WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

На правах рукописи

АНДРЕЕВ-АНДРИЕВСКИЙ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ

О МЕХАНИЗМАХ РЕГУЛЯЦИИ ПОЛОВОГО ПОВЕДЕНИЯ

И ЭРЕКЦИИ У САМЦОВ КРЫС.

ВЛИЯНИЕ CRF4-6 И ОКТАДЕКАНЕЙРОПЕПТИДА

03.00.13 - физиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Москва 2007

Работа выполнена на кафедре физиологии человека и животных биологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (заведующий кафедрой – профессор А.А. Каменский).

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:

кандидат биологических наук, старший научный Мартьянов Андрей Александрович сотрудник кафедры физиологии человека и животных биологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ:

доктор биологических наук, профессор, главный Гомазков научный сотрудник НИИ Биомедицинской химии Олег Александрович им. В.Н. Ореховича РАМН доктор биологических наук, профессор, заведующий Кошелев кафедрой нормальной и патологической физиологии Владимир Борисович факультета фундаментальной медицины МГУ им. М.В. Ломоносова

ВЕДУЩАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ:

НИИ Урологии МЗ РФ

Защита диссертации состоится 17 декабря 2007 года в 15-30 на заседании диссертационного совета Д501.001.93 биологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова по адресу:

Москва, 119992, Ленинские горы, МГУ им. М.В. Ломоносова, д. 1, стр. 12, биологический факультет Заседание пройдет в аудитории М-1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке биологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан 17 ноября 2007 года.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор биологических наук Б.А. Умарова From fairest creatures we desire increase, That thereby beauty's rose might never die, But as the riper should by time decease, His tender heir might bear his memory William Shakespeare, Sonnet I

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы.





Размножение – присущее всем организмам свойство воспроизведения себе подобных. Значимость размножения как процесса, обеспечивающего непрерывность и преемственность жизни, очевидна.

Изучению репродуктивной физиологии посвящено множество работ. К настоящему моменту накоплен большой объем данных по нервной и гуморальной регуляции репродуктивной функции. Разработан ряд теперь уже общепринятых методик, позволяющих исследовать влияния различных воздействий на репродуктивную систему [Meisel and Sachs, 1988]. Вместе с тем, многие вопросы репродуктивной физиологии животных и человека попрежнему остаются малоизученными. Учитывая наблюдающийся в настоящее время рост нарушений репродуктивного здоровья людей, исследование работы репродуктивных систем женского и мужского организма и ее регуляции представляет не только фундаментальный интерес, но имеет и большое практическое значение, поскольку именно репродуктивное здоровье является важным фактором, определяющим качество жизни человека [Morley et al., 2005;

Beutel et al., 2006]. В настоящей работе предметом исследования выбраны нервные структуры спинного мозга, обеспечивающие способность мужского организма к совершению спаривания. Кроме того, предпринята попытка экспериментального влияния с помощью двух регуляторных пептидов (фрагмента кортиколиберина и октадеканейропептида) на половую функцию у самцов лабораторных крыс.

составляющие. Несмотря на то, что нервные пути, лежащие в основе этих механизмов, интенсивно изучаются, крайне мало известно о координации автономных и соматических компонент эрекции на уровне спинного мозга [Steers, 2000; Giuliano and Rampin, 2004]. Представлялось интересным исследовать это взаимодействие и охарактеризовать модель, позволяющую изучать влияние физиологически активных веществ и иных факторов на автономную и соматическую составляющую эрекции.

Нейрохимические факторы, обеспечивающие как основу контроля репродуктивной функции, так и возможность ее регуляции в зависимости от внешних условий и состояния организма, весьма разнообразны и включают едва ли не весь спектр медиаторов и модуляторов. В настоящей работе мы остановили внимание на двух пептидных факторах, которые проявляют анксиогенные свойства и в связи с этим, предположительно, оказывают негативное влияние на репродуктивную функцию.

Октадеканейропептид (ODN) – биологически активный дериват DBI (ингибитора связывания диазепама), являющийся, наряду с нейростероидами, аллостерическим модулятором ГАМКА рецепторов [Bormann, 1991]. ГАМК – один из важных тормозных медиаторов спинного мозга, эффектом которого является подавление афферентного входа, в том числе и болевой чувствительности. На спинномозговые центры контроля эрекции ГАМК также оказывает тормозное воздействие. С использованием модели рефлекторной эрекции мы исследовали влияние эндогенного модулятора ГАМКА рецепторов, ODN, на эрекцию.

Нарушение репродуктивной функции у млекопитающих является хорошо известным последствием стресса [Bancroft, 1999; Dobson et al., 2003]. Роль кортиколиберина в модуляции эндокринного, метаболического, сердечнососудистого и поведенческого ответа на стрессирующее воздействие хорошо известна [Dunn, Berridge, 1990; Nazarloo et al., 2006]. CRF является ингибитором гипоталамо-гипофизарно-гонадальной оси при различных видах стресса [Rivest, Rivier, 1995]. Кортиколиберин подавляет высвобождение люлиберина, лютеинизирующего гормона и стероидов гонад. Действуя экстрагипофизарно, CRF угнетает половое поведение животных обоих полов [Sirinathsinghji, 1985, 1987].





Для реализации биологической активности молекулы кортиколиберина важны как С-концевые, так и N-концевые фрагменты молекулы, причем именно N-концевая последовательность является актоном [Rivier et al., 1984]. В году Nomizu и Miyamoto обнаружили, что фрагмент кортиколиберина CRF4- (Pro-Pro-Ile) при центральном введении оказывает судорожное действие, но не влияет на активность гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси. Позднее в работах нашей группы (Мартьянов и соавторы, 1993-2007) было показано, что трипептид также воздействует на сердечно-сосудистую систему организма, уровень глюкозы в крови, температуру тела, болевую чувствительность, электрическую активность головного мозга и поведение животных, причем влияния фрагмента кортиколиберина и полноразмерной молекулы имеют одинаковую направленность. Учитывая выраженное действие кортиколиберина на половую функцию, и данные, свидетельствующие о сходстве негормональных эффектов полноразмерной молекулы CRF и его трипептидного фрагмента, нам представлялось интересным исследовать влияние этого фрагмента на репродуктивную функцию крыс.

Цель работы:

Исследовать особенности взаимодействия соматических и автономных составляющих при формировании рефлекторной эрекции, оценить влияние регуляторных пептидов (CRF4-6 и ODN) на спинномозговые центры контроля эрекции и для одного из них, трипептида CRF4-6, на репродуктивную функцию самцов крыс на различных уровнях – центральном, спинномозговом и периферическом.

Задачи исследования.

1. Исследовать взаимосвязь между параметрами автономной и соматической активности при рефлекторной эрекции и изменения этих параметров при ганглиоблокаде, блокаде нервно-мышечной передачи, а также блокаде синтеза оксида азота у спинальных животных.

2. Оценить влияние физиологически активных пептидов – фрагмента кортиколиберина CRF4-6 и деривата ингибитора связывания диазепама DBI, октадеканейропептида ODN, на рефлекторную эрекцию.

3. Исследовать влияние CRF4-6 на репродуктивную функцию крыс на разных уровнях: головного мозга, спинномозговом уровне и периферии.

В соответствии с этим представляемая работа состоит из трех частей. В первой мы исследовали координацию автономных и соматических составляющих рефлекторного эректильного ответа на уровне спинного мозга у самцов крыс. Во второй – изучали влияние двух регуляторных пептидов – трипептидного фрагмента кортиколиберина (CRF4-6) и октадеканейропептида (ODN) на рефлекторную эрекцию. В третьей – изучали влияние CRF4-6 на разных уровнях – центральном (при введении в желудочки головного мозга), спинномозговом (пептид вводили под оболочки спинного мозга) и периферическом – на половую функцию самцов крыс.

