WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Научные статьи в изданиях по перечню ВАК РФ:

На правах рукописи

1. Норина Н. В. Трагическое состояние мира в «Солнце мертвых» И. С.

Шмелёв // Вестник Челябинского государственного университета. Филология.

Искусствоведение. Выпуск 58. – 2011 – № 25. – С. 119 – 126 (0,8 п.л).

2. Норина Н. В. Человек в трагическом мире И. С. Шмелёва (на материале рассказа «На пеньках») // Вестник Башкирского государственного университета. Т. 16. – 2011. –№ 4. – С. 1252-1257 (0,6 п.л.).

Список публикаций в других изданиях:

Норина Наталья Викторовна 1. Норина Н. В. Стилевое своеобразие повести И. С. Шмелёва «Солнце мертвых» // Лингвистический и эстетический аспекты анализа текста и речи.

– Соликамск: Изд-во СГПИ, 1998. – С. 175 – 178 (0,2 п.л.).

Поэтика трагического 2. Норина Н. В. Трагедия совести в рассказе И. С. Шмелёва «Про одну старуху» (к вопросу о трагическом) // Лингвистический и эстетический ас- в прозе И. С. Шмелёва 1920-х – 1930-х годов пекты анализа текста и речи. – Соликамск: СГПИ, 2002. – С. 101 – 109 (0, п.л.).

3. Норина Н. В. Человек в трагическом мире И. С. Шмелёва (на материа- Специальность 10. 01. 01 – русская литература ле рассказа «На пеньках») // Лингвистический и эстетический аспекты анализа текста и речи. – Соликамск: Изд-во СГПИ, 2006. – С. 35 – 41 (0,6 п.л.).

4. Норина Н. В. Трагедия национального самосознания в рассказе И. С.

Шмелёва «Гунны» // Проблемы регионального образования в условиях Верх-

Автореферат некамья. – Соликамск: Изд-во СГПИ, 2008. – С. 117 – 127 (0,6 п.л.).

диссертации на соискание ученой степени 5. Норина Н. В. Семантика заглавия повести И. С. Шмелёва «Солнце мёртвых» // Проблемы регионального образования от ДОУ до вуза. – Соликандидата филологических наук

камск: Изд-во СГПИ, 2009. – С. 62 – 67 (0,2 п.л.).

6. Норина Н. В. Семантика заглавия рассказа И. С. Шмелева «Два Ивана»

// Непрерывное образование: проблемы, поиски, перспективы: материалы Всероссийской научно-практической конференции, 29 – 30 апреля 2010 года.

– Соликамск: Изд-во СГПИ, 2010. – С. 127 – 129 (0,1 п.л.).

Подписано в печать 7.02.2012 г.

Бумага для множительной техники.

Печать ризографная. Формат 60х84/16.



Гарнитура «Times New Roman».

Усл. печ. листов 1,4.

Тираж 100 экз.

Заказ № Редакционно-издательский отдел ФГБОУ ВПО «Соликамский государственный педагогический институт»

Бирск 618547, Россия, Пермская обл., г. Соликамск, ул. Северная, 44.

Диссертация выполнена на кафедре русской и зарубежной филологии мальной человеческой жизни, о её духовном наполнении: звукам «хаоФГБОУ ВПО «Соликамский государственный педагогический институт» са», «войны», «безумия» противопоставлены «вальсы, тихие песни и молитвы», тишина «белой земли» и «голубого неба», тишина первых апрельских дней, «светлых, мягких». Мерилом подлинной человечности в трагическом мире рассказов Шмелёва выступают дети, судьба кото

Научный руководитель:

рых – предел, поставленный автором насилию и разрушению.

доктор филологических наук, профессор 11. Обращение Шмелёва к христианской символике продиктовано Аюпов Салават Мидхатович стремлением осмыслить трагическое состояние мира с религиозно

Официальные оппоненты:

философской точки зрения. Отсюда смысловая сверхнасыщенность доктор филологических наук, профессор эпитетов, сравнений, метафор, художественных деталей в текстах расКондаков Борис Вадимович сказов. Это тем более касается так называемых «сквозных образов»

(ФГБОУ ВПО «Пермский государственный научно-исследовательский университет») (или лейтмотивов), сохраняющих постоянство религиознокандидат филологических наук, доцент символических значений: «икона», «свет», «крест», «чаша», «сад», Безруков Андрей Николаевич «кровь», «хлеб», «звезда», «виноград». Связь с мифопоэтической траФГБОУ ВПО «Бирская государственная социально-педагогическая академия») дицией обнаруживают имена трагических героев – носителей вечных духовных ценностей: Марфа, Мария, Фёдор, Елизавета.

Ведущая организация:

В Заключении подводятся общие итоги исследования.

ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный университет»

Учитывая двусоставность концепции трагического, в процессе анализа «Солнца мёртвых» и примыкающих к нему рассказов мы стремились исследовать характерное и для произведения Шмелёва, и для искусства ХХ века как само трагическое состояние мира, так и по

Защита диссертации состоится 16 марта 2012 года в 12.00 часов ложение человека, вынужденного существовать в условиях катастрона заседании объединенного диссертационного совета ДС ДМ 212. 326. при ФГБОУ ВПО «Бирская государственная социально-педагогическая ака- фы. Для И. С. Шмелёва очень важно решить вопрос, как в трагической демия» по адресу: г. Бирск, ул. Интернациональная, 10, корпус филологиче- ситуации «переоценки всех ценностей» сохранить человека, как удерского факультета, ауд. 20.

жать его на краю бездны разрушения и саморазрушения, как найти «опору» для него. Такова позиция автора, живописующего в своей

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Бирской государ- кровоточащей прозе путь сохранения человеком в себе искры божьей.

