WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

На правах рукописи

Айдунбеков Фарух Тахирович

ДЕЙСТВИЕ ГИПОТЕРМИИ И ЦЕРЕБРАМИНА НА

НЕЙРОМЕДИАТОРНЫЙ БАЛАНС КРЫС ПРИ ОККЛЮЗИИ СОННЫХ

АРТЕРИЙ

03.01.04 - биохимия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Ростов-на-Дону 2013

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Дагестанский государственный университет».

Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Эмирбеков Эмирбек Зиядович

Официальные оппоненты: Менджерицкий Александр Маркович доктор биологических наук, профессор, заведующий кафедрой анатомии и физиологии детей и подростков (г. Ростов-на-Дону) Олемпиева Елена Владимировна доктор медицинских наук, руководитель научно-консультативной группы МУМЦ медико-санитарной части УФСБ России по Ростовской области (г. Ростов-на-Дону)

Ведущая организация: Ростовский научно-исследовательский институт акушерства и педиатрии Росмедтехнологии (РНИИАП)

Защита диссертации состоится « » декабря 2013 г. в « » часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.07 в ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»

(г. Ростов-на-Дону, пр. Стачки 194/1, акт. зал).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148.

Автореферат разослан «_» 2013г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат биологических наук, с.н.с. Е.В. Асланян Актуальность. В последние годы отмечен рост распространенности сосудистых заболеваний, в том числе, острых нарушений мозгового кровообращения. Инсульт ежегодно в мире переносят около 6 млн. человек. Особенно актуальной эта проблема является в связи с увеличением распространенности инсульта у лиц работоспособного возраста (Яхно, Парфенов, 2000). Данное заболевание является основной причиной инвалидизации населения и только 20% выживших после перенесенного инсульта людей могут вернуться к прежней работе. Окклюзия магистральных сосудов приводит к общесистемным нарушениям метаболизма, приводящим к эндотелиальной дисфункции, изменению гемодинамики, реологических свойств крови, развитию тромбозов (Дамбинова и соавт., 2003).





Физиологической основой развития ишемического и реперфузионного повреждений мозга является нарушение его кровоснабжения (Bari et al., 1998; Thompson, 1976). Ишемия мозга провоцирует энергетическое голодание мозговой ткани, повреждение мембран клеток мозга и нарушения в метаболизме нейромедиаторных аминокислот вследствие высокой реактивности свободных радикалов кислорода (Даудова 2006; Даудова Л. А. Даудова Т.Н., 2006). В результате данных изменений, в нейронах и глиальных клетках головного мозга нарушаются процессы рецепторного связывания (Гусев и соавт., 1999; Гусев, Скворцова, 2001; Bilenko, 2001). Наряду с этим, ишемические и реперфузионные изменения мозга способствуют аккумуляции повреждений в структуре ДНК в результате окислительного стресса, что в дальнейшем приводит к запуску процесса гибели клеток (Luo et al., 2007). Каскад реакций при ишемических/реперфузионных нарушениях мозга сопровождается гипертермией, что усугубляет степень повреждений нейронов мозга (Noor et al., 2005).

В то же время, умеренная гипотермия на фоне или сразу после церебральной ишемии оказывает нейропротективное действие за счет снижения окислительных повреждений метаболизма (Ji et al., 2007), повышения выживаемости нейронов в результате снижения активности проапоптотических и некротических факторов (Van Hemelrijck et al., 2005). Гипотермическое воздействие влияет и на нейромедиаторные системы мозга (Эмирбеков и соавт., 2011).

Таким образом, температура является одним из наиболее значимых факторов, определяющих функциональное состояние мозга. Даже при повышении температуры на 0,5°С наблюдается значительное снижение шансов больного на выживание (Киншт и соавт., 2006). Температура тела больного влияет на развитие инсульта и на размер инфарктной зоны мозга. Установлено, что действие высокой температуры во время острой фазы ишемии мозга опосредовано через выброс глутамата и глицина (Chio et al., 2007). При температуре выше 38°С при развитии инсульта или ишемии головного мозга резко снижаются шансы больных на выживание (Hsu et al., 2006).

При этом, несмотря на огромное количество работ в области применения гипотермии, механизмы, лежащие в основе ее протекторных свойств при ишемических/гипоксических повреждениях мозга, изучены недостаточно.

В настоящее время изучается вопрос изменения температуры мозга в зависимости от интенсивности мозгового кровообращения (Zhu et al., 2002). Решение данной проблемы может привести к выявлению критерия устойчивости организма к нарушению мозгового кровообращения (НМК).

Каскад метаболических реакций в мозге при нарушении его кровоснабжения прослеживают в различных исследованиях на клеточных культурах и экспериментальных моделях на животных. Так, продемонстрирована эффективность антагонистов глутаматовых рецепторов, кальций-стабилизирующих соединений и антиоксидантов, введение которых приводит к снижению ишемического повреждения нейронов (Хазанов и соавт., 1989; Bilenko, 1999; Шмырев и соавт., 1999; Гусев, Скворцова, 2003; Аврова и соавт., 2003).





В связи с изложенным, в экспериментальных моделях и клинических испытаниях важна разработка комбинированной патофизиологически значимой терапии с количественной оценкой обратимости повреждений мозга при ишемии/гипоксии (Фишер, Шебитз, 2000).

Применение сочетанного действия умеренной гипотермии и препаратовнейропротекторов на фоне нарушения мозгового кровообращения является актуальным в решении вопроса об эффективности снижения последствий ишемического/реперфузионного повреждения мозга.

Целью данного исследования явилось изучение влияния умеренной гипотермии и введения церебрамина на метаболические процессы в мозге и крови крыс, подвергнутых двусторонней окклюзии сонных артерий разной продолжительности.

Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

1. Выявить эффекты гипотермии и окклюзии сонных артерий на показатели свободнорадикального окисления в структурах мозга крыс.

2. Изучить влияние окклюзии сонных артерий и гипотермии на содержание аминокислотных и моноаминергических медиаторов в структурах мозга и крови крыс.

3. Установить влияние церебрамина на показатели свободнорадикального окисления и содержание аминокислотных и моноаминергических медиаторов в структурах мозга и крови крыс, подвергнутых окклюзии сонных артерий и гипотермии.

4. Исследовать влияние церебрамина на ректальную температуру и температуру мозга, а также изучить динамику самосогревания крыс, подвергнутых предварительному пероральному введению церебрамина перед гипотермией и окклюзией сонных артерий.

Положения, выносимые на защиту При окклюзии сонных артерий и последующем моделировании умеренной гипотермии происходит незначительное снижение температуры мозга, накопление продуктов свободнорадикального окисления, повышение активности ряда антиоксидантных ферментов, по сравнению с аналогичными показателями у крыс, подвергнутых только окклюзии сонных артерий.

Введение церебрамина или гипотермия в отдельности влияют на нейромедиаторный баланс и состояние про- и антиоксидантных систем мозга: в обоих случаях происходит повышение содержания норадреналина и снижение уровня серотонина, накопление продуктов свободнорадикального окисления и активация отдельных звеньев глутатионовой системы в мозге животных.

Сочетанное влияние церебрамина и гипотермии при окклюзии сонных артерий способствует повышению температуры мозга животных, изменению содержания глицина, норадреналина и дофамина в коре больших полушарий.