Научная новизна.

Впервые с высокой детализацией зарегистрирована электромиограмма трех мышц промежности, давление в пещеристых телах и артериальное давление и во время рефлекторной эрекции у крыс. Показано существование сложных разнонаправленных взаимодействий между автономными и соматическими механизмами рефлекторной эрекции. Проведена оценка влияния фрагмента кортиколиберина CRF4-6 и ODN на спинномозговые центры контроля эрекции. Показано, что модель рефлекторной эрекции позволяет дифференцировано изучать влияние физиологически активных веществ на автономные и соматические механизмы эрекции. Впервые показано, что трипептид CRF4-6 подавляет репродуктивную функцию самцов крыс при центральном введении, но практически не влияет на нее на уровне спинного мозга и гениталий.

Теоретическое и практическое значение.

Полученные результаты существенно расширяют и дополняют текущие представления о координации автономных и соматических механизмов рефлекторной эрекции на уровне спинного мозга.

Использованные в работе модели и методические подходы позволяют изучать механизмы регуляции репродуктивной функции мужского организма, а также оценивать эффективность фармакологических и иных воздействий.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Существуют сложные разнонаправленные взаимодействия между автономными и соматическими механизмами рефлекторной эрекции, реализуемые на уровне спинного мозга.

2. Октадеканейропептид активирует автономные и угнетает соматические механизмы эрекции.

3. CRF4-6 подавляет репродуктивную функцию самцов крыс при центральном введении, но практически не влияет на нее на уровне спинного мозга и гениталий.

Апробация материалов диссертации.

По основным результатам диссертационной работы были сделаны доклады на Всероссийской конференции молодых исследователей "Физиология и медицина" (Санкт-Петербург, 2005), XX Съезде Физиологического общества им. И.П. Павлова (Москва, 2007), III Российском симпозиуме "Белки и пептиды", (Пущино, 2007) и Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых "Ломоносов" (2004 и 2006).

Публикации.

По материалам диссертации опубликовано 2 статьи и 5 тезисов.

Структура и объем диссертации.

Диссертация состоит из следующих разделов: введения, обзора литературы, метериалов и методов, результатов, обсуждения результатов, заключения, выводов и списка цитированных источников. Основной материал изложен на 147 страницах машинописного текста, содержит 32 рисунка, 8 таблиц. Библиография включает 228 источника.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Эксперименты выполнены в соответствии с "Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных" (1977) на самцах беспородных белых крыс массой 350-550 г. В работе использовали трипептид Pro-Pro-Ile (CRF4-6, синтезированный в секторе регуляторных пептидов Института молекулярной генетики РАН), октадеканейропептид, d-тубокурарин, хлоризондамин, l--нитроаргинин, норадреналин и ацетилхолин производства Sigma (США), уретан, прогестерон и эстрадиола бензоат производства MP (США) и набор реактивов для определения тестостерона иммуноферментным методом (DSL, США). Вещества растворяли в 0.9% NaCl (физиологический раствор).

Хирургические операции проводили под наркозом (тиопентал натрия, 45мг/кг, в/б или медицинский диэтиловый эфир). Для проведения острых экспериментов использовали уретан (1.2 г/кг, в/б).

Имплантацию интратекального катетера, изготовленного из полиэтиленовой трубки 0.6 мм, проводили в субарахноидальное пространство после удаления дуги 9 грудного позвонка так, чтобы его кончик находился на уровне нижних поясничных – крестцовых сегментов спинного мозга.

Вживление канюли в боковой желудочек головного мозга. Канюлю (длина 7 мм, 0.8 мм) вживляли согласно координатам: AP 0; L 2.0-2.5; H 4.0Для проведения хронических опытов на бодрствующих животных канюлю вживляли за двое суток до эксперимента.

Инфузию веществ в боковой желудочек мозга и в субарахноидальное пространство производили с помощью микрошприца Hamilton с присоединенной длинной гибкой полиэтиленовой трубочкой и наконечником, что позволяло инъецировать вещества в желудочки мозга бодрствующим крысам непосредственно в ходе эксперимента, не беспокоя животное. Объем вводимой жидкости составлял: в боковой желудочек мозга - 5 мкл; в субарахноидальное пространство – 25 мкл (объем раствора вещества – 10 мкл, после этого вводили 15 мкл физиологического раствора, чтобы выместить раствор вещества из катетера). Инфузия длилась 1-2 мин.

Морфологический контроль для оценки точности вживления канюли в боковой желудочек головного мозга. Крысам в состоянии глубокого наркоза через канюлю вводили 5 мкл черной туши, после чего животное декапитировали и голову помещали в 10% раствор формалина. Спустя несколько дней точность вживления оценивали визуально на фронтальных срезах мозга по локализации пятна туши. Для оценки точности имплантации интратекального катетера животным в состоянии глубокого наркоза через катетер вводили 10 мкл черной туши, вырезали позвоночник и фиксировали его в течение нескольких дней в 10% растворе формалина. Точность вживления оценивали визуально по локализации пятна туши.

спинализованных животных раздражением дорсального нерва пениса (ДНП).

Регистрировали давление в сонной артерии (среднее артериальное давление, САД), пещеристых телах полового члена (ДПТ) и электромиограмму (ЭМГ) мышц промежности: седалищно-кавернозной (СК), проксимальной (пБК) и дистальной (дБК) бульбокавернозной.

Животным под глубоким уретановым наркозом (1.2 г/кг) перерезали спинной мозг на уровне Т8-Т9. Трахею крыс интубировали для последующей искусственной вентиляции легких. В левую сонную артерию вживляли катетер для регистрации артериального давления. Очищали от соединительной ткани и фасций пенис и мышцы промежности. В желобе пениса выделяли парный дорсальный нерв пениса на расстоянии приблизительно 5 мм от лобкового симфиза. В левое пещеристое тело имплантировали канюлю ( 0.8 мм) для регистрации давления крови. Для предотвращения свертывания крови через разветвление соединительных трубок в катетер постоянно подавали гепаринизированный (50 ед./мл) физиологический раствор со скоростью 0.2 мл/час. Давление регистрировали при помощи датчиков Honeywell 26PCBFA6G.

Электрическую активность мышц промежности регистрировали при помощи нихромовых электродов 0.1 мм. Для усиления сигнала использовали усилитель, сконструированный ведущим инженером кафедры Л.И. Чудаковым (коэффициент усиления – порядка 500, полоса пропускания – 10-2000 Гц).

Сигналы от датчиков давления и усиленные сигналы ЭМГ преобразовывали из аналоговых в цифровые. Частота оцифровки составляла кГц. Данные сохраняли и анализировали на персональном компьютере при помощи программы Powergraph.

Эрекцию вызывали раздражением дорсального нерва пениса прямоугольными импульсами амплитудой 1.5 В и длительностью 0.5 мс, которые подавали с частотой 5 Гц в течение 30 с через изолирующий трансформатор. В течение эксперимента вызывали 6 ответов с интервалами 10 мин. Регистрировали 2 ответа для оценки исходного уровня активности препарата, после чего (на 20 мин эксперимента) животным вводили вещества:

физиологический раствор, (ФР, n=10), хлоризондамин, 3 мг/кг (ХА, n=7), d-тубокурарин, 1 мг/кг (dTK, n=6), или L--нитроаргинин, 10 мг/кг (L-NAME, n=5). Вещества вводили болюсной инъекцией в яремную вену в объеме (в мл) равном 0.5масса тела (в кг). После введения веществ регистрировали 4 ответа на стимуляцию.