ственной социально-педагогической академии и на сайте www.birsk.ru На трагическом материале «эпопеи» и рассказов писатель ставит проблему «качества» духовности человека, размышляя над тем, способен ли он в условиях безысходной для него социальной действительности Автореферат разослан 14 февраля 2012 г.





прийти к высотам «сознающего сознания» – достичь состояния истинно «живого духа».

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук, доцент Е. А. Бурцева 2 в) тип русского солдата – «белого воина», проливающего кровь за

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

национальное достоинство России, за «родное», за детей (будущее России), – «высокий и страшный пример национального Искупления». Трагический пафос – неотъемлемая черта биографии и творчества 6. К типам героев, переживающих трагедию заблуждения и рас- Ивана Сергеевича Шмелёва (1873 – 1950), одного из самых ярких платы, следует отнести: представителей литературы русского зарубежья, отразившего в своем а) тип русского интеллигента, социалиста-идеалиста, приверженца сознании сложности и противоречия трагической эпохи начала ХХ доктрины служения народу. Слепое народничество, любовь к «массе» в века. В конце 1920 года единственный сын писателя Сергей, офицер ущерб рядовому человеку-«мошке», стремление к просветительским Белой армии, был расстрелян в Феодосии во время «красного терроатеистическим) идеалам революции становятся его же трагической виной; ра». Сам писатель чуть не погиб во время крымского голода. «Подавб) тип героя из народной среды, поступившегося национальной ленный кошмаром советчины, умиранием старой России в оцепенении совестью в обмен на большевистские лозунги вседозволенности и тем голода, поэт-художник переживал в душе неведомо откуда сваливсамым толкнувшего себя на преступление перед самим собою. шийся эсхатологический кошмар» и писал свою «самую страшную»

(А. Амфитеатров) книгу «Солнце мёртвых» (Париж, 1926)1. Повесть 7. Трагическое во внутреннем мире человеческой личности (острорефлексирующей и взыскующей истины) проявляет себя как перевели на двенадцать языков, а её автор был выдвинут на Нобелевпсихологический феномен «раздвоения», т. е. в фантастической скую премию. «Солнце мёртвых» появилось в Америке, Англии, реальности нечеловеческого существования предстаёт как разрушение Франции и других странах. В Лейденском и Амстердамском универц е л о с т н о с т и «внешнего» образа и «внутреннего» Я человека. ситетах творчество И. С. Шмелёва было включено в программу русВоссоздание индивидуального опыта трагических переживаний ской литературы известным профессором-славистом Николаем Ван посредством гротеска и через внутреннюю диалогичность Вийком. И. А. Ильин включил творчество И. С. Шмелёва в курс лекмонологической речи героев позволяет автору открыть абсурдность ций по русской литературе в Берлинском университете (1932).

положения «бывших» в новой действительности. Актуальность диссертационного исследования обусловлена 8. Трагический герой Шмелёва перед лицом смерти в ситуации тем, что, несмотря на достаточно обширное количество работ об всеобщего разрушения и разъединения своим личным выбором (не И. С. Шмелёве, категория трагического в его творчестве до сих пор не поддаться на соблазн и не пойти на сделку со своей совестью, «найти в являлась предметом специального изучения.

себе человека!!. », защитить «вечную правду» Жизни, «осмыслить се- Настоящая диссертация посвящена исследованию эмигрантской бя трудом на своей земле», «сохранить России её детей») морально прозы Шмелёва 1920-х – 1930-х годов, в которой трагическое имеет противостоит бесчеловечным законам нового времени. большую идейно-художественную значимость и является важнейшим 9. По мнению Шмелёва, единственный путь преодоления кризис- эстетическим принципом реалистического воссоздания действительного состояния мира – духовные законы и необходимость зрелого ду- ности. Писатель, осмысливая трагические противоречия современной ховного опыта человека для их постижения. Утверждая осмысленное ему катастрофической эпохи, стремится средствами и силою своего страдание о мире как путь к духовной свободе, писатель-гуманист ис- таланта художественно раскрыть их онтологические, социальноходит из идеалов и ценностей христианства.

10. В лирически окрашенных фрагментах повествования автор исторические, экзистенциальные истоки. Проза 1920-х – 1930-х годов 3. Трагическое действие в рассказах включает элементы «страдаСолнце мёртвых», рассказы) остаётся недостаточно изученной ещё и ния», «узнавания», трагические «перипетии», пространственно подпотому, что большинство исследователей ограничивается лишь от- держивается мотивами «дороги», «пустыни», «отравленного болота», дельными аспектами её поэтики, не стремясь к системному видению «бегства», «преследования», «охоты», а также экзистенциальными моне сопрягая в единый идейно-стилевой комплекс «Солнце мёртвых» и тивами «крика», «пустоты», «сиротства», «одиночества», «выброшенпримыкающие к нему, продолжающие его рассказы). ности». Конкретное географическое пространство по мере усиления Степень научной разработанности проблемы.

Оценки творчества И. С. Шмелёва периода создания им «Солнца перерастает в символическое: «Будто уж и не на земле живёшь», «адмёртвых» неоднозначны. По мнению советской критики, большевист- содом», «звуки адские, нечеловеческие».

ско-октябрьская революция политически ослепила Шмелёва, оконча- 4. Сущность трагического во внешней действительности Шмелёв тельно убив в нём художника. По словам Н. Федорова, «недалеко не сводит к широкомасштабной обрисовке исторического по характеотошла от советской критики и эмигрантская критика»: отодвигая И. ру социального и классового антагонизма. Идея революционного осС. Шмелёва за грани истинного искусства, Ив. Тхоржевский, к приме- вобождения человечества ставится писателем под сомнение. На перру, «превращает его, по существу, в политического памфлетиста (в вый план у Шмелёва выходит проблема сущности враждебной народу беллетристической форме) консервативно-реакционного направления, – что в корне неверно», ибо, как пишет далее автор, «Шмелёв тосковал подвергающей народ нравственному растлению. Типичные её преди скорбел не о свергнутом политическо-государственном строе, а об ставители – самые «отпетые», «отъявленные негодяи»: «товарищ»

уничтоженном большевиками укладе жизни, основанном на религии, Васька Худоёмов, «главный» «куманист» Лёнька Астапов, «первый морали и национальном чувстве»1. левоцанер» – «потёмкинец» Гришка Марчук и др. – пользуются влаЗа рубежом в духовно-религиозном аспекте творчество И. С. стью, чтобы «безнаказанно красть, насиловать, убивать».

Шмелёва рассматривали И. А. Ильин, Н. К. Кульман, Ю. А. Кутырина, 5. Трагическими протагонистами в художественном мире расскаА. Труайя, В. Шрик. «Солнце мёртвых», – отмечал профессор Н. К. зов Шмелёва выступают следующие типы героев:

Кульман, – книга ужаса и скорби по погибшим ценностям человече- а) тип рефлексирующего (думающего) героя-интеллигента, переского духа. Для современного мира она звучит призывом: одумайтесь, живающего мучительный процесс внутреннего «расщепления» и попока не поздно; поймите, что ваша культура и цивилизация на краю исков в себе «ч е л о в е к а», идущего к познанию Бога-истины: хубездонной пропасти»2. В русле национальной символики истолковы- дожник Пиньков («Крест», «Ентрыга», «Виноград»), профессор вает заглавие повести «Солнце мёртвых» религиозный философ И. А. Мельшаев («На пеньках»);

Ильин: «…с виду бытовое, крымское, историческое, оно таит в себе б) тип героя-праведника, концентрирующего в себе многовековой религиозную глубину: ибо указывает на Господа, живого в небесах, духовной опыт русского народа (совесть, чувство долга и любви к Цит. по: Коваленко Ю. И. Иван Шмелев // Москва-Париж: Очерки о русской эмиграции. Профили и силуэты. – М.: Известия, 1991. – С. 24.

Там же. С. 24.

в мире и в человеке, с другой стороны – язык самой боли, как адекват- посылающего людям и жизнь, и смерть, – и на людей, утративших его ная реакция на крушение смысловых устоев бытийной целостности.

Принцип совмещения трагических противоположностей как фор- В 1994 году на русском языке вышла книга американской исследовамообразующий принцип повествования в «Солнце мёртвых» находит тельницы О. Н. Сорокиной «Московиана. Жизнь и творчество И. Шмелёсвоё воплощение на всех уровнях художественной структуры текста ва» (издательство «Скифы»). Творчество Шмелёва О. Н. Сорокина делит вплоть до оксюморонных словосочетаний: «кричит пустыня», «голос на два периода: до- и послереволюционный. Первый был вызван романпустых полей», «будем ж и в ы м и лежать в могиле», «глохнешь от тической верой писателя в революцию как носительницу обновленной тишины», «ликующее кладбище», «неслышная музыка холодеющего жизни в России. Второй, идеологически противоположный, начался обогня», «в тишине рождающегося дня – смерти», «весёлая панихида». винительным актом революции – знаменитым «Солнцем мёртвых», а заПоследняя катастрофическая глава «Конец концов» даёт нам (чита- вершился апофеозом традиционной Московии в самых оригинальных телям) катарсис двух крайних противоположностей – жизни и смерти, вещах писателя – его диптихе «Лето Господне» и «Богомолье».

предполагая иной, в противовес вселенскому крушению, исход: само яв- По мере «воскрешения» наследия писателя на родине возрастает ление природной жизни оказывается вечным и неразрушимым. научно-исследовательский интерес к его произведениям. Благодаря В третьей главе – «Человек в трагическом мире И. С. Шмелё- усилиям Е. А. Осьмининой в издательстве «Русская книга» вышло сова» – понимание трагического как экзистенциального переживания брание сочинений И. С. Шмелёва в пяти томах. Ежегодно в Крыму индивида позволяет И. С. Шмелёву обнаружить предельные онтологи- (г. Алушта) проводятся международные шмелевские чтения. Различные ческие основания трагического. В рассказах 1920-х – 1930-х годов, аспекты жизни и творчества писателя освещены в работах отечественных идейно-художественно примыкающих к «Солнцу мёртвых», писателя литературоведов Е. А. Осьмининой, Р. М. Горюновой, М. Г. Смирновой, интересует прежде всего феноменология трагического сознания (его Л. А. Спиридоновой, А. П. Черникова, Е. Г. Ивченко, С. В. Шешуновой, кризисная структура и основные модели, отражающие закономерности С. С. Харченко.

исторического, культурного развития русского общества). Наибольший интерес у исследователей вызывает эмигрантский В финале главы приходим к следующим выводам. период творчества, когда были написаны «Лето Господне» (1927 – 1. Главной ценностью и центром художественного мира Шмелёва 1944), «Богомолье» (1930 – 1931), «Пути небесные» (1935 – 1947). Таявляется неповторимая человеческая индивидуальность с её особым ме- ковы работы О. Е. Галаниной «Лейтмотив в структуре романа И. С.

стом в мироздании: простая русская крестьянка Марфа Пигачёва («Про Шмелёва «Пути небесные» (2006), Л. Е. Зайцевой «Религиозные мотиодну старуху»), учёный-мудрец, «служитель красоты и гармонии» Фео- вы в позднем творчестве И. С. Шмелёва, 1927 – 1947 гг. » (1998), М.

гност Мельшаев («На пеньках»), молодая работница фермы, «сама жизнь, Ю. Трубицыной «На пути к Лету Господню: Онтология веры в худовечная правда жизни» – Мария Хлебникова («Крест»), «просто русский жественной эволюции И. С. Шмелёва» (1998), Э. В. Чумакевич «Дучеловек», взрастивший сына и «чудеснейший виноградник» – «мечту ховно-нравственное становление личности героя в дилогии И. С.

всей жизни» – Мартын Прокофьич («Виноград») и др. Шмелёва «Богомолье» и «Лето Господне»» (1993), Д. В. Макарова 2. В качестве исходной трагической ситуации в рассказах Шме- «Христианские понятия и их художественное воплощение в творчестлёва выступает крушение привычного хода жизни под натиском соци- ве И. С. Шмелёва» (2001).

ально-исторического Хаоса и, как следствие, «раскол» в человеческой Трагический аспект жизни и творчества писателя исследован ме- «пустое» солнце – солнце, похожее на холодный камень. Мёртвое связи с анализом структурно-семантической организации текста по- вершающая стадия) жизни, истории, культуры; 4) апокалипсис: червести «Солнце мёртвых» с опорой на языковые средства выражения. ный провал с тлеющими, погасающими углями.

П. А. Новикова исследовала пространственную организацию этой же Солнце – свидетель трагедии. Оно обнажает и обостряет восприповести в контексте проблемы пространства и смерти в европейской ятие процесса умирания, заставляя рассказчика вбирать в душу многочисленные трагедии. Рассказчик, как бы уподобляясь солнцу, постоянлитературе ХХ века. Выявить формы выражения авторского сознания в повести «Солнце мёртвых» попыталась М. А. Голованева в рамках диссертации «Проблема автора в творчестве И. С. Шмелёва» (2002). С крымской действительностью, с которой не только созерцает ее, но и романом В. В. Вересаева «В тупике» сравнивает эпопею И. С. Шмелёва П. Р. Ибадлаев, акцентируя своё внимание на проблемах интелли- мира. Солнце – это потрясенная и вопиющая «жива душа» повествовагенции и революции, решаемых каждым из писателей (2003). Марина теля, его совесть, его память, его воля.

Смирнова посвятила статью «Иван Сергеевич Шмелёв. Молитвы о В третьем разделе главы – «Особенности повествования в России» истории создания повести, отметив, что «Солнце мёртвых» – Солнце мертвых – »отмечается напряжённая конфликтность трагическая эпопея, в основе которой страшные, кровавые образы за- речевого плана произведения, означающая прежде всего действенное хваченного большевиками Крыма. Национальной эпопеей назвала стремление личности найти точку опоры, исход из тупиковости времени «Солнце мёртвых» Е. А. Осьминина («Солнце мёртвых: реальность, миф, символ»), отсылая читателя к исчерпывающему обоснованию С точки зрения движения повествовательного времени повестэтого жанра в статье Р. М. Горюновой «Жанровая специфика эпопеи вующий субъект в «Солнце мёртвых» включает в себя две ипостаси:

И. С. Шмелёва «Солнце мёртвых». Очерково-дневниковой эпопеей, 1) «Я» повествуемое (автор-герой) – свидетель и участник недавнего являющей собой авторский репортаж о трагических событиях ХХ ве- прошлого, предшествующего настоящему времени повествования.

ка, направленных против человека, назвала «Солнце мёртвых» Е. Г. Подобно «Я»-другому, его точка зрения в форме воспоминания живёт Ивченко – автор диссертации «Художественные искания И. С. Шме- в ретроспективном поле сознания рассказчика; 2) «Я» повествующее лёва (публицистический аспект)». (автор-рассказчик) – инициатор настоящего времени повествования.

Объект диссертационного исследования – «эпопея» И. С. Шме- Настоящее повествовательное свидетельствует о том, что недавнее не лёва «Солнце мёртвых» (1923), а также некоторые рассказы 1920-х – стало и не могло стать (в силу трагедийности пережитого) для повестх годов, идейно-художественно примыкающие к ней: «На пень- вователя прошлым.

ках» (1924); «Про одну старуху» (1924); «Крест» (1936), «Ентрыга» Резкие интонационные перебои ритма характеризуют рефлексивВиноград» (1936) из цикла «Крымские рассказы». Этот ряд ный поток речи рассказчика. «Речь, в каждой из своих частей различно произведений И. С. Шмелёва 1920-х – 1930-х годов является наиболее украшенная» (Аристотель), как бы синтезирует два характерных для адекватным воплощением специфики трагического в прозе писателя эстетики трагического противоположных аффекта – аффект нормы и изучаемого периода. аффект её разрушения. С одной стороны, это язык привычного мирочувствования, апеллирующий к смыслу, к поиску Божественного начала ренний свет его личности, убеждающий в неуничтожимости добра, Предмет исследования – авторское понимание трагедийности и становится пределом, поставленным разрушению и насилию. Не слу- его отображение в художественной системе вышеназванных произвечайно, например, в портрете Ляли особой многозначительностью от- дений И. С. Шмелёва указанного периода.

мечены глаза, «светло-синие, как дали». Цель работы – раскрыть природу трагического в прозе И. С. ШмеПантрагизм произведения разрушается также благодаря действи- лёва 1920-х – 1930-х годов в социально-бытовом, онтологическом и экям праведников, тех немногих духовно живых людей, которые проти- зистенциальном аспектах.

востоят смерти и разрушению. Это служение в самом высоком смысле Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

слова: служение ближнему (старая чудачка-барыня, «близорукая учи- 1) в связи с необходимостью всестороннего осмысления авторской тельница Прибытко», босоногая «мать Таня», которые «телом, кровью концепции трагического в художественной прозе Шмелёва 1920-х – своею» кормят своих и чужих детей), служение науке (слабеющий от 1930-х годов рассмотреть различные теоретические подходы к проголода профессор Иван Михайлович, девяностолетний, «слепой вовсе», блеме трагического в философии, эстетике, литературоведении;

профессор Голубев), служение Богу (кроткий и «весёлый духом» отец 2) провести многоаспектный комплексный анализ «эпопеи»

дьякон, не боявшийся «ни огня, ни меча, ни смерти»). Героика активно- «Солнце мёртвых» – центрального произведения Шмелёва 1920-х гого сопротивления социальному беззаконию присуща тем, кто не «по- дов, художественно воплотившего феномен трагического как важнейшей составляющей миросозерцания писателя и как мирообразующей клонился соблазну» и погиб с оружием в руках. В их ряду – шестеро героев, чудом ушедших от расстрела: «Правда у них – с в о я. Будет доминанты его творчества Крымского периода: проанализировать сиспродолжаться борьба, за п р а в д у, борьба за душу» (с. 83). Если в ми- тему образов и мотивов, специфику повествования как важнейшие ре, по мнению автора, ещё остаётся индивидуальность, способная всту- способы выражения трагического в «эпопее» Шмелёва;

пить в трагическое противоборство со злом, грозящим ей гибелью, зна- 3) на основе комплексного анализа отдельных рассказов Шмелёва чит, Бог пребывает с человеком: «Знаю я: с нами Бог! Хоть на один миг 1920-х – 1930-х годов выявить специфику авторского воплощения как Во втором разделе – «Эйдетические репрезентации концепта характеры и закономерности трагических ситуаций, природу трагичесолнце – »отмечаем, что символическое заглавие эпопеи Шмелёва ских противоречий, феноменологию трагического сознания.

«Солнце мёртвых» – конструкция с усложнённой семантикой. Иноска- Теоретической и методологической основой исследования послузательно определяя речевую стратегию произведения, заглавие жили фундаментальные исследования, монографии и публикации, прежде «Солнце мёртвых» становится образно-символической номинацией всего по философии и эстетике (в их числе работы Аристотеля, Ф. В. Шелдвух базовых концептов, взаимодействующих в данном тексте, – линга, Г. В. Ф. Гегеля, Н. Г. Чернышевского, А. Шопенгауэра, Ф. Ницше, «жизни» и «смерти». Утверждающее возможность совмещения несо- М. де Унамуно, Л. И. Шестова, А. Ф. Лосева, В. П. Шестакова, Ю. Б. Боревместимого, заглавие «Солнце мёртвых» вбирает в себя различные ва, Д. Д. Среднего, Т. Б. Любимовой), а также труды отечественных литеипостаси образа солнца: 1) поющее, смеющееся, благодатное солнце – ратуроведов по проблеме трагического В. Е. Хализева, Г. Н. Поспелова, М.

это солнце жизни или «живое солнце». Это солнце даёт жизнь и наде- А. Лазаревой, Н. Д. Тамарченко, В. И. Тюпы, С. Н. Бройтмана. Диссертажду; 2) жгучее, слепящее солнце – это солнце боли и страданий, гово- ция опирается на статьи и монографии И. А. Ильина, Е. А. Осьмининой, А.

ря образным языком, огненная «чаша» страданий. В этом солнце сго- П. Черникова, О. Н. Сорокиной и других исследователей, определивших осрает, мучаясь и истязаясь (агонизируя) живая жизнь; 3) «оловянное», новные принципы анализа художественного мира И. С. Шмелёва.

Для достижения цели и решения поставленных задач в работе лёвым с гибелью гармонического Космоса, а победа Октябрьской реиспользуются следующие методы: историко-литературный, сравни- волюции – с регрессией мира к состоянию Хаоса.

тельно-типологический, с привлечением элементов мифопоэтическо- По мнению писателя, вместо реального времени наступило мифиго, интертекстуального и лингво-поэтического анализа. Эти методы ческое время грядущего Апокалипсиса (конца мира). Кошмарная наобразуют комплексный подход в исследовании материала. туралистичность смерти людей от голода обобщается И. С. Шмелёвым Научная новизна диссертационного исследования заключается до апокалипсического образа-символа мальчика-«смертеныша» в пов осмыслении трагического на всех уровнях прозы Шмелёва 1920-х – следней главе произведения: «Я глядел в ужасе на него – на видение 1930-х годов – от речевого, стилевого до онтологического и экзистенци- из больного мира. А он смеялся зубами и качался на тонких ножках, ального. Впервые в работе раскрывается диалектика двух аспектов – как на шарнирах» (с. 174). Неизбежный Апокалипсис – вот цена велитрагического всеобщего и трагического индивидуального, – реализо- ким экспериментам человечества, поддавшегося соблазнам «утопизванная в художественной прозе Шмелёва указанного периода. ма», попыткам внедрить в реальность эсхатологическую модель истории, устроив всеобщее человеческое счастье на земле.

Положения, выносимые на защиту.

1. В прозе Шмелёва Крымского периода реализуется диалектика Важнейшей особенностью трагического мировосприятия Шмелёаспектов трагического всеобщего и трагического индивидуального: ва, концептуально значимой для художественного мира писателятрагическое у Шмелёва проявляется не только как способ конструиро- гуманиста 20-х годов, является сопряжение угрожающего жизни наступления хаоса с хрупким, слабеющим, но неисчезающим противования авторской картины мира в произведении – трагическому приндействием этому хаосу. Знаки рождающей жизни на фоне всеобщего ципу «расщепления» личности отвечает рефлексия героя о мире и месте в нём страдающего и борющегося человека. крушения кажутся крохотными, едва заметными, но в качестве мельЦентральным произведением Шмелёва 1920-х годов, художест- чайших, мировоззренчески значимых опор в тексте произведения вывенно воплотившим феномен трагического как важнейшей состав- ражают важную для гуманистических устремлений автора идею соляющей миросозерцания писателя и как мирообразующей доминанты хранения человека для мира и самого себя, сохранения микросреды его творчества 1920-х гг., является «эпопея» «Солнце мёртвых». По су- человеческого обитания. Внутреннее духовное сопротивление расти, именно здесь максимально проявилась взятая на «пределе» автор- сказчика окружающему его абсурду возрастает при взгляде на изумляющие своей стойкостью образы деревьев, птиц, животных. Высоская концепция трагического, именно здесь были обозначены основные ракурсы постижения трагического состояния мира и человека в нём.

3. К физическому и духовному уничтожению человека – жертвы хао- вершине скалы огромного армейского коня, грудью встречающего ситического движения Истории – Шмелёв подходит с точки зрения бытий- лы Хаоса, во много раз превышающие его собственные силы: «Дни и ной значимости: в представлении писателя бессмысленное разрушение ночи стоял, … встречал головой норд-ост» (с. 34).

предметной и природной среды обитания человека, одухотворённой при- Беспокойство И. С. Шмелёва о судьбе человека в мире трагически сутствием его неповторимой индивидуальности, равно как и посягатель- осуществляемого сатанизма выразилось в расстановке особо значимых ство на уничтожение Духа, грозит гибелью основам самого мироздания. для него ценностных акцентов. В этом плане одно из главных мест в 4. Созданная Шмелёвым трагическая картина потрясённого, со- «Солнце мёртвых» занимает упор автора на необходимости сохранервавшегося с осей мира отмечена присутствием в ней специфической ния сферы духовной культуры человечества, важнейшей составляюобразности. Контрастная пластика образов, данных в трагически на- щей которой является гуманистическое отношение к ребенку. Внутплексов («бацилла» – «вошь» – «паук» – «стервятник» – «обезьяна» – пряжённом освещении, выявляет две важнейшие составляющие шмедикарь-людоед» – «секта»), выстраивающихся в особого рода биоло- лёвского миросознания. С одной стороны, апокалипсически-абсурдная гическую иерархию, исключающую представление о высшем духов- образность, взятая писателем на пределе, укрупняет трагедию в судьбе ном начале в человеке. Каждая из ступеней этой условной пирамиды России до масштабов вселенского катастрофического крушения. В этой имеет общие признаки, выраженные в тексте посредством концептов связи весьма актуальными для предельно выразительной поэтики Шмекровь», «смерть», «дикий инстинкт». Бытие мира, выпавшее из «гар- лёва становятся выработанные сюрреализмом (поэтика «ошеломляющемонического всеединства Божества»1, – есть бытие, которое сознаёт го», шокирующего образа) и экспрессионизмом (чрезвычайная резкость свою «пустоту», «извращение», свою мнимую реальность и потому и отчётливость выражения) художественные приёмы и способы, расосуществляется в форме ненасытного самоутверждения. «Те, что уби- считанные на эффект потрясения и сопереживания, влекущие читателя вать ходят», являясь порождением глубинного хаоса, уничтожают всё к проживанию катарсиса. С другой стороны, крошечные знаки слабеюпостольку, поскольку всё это существует, и, пока существует погло- щего, но не исчезающего гармонического начала мира, выставленные щаемое ими, существуют они сами. В «картине мира», созданной И. С. автором в противовес всеобщему разлому и распаду, снимают безысШмелёвым, – черты антихристова мироустройства. ходность происходящего ощутимым присутствием авторского чувства Присущее И. С. Шмелёву мышление о бытии в самом крупном Жизни в её бытийном и личностном плане.

плане проявляется в ощущении писателем родства происходящего с 5. Эстетическая форма оксюморона, в которую облекается заглавгреческой трагедией. Как и в большинстве древнегреческих трагедий, ный образ «Солнца мертвых», отражает взаимодействие предельных особенно в трагедиях Эсхила, в «Солнце мёртвых» дается не показ ис- противоположностей: Космоса как духовной упорядоченности живого торических событий (они совершаются за сценой), но лишь мысли и мира и грозящего уничтожить его кровавого Хаоса российской истопереживания, связанные с этими событиями. С древнегреческой тра- рии. С одной стороны, лейтмотивный образ-символ солнца связываетгедией «Солнце мёртвых» роднит один из элементов античной струк- ся Шмелёвым с апокалипсическими идеями, с другой стороны, в экстуры трагического – трагическое знание, т. е. итог, к которому ведет тремальной ситуации края бытия автор, чувствуя отсутствие Бога, трагическое действие. В произведении Шмелёва это знание выражено страстно ищет Его – спасителя мира и души человеческой, гаранта нетак называемой «хоровой» функцией автора, постоянно подчеркиваю- прерывности духовной жизни («Чаю Воскресения Мёртвых!»). Образщего «конечность» существования своих героев, а также финальным символ солнца в эпопее сопряжен и с высшей Правдой, и с Душой, и с апофеозом смерти, изображением которого можно считать главу «Ко- Христом, и с личностью самого героя-рассказчика.

нец концов». Одушевленные образы гор наделяются функцией антич- 6. Принцип совмещения трагических противоположностей как ных горних богов (в греческой трагедии горние боги – блюстители не- формообразующий принцип повествования в «Солнце мёртвых» нахообходимости как мирового порядка): «Страшное вписала в себя серая дит своё воплощение на всех уровнях художественной структуры текстена Куш-Каи, видная недалеко. Время придёт – прочтется…» (с. 6). ста вплоть до оксюморонных словосочетаний.

В «Солнце мёртвых» трагическая история не локализована, она проис- 7. Проходя трагический путь испытания веры, герой-интеллектуал ходит со всем миром. Историческая гибель России сравнивается Шме- Шмелёва причащается «чаше» страдания, которая позволяет ему Харвест, М.: АСТ, 2000. – С. 768. – (Классическая философская мысль).

веку, обрекает его на бедствия и мучения, но не может отвратить его являет собой величайшее откровение и выражение распадающегося на от поиска света истины, потому что именно в нём раскрывается, по Шмелёву, истинная нравственная ценность человека. следов «высшей разумности человека» в земном бытии становится изъОбращение Шмелёва к христианской символике продиктовано ятие и уничтожение книг, являющих, по мысли автора, итог огромной стремлением осмыслить трагическое состояние мира с религиозно- эволюции человечества, достигшего уровня культурной духовности.

философской точки зрения. Отсюда смысловая сверхнасыщенность «Похоть зла», заключившая весь мир в свои оковы, лишила челолейтмотивных образов, сохраняющих постоянство религиозно- века чувства приобщённости к мировой гармонии, ослабив тем самым символических значений: «крест», «чаша», «сад», «кровь», «хлеб», Теоретическая и практическая значимость диссертации. Ос- отсутствия в ней несомненных признаков Бога: «смысла и умной гарновные выводы могут послужить базой для дальнейшего изучения монии», «душевной мудрости в людях». Обрыв связующих с Богом творческого наследия И. С. Шмелёва. Материал исследования может быть использован при подготовке учебных лекций по истории русской «Солнце мёртвых» в кощунственном стирании ликов Священного – в литературы конца XIX – ХХ веков, литературы русского зарубежья, образах поруганных и осквернённых святынь. Отсутствие прямой обспецкурсов и спецсеминаров по творчеству И. С. Шмелёва. ращённости к Богу через молитву делает ненужной и саму эту молитАпробация результатов исследования осуществлялась в форме ву: «Сегодня я забыл – «Отче наш»! Три часа вспоминал – не мог!» (с.

Шмелёв и литературный процесс ХХ – ХХI вв.: итоги, проблемы, пер- веку силы бороться и противостоять вселенскому злу, делает его абсоспективы» (Алушта, 2001), на Всероссийских (с международным уча- лютно беззащитным и беспомощным перед напором этого зла.

стием) научных конференциях «Лингвистические и эстетические аспек- Итак, к физическому и духовному уничтожению человека – жертты анализа текста и речи» (Соликамск, 2002; 2004; 2006), на Межрегио- вы хаотического движения Истории – И. С. Шмелёв подходит с точки культура образования» (Пермь, 2003), на семинарских и лекционных занятиях со студентами-филологами Соликамского пединститута. одухотворённой присутствием его неповторимой индивидуальности, Структура диссертации определяется общей концепцией иссле- равно как и посягательство на уничтожение Духа, грозит гибелью основам самого мироздания.

дования.

Работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиоКак и в любой трагедии, в «Солнце мёртвых» есть герои, но герои графического списка, включающего 212 наименований. Общий объем работы – 213 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность темы диссертационного номинации и что чисто условно можно обозначить как просто «функисследования, представлен обзор материалов, связанный со степенью цию»: «те, что убивать ходят». Содержательная структура их образа изученности творчества И. С. Шмелёва и проблемы трагического в его определяется взаимосвязью нескольких ведущих семантических комвают интенцию осмысленного общения с миром. Вступая с «домаш- прозе 1920 – 30-х годов, обозначены объект и предмет исследования.

ней птицей» в диалог, рассказчик у И. С. Шмелёва прежде всего всту- Определены цели, задачи и научная новизна работы, сформулированы пает в диалог со смыслом, со стихией разумно-живой жизни, явлен- основные положения, выносимые на защиту.

ной в «слове», и в особенности в «имени». Всякий раз конкретное жи- В первой главе – «Теоретические основы трагического», – яввое существо у И. С. Шмелёва, небезразличное повествователю в сущ- ляющейся, по сути, продолжением Введения, рассмотрены различные ностном плане, выступает обладателем своего собственного имени: теоретические подходы к проблеме трагического в философии, эстеПавка-павлин, курочки Жемчужка, Торпедка, Жаднюха, коровы Та- тике, литературоведении. Отмечается, что значительный вклад в развимарка и Рябка, коза Прелесть. тие теории трагического внесли работы Аристотеля, Лессинга, ШиллеИмя – основание жизни. Как писал А. Ф. Лосев, «именем и слова- ра, Шеллинга, Гегеля, Шопенгауэра, Ницше, Киркегора, а также предми создан и держится мир»1. Именно поэтому единственным противо- ставителей русской философской мысли ХIХ – ХХ вв. – В. Г. Белинскодействием трагическому крушению этих последних смысловых опор, го, Ф. М. Достоевского, Л. И. Шестова, Н. А. Бердяева, Вл. Соловьева, определяющих жизнь во всей её пестроте и уникальности, видится ав- С. Л. Франка, Г. П. Федотова. В ХХ веке происходит переосмысление тору в «Солнце мёртвых» необходимость изо всех сил «уцепиться» трагического в мире. Внимание философов (Г. Зиммеля, М. де Унамуно, автором, была своего рода намеренным вызовом обезличивающей ские основания. Само осознание трагического начинает выступать тенденции современности, стирающей всё, что попадало под опреде- критерием подлинности человеческого существования. В этой же глаления «частного», «личностного», «индивидуально-неповторимого». ве отмечаются работы, касающиеся эстетических особенностей трагиМрачная «шизофреническая» реальность нового мироустройства, ческого. Их авторы – А. Ф. Лосев, В. П. Шестаков, М. С. Каган, Т. А.


начисто отвергающего значимость индивида, превращает человека в Савилова, Ю. Б. Борев, Е. С. Громов, Д. Д. Средний, Т. Б. Любимова и «человечье» подобие – «огородное чучело». «Лицо» смертельно боль- другие ученые. Большинству этих работ присуще излишнее социолоного, изувеченного голодом человека становится лейтмотивной порт- гизаторство, тяготение трагического к идее «исторического оптимизретной деталью, создающей в тексте сюрреалистический эффект визу- ма», сближение трагического с героическим и возвышенным.

Обзор интерпретаций трагического как философской и эстетичеального шока: «Лицо… сносилось его лицо: синегубый серый пуской категории показывает, что противоречие является одним из осзырь, воск грязный» (с. 104). Писатель изображает людей затравленновных принципов, посредством которого возможно рассмотрение ных, уничтоженных страхом: «Не с кем говорить стало… Боятся гоэкзистенциальных проблем человека. С одной стороны, трагическое ворить! И думать скоро будут бояться!» (с. 140).

оборачивается для человека уничтожение «мысли-слова», сдирание пределы смысла человек, физически искалеченный голодом, «онемеили его жизненным ценностям и идеалам1.

лый», с «позеленевшим лицом», «без мысли-слова» и «без имени», В свете феномена художественной целостности литературного ковина на шее, – вместо шарфа»; шкаф «со стеклянной дверцей» «ниспроизведения рассматривают трагическое теоретики литературы колько не хуже гроба»), сам процесс их абсурдного изготовления преН. Д. Тамарченко, В. И. Тюпа, С. Н. Бройтман. В их трактовке формула вращается в шокирующий знак, казалось бы, невозможной вывернутотрагического модуса художественности – это избыточность внутрен- сти всех человеческих отношений: «чаши из черепов человечьих – пирам веселье, человечьи кости – игрокам на счастье»1.

ней данности бытия («Я») относительно его внешней заданности (ролевой границы). Выбор героем самого себя – средство самозавершения. Символическое пространство российской «пустыни» с «голосом Во второй главе исследования – «Трагическое состояние мира в пустых полей», «шорохом кровавых подземелий», с её «пустынным эпопее И. С. Шмелёва Солнце мёртвых – »выявляется онтологи- криком» помимо природных включает изображение архитектурноческий статус трагического у Шмелёва. Глава состоит из трех разделов. пространственных компонентов: дома и сада. Содержательные граниПервый раздел – «Онтологичность символики образной систе- цы концепта «дом», включающего в свой состав представления о комы» – включает описание структуры трагической модели нового ми- ренных ценностях человека, таких как уклад, семья, род, связь покороустройства в произведении, образов «героев» нового времени, об- лений, жизнь, в индивидуально-авторском словоупотреблении катастраза трагического театра современности. рофически сужаются до отрицательных признаков: «сарай-дача»; «каВсё произведение проникнуто пафосом трагического противо- лека-дачка»; «скворешник-гробик»; «лачуга».

стояния террору, о чём свидетельствует развёртывающийся в сознании Сад более не способен защититься и защитить от палящего природавтора диалог двух философских начал – жизни и смерти. При этом ного солнца. Сравнение «полыхающего» кипариса с «красной свечой»

напор безумия, которым творится история, так велик, а наступление смерти так подавляюще, что жизнь оказывается хрупкой и беззащит- выступают у писателя Дом и Сад) под напором «всесокрушающего»

ной перед этим напором. «камня-тьмы». Не случайно Саду в авторском словоупотреблении неизменно отводится высокая ступень культурной иерархии – царство (в Глобальная ситуация исторического слома, представшая в виде своё конкретное воплощение в системе событий произведения. Пред- вовес всеобщему нравственному падению, обнищанию и «одичанию».

метом эмоциональной рефлексии автора становятся события, прино- Образ гибнущего «живого» складывается из трагического единства сящие смерть, усиливающие её активность. Событийный ряд в произ- того, что создано руками человека и что является основой его субъектной ведении формируется на чрезмерности, подвигает людей на край определённости, и природно-космических начал так называемого «божьбездны, усугубляет их ощущение обречённости. Вследствие такой его мира». Частью последнего являются, в частности, образы птиц и звеориентации автора им выбран укрупняющий проблему пространст- рей, связанных в единую систему с образами людей.

венно-временной масштаб. Он создаёт на этом основании своеобраз- Своим сущностным смыслом, таящимся в «умной тишине вечности»2, Павка-павлин и другие птицы, попадающие в кругозор рассказную модель нового мироустройства, созданного по воле самих людей.

На всех составляющих этого образа мира (дом – пашня – человек – чика в «Солнце мёртвых», активно «оформляют» его сознание, усилиптицы – животные – дети) лежит печать трагической безысходности.

Предметный мир у Шмелёва специфическим образом запечатле- вает катастрофу человека, вынужденного существовать в условиях ссылки на это издание – только с указанием страницы в круглых скобках.

всеобщей деформации. Вещи не просто меняют свои функции («меш- Лосев А. Ф. Диалектика мифа / А. Ф. Лосев. Самое само: Сочинения. – М.:



 


Похожие работы:

«Симон Галина Александровна ХУДОЖЕСТВЕННАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ АНТИНОМИИ ДОБРО/ЗЛО В ТВОРЧЕСТВЕ Н. САДУР Специальность 10.01.01 – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Улан-Удэ – 2014 Работа выполнена на кафедре литературы ФГБОУ ВПО Восточно-Сибирская государственная академия образования Научный руководитель : кандидат филологических наук, доцент Климова Тамара Юрьевна Официальные оппоненты : Плеханова Ирина...»

«Афанасьева Елена Анатольевна САТИРЫ И ЛИРИКА САШИ ЧЕРНОГО КАК МЕТАЖАНР 10.01.01 – Русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Самара-2013 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Оренбургский государственный университет Научный руководитель : Матяш Светлана Алексеевна, доктор филологических наук, профессор Официальные оппоненты : Павлова Маргарита Михайловна, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института русской...»

«ИВАНОВ Павел Сергеевич ОБРАЗЫ СТИХИЙ И ПРОСТРАНСТВЕННАЯ КАРТИНА МИРА В ПОЭЗИИ А.С. ПУШКИНА (МОТИВНЫЙ КОМПЛЕКС, МИФОПОЭТИКА) Специальность 10.01.01. – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Красноярск 2010 Работа выполнена на кафедре русской литературы и фольклора ГОУ ВПО Кемеровский государственный университет Научный руководитель : доктор филологических наук, профессор Ходанен Людмила Алексеевна Официальные...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.