчаянием и безнадежностью. С одной стороны, его музыка характеризуется через ораторскую интонацию и присущие ей яркость, аффективность, программность, изобразительность. Но с другой стороны, композитор стремится внешние впечатления преломить через некое глубинное осмысление, выразить через внутреннюю идею-концепцию. Именно с этим стремлением связано широкое применение им принципа монотематизма.

В параграфе 1.1. –рассматривается «Долина Обермана» – пьеса, входящая в Первый том фортепианного цикла «Годы странствий». Устанавливается, что смысловая конфигурация прафеномена данного сочинения содержит изначальную взаимосвязь психологических состояний отчаяния и стремления к свету. Эти полярные начала являются неразрывно связанными, в процессе развития переходящими одно в другое, образуя спонтанный, раскрывающийся ряд метаморфоз, воплощающих различные оттенки этих состояний.

Отмечается, что их чередование в произведении воплощает живую пульсацию: стяжение-растяжение или вдох и выдох. Если первый образ, олицетворяющий мрачное начало, характеризующийся через такие чувственные оттенки, как скорбное, поникшее, сдавленное, ущемленное звучание, можно представить как момент сжатия, скорбный выдох, то контрастный ему образ, воплощающий светлое, возвышенное, идеальное начало, безусловно, ассоциируется с раскрытием, вдохом. Эти два образа заостряются с помощью синестетических характеристик: в первом указывается на сумрачные, погашенные, угасающие, грузные, тяжелые оттенки звучания, а во втором – звонкие, хрустальные, прозрачные, легкие, мягкие, прохладные. Эти характеристики дополняются строками из письма романа Э. Сенанкура15, в котором пишется об «однообразном убожестве» равнин, их тяжкой, душной, беспокойной атмосфере. Второй образ передается через описание в том же письме величавых, холодных вершин гор, на которых царит неподвижность и торжественная незыблемость.

В процессе раскрытия смыслового диапазона прафеномена через исходную интонацию-инвариант, изменение ее константных и переменных параметров звучания рождаются новые метаморфозы исходного состояния: образ напряженной борьбы, противостояния двух начал (с точки зрения пульсации являющегося моментом сжатия) и образ яркого, апофеозного, эффектного звучания (олицетворяющего момент растяжения, по Э. Сенанкуру - «ослепительный свет, блеск солнца и ледников»).

На этом развертывании глубинно связанных образов долин и гор, символизирующих земное, преходящее и идеальное, бесконечное, одновременно отражающих сложное психологическое состояние, строится живое развитие музыкального целого. Этот глубинный план раскрытия эмоционального содержания является выражением смысловой конфигурации прафеномена-эйдоса, его наполненного синестетическими обертонами процесса саморазвития. Особенности развертывания порождающего ряда в данном сочинении проявляют себя через черты стихийного, непосредственного развития, в котором моменты остановок символизируют точки неравновесия, моменты поиска, выбора одного из множества возможных вариантов дальнейшего пути.

В параграфе 1.2. раскрываются особенности развития глубинной идеи в симфонической поэме «Прелюды». Процессом интонационного развития здесь управляет прафеномен, объединяющий в себе конфигурацию единства четырех основных граней человеческой жизни (по А. Серову и А. де Ламартину- четыре Отрывок из романа в письмах Э. Сенанкура «Оберман» предпослан этой пьесе самим Ф. Листом.

образа – любовь, буря, пастораль, марш, по Ж. Отрану - четыре природные стихии). Внешние изобразительные картины одновременно являются психологическими состояниями.

Развертывание становящегося ряда органично связанных прафеноменом четырех стихий-состояний связано с воплощением героической темы главной партии, лирической сферы связующей и побочной партий, грозной, тревожной темы разработки и пасторальным эпизодом. Особенностью выведения этого ряда является то, что его итогом становится объединение четырех стихий в образе волевого, могущественного человека, реализующее позитивную, жизнеутверждающую концепцию поэмы.

Незначительные изменения константных параметров интонационного инварианта этого сочинения имеют большое значение в нюансировании смысловых оттенков раскрывающегося ряда контрастных образов. Так, искажение активного интервала чистой кварты путем замены ее на уменьшенную преобразует героический образ в настороженный и тревожный (в разработке); изложение начала темы с сильной доли вместо затактовой интонации преобразует неуверенный и мягкий образ вступления в активный и волевой образ главной партии.