Научная новизна результатов исследования Впервые было показано, что в условиях перорального введения церебрамина повышается ректальная температуры и температура мозга; в мозге происходит повышение интенсивности процессов свободнорадикального окисления, накопление содержания норадреналина, дофамина, аспартата и ГАМК и снижается уровень серотонина. В стволовых структурах мозга накапливается глицин.

Впервые показано, что в условиях введения церебрамина перед окклюзией сонных артерий ректальная температура и температура мозга не изменяются относительно контроля. На этом фоне в мозге происходит накопление норадреналина; в коре больших полушарий возрастает содержание серототнина, аспаратата и ГАМК, тогда как в стволовых структурах – снижаются уровни дофамина и серотонина. Уровень свободнорадикальных процессов в мозге снижается относительно крыс, которым моделируют окклюзию сонных артерий.

Впервые показано, что сочетанное воздействие церебрамина и умеренной гипотермии в условиях окклюзии сонных артерий сопровождается повышением температуры мозга крыс, при этом наиболее значительные изменения медиаторного баланса происходят в коре больших полушарий.

Теоретическая и практическая значимость работы Результаты исследования расширяют теоретические представления об эффектах ноотропных препаратов и гипотермии на состояние свободнорадикальных процессов и медиаторный баланс в мозге животных при окклюзии сонных артерий.

Результаты диссертационной работы представляют практический интерес в экспериментальной биологии и медицине.

Выявленный эффект церебрамина на температуру мозга животных в моделях окклюзии сонных артерий и/или гипотермии дает основание рекомендовать его сочетанное применение с гипотермией при ишемии/гипоксии мозга.

Установленные эффекты церебрамина и гипотермии при окклюзии сонных артерий вносят вклад в развитие представлений о биохимических механизмах регуляции метаболического ответа на ишемическое повреждение мозга.

Внедрение результатов исследований в практику Основные результаты работы внедрены в учебный процесс, используются при чтении курсов биохимии, нейрохимии и биофизики, а также НИР Дагестанского государственного университета и Южного федерального университета.

Апробация работы.

Материалы диссертации были представлены на всероссийской научной конференции «Модернизация науки и образования» (Ростов-на-Дону – Махачкала, 2011 г);

научной конференции профессорско-преподавательского состава и аспирантов Дагестанского государственного университета (Махачкала, 2012 г); на заседании кафедры биохимии и микробиологии Южного федерального университета.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 6 научных работ, в том числе 3 статьи в журналах, рекомендованных ВАК. Общий объем публикаций 1,33 п.л., личный вклад - 87%.

Структура работы. Диссертация изложена на 126 страницах, состоит из введения, обзора литературы, описание методов исследования, результатов исследования, обсуждения результатов, выводов, списка цитируемой литературы, включающего 242 источника, из них 137 на иностранном языке. Диссертация иллюстрирована 9 рисунками, 25 таблицами.

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Объектом исследования служили белые беспородные половозрелые крысысамцы в возрасте 6 месяцев, массой 200-250 г в количестве 128 шт. Животных содержали в условиях вивария при температуре +18 - +200С на стандартном рационе питания. Для избежания сезонных колебаний метаболизма и регуляции функций опыты проводили в зимние месяцы: декабрь – февраль (Егулова и соавт., 1977, Тендитная, 1977).

Все животные были разбиты на следующие группы: 1-я группа – (контрольная) ложнооперированные (которым проводили все процедуры до момента перевязки сонных артерий) (л/о) крысы (n=16); 2-я группа (модель ОСА) - животные, которым проводили перевязку правой сонной артерии (ПСА) на 3 минуты (с последующей 24часовой реоксигенацией) и левой сонной артерии (ЛСА) на 24 часа (n=16); 3-я группа (модель действие церебрамина) - животные, которым перорально (per os) вводили церебрамин в течение 5 суток (кормление 1 раз в сутки в утренние часы) в дозе 0,5 мг/кг с последующим проведением л/о (n=16); 4-я группа - животные, которым перед проведением 3-минутной окклюзии ПСА и 24-часовой окклюзии ЛСА перорально вводили церебрамин в дозе 0,5 мг/кг в течение 5 суток (n=16); 5-я группа (модель гипотермии) – животные, которых после проведения л/о помещали в холодовую камеру с охлаждаемой водяной рубашкой, конструкция которой позволяла регулировать уровень охлаждения и непрерывно фиксировать термодатчиком ректальную температуру тела животного с точностью до 0,010С (n=16); 6-я группа - животные, которых после проведения 3-минутной окклюзии ПСА и 24-часовой окклюзии ЛСА помещали в холодовую камеру (n=16); 7-я группа - животные, которым перорально вводили церебрамин в течение 5 суток. После проведения л/о крыс помещали в холодовую камеру (n=16); 8-я группа - животные, которым перед проведением 3-минутной окклюзии ПСА и 24-часовой окклюзии ЛСА перорально вводили церебрамин в дозе 0,5 мг/кг в течение 5-ти суток. После проведения операции крыс помещали в холодовую камеру (n=16). Дополнительным контролем выступала группа интактных животных.

Через 24 часа после манипуляции животных декапитировали. Кровь собирали в центрифужные пробирки с 3,2% оксалатом натрия в соотношении 1:9, мозг извлекали и выделяли кору и стволовые структуры. Во всех сериях эксперимента в крови и мозге определяли: содержание биогенных аминов – норадреналина (НА), дофамина (ДА) и серотонина, а также нейромедиаторных аминокислот - глицина, глутаминовой и гаммааминомаслянной кислоты (ГАМК). Все хирургические процедуры проводили стерильно под наркозом, создаваемым внутрибрюшинным введением барбамила в дозе 2-4 мг на 100 г массы животного. Животных 5-7 групп выдерживали в холодовой камере до тех пор, пока ректальная температура крысы не снижалась до 300С (модель умеренной гипотермии). Температура воды в водяной рубашке составляла 80С. После гипотермии животных помещали в клетки, где они находились при комнатной температуре (200С). В процессе самосогревания у крыс каждые 10 минут измеряли температуру мозга (tм) и ректальную температуру (tр) с точностью до 0,010С. Во всех сериях эксперимента проводили замер как ректальной температуры, так и температуры мозга.

Определение содержания биогенных аминов. Образцы крови и гомогенаты структур мозга анализировали, применяя обращенно-фазный вариант высокоэффективной жидкостной хроматографии (ВЭЖХ) на установке «Liquochrom» (Венгрия) с колонкой фирмы «Serva». В качестве детектора использовали флюоресцентный спектрофотометр "Hitachi F-4010" (Япония) со встроенным процессором, с помощью которого производили расчет концентраций моноаминов в образцах, используя стандартные растворы норадреналина гидрохлорида, серотонина креатининсульфата и дофамина гидрохлорида фирмы ''Serva'' с 3,4-дигидро-бензиламинов гидрохлоридом в качестве внутреннего стандарта (Krstulovic, Powell, 1979).

Определение уровня свободных аминокислот в мозге и глутамата в крови животных проводили методом низковольтного электрофореза на бумаге (Tapia, 1983).

Также в мозге определяли показатели свободнорадикальных процессов: содержание гидроперекисей липидов и ТБК-реактивных продуктов (ТБК-РП (Арутюнян, 2000), активность каталазы (Королюк, 1988), глутатионпероксидазы (ГПО) (Gunzler, 1986), глутатион-S-трансферазы (ГТ) (Карпищенко, 1999), глутатионредуктазы (ГР) (Beutler, 1975), уровень восстановленного глутатиона (ВГ) (Ellman, 1959). Для статистического анализа и графического представления данных использовали программы Statistica 6. (Microsoft Inc., США). Для оценки достоверности различий средних арифметических сравниваемых рядов использовали критерий достоверности Стьюдента (t). Различия между двумя выборками считали достоверными при p0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Изменение ректальной температуры и температуры мозга в условиях окклюзии сонных артерий и гипотермии.

