WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

На правах рукописи

Качурин Кирилл Олегович

Авторская позиция

и средства ее выражения

в публицистике В.Е.Максимова

Специальность 10.01.01 – русская литература

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2009

2

Работа выполнена на кафедре русской и зарубежной литературы Российского университета дружбы народов

Научный руководитель:

заслуженный деятель науки РФ, доктор филологических наук профессор Карпов Анатолий Сергеевич

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук.

профессор Смирнова Альфия Исламовна Московский городской педагогический университет кандидат филологических наук, доцент Селеменева Марина Валерьевна Московский гуманитарный институт им. Е.Р. Дашковой.

Ведущая организация: Государственный институт русского языка им. А.С.Пушкина

Защита состоится 18 сентября 2009 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д.212.203. при Российском университете дружбы народов по адресу:

117198, Москва, ул. Миклухо – Маклая, 6, ауд. 436.

С диссертацией можно ознакомиться в Учебно-научном информационном центре (Научной библиотеке) Российского университета дружбы народов по адресу: 117198, г. Москва, улица Миклухо-Маклая, д. 6.

Автореферат диссертации размещен на сайте: www.rudn.ru.

Автореферат разослан 06 июля

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук, доцент А.Е. Базанова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В творчестве В.Е. Максимова (1930 – 1995) публицистика занимает – в особенности, после выезда в 1974 году за рубеж – весьма заметное место: биография, склад характера, наконец, своеобразие дара обусловили у писателя настоятельную потребность выйти к читателю с прямо обращенным к нему словом. Желание это обострялось по мере того, как все отчетливее осознавалась В. Максимовым необходимость коренных перемен в жизни взрастившего его общества, в царящей в стране атмосфере.

Публицистика занимает промежуточное положение между художественной литературой (беллетристикой) и журналистикой. Публицистическое произведение, находясь в ряду произведений литературных, обладает специфическими свойствами, которые обусловлены его непременно злободневным общественно-политическим содержанием и стремлением автора к воздействию на сознание максимально широкого круга читателей. И В. Максимов в полной мере реализует эти возможности публицистики, в особенности после того, как он получил в 1974 году возможность издавать журнал «Континент», очень скоро ставший одним из самых авторитетных периодических изданий русской эмиграции.



Порою, впадая в отчаяние или возвышая голос до крика, В. Максимов оказался не подверженным ни унынию, ни озлобленности. Написанное им отмечено более всего способностью писателя, размышляя, до жесткости трезво судить о происходящем сегодня в мире и прежде всего – в родной для него стране. Это обусловлено собственным – на редкость тяжелым – жизненным опытом, а неиссякаемая уверенность в конечном преодолении выпавших на долю соотечественников тяжелых испытаний – на понимании исторических судеб России, и еще более – на Вере, которая, по его убеждению, вооружает «критерием истины и красоты, безусловно обозначая цели, задачи и средства творчества».

Публицистика открывала для В. Максимова возможность прямого контакта с массовой аудиторией, активного воздействия на сознание современников, давала надежду на собственную причастность к благотворным переменам в их жизни; писатель предпочитает в этом случае красивым фразам и заклинаниям борьбу, веря в силу слова, в его способность, если не переделать мир, то служить его изменению к лучшему. Публицистика для В. Максимова – это откровенный разговор с читателем о наболевшем, попытка вывести его (читателя) к верным решениям, вселить веру в конечное – несмотря на сегодняшние беды и потрясения – торжество идеалов добра и справедливости.

Обращение к публицистике диктуется необходимостью обращения к сугубо злободневной тематике и проблематике, стремлением писателя предложить свои решения сегодня поставленных жизнью вопросов.

Считая возможным оставить вне поля зрения очерки, статьи, репортажи В. Максимова, появлявшиеся на газетных полосах в пору его сотрудничества в прессе Кубани и Ставрополья, отметим, что в полную силу голос публициста зазвучал в середине 70-х годов. Теперь он ищет ответы на самые главные вопросы: о судьбе России и русского народа, о трагедии и вине русской интеллигенции, о вере и безверии в судьбе народа и каждого отдельного человека. Отсюда – масштабность размышлений писателя на темы, поистине обжигающие. Настойчиво выходя к решению злободневных политических вопросов, В. Максимов при этом в качестве основополагающих выдвигает требования оздоровления нравственной атмосферы общества, единения людей, исповедующих разные взгляды, стоящих на разных позициях: подлинная справедливость может, по его мнению, утвердиться в обществе лишь при условии духовного возрождения человека.

В структуре публицистического текста особое место и роль принадлежит авторскому началу. Для автора в беллетристике характерна его «вненаходимость» (М. Бахтин) по отношению к изображаемому миру, в то время как в публицистике постоянное присутствие автора в тексте является принципиально важным. В отличие от беллетристики, где автор существует в качестве художественного образа, созданного по законам типизации, и как угодно далеко может отстоять от реального автора-писателя, автор в публицистике идентичен личности публициста, он лицо невыдуманное, реальное. Публицистика всегда – форма полемически заостренного монолога, цель которого для писателя – убедить адресата в своей правоте, привлечь его на свою сторону и тем самым – побудить к действию. В таком монологе личность автора отчетливо обнаруживает себя не только в строе мыслей, но и в пафосе, в стиле. Здесь точность изложения, строгость аргументации неотделима от многозначности, эмоциональной насыщенности слова, образности. Образы публицистики обладают синтетической природой. С одной стороны, в них сильно чувственноэмоциональное начало, а с другой – логико-понятийное. Образ существует здесь как форма, способ выразить мысль, и потому всегда остается рациональным.





Эффект присутствия в тексте автора, его открыто выраженная позиция является специфической особенностью публицистического высказывания: автор и читатель связаны здесь напрямую Потребность в слове публициста значительно возрастает в переломное для общества (народа) время, когда предельно обостряется борьба идей, концепций, мнений. А именно такой была эпоха, когда особенно громко, мощно звучал голос В. Максимовапублициста, который и в своем художественном творчестве обнаружил страстное стремление не только изобразить столь суровую по отношению к человеку действительность, но и – способствовать ее преображению.

Публицистика В. Максимова имеет наступательный характер, и это наступление велось им на широком фронте. Неизменным было его неприятие коммунистической идеологии, а вместе с тем – недоверчивое отношение к западной либеральной интеллигенции и скептическое – к той части русской эмиграции, которая из корыстных соображений угодливо приспосабливалась к западной системе ценностей. Проблемнотематический диапазон публицистических выступлений В.Максимова был чрезвычайно широким: от обличения тоталитарной (коммунистической) системы в целом до гневных инвектив в адрес тех, кто вольно (сознательно) или невольно подыгрывал ей. При этом писатель не разбрасывался, откликаясь на происходящее сегодня, не терял из виду главные для него цели – важнейшей среди них была судьба России. Отсюда свойственный его выступлениям страстный пафос: В. Максимов-публицист поистине бил во все колокола. И при этом оставался художником – только собственно эстетические рамки были для него тесны. Сам автор говорил, что у него к литературе отношение молитвенное. Здесь объяснение его стремления, продолжая быть писателем (литератором), выходить в написанном им к самому главному в жизни народа, а стало быть, и каждого отдельного человека. Автор романов, повестей, рассказов, пьес, В. Максимов и в своих публицистических сочинениях верен своему призванию. Он вполне владеет искусством слова в публицистических статьях, вызывающе резких фельетонах, в убийственно обличительных памфлетах. Формулировочная точность неотделима в его тексте от образной выразительности, высокий пафос – от проникновенного лиризма: слово писателя впрямую адресовано читателю, активизирует его сознание, рассчитано не просто на со – чувствие, но – на со – действие.