Метаморфозы данного сочинения прослеживаются через синестетическое нюансирование. В героическом образе подчеркиваются оттенки мощного, насыщенного, тяжелого, рельефного звучания. В светлом лирическом образе, воплощающем сферу любви, фиксируются мягкие, нежные, приглушенные, теплые тона, скользящее, плавное звучание, в исходном варианте акцентируется его звукопространственная удаленность. В воплощении стихии бури главенствуют характеристики темного, порывистого, шелестящего, колючего, тревожного, тяжелого звучания. Пасторальный образ выявляется через черты спокойных, приглушенных, мягких, пастельных тонов, гравитационно-пространственную воздушность.

Пульсация, а также эффект непрерывности в этом произведении задаются проведением между всеми метаморфозами темы связующей партии. Кроме того в музыкальном тексте пульсирует пространственный эффект приближения-удаления, на основе которого строится развертывание ряда метаморфоз, подчеркиваемое также путем изменения характера звучания указанных тем, представленного в чередовании мягкого и активного.

Таким образом, в «Прелюдах» представлен еще один вариант претворения монотематического принципа метаморфоз, который, как и в «Долине Обермана», определяет собой единство полярностей, и вместе с тем объемность, многомерность и многозначность живого развертывания музыкального целого.

В параграфе 1.3. – «Тассо» на примере симфонической поэмы «Тассо»

представлен третий вариант монотематического развития в музыке Листа. В этом сочинении прафеномен воплощает неразрывность образов страдания и славы, триумфа великого поэта, выражая романтическую идею величия творческого подвига художника.

Особенность конфигурации прафеномена заключается здесь в том, что его тематический инвариант появляется лишь в начале второго раздела. На протяжении первого раздела происходит его постепенная кристаллизация. Его наиболее выразительной интонацией является интонация увеличенной секунды, в которой находит выражение давняя традиция образов «исступленной скорби»

(В. Медушевский). Мрачный тяжелый, безысходный образ уточняется с помощью синестетических нюансов приглушенного, грузного, тянущегося, объемного звучания.

Еще одна особенность относится к становящемуся ряду метаморфоз. Выведение ряда организуется нелинейно, «методом зигзага» (определение вероятностного синергетического принципа развития Г. Шеффера), который реализует возвраты вспять, предвосхищения грядущих событий, совмещение времен.

Следовательно, развертывание прафеномена этого сочинения создается посредством свободного хронотопа, содержит в себе своеобразную свртку времн, связывая воедино различные моменты единой концепции, лежащей в основе сочинения.

В разделе с помощью синестетического метода рассматривается один из наиболее показательных моментов этого ряда – вытеснение темой Тассо менуэта (третий раздел), когда, реализуя свободный хронотоп, «методом зигзага»

происходит наплыв одного образа на другой и постепенное исчезновение первого (переход от воспоминаний о прошлом к настоящему, а затем к будущему времени).

Таким образом, рассмотренный в «Тассо» третий вариант листовского монотематизма наиболее ярко демонстрирует соединение в прафеномене внутреннего и внешнего. На глубинном уровне он обнаруживает свою первоначальную, вневременную биполярность, которая на внешнем уровне выражается через стихийное, свободно сопрягающее различные временные планы развертывание ряда метаморфоз.

Параграф 2 – «Микромонотематизм в фортепианных произведениях Р. Шумана» связан с определением особенностей творческого облика Р. Шумана – создателя музыкальных произведений, отличительными чертами которых являются удивительная детальность и глубина в передаче тончайших нюансов человеческих чувств и переживаний. Это индивидуальное, неповторимое качество шумановской музыки неразрывно связано с особым характером тематического развития, определяемого как микромонотематизм. Его сущность заключается в том, что музыкальное развитие в его произведениях, запечатлевающее самые разнообразные образы или оттенки чувств и эмоций, оказывается пронизанным мельчайшей микроинтонацией, проявляющей себя не очевидно, но, будучи глубоко «запрятанной» в музыкальной ткани, как бы изнутри, подспудно и незаметно скрепляющей собой многообразие музыкального целого.