Нормальной температурой мозга (как и ректальной) у крыс считается 390С.

Сравнение показателей температуры в правой и левой ушных раковинах животных не выявило различий в показателях ни в одной из исследованных групп животных. В связи с этим в качестве температуры мозга далее приводятся усредненные значения температуры, измеренной в правой и левой ушных раковинах крыс. Температура мозга и ректальная температуры сравнивались у интактных животных и крыс, перенесших л/о. После проведения л/о с использованием наркоза наблюдали снижение ректальной температуры животных (t t=1,70С; р0,001) относительно интактных крыс.

Аналогичные изменения отмечали и у крыс сразу после 3-х минутной окклюзии ПСА (t t=1,60С; р0,001). Подобным образом изменялась и температура мозга: наблюдалось снижение температуры на 1,80С (р0,001) после проведения л/о и на 20С (р0,001) после 3-х минутной окклюзии ПСА. Однако через 24 часа после повторного измерения ректальная температура и температура мозга не имела статистически значимых отличий от показателей у интактных крыс, поэтому далее в качестве контроля использовались значения 1-ой группы животных. При двухсторонней окклюзии сонных артерий (ОСА) (2-я группа) ректальная температура увеличивалась на 0,770С (р0,01) однако температура мозга не имела достоверных отличий от контроля.

Однократное снижение температуры тела до 300С (5-я группа) не вызывало значимых изменений ни ректальной температуры, ни температуры мозга через 24 часа после воздействия.

Рис. 1. Изменения ректальной температуры в процессе самосогревания после гипотермии и при ОСА, * - достоверные различия между группами при р 0, Однако, совместное действие гипотермии и ОСА приводило к снижению ректальной температуры (t t=330С; р0,05 относительно 2-й группы) Температура мозга животных 6-й группы на +0,520С (р0,05) превышала показатели контрольной группы.

У всех животных, помещенных в холодовые камеры, температура тела достигала 320С со средней скоростью 0,250С/мин. На рисунках 1 и представлены графики изменения ректальной температуры и температуры мозга в процессе самосогревания. Наблюдались существенные различия в скорости выхода животных с ОСА из состояния гипотермии. Рассматривая динамику восстановления ректальной температуры и температуры мозга крыс, подвергнутых ОСА, необходимо отметить неравномерность протекания этого процесса, по сравнению с 5-й группой. У крыс 5-й группы показатель средней скорости самосогревания нарастал от 0,12 0С до 0,270С /мин. до тех пор, пока ректальная температура не достигала 35,1 0С к 30-й минуте. После чего нарастание температуры замедлялось, а после 40-й минуты - прекращалось. К 60-й минуте ректальная температура составляла 350С. Температура мозга восстанавливалась медленнее, чем ректальная температура, средняя скорость самосогревания составила 0,040С, к 30-й минуте температура мозга составляла 35,630С и к 60-й минуте снижалась на 0,510С. Скорость самосогревания у животных 6-й группы составляла 0,050С/мин и к 60-й минуте ректальная температура повышалась до 34,50С. После 20-й минуты процесс самосогревания ещё более замедлялся и далее скорость роста температуры тела повышалась лишь после 50-й минуты. Подобную динамику наблюдали в изменении температуры мозга животных 6-й группы: средняя скорость изменения температуры составляла 0,020С, к 40-й минуте температура мозга составляла 35,140С, к 50-й минуте температура снижалась на 0,120С, но уже к 60-й минуте скорость увеличивалась на 0,040С и к концу регистрирования составила 35,390С.

Рис. 2. Изменения температуры мозга в процессе самосогревания после гипотермии и при ОСА, * - достоверные различия между группами при р 0, Таким образом, гипотермическое воздействие оказывало менее значительное влияние на температуру мозга животных, чем сочетанное влияние снижения температуры тела и ОСА. Это связано с тем, что у животных 6-й группы ОСА также способствует понижению температуры мозга. Но через 1 час после воздействия в данной группе крыс температура мозга уже превышает показатель температуры мозга относительно животных 5-й группы, подвергавшихся только охлаждению, т.е. скорость самосогревания мозга увеличивается в условиях ОСА.

Эффекты окклюзии сонных артерий и гипотермии на показатели свободнорадикальных процессов.

В модели ОСА (2-я группа) выявлено увеличение концентрации гидроперекисей липидов на 63% (р0,05) и ТБК-реактивных продуктов на 63% (р0,05) в коре больших полушарий (КБП) крыс на фоне повышения активности ГПО на 25% (р0,05) и ГТ на 39% (р0,05), а также снижения содержания ВГ в сравнении с контролем (1-я группа). Кроме того, показано снижение активности ГР на 36% (р0,05) в КБП относительно контрольной группы. Следовательно, в условиях ОСА недостаточная активация ферментов, восстанавливающих образующиеся гидроперекиси липидов, способствует накоплению вторичных продуктов свободнорадикальных процессов (СРП) в мозге животных. Вероятно, это происходит в результате снижения синтеза ВГ и активности ГР в клетках в условиях развивающегося ацидоза при ишемии мозга (табл.1).

При моделировании гипотермии (5 группа) также наблюдали повышение содержания липоперекисей и ТБК-реактивных продуктов в мозге животных. Однако антиоксидантный статус в КБП и стволовых структурах (СС) различался. В том числе, в КБП было установлено снижение уровня ВГ на 20% (р0,05) и активности ГР на 33% (р0,05), тогда как в СС на фоне снижения активности ГР на 23% (р0,05) и каталазы на 28% (р0,05) наблюдалось увеличение активности ГТ на 31% (р0,05) и содержания ВГ на 23% (р0,05) в сравнении с контрольной группой. В результате этого накопление вторичных продуктов СРП в КБП было выше, чем в СС.

У животных в модели ОСА и последующей гипотермии (6 гр.) повышение содержания липоперекисей в мозге было менее выражено относительно крыс, которым моделировали только ОСА или только гипотермию: в 6-й группе крыс значительное накопление первичных продуктов СРП наблюдалось только в КБП (относительно контроля) (табл. 1).

Влияние церебрамина и гипотермии на содержание свободнорадикальных

КОРА БОЛЬШИХ ПОЛУШАРИЙ

перекиактивси липи- нмоль / мин/г г ткани мин/г /мин/г 3. Церебр. + 102,54± 33,42± 26,75± 0,19± 8,30± 23,17± 3,97± потермия Статистически значимые отличия показателей относительно контрольных Одновременно наблюдалось повышение активности ГПО и ГТ на фоне снижения содержания ВГ в мозге.

Однако такие изменения происходили при разнонаправленных изменениях активности ГР в структурах мозга: если в КБП происходило снижение данного показателя на 42% (р0,05), то в СС – его повышение на 29% (р0,05) относительно контрольной группы. Также в СС наблюдался рост каталазной активности на 37% (р0,05) в сравнении с 1-й группой крыс. Таким образом, в данной модели эксперимента были установлены особенности ответа антиоксидантного звена свободнорадикальных процессов в разных структурах мозга: предотвращение чрезмерной активации СРП в КБП происходит на фоне увеличения антиоксидантной емкости ГПО и ГТ, тогда как в СС – преимущественно за счет активации ГТ и каталазы.