Публицистические тексты В. Максимова еще не собраны. В книге «Сага о носорогах»

(1981), в девятом (дополнительном) томе вышедшего в Москве Собрания его сочинений в восьми томах (1983), в сборнике «Самоистребление» (1995) представлена лишь часть произведений этого жанра. Куда больше сочинений такого рода затерялось на страницах газет и журналов разных стран мира, в том числе – постсоветской России, куда он приезжал не раз: он хотел быть услышан на родине, вдали от которой прожил два десятилетия. При этом Максимов всегда признавался в том, что психологически я никогда не чувствовал себя эмигрантом, он всегда жил Россией, российскими интересами, издавал журнал на русском языке.

Творчеству В.Максимова посвящено сравнительно немного работ (Н. Щедриной, В. Петелина, Ф. Светова, А. Берзер, И. Золотусского, Л. Аннинского и др.). В немногочисленных статьях, появившихся за рубежом, написанное им воспринимается как факт не столько литературы, сколько – борьбы с тоталитаризмом: упомянем в этой связи работы Ж.-П. Мореля, Ф. Эберштадт, А. Краснова-Левитина, З. Маурины и др. В постсоветский период положение изменилось: творчество В.Максимова заняло подобающее место не только в литературоведческих исследованиях и литературной критике (И. Виноградов, Е. Пономарев, И. Золотусский, Л. Аннинский), но, но и в наиболее авторитетных учебных пособиях, становится предметом изучения в диссертациях Н. Савушкиной, М. Глазковой, Т. Жуковой, Е. Авдеевой, А. Сенкевич, И. Ильинского, Н. Векуа, А. Балыкова и др.

Публицистика В.Максимова до сих пор остается почти вне поля зрения исследователей. Можно объяснять это тем, что сочинения такого рода для многих – в том числе, профессиональных – читателей оказываются вне собственно литературного контекста, воспринимается главным образом как факт политической борьбы. Однако и при таком – прагматическом – подходе к публицистическому тексту нельзя забывать, что одновременно он принадлежит и литературе: слово здесь обеспечено талантом писателя, для которого публицистика является одним из форм (или – средств) его выражения.

Актуальность исследования, таким образом, обусловливается необходимостью научного осмысления столь значительного пласта творчества В.Максимова, каким является его публицистика, настоятельной потребностью выявить смысл и значение ее как для самого писателя, так и для литературы (но в этом случае еще – и жизни общества) в целом.

Обращение к текстам, которые создавались в эмиграции, открывает возможность существенно дополнить и откорректировать сложившиеся в литературоведении представления о месте и роли литературы русского зарубежья в литературном процессе 70 – 80-х годов ХХ века. Изучение деятельности В.Максимова на посту главного редактора журнала «Континент» позволяет охарактеризовать реализуемую в современных условиях специфическую для русского литератора форму организации творческих сил с целью усиления воздействия на читательскую аудиторию, а, стало быть, на общество в целом.

Объектом исследования созданные во время пребывания писателя в эмиграции, собранные в девятом (дополнительном) томе Собрания сочинений в восьми томах (М., 1993) и книге «Самоистребление» (М., 1995), а также – рассыпанные в журнале «Континент», «Смена», «Москва», «Наш современник» и др., в газетах «Правда», «Книжное обозрение», «Литературная газета», «Известия» и др. В этом ряду оказываются и интервью, которые давал писатель корреспондентам самых разных изданий: они воспринимаются как публицистика в устной форме, открывающей перед автором возможности реализации своей индивидуальности и в этом жанре.

Предметом исследования избрана авторская позиция писателя, обуславливающая проблемно-тематический круг его публицистических выступлений, основные аспекты осмысления и оценки им современной действительности, пафос его сочинений в этом роде, наконец, средства (жанровые, композиционные, образные, стилевые и т.д.), которые используются в этом случае писателем для достижения тех целей, которые ставит он перед собою.

В связи с этим мы видим цель диссертации в том, чтобы наиболее полно охарактеризовать публицистику В. Максимова, что позволит глубже осмыслить природу его литературного дарования, роль и место его в литературном процессе, но также – в общественной жизни второй половины 70-х – первой половины 90-х годов ХХ века.

Указанной целью обусловлены задачи, которые поставлены и решаются в диссертации:

выявить закономерности обращения В.Максимова к публицистике;

охарактеризовать своеобразие позиции В.Максимова в русском зарубежье, его отношение к Западу;

определить сложившуюся у В.Максимова концепцию, лежащую в основании его представления о назначении писателя, его месте и роли в жизни общества;

систематизировать его размышления о России, осмысление им ее настоящего и будущего;

исследовать жанрово-стилевые особенности публицистики В.Максимова.

Методологической и теоретической базой диссертационного исследования являются труды известных историков и теоретиков литературы: М. Бахтина, В. Виноградова, Г. Гачева, Н. Лейдермана, Ю. Лотмана, В. Топорова, Е. Хализева и др.

Автор опирается и на немногочисленные работы отечественных и зарубежных литературоведов и критиков, обращавшихся к творчеству В.Максимова: Л. Аннинского, И. Виноградова, В. Иверни, И. Золотусского, З. Мауриной, Н. Щедриной, И. Рубина, В. Марамзина, Ф. Эберштадта и др.

Методами исследования, используемыми в диссертации являются традиционный историко-литературный, а также методы интерпретации, мотивного, стилистического и контекстуального анализа текста. Из общетеоретических методов применяются системноаналитический и аксиологический.

Научная новизна диссертации заключается в том, что здесь впервые исследуется большой по объему и чрезвычайно значимый как в контексте творчества В. Максимова, так и в литературном процессе 70 – 80-х годов ХХ века, материал. Обращение к нему дает возможность полнее и глубже, нежели это было сделано ранее, охарактеризовать роль литературы в происходящих в жизни народа процессах.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Обращение к публицистике обусловлено у В. Максимова как биографией человека, прошедшего на редкость суровую жизненную школу, так и складом дарования писателя, занимавшего в литературе чрезвычайно активную позицию.

2. Положение вынужденного эмигранта способствовало выявлению с особой резкостью отношения В.Максимова к тоталитарной системе, к коммунистической идеологии – ко всему, что способствует ущемлению прав человека, 3. Огромна роль В. Максимова в объединении общественно-литературных сил преимущественно Восточной Европы в борьбе со всеми проявлениями тоталитаризма, оказавшего заметное воздействие на сознание многих представителей западной интеллигенции. Деятельность В.Максимова-публициста неразрывно связана с журналом «Континент», создателем и бессменным (до 1992 года) редактором которого он был.

4. В написанных до вынужденного отъезда в эмиграцию рассказах, повестях, романах В. Максимова отчетливо сказывается его темперамент бойца, бескомпромиссность позиции художника, не сомневающегося в своем праве вершить суд над изображаемой им действительностью и принадлежащими ей людьми.