Основные черты творческого метода композитора – процессуальность, тенденция к открытому, интенсивному непрерывному развитию на основе глубокого единства, определяемого исследователями понятием фортепианный симфонизм; биполярность исходного тематического зерна; так называемый «эмбриональный» тематизм (Д. Житомирский) а также способность тематического движения к сжатию и растяжению – обнаруживают родство с особенностями органического развития, обозначенными в гетевской теории метаморфоз, и дают основания для проведения типологических параллелей.

В параграфе 2.1. – «Танцы давидсбюндлеров» с этой точки зрения рассматривается указанное сочинение Шумана. Прафеномен здесь связан с двумя масками-состояниями самого композитора, двумя полюсами его личности – Флорестана и Эвзебия, воплощая глубинную взаимосвязанность лирического и драматического начал.

Инвариантным выражением прафеномена (тематическим «эмбрионом») в цикле является отрывок из мазурки Клары Вик ор. 6 № 5, с лежащими в его основе двумя микромотивами motto. Активность первого мотива и мягкость второго выражают концентрированное единство двух контрастных состояний, обусловливая потенциальную смысловую многомерность прафеномена. Присутствуя исключительно во всех пьесах цикла, микромотивы как внешнее инвариантное выражение исходного прафеномена, проявляют себя то с явной очевидностью, то оказываются скрытыми в глубине звучания. Подвергаясь незначительным изменениям, каждый раз проявляясь в иных – фактурных, ритмических, динамических – условиях, эти микроинтонации выражают все новые и новые грани и оттенки эмоций и переживаний, одновременно удерживая единство целого.

В контексте синестетического рассмотрения действия прафеномена-эйдоса как глубинной основы живого спонтанного становления чувства-состояния данного произведения, воплощения единства двух противоположных начал, в разделе рассматриваются две пары полярных пьес, следующих друг за другом16.

Первая пара пьес – № 2 (E.) и № 3 (F.), - выражает контраст светлого, с оттенком печали, хрупкого образа-воспоминания и образа бурной радости, ликования. В эвзебиевском образе синестетические координаты регистрируют объемное, плавно-обтекаемое, хрупкое, слабое, распыленное звучание, расположение звукового тела на дальнем глубинном плане звукового полотна, с преобладанием в его звучании горизонтали, нисходящих фраз с элементами покачивания. Основные синестетические обертоны флорестановского образа определяются через характеристики упругого, острого, концентрированного, цельного, плотного, горячего звучания, визуально наполненного яркими красками. При этом звуковое тело, в отличие от предыдущей пьесы, оказывается расположенным на ближнем плане звукопространственной среды, восходящие линии акцентируют его вертикальное измерение.

В развертывании ряда отмечается качество непрерывности, на основе которого происходят взаимопревращения двух контрастных образов. Их чередование в свою очередь, создает органичную пульсацию процесса развития, котоВ синестетическом нюансировании образов данных пьес (а также пьес «Крейслерианы») участвовали студенты Красноярской государственной академии музыки и театра.

рая воссоздается композитором через приемы звукопространственной среды.

Так, пульсация ближнего плана (пьесы №№ 3, 6, 8, 9, 10, 12, 13, 16), дальнего (№№ 2, 5, 15, 17, 18) и внутреннего, глубинного (№№ 4, 6, 7) создает картину постоянно колеблющегося, поворачивающегося разными гранями изменчивого состояния. Кроме того, пульсация создается путем ритмического стяжения и растяжения через укрупнение или напротив, уменьшение длительностей исходных интонаций двух микромотивов.

Итак, в данном произведении ярко проявляет себя полярность прафеномена, порождающая метаморфозы образов, их внутренний органичный взаимопереход – «перетекание» одного в другое, а также качество пульсации. В этом изображении полярность флорестановского и эвзебиевского начал прафеномена как глубинной душевной основы художника прослеживается благодаря скрепляющей роли инварианта – микромотивов motto К.Вик.

В параграфе 2.2 – «Крейслериана» в указанном фортепианном цикле заостряются иные особенности проявления качеств органичного развития, обозначенные Гете в теории метаморфоз. Прежде всего подчеркиваются характерные черты смыслового диапазона произведения, который продолжает линию «Танцев давидсбюндлеров», но по сравнению с последними – в «Крейслериане» происходит развитие двух полярных образов. Лирическая (эвзебиевская) сфера углубляется, больше направляется внутрь, становится более сосредоточенной, интеллектуализированной, а драматический (флорестановский) образ заостряется, приобретает черты напряженности, устремленности, направленности вовне, воплощая бурный выплеск эмоций. Эта особенность сочинения связывается с фигурой капельмейстера Крейслера – героя произведений Э.Т.А. Гофмана. С одной стороны с этим героем в творчестве Гофмана связано утверждение особенной роли музыки как тонкого, поэтичного искусства, способного выражать глубинные, сокровенные смыслы («праязык природы»). С другой стороны, черты характера Крейслера – его импульсивность, порывистость, темпераментность (у Гофмана - «дикий, эксцентричный капельмейстер») – составляют ключевую особенность образного диапазона «Крейслерианы». Эти моменты составляют смысловое наполнение прафеномена данного сочинения.

Особенность инвариантного проявления прафеномена – в его неочевидности, завуалированности, «переплетенности» (Шуман) тематических элементов, их прорастании в процессе развития. Во всех пьесах цикла присутствуют две выявленные нами константные микроинтонации, мобильные параметры которых (темп, ритм, лад, гармония, фактура) подвергаются изменениям (отметим, что биполярность присутствует и здесь: две интонации воплощают образы-антитезы).

Выведение ряда в этом произведении представляет собой развертывание многообразия процесса как порождения прафеномена. Его ключевые моменты – постепенность, непрерывность, устремленное к цели, постепенное накопление новых качеств (по Гете – прогрессивный рост), «переплетенность» контрастных инвариантных мотивов, – дали основания исследователям определить его понятием фортепианный симфонизм.

Кульминационный момент связан с воплощением флорестановского образа, объединенного с образом Крейслера, выражаемый посредством объемного, торжественного звучания, которое создается с помощью таких средств, как огромный регистровый диапазон, многоплановость фактуры, аккордовый склад в сочетании с полифоническими приемами. Ключевую выразительность теме придает инвариантная микроинтонация нисходящей малой секунды. Отзвучав, этот образ истаивает, уходит в никуда, вдаль, как бы олицетворяя собой полную исчерпанность раскрытия заложенного в прафеномене чувственносмыслового содержания.

В параграфе 2.3. – «Юмореска» представлен еще один вариант монотематического развития в музыке Шумана на основе инвариантных, сохраняющих константность микроинтонаций.

Смысловое содержание прафеномена включает в себя полярность лирического, мягкого и активного, ироничного состояний. В разделе подчеркивается особое значение понятий юмора и иронии в немецкой романтической эстетике, понимание этого явления Шуманом как единства иронии и серьезности, грусти и радости.

Уникальность «Юморески» состоит в том, что в этом опусе прафеномен не только выступает в виде скрепляющей все антитезы микроинтонации, но Шуман представляет здесь порождающую идею в ее «непосредственной наглядности». Во второй части «Юморески» между строк композитор записывает мелким шрифтом мелодию Innere Stimme (внутреннего голоса), которая, по предположению Х. Клера, была услышана Шуманом в «Романсе» g-moll Клары ор. 11 №2, и записана им между строк того раздела Юморески, который практически с ней совпадает. Этот факт дал основания исследователям для утверждения идеи духовной идентификации с Кларой, владевшей Шуманом. В контексте нашей работы указанный Innere Stimme, знаменующий глубинную душевную связь, оказывается непосредственным наглядным олицетворением идеи прафеномена как внутреннего, невыразимого словами начала.

Быть может, вследствие этого инвариантный компонент прафеномена, благодаря которому порождающая идея постоянно обнаруживает себя в тексте, включает, строго говоря, не два, а три микромотива. Раскрытие прафеномена в данном произведении воплощается через непрерывную сквозную линию развития, путем постепенного накопления новых качеств двух образов – полярных антитез, образующих последовательный ряд превращений-метаморфоз исходного образа. Подобно «Крейслериане», кульминационной точкой этого развития являются заключительные разделы произведения. Как и лирическая, так и активная грани единого сложного состояния к концу сочинения обретают новые черты.

Как и в «Крейслериане», здесь наблюдается «переплетенность», обусловливающая неуловимость, но вместе с тем глубокое внутреннее родство полярных компонентов смыслового диапазона прафеномена, на внешнем плане скрепляемых исходными инвариантными микроинтонациями. В процессе развития рождаются новые варианты исходных микромотивов, на основе которых строятся последующие пьесы, в связи с чем здесь можно говорить и о моменте мелодического прорастания.

Итак, в «Юмореске» мы наблюдали еще один вариант воплощения принципа микромонотематизма, осмысленный нами сквозь призму теории метаморфоз Гете.

В Заключении подводятся итоги проведенного исследования. Отмечается, что в рассмотренных романтических музыкальных произведениях, основанных на принципе монотематизма, при посредстве теории Гете обнаружены важные моменты: непрерывность развития на основе глубокого единства полярностей, заключенного в прафеномене, способность тематизма к глубинным сущностным изменениям, выведение и развертывание ряда превращений образа.

Теория метаморфоз стала своеобразным ключом, позволившим вскрыть непрерывность внутреннего континуального плана развития музыкальной мысли, наполненного чувственными обертонами, живой пульсацией.

Ключевые черты мировоззрения Гете состоят в сочетании «видящего глаза» с внутренним познанием, его умении преодолевать безжизненные абстракции, опираясь на синтетические суждения, основанные на связи с реальным миром ощущений и чувств, направленные на внутренний, глубинный план постижения явлений. Эти особенности в сочетании с открытым, вероятностным характером дают возможность теории Гете стать методологическим источником для множества исследовательских подходов в современном музыкознании.

Публикации в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК:

Идеи Гете в контексте науки о музыке // Омский научный вестник. Серия «Общество. История. Современность». – 2008. – № 4 (69). – С. 191–194 (0, п.л.).

2. Западноевропейский монотематизм в контексте философии И.В. Гете // Музыкальная академия. – 2010. – № 2. С. 167–171 (0,5 п.л.).

3. Осмысление тематической организации «Танцев давидсбюндлеров»

Р. Шумана в синестетическом аспекте // Музыковедение. – 2010. – № 7. – С. 28– 33 (0,5 п.л.).

1. Значение идей Гете для науки о музыке // Театр и музыка в современном обществе: Материалы IV Международного симпозиума. – Т. 3. / КГАМиТ:

Красноярск, 2009. – С. 108–112 (0,4 п.л.).

2. Гете и А. Веберн // Современные проблемы гуманитарных и социально-экономических наук. – Новосибирск, 2008. – С. 22 (0,1 п.л.).

3. К проблеме инварианта в музыкальном тексте // Актуальные вопросы социогуманитарного знания: история и современность. – Вып. 4. – Краснодар, 2009. – С. 41–47 (0,4 п.л.).

4. Философия Гете в контексте современного научного знания // Материалы XLVII Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс»: Философия / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2009. – С. 56–58 (0,1 п.л.).

5. Теория метаморфоз И.В. Гете в контексте проблем современной науки // Проблемы гармонии и закономерности в развитии современного мира:

научные и практические аспекты: сб. трудов Всерос. науч.-практ. конф. / КГТЭИ. - Красноярск, 2009. – С. 367–368 (0,1 п.л.).

6. К проблеме монотематизма в западноевропейской романтической музыке // Творческие стратегии в современной музыкальной науке: Материалы Международной научно-практической конференции. К 75-летию Уральской государственной консерватории им. М.П. Мусоргского. 16-19 ноября 2009 г. –Екатеринбург: УГК, 2010 (в печати). – (0,5 п.л.).

Заказ № 955. Тираж 120 экз.

Отпечатано в типографии «ЛИТЕРА-принт»

г. Красноярск, ул. Гладкова, 6,

 


Похожие работы:

«УДК 782.1 ГУРОВА Янина Юрьевна ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ ВСЕВОЛОЖСКИЙ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РУССКОГО МУЗЫКАЛЬНОГО ТЕАТРА Специальность 17.00.02 – музыкальное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Санкт–Петербург 2014 РАБОТА ВЫПОЛНЕНА НА КАФЕДРЕ ИСТОРИИ РУССКОЙ МУЗЫКИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ–ПЕТЕРБУРГСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ...»

«АЛЕКСЕЕВА ТАТЬЯНА ПЕТРОВНА ДИНАМИКА КОНСТРУКЦИИ И ДЕКОРА АЛТАЙСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО КОСТЮМА Специальность 17.00.04.– изобразительное искусство, декоративно-прикладное искусство и архитектура Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Барнаул – 2008 Работа выполнена на кафедре социально-гуманитарных дисциплин ГОУ ВПО Бийский педагогический государственный университет имени В. М. Шукшина Научный руководитель : кандидат философских наук,...»

«ЛЫСЕНКО Светлана Юрьевна СИНТЕТИЧЕСКИЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ КАК ФЕНОМЕН ИНТЕРПРЕТАЦИИ В МУЗЫКАЛЬНОМ ТЕАТРЕ Специальность 17.00.02 – Музыкальное искусство Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора искусствоведения Новосибирск – 2014 Диссертация выполнена на кафедре истории, философии и искусствознания ФГБОУ ВПО Новосибирская государственная консерватория (академия) имени М.И. Глинки Научный консультант : Коляденко Нина Павловна доктор искусствоведения,...»

«ФИЛИППОВА Юлия Геннадьевна Феномен Петербурга в русской художественной культуре: проблема двоемирия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения 17.00.09 – Теория и история искусства Саратов 2013 Работа выполнена на кафедре гуманитарных дисциплин Саратовской государственной консерватории (академии) имени Л.В. Собинова. Научный руководитель : доктор искусствоведения, профессор Демченко Александр Иванович Официальные оппоненты : доктор...»

«Мергалиев Данияр Мергалиевич ФОЛЬКЛОР КАК ИСТОЧНИК ХУДОЖЕСТВЕННОГО НАЦИОНАЛЬНОГО СТИЛЯ В ИСКУССТВЕ КАЗАХСТАНА НА РУБЕЖЕ XX–XXI в. Специальность 17.00.04. – изобразительное искусство, декоративно-прикладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Барнаул – 2009 Работа выполнена на кафедре истории отечественного и зарубежного искусства ГОУ ВПО Алтайский государственный университет Научный руководитель : доктор...»

«МАМОНТОВА Наталия Леонидовна Карл Нильсен. Инструментальное творчество Специальность 17.00.02 — Музыкальное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва 2007 Диссертация выполнена на кафедре истории зарубежной музыки Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского. Научный руководитель : кандидат искусствоведения, декан историкотеоретического факультета, профессор кафедры истории зарубежной музыки МГК имени...»

«ВДОВИН Николай Филиппович ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОЕ ОСВОЕНИЕ ПРИРОДНЫХ ЛАНДШАФТОВ КАК ЭКОЛОГО-ЭСТЕТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА (НА ПРИМЕРЕ ЛАНДШАФТОВ ГОРНЫХ РЕЧНЫХ ДОЛИН АЛТАЙСКОГО КРАЯ) Специальность: 17.00.04 - изобразительное искусство, декоративно-прикладное искусство и архитектура Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения БАРНАУЛ 2009 Работа выполнена на кафедре архитектуры и дизайна (проектирования) Института архитектуры и дизайна Алтайского...»

«Личман Елена Юрьевна Развитие станковой живописи Казахстана в середине XX века в контексте влияния русской художественной школы специальность 17.00.04. – изобразительное искусство, декоративно-прикладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Барнаул - 2010 2 Работа выполнена на кафедре истории отечественного и зарубежного искусства ГОУ ВПО Алтайский государственный университет Научный руководитель : доктор...»

«Хабибуллина Софья Константиновна Текстиль как средство формирования интерьера современного жилища Специальность 17.00.04 – изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Екатеринбург - 2011 1 Работа выполнена на кафедре искусства интерьера ГОУ ВПО Уральская государственная архитектурно-художественная академия Научный руководитель : кандидат архитектуры, профессор Чуваргина Нина...»

«Байт Саид Мохамед Хассан Али КНИЖНЫЙ ДИЗАЙН ОМАНА: ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ИСТОКИ, ЭВОЛЮЦИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ Cпециальность 17.00.06. - Техническая эстетика и дизайн Автореферат диссертации на соискание учной степени кандидата искусствоведения Москва - 2010 Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Московский государственный университет печати им. Ивана Федорова Научный руководитель : кандидат искусствоведения профессор...»

«ПУШКИНА Юлия Владимировна Трактат Гвидо Аретинского Микролог в контексте музыкальной культуры Высокого Средневековья Специальность: 17.00.02 – Музыкальное искусство Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва 2010 Диссертация выполнена на кафедре междисциплинарных специализаций музыковедов Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского. Научный...»

«Турганбаева Шахизада Саинбековна ЭСТЕТИКО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЦВЕТОВОГО РЕШЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ ИСКУССТВЕ КАЗАХСТАНА Специальность 17.00.04 – Изобразительное искусство, декоративно-прикладное искусство и архитектура Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора искусствоведения Барнаул, 2011 1 Работа выполнена на кафедре истории отечественного и зарубежного искусства ФГБОУ ВПО Алтайский государственный университет Научный консультант доктор...»

«Лебедева Вера Алексеевна РУССКИЙ ФАРФОР ЭПОХИ ИСТОРИЗМА: ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ СТИЛИСТИКИ (НА МАТЕРИАЛЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ИМПЕРАТОРСКОГО ФАРФОРОВОГО ЗАВОДА) Специальность 17.00.04 – Изобразительное, декоративно - прикладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ Диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва 2012 Работа выполнена на кафедре теории и истории изобразительного искусства Московского государственного академического художественного...»

«МАЛИНИНА Галина Михайловна МУЗЫКАЛЬНАЯ РОССИКА XVIII ВЕКА. Состояние источников. Пути изучения Специальность 17.00.02 — Музыкальное искусство Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва 2008 Диссертация выполнена на кафедре истории русской музыки Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского. Научный руководитель кандидат искусствоведения, доцент МГК им....»

«ВЕРШИНИН Геннадий Васильевич КОНТЕКСТ В АРХИТЕКТУРЕ, ДИЗАЙНЕ, ИСКУССТВЕ XX ВЕКА Специальность 17.00.04 – Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Екатеринбург – 2005 Диссертация выполнена на кафедре теории искусств, архитектуры и ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ дизайна ГОУ ВПО Уральская государственная архитектурнохудожественная академия Работа посвящена изучению феномена...»

«ГУАНЬ Сино СОВРЕМЕННАЯ МОНУМЕНТАЛЬНАЯ ЖИВОПИСЬ КИТАЯ: ВЗАИМОПРОНИКНОВЕНИЕ ВОСТОЧНЫХ И ЕВРОПЕЙСКИХ ТРАДИЦИЙ Специальность 17.00.04 – изобразительное искусство, декоративно-прикладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Барнаул – 2009 1 Работа выполнена на кафедре истории отечественного и зарубежного искусства ГОУ ВПО Алтайский государственный университет Научный руководитель : доктор искусствоведения, профессор...»

«САРАЕВА Светлана Валерьевна ПЕСЕННЫЕ ЖАНРЫ МИННЕЗАНГА Специальность 17.00.02-17 – Музыкальное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Новосибирск 2010 Работа выполнена на кафедре истории музыки Новосибирской государственной консерватории (академии) имени М. И. Глинки Научный руководитель : кандидат искусствоведения Е. В. Панкина Официальные оппоненты :...»

«Шулакова Тамара Васильевна ХРАМЫ ПСКОВА: ПРОБЛЕМА СОХРАНЕНИЯ ДРЕВНИХ ТРАДИЦИЙ ЗОДЧЕСТВА Специальность 17.00.04 – изобразительное и декоративноприкладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Барнаул 2009 2 Работа выполнена на кафедре истории отечественного и зарубежного искусства ГОУ ВПО Алтайский государственный университет Научный руководитель : доктор искусствоведения, профессор Степанов Георгий Петрович...»

«Молчанова Лилия Анатольевна ИННОВАЦИИ В ЖИВОПИСИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ ВЕКА: ИСКУССТВОВЕДЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Специальность 17.00.04 – изобразительное искусство, декоративно-прикладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Барнаул – 2011 2 Работа выполнена на кафедре истории отечественного и зарубежного искусства ФГБОУ ВПО Алтайский государственный университет Научный руководитель : доктор искусствоведения, профессор...»

«Лагутенкова Вера Анатольевна ПРОБЛЕМЫ ЭВОЛЮЦИИ ЖАНРОВ В МОСКОВСКОЙ ЖИВОПИСИ ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ ХХ ВЕКА Специальность 17.00.04. – изобразительное, декоративно-прикладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва - 2014 Работа выполнена на кафедре Теории и истории искусств Московского государственного академического института имени В. И. Сурикова Научный руководитель - кандидат искусствоведения зав. кафедрой...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.