Влияние церебрамина и гипотермии на содержание свободнорадикальных продуктов в стволовых структурах мозга крыс. (M±m)

СТВОЛОВЫЕ СТРУКТУРЫ МОЗГА

1. контроль 95,64± 31,55± 46,83± 0,13± 10,64± 14,19± 2,97± 3. Церебр. 112,06± 35,41± 49,70± 0,17± 16,44± 16,62± 3,78± 4. Церебр. + 132,75± 37,59± 54,11± 0,10± 14,29± 17,38± 3,29± 5. л/о + ги- 143,89± 37,22± 41,35± 0,16± 13,94± 10,86± 2,13± 7. Церебр. 120,53± 30,06± 42,77± 0,14± 13,09± 12,09± 2,54± 8. Церебр. + 109,67± 33,85± 49,48± 0,11± 14,70± 16,77± 3,48± Статистически значимые отличия показателей относительно контрольных Известно, что сродство ГПО к пероксиду водорода выше, чем у каталазы, поэтому первая более эффективно работает при низких концентрациях субстрата, а при высоких концентрациях ключевая роль принадлежит каталазе (Меньщикова и соавт., 2006). Действительно, согласно полученным результатам исследования, именно в коре больших полушарий происходило накопление гидроперекисей.

Влияние гипотермии и окклюзии сонных артерий на баланс моноаминов в мозге и крови крыс. При двусторонней ОСА (2-я группа) наблюдали снижение содержания дофамина как в крови (на 61%, р0,01) так и в мозге: в КБП - на 62% (р0,01) в СС - на 70% (р0,01) (табл. 3). Одновременно со снижением концентрации ДА в КБП и СС происходил рост уровня НА, соответственно, на 62% (р0,01) и 79% (р0,01). При этом в крови содержание НА снижалось на 39% (р0,05) относительно контроля. Концентрация серотонина в крови увеличивалась на 103% (р0,01), в СС снижалась на 27% (р0,05), в КБП значительных изменений не наблюдалось. Действие умеренной гипотермии (5-я группа) вызывало снижение содержания ДА в крови на 41% (р0,05) и в мозге: в КБП - на 74% (р0,01), а СС - на 37% (р0,05). Одновременно повышался уровень НА в КБП на 99% (р0,01) и в СС на 173% (р0,01). При этом изменения в концентрации серотонина наблюдалось только в КБП (-43%, р0,05).

Содержание моноаминов в крови (мкг/л крови) и мозге (мкг/г сырого веса ткани) крыс при ОСА и умеренной гипотермии, (М±m) 6 - ОСА + Гипотермия 0,112±0,09* 1,015±0,051*** 1,837±0, 5 - Гипотермия, л/о 0,432±0,024** 0,325±0,017** 0,346±0,019* 6 - ОСА + Гипотермия 1,132±0,083*** 2,269±0,142* 0,333±0,021* 5 - Гипотермия, л/о 1,049±0,050** 0,804±0,050* 0,986±0, 6 - ОСА + Гипотермия 0,672±0,037* 0,318±0,015* 0,526±0,035* Статистически значимые различия в сравнении с контрольной группой Действие гипотермии после ОСА (6-я группа) приводило к снижению уровня НА в крови на 38% (р0,05) при повышении его уровня в мозге: на 422% (р0,001) в КБП и на 75% (р0,05) в СС. Изменение концентрации ДА носило обратный характер:

происходило повышение уровня ДА в крови на 242% (р0,001) и снижение на 75% (р0,05) в СС, в КБП было отмечено повышение концентрации ДА на 81% (р0,05) относительно уровня контроля. Также наблюдалось снижение содержание серотонина в мозге и крови животных, особенно в мозге: в КБП - на 45% (р0,05) и в СС - на 40% (р0,05).

Влияние гипотермии и окклюзии сонных артерий на содержание нейромедиаторных аминокислот в крови и мозге крыс.

При ОСА (2-я группа) происходило повышение концентрации аспарагиновой и глутаминовой кислот в КБП (на 85% (р0,01) и 36% (р0,05)) и в СС крыс (на 32% (р0,05) и 23% (р0,05)). Одновременно отмечали снижение уровня ГАМК на 32% (р0,05) в КБП и на 63% (р0,05) в СС. Снижение уровня глицина было обнаружено только в СС (45%; р0,05). В крови животных при ОСА наблюдалось повышение концентрации глутамата на 62% (р0,05) относительно контроля (табл. 4).

Содержание нейромедиаторных аминокислот в крови крыс при ОСА и умеренной гипотермии (мкМ/1мл сыворотки крови, М±m) Статистически значимые различия по сравнению с контрольной группой *- при (р0,05), ** - при (р0,01), # - Статистически значимые различия по сравнению с показателями 5-й гр. при (р0,05) При умеренной гипотермии (5-я группа) происходило повышение концентрации всех исследованных аминокислот в КБП животных (табл. 4): содержание аспартата и глутамата было увеличено, соответственно, на 59% (р0,01) и 28% (р0,05), уровни ГАМК и глицина были повышены на 132% (р0,01) и 119% (р0,01) относительно контроля. Такие изменения в медиаторном балансе могут происходить в случае усиления процесса возбуждения в КБП, что может отражать усиление информационных процессов в ЦНС в результате повышения уровня общего метаболизма в нервных клетках. На фоне сочетанного действия ОСА и гипотермии (6-я группа) уровни исследованных нейротрансмиттеров были снижены в мозге, за исключением содержания ГАМК, а также аспартата в СС, концентрации которых возрастали на 46% (р0,05) и 83% (р0,05) соответственно в сравнении с 5-й гр. В крови наблюдалось повышение содержания глутамата на 72% (р0,01), относительно контроля и на 108% (p0,01) относительно показателя 5-й группы.

Содержание нейромедиаторных аминокислот в коре больших полушарий крыс при ОСА и умеренной гипотермии (мкМ/г сырого веса ткани; М±m, ) 5-Гипотермия, л/о 3,79±0,07** 10,15±0,19* 4,90±0,11** 0,94±0,05** 6-ОСА +Гипотермия 3,36±0,06* 8,58±0,22 3,86±0,06** 0,86±0,08** 5-Гипотермия, л/о 1,45±0,10* 9,16±0,17* 3,08±0,14 0,63±0, 6-ОСА +Гипотермия Статистически значимые различия в сравнении с контрольной группой: *- при р0,05, ** - при р0,01, # - Статистически значимые различия в сравнении с показателями 5-й Влияние церебрамина на ректальную температуру и температуру мозга крыс при окклюзии сонных артерий и умеренной гипотермии.

Добавление в рацион питания церебрамина вызывало повышение ректальной температуры на 0,390С (р0,05) и температуры мозга на 0,410С (р0,05) у 3-й группы животных. Сразу после проведения ложной операции ректальная температура и температура мозга животных резко снижалась, соответственно, на 3 0С (р0,001) и 1,680С (р0,001) относительно 1-й группы (л/о). Через 24 часа после операции температурные показатели не имели достоверных отличий от показателей 1-й группы. Уровень ректальной температуры и температуры мозга в 3-й группе превышал контрольные значения на 0,440С (р0,01) и 0,410С (р0,01). Усредненные показатели ректальной температуры и температуры в ушных раковинах у разных групп животных приведены на (рис. 3, 4).