5. Основной темой – основной болью! – живущего вдали от родины писателя остается Россия: в его публицистических произведениях сказывается великолепное знание того, что сегодня происходит на родной земле, страстное желание своим словом способствовать искоренению зла во всех его формах. Пафос публицистических произведений В.Максимова определяется стремлением писателя, резко обличая, гневно клеймя, сделать все возможное для возрождения России, для согласия и примирения находящихся сегодня в состоянии войны сил, каждая из которых представляет лишь какую-то часть российского общества, народа.

6. Важнейшую роль в обустройстве всеобщей жизни на истинно человеческих началах добра, справедливости, любви играет для В. Максимова Вера: убежденный христианин, он с уважением относится к другим конфеcсиям, нетерпим ко всем – в том числе, на религиозной почве – проявлениям ксенофобии, призывая к веротерпимости, к пониманию тех, кто исповедует иную веру.

7. Публицистика В.Максимова находится на стыке собственно литературы и журналистики при заметном превалировании первого из названных начал. Чрезвычайно широк жанровый спектр произведений такого рода: памфлет, хлесткий очерк нравов, зарисовка с натуры, страстный монолог – В. Максимов использует возможности самых разных публицистических жанров, стремясь выйти к читателю с прямо к нему обращенным словом, воздействовать на него, заразить его тем, что владеет сердцем самого автора.

8. За те два десятилетия, которыми очерчены временные рамки исследуемого в настоящей работе материала, В. Максимов, неизменно храня верность себе, не соступая со своих позиций, изменяется. В основе эволюции публициста – изменения, происходящие в мире и, разумеется, прежде всего в России. Тематика и проблематика, тональность, наконец, поэтика его произведений становятся иными, когда в советской стране начинается перестройка; еще более резок перелом, которым отмечены в публицистике В.Максимова события, ознаменовавшие первые годы постсоветской эпохи.

Теоретическая значимость диссертации в том, что работа дает возможность охарактеризовать специфичность публицистики русского зарубежья на новом этапе принадлежащей ей литературы, а также углубить представление об особенностях выявления в рамках указанного жанра творческой индивидуальности писателя.

Практическое значение работы: полученные здесь результаты исследования могут быть использованы при изучении истории русской литературы (в частности, литературы русского зарубежья) ХХ века, а также развития публицистики в лекционных курсах и семинарских занятиях в вузах.

Апробация диссертационного исследования. Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры русской и зарубежной литературы РУДН.

Промежуточные результаты проделанной работы докладывались на конференциях молодых ученых и аспирантов филологического факультета РУДН в 2007 и 2008 годах, а также на 111 Международной конференции, посвященной 100-летию социальной психологии (РУДН, ноябрь 2008).

Основные положения диссертации отражены в пяти публикациях.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, включающей 308 наименований. Общий объем 196 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» получают обоснование выбор темы диссертационного исследования, его актуальность и новизна, цели и задачи, его источниковая база, определены теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе «Идейно-эстетические позиции В.Максимова-публициста»

характеризуются сложившиеся у В.Максимова представления об отношении искусства к действительности: решающим при этом была убежденность в том, что писатель не просто повествует, рассказывает о жизни, но учит, стремится приобщить читателя к духовнорелигиозным ценностям как единственно верном пути возрождения России. Писатель решительно отвергает утверждавшееся в советском государстве требование безусловного подчинения искусства (художника) задаче служения коммунистической идее. В то же время он был убежден в высоком – общественном, нравственном – назначении искусства: идея его самоценности, формальных поисков, превалирования в нем игрового начала никогда не привлекала В.Максимова. Но и тенденциозность – а творчество В.Максимова насквозь тенденциозно, – навязанная извне, не способствует, по его мнению, эстетическому качеству литературных произведений.

Возможность говорить с читателем в полный голос открывается для В. Максимова в пору его пребывания в эмиграции прежде всего благодаря издававшемуся писателем (и возглавлявшемуся им на протяжении семнадцати лет) журналу «Континент». Цели и принципы журнала были сформулированы в открывавшей его первый номер (1974) антитоталитаризм», «безусловный демократизм», «безусловная беспартийность». Свою задачу главный редактор «Континента» видел в том, чтобы объединить вокруг журнала все силы, способные противостоять порабощению тоталитаризмом.

«Континент» очень скоро стал одним из самых влиятельных журналов русской эмиграции, на его страницах можно было встретить имена А. Сахарова и В. Некрасова, М. Кундеры и И. Бродского, Л. Ржевского и И. Елагина: основным требованием к помещаемым здесь произведениям был их уровень Но, разумеется, немаловажной была и позиция – в искусстве и общественной жизни – тех, кто поначалу встал рядом с В. Максимовым. Очень скоро разошлись его пути с А. Синявским: сказались идеологические разногласия между главным редактором «Континента» и возглавившим журнал «Синтаксис» А. Синявским. Не сложились отношения и с А. Солженицыным, которому, кстати, принадлежало название журнала «Континент»: новое издание воспринималось им как недостаточно национально ориентированное. А В. Максимов, неизменно называя А. Солженицына великим писателем, в то же время резко упрекает его в непоследовательности, в отступничестве, а в конечном счете – в капитуляции.

Ожесточенность этого спора двух наиболее значительных представителей русской эмиграции третьего поколения в определенной мере объяснялась бойцовским характером каждого из них – спор был прерван смертью В. Максимова в 1995 году.

Для самого В. Максимова потребность писать диктовалась, по его собственному признанию, переполнявшим его желанием рассказать о жизни, которую он знает, как знают ее немногие: это обнаруживается и в его художественных произведениях, ив публицистике, где в особенности резко – открыто – сказывается неприятие писателем коммунистической идеологии, лежащей в основании советской системы. Отсюда – сознательное противостояние писателя утвердившимся в советской литературе канонам, желание писать не о борьбе председателей колхозов с плохими секретарями или о баталиях героев технического прогресса, а – о вечных проблемах литературы, о «голом человеке на голой земле».

Борьба с идеологией является для него формой сопротивления тоталитаризму, отвергаемому писателем в силу его бесчеловечности. При этом целью оказывается не завоевание политической власти, а изменение нравственной атмосферы внутри общества.

Однако зло, которое несет с собой коммунизм, по мнению В. Максимова, не искоренить до той поры, пока сам человек не искоренит его в себе. Примечательно, что, когда Россия освободилась от власти этой идеологии, писатель отказывается от желания наказать тех, кто насаждал ее. Всегда живший в В. Максимове (и более всего – в его публицистике) боевой дух не уменьшается, но время разбрасывать камни сменяется для него временем собирать их.

Во второй главе «Судьбы России в публицистике В. Максимова» анализируются оценки В.Максимовым прошлого и настоящего России, его размышления о ее будущем.

Собственная – эмигрантская – судьба была для него особенно горькой оттого, что он не мог принять царящих в эмиграции нравов, мелочных раздоров, продиктованных не столько различием позиций, сколько корыстными интересами. Максимов был убежден, что эмиграция не социальное, а психологическое состояние, это удел побежденных. Но смиряться с этим сам он не собирался – с честью выдерживал это, по его словам, «огромное испытание», не отрывая свою судьбу от судьбы родины, продолжая ощущать свою кровную связь с нею, стремясь быть нужным ей, работать для нее. Цену эмиграции – и прежде всего эмиграции нового призыва – он знал хорошо, и она была для него невысокой. Об этом – его «Сага о носорогах», возмутившая многих из тех, кто почти одновременно с ним оказался на Западе. С предельной резкостью сказано здесь о «приспособленцах из их числа» – о «писателях без книг», «философах без идей», «политиках без мировоззрения, которые сделали моральную эластичность своей профессией».

Облик и поведение – прежде всего творческое – для В. Максимова определялись прежде всего ясностью целей, которые он ставил перед собой, и настойчивостью в их осуществлении. А это возможно лишь при условии освобождения от ментальности советского человека, которая у многих эмигрантов дает о себе знать в самых разных формах: от вечного брюзжания до желания поучать живущих на Западе, как им нужно жить. Максимов был убежден, что духовное самосохранение и принадлежность к отечественной культуре зависит не от какой-то политической или организационной сплоченности, а прежде всего от личной, индивидуальной воли каждого из нас к духовному и человеческому сопротивлению. Писатель призывает к трезвости взгляда на действительность по обе стороны границы, с недоверием относится к столь распространенным в советской периодике торопливым – конъюнктурным! – откликам на начавшиеся в середине 80-х годов перемены в жизни страны.

В. Максимова многократно – и, может быть, не вовсе безосновательно – упрекали в излишней риторичности, недостаточной гибкости в утверждении своих взглядов, позиции.

В самом деле, он отказывается быть плюралистом, не хочет признавать за каждым эмигрантом или маленькой эмигрантской группочкой права на свою собственную – противостоящую всем прочим – правоту. По его мнению, такое противопоставление ведет лишь к распрям, к склокам, к взаимным обвинениям, что так ненавистно ему в эмигрантской среде. Попыткой объединения эмиграции в борьбе «против коммунистического империализма» было создание им в 1979 году «Интернационала сопротивления», в руководство которого вошли весьма уважаемые люди: Раймон Арон, Ив Монтан, Симона Вей, Эжен Ионеску. Однако ему была суждена короткая жизнь, причины этого В.Максимов видел в том, что в среде политической эмиграции всегда идет драка между различными группировками и людьми за место под солнцем, за деньги, которые ктото на них выпускает.

Но, разумеется, наиболее весомой причиной были при этом различия в позиции по отношению к сегодняшней и завтрашней России, представлений о своем месте в жизни и – если переходить на иной уровень – в общественно историческом процессе. Часто обнаруживавшееся у эмигрантов предпочтение частного существования служению каким бы то ни было находящимся вне интересов индивидуума целям В.Максимовым резко осуждалось. Он не хотел принимать и поддержки «молчаливого большинства», возвышая свой голос до крика. Беда в том, что и в эмиграции ему пришлось столкнуться и с резким неприятием его позиции, и просто – с равнодушием. «Можешь выйти на площадь?..» – так называлась одна из его статей, где он вступает в полемику со вчерашними соратниками Н. Горбаневской, С. Ковалевым, К. Любарским, Л. Тимофеевым и даже с А.

Солженицыным – всеми теми, кто, по его мнению, заняли соглашательскую позицию по отношению к сегодняшней советской власти, что ведет к ослаблению сил демократического сопротивления. Более того, он обвиняет их в отождествлении советской системы с Россией в целом, в жажде крушения России как таковой.

Думается, для столь сурового обвинения нет оснований, но важно подчеркнуть, что так сказывается безмерная любовь писателя к родной стране. «Без России я ничто», – убежденно заявляет он в одном из своих интервью (1993). Ощущение своей кровной связи с родиной никогда не оставляло В. Максимова. Мир Запада для него оставался чужим миром.

Жить социально ему там было лучше, но душевно – намного труднее. При этом ощущения оторванности от России у него не было. Говоря о себе, а вместе с тем и о судьбах А. Галича, И. Бродского, В. Некрасова, Н. Коржавина, В. Максимов повторял, что никто из них не покинул родины, и она уже никогда не покинет их.

За происходящим в России В. Максимов следил заинтересованно, отнюдь – не со стороны: там решалась и его судьба. Стремительно изменявшаяся в стране обстановка заставляла его не только искать объяснение сегодняшних событий, но и путей выхода из постигшего Россию глубокого кризиса. Охаивание нашей истории, сгущение красок при обращении к вчерашнему дню на рубеже 80 – 90-х годов встречались очень часто: в этих условиях В. Максимов резко выступает против отчаянной «демифологизации» русской истории, предпринимаемой нынешними советскими радикалами и против романтизации национальной идеи, о чем твердят «охранители». Он отказывался соглашаться с определением советского государства как «империи зла»: на собственном опыте познавший, сколь безжалостным было оно по отношению к своим гражданам, писатель предостерегал против его развала, грозящего всему миру неисчислимыми бедствиями.

Альтернативой тоталитарной системе была демократия: на признании ее как лучшей формы общественного/государственного устройства сходились и руководители советской страны, и диссиденты А.Синявский, А.Солженицын и др., вкладывая в это слово собственный смысл. И для В.Максимова выход возможен лишь на путях демократической перестройки общества, но происходившие в России на рубеже 80 – 90-х годов процессы убеждали в том, что под флагом демократии в стране начинают процветать вседозволенность, хаос согласиться с этим писатель не мог. Его публицистика всегда была отчетливо политизирована: с распадом советской системы и возникновением на ее развалинах постсоветского государства он ушел в политику с головой. И это потому, что основной его заботой стала борьба за спасение (!) России, по его словам, переживающей, возможно, самый трагический и уже необратимый в этой трагичности период своей истории. Теперь речь шла о самом существовании страны. И лишь отчаянием можно объяснить вырывавшиеся у него слова о спасительности для России «цивилизованной диктатуры», «демократической революции» как спасении от «стремительной криминализации России», о «люмпенизации посткоммунистического общества на всех его уровнях». Но и говоря так, он предпочитает диктатору лидера, видя основное его достоинство в «личной порядочности».

Возрождение для В. Максимова, человека глубоко верующего, было невозможно без возвращения к христианской вере, которая, по его мнению, дает человеку силу устоять в непрерывной борьбе со злом: неверие для писателя чревато серьезной опасностью как для самого человека, так и для мира, в котором он живет. Любовь и милосердие – краеугольный камень учения Христа – является, убеждает В.Максимов, действенной силой в движении к совершенству, к Добру.

В поисках реальных возможностей спасения России В. Максимов решался вторгаться даже в вовсе чуждую писателю социально-экономическую сферу, говоря о необходимости сочетания теории рыночной системы (наиболее радикальной доктрины из тех, которые выдвигают наши современные экономисты) с цивилизованной диктатурой. Характерно, однако, что он не берется говорить о конкретных мерах, которые способствовали бы реализации его мысли, – он и в этом случае более всего озабочен царящей в стране «атмосферой взаимной ненависти и взаимной злобы» («Остаюсь частью земли и общества, откуда я вышел»), сводящей на нет все добрые намерения, от кого бы они ни исходили. Но занимать место в одном из противоборствовавших тогда в стране лагерей, как бы они ни именовались – левые или правые, либерал-демократы или национал-патриоты, большевики или необольшевики – В.Максимов не собирался, оставаясь прежде всего личностью, исповедующей по отношению к людям и явлениям основной принцип – справедливость («Будет ли лучше?»), настаивая на необходимости консенсуса, согласия, национального примирения, основанного на подлинном компромиссе между противоборствующими сторонами. Вера в возможность такого согласия связывалась В.Максимовым с теми здоровыми силами, которые есть в стране и которые были бы в состоянии выдвинуть новую национальную идею, взамен «сектам, разврату и печатной мерзости», образовавшимся на месте рухнувшей идеологии. А она у В.Максимова предстает (и тут раньше других вспоминается имя Н.Бердяева, которого он называл одним из своих духовных учителей) как синтетическая, включая в себя религиозный, всечеловеческий и национальный комплексы.

Третья глава «Жанрово-стилевое своеобразие публицистики В.Е.Максимова»

посвящена изучению поэтики публицистических произведений В.Максимова.

Уже в художественном творчестве писателя ставятся и решаются важнейшие нравственно-философские проблемы, изображение жизни людей, подробностей их быта выводят читателя к постижению коренных проблем бытия: на литературу возлагается им задача укрепления духовных сил человека. Справиться с нею можно лишь при условии активного участия литературы (писателя) в жизни общества, и здесь особое значение обретает публицистика, открывающая возможность воздействия на сознание максимально широкой аудитории.

Необходимость обращения к публицистике обусловлено, с одной стороны, состоянием общественной жизни, требованием прямого осмысления и оценки происходящего, а с другой – стремлением автора к выявлению субъективного отношения к сегодняшним процессам и их участникам, к решению сегодня выдвигаемых жизнью проблем. Активность авторской позиции свойственна и художественной прозе В.Максимова, страстно утверждающего свои представления о жизни, о положении человека в современном обществе. Здесь слово, выявляющее авторскую позицию, обладает существенным человековедческим смыслом: оно используется для установления этической состоятельности противостоящих друг другу характеров, для выявления линий размежевания и отталкивания между ними. Открыто выраженная авторская оценка изображаемого в художественных произведениях В.Максимова не отделяется от образной системы, функционирует не параллельно с нею, но является необходимым и значимым компонентом стилевой разработки характеров, обнаруживая себя и на стилистическом, и на композиционном уровне произведений. Публицистическое выражение истин и положений, почерпнутых в жизненном опыте героев, является для В.Максимова важнейшим средством актуализации собственно авторского понимания анализируемых событий и душевных движений. В такого рода произведениях ослаблено действие законов эпически размеренного повествования, само повествование лишено полутонов, пейзажных описаний, плавности в смене психологических состояний – все обнажено и сконцентрировано в этом мире, пропущено через систему публицистических ассоциаций, играющих важнейшую роль в структурной организации произведения.

Закономерен поэтому выход писателя к публицистике, которая всегда – форма полемически заостренного монолога, цель которого – убедить читателя в своей правоте, побудить его к действию.. Этому служат уже заголовки публицистических произведений В.Максимова, часто – убийственно резкие, формулирующие содержащуюся в тексте оценку того, о чем или о ком идет здесь речь, звучащие как приговор. «Страна негодяев», «Мародеры», «Самоистребление», «Черная дыра перестройки» – обоснование так выраженных оценок происходящему дается в тексте автором, гневно протестующим против попыток мафии при попустительстве властей превратить Россию в «страну негодяев», против новоявленных «демократов» – мародеров, способных менять свои взгляды в соответствии с обстоятельствами и перспективами карьеры. Великолепно владея искусством сарказма, В.Максимов несколькими словами буквально припечатывает тех или иных претендентов на роль народных лидеров («Вся королевская рать»), пытающихся заменить идеологическую цивилизацию уголовной («Клептократии всех стран, соединяйтесь!»).

Литература – искусство слова, соединяющего в себе понятие и образ, отношение к тексту в этом случае определяется по двум координатам – мысли и чувства. Однако в публицистике, в отличие от беллетристики, одна из указанных координат – мысль – играет структурообразующую роль. И при этом всегда – мысль целенаправленная, а у В.Максимова – служащая яростному утверждению исповедуемых писателем идей и даже – идеалов. Потому-то столь заметное место занимает в его публицистике памфлет, дающий возможность соединить характеристику отдельного явления (факта, личности) с выходом к широким обобщениям.

Пожалуй, с наибольшей силой общественный темперамент В.Максимова-публициста обнаружился в нашумевшем памфлете «Сага о носорогах»: использовав встречающийся у Э.Ионеско образ, писатель с убийственным сарказмом обличает «поистине растительную приспособляемость известной части «диалектически мыслящих» интеллигентов к политическим обстоятельствам», что делает их поистине агрессивными, ведет к утрате ими человеческого образа. Облик «носорогов» обретают в памфлете В.Максимова внешне вполне респектабельные люди: «профессор, интеллектуал… Прогрессивен до кончиков своих обгрызанных ногтей», не желающий слышать ничего противоречащего сложившимся у него мнениям; священник («носорог в сутане»); «рубаха-парень, свой в доску», работающий в супермодном журнале с разрушительными идеями»… «Носорогами» в глазах В.Максимова делает их упорное нежелание видеть правду, довольствоваться стереотипами, которыми они отгораживаются от чужой беды.

Структурный принцип, лежащий в основании «Саги», используется В.Максимовым и в других, примыкающих к ней произведениях: «Боги Олимпа жаждут», «С натуры», «Двойной счет», «Мартиролог изгнания», «Размышления у театрального подъезда», «Повторение пройденного»… Здесь одна портретная зарисовка сменяется другой, а вместе эти портреты служат созданию объемной картины, воспринимаемой как еще одно доказательство мысли писателя, стремящегося пробить стену равнодушия, за которой прячутся одержимые своими мелочными заботами люди. Писатель рисует сатирически выразительные портреты самодовольных, отстраняющихся от людей, охотно списывающих «собственные преступления за счет издержек философского поиска», выгодно эксплуатирующих создаваемые ими новые мифы «себе на материальную потребу» («Сага о носорогах» - С. 31).

Памфлет обладает разящей силой, и В.Максимов использует характерное для этого жанра резкое и экспрессивное обличение, направленное не против отдельных фактов, а против политической, государственной системы либо конкретных, влиятельных в обществе политиков, литераторов. Свойственное памфлету соединение, казалось бы, частного, конкретного с выходом к общезначимым вопросам и проблемам, непременно злободневным, волнующим общество в целом, блестяще используется В.Максимовым. Он предпочитает обходиться без экспозиции, без столь часто встречающихся в произведениях этого жанра вводных замечаний – начинает, как правило, обращением к тому, что хорошо известно читателю, но, по мнению автора, нуждается в осмыслении, в оценке. Памфлеты В.Максимова всегда открыто тенденциозны, преследуют агитационную цель, рассчитаны на реакцию широкой публики, выдерживаются в одной – предельно высокой – тональности.

Безусловно, в этом тяготении именно к обличению, к беспощадно резкому слову, к злой издевке сказывается глубоко личное, порожденное горьким жизненным опытом отношение самого писателя к тому в жизни людей (и в его собственной жизни – тоже), что воспринимается как зло. Но, в отличие от фельетона, памфлет выходит на уровень обобщений, и В.Максимов метит в зло, власть которого испытал на себе не только он один («Метаморфозы Галины Борисовны», «Зияющие высоты хамодержавия»).

Но, разумеется, обличениями писатель не ограничивается. Публицистика является для него действенным средством в неустанной борьбе за возрождение России, где тоталитарная система уже разрушена, но в жизни страны еще не утвердились подлинно демократические начала общественного устройства. Страна, убежден В.Максимов «сегодня в опасности», и он призывает к ее преодолению, напряженно размышляет о том, что может помочь России – народу, обществу – выстоять, уцелеть в сегодняшнее, на редкость трудное – смутное – время. Масштабность, значительность этих размышлений обусловлены пристальным вниманием писателя к проблеме самоопределения человека в мире, исполненном трагических противоречий, но еще – поисками причин сегодняшнего бедственного состояния России. Вера в ее возрождение связывается с представлением о неисчерпаемости внутреннего – духовного – потенциала человека, который жаждет не катаклических перемен и очередного перераспределения материальных благ, а возвращения к традиционным демократическим формам общественного существования.

Страстность тона, обличительный пафос – характерная особенность публицистики В.Максимова, обнаруживающие себя не только в памфлете., но и в открытых письмах, адресованных Елене Боннэр («Надгробие для России»), Генриху Бёллю и профессору Мустафину, резко критиковавшим «Сагу о носорогах» (Из переписки»), в своеобразных отчетах о поездках в разные страны («Москва – Иерусалим», «В поисках собственной Америки»), в фельетонах («С натуры», «Трогательное единомыслие»). Но всякий раз обжигающе злободневные факты, принадлежащие действительности, служат в таком письме отправной точкой движения мысли, оказываются в причинно - следственной связи что позволяет не только воздействовать на аудиторию (буквально – формировать ее), но и задавать тексту прогнозирующую функцию. Каждое такое произведение представляет собою монолог, часто – обращенный к конкретному лицу, но – перерастающий в диалог с читателями, ощущающими личную причастность к обсуждаемому. В таком сочинении, автор которого не пренебрегает образностью, предпочтение отдается общему перед индивидуальным, детализация сведена к минимуму, очень сильно выявлено авторское начало, выражающее себя в выстраивании текста в форме изложения – с помощью системы аргументов – собственной концепции, опровергающей ту, что выдвинута оппонентом.

Иначе выстраивается фельетон, где с гораздо большей отчетливостью, нежели в открытом письме, обнаруживает себя художественное начало, образность. И прежде всего – в изобразительности, в приглушении рационального элемента и усилении эмоционального не в ущерб злободневности текста, конкретности образов и фактов, его социальной и политической направленности. Образцом в этом случае может служить фельетон «С натуры»: обращенный против западноевропейских либералов, он выстроен как ряд сценок, зарисовок «с натуры», позволяющих увидеть и услышать тех, чья позиция неприемлема для писателя.

Жанровая идентификация публицистических произведений чрезвычайно трудна, большинство из них могли бы быть определены как публицистические статьи. Такое определение не претендует на терминологическую точность, но может быть использовано в качестве рабочего: особенностями таких произведений являются значительность их общественно-политической проблематики, активность авторской позиции, повышенная эмоциональность, тяготение к монологической форме, предполагающей наличие не всегда обнаруживающего себя в тексте адресата и т.д. Публицистические статьи В.Максимова всякий раз вызваны к жизни событиями, играющими значительную роль в процессах, протекающих в России, оказывающих значительное воздействие на жизнь. Размышляя о происходящем, писатель выстраивает цепь аргументов, сопоставляет сегодняшний день с уже прожитым, задумывается о том, каким был и каким стал человек, предлагает собственные пути выхода из сегодняшней ситуации. В основе такой статьи – факты, трезвый анализ, вместе с тем текст эмоционально насыщен, в нем обильно представлены стилистические фигуры, передающие накал чувств автора, побуждающего читателя к действию. Речь здесь – об открытых нарушениях российской властью ею же принятой конституции («Собчакам закон не писан»), об опасности успокаивания себя и других «анестезией детанта в политике» («Реальная политика» или средство самообмана»), губительное для страны обострение межнациональных отношений («Черная дыра перестройки»).

Рамки творчества публициста не ограничиваются лишь написанным им: он обращается к аудитории и со словом устным, разумеется, фиксированным в печати: в интервью, отвечая на задаваемые журналистами вопросы, В.Максимов использует и эту возможность донести свои мысли до читателя. Озабоченный более всего судьбой России, он и здесь твердит о своей неразрывной связи с родиной, о преданности ей. В сущности, это – состоящий из многих частей авторский монолог, эмоциональный накал его увеличивается по мере все нараставшей напряженности ситуации в стране: находящийся в эмиграции писатель никогда не смотрел на Россию со стороны. Отвечая на самые разные вопросы журналистов, В.Максимов непременно выводит беседу к тому, что волнует его больше всего, неустанно повторяя, что он действительно является частью страны, живя ее радостями и бедами.

Своеобразие публицистических произведений обнаруживается и на уровне речевого субъектность/объективность, изображение/экспрессия, монументальность/камерность.

Личность автора выявляется в этом случае особенно ярко благодаря диалогическому характеру текста, в основании которого всегда – разговор с читателем, с жизнью, полемика.

Ведущим началом является здесь мысль – образность служит ее развитию, усиливая ее воздействие на читателя.

Одним из основных компонентов стиля является система деталей как внешнепредметного мира, так и тех, появление которых служит выражению внутреннего, духовного мира автора. Каждая из них воспринимается как один из штрихов в создаваемой автором картине действительности, и вместе с тем – как аргумент в авторском монологе.

Почерпнутые из жизни, они обладают повышенным эмоциональным накалом: в соединении верности факту и предельной субъективности тона – основа воздействия публицистического текста на читателя. Структура публицистических произведений В.Максимова может быть охарактеризована как дискретная, но каждая из возникающих здесь – как бы спонтанно – деталей скрепляется подчинением их авторской мысли, порою формулируемой заглавием статьи («Поминки по России», «Мародеры» «В поисках утраченного рая»).

Для композиции публицистического произведения В.Максимова характерен линейный принцип, лежащий в основании структуры текста: благодаря повторам и вариациям авторская мысль развивается последовательно, не исключая возможности противопоставления и столкновения разных точек зрения на стоящий в центре внимания предмет («О диссидентстве вообще», «Литература против тоталитаризма»). Аргументы в подтверждение оценки жизни, которая дается писателем, часто контрастируя, дополняют друг друга, перекликаются («Можешь выйти на площадь?», «Конец прекрасной эпохи»). Но собственная позиция публициста бескомпромиссна. Истина в этом случае, вопреки распространенному убеждению не рождается в споре – автор не собирается вслушиваться в доводы своих оппонентов: размышлению в публицистическом произведении предпочитается выношенное, активно утверждаемое решение проблемы, которое отнюдь не выносится на суд читателя, а предстает в качестве уже созревшей истины, требующей лишь претворения в жизнь.

Композиция такого произведения характеризуется сугубой динамичностью структуры текста. Мысль, заявленная часто названием, формулируется уже в первых строках, а затем развивается стремительно, длинноты, стилистические красоты публицистике противопоказаны – пафос усиливается благодаря наращиванию темпа, введению все новых и новых фактов (доводов, аргументов), подготавливающих финальный вывод, всегда звучащий сильно, выглядящий броско. «Страна негодяев» – убеждает заголовок очерка, и подтверждается это характеристикой «вконец изолгавшейся, испохабившейся, искрутившейся от лакейского сервилизма интеллигенции. А горестные размышления на эту тему завершаются выражением уверенности в том, что в России еще достаточно нравственного здоровья и духовных сил, чтобы преодолеть угрожающее ей историческое забытье. В этом – и других – публицистических произведениях писателя развитие авторской мысли опирается на выстраиваемые в систему аргументы, благодаря чему создается ощущение все нарастающего накала чувств, буквально обжигая читателя. А именно к этому – к вовлечению читателя в сферу страстных размышлений о настоящем и будущем России – прежде всего стремится В.Максимов.

Выражению авторской позиции всецело подчинена и собственно речевая стилистика текста, в котором объективное выступает в органическом слиянии с субъективным:


номинативность слова не препятствует возможности выявления в нем оценочного начала.

При этом в публицистическом тексте предметные детали экспрессивно насыщены в гораздо большей степени, нежели детали словесные: публицист вершит свой суд открыто, не оставляя за читателем права – и даже возможности – самому выносить оценки тому (или – тем), о чем идет здесь речь. Наиболее убедительный тому пример – «Сага о носорогах», вызвавшая бурю возмущения у тех, против кого она была направлена.

Стилистическая многоплановость, многообразие публицистического текста обусловлены тем, что авторский монолог является одновременно и формой реализации диалога с читателем, который явно подразумевается, но не получает слова. И монолог этот не условен, а прямо адресован тому, кого надо убедить, сообщить ему заряд энергии, пробив заслон равнодушия. К публицистике В.Максимова вполне приложима данная исследователем характеристика произведений такого рода: их стилевая стихия – разговорное, полемико-диалогическое начало. Этим предопределено в лексике авторского повествования просторечных и разговорных выражений с признаками делового стиля.

Создается впечатление, что автор не очень озабочен их слиянием, достижением конечного стилевого единства.

Нередко В.Максимов прямо обращается к читателю с тревожащим его (это местоимение вбирает в данном случае в себя и автора, и читателя) вопросом: «Так что же все-таки с нами случилось? Когда, на чем сломался в нас тот стержень, на котором держится душа великого народа?» («Всем известно, что земля начинается с Кремля»), «О какой стабилизации идет речь? Может быть, остановилось падение производства? Пошла на убыль преступность? Утихомирилась коррупция?» («Это сладкое слово «стабильность»).

Чаще, однако, обращение к читателю обнаруживает себя опосредованно, в полемической заостренности речи, вызванной существованием иных позиций, иных оценок, требующих опровержения. Он клеймит тех, кто не умеет и не хочет «отличать правду от лжи, злободневные спекуляции – от высокого искусства, подлинную поэзию – от политического версификаторства» («В дыму отечества»), адресует резкие слова тем, кто подменяет «серьезный общественный разговор крикливой социальной демагогией» («Прощание из ниоткуда»). Такой текст насыщен лексемами, экспрессивно предельно насыщенными: «из пепла идеологического монстра возникает монстр криминальный», «тотальная ложь и смертельная фальшь того кровавого действа, которое называется коммунизмом», «беспредельная аморальность, вызывающий цинизм, мелочная алчность, патологический эгоцентризм» интеллигенции».

В публицистическом произведении не встретиться с разноречием, вызванным стремлением воспроизвести речевые манеры разных персонажей: здесь структура текста всецело подчинена выражению авторской мысли, развивающейся целенаправленно, но отнюдь не однолинейно, благодаря обилию используемых писателем стилевых приемов.

Так, уже названием «Неужели это колокол наших похорон?» задав тон своему произведению, В.Максимов выходит затем к высокому пафосу, выражаемому словами Родина и Свобода, а завершает обращенный к соотечественникам монолог громко звучащим призывом к спасению Отечества: номинативное значение слова и здесь перекрывается его семантической экспрессивностью. Но в отличие от беллетристики, экспрессивностью не аффиксов, а корневых значений, несущих в себе эмоциональное отношение к выведенным в тексте явлениям, фактам, персонажам: «абсолютно безнаказанная уголовщина», «клептократия», «жульническая пирамида», «тотальная ложь», «эстетическая утилитарность». Выписанные здесь слова, не теряя своих номинативных смыслов, оценочны. обладают яркой эмоциональной окрашенностью. В этом случае уместно говорить об образности слова, хотя оно и не обладает сколько-нибудь ощутимой иносказательностью.

В «Заключении» подводятся итоги исследования, намечаются перспективы продолжения работы над темой, обращение к которой позволяет понять, что позволяет литературе (писателю) активно участвовать в жизни народа.

Основные положения диссертации отражены в следующих 1. Качурин К.О. Жанрово-стилевое своеобразие публицистики В.Е.Максимова. // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия литературоведение, Журналистика. – 2008, № 1. – С. 33 -41.

2. Качурин К.О. В.Е.Максимов – главный редактор журнала «Континент». // Журналистика и общество: Альманах кафедры теории и истории журналистики РУДН. – М.: изд – во РУДН, 2008. – С. 194 – 205.

3.Качурин К.О. Миссия эмиграции в публицистике В.Е.Максимова. // Личность в межкультурном пространстве: Материалы международной конференции, посвященной 100--летию социальной психологии. Часть 11. – М.: изд – во РУДН, 2008. – С. 179 – 184.

4. Качурин К.О. Горький опыт эмиграции (публицистика В.Е.Максимова 1974 – г.г.). // Опыты: Сборник научных статей аспирантов и студентов. Выпуск 3. – М.: изд – во РУДН, 2008. – С. 90 – 96.

5. Качурин К.О. Судьбы России в публицистике В.Е.Максимова. // Опыты: Сборник научных статей аспирантов и студентов. Выпуск 3. – М.: изд – во РУДН, 2008. – С. – 106.

В диссертации исследуется публицистика В.Максимова как явление литературы и вместе с тем – общественной жизни 70 – 90-х годов прошлого века. Объяснение получают идейно – эстетические позиции писателя, содержание и пафос его размышлений о судьбах России, жанрово – стилевое своеобразие его публицистики. Публицистика воспринимается – и оценивается – здесь как средство, позволяющее писателю вступать в разговор с читателем о наболевшем, как попытка вывести его (читателя) к верным решениям, вселить в него веру в конечное торжество идеалов добра и справедливости. Биография писателя, склад его характера, наконец, своеобразие его дара обусловливают его потребность – и вполне реализовавшуюся возможность – выйти к читателю с прямо обращенным к нему, воздействующим на него словом.

The focus of attention in the thesis is publicistic writing of V.Maksimov is regarded both as a phenomenon of literature and that of the social life of the 70 – 80 of the last century. Idea content and aesthetic positions of the writer, the gist and inspiration of his reflection on the future of Russia as well as genre and stylistic peculiarities of his publicistic writing are explained in this work. Publicistic writing is perceived and as a means of the writer to communicate with the reader about urgent problems, as an attempt to bring the reader to the right decisions, to make him believe in the triumph of the ideals of good and justice. The biography of the writer, his personality, peculiarities of his talent bring about his demand and his fully realised possibility to address the reader with his powerful word.



 


Похожие работы:

«1. Норина Н. В. Трагическое состояние мира в Солнце мертвых И. С. Шмелёв // Вестник Челябинского государственного университета. Филология. Искусствоведение. Выпуск 58. – 2011 – № 25. – С. 119 – 126 (0,8 п.л). 2. Норина Н. В. Человек в трагическом мире И. С. Шмелёва (на материале рассказа На пеньках) // Вестник Башкирского государственного университета. Т. 16. – 2011. –№ 4. – С. 1252-1257 (0,6 п.л.). Список публикаций в других...»

«Зиганшина Найля Фанизовна СВОЕОБРАЗИЕ ПОЭТИКИ ЗАМЕТОК ЭЛИАСА КАНЕТТИ Специальность 10.01.03 – Литература народов стран зарубежья (немецкая литература) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Казань – 2011 Работа выполнена на кафедре немецкой филологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Елабужский государственный педагогический университет Министерства образования и науки Российской...»

«НАЗАРОВ ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ВОПЛОЩЕНИЕ ФЕНОМЕНА БЕЗУМИЯ В ТВОРЧЕСТВЕ Л.Н. АНДРЕЕВА Специальность 10.01.01 – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва – 2013 Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования города Москвы Московский городской педагогический университет на кафедре русской литературы и фольклора Научный руководитель : доктор...»

«Афанасьева Елена Анатольевна САТИРЫ И ЛИРИКА САШИ ЧЕРНОГО КАК МЕТАЖАНР 10.01.01 – Русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Самара-2013 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Оренбургский государственный университет Научный руководитель : Матяш Светлана Алексеевна, доктор филологических наук, профессор Официальные оппоненты : Павлова Маргарита Михайловна, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института русской...»

«Симон Галина Александровна ХУДОЖЕСТВЕННАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ АНТИНОМИИ ДОБРО/ЗЛО В ТВОРЧЕСТВЕ Н. САДУР Специальность 10.01.01 – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Улан-Удэ – 2014 Работа выполнена на кафедре литературы ФГБОУ ВПО Восточно-Сибирская государственная академия образования Научный руководитель : кандидат филологических наук, доцент Климова Тамара Юрьевна Официальные оппоненты : Плеханова Ирина...»

«Чайкина Татьяна Васильевна ЖАНР КАРТИН И СЦЕН В ТВОРЧЕСТВЕ А. Н. ОСТРОВСКОГО Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Иваново – 2010 Работа выполнена в ГОУ ВПО Шуйский государственный педагогический университет Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Овчинина Ирина Алексеевна Официальные оппоненты : доктор филологических наук, профессор Тихомиров Владимир Васильевич...»

«Кирьянова Екатерина Николаевна ФЕНОМЕН ДОМА В РАННЕЙ ЛИРИКЕ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва 2012 Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования города Москвы Московский городской педагогический университет на кафедре русской литературы и фольклора. Научный руководитель : кандидат филологических...»

«ТРУСКОВА Екатерина Александровна РОМАННЫЕ ЦИКЛЫ БОРИСА АКУНИНА: СПЕЦИФИКА ГИПЕРТЕКСТА Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Екатеринбург – 2012 Работа выполнена на кафедре литературы и методики преподавания литературы ФГБОУ ВПО Челябинский государственный педагогический университет Научный руководитель : доктор филологических наук, профессор Маркова Татьяна Николаевна Официальные оппоненты...»

«ЖАРИНОВА Оксана Владимировна ПОЭТИКО-ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ВИКТОРА ПЕЛЕВИНА ОМОН РА И GENERATION ‘П’ Специальность 10.01.01 – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тамбов 2004 Работа выполнена в Тамбовском государственном техническом университете на кафедре русской филологии Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Попова Ирина Михайловна Официальные оппоненты : доктор филологических...»

«Каюмова Гульия Ильдусовна Концепция личности в драматургии Ризвана Хамида и её художественное воплощение 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (татарская литература) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Казань – 2007 Работа выполнена на кафедре татарской литературы Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет Научный...»

«Ишкиняева Лилия Камилевна ТВОРЧЕСТВО С.Т. АКСАКОВА И ЛИТЕРАТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ XVIII СТОЛЕТИЯ Специальность 10.01.01 – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Ульяновск – 2011 Работа выполнена на кафедре филологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Ульяновский государственный университет Научный руководитель : доктор филологических наук Сапченко Любовь Александровна...»

«Фролова Татьяна Геннадьевна ЭВОЛЮЦИЯ МЕТАФОРИЧЕСКОГО СТИЛЯ НА РУБЕЖЕ ХХ-ХХI вв. Специальность 10.01.01 – Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Санкт-Петербург – 2012 Работа выполнена на Кафедре истории русской литературы Филологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Научный руководитель : доктор филологических наук, профессор Сухих...»

«Чигинцева Татьяна Александровна ВИЗУАЛЬНО-СТИЛЕВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ТЕКСТОВ ДЕНИСА ОСОКИНА 10.01.01 — Русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Самара — 2013 2 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Южно-Уральский государственный университет (национальный исследовательский университет) Научный руководитель : Семьян Татьяна Федоровна, доктор филологических наук, доцент Официальные оппоненты : Житенев Александр Анатольевич, доктор...»

«Ласкова Резеда Азатовна ТВОРЧЕСТВО М. АГЛЯМОВА (ТЕМАТИКА, ЖАНРЫ И ПОЭТИКА) 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (татарская литература) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Казань – 2008 1 Диссертация выполнена на кафедре теории и истории татарской литературы Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина Научный...»

«НАЛЕГАЧ Наталья Валерьевна И. АННЕНСКИЙ И РУССКАЯ ПОЭЗИЯ ХХ ВЕКА 10.01.01 – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Кемерово - 2013 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Кемеровский государственный университет Научный консультант : Ходанен Людмила Алексеевна доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО Кемеровский государственный университет Официальные оппоненты : Петрова Галина Валентиновна, доктор филологических наук,...»

«Жеребкова Елена Владимировна Усадьба в русской литературе (II половина XVIII – I половина XIX вв.) Русская литература 10.01.01 Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Санкт-Петербург 2013 Работа выполнена на кафедре истории русской литературы филологического факультета федерального государственного бюджетного образовательного...»

«Шамарина Анастасия Алексеевна СУБЪЕКТ ЛИРИЧЕСКОГО ВЫСКАЗЫВАНИЯ В ИСПАНСКОЙ ПОЭЗИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ ВЕКА (А. Мачадо, П. Салинас, Л. Сернуда, Р. Альберти) Специальность 10.01.03 – литература народов стран зарубежья (европейская и американская литература) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва 2012 Работа выполнена на кафедре истории зарубежной литературы филологического факультета Московского государственного университета...»

«МОНГУШ Евгений Докурович ФУНКЦИИ ЛИТЕРАТУРНО-МИФОЛОГИЧЕСКОЙ ОБРАЗНОСТИ В ПРОЗЕ Л. ПЕТРУШЕВСКОЙ Специальность 10.01.01 – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Улан-Удэ – 2014 Работа выполнена в секторе литературы государственного бюджетного научно-исследовательского учреждения Республики Хакасия Хакасский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории Научный руководитель : доктор филологических...»

«Аникеева Татьяна Александровна Устные и книжные элементы в тюркской традиционной словесности: турецкая городская повесть Специальность 10.01.09. – Фольклористика Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва 2007 Работа выполнена в Центре типологии и семиотики фольклора Российского государственного гуманитарного университета Научный руководитель : доктор филологических наук, профессор Неклюдов Сергей Юрьевич Официальные оппоненты :...»

«ЯН Чжэн Последний поклон В. П. Астафьева (История создания. Жанр. Система персонажей) Специальность 10.01.01 – Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва 2012 Работа выполнена на кафедре истории русской литературы XX века филологического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова кандидат филологических наук, доцент Научный руководитель Герасименко Алла Павловна Официальные...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.