Давление в пещеристых телах оценивали на основе отношения ДПТ/САД (давление в пещеристых телах/среднее артериальное давление за 1 мин измерения). При анализе давления понижали дискретность исходных данных до 100 Гц. Определяли следующие параметры прессорного ответа в пещеристых телах: латентный период, длительность, амплитуду плато ДПТ/САД, площадь под кривой ДПТ/САД (ППК), время до максимума (tMAX). Фазические пики давления в пещеристых телах оценивали качественно, а количественный анализ не проводили.

ЭМГ анализировали на участке записи длительностью 120 с после окончания стимуляции. Запись ЭМГ фильтровали, используя фильтр с полосой пропускания 10-1000 Гц. Для анализа амплитудных характеристик ЭМГ колебания сигнала выпрямляли относительно нуля. Рассчитывали амплитуду, общую продолжительность и площадь под кривой электромиограммы (ППК).

Частоту ЭМГ определяли по максимуму спектра амплитуды, рассчитанному для невыпрямленной записи с применением быстрого преобразования Фурье.

При проведении сравнений между группами усредняли параметры первых двух ответов, характеризующих базовый уровень активности препарата.

Полученное значение использовали для нормирования соответствующих значений четырех ответов, зарегистрированных на фоне действия вещества.

Для оценки эффекта вещества параметры ответов, вызванных после введения, усредняли. Таким образом, все данные были представлены в процентах к фоновым значениям.

Влияние CRF4-6 и ODN на рефлекторную эрекцию изучали аналогичным образом. Непосредственно перед перерезкой спинного мозга крысам имплантировали интратекальный катетер для введения веществ. В экспериментах по оценке влияния CRF4-6 проводили две инфузии веществ: на 20 минуте эксперимента вводили 5 мкг CRF4-6, на 40 мин – 50 мкг CRF4-6. В контрольных экспериментах крысам вводили физиологический раствор. Всего регистрировали 6 рефлекторных эрекций: 2 – для оценки фоновой активности препарата, 2 – для оценки влияния 5 мкг трипептида и 2 – 50 мкг CRF4-6. В опытах по исследованию влияния ODN проводили одну инфузию пептида в дозе 20 мкг на 20 мин эксперимента, после инфузии регистрировали рефлекторные эрекции с интервалом 10 мин. Обработку и анализ результатов проводили так же, как описано выше для исследования механизмов рефлекторной эрекции.

Половое поведение самцов оценивали у свободноподвижных животных с хронически имплантированной в боковой желудочек мозга канюлей. Самцы имели половой опыт до начала экспериментов и демонстрировали стабильный уровень половой активности (латентный период эякуляции - не более минут). Оценку полового поведения проводили в вечернее время при неярком красном свете. С каждым самцом проводили 2-3 эксперимента с перерывом в 2-3 дня. Половое поведение самцов тестировали в камере для наблюдений, которая представляла собой плексигласовый куб 606060 см, с прозрачной передней стенкой. После 15 мин адаптации, не извлекая самца из камеры, проводили инфузию веществ: CRF4-6 в дозе 1 или 2 мкг/крысу или физиологический раствор. Через 1-2 минуты в камеру помещали восприимчивую самку. Для индукции половой охоты предварительно кастрированным самкам инъецировали гормоны (20 мкг эстрадиола бензоата за 52 часа и 1 мг прогестерона за 4 часа до эксперимента, п/к). В течение одного эякуляционного цикла, но не более 30 мин регистрировали: количество садок;

количество интромиссий; эякуляции; латентный период садки; латентный период интромиссии; латентный период эякуляции; постэякуляционный интервал; и рассчитывали: долю интромиссий (количество интромиссий, деленное на суммарное количество садок и интромиссий); интервал между интромиссиями (латентный период эякуляции, отнесенный к количеству интромиссий); интенсивность копуляции (отношение суммы садок и интромиссий к интервалу от первой садки до эякуляции). В случае если не происходило эякуляции, не наблюдались интромиссии или садки, соответствующим временным параметрам приписывали значение 30 мин (то есть максимальную длительность тестирования).

Рефлексы пениса тестировали у ненаркотизированных самцов крыс, Животных помещали в пластиковый цилиндр брюхом вверх так, чтобы задние лапы и гениталии находились вне цилиндра. При помощи проволочной петли освобождали пенис из препуция и тонически удерживали его в этом положении. В течение 15 мин после появления первой реакции регистрировали рефлекторные эрекции: удлинение тела пениса; напряжение – кровенаполнение головки (cup); сильное напряжение - крайнее кровенаполнение головки с приобретением характерной формы (glans); дорсальное сгибание (flip).

Уровень общего тестостерона определяли иммуноферментным методом в сыворотке крови, полученной от наркотизированных самцов крыс. За 30 мин до взятия крови животным инфузировали 2 мкг CRF4-6 в боковые желудочки мозга. Определение проводили согласно инструкции производителя.

Половое поведение самок оценивали у кастрированных животных, половую восприимчивость индуцировали аналогично предыдущему эксперименту. До начала экспериментов животным вживляли канюлю в боковой желудочек мозга. С каждой самкой проводили 2-4 тестирования, интервал между которыми составлял 4-5 дней. При каждом тестировании самку ссаживали с одним и тем же самцом, количество самцов соответствовало количеству самок. В тестированиях использовали только самцов с высоким уровнем половой активности. Через 1-2 минуты после инфузии CRF4-6 в дозе 2, 10 или 50 мкг или физиологического раствора самок подсаживали к самцу.

Тестирование проводили, в целом, так же, как и при исследовании влияния пептида на поведение спаривания самца. Параллельно оценивали поведение и самца, и самки, половое поведение самок наблюдали до эякуляции самца.

Регистрировали и рассчитывали следующие параметры поведения самки:

количество реакций лордоза во время садок; долю лордозов (количество лордозов отнесенное к числу совершенных самцом садок); латентный период лордоза; количество эпизодов хоппинга (hopping, от "hop" – прыгать, – особая форма поведения готовой к размножению самки, направленная на привлечение внимания и правильную ориентацию самца для спаривания); латентный период хоппинга.

Влияние CRF4-6 на эрекцию при местном введении оценивали в остром эксперименте у наркотизированных животных. Давление крови в сонной артерии и пещеристых телах регистрировали, как описано выше. Эрекцию вызывали раздражением кавернозного нерва. (Кавернозный нерв содержит в своем составе преимущественно парасимпатические постганглионарные волокна, то есть в этих экспериментах эрекцию вызывали "напрямую", а не рефлекторно). Вызывали максимальный и субмаксимальный ответы, после чего в пещеристые тела вводили 100 мкг CRF4-6 или физиологический раствор в объеме 50 мкл и регистрировали еще 7 ответов. Регистрировали и рассчитывали следующие параметры: латентный период повышения ДПТ; амплитуду ответа;

площадь под кривой ДПТ/САД; скорость нарастания ДПТ/САД; базальный уровень ДПТ/САД.

Сокращения изолированных сосудов исследовали в изометрическом режиме с использованием системы wire myograph (DMT, Дания). Животных декапитировали и выделяли дорсальную артерию пениса. Из артерии вырезали кольцевые препараты длиной 2 мм и диаметром 200 мкм свободные от прилегающей соединительной ткани и закрепляли их в миографе. После определения оптимального растяжения сосудов (нормализации) проводили их активацию, для чего дважды с интервалом 10 мин вызывали максимальное сокращение препарата сосуда добавлением к инкубационному раствору норадреналина в концентрации 10-5 М на 5 мин. Среднюю амплитуду этих сокращений в дальнейшем использовали для нормирования результатов.

Спустя 10 мин на фоне субмаксимального тонуса сосуда тестировали влияние фрагмента кортиколиберина CRF4-6 в диапазоне концентраций 10-9-10-5 М.

Интервалы между внесением пептида составляли 2 мин. В контрольных экспериментах вместо пептида вносили физиологический раствор. Чтобы удостовериться в сохранении рабочего состояния препарата и способности к расслаблению, в конце эксперимента в раствор добавляли ацетилхолин до концентрации 10-5 М. На тех же препаратах исследовали влияние предварительной инкубации с CRF4-6 на силу сокращения артерии пениса.

Добавлением норадреналина к раствору вызывали субмаксимальное (75%) сокращение препарата. После "отмывки" тремя сменами рабочего раствора препарат инкубировали с CRF4-6 в концентрации 10-7 М в течение 10 мин и снова вызывали сокращение сосуда добавлением норадреналина.

Статистическую обработку проводили с помощью критериев Стьюдента, Манна-Уитни и Вилкоксона, различия считали статистически значимыми при p0.05. Корреляции между параметрами рассчитывали по Спирмену и считали значимыми также при p0.05.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Рефлекторная эрекция и фармакологический анализ ее механизмов Общая характеристика ответа на стимуляцию ДНП Стимуляция дорсального нерва пениса вызывает повышение давления в пещеристых телах пениса крыс, которое можно описать как плато, увенчанное кратковременными фазическими пиками (Рис. 1). Относительно медленная (тоническая) компонента состояла из двух и более (до 4) эпизодов повышения давления в пещеристых телах. Увеличение давления в пещеристых телах начиналось уже во время стимуляции, с латентным периодом 5.0±0.1 с от ее начала. Ответ длился 131.3±0.8 с. Амплитуда плато ДПТ/САД составляла 0.60±0.004, и достигала максимума через 43.5±1.9 с. Фазические пики представляли собой кратковременные (0.53±0.08 с) супрасистолические скачки давления в пещеристых телах, одновременные с электрической и сократительной активностью мышц промежности. Пики наблюдались на восходящей фазе тонического повышения давления и в течение стадии плато, а также были приурочены к началу последующих волн тонического повышения давления. Амплитуда пиков колебалась в крайне широком диапазоне.

Максимальные значения нередко превышали предел насыщения датчика (260 мм рт. ст.), поэтому количественная характеристика пиков затруднена, и в данной работе не проводилась.

Электрическая активность мышц промежности в виде пачечных разрядов наблюдалась одновременно с фазическими скачками давления в пещеристых телах и была приурочена к переднему фронту и плато волн тонического увеличения давления. Средняя продолжительность разрядов ЭМГ составляла 1.15±0.69 с. Разряды можно отнести к трем типам. Разряды первого типа, напоминающие по форме активность, описанную в литературе для садок во время спаривания или эрекций при тестировании рефлексов пениса [Holmes et al., 1991]. Разряды второго типа, напоминающие активность мышц промежности при интромиссиях во время копуляции [Holmes et al., 1991; Miura et al., 2001]. Начальная стадия этих разрядов схожа с разрядами первого типа, после чего низкоамплитудная активность сменяется одним или, чаще, двумя высокоамплитудными разрядами, разделенными характерной паузой продолжительностью около 100 мс. Во время таких разрядов визуально наблюдались удлинение тела пениса, крайне сильное кровенаполнение головки и резкие движения пениса в дорсальном направлении. Третий тип активности мышц промежности сопровождал эякуляции, спорадически наблюдавшиеся во Рисунок 1. Рефлекторная эрекция, вызванная раздражением дорсального нерва пениса На верхнем рисунке – давление в сонной артерии (серая линия) и в пещеристых телах пениса (черная линяя). Видны две волны тонического повышения ДПТ и фазические пики давления. Три средние записи – ЭМГ седалищно-кавернозной (СК), проксимальной (пБК) и дистальной (дБК) бульбокавернозных мышц.

Разряды ЭМГ соответствуют по времени фазическим пикам ДПТ. Нижняя запись – отметка раздражения.

время экспериментов. В целом, активность напоминала предыдущий тип, но число высокоамплитудных разрядов было больше (в среднем 3-4).

Активность седалищно-кавернозной мышцы имела наименьшую амплитуду (49.3±46.3 мкВ), длительность (4.0±2.8 с) и результирующую площадь под кривой. Наибольшие амплитуда (283.0±90.2 мкВ) и длительность (9.3±3.8 с) ЭМГ отмечены в проксимальной, немного меньшие – в дистальной части бульбокавернозной мышцы. Частота колебаний ЭМГ во всех трех мышцах практически не различалась (249.2-262.2 Гц).

Временной ход ответов на стимуляцию ДНП Интенсивность ответов в течение эксперимента постепенно убывала. В контрольной группе параметры прессорного ответа после введения ФР были ниже, чем исходные, но отличия не были статистически значимы, а снижение активности мышц было более выражено. Эти изменения, вероятно, отражают постепенное ухудшение состояния препарата.

Корреляционные связи между параметрами прессорного ответа в пещеристых телах и ЭМГ мышц промежности Между параметрами давления в пещеристых телах и ЭМГ мышц промежности выявлены многочисленные корреляционные связи (Табл. 1).

Латентный период повышения давления в пещеристых телах и активность седалищно-кавернозной, проксимальной и дистальной бульбокавернозных мышц связаны положительными связями, то есть, в случае более медленного нарастания ДПТ, мышцы промежности активируются. Амплитуда плато и время до максимума тонического повышения давления в пещеристых телах связаны с активностью мышц, напротив, отрицательно: ДПТ после достижения некоторого уровня угнетает активность СК и бульбокавернозной мышц.

Отношения между ДПТ и активностью мышц промежности сложные, и включают в себя усиление активности мышц промежности в начальной фазе прессорного ответа, для которой характерно низкое давление, и угнетение такой активности после достижения некоторого ("достаточного") уровня давления в пещеристых телах. Вместе с тем, более высокая активность мышц промежности увеличивает скорость повышения давления в пещеристых телах пениса, на что указывают многочисленные отрицательные корреляционные связи времени до максимума прессорного ответа и параметров ЭМГ. Частота ЭМГ наименее связана с показателями прессорного ответа. Таким образом, существуют сложные разнонаправленные корреляционные связи между параметрами прессорного ответа и электрической активности мышц промежности.

Таблица 1. Корреляционные связи между параметрами давления в пещеристых телах и ЭМГ мышц промежности * – корреляция достоверна при р0.05.

Амплитуда Частота Амплитуда пБК Частота Амплитуда дБК Частота Фармакологический анализ механизмов рефлекторной эрекции Для оценки влияния автономной составляющей эрекции на соматическую подавляли развитие первой при помощи ганглиоблокатора хлоризондамина.

Для того, чтобы исследовать влияние соматических механизмов на автономные, блокировали мышечную активность введением d-тубокурарина. Кроме того, чтобы частично подавить активность автономных механизмов, был использован L-NAME – блокатор синтеза оксида азота, ключевого медиатора проэректильных влияний парасимпатической части автономной нервной системы. Значения параметров прессорного ответа и ЭМГ мышц промежности после введения блокаторов приведены в Таблице 2 и на рисунке 2.

Хлоризондамин После блокады передачи сигнала в вегетативных ганглиях хлоризондамином (3 мг/кг) среднее артериальное давление снизилось с 74.5±9. до 45.9±6.2 мм рт. ст. (р0.001). Прессорный ответ в пещеристых телах практически полностью блокировался. При этом общая активность седалищнокавернозной, проксимальной и дистальной бульбокавернозных мышц существенно увеличилась (Рис. 3, А. и Б.). Амплитуда ЭМГ седалищнокавернозной мышцы после ганглиоблокады превышала контрольные значения на 21% (р=0.049) и фоновую активность на 22% (р=0.028) (Табл. 2). Более ярко об увеличении активности мышц промежности свидетельствуют значения площади под кривой: для СКМ этот параметр был на 38% (p=0.029), для ПБК на 25% (p=0.014) а для ДБК на 19% (p=0.018) выше, чем у крыс, которым вводили физиологический раствор (Рис. 2). Увеличение площади под кривой обусловлено увеличением амплитуды ЭМГ, но не ее длительности, которая практически не различалась у животных контрольной и опытной групп ни для одной из трех мышц.

Таблица 2. Характеристики прессорного ответа и ЭМГ мышц промежности во время рефлекторной эрекции, вызванной стимуляцией ДНП: влияние d-тубокурарина, хлоризондамина и L--нитроаргинина.

Данные выражены в процентах к фону и представлены в виде:

среднее ± ошибка среднего.

* –р0.05, по сравнению с фоном;

# –р 0.05, по сравнению с контролем.

Длительность Амплитуда Время до максимума Амплитуда Длительность Частота Амплитуда Длительность Частота Амплитуда Длительность Частота dTK Кураризация крыс (1 мг/кг) вызывала полную нервно-мышечную блокаду.

Среднее артериальное давление у парализованных животных составляло 62.6±10.3 мм рт. ст. и не отличалось от значений для животных контрольной группы (68.5±2.6 мм рт ст.). Прессорные ответы в пещеристых телах состояли только из волн тонического повышения давления, фазические пики отсутствовали (Рис. 3, В. и Г.). Латентный период прессорного ответа после введения кураре был несколько выше, чем у контрольных крыс (р=0.071).

Амплитуда плато ДПТ/САД у парализованных крыс была на 10% меньше чем у крыс, которым вводили физиологический раствор (р=0.131), а площадь под кривой значительно снижена по сравнению как с контрольными животными (на 27%, р=0.034), так и с фоновыми значениями (на 36%, р=0.001), полученными для этих же животных. Длительность прессорного ответа у парализованных и контрольных крыс не различались.

% фона Рисунок 2. Площадь под кривой прессорного ответа и электромиограммы мышц промежности после введения физиологического раствора (ФР, n=10) хлоризондамина (ХА, n=7), d-тубокурарина (dTK, n=6) и L-NAME (n=5) ДПТ/САД – площадь под кривой отношения давления в пещеристых телах к среднему артериальному давлению; СК, пБК и дБК – площадь под кривой электромиограммы седалищно-кавернозной, проксимальной и дистальной бульбокавернозных мышц.

* - р0.05 по сравнению с контролем ДПТ/САД ДПТ/САД Рисунок 3. Примеры оригинальных записи ответов.

Вверху: А. - до и Б. - после введения хлоризондамина; внизу В. – до и Г. – после введения кураре. ДПТ/САД – отношение давления в пещеристых телах к среднему артериальному давлению. СК, пБК и дБК – электромиограмма седалищно-кавернозной, проксимальной и дистальной бульбокавернозных мышц соответственно.

L-NAME После блокады NO-синтазы введением L-NAME (10 мг/кг) артериальное давление увеличивалось на 43% с 73.5±1.8 до 105.1±8.1 мм рт. ст. (p0.001).

Прессорный ответ в пещеристых телах пениса был заметно снижен по сравнению с животными контрольной группы. Ответ длился на 28% меньше (p=0.009), амплитуда ДПТ/САД была на 30% меньше контрольных значений (p=0.018), а площадь под кривой была снижена более чем в 2 раза (65%, p0.001) по сравнению с крысами, получавшими физиологический раствор.

Общая электрическая активность мышц промежности после введения L-NAME изменялась мало, с некоторой тенденцией к уменьшению.

Таким образом, кураризация блокирует развитие фазических пиков ДПТ, а тонический ответ развивается с большим латентным периодом и имеет меньшую площадь под кривой; ганглиоблокада предотвращает развитие прессорного ответа в пещеристых телах, при этом активность мышц промежности усиливается; блокада синтеза оксида азота существенно ослабляет прессорный ответ, при этом электрическая активность мышц практически не изменяется.

Это позволяет предложить следующую обобщающую модель рефлекторной эрекции (Рис. 4). В ответ на исходный стимул инициируется активность центров контроля эрекции в спинном мозге, функционирование которых проявляет ряд черт спинального генератора паттерна. В качестве триггера может выступать информация как периферического, так и центрального происхождения. Эрекция осуществляется на основе тесно скоординированной активности автономных и соматических механизмов, причем поперечно-полосатая мускулатура промежности участвует в формировании как тонического подъема давления, так и фазических пиков.

Активность центров спинного мозга модулируется афферентной информацией от мышечных рецепторов и рецепторов растяжения ткани пещеристых тел.

Мышечные рецепторы, вероятно, усиливают активность автономных механизмов. Афферентная информация от рецепторов растяжения, активирующихся фазически, усиливает активность мышц промежности, в то время как статически активируемые рецепторы могут оказывать как положительное, так и отрицательное влияние на мотонейроны мышц промежности.

ГОЛОВНОЙ МОЗГ

СПИННОЙ МОЗГ

Рисунок 4. Схема механизмов рефлекторной эрекции Влияние CRF4-6 и ODN на рефлекторную эрекцию Влияние CRF4-6 на эрекцию при интратекальном введении CRF4-6 несколько угнетал прессорный ответ, вызванный раздражением ДНП, что выражалось в увеличении времени до максимума (на 16%, p=0.049), в то время как электрическая активность мышц после введения трипептида несколько усиливалась. Так, амплитуда ЭМГ СК была на 30% (p=0.033) выше, чем у контрольных животных. Другие параметры рефлекторного ответа существенно не изменялись.

Кортиколиберин является важным медиатором стресс-реакции не только в головном, но и спинном мозгу, где его эффекты включают подавление болевой чувствительности и контроль мочеиспускания. При мочеиспускании парасимпатические нейроны, контролирующие эрекцию, тормозятся, в то время как мышцы промежности активируются, так же как и при эрекции. Таким образом, данные, полученные при интратекальном введении CRF4-6, свидетельствуют об отсутствии выраженного эффекта трипептида на центры контроля эрекции. Обнаруженные изменения параметров соматической и автономной активности в ходе рефлекторной эрекции могут быть опосредованы воздействием CRF4-6 на центры контроля мочеиспускания, и, возможно, болевую чувствительность.

Влияние ODN на эрекцию при интратекальном введении Октадеканейропептид оказывал разнонаправленное влияние на автономные и соматические механизмы эрекции (Рис. 5). Пептид несколько активировал автономные механизмы, что выражалось в ускорении повышения ДПТ (латентный период прессорного ответа был на 21% меньше, чем у контрольных животных), и подавлял – соматические, о чем свидетельствует снижение длительности ЭМГ мышц промежности (на 30%).

% фона Рисунок 5. Параметры прессорного ответа в пещеристых телах (слева) и длительность ЭМГ седалищно-кавернозной (СК), проксимальной (пБК) и дистальной (дБК) бульбокавернозной мышц (справа) после интратекального введения 20 мкг ODN.

Пустые столбики – контроль (n=8), заштрихованные – опыт (n=8).

* - р0.05 по отношению к контролю ODN является эндогенным негативным модулятором ГАМКА рецепторов.

После интратекальной аппликации пептида может усиливаться влияние афферентных сигналов от рецепторов, вызванных стимуляцией ДНП, в том числе, и болевых, на центры контроля эрекции. Гетерогенность субъединичного состава рецепторов ГАМК, вероятно, является основой для разнонаправленного влияния пептида на центры контроля автономной и соматической компонент эрекции. Кроме того, выявленные взаимосвязи между параметрами автономной и соматической активности при рефлекторной эрекции включали, в частности, положительную связь между длительностью латентного периода прессорного ответа и активностью мышц. Таким образом, оба эти фактора объясняют обнаруженные изменения параметров рефлекторной эрекции после интратекального введения ODN.

Влияния CRF4-6 на репродуктивную функцию на разных уровнях ее регуляции Центральный уровень На центральном уровне регуляции исследовали влияние CRF4-6 на поведение спаривания самцов, рефлексы пениса и уровень тестостерона в крови при введении пептида в боковой желудочек головного мозга. Кроме того, была проведена оценка влияния пептида на гормон-индуцированное половое поведение кастрированных самок крыс.

Поведение спаривания самцов крыс после внутрижелудочкового введения CRF4-6 в дозах 1 и 2 мкг/крысу дозозависимо угнеталось (Рис. 6). Об этом, прежде всего, свидетельствует снижение доли эякулировавших крыс: в контрольных экспериментах она составляла 0.93 (эякуляция не произошла у из 15 животных), тогда как на фоне действия 1 мкг CRF4-6 - 0.67 (2 из 6 самцов не эякулировали, р=0.124), а на фоне 2 мкг - 0.62 (5 из 13 самцов, р=0.045).

После введения 1 мкг трипептида отмечена тенденция к снижению доли интромиссий (р=0.186), в то время как интервал между интромиссиями несколько увеличен (р=0.186). На фоне действия 2 мкг трипептида сдвиги параметров поведения спаривания были более выражены. Значительно увеличивались латентные периоды интромиссии (р=0.002) и эякуляции (p=0.004), а также интервал между интромиссиями (p=0.043), что свидетельствует о подавлении способности к реализации половой мотивации.

Кроме того, наблюдается выраженная тенденция к снижению интенсивности копуляции (p=0.056) и доли интромиссий (p=0.084).

На кумулятивных кривых, характеризующих изменение числа садок и интромиссий за время тестирования видно, что после введения 1 мкг трипептида животные совершали садки с несколько большей частотой, а суммарное количество садок было выше, чем в контрольной группе (Рис. 6).

Количество садок у крыс, которым вводили 2 мкг CRF4-6, в течение первых минут тестирования, напротив, нарастало заметно медленнее, однако к моменту окончания тестирования суммарные значения количества садок несколько превышали таковые для контрольных крыс. Количество интромиссий у самцов опытных групп нарастало заметно медленнее, чем у контрольных крыс.

Увеличение кумулятивного количества садок и количества интромиссий для контрольных животных практически прекращалось к 15 мин эксперимента, для крыс, получавших 1 мкг трипептида, – к 20, а для животных, которым вводили 2 мкг, количество садок и интромиссий увеличивалось вплоть до 30 мин тестирования. Подавление интромиссий при сохраненной половой мотивации объясняет большую частоту садок у крыс, получавших 1 мкг CRF4-6.

Латентность интромиссии эякулировавших крыс 0, 0, 0, 0, 0, Рисунок 6. Параметры поведения спаривания самцов крыс после введения 1 и 2 мкг CRF4- Справа: кумулятивные кривые числа садок и интромиссий * - p0.05 по сравнению с контролем Таким образом, изменения параметров поведения спаривания после центрального введения CRF4-6 свидетельствуют об угнетении как сексуальной мотивации, так и консумматорной составляющей поведения.

Рефлексы пениса после введения 2 и 5 мкг CRF4-6 в боковые желудочки мозга были существенно подавлены: количество реакций снизилось более чем наполовину (Рис. 7). Более выраженным было негативное влияние пептида на дорсальное сгибание и сильное напряжение (крайнее кровенаполнение) пениса (70-80%), напряжение (кровенаполнение) и удлинение тела пениса были подавлены в несколько меньшей степени (на 40-50%). Данные свидетельствуют о том, что CRF4-6 усиливает нисходящие тормозные воздействия головного мозга на спинномозговые центры, контроля эрекции.

Содержание общего тестостерона в сыворотке крови крыс, которым за 30 мин до взятия крови инфузировали 2 мкг CRF4-6 в боковой желудочек мозга, и контрольных животных, получавших физиологический раствор, не различалось и составляло 2.52±0.50 и 2.75±1.05 нг/мл, соответственно.

Рисунок 7. Количество рефлекторных эрекций разного типа у самцов крыс после введения 2 и 5 мкг CRF4- * - достоверное отличие от контроля, p0. Половое поведение самок. CRF4-6 в дозах 2 (n=2) и 10 мкг (n=4) не оказывал влияния на параметры полового поведения самок. В дозе 50 мкг (n=5) трипептид полностью угнетал поведение спаривания, но на относительно короткое время (приблизительно 15 мин). Угнетение полового поведения проявлялось, прежде всего, в подавлении реакции лордоза в ответ на совершаемые самцами садки. Так, в контрольных экспериментах доля лордозов составляла 1.0, а отрицательные реакции практически отсутствовали (проявились только у 1 самки из 8). После введения трипепида доля лордозов составляла 0.32 (р=0.043), причем в течение первых 15 мин лордозы были подавлены полностью, а затем реакция лордоза восстанавливалась, и самки отвечали лордозом на каждую садку самца. Практически полностью было подавлено поведение хоппинга, причем этот эффект продолжался и после восстановления лордозов. Угнетение поведения спаривания наблюдалось при введении трипептида в дозе, близкой к судорожной, а в меньших дозах CRF4- эффективен не был. Кортиколиберин при инфузии в преоптическую область гиопоталамуса подавляет поведения спаривания самок крыс. Использованный нами протокол гормональной стимуляции вызывает очень мощную активацию полового поведения самок. Вероятно, на фоне такого активирующего воздействия эффекты трипептида, которые, как мы предполагаем, заключаются в подавлении поведения спаривания самок, не проявились. Однако это предположение требует экспериментальной проверки.

Спинномозговой уровень Влияние CRF4-6 на рефлекторную эрекцию при введении под оболочки спинного мозга в дозе 5 и 50 мкг подробно описано выше. Основным эффектом трипептида является некоторое угнетение прессорного ответа, что выражается в увеличении времени до максимума, при значительном усилении активности мышц промежности.

Периферический уровень На периферическом уровне исследовали влияние CRF4-6 на эрекцию при местном введении (in situ) и тонус резистивных сосудов пениса (in vitro).

Влияние CRF4-6 на эрекцию при введении в пещеристые тела.

Трипептид в дозе 100 мкг при местном введении не влиял на эрекцию, вызванную стимуляцией парасимпатических постганглионарных волокон.

Влияние CRF4-6 на тонус сосудов пениса. В диапазоне концентрации 10 -10-5 М трипептид не вызывал заметных изменений тонуса дорсальной артерии пениса крыс, предварительно сокращенной норадреналином.

Данные о вазодиляторных свойствах кортиколиберина в совокупности с данными о сходстве негормональных эффектов CRF и его трипептидного сосудорасширяющее действие. Согласно литературным данным кортиколиберин и родственные ему пептиды при периферическом введении расширяют сосуды и снижают артериальное давление (Rihter and Mulvany, 1995; Lei et al., 1993). Расширение сосудов опосредовано CRF2-рецепторами и включает как эндотелий-зависимый, так и эндотелий-независимый компоненты. Однако эти эффекты описаны для сосудов других областей.

Таким образом, исследование эффектов трипептидного фрагмента кортиколиберина выявило наличие у него выраженных центральных эффектов, состоящих в угнетении репродуктивной функции самцов. CRF4-6 угнетает поведение спаривания крыс на уровне как мотивации, так и способности к ее реализации, и усиливает нисходящие тормозные влияния на спинномозговые центры контроля эрекции. Действие имеет нервную природу и не затрагивает гормональные механизмы. На уровне спинного мозга трипептид не обладает выраженной специфической активностью, а обнаруженные эффекты, вероятно, обусловлены влиянием на функции организма, отличные от репродуктивной.

На периферическом уровне CRF4-6 не оказывает влияния на репродуктивную функцию самцов.

ВЫВОДЫ

1. Выявлены следующие особенности взаимодействия автономных и соматических компонент рефлекторной эрекции самцов крыс:

подавление автономной составляющей эрекции при ганглиоблокаде (хлоризондамин, 3 мг/кг, в/в) вызывает активацию соматической подавление соматической составляющей эрекции кураризацией (d-тубокурарин, 1 мг/кг, в/в) приводит к значительному ослаблению прессорного ответа в пещеристых телах.

Это указывает на участие соматических механизмов в формировании не только фазических элементов, но и тонической составляющей рефлекторной эрекции, вызванной стимуляцией дорсального нерва пениса.

2. ODN (20 мкг, интратекально) оказывает разнонаправленное воздействие на автономные и соматические механизмы эрекции самцов крыс, активируя первые и угнетая вторые.

3. При центральном введении CRF4-6 (1-5 мкг на крысу) угнетает мотивационную и консумматорную составляющие поведения спаривания самцов крыс и усиливает нисходящие тормозные влияния на спинномозговые центры контроля эрекции. CRF4-6 (2-50 мкг) не оказывает выраженного влияния на гормонально индуцированное половое поведение кастрированных самок крыс.

4. CRF4-6 (5-50 мкг на крысу), вводимый на уровне спинного мозга, не оказывает выраженного специфического влияния на рефлекторную эрекцию, вызванную стимуляцией дорсального нерва пениса.

5. CRF4-6 не оказывает влияния на эрекцию, вызванную раздражением кавернозного нерва (100 мкг, i.c.c.) и тонус изолированной дорсальной артерии пениса (10-9-10-5 M).

Автор искренне благодарен ведущему инженеру кафедры физиологии человека и животных биологического факультета МГУ Л.И. Чудакову, научному сотруднику кафедры нормальной и патологической физиологии ФФМ МГУ В.У. Каленчуку, доктору J. Bernabe (Pelvipharm, Gif-sur-Yvette, France), доктору O. Rampin (Institut National de la Recherche Agronomique, Jouyen-Josas, France) и профессору кафедры физиологии человека и животных биологического факультета МГУ О.С. Тарасовой за ценные советы, замечания, помощь и поддержку, оказанные при выполнении настоящей работы.

Список работ, опубликованных по теме диссертации:

1. Андреев-Андриевский А.А., Цвиркун Д.В., Макаренко Е.Ю., Андреева Л.А., Мартьянов А.А. Влияние фрагмента кортиколиберина CRF4-6 на половое поведение самцов крыс// Рос. Физиол. журн. им. И.М. Сеченова.– 2005.– Т.91.– N7.– С.785-790.

2. A.A.Andreev-Andrievskii, D.V.Tsvirkun, E.Yu.Makarenko, L.A.Andreeva, A.A.Mart’yanov Effects of corticoliberin fragment CRF4-6 on sexual behavior in male mice. Neurosci. Behav. Physiol., 2006.– Vol.36.– N7.– P.755-758.

3. Андреев-Андриевский А.А., Цвиркун Д.В., Бызова Н.А., Мартьянов А.А.

Влияние иммунизации к тестостерону на некоторые физиологические показатели самцов крыс. В сб.: Тезисы докладов XI Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых "Ломоносов-2004" 12-15 апреля 2004 г. Секция Биология, Москва, 2004, С. 4. А.А.Андреев-Андриевский, А.А.Мартьянов Трипептидный фрагмент кортиколиберина CRF4-6 угнетает поведение спаривания самцов крыс.

Вестник Молодых Ученых, 2005, Приложение к серии «Науки о жизни»:

Сборник материалов «Физиология и медицина, Всероссийская конференция молодых исследователей, 14-16 апреля 2005 года, СанктПетербург». – С. октадеканейропептида на эректильную функцию крыс при интатекальном введении. В сб.: Ломоносов-2006: XIII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых, секция "Биология"; 12-15 апреля 2006 г., Москва, МГУ, Биологичексий факультет: Тезисы докладов. М.: МАКС Пресс, 2006. - С.12- 6. Макаренко Е.Ю., Андреев-Андриевский А.А., Цвиркун Д.В., Мартьянов А.А. PPI – фрагмент CRF со сходными центральными эффектами. В сб.:

XX Съезд Физиологического общества им. И.П. Павлова, Москва, 4- июня 2007, Тезисы докладов, М.: Издательский дом «Русский врач», 2007.

- С.320.

7. Андреев-Андриевский А.А., Макаренко Е.Ю., Цвиркун Д.В., Андреева Л.А., Мартьянов А.А. Спектр поведенческих эффектов трипептида PPI. В с.: III Российский симпозиум «белки и пептиды», Пущино, 16-21 сентября 2007 г., Тезисы стендовых сообщений, Пущино, 2007. – С.59.



 
Похожие работы:

«ЕГОРОВА НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СОСТОЯНИЯ АГРОФИТОЦЕНОЗА ПИВОВАРЕННОГО ЯЧМЕНЯ В ЮЖНОЙ ЛЕСОСТЕПИ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ 03.02.08 – экология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата биологических наук Омск - 2014 Работа выполнена в Омском государственном педагогическом университете на кафедре экологии и природопользования и в Сибирском научно-исследовательском институте сельского хозяйства (СибНИИСХ) СО РАСХН Научный Юшкевич Леонид Витальевич,...»

«Калье Мария Игоревна ВЛИЯНИЕ КВЧ-ИЗЛУЧЕНИЯ НА МОРФОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ И АКТИВНОСТЬ ФЕРМЕНТОВ ПРОРАСТАЮЩИХ СЕМЯН ЗЕРНОВЫХ КУЛЬТУР Специальность 03.01.05 – физиология и биохимия растений Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Москва 2011 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия на кафедре ботаники и физиологии растений Научный руководитель : кандидат биологических наук, доктор...»

«Фефелова Светлана Геннадьевна ОСОБЕННОСТИ НАКОПЛЕНИЯ АЛКАЛОИДОВ И МИКРОЭЛЕМЕНТОВ В ЧЕМЕРИЦАХ ВОСТОЧНОГО ЗАБАЙКАЛЬЯ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ЭКОЛОГО-ФИТОЦЕНОТИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ 03.00.16 – Экология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук 2 Улан-Удэ 2007 Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования ВосточноСибирский государственный технологический университет Научный руководитель : доктор...»

«Благодатский Сергей Александрович МИКРОБНАЯ БИОМАССА И МОДЕЛИРОВАНИЕ ЦИКЛА АЗОТА В ПОЧВЕ Специальность 03.02.03 – микробиология 03.02.13 – почвоведение Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук Пущино – 2011 Работа выполнена в лаборатории почвенных циклов азота и углерода Учреждения Российской академии наук Институт физико-химических и биологических проблем почвоведения РАН, г. Пущино, Московская обл. Научный консультант : д.б.н.,...»

«БОЖОКИНА Екатерина Сергеевна ТЕРМОЛИЗИНОПОДОБНЫЕ МЕТАЛЛОПРОТЕАЗЫ БАКТЕРИЙ И ИХ РОЛЬ В ИНВАЗИИ ЭУКАРИОТИЧЕСКИХ КЛЕТОК 03.00.03 – молекулярная биология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Санкт-Петербург 2008 Работа выполнена в Институте цитологии РАН, Санкт-Петербург, и в Институте микробиологии и гигиены Charite, Берлин. НАУЧНЫЕ РУКОВОДИТЕЛИ: доктор биологических наук София Юрьевна ХАЙТЛИНА Институт цитологии РАН, Санкт-Петербург...»

«Коноплина Елена Александровна Оценка воздействия вторичных ресурсов сахарного производства на биоресурсы агроэкосистем Специальность 03.02.14 – биологические ресурсы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Воронеж – 2011 Работа выполнена на кафедре агроэкологии ФГОУ ВПО Воронежский государственный аграрный университет им. К.Д. Глинки Научный руководитель : доктор сельскохозяйственных наук, профессор Юрий Иванович Житин...»

«ДРАЙ Роман Васильевич СТРОЕНИЕ ЭПИТЕЛИЯ СЛИЗИСТОЙ ОБОЛОЧКИ КИШЕЧНИКА КРЫСЫ ПРИ ВОЗДЕЙСТВИИ ВЫСОКОИНТЕНСИВНОГО ИМПУЛЬСНОГО МАГНИТНОГО ПОЛЯ 03.00.25 – гистология, цитология, клеточная биология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Санкт-Петербург 2009 2 Работа выполнена на кафедре медицинской биологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования СанктПетербургской государственной медицинской академии...»

«ЛАТОНОВА ОЛЬГА БОРИСОВНА ТЕХНОЛОГИЯ И ОБОРУДОВАНИЕ ДЛЯ РЕАБИЛИТАЦИИ ЗАГРЯЗНЕННЫХ ГРУНТОВ УРБАНИЗИРОВАННЫХ ТЕРРИТОРИЙ Специальность 03.02.08 – Экология (в химии и нефтехимии) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Москва – 2011 2 Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Московский государственный университет инженерной экологии (ФГБОУ ВПО МГУИЭ). Научный...»

«ПЛОТНИКОВА ОЛЬГА МИХАЙЛОВНА ВЛИЯНИЕ МЕТИЛФОСФОНОВОЙ КИСЛОТЫ НА ОСНОВНЫЕ ЗВЕНЬЯ ГОМЕОСТАЗА БЕЛЫХ ЛАБОРАТОРНЫХ МЫШЕЙ 03.01.04 – Биохимия Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук Казань - 2012 Работа выполнена в Федеральном государственном учреждении Российский научный центр Восстановительная травматология и ортопедия имени академика Г.А. Илизарова (РНЦ ВТО) Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации. Научный...»

«Духовная Наталья Игоревна ПОКАЗАТЕЛИ РАЗВИТИЯ ФИТОПЛАНКТОННЫХ СООБЩЕСТВ В ВОДОЕМАХ С РАЗНЫМ УРОВНЕМ РАДИОАКТИВНОГО ЗАГРЯЗНЕНИЯ 03.01.01 – Радиобиология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Москва-2011 2 Работа выполнена в Федеральном государственном учреждении науки Уральский научно-практический центр радиационной медицины Федерального медикобиологического агентства Российской Федерации, г. Челябинск Научный руководитель доктор...»

«КУЛАЕВА Виолетта Валерьевна МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЭПИТЕЛИЕВ ПРИ ВОЗДЕЙСТВИИ ПЕПТИДНОГО МОРФОГЕНА ГИДРЫ 03.00.25 – гистология, цитология, клеточная биология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Санкт-Петербург 2007 Работа выполнена на кафедре гистологии, цитологии и эмбриологии ГОУ ВПО Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова Федерального агентства по здравоохранению и...»

«АЛБОРОВ Робинзон Григорьевич РОЛЬ КЛЕТОК КРОВИ В СВЯЗИ МЕЖДУ ТОЛЕРАНТНОСТЬЮ К ТРОМБИНУ, СОДЕРЖАНИЕМ В КРОВОТОКЕ ПРОДУКТОВ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ТРОМБИН-ФИБРИНОГЕН И ЛИПИДПЕРОКСИДАЦИЕЙ 03.00.04 – Биохимия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук Тюмень – 2006 1 Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении Высшего профессионального образования Тюменская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и...»

«Потапова Зинаида Михайловна ВИДОВОЙ СОСТАВ И ЭКОФИЗИОЛОГИЯ ЦИАНОБАКТЕРИЙ АЗОТНЫХ ТЕРМАЛЬНЫХ ИСТОЧНИКОВ СЕВЕРНОГО ЗАБАЙКАЛЬЯ 03.00.16 – экология 03.00.07 – микробиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Улан-Удэ – 2010 2 Работа выполнена в Институте общей и экспериментальной биологии СО РАН Научный руководитель : кандидат биологических наук Бархутова Дарима Дондоковна Научный консультант : доктор биологических наук, профессор...»

«ДМИТРИЕВ АНДРЕЙ ВИКТОРОВИЧ СТРУКТУРНЫЕ И ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПРИРОДНЫХ И ХИРАЛЬНО МОДИФИЦИРОВАННЫХ МОДЕЛЬНЫХ ИОННЫХ КАНАЛОВ Специальность 03.00.02 – биофизика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора физико-математических наук Москва – 2009 Работа выполнена на кафедре гуманитарных и естественнонаучных дисциплин Филиала Орловской региональной академии государственной службы в г. Липецке Научный консультант : доктор физико-математических наук,...»

«МОЛЧАНОВА Елена Владимировна ФЕНОТИПИЧЕСКАЯ И ГЕНОТИПИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МУТАНТОВ ПАТОГЕННЫХ ВИДОВ РОДА BURKHOLDERIA С ИЗМЕНЕННОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬЮ К АНТИБИОТИКАМ 03.02.03 – микробиология 03.02.07 – генетика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Волгоград – 2011 Работа выполнена в ФГУЗ Волгоградский научно-исследовательский противочумный институт Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия...»

«ДРАЧЕВ Никита Сергеевич ФЛОРА ПОДЗОНЫ ЮЖНОЙ ТАЙГИ В ПРЕДЕЛАХ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ 03.02.01 – Ботаника Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Новосибирск - 2010 1 Работа выполнена в Учреждении Российской Академии наук Центральном сибирском ботаническом саду Сибирского отделения РАН, г. Новосибирск. кандидат биологических наук, с. н. с. Научный руководитель Шауло Дмитрий Николаевич Официальные оппоненты : доктор биологических наук,...»

«ЯГ Д АР ОВ А О льг а Ар к адь ев н а ЭКОЛОГО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОНТОГЕНЕЗА ОДНОЛЕТНИХ ДЕКОРАТИВНЫХ РАСТЕНИЙ В УСЛОВИЯХ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ 03.02.08 – экология (биологические наук и) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Казань, 2013 Работа выполнена на кафедре экологии федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Марийский государственный университет Научный...»

«ГРИЗАНОВА Екатерина Валерьевна ИММУННЫЙ ОТВЕТ, СОСТОЯНИЕ АНТИОКСИДАНТНОЙ И ДЕТОКСИЦИРУЮЩЕЙ СИСТЕМ ЛИЧИНОК БОЛЬШОЙ ВОЩИННОЙ ОГНЕВКИ GALLERIA MELLONELLA L. (LEPIDOPTERA, PYRALIDAE) ПРИ БАКТЕРИОЗАХ, ВЫЗВАННЫХ BACILLUS THURINGIENSIS 03.02.05 – энтомология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Новосибирск - 2012 Работа выполнена в лаборатории патологии насекомых Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института...»

«Дукенбаева Асия Дарбаевна БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ AJANIA FRUTICULOSA (LEDEB.) POLJAK. И ЕЕ ИНТРОДУКЦИЯ В УСЛОВИЯХ ЦЕНТРАЛЬНОГО КАЗАХСТАНА 03.02.01 – ботаника АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Томск – 2010 Работа выполнена в лаборатории природной флоры и ботанического ресурсоведения АО Международный научно-производственный холдинг Фитохимия, г. Караганда, Республика Казахстан академик НАН РК, Научные руководители: доктор...»

«СОСНИЦКАЯ Татьяна Николаевна ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ПОЧВ Г. СВИРСКА ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ: ОСОБЕННОСТИ НАКОПЛЕНИЯ И ДЕТОКСИКАЦИИ ТЯЖЕЛЫХ МЕТАЛЛОВ 03.02.08 – экология (биологические наук и) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Иркутск – 2014 Работа выполнена на кафедре агроэкологии, агрохимии, физиологии и защиты растений Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Иркутская...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.