Рис. 3. Изменения ректальной температуры в процессе самосогревания после гипотермии и при ОСА на фоне введения церебрамина (0С, n=16) * - достоверные отличия между показателями животных в моделях «гипотермия»

Предварительное введение церебрамина перед ОСА (4-я группа) повышало ректальную температуру на 0,740С (р0,001) относительно контроля, что значимо не отличалось от показателя 2-й группы, при этом температура мозга повышалась на 0,620С (р0,001), что было выше уровня 2-й группы (t t=0,330С; р0,05). Через 24 часа после действия гипотермии на фоне введения церебрамина (7-я группа) наблюдалось повышение ректальной температуры тела (t t=0,360С; р0,05), превышающее таковое, зарегистрированное у 5-й группы (t t=0,130С; р0,05), по сравнению со 2-й группой.

Рост ректальной температуры у 8-й группы оказался более выраженным на 0,64 С (р0,01) относительно контроля, чем у животных 5-й группы (без церебрамина) (t t=0,410С).

В отличие от ректальной температуры, температура мозга и у 8-й группы (церебрамин+ОСА+гипотермия) и у 5-й группы снижалась по сравнению с контролем. Если действие церебрамина (5-я группа) вызывало снижение температуры на 0,700С (р0,01), то совместное действие ноотропа и ОСА приводило к менее выраженному снижению температуры на 0,410С (р0,01). Введение церебрамина способствовало ускорению процесса самосогревания после гипотермии (7-я группа). Средняя скорость роста ректальной температуры составляла 0,090С/мин. (рис. 3). К 50-й минуте температура тела достигала 36,240С, затем происходило снижение температуры на 0,450С. Температура мозга изменялась со средней скоростью 0,030С и максимального значения достигала также к 50-й минуте (36,250С) (рис. 4). На 40-й и 60-й минуте происходило некоторое ее снижение (35,870С и 36,140С), тем не менее, показатели температуры мозга, уже начиная с 20-й минуты, были выше аналогичных значений в 5-й, и тем более в 6-й групп. Введение церебрамина до ОСА с последующей гипотермией (8-я группа) оказывало более выраженное влияние на изменение температуры мозга в процессе самосогревания. Так средняя скорость прироста составляла 0,030С/мин., однако сразу после извлечения животных из холодовой камеры температура мозга в среднем равнялась 34,790С, что превосходило показатели в 5-й (t t=0,340С, р0,05) и в 6-й (t t=0,530С, р0,01) группах. Скорость восстановления ректальной температуры в процессе самосогревания составляла 0,050С/мин. К 10-й минуте разница температур по отношению к 5-й группе составляла 1,70С (р0,001), а по отношению к 6-й группе – 0,90С (р0,001).

Рис. 4. Изменения температуры мозга в процессе самосогревания после гипотермии и при ОСА на фоне введения церебрамина (0С, n=16) * - достоверные отличия между показателями животных в моделях «гипотермия»

Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о выраженном влиянии церебрамина на регуляцию температуры тела и мозга крыс как в условиях нормотермии, так и после гипотермии. Было показано, что церебрамин способствует ускорению процесса самосогревания у крыс, усиливая интенсивность термогенеза уже на начальных этапах перехода животных из состояния гипотермии в состояние нормотермии, причем этот эффект наиболее выражен в отношении влияния ноотропа на температуру мозга. Действие умеренной гипотермии значительно усиливало эффект церебрамина.

Эффекты церебрамина на показатели свободнорадикальных процессов в условиях окклюзии сонных артерий и умеренной гипотермии.

При введении церебрамина (3-я группа) увеличение содержания ТБКреактивных продуктов на 37% (р0,05) происходило только в КБП крыс относительно контроля. Одновременно было показано увеличение в стволовых структурах мозга уровня ВГ на 31% (р0,05), активности ГТ на 55% (р0,05) и каталазы на 27% (р0,05); в КБП также было обнаружено усиление активности ГПО на 29% (р0,05).

Повышение про- и антиоксидантных звеньев свободнорадикальных процессов при введении пептидных препаратов связывают с так называемым прекондиционирующим эффектом (Лысенко и соавт., 1999).

В условиях введения церебрамина перед моделированием ОСА (4-я группа) в мозге было выявлено накопление липоперекисей и ТБК-реактивных продуктов, повышением активности ГПО и ГТ относительно контроля. В КБП была снижена активность ГР на 27% (р0,05) и повышена каталазная активность на 23% (р0,05), в то же время в СС активность ГР на 22% (р0,05) была выше контроля. Следовательно, введение церебрамина перед ОСА снижает интенсивность СРП в мозге животных, однако механизмы, лежащие в основе данного явления различаются в КБП и СС: в КБП большую роль в снижении накопления продуктов СРП берут на себя ферменты, обладающие каталазной активностью, тогда как в СС - глутатионтрансфераза.

При введении церебрамина перед гипотермией (7-я группа) изменения показателей СРП были выявлены только в СС: происходило повышение уровня липоперекисей на 26% (р0,05) и активности глутатионтрансферазы на 23% (р0,05) по сравнению с контролем. При введении церебрамина перед ОСА и моделированием гипотермии (8-я группа) были обнаружены минимальные отклонения от контрольного уровня в состоянии СРП. Так в КБП было показано накопление липоперекисей 28% (р0,05) на фоне снижения активности ГР на 19% (р0,05), в СС наблюдалось лишь повышение активности ГТ на 38% (р0,05). Таким образом, сочетанное влияние церебрамина и гипотермии оказывает более существенное защитное действие на метаболические процессы в структурах мозга крыс при окклюзии сонных артерий, нежели их раздельное применение в качестве факторов, снижающих эффекты ишемии мозга.

Также установлены региональные различия защитных механизмов против развития окислительного повреждения ткани мозга.

Эффекты влияния церебрамина на баланс моноаминов в условиях окклюзии сонных артерий и умеренной гипотермии.

При введении церебрамина (3-я группа) происходило выраженное увеличение концентрации НА в крови (на 98%; р0,01), КБП (на 405%; р0,001) и СС (на 141%;

р0,01). В мозге также наблюдалось повышение уровня ДА: в КБП - на 93% (р0,01) и стволовых структурах на 102% (р0,01) относительно контроля. Содержание серотонина снижалось и в КБП (на 34%; р0,05) и в СС (на 39%; р0,05).

При ОСА на фоне введения церебрамина (4-я группа) было обнаружено более выраженное изменение баланса моноаминов в мозге относительно контроля: в КБП и СС наблюдалось повышение уровня НА соответственно на 76% (р0,01) и 39% (р0,05). Одновременно происходило снижение содержания серотонина в КБП на 58% (р0,05), в СС - на 51% (р0,05) и в крови животных - на 45%, (р0,05) по сравнению с контролем. Концентрация ДА изменялась только в КБП (на 34%, р0,05).

При сравнении со 2-й группой животных, которых подвергали ОСА, введение церебрамина перед ОСА способствовало повышению уровней НА и ДА в крови соответственно на 33% (р0,05) и 162% (р0,01) и одновременно снижению концентрации серотонина (на 73%, р0,05). В КБП и СС содержание ДА возрастало соответственно на 75% (р0,05) и 216% (р0,01), а уровень серотонина снижался на 56% (р0,05) и 33% (р0,05) относительно показателей 2-й группы.

В крови животных 7-й группы, которым после введения церебрамина моделировали гипотермию, происходило повышение уровня НА (на 37%, р0,05) относительно контрольной группы (табл. 5). Но в сравнении с показателями 5-й группы животных, уровни НА и ДА были выше, соответственно, на 58% (р0,05) и 56% (р0,05). В КБП крыс 7-й группы наблюдалось увеличение уровня НА (на 48%, р0,05) и снижение содержания серотонина (на 32%, р0,05) в сравнении с контролем. По отношению к показателям 5-й группы происходило увеличение концентрации ДА (на 265%, р0,05) и серотонина (на 130%, р0,01). У крыс 8-й группы по сравнению с 5-й, уровень НА был ниже на 9% (р0,05), а содержание ДА, напротив, выше на 86% (р0,05). Также введение церебрамина способствовало повышению концентрации НА (на 131%;

р0,01) в крови крыс 8-й группы. Относительно показателей 2-й и 5-й групп уровень НА животных 8-й группы был выше соответственно на 280% (р0,01) и 166% (р0,01). В КБП содержание НА было повышенным (на 62%, р0,05) в сравнении с группой контроля и достоверно не отличалось от такового у 2-й группы крыс. Концентрация ДА снижалась относительно контроля на 35% (р0,05), но в сравнении с показателями 2-й и 5-й групп животных, содержание дофамина было выше, соответственно на 72% (р0,05) и 153% (р0,01). По сравнению со 2-й и 5-й группам в СС крыс 8-й группы происходило снижение уровня НА соответственно на 53% (р0,05) и 69% (р0,05), а также повышение уровня ДА соответственно на 653% (p0,001) и на 260% (p0,01).

Таким образом, наибольший эффект влияния на моноаминергический медиаторный баланс наблюдался в группах животных, которые на фоне ОСА подвергались одному из корректирующих воздействий (либо гипотермии, либо пероральному введению церебрамина). Тогда как совместное применение гипотермии и введения ноотропа снижает эффекты друг друга.

Содержание моноаминов в крови (мкг/л) и мозге (мкг/г сырого веса ткани) крыс при ОСА и гипотермии в условиях введения церебрамина, (М±m) 1 - Контроль, л/о 0,181±0,012 0,297±0,019 1,905±0, 4 - Церебрамин+ОСА 0,146±0,010 # 0,301±0,015 # 1,048±0,050*# 7 - Церебрамин+ Гипо- 0,248±0,021*$ 0,273±0,017$ 1,911±0, термия 8 - Церебрамин+ОСА+ 0,418±0,017**# $ 0,240±0,013 $ 2,124±0,112 # Гипотермия 7 - Церебрамин+ Гипо- 0,322±0,027* 1,187±0,117 # 0,795±0,0418 # термия 8 - Церебрамин+ОСА+ 0,352±0,021 * 0,821±0,048*# $ 0,389±0,028*# Гипотермия термия 8 - Церебрамин+ОСА+ 0,322±0,019 # $ 2,892±0,138** # $ 0,665±0,042 $ Гипотермия Статистически значимые различия в сравнении с контрольной группой *- при (р0,05), ** - при (р0,01), *** - при (р0,001), # - Статистически значимые различия по сравнению с показателями 2-й группы (р0,05), $ - Статистически значимые различия в сравнении с показателями 5-й группы (р0,05) (см. таб. 3) Эффекты влияния церебрамина на баланс медиаторных аминокислот в условиях окклюзии сонных артерий и умеренной гипотермии.

Добавление в рацион питания церебрамина (3-я группа) способствовало накоплению ГАМК в СС (на 28%; р0,05) и особенно в КБП (на 41%, р0,05). Одновременно происходило увеличение концентрации аспартата в КБП на 65% (р0,01) и СС - на 25% (р0,05) в сравнении с контролем (табл.7) Подобные изменения в балансе аминокислот обычно характерны для действия препаратов ноотропного ряда. Введение церебрамина способствовало нормализации исследованных показателей после ОСА у животных 4-й группы наблюдалось снижение уровня аспартата на 44% (р0,05) и глутамата на 26% (р0,05) в КБП и СС, по сравнению со 2-й группой животных.

Содержание нейромедиаторных аминокислот в мозге крыс при ОСА и гипотермии в условиях введения церебрамина (мкМ/г сырого веса ткани; М±m; n=8) 4 - Церебрамин+ОСА 2,47±0,11# 8,04±0,17# 2,46±0,11# 0,49±0, 4 - Церебрамин+ОСА 2,24±0,06 7,01±0,22 3,18±0,14# 0,59±0,08# 8 - Церебрамин+ОСА+ 2,30±0,10$ 7,42±0,15 3,17±0,21# 0,60±0,09# Гипотермия Статистически значимые различия в сравнении с контрольной группой *- при (р0,05), ** - при (р0,01), # - Статистически значимые различия в сравнении с показателями 2-й группы (р0,05), $ - Статистически значимые различия в сравнении с показателями 5-й группы (р0,05) (см. таб. 5) В мозге происходило значительное повышение содержания ГАМК, как в КБП (на 72%; р0,01), так и в СС (на 200%; р0,001). Введение церебрамина перед гипотермией животным 7-й группы способствовало преимущественному изменению состояния нейромедиаторного пула изученных аминокислот в КБП животных. Так уровень аспарагиновой кислоты возрастал на 56% (р0,01), а ГАМК - на 36% (р0,05) относительно контроля. В СС наблюдалось повышение содержания аспартата (на 37%, р0,05) и снижение уровня глутаминовой кислоты (на 23%, р0,05) относительно 5-й группы. В условиях введения церебрамина перед ОСА и гипотермией (8 гр.) отмечалось снижение уровней возбуждающих аминокислот в мозге и значительное повышение концентрации тормозных нейромедиаторов до уровня контроля (1 гр.) В частности, было обнаружено накопление ГАМК в КБП (на 71%; р0,01) и СС (на 199%; р0,01) относительно крыс 2-й группы, подвергнутых ОСА. Однако в сравнении с группой л/о животных отмечался только рост уровня глицина в КБП на 63% (р0,05). Необходимо также отметить, что сочетанное воздействие церебрамина и гипотермии в условиях ОСА (8-я группа) вызывает разнонаправленные изменения в содержании нейромедиаторов мозга и глутаминовой кислоты в крови.

ВЫВОДЫ

1. В условиях умеренной гипотермии происходит накопление норадреналина и снижение содержания дофамина в мозге крыс. В коре больших полушарий снижается уровень серотонина и возрастает содержание аспартата, ГАМК и глицина; в стволовых структурах снижается уровень аспартата и накапливается глутамат. Данные изменения в медиаторном балансе сопровождаются интенсификацией свободнорадикальных процессов в мозге крыс: одновременно с накоплением гидроперекисей липидов и ТБК-реактивных продуктов происходят снижение активности глутатионредуктазы в мозге и разнонаправленные изменения уровня восстановленного глутатиона в коре больших полушарий и стволовых структурах.

2. Введение церебрамина обладает сходным с гипотермическим воздействием на содержание норадреналина, серотонина, аспартата, ГАМК и глицина в коре больших полушарий. В стволовых структурах изменения в концентрациях нейромедиаторов носят разнонаправленный характер при введении ноотропа и гипотермии. Интенсивность свободнорадикальных процессов в мозге в условиях введения церебрамина повышается. Сочетанное влияние церебрамина и гипотермии оказывает разнонаправленное действие на нейромедиаторные системы мозга животных, что сопровождается сохранением ректальной температуры и температуры мозга крыс, а также показателей свободнорадикальных процессов на уровне контрольных значений.

3. В условиях окклюзии сонных артерий накопление продуктов свободнорадикального окисления сопровождается повышением активности глутатионпероксидазы в мозге крыс, снижением содержания восстановленного глутатиона, понижением каталазной активности в коре больших полушарий и повышением активности глутатионтрансферазы в стволовых структурах. Одновременно происходит снижение содержания дофамина и глицина, а также накопление аспартата в мозге крыс.

4. В условиях предварительного введения церебрамина перед окклюзией сонных артерий и последующего воздействия гипотермии происходит понижение температуры мозга. Наблюдаются разнонаправленные изменения уровня дофамина в структурах мозга; в коре больших полушарий повышается уровень норадреналина и глицина, снижается содержание серотонина. Сочетанное влияние церебрамина, окклюзии сонных артерий и гипотермии способствует накоплению гидроперекисей липидов и активности глутатионредуктазы в коре больших полушарий крыс.

5. Сочетанное влияние церебрамина и гипотермии оказывает более существенное протективное действие на метаболические процессы в структурах мозга крыс при окклюзии сонных артерий, нежели их раздельное применение в качестве факторов, снижающих эффекты ишемии мозга.

Список работ, опубликованных по теме диссертации в журналах, 1. Айдунбеков Ф.Т. Влияние сочетанного воздействия гипотермии, церебрамина и окклюзии сонных артерий на баланс аминокислотных нейротрансмиттеров крыс. / Айдунбеков Ф.Т., Эмирбеков Э.З. // «Известия высших учебных заведений.

Северо-Кавказский регион». Естественные науки. Ростов-на-Дону, 2009. № 5. - С.

108-111. (0,16 п.л., личн. вкл 80%) 2. Айдунбеков Ф.Т. Влияние гипотермии и церебрамина на содержание моноаминов в мозге и крови крыс при окклюзии сонных артерий / Айдунбеков Ф.Т., Эмирбеков Э.З.// «Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион».

Естественные науки. Ростов-на-Дону, 2009. № 4. – С. 78-81 (0,16 п.л., личн. вкл 80%) 3. Айдунбеков Ф.Т. Влияние церебрамина и умеренной гипотермии на свободнорадикальные процессы в мозге крыс при окклюзии сонных артерий/ Айдунбеков Ф.Т., Эмирбеков Э.З., Магомедов К.К. // «Фундаментальные исследования» - № (часть 4) – 2013.- С. 797-801 (0,20 п.л., личн. вкл. 60%) Список работ, опубликованных по теме диссертации 4. Айдунбеков Ф.Т. Эффекты умеренной гипотермии и церебрамина на баланс аминокислотных нейротрансмиттеров крыс, подвергнутых окклюзии сонных артерий. // Академия молодых исследователей. Ростов-на-Дону, 2008. - № 2. - С. 72- (0.33 п.л., личн. вкл. 100%) 5. Айдунбеков Ф.Т. Влияние предварительного введения церебрамина перед окклюзией сонных артерий и последующей гипотермии на баланс моноаминов в мозге и крови крыс. // Академия молодых исследователей. Ростов-на-Дону, 2008. - № 3. С. 116-121 (0.24 п.л., личн. вкл. 100%).

6. Айдунбеков Ф.Т.Влияние предварительного введения церебрамина перед окклюзией сонных артерий и последующей гипотермии на баланс моноаминов в мозге и крови крыс // В матер. Всероссийской научной конференции «Модернизация науки и образования». - Ростов-на-Дону – Махачкала, 2011. – С. 23-28 (0,24 п.л., личн.

вкл. 100%).

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ВЭЖХ - высокоэффективная жидкостная хроматография ГАМК – гаммааминомаслянная кислота ГПО - глутатионпероксидаза ГТ - глутатионтрансфераза ГР - глутатионредуктаза ВГ – восстановленный глутатион ДА – дофамин КБП – кора больших полушарий НА - норадреналина НМК – нарушение мозгового кровообращения ЛСА – левая сонная артерия ОСА – окклюзия сонных артерий ПСА – правая сонная артерия СРП – свободнорадикальные процессы СС – стволовые структуры ТБК-РП – реактивные продукты, реагирующие с тиобарбитуровой кислотой ЦНС – центральная нервная система tр - ректальная температура tм - температура мозга, регистрируемая внутри наружного слухового прохода

 
Похожие работы:

«Курбанова Патимат Магомедкадиевна ГЕНЕТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ ЯРОВОЙ МЯГКОЙ ПШЕНИЦЫ ПО ЭФФЕКТИВНОЙ ВОЗРАСТНОЙ УСТОЙЧИВОСТИ К ЛИСТОВОЙ РЖАВЧИНЕ Специальность: 03.02.07 – генетика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Санкт-Петербург 2011 Диссертационная работа выполнена в лаборатории иммунитета отдела генетики Всероссийском научно-исследовательском институте растениеводства им. Н.И. Вавилова в 2005 – 2009 гг. Научный руководитель :...»

«Кругова Татьяна Михайловна ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ НАСЕЛЕНИЯ МУРАВЬЕВ В СОСНОВЫХ БОРАХ И НА ГАРЯХ ЮГО-ВОСТОКА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук специальность 03.02.08 - экология Барнаул, 2012 2 Работа выполнена на кафедре зоологии и физиологии ФГБОУ ВПО Алтайский государственный университет Научный руководитель : доктор биологических наук, профессор Журавлев Валерий Борисович Официальные оппоненты : Доктор...»

«ЧУДИНОВА Екатерина Сергеевна Гемоглобин как индикатор реакционной способности доноров NO и редуктаза в модельных NO-генерирующих системах in vitro 03.00.04 – биохимия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата химических наук Москва 2007 Работа выполнена в лаборатории химической физики ферментов отдела кинетики химических и биологических процессов Института проблем химической физики РАН, г.Черноголовка, Московская обл. Научный руководитель : доктор...»

«АНДРИЯНОВА ЕКАТЕРИНА ЮРЬЕВНА ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ СНИЖЕНИЯ АДАПТАЦИОННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ БОЛЬНЫХ ОСТЕОХОНДРОЗОМ ПОЯСНИЧНО-КРЕСТЦОВОГО ОТДЕЛА ПОЗВОНОЧНИКА 03.00.13 – Физиология Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора биологических наук Ярославль 2006 2 Работа выполнена в Великолукской государственной академии физической культуры и спорта Научный консультант : Руслан Михайлович Городничев, доктор биологических наук, профессор Официальные оппоненты :...»

«Сытник Екатерина Борисовна ВЛИЯНИЕ ИСКУССТВЕННЫХ ГАЗОВЫХ СМЕСЕЙ И СРЕД НА МЕХАНИКУ ДЫХАТЕЛЬНОГО ТРАКТА ЧЕЛОВЕКА 03.00.02 – биофизика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук Москва – 2009 Диссертация выполнена на кафедре физики живых систем Московского ФизикоТехнического Института (ГУ) и в Государственном научном центре Российской Федерации – Институте медико-биологических проблем РАН Научный руководитель : доктор технических...»

«БАРАНОВА Наталья Борисовна ПЕРСИСТЕНЦИЯ У ЧЕЛОВЕКА: MYCOPLASMA HOMINIS ВОСПРИИМЧИВОСТЬ К МИКОПЛАЗМЕННОЙ ИНФЕКЦИИ И ОТВЕТНЫЕ РЕАКЦИИ МИКОПЛАЗМЫ НА СТРЕССОРЫ 03.02.03 – микробиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Казань – 2010 2 Работа выполнена в лаборатории молекулярных основ патогенеза Учреждения Российской академии наук Казанского института биохимии и биофизики Казанского научного центра РАН Научный руководитель : доктор...»

«Полякова Наталья Игоревна ОСОБЕННОСТИ НАКОПЛЕНИЯ 137CS У РЫБ РАЗНЫХ ТРОФИЧЕСКИХ УРОВНЕЙ ИЗ ВОДОЕМОВ, ЗАГРЯЗНЕННЫХ РАДИОНУКЛИДАМИ В РЕЗУЛЬТАТЕ АВАРИИ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС Специальность 03.00.10 – ихтиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук МОСКВА - 2008 Работа выполнена в Институте проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН. Научный руководитель : доктор биологических наук, профессор М. И. Шатуновский Институт проблем...»

«ПОСЕВИНА Юлия Михайловна Палиноэкологический мониторинг атмосферного воздуха г. Рязани 03.02.08 – экология (биологические наук и) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Москва – 2011 Работа выполнена на кафедре экологии и природопользования естественногеографического факультета Рязанского государственного университета имени С.А.Есенина и на кафедре высших растений биологического факультета Московского государственного университета...»

«Горбатова Ольга Николаевна ДЕГРАДАЦИЯ ГЕРБИЦИДА АТРАЗИНА БАЗИДИАЛЬНЫМИ ГРИБАМИ И ИХ ФЕРМЕНТАМИ Специальность 03.00.04 – биохимия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Москва – 2007 Работа выполнена в группе Ферментативные основы биодеградации Института биохимии имени А.Н.Баха РАН Научные руководители: доктор биологических наук О.В. Королева кандидат биологических наук А.В.Жердев Официальные оппоненты : доктор биологических наук,...»

«Иметхенова Оксана Васильевна SPIRAEA AQUILEGIFOLIA PALL. В РАСТИТЕЛЬНОСТИ СЕЛЕНГИНСКОГО СРЕДНЕГОРЬЯ (ЗАПАДНОЕ ЗАБАЙКАЛЬЕ) 03.00.05 Ботаника АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Улан-Удэ 2008 Работа выполнена в Бурятском государственном университете Научный руководитель : доктор биологических наук, профессор Намзалов Бимба-Цырен Батомункуевич Официальные оппоненты : доктор биологических наук, профессор Дулепова Бэлла Ивановна...»

«СОЛОВЬЕВА ИРИНА ВЛАДЛЕНОВНА МИКРОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КОРРЕКЦИИ ДИСБИОЗНОЙ МИКРОБИОТЫ ЧЕЛОВЕКА 03.02.08 – экология (биология) 03.02.03 – микробиология АВТОРЕФЕРАТ на соискание ученой степени доктора биологических наук Нижний Новгород 2013 2 Работа выполнена в Федеральном бюджетном учреждении науки Нижегородский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. академика И.Н.Блохиной Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и...»

«НИКИФОРОВА Ирина Александровна ОЦЕНКА И ПРОГНОЗ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ АТМОСФЕРЫ С УПРАВЛЕНИЕМ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ТЕРРИТОРИАЛЬНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОГО КОМПЛЕКСА 03.00.16 – Экология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Казань 2007 2 Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева и в Управлении природных ресурсов и охраны окружающей...»

«Шейфер Елена Владимировна ВИДОВОЙ СОСТАВ И ДИНАМИКА МОХОВОГО ПОКРОВА КОРЕННЫХ И ПЕРЕХОДНЫХ ЛЕСНЫХ СООБЩЕСТВ ПРИБАЙКАЛЬЯ 03.00.16 – экология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Братск – 2009 Работа выполнена в лаборатории биоиндикации экосистем Учреждения Российской академии наук Сибирского института физиологии и биохимии растений Сибирского отделения РАН Научные руководители: доктор биологических наук, Воронин Виктор...»

«Боринская Светлана Александровна ГЕНЕТИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ ПОПУЛЯЦИЙ ЧЕЛОВЕКА К ПРИРОДНЫМ И АНТРОПОГЕННЫМ ФАКТОРАМ СРЕДЫ 03.02.07 – генетика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук Москва – 2013 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте общей генетики им.Н.И. Вавилова Российской академии наук. Научный консультант : доктор биологических наук, член-корреспондент РАН Янковский Николай Казимирович...»

«Макеев Всеволод Юрьевич Определение регуляторных сегментов в геномах методами теоретического анализа последовательностей нуклеотидов ДНК 03.00.02 Биофизика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора физико-математических наук Москва – 2009 1 Работа выполнена в лаборатории биоинформатики ФГУП Государственный научно-исследовательский институт генетики и селекции промышленных микроорганизмов ГосНИИгенетика. Научный консультант : Доктор физико-математических...»

«ХЛУПОВА Мария Евгеньевна ЭЛЕКТРОХИМИЧЕСКОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ МЕТАБОЛИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ БАКТЕРИАЛЬНЫХ И ДРОЖЖЕВЫХ КЛЕТОК И РАЗРАБОТКА МИКРОБНЫХ БИОСЕНСОРОВ специальность 03.01.04 – биохимия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата биологических наук МОСКВА – 2012 Работа выполнена в лаборатории химической энзимологии Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института биохимии им. А.Н. Баха Российской академии наук РАН Научный руководитель :...»

«Озерская Татьяна Петровна Структура населения и экология птиц биоценозов Убсу-Нурской котловины 03.00.08 – зоология 03.00.16 - экология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Москва – 2008 Работа выполнена в лаборатории геоэкологии Тувинского института комплексного освоения природных ресурсов СО РАН Научный руководитель : кандидат геологоминералогических наук Забелин Владимир Иванович, Официальные оппоненты : доктор биологических...»

«ЗАБРОДИН ИВАН ВИКТОРОВИЧ СТРУКТУРА И ДИНАМИКА ЦЕНОПОПУЛЯЦИЙ СОСНЫ ОБЫКНОВЕННОЙ (Pinus sylvestris L.) В СМЕШАННЫХ ПОСАДКАХ НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА МАРИЙ ЧОДРА 03.02.08 – экология (биологические наук и) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Казань, 2011 Работа выполнена на кафедре экологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Марийский государственный университет Научный руководитель...»

«Петроченко Светлана Николаевна ИММУНОФЕРМЕНТНЫЙ АНАЛИЗ ЕСТЕСТВЕННЫХ АНТИТЕЛ К БИОГЕННЫМ АМИНАМ И ОПИОИДНЫМ ПЕПТИДАМ В СЫВОРОТКЕ КРОВИ ЧЕЛОВЕКА 03.00.04. – БИОХИМИЯ АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ КАНДИДАТА БИОЛОГИЧЕСКИХ НАУК МОСКВА - 2009 Работа выполнена в Учреждении Российской Академии наук Институте физиологически активных веществ РАН Доктор биологических наук, профессор Научный...»

«Сираева Зульфира Юнысовна БИОПРЕПАРАТ ДЛЯ СТИМУЛЯЦИИ РОСТА И ЗАЩИТЫ РАСТЕНИЙ ОТ БОЛЕЗНЕЙ НА ОСНОВЕ BACILLUS AMYLOLIQUEFACIENS ВКПМ В-11008 03.02.03 – микробиология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Казань – 2012 Работа выполнена на кафедре микробиологии биолого-почвенного факультета ФГАОУВПО Казанский (Приволжский) федеральный университет Научный руководитель : кандидат биологических наук, доцент – Захарова Наталия Георгиевна